Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Урок=экскурсия по школьной музейной экспозиции "Сергей Антонович Пискунов. Писатель, ученый, человек.

Урок=экскурсия по школьной музейной экспозиции "Сергей Антонович Пискунов. Писатель, ученый, человек.



57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:


Тема: Сергей Антонович Пискунов. Писатель, ученый, человек.

Бармина Наталья Ивановна,

учитель русского языка и литературы

Цель: познакомить учеников с основными фактами биографии писателя-новеллиста С.А.Пискунова, выпускника нашей школы.

Задачи:

  1. Образовательные:

  • Познакомить учащихся с материалами литературной экспозиции о жизни и творчестве С.А.Пискунова.

  • Обобщить знания о ранее изучаемых писателях.

  1. Развивающие:

  • Развивать внимание, наблюдательность, зрительную и слуховую память.

  • Формировать навыки устной монологической речи.

  • Развитие читательской активности учащихся, овладение ими практическими навыками музейной работы, социализация и воспитание творческой личности обучающими средствами музея.

  1. Воспитательные:

  • Воспитывать интерес к изучению новелл С.А.Пискунова.


Форма урока: Экскурсия.

Оборудование: Музейная экспозиция о жизни и творчестве С.А.Пискунова (фотографии, документы, личные вещи), аудиозапись мелодий ансамбля «Сказ», «Лунной сонаты» Бетховена, выставка книг С.А.Пискунова.

Эпиграф: Пойми все то,

Что нынче понял я,-

Не верь гордыне,

Жадной и лукавой,

Не потеряй,

Гонясь за жалкой славой,

И самый смысл

И радость бытия.

Ду Фу.


Первая часть экскурсии проходит на фоне мелодии

«Родные просторы» в исполнении ансамбля «Сказ».

В проведении урока-экскурсии по музейной экспозиции задействованы 4 экскурсовода и несколько чтецов.


Экскурсовод: Добрый день. Мы с вами находимся в кабинете литературы, где оформлена экспозиция о жизни и творчестве Сергея Антоновича Пискунова, выпускника нашей школы, бывшего ректора Орловского государственного университета, ученого, писателя, путешественника. Для оформления экспозиции использованы материалы, подаренные школе родными, друзьями и коллегами писателя.

Сергей Пискунов родился в деревне Аксинино Карачевского района, в глубине России, на земле, воспетой в песнях и легендах, на земле, где происходили важные исторические события. Наверное, поэтому так прочно прошлое родного края увлекало Сергея, так глубоки корни, связывающие его с родной землей, наверное, поэтому он стал историком.

Чтец: «Рос я на орловской и брянской земле, в тех краях, где русская речь отчетливо озаряется отблесками украинского и белорусского слова. Этот особый самоцветный узор наших говоров можно еще уловить и в неспешном вечернем разговоре в крестьянском доме, и в неповторимой напевности дорожного рассказа бывалого человека. Он дает богатейшую возможность точно и образно сказать о неяркой красоте здешних мест, о самой тонкой нити человеческих взаимоотношений»1.

Экскурсовод: Детство Сергея пришлось на тягостное время: война, голод, разруха, несчастья, болезни. Об этом он писал в новелле «Анис».

Чтец: «Только когда растаяли снега, в наших местах не стало слышно неумолчного гула фронта. От привычной тишины понемногу начала забываться тревога разоренных войной деревень.

Пришла весна сорок четвертого года. Каждый день, когда взрослые уходили с вилами и лопатами копать заброшенную землю, ребятишки искали на пожарищах патроны и разноцветные комки расплавленного стекла.

Самые выносливые и сильные отправлялись со старшими на станцию за семенами и к вечеру приносили тощие, перевязанные пополам мешки с зерном. Приносили, кто сколько мог принести. Потом помогали сеять – горстями, широко; и зерна, отскакивая от слежавшихся глыб, незаметно пропадали в земле»2.

Экскурсовод: В многодетной крестьянской семье, да еще с репрессированным отцом, жизнь была очень трудной. Сергей сначала учился в семилетней школе села Пятницкое, а 8-10 классы окончил в нашей, Хотьковской школе. Раиса Егоровна Корятова, старейшая учительница школы, рассказывала нам, что «учился Сережа хорошо. Его интересовали все предметы. Мог часами решать интересные задачи, уже в школе изучил немецкий язык так, что свободно говорил на нем. Самые интересные опыты по химии, физике на школьных вечерах демонстрировал Сережа. Но больше всего его увлекала литература. Читал он много и с упоением русскую и зарубежную классику, любил стихи. В школе работал драматический кружок, которому Сергей отдавал много времени. Артистом он был замечательным. Кроме того, он не только исполнял роли, но часто сам писал маленькие пьесы для школьного театра. Под его руководством работала и школьная печать, где он вел отдел сатиры и юмора. Особенно «доставалось» от него лентяям и прогульщикам. В школе у него зародилась мечта посвятить свою жизнь учительскому делу». В течение недели Сергей жил в Хотьково на квартире, любил с друзьями купаться в Сажалке, бродить по окрестным рощам и лесам /демонстрация фотографий с видами окрестностей Хотьково/. Сергей тянулся к природе, знал в округе тропинки на тридцать верст окрест, любил гармонику и залихватски наигрывал на ней, а его букеты неброских полевых цветов поражали изяществом. Может быть, впечатления той поры вылились в «Сказание о синих колоколах».

Чтец: «…Как покорил Иван Великий псковскую землю, то и приказал снять вечевой колокол. Приехали дьяки с воинством в Псков и объявили: «Вечу не быти. Колоколу не быти. Подчиняться князю Московскому». Надругались они над вечевым колоколом, обрубили уши и бросили в яму в Снетогорском монастыре. А потом повезли в Москву. И вот здесь, на Валдае, откуда видно всю Россию, разбился он с серебряным звоном на тысячи синих и голубых колокольчиков-звездочек. Ахнули стражники. Отозвались колокола церквей по всему валдайскому краю. И цветут с тех пор по всей Руси синие колокольчики…»

Чтец: «И какой летний букет без колокольчиков! Наберете вы нивянок-ромашек, погадаете – любит-не любит, ну, добавите иван-да-марью, бабью кашку, зверобой, клевер и травинки мятлика, или папоротниковый лист, а может, удастся найти душицу – всем будет хорош такой сбор. Вы идете, а за вами гонится шмель, с лету бросается в цветы и весело барахтается, опьяненный медвяным ароматом. И все-таки что за букет без ажурно-тонких колокольчиков, без их зыбкого сиянья?

А есть еще другие колокольчики. Когда наливается рожь и непоседы потянутся за ягодами и первыми грибами, вы можете встретить на тенистом склоне в лесу высокий стебель с большими голубовато-лиловыми колоколами. Не цветок, а купол грозового неба, хрустальный недотрога, к которому, словно капле дождя, боязно прикоснуться»3.

Экскурсовод: Сергей впитал в себя всю красоту родного края, ширь его степных раздолий, поэзию березовых рощ, щедрость и чуткость русского национального характера. Он был очарован родной землей.

Чтец: «В равнинных просторах человеку иногда навеваются особенно редкие и хрупкие состояния и хрустально-родниковые настроения. Ничем другим их не вызвать.

В равнине есть песенность, пробуждающая напевные величавые мелодии. А желание петь – не частое, и его легко спугнуть.

Кажущейся внешней монотонностью, однообразием равнина незаметно-ласково привлекает к себе, воссоздает, возрождает заслеженную буднями великую основательность в человеке, подобную ее бескрайности. И это могучее человеческое легко слаживается – с ширью, его хватает на весь необъятный простор от смутной черточки горизонта позади тебя до загадочной дали перед глазами, когда отовсюду празднично и радостно веет особое равнинное спокойство»4.

Экскурсовод: Сергей очень хотел стать учителем, и поэтому поступил в пединститут. В институте, как и в школе, Сергей усиленно занимается самовоспитанием. Всех поражали его феноменальная память, широкая эрудиция. Его называли «ходячей энциклопедией». Он пел в хоре, и не просто в хоре, а с акапелльным исполнением народных песен «Вечерний звон», «Думы мои», с постановкой сцен из опер «Демон», «Фауст». Сергей играл на трубе, читал есенинские стихи. До сих пор однокурсники Сергея помнят походы по Брянщине, Карелии, Башкирии, по тургеневским местам, по местам жизни Льва Николаевича Толстого. Душой всех этих дел был Сергей. Он потрясал всех своей энергией, широтой интересов. На этих снимках вы видите Сергея Пискунова с командой пединститута на Кавказе, где они восходили на Эльбрус /демонстрация фотографий/.

Сергей упорно изучал испанский и немецкий языки, участвовал в работе научного студенческого общества, составлял аннотации к прочитанным книгам, делал выписки. Некоторые его работы вы видите на этом стеллаже. Читал Сергей по-особому: хоть и быстро, но вдумчиво, выписывал интересные мысли, красивые обороты, пейзажные зарисовки. У нас хранятся несколько его тетрадей, есть записи на немецком и испанском языках. Сергей заражал всех жаждой знания, неуемным интересом к жизни, поражал невероятной работоспособностью, умением вместить в сутки десятки дел.

Со школьных лет у Сергея была большая склонность к живописи, которая со временем переросла в страсть. Он собрал богатейшую коллекцию открыток с репродукциями картин – около тридцати тысяч. Светлана Алексеевна любезно предоставила нам часть коллекции, вы можете с нею ознакомиться. Среди них есть очень старые – открытки первых советских лет.

В семье Пискуновых было четверо детей. Мы встречались с Марией Антоновной и Анатолием Антоновичем. На этой фотографии вы видите Сергея Антоновича с матушкой, Евдокией Яковлевной, перед отъездом в Москву /показ фотографии/. Это юная Мария Антоновна, она работает воспитателем в Некрасовской школе-интернате. На этом снимке вы видите Светлану Алексеевну, только закончившую институт. В этом возрасте она работала в нашей школе.

Экскурсовод: После окончания пединститута Сергей Антонович работал в обкоме комсомола, в 1967-69 годах избирался первым секретарем обкома комсомола. Затем учился в Академии общественных наук при ЦК КПСС, защитил кандидатскую диссертацию. Работал в Орловском обкоме партии, одновременно преподавал в институте научный коммунизм. На стеллаже вы видите рабочие тетради и конспекты аспиранта Сергея Пискунова. Поражает аккуратность и системность, с которой Сергей оформлял записи. Он упорно продолжал совершенствовать знание иностранных языков, вел большую переписку с зарубежными друзьями, которых приобрел в путешествиях по Болгарии, Кубе, Сирии, Испании. У нас есть несколько открыток и писем друзей Сергея, из которых видно, что все они очень любили и ценили удивительного орловского паренька.

В 1981 году Сергея Антоновича перевели на работу в аппарат ЦК партии, затем в Министерство просвещения СССР. Но на любой работе, даже в самые сложные годы застоя, Сергей Антонович всегда оставался человечным, стремился при необходимости помочь людям.

Ученый, педагог, он всегда был литератором. Много путешествуя по работе и турпутевкам, он привозил из поездок массу впечатлений. На этих фотографиях он запечатлен в Монголии, здесь – в Бурятии. Там он и приобрел эти сувениры. Сувениры он привозил отовсюду; это были статуэтки, книги, маски, раковины, колокольчики. Многие из впечатлений этих поездок отлились в удивительные строки его новелл и рассказов. Но основной образ его произведений – родная земля, люди, окружавшие его с малых лет.

Экскурсовод: Эти люди, его друзья, оставались с ним рядом, когда он был избран в 1988 году ректором Орловского педагогического института. На этой фотографии изображен Сергей Антонович в день избрания вместе с проректорами. Благодаря замыслам Сергея Антоновича, его стараниям, энергии и настойчивости Орловский пединститут был преобразован в университет. Эти фотографии рассказывают о межвузовской конференции, где присутствовала делегация педагогов из США, которые, изучив состояние преподавания в Орловском пединституте, дали очень высокую оценку его работе. Это было накануне получения статуса университета. Все это, конечно, стоило Сергею Антоновичу огромных усилий. Но рядом были друзья, именно они и спасали от перенапряжения. На этой подборке фотографий мы видим Сергея Антоновича с народным художником СССР А.И. Курнаковым у его мастерской и на пикнике. Должанский район со студенческих лет полюбился Сергею за чудесные уголки природы. Речка Чернечек и Селькин пруд стали любимыми местами отдыха /показ фотографий/.

Это одна из последних фотографий Сергея Антоновича. Она запечатлела выступление ректора на конференции, посвященной 200-летию английского поэта Шелли. Обладавший энциклопедическими знаниями, Сергей Антонович сделал прекрасный доклад об английском и русском романтизме, о поэзии Шелли и ее значении. Затаив дыхание, его слушали не только студенты, но и специалисты по зарубежной литературе. Это была блистательная речь. А через две недели его не стало. Он ушел на Покров, 14 октября 1992 года.

Светлана Алексеевна по завещанию Сергея Антоновича передала библиотеку восточной поэзии, которую он собирал долгие годы, в дар университету, что вы видите на этом снимке.

Экскурсовод: В этой витрине собраны книги и публикации Сергея Пискунова. При жизни вышли в свет три его книги: «Мгновенья», «Утренние песни», «Сама жизнь». Сборник «Звуки памяти» издан посмертно издательством «Вешние воды» в связи с шестидесятилетием писателя.

В его книгах слились воедино музыка и живопись, литература и языкознание, путешествия по родной стране и за рубеж. В этих книгах – огромная любовь к родной земле. Книги Пискунова совсем не велики, но по силе чувства и глубине раздумий они весомей многих томов. Сергей был очень самокритичен. Подолгу отрабатывал новеллы, давал им «отстояться». Многие так и не напечатал.

Лирический герой в миниатюрах писателя по своему душевному строю – поэт-романтик. Прелесть мгновений человеческой жизни сочетается в единстве с лирикой природы, которая чаще всего изображается в любимом времени года Сергея – в осеннем увядании.

Чтец: «Опять наступила тревожная недолгая тишина. И вдруг у соседней березы неожиданно начинал кружить ветер-вьюн, вспыльчиво-резко обвивая каждую веточку, срывая ворох начавших желтеть листьев, порывисто рассыпал этот золотистый звездопад, затем подлетал к другому дереву и дальше, пока не запутывался в чаще. От его порывов в испуге, скрипуче крича, разлетались сороки, начинали жалобно пищать пригревшиеся в кустах птахи. Вьюны вздымались, как фонтаны, кружа сухой листвой, оставляя в ветвях слабое зеленое мерцание.

А в незабываемое многоголосье осени вливались новые звуки: шуршание ворохов листьев, шелест шелковистых прядей берез, пронзительные и печальные посвисты синиц. Перекрывая это, доносилось, как глухой и глубокий стон ветра, как его болезненно-усталая мольба:

-Тише. Тише, слы-шишь, ти-ше…

Опять, усиливаясь, начинал шуметь ветер, и вновь нельзя было не услышать его беспокойство, смятение и боль осени. Незаметно стало возникать странное состояние, когда из памяти вызываются мгновенные картины, когда сознание, помимо твоей воли, начинает подбирать видения отрывочно, вразброс, хаотично, соединяя их лишь единым настроением: то встанут перед глазами одинокие, затаившиеся стога сена на заливном лугу, то санная колея в полевом бездорожье»5.

/Негромко звучит «Лунная соната» Бетховена./

Экскурсовод: Искусство, литература, музыка, наука – все счастливо слилось в этом человеке. Самозабвенно любя музыку, он собрал прекрасную фонотеку. В ней были произведения Бетховена, Гайдна, Вивальди, Чайковского, Моцарта, Шопена, духовная музыка, народные хоры, современная музыка. Записями на его кассетах пользовались все друзья и знакомые. По словам знатоков, Сергей знал все симфонии Бетховена, под его музыку писал диссертацию. Это увлечение вылилось в прекрасный цикл миниатюр «Мелодии в альбом». У нас хранится подлинник письма Силаевой Элеоноры Ильиничны, поклонницы творчества Сергея Пискунова. Вот оно: «Думала, что прочитаю «Утренние песни» за один вечер… и не смогла. Каждая маленькая новелла наполняла сердце то нежной грустью, то пробуждала что-то далекое и полузабытое, то вдруг слышались звуки моей любимой сонаты, вспоминалась почти стертая временем, охватившая когда-то любовь, и было что-то общее с вами в восприятии этой музыки. Я достала пожелтевший листок и перечитала написанные когда-то строчки.

Душу Бетховена наполняло чувство любви, и он сказал о ней неповторимо чарующей музыкой. Что же наполняло ваше сердце, когда вы писали «Утренние песни»? Какое богатство красок! В каждой новелле свое неповторимое очарование. Можно видеть, чувствовать, но так передать словами дано немногим. И у меня нет слов, чтобы выразить признательность за те чудесные мгновенья, которые пережила, читая каждую новеллу»6.

Чтец: «…Ты помнишь эти грустные звуки сонаты? В них вся тревога и предчувствие несбыточности моих желаний. Пусть они напомнят тебе о нашем счастье. Здесь речь будет неумелой и бессильной. Нет слов утешиться, нет сил противостоять.

Но в душе все равно осталось что-то светлое. Осталась надежда. Да и следует ли печалиться, если необходимость оставила только один путь?..

Тихо мерцают матовые лунные блики на воде, на молодых листьях тополей…

Зачем всякий раз после взлета, когда человек пытается на крыльях стремлений и надежд подняться в высоту поднебесья, к серебру облаков, следует бессмысленный и беспощадный удар?

И сколько же предстоит вынести таких ударов?

Они, наверное, будут следовать до тех пор, пока стремящийся к прекрасному и дорогому не споткнется и бездыханным не упадет на землю.

Так говорит Бетховен»7.

Экскурсовод: Торжествующее жизнелюбие, очарованность родной землей, людьми, живущими на ней, наполняют все произведения Пискунова. Только откроешь книгу – со страниц звучит душевный голос автора: «Здравствуйте, люди!»

Чтец: «В мыслях и настроении еще не осознанное, непонятное, едва уловимое желание повстречать человека, ставшего для тебя особенным, и сказать ему:

-Так здравствуй!

Однажды я повторил эти слова в вечернем лесу. Звуки ушли в потемневшую чащу осинника и растворились:

- Здравствуйте все, кого я знаю.

Хорошо, что человек может быть очарован. Чарует встреча с родными местами, которым мы так много обязаны, волнует величие знания, ночная гроза, ожидание дороги. Все это и помогает нам понять очарование жизни.

Но самое прекрасное пробуждает встреча с молодостью.

Осенью, даже в чудесную пору листопада, мы чаще и чаще вспоминаем весну, нежность первых цветов.

И грусть закрадывается оттого, что многое становится несбыточным, что многое мы уже не можем.

Со временем осознаешь все это ярче, все отчетливее. Так пусть мне останется хотя бы теплое и простое слово здравствуйте»8.

Экскурсовод: Конечно, в рамках экскурсии невозможно рассказать подробно о жизни и творчестве писателя, но обратитесь к его книгам – и вы окунетесь в необыкновенный цветной мир Сергея Пискунова.



При составлении текста экскурсии использованы устные воспоминания С.А.Пискуновой и литература:

1.Пискунов С.А. Звуки памяти. Проза, критические статьи, интервью, воспоминания. – Орел: «Вешние воды», 2001.

2. Пискунова С.А. С ним и без него. //С.Пискунов. Звуки памяти.- Орел: «Вешние воды», 2001.

3. Пискунова С.А. Биографический очерк. //Писатели Орловского края. ХХ век.- Орел: «Вешние воды», 1999.

4.Пискунова С.А. Блики и грани его жизни. // «Просторы России». - 1996, 4 февраля.

5.Амиргулова В., Мандрыкин Л. Баллада об одной жизни. // «За педагогические кадры». - 1992, 5 ноября.

6.Волков Е.М. Мгновения самой жизни. О лирической прозе С.А.Пискунова. // Писатели Орловского края. ХХ век. - Орел: 1999.

7. Курляндская Г.Б. Поэзия взволнованного чувства. // «Просторы России».- 1996, 4 февраля.

8.Курляндская Г.Б. Пронзительное чувство бытия. // «Просторы России». - 1999, 12 ноября.

9.Михеичева Е. Прозрений дивных свет.// «Орловская правда».- 1993, 14 октября.

10.Панкова Е.С. Подвижник народного образования.// «Просторы России». - 1996, 4 октября.

11.Панкова Е.С. Сервантес и Шекспир в творческих интересах С.А.Пискунова.// Учительские чтения, I-II.- Орел, 1998.

12.Скрябина А. Важен дух школы. // «Просторы России». - 1996, 4 февраля.

13.Скрябина А. Венок воспоминаний. // «Просторы России». - 1996, 6 октября.

14.Хрипунов В.И. Как мы покоряли Эльбрус. // «Орловская правда». - 1999, 14 августа.

1 Сергей Пискунов. Мгновенья. - Тула: Приокское кн. изд-во, 1982, с.3.

2 Сергей Пискунов. Звуки памяти. - Орел: «Вешние воды», 2001, с.100.

3 Сергей Пискунов. Звуки памяти. - Орел: «Вешние воды», 2001, с.129.

4 Там же, с.53.

5 Сергей Пискунов. Звуки памяти. Орел: «Вешние воды», 2001, с.218.

6 Сергей Пискунов. Звуки памяти. - Орел: «Вешние воды», 2001, с. 314.

7 Сергей Пискунов. Звуки памяти. - Орел: «Вешние воды», 2001, с.275.

8 Там же, с.31.



57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 12.02.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров127
Номер материала ДВ-448088
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх