Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Урок-салон «Золотой век русской культуры (пребывание выдающихся людей России на Ставрополье в первой половине XIX века)»

Урок-салон «Золотой век русской культуры (пребывание выдающихся людей России на Ставрополье в первой половине XIX века)»


  • История

Поделитесь материалом с коллегами:


Урок-салон

«Золотой век русской культуры (пребывание выдающихся людей России на Ставрополье в первой половине XIX века)»


Цель:

- опираясь на знания, полученные на уроках истории и литературы, познакомить учащихся с фактами биографии выдающихся людей России, побывавших на Кавказе в первой половине XIX в.4

- способствовать развитию интереса к истории родного края, истории и литературе, расширению кругозора учащихся;

- способствовать нравственному и патриотическому воспитанию учащихся;

- развивать их творческие способности.


Оформление кабинета: На доске тема занятия. Портреты А. С. Грибоедова, А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, А. Одоевского, А. Бестужева-Марлинского. Возможно высказывание В. Г. Белинского«С легкой руки Пушкина Кавказ сделался для русских заветной страной… широкой, раздольной воли, …неисчерпаемой поэзии,… кипучей жизни и смелых мечтаний! Муза Пушкина … освятила давно уже существовавшее родство России с эти краем».

На стенах картины с изображением видов Кавказа, репродукции картин Гречишкина, рисунков

М. Ю. Лермонтова и т.д.

Столы в кабинете расположены группами, покрыты скатертями, на столах цветы в вазах, свечи в подсвечниках, создающие непринужденную обстановку «светского салона».


Звучит вальс Штрауса «Сказки Венского леса», Чайковского «Вальс цветов» из балета «Щелкунчик» или любой другой вальс первой половины XIX в. Уч-ся сидят группами за столами. Пары (одна пара) уч-ся танцуют и тоже садятся.

Ведущий (или учитель): Однообразный и безумный,

Как вихорь жизни молодой,

Кружится вальса вихорь шумный…

- писал Александр Сергеевич Пушкин. В начале XIX века Европа закружилась в вихре вальса. Его танцевали в Вене и Париже, Берлине и Москве, столичном Петербурге, провинциальном Ставрополе и на Кавказских Водах. Он прочно вошел в светские салоны. И само слово «салон» пришло к нам тоже из Европы, из Франции. Буквально оно означает «гостиная, комната для приема гостей». Позднее у него появился и другой смысл. Салонами стали называть литературно художественные кружки, группы, собиравшиеся в частных домах. Там собирались поэты и музыканты, писатели и художники, просто хорошие знакомые друзья. Звучали стихи, романсы, собравшиеся беседовали, спорили, танцевали. Мне хотелось, чтобы наша сегодняшняя встреча была чем-то похожа на те салоны. Сегодня мы поговорим о тех, чья судьба и творчество были тесно связаны с Кавказом, историей нашего края.

Рассказы учащихся


1.

Летом 1825 года Александр Сергеевич Грибоедов ехал из Петербурга к месту службы в Тифлис, где при штабе главкома войск на Северном Кавказе он был назначен дипломатическим чиновником для связей с Персией и Турцией. Он уже дважды проезжал мимо Ставрополя. В первый раз город ему показался большой деревней. Теперь же на улицах стояли новые каменные дома, восточнее крепости вырос целый квартал торговых рядов, построенных армянскими купцами... И все это благодаря стараниям и настойчивости главкома войск на Кавказе Алексея Петровича Ермолова…

С тяжелым сердцем уезжал из столицы Грибоедов. Он вспомнил встречи с литераторами: Александром Одоевским, который приходился ему двоюродным братом по материнской линии, Александром Бестужевым, Кондратием Рылеевым. Из разговоров с ними он понял, что «за переустройство России» они готовы выступить с оружием в руках. В Петербурге даже создано тайное Северное общество…

А в Киеве, встречаясь со своими друзьями Сергеем Волконским, Сергеем Муравьевым-Апостолом, Михаилом Бестужевым-Рюминым, он узнал о создании Южного общества во главе с полковником Павлом Пестелем. Только и слышны всюду слова «Россия», «народ», «мятеж», «революция», «свобода». Пестель даже написал трактат «Русская правда», в котором изложил образ будущего правления России…

Замерло сердце Грибоедова, когда он узнал, что в кругу членов этого общества бывает и Александр Сергеевич Пушкин, отбывающий ссылку на юге. Неужели и он с ними?..

Грибоедов не разделял планов тайных обществ. Он видел и понимал, что народ России не готов к таким преобразованиям. И даже спросил у Бестужева-Рюмина: «Какими силами вы собираетесь перевернуть власть? Сотней прапорщиков?» Но что тот самоуверенно ответил ему: «Нет, не сотней! А целыми полками на юге и севере». А в члены Временного правительства заговорщики, оказывается, наметили выбрать выдающихся военачальников и государственных деятелей Раевского, Сперанского, Ермолова. Услышав имя Ермолова, Грибоедов поспешил развеять их иллюзии: «Напрасны ваши старания. Ермолов не поддержит переустройство существующего порядка в нашем Отечестве в настоящее время». Тогда он так сказал, а теперь, стоял у окна заезжего дома в Ставрополе, Грибоедов тревожно думал: «А правильно ли я поступил? Ведь посылал меня Ермолов в Петербург именно затем, чтобы узнать, что делают и думают его боевые товарищи. Ермолов и сам всеми фибрами души ненавидит крепостное право. В молодости даже испытал прелести тюрьмы и ссылки, когда отказался ехать усмирять итальянскую революцию. Разве такой человек не поддержит русскую революцию? Имел ли я право дать отрицательный ответ там, в Киеве?» Не верил Грибоедов в возможность завоевания власти силами одних заговорщиков, поэтому невеселые мысли бродили в его голове…

Покидая Ставрополь ранним утром следующего дня, он еще не знал, что спустя всего полгода он вновь проедет через город, но уже под конвоем. В Петербурге его полгода продержат в крепости, и будут допытываться: был ли он причастен к тайным обществам.

Он будет раздавлен горем, безумной жестокостью и лицемерием нового императора Николая I

Сенатскую площадь, куда вывели свои полки его друзья, зальют кровью. Не менее жестоко расправятся с восставшим Черниговским полком на юге. Страшной смертью казнят Павла Пестеля, Кондратия Рылеева, Сергея Муравьева-Апостола, Михаила Бестужева-Рюмина, Петра Каховского. Вереницы осужденных потянутся в сибирскую ссылку.

Только летом 1826 года его выпустят из столицы. Грибоедов вновь вернулся на Кавказ, примкнув к действующей армии, стал участником нескольких сражений. После долгих переговоров 10 февраля 1828 года при его непосредственном участии был подписан Туркманчайский мирный договор, война с Персией закончилась. Вскоре после этого Грибоедов выехал в Петербург для утверждения мирного договора царем Николаем I. В столице он был награжден орденом Святой Анны II-й степени, получил премию и титул статского советника. Это был его политический триумф!

Александр Сергеевич мечтал выйти в отставку и писать.

Но царь Николай I имел другие планы. Его устраивал Грибоедов-чиновник, а Грибоедов-драматург – нет. Поэтому в марте 1828 года Грибоедова назначили министром-резидентом в Персии.

25 июля 1828 года он в очередной раз прибыл в Ставрополь. Это был его последний приезд в город, он прожил в нем несколько дней. Через 2 года он будет растерзан озверевшей толпой фанатиков-персов в Тебризе…

Александр Сергеевич Грибоедов погиб 34 лет от роду, не свершив всего, что совершить было в его силах и возможностях. Гениальный поэт, остался в истории человечества автором одного единственного произведения «Горе от ума», но произведения гениального и поистине народного.

В «Путешествии в Арзрум» в 1829 году А. С. Пушкин написал: «... Два вола, впряженные в арбу, подымались по крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу.

- Откуда вы? – спросил я их.

- Из Тегерана.

- Что везете?

- Грибоеда.

Это было тело убитого Грибоедова, которое перепровождали в Тифлис. Не думал я встретить уже когда-нибудь Грибоедова! Я расстался с ним в Петербурге пред его отъездом в Персию. Он был печален и имел странные предчувствия…

Я познакомился с ним в 1817 году. Его меланхолический характер, его озлобленный ум, его добродушие… – все в нем было необыкновенно привлекательно. Долго он был опутан сетями мелочных нужд и неизвестности. Способности человека государственного оставались без употребления; талант поэта был не признан; даже его блестящая храбрость оставалась некоторое время в подозрении. Только несколько друзей знали ему цену…

Он простился с Петербургом..., уехал в Грузию… Возвращение его в Москву в 1824 году было переворотом в его судьбе… Его рукописная комедия «Горе от ума» вдруг поставила его наряду с первыми нашими поэтами. Не знаю ничего завиднее последних годов его бурной жизни. Самая смерть Грибоедова… была мгновенна и прекрасна.

Как жаль, что Грибоедов не оставил своих записок! Написать его биографию было б дело его друзей; но … мы ленивы и нелюбопытны…»

Здесь далее фрагменты текстов учащимися читаются

………………………………………………………………………………………………………

2


Жизнь и творчество Александра Сергеевича Пушкина тесно связаны с Северным Кавказом. Великий русский поэт первым в русской поэзии открыл кавказскую тему не по книгам и чужим рассказам, а по собственным впечатлениям от этих мест. «С легкой руки

Пушкина, - писал Белинский, - Кавказ сделался для русских заветной страной… широкой, раздольной воли, …неисчерпаемой поэзии,… кипучей жизни и смелых мечтаний! Муза Пушкина … освятила давно уже существовавшее родство России с эти краем».

Александр Сергеевич был на Кавказе и посетил Ставрополь дважды. В 1820 году он впервые побывал на Северном Кавказе с семьей Н. Н. Раевского, которая ехала отдыхать на Кавказ и захватила с собой заболевшего поэта, накануне сосланного за вольнолюбивые стихи в Екатеринослав. Здесь, в Ставрополе, в прекрасном парке среди вековых деревьев, считают некоторые исследователи его жизни и творчества, он объяснился в любви Машеньке Раевской, надеясь на благосклонность ее отца – генерал Раевского – и надеясь на брак. Но мечты его не сбылись. Через пять лет Мария Раевская, в которую был влюблен поэт, станет женой Сергея Григорьевича Волконского, участника декабрьского восстания и одной из первых из жен декабристов уедет за мужем в Сибирь, где и проживет с ним 19 лет.

Ничего этого влюбленный поэт, конечно, предвидеть не мог.

Когда замолкнут последние залпы на Сенатской площади, и «цвет всего, что было образованного, истинно благородного в России, оправится закованный на каторгу», друзьям Пушкина повезет от него «Послание в Сибирь» жена декабриста Александра Григорьевна Муравьева:

Во глубине сибирских руд

Храните гордое терпенье,

Не пропадет ваш скорбный труд

И дум высокое стремленье…

И «главный поэт декабристов» Александр Одоевский ответит на это послание своими стихами:

Струн вещих пламенные звуки

До слуха нашего дошли,

К мечам рванулись наши руки,

И - лишь оковы обрели.

Но будь спокоен, бард! – цепями,

Своей судьбой гордимся мы,

И за затворами тюрьмы

В душе смеемся над царями.

Наш скорбный труд не пропадет,

Из искры возгорится пламя,

И просвещенный наш народ

Сберется под святое знамя

Мечи скуем мы из цепей

И пламя вновь зажжем свободы!

Она нагрянет на царей,

И радостно вздохнут народы


Второе путешествие на Кавказ Пушкин совершил мае-сентябре 1829 года. После неудачного сватовства к Наталье Гончаровой, он решил съездить на Воды «для свидания с братом и некоторыми из своих приятелей». Его дорога пролегла из Петербурга через Москву, Калугу, где он встретился с А. П. Ермоловым, которого отправили в отставку, Новочеркасск, Ставрополь.

14 мая поэт записал в своем дневнике: «В Ставрополе увидел я на краю неба облака, поразившие мне взоры тому ровно за девять лет. Они были все те же, все на том же месте. Это - снежные вершины Кавказской цепи».

Далее его путь пролегал через Георгиевск, Пятигорск, по Военно-Грузинской дороге в Тифлис, Карс, Арзрум в действующую армию. Здесь служили его брат Лев и друзья юности Николай Раевский-младший, декабристы Бурцов, Сухоруков, Семичев, Гангеблов, Чернышов, Михаил Пущин. Встреча с ними входила в планы поэта. Он собирал материал для новой главы романа «Евгений Онегин» В ней он собирался показать главного героя, гибнущего на Кавказе в одних рядах с разжалованными декабристами. На Кавказе Пушкин встретился с выдающимся деятелем грузинской культуры Александром Чавчавадзе, дочь которого Нина Чавчавадзе была женой А. С. Грибоедова. Свои заметки об этой поездке он оставил в «Путешествии в Арзрум» и многочисленных стихах.

Но всем планам поэта не суждено было осуществиться. В январе 1837 года он был убит на дуэли:


Здесь и далее чтение стихов возможно другими уч-ся, а не теми, кто ведет повествование.

………………………………………………………………………………………………………

А мне приснился сон…

А. Дементьев


А мне приснился сон,

Что Пушкин был спасен

Сергеем Соболевским…

Его любимый друг

С достоинством и блеском

Дуэль расстроил вдруг.

Дуэль не состоялась.

Остались боль и ярость.

Да шум великосветский,

Что так ему постыл…

К несчастью, Соболевский

В тот год в Европах жил.

А мне приснился сон,

Что Пушкин был спасен…

Все было очень просто

У Троицкого моста

Он встретил Натали.

Их экипажи встали.

Она была в вуали -

В серебряной пыли.

Он вышел поклониться,

Сказать –

Пускай не ждут.

Могло все измениться

В те несколько минут.

К несчастью, Натали

Была так близорука,

Что, не узнав супруга,

Растаяла вдали.

А мне приснился сон,

Что Пушкин был спасен…

Под дуло пистолета,

Не опуская глаз,

Шагнул вперед Данзас

И заслонил поэта.

И слышал только лес,

Что говорил он другу…

И опускает руку

Несбывшийся Дантес.

К несчастью, пленник чести

Так поступить не смел.

Остался он на месте.

И выстрел прогремел

А мне приснился сон,

Что Пушкин был спасен…


…………………………………………………………………………………………………………

3


Погиб Поэт! – невольник чести,

Пал оклеветанный молвой,

С свинцом в груди и жаждой мести,

Поникнув гордой головой…

В 1837 году за стихотворение «Смерть поэта», написанное на смерть Пушкина, Михаил Юрьевич. Лермонтов был сослан на Кавказ.

Впервые на Кавказе он побывал еще шестилетним ребенком, когда бабушка Елизавета Алексеевна Арсеньева привозила его на юг, чтобы поправит здоровье внука. Уже первая поездка на юг из далекого пензенского имения оставила в его детском сознании неизгладимый отпечаток.

Но еще большее значение в его жизни имела поездка на Кавказ в 1825 году, когда ему было 11 лет. В это время он уже испытал на себе очарование поэмы Пушкина «Кавказский пленник». И здесь он надеялся увидеть таинственные картины кавказской жизни. Ожидания его не обманули. Он наблюдал нравы кавказских горцев, их ловкость и мужество на скачках, слушал песни народного певца...

И вот он снова на Кавказе . Но, направляясь в ссылку, он простудился и был доставлен сначала в ставропольский госпиталь, потом в Пятигорск для лечения водами… Об исключительной значимости для его творчества периода пребывания его на Кавказе в 1837 году красноречивее всего свидетельствует роман «Герой нашего времени». В нем нашли отражение и пятигорские наблюдения поэта и его большая любовь к Кавказу. Весной 1838 года он вернулся в Петербург. Бабушка хлопотала за внука, пустив ход все свои связи. Последующие два года были периодом бурного расцвета его поэтического гения.

Но в это время уже готовилась новая расправа над поэтом. Николай I враждебно встретил его роман «Герой нашего времени», усмотрев нем книгу «отвратительную, указывающую на извращенный ум автора».

В 1840 году за дуэль с сыном французского посланника Лермонтов снова был сослан на Кавказ в Тенгинский пехотный полк.

Опальный поэт участвует в ожесточенных схватках, подвергая свою жизнь опасности. После одного из таких сражений при реке Валерик, он написал:

Я думал: «Жалкий человек

Чего он хочет!.. небо ясно,

Под небом места много всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он – зачем?»

История повторяется. На Кавказе снова вспыхивают войны, льется кровь. Как жаль, что столько лет спустя, люди все не могут осознать, что под небом «место много всем»…

За храбрость и мужество в боях Михаил Юрьевич Лермонтов был представлен к награждению орденом, а затем золотой саблей с надписью «За храбрость», но царь «не изъявил монаршего соизволения на испрашиваемую начальством награду». Поэту был разрешен только отпуск весной 1841 г. Все попытки выхлопотать отставку, чтобы посвятить себя литературе, были безуспешны. Более того, вскоре ему было предписано в течение 48 часов покинуть столицу и отправиться к месту ссылки. Свою судьбу поэт словно предвидел:

Нет, я не Байрон, я другой,

Еще не ведомый избранник,

Как он, гонимый миром странник,

Но только с русскою душой.

Я раньше начал, кончу раньше

Мой ум немного совершит;

В моей душе, как в океане,

Надежд разбитых груз лежит.

Эти строки он написал еще за 5 лет до первой ссылки на Кавказ.

А в 1841 году, направляясь в крепость Темир-хан-Шуру, Лермонтов заехал Пятигорск, где пистолетный выстрел оборвал его жизнь на дуэли с Мартыновым 15 июля. Через день состоялись похороны поэта. А в апреле 1842 года гроб с прахом поэта был перевезен в Тарханы и перезахоронен на семейном кладбище рядом с могилой его матери.

……………………………………………………………………………………

Бабушка Лермонтова

А. Дементьев


Елизавета Алексеевна Арсеньева

Внука своего пережила

И четыре черных года

Тень его

Душу ей страдальческую жгла.

Как она за Мишеньку молилась,

Чтоб здоров был

И преуспевал.

Только бог не оказал ей милость

И молитв ее не услыхал.

И она на бога возроптал,

Повелев убрать из комнат Спас.

А душа над Машуком витала:

«Господи, почто его не спас?!»

Во гробу свинцовом, во тяжелом

Возвращался Лермонтов домой.

По российским побелевшим селам

Он катился черною слезой.

И откуда ей достало силы –

Выйти за порог его встречать…

Возле гроба бабы голосили.

«Господи, дай сил не закричать…»

Сколько лет он вдалеке томился,

Забывал между забот и дел.

А теперь навек к ней возвратился.

Напоследок бабку пожалел.

………………………………………………………………………………………………………………………………

3

Встречи с сосланными на Кавказ декабристами духовно скрашивали Лермонтову тяжесть изгнания. Особенно он сдружился с поэтом-декабристом Александром Одоевским, с которым вместе служил в Нижегородском полку и которому после его смерти посвятил стихотворение:


Я знал его: мы странствовали с ним

В горах востока, и тоску изгнанья

Делили дружно; но к полям родным

Вернулся я, и время испытания

Промчалось чередой;

А он не дождался минуты сладкой:

Под бедною походною палаткой

Болезнь его сразила, и с собой

В могилу он унес летучий рой

Еще не зрелых, темных вдохновений,

Обманутых надежд и горьких сожалений!..

Он был рожден для них, для тех надежд,

Поэзии и счастья… Но, безумный –

Из детских рано вырвался одежд

И сердце бросил в море жизни шумной,

И свет не пощадил – и бог не спас!

Но до конца среди волнений трудных,

В толпе людской и средь пустынь безлюдных

В нем тихий пламень чувства не угас:

Он сохранил и блеск лазурных глаз,

И звонкий детский смех, и речь живую,

И веру гордую в людей и жизнь иную...






…………………………………………………………………………………………………………

4


Александр Одоевский – последний представитель старинного знатного рода, ведущий свое происхождение от легендарного князя Рюрика, блестящий гвардейский офицер, поэт, близкий друг и родственник по материнской линии Александра Грибоедова, друг казненного поэта Кондратия Рылеева и непосредственный участник событий на Сенатской площади. Вместе с другими мятежниками предстал перед судом как государственный преступник. Был приговорен к восьми годам каторги в Сибири. Ему было всего 23 года, поэтому как поэт он долгие годы был известен только близкому кругу своих друзей-декабристов. При его жизни в печать проникло не более десятка его стихов, и ни одно из них не было подписано полным именем. Обладая необыкновенным даром импровизации, сам он их никогда не записывал, а помнил наизусть. Поэтому многие его стихи до нас не дошли. Но и те, что записали его друзья, сохранили и издали в виде сборника почти 25 лет спустя после его смерти в 1862 г. в Лейпциге, говорят о величине его таланта. Ведь недаром в Сибири сосланные декабристы называли его «своим главным поэтом».

В 1837 году Александр Одоевский был переведен на Кавказ рядовым в Нижегородский драгунский полк. О жизни поэта на Кавказе известно немного. Сохранилось лишь несколько отрывочных воспоминаний его друзей…

На пути к Ставрополю Одоевский и его спутники - декабристы Назимов и Розен увидели в небе стаю журавлей, летевших на юг. «Приветствуй их!», - воскликнул Назимов, обращаясь к поэту. Тот ненадолго задумался и родился прекрасный экспромт: «Куда несетесь, вы крылатые станицы?», полный горестных раздумий о своей судьбе и судьбах друзей.

………………………………………………………………………………………………………..

Куда несетесь вы, крылатые станицы?

В страну ль, где на горах шумит лавровый лес,

Где реют радостно могучие орлицы

И тонут в синеве пылающих небес?

И мы – на Юг! Туда, где яхонт неба рдеет

И где гнездо из роз себе природа вьет,

И нас, и нас далекий путь влечет…

Но солнце там души не отогреет

И свежий мирт чела не обовьет.

Пора отдать себя и смерти, и забвенью!

Но тем ли после бурь нам будет смерть красна,

Что нас не Севера угрюмая сосна,

А южный кипарис своей покроет тенью?

………………………………………………………………………………………………………………………………….

17 октября 1837 года, в день, когда Ставрополь посетил император Николай I, вспоминали друзья поэта, они засиделись с Михаилом Юрьевичем Лермонтовым в номере гостиницы Найтаки, расположенной на главной улице города, по которой должен был проследовал царский кортеж. Услышав шум на улице, Александр, наполнил бокал вином и вышел на балкон, громко воскликнув: «Аве, цезарь, моритури те салютант!», что означало: «Славься, император, идущие на смерть приветствуют тебя!». Друзья поспешили затащить его в номер, упрекая в неосторожности, но он лишь звонко рассмеялся: «Господа, русская полиция еще не обучена латыни!».

Все, кто знал поэта, встречал его на Кавказе, отмечали его «веселость и игривый ум», «улыбку, не сходившую с губ, которая придавала его лицу совсем юный вид». Николай Огарев написал: «Одоевский был без сомнения самый замечательный из всех декабристов, бывших в то время на Кавказе… Он носил свою солдатскую шинель с тем же спокойствием, с каким вынес сибирскую каторгу, с той же любовью к товарищам, с той же преданностью к истине, с тем же равнодушием к своему страданию…». В мае 1839 года в письме из Пятигорска русская поэтесса графиня Е. П. Ростопчина написала о нем: «Говорят, он много написал в последние годы и, что дарование его обещает затмить Пушкина».

Но надеждам этим не суждено было сбыться. Вскоре жизнь поэта оборвалась, муза его умокла навсегда. Потеря близких друзей и лучшего из них Александра Грибоедова, на могилу которого в Тифлисе он часто приходил, известие о смерти горячо любимого отца, с которым он виделся по пути в ссылку на Кавказ, подорвали душевные силы поэта. В последнем, из известных исследователям писем к Назимову, он написал: «Все кончено для меня… Когда я один перед собою или пишу друзьям, способным разделить мою горесть, то чувствую, что не принадлежу этому миру». В 1839 году он умер от приступа «кавказской лихорадки», так назвали малярию, на руках своих друзей в форте Лазаревское на берегу Черного моря. Могила поэта не сохранилась.

…………………………………………………………………………………………………………



Ты умер, как и многие, без шума,

Но с твердость. Таинственная дума

Еще блуждала на челе твоем,

Когда глаза закрылись вечным сном;

И то, что ты сказал перед кончиной

Из слушавших тебя не понял ни единый

И было то привет стране родной,

Названье ли оставленного друга,

Или тоска по жизни молодой,

Иль просто крик последнего недуга.

Кто скажет нам?.. Твоих последних слов

Глубокое и горькое значение

Потеряно…Дела твои, и мненья,

И думы – все исчезло без следов…

Что за нужда?.. Пускай забудет свет

Столь чуждое ему существованье;

Зачем тебе венцы его вниманья

И терния пустых его клевет?

Ты не служил ему. Ты с юных лет

Коварные его отвергнул цепи:

Любил ты моря шум, молчанье синей

степи…


…………………………………………………………………………………………………………..

5


И еще одним «невольником чести», которого забрала земля Кавказа, был Александр Александрович Бестужев-Марлинский. Русский писатель, потомственный дворянин, он родился в Петербурге в высококультурной и талантливой семье, давшей России нескольких замечательных деятелей. Его отец, весьма образованный офицер, занимавшийся различными науками, из своего дома создал «богатый музей в миниатюре. Всю свою энергию и любовь к знанию передал детям. Их было пятеро братьев и три сестры, все необыкновенно и разнообразно одаренные, деловые, сильные.

В десять лет Саша был отдан в Горный кадетский корпус. Под влиянием старшего брата, моряка Николая, он мечтал поступить во флот, но судьба распорядилась иначе. В 1816 г. он поступил юнкером в лейб-гвардии драгунский полк, стоявший под Петергофом, в местечке Марли. С 1818 г. стал печататься: стихи, переводы, критические статьи. До 1825 года он уже написал несколько романов. Совместно с Кондратием Рылеевым издавал альманах «Полярная звезда» и был принят Рылеевым в Северное общество.

В 1826 г. штабс-капитан Александр Бестужев - адъютант главнокомандующего путями сообщения принца А. Вюртембергского - был осужден за участие в событиях 14 декабря по 1-му разряду и приговорен к смертной казни, замененной двадцатью годами каторжных работ. Не играя особо видной роли в заговоре, Бестужев, популярная фигура которого всем бросалась в глаза, погубил себя несколькими бестактными остротами и резким выходками. Он не стал ждать ареста, сам явился на гаупвахту, узнав об арестах своих товарищей.

Худшим из проклятий, выпавших на его долю, стало вечное одиночество. После годового заточения в тюрьме он оказался в Якутске за тысячи верст от Читы и Иркутска, где томились другие декабристы, в том числе и его старшие братья Михаил и Николай. Два других его брата Петр и Павел были сосланы на Кавказ. Но он был бодр и деятелен, много читал и работал, и всячески старался не опускаться. Мечтая о возвращении в европейскую Россию, стал хлопотать о переводе на Кавказ.

В 1829 г. был переведен рядовым на Кавказ рядовым в действующую армию… Но и на Кавказе ему не везло, у него почти не было встреч с другими декабристами, с теми, кто был духовно близок ним. Только один раз он случайно встретился с братьями Петром и Павлом в Эрзеруме. В 1830 г. был переведен в отдаленный Дербентский гарнизон, где пробыл 4 года. Весной 1834 г. участвовал в Закубанском походе, потом в экспедиции на правом фланге Кавказской линии. Кавказскому начальству было предписано Бестужева «за отличие не представлять к повышению», Но он надеялся на дальнейшее улучшение судьбы. Окружающих располагала к нему его литературная известность, в руках у него всегда были изрядные денежные средства, доставляемые пером. Он печатался под псевдонимом Марлинский в известных столичных журналах, сделавших одним из самых популярных и любимых писателей своего времени. Но читали при растущей популярности загадочного писателя Марлинского никак не связывала его с ссыльным декабристом Бестужевым.

В 1836 г. он был произведен в прапорщики, новые отличия в боях и храбрость через год доставили ему офицерский чин. Александр Бестужев уже подумывал об отставке, о переводе хотя бы на гражданскую службу. В мае 1837 г. прикомандированный к Грузинскому полку для участия в высадке десанта у мыса Адлер, он погиб в рукопашном бою с горцами 7 июня. Тело так его не было найдено...

…………………………………………………………………………………………………………

Звучит песня И. Талькова «Памяти Виктора Цоя» («Поэты не рождаются случайно…»). На последнем куплете звук следует приглушить, чтобы эта песня прозвучала как знак памяти о безвременно ушедших поэтах XIX века.

Ведущий (или учитель): Кавказ и Ставрополье оставили неизгладимый след в жизни и творчестве композиторов Михаила Ивановича Глинки, Александра Алябьева, Милия Александровича Балакирева, художника Василия Верещагина, писателя Льва Николаевича Толстого многих других выдающихся людей России, побывавших в этом синем крае России. Но об этом мы поговорим на наших следующих занятиях.

Звучит вальс или любая мелодия первой половины XIX . Пары уч-ся танцуют вальс.


Автор
Дата добавления 17.11.2015
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров228
Номер материала ДВ-164488
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх