Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Урок-защита проектов по творчеству М.Зощенко(7класс)

Урок-защита проектов по творчеству М.Зощенко(7класс)


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Тема урока: «Смех сквозь слезы»(По творчеству М. Зощенко).Героическая борьба за подлинное человеческое …


Цель урока

1.Выявить художественное своеобразие сатиры М. Зощенко; проанализировать творчество великого сатирика, определить каким способом он этого добивался;

2.Совершенствовать умения и навыки определения своеобразия писательского мастерства, умение выделять главное в прочитанном;

3.Воспитание чувства доброты и благородства.

Задачи:

постичь тайны внутреннего мира писателя (“Человека жалко!”) через художественное слово, определить своеобразие его рассказов;

продолжить освоение навыков выразительного чтения;

вызвать эстетическую и эмоциональную реакцию учащихся путем сочетания образно-эмоционального восприятия и слухового впечатления.

Тип урока: урок-защита проектов

Ход урока

1.Мобилизующее начало урока..

2. Вступительное слово учителя.

О, смех,- великое дело! Ничего более не боится

человек так, как смеха. Боясь смеха, человек

удержится от того, от чего бы не удержала его никакая сила”.

Н. В. Гоголь.

Именно с этого высказывания я и хочу начать урок . И доказать тем самым истинность данного сюжета. Однако в конце урока я предложу вам на выбор и другие мысли писателей по этой теме . Поэтому будьте очень внимательны.

3.Сообщение темы, цели урока.

Книга, которую я держу в руках, - рассказы М. Зощенко. Это очередная из тех, что вышла в последнее время, юмор весело вышучивает, а сатира обличает людские пороки и недостатки жизни. Да, сатирикам везде и во все времена жить было куда опасней, нежели представителям иных литературных профессий.

Ювенал закончил свой земной путь в ссылке. Всю жизнь подвергавшийся гонениям Д. Свифт только потому избежал ареста, что днем и ночью народ охранял от властей своего любимца. О Гоголе кричали, что “ ему надо запретить писать”, что он “враг России”, а когда он умер, одна из газет написала: “Да, Гоголь всех смешил! Жалко! Употребить всю жизнь и такую краткую на то, чтобы служить обезьяной публике”.И Зощенко не стал исключением

Происхождение фамилии Зощенко… Странная фамилия. Откуда она пошла? Это интересовало и самого Михаила Михайловича. Он даже вступил в переписку с дальними родственниками, которых не знал и отыскал только затем, чтобы с их помощью выявить свою родословную. Однако двоюродные и троюродные родственники помочь ему не сумели. Тогда Михаил Михайлович “зарылся” в семейный архив. И вот, наконец, чудо! Аким Зощенко проходил по цеху строителей. Он был архитектором из Италии, принявшим православие и получившим при крещении имя Аким и фамилию по профессиональной принадлежности: зодчий - Зодченко. А потом уж пошло: Зощенко…

Слава пришла к Зощенко почти мгновенно. 20-ые годы проходят под знаком Зощенко. Журналы “дрались” за право печатать его новые рассказы. Появляются десятки книг и книжечек. С 1929 года начинает издаваться 6-томное собрание сочинений.

Его произведения читают “человек с улицы”, а также Ю. Тынянов, М. Горький, О. Мандельштам, но видят и ценят они разное.

4.Актуализация нового материала.

А. Слово учителя.

Из биографии М. Зощенко. М.М.Зощенко родился 28 июля (9 августа н. ст.) 1894 г. в небогатой многодетной дворянской семье в Петербурге. Отец — Михаил Иванович Зощенко (1857-1907), художник, входил в Товарищество передвижных художественных выставок, служил в мозаическом отделении. Мать — Елена Осиповна (Иосифовна) Зощенко, урожденная Сурина (1875-1920) - имела артистические наклонности, играла в любительском театре, писала небольшие рассказы. Всего в семье было 8 детей (один из них умер в младенчестве).
Тяжелым ударом, сказавшимся на всей его последующей внутренней жизни, стала смерть отца

в декабре 1907 г. Многодетная семья оказалась на грани нищеты

. В 1913 году Михаил Зощенко сдает выпускные экзамены в гимназии. И – пытается покончить с собой. Причин тут было несколько: и единица на экзамене по словесности (а Зощенко уже задумывался над тем, чтобы стать писателем), и переживания первой любви (к Н. Русановой-Замысловской).
В том же 
1913 году Михаил Зощенко поступает в Санкт-Петербургский государственный университет на юридический факультет, но уже на следующий год его исключают за невзнос платы. Чтобы заработать на учебу, Зощенко идет работать контролером на железной дороге между Кисловодском и Минеральными водами. Однако восстановиться в университете ему так и не удалось.
Началась первая мировая война, и Зощенко, закончив четырехмесячные курсы при Павловском военном училище, уходит на фронт. Там с
 1915 года он служил в 16-ом Гренадерском Мингрельском полку Кавказкой дивизии. За участие в боевых действиях он награжден орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом «За отличные действия против неприятеля»орденом Святой Анны 4-й степени «За храбрость», орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами, орденом Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом
В 
1917 году Зощенко возвращается в Петроград, где и знакомится со своей будущей женой – Верой Владимировной Кербиц-Кербицкой, дочерью отставного полковника, польского дворянина, топографа по профессии. 
Насыщенная культурная жизнь Петрограда затягивает Зощенко, давно испытывавшего тягу к литературному творчеству. Поначалу он читает модных в столичной молодежной среде 
М. Арцыбашева, А. Вербицкую, А. Каменского и др. В духе прочитанного пишет рассказы «Актриса»«Мещаночка»,«Сосед» и другие. .
Попытку публикации одной такой «ницшеанской» вещи Зощенко описывает в повести 
«Перед восходом солнца» в новелле под названием «Сыр бри».
Работает Зощенко в это время начальником петроградского почтамта и телеграфа. Он писал в автобиографии, что за свою жизнь сменил более 15 профессий, от сапожника до инструктора по куроводству. Отсюда у него такое знание жизни, знание быта «изнутри», он заговорил о жизни на ее языке, а не языке высокой литературы, и потому был понятен и близок читателю как никто другой. 
В 
1919 году он записывается добровольцем в Красную армию и участвует в боевых действиях под Нарвой и Ямбургом.
Вернувшись в Петроград,Зощенко устраивается на работу в уголовный розыск, а по вечерам ходит в организованную
 К. Чуковским литературную студию при издательстве «Всемирная литература». В этом доме до эмиграции жили Д.С. Мережковский и З. Гиппиус, а впоследствии, в 1960-е годы, – поэт И. Бродский.

Студия задумывалась как школа литературного и переводческого мастерства, ее задачей было в короткие сроки подготовить квалифицированных переводчиков для организованного М. Горьким издательства «Всемирная литература».
Здесь Зощенко знакомится с 
Н. Гумилевым, Е. Замятиным, В. Шкловским.
В 
октябре 1919 года студия переезжает в бывший дворец Елисеева – открывается Дом искусств, или ДИСК (Невский, 15). Особенностью этого дома было то, что это не только место для выступлений настоящих или будущих знаменитостей, но и писательское общежитие. Зощенко, наряду с другими писателями, получает там комнату для постоянного проживания. Быт этого удивительного дома на углу Невского и Мойки отразили в своем творчестве многие его обитатели, особенно ярко описан он О. Форш в романе «Сумасшедший корабль». В студииЧуковского Зощенко приобретает навыки критической работы, оттачивает искусство пародии и стилизации. В это время возникают и отчетливо проявляются некоторые характерные черты творческой манеры 3ощенко — стилизация, пародирование, несущее сатирическую окраску, сказовая манера. Позже 3ощенко подчеркивал, говоря о своих произведениях: «...я писал не для того, чтобы посмешить; это складывалось помимо меня — это особенность моей работы»
В
 1920 г., после смерти матери, Зощенко женится на В. Кербиц-Кербицкой, переезжает к ней на улицу Зеленина (д.9. кв.83) и вновь поступает в университет, на этот раз на филологическое отделение, однако бросает учебу, не начав заниматься.
В конце
 1920 года Зощенко пишет рассказ «Рыбья самка», высоко оцененный М. Горьким. Искания Зощенко оказались созвучны исканиям его друзей по Дому искусств, и 1 февраля 1921года рождается литературная группа «Серапионовы братья». Туда вошли, кроме Зощенко, Лунц, Слонимский, Полонский, Груздев, Никитин, Вс. Иванов, Каверин, Тихонов. Что же объединяло «серапионов»? 
Это литературное сообщество взяло свое название от одноименной новеллы 
Гофмана. .«Серапионовы братья» декларировали, что литература в первую очередь - искусство и не обязана служить пропаганде. Они пытались отстоять свою аполитичность в самое не аполитичное время, сосредоточившись на познании глубин жизни. «Мы не выступаем с новыми лозунгами, не публикуем манифестов и программ… Мы требуем одного: произведение должно быть органичным, реальным, жить своей особой жизнью».
И объединены они не рамками школы или литературного течения, а стремлением синтезировать существовавшие формы и жанры, чтобы найти то новое, что в полной мере сможет отразить своеобразие современности. Объединяла серапионов и тема – 
«выросший из войны и революции быт» (А. Воронский).
В 
1922 году в издательстве «Алконост» выходит программный сборник «Серапионовы братья» с рассказами М. Зощенко .
В 
1921 году создаются известнейшие рассказы Зощенко – «Любовь», «Война», «Старуха Врангель», «Лялька Пятьдесят». В этом же 1921 году Зощенко работает над своим первым сборником «Рассказы Назара Ильича господина Синебрюхова».
В конце декабря книга выходит в свет. С историей печатания сборника связана трагикомическая ситуация: в типографии наборщики читали рассказы вслух и хохотали до слез, а сшивая книгу, перепутали обложки и часть тиража вышла в обложке книги 
Константина Державина «О трагическом».
Рассказы 20-х годов принесли Зощенко небывалую славу. Открытием был и новый язык, понятный народу, и новый литературный тип, введенный в литературу. В это время формируется и «маска» 
Михаила Зощенко. Произведения Зощенко рассчитаны на особую аудиторию, появившуюся после революции. Это были люди с минимальным культурным опытом, «прежняя» литература была недоступна их пониманию.Зощенко считал своей задачей создания литературы для массового читателя. Особенностью сказа Зощенко стало то, что язык его произведений не связан жестко с языком какой-то определенной социальной группы, в нем смешиваются самые разнообразные жаргоны – военный, мещанский, воровской, профессиональный и т.д.
Начиная с 
1923 года он начинает постоянно сотрудничать с сатирическими журналами и за ним закрепляется репутация «мелкого» писателя-юмориста. Зощенко печатает рассказы, фельетоны и пр. «мелочь» в сатирических журналах «Дрезина» (часто под псевдонимом «Назар Синебрюхов»), «Красный ворон» (иногда подписывается — М. 3.), в «тонких» журналах«Огонек»«Красный журнал для всех». Он постоянный автор сатирических журналов«Бузотер»«Смехач»«Бегемот». Ездит по стране с короткими юмористическими рассказами.  В опросе, проведенном «Красной газетой», самым популярным человеком в Ленинграде жители назвалиМ. Зощенко.
Главный интерес 
3ощенко — «маленький человек». В своем сострадательном отношении к этому типу героя он наследует традиции русской литературы XIX в. В жизненных неурядицах, унижениях, потерях человек старается сохранить достоинство и верность простым ценностям своего бытия, обрести понимание («Рыбья самка», «Пациентка»). Однако более важной задачей Зощенко считал разоблачение мещанства, процесса измельчания человека, провозглашающего себя «средним» и гордящегося своей «полуинтеллигентностью». 

«Сентиментальные повести» (первая повесть цикла «Коза» вышла в свет в 1923 г., под одной обложкой все повести были изданы в 1927г.) вызвали недоумение и читателей, и критики, настолько это было не похоже на прежнего Зощенко.
Внимание писателя приковывают судьбы ничем не примечательных людей, их психология. По словам 
А. Белой«общая внутренняя тема «Сентиментальных повестей» — это исследование «маленького человека» в многообразии его духовных возможностей (и невозможностей), это вопрос о «среде» и «жертве», это анализ духовного бунта «маленького человека», его стимулов и пределов». В конечном счете это вопрос о смысле человеческой жизни: «Для чего существует человек? Есть ли в жизни у него назначение, и если нет, то не является ли жизнь... бессмысленной?»
Ответом на обвинения критики в искусственности речи зощенковских персонажей стала опубликованная в 
1929 документальная книга «Письма к писателю». Зощенко очень дорожил этой книгой, т.к. она не только служила доказательством его популярности в самой широкой среде, но с ее страниц вставала живая жизнь страны, живой голос народа. Зощенко хотел показать «дыхание нашей жизни». Он писал, что «эту книгу собрал для того, чтобы показать подлинную и неприкрытую жизнь, подлинных живых людей с их желаниями, вкусом, мыслями».
Кроме того, это было своеобразное «алиби» писателя: его обвиняли в том, что он искажает русский язык, что его герои говорят языком несуществующим, а 
«Письма к писателю»показали, что это тот самый язык, которым «говорит и думает у В автобиографии, помещенной в конце повести «Перед восходом солнца» 
Но всенародная слава, казалось, не радовала самого писателя. Характерна запись 
К. И. Чуковского: в 1927 году он встретил Зощенко на Невском проспекте и был поражен его угнетенным, потерянным видом. Как же Корней Иванович ободрил его?«Недавно я думал о вас, что вы - самый счастливый человек в СССР. У вас молодость, слава, талант, красота - и деньги. Все 150 000 000 остального населения страны должны жадно завидовать вам». «А у меня такая тоска, что я уже третью неделю не прикасаюсь к перу, - ответил Зощенко. - Лежу в постели и читаю письма Гоголя - и никого из людей видеть не могу». Зощенко был очень болезненным и вдобавок мнительным человеком, его постоянной мечтой было выздороветь, избавиться от депрессии. На протяжении многих лет он изучал литературу по физиологии, психоанализу, медицине, внимательно читает Фрейда, Павлова.
Этот материал (конечно, художественно переработанный) вошел в повесть 
«Возвращенная молодость», публикация которой началась в 1933 г. в журнале «Звезда». Книга посвящена психофизиологическим возможностям человека, и в основе ее лежит зощенковская«жизнестроительная» концепция человека. Автор утверждает, что жизнь должна быть«организована собственными руками»
в.Выступление учащегося. Для подтверждения своей идеи писатель, сам страдавший неврозами, анализирует судьбы великих людей — ученых, философов, писателей, их физические и духовные болезни; автор стремится рассмотреть факты продуктивно прожитых лет и причины, обусловившие отторжение личности от активного участия в жизни. Это книга о победе мысли, о победе точных знаний над стихиями заболеваний. СамЗощенкооговорил, что это не руководство к действию, это его собственное представление о том, как человек должен строить свою жизнь.«Возвращенная молодость» получила большой резонанс в научной среде. На знаменитых «средах» академика Павлова книга обсуждалась серьезно и благожелательно. 
Следующая большая книга Зощенко - 
«Голубая книга» - вышла в журнале «Красная новь»в 1934 – 1935 гг. 
г.Выступление учащегося.«Голубую книгу» в то время Зощенко считал своим главным произведением:  В объединяющую разделы идею входит и гоголевская мысль об искажении человеческого облика в бюрократическом пространстве, и чеховское неприятие пошлости, и ненависть Горького к мещанству. И чем глубже падение человека, тем ярче сияют примеры величия его духа, поэтому что в «Голубой книге»«больше радости и надежды, чем насмешки, меньше иронии, чем настоящей, сердечной любви и нежной привязанности к людям». 
Уже само по себе сопряжение исторических фактов и сцен современности наводит на мысль о наличии абстрагирующей, обобщающей тенденции – стремлении уловить универсальные закономерности человеческой жизни. Открыто этический аспект выражен в послесловии: 
«И основную тему нашей радости можно определить в нескольких словах. И, чтобы критики не сбились в этом сложном деле, мы им по дружбе хотим слегка подсказать. Нас трогает стремление к чистоте, к справедливости и к общему благу. < …> В золотом фонде мировой литературы не бывает плохих вещей. Стало быть, при всем арапстве, которое иной раз бывает то там, то тут, - есть абсолютная справедливость. И эта идея в свое время торжествует. И, значит, ничего не страшно и ничего не безнадежно». Следующая часть задуманной изначально трилогии – повесть «Перед восходом солнца» - будет полностью посвящена торжеству человеческого разума и силе воли. 
Между тем отношения Зощенко с властью становятся все более сложными.

4.Слово учителя.(Продолжение)

В 1939 году Зощенко награжден орденом Трудового красного знамени. 
В 
1941 г., сразу после начала Великой Отечественной войны, Зощенко пишет заявление о добровольном вступлении в армию, но получает отказ как не годный к военной службе. Он пишет антифашистские фельетоны для газет и радио. По предложениюН. П. Акимова (гл. режиссер Ленинградского Театра комедии)М. Зощенко и Е. Шварц приступают к написанию пьесы «Под липами Берлина». Это был смелый и мужественный поступок: пьеса шла в театре комедии в то время, когда немцы стояли у стен Ленинграда. 

В 
октябре 1941 г. принудительно он был эвакуирован сначала в Москву, а затем в Алма-Ату, где прожил до 1943 г. С собой разрешалось взять только 12 килограммов багажа, и писатель взял для себя самое дорогое — 20 тетрадок-заготовок для будущей книги «Перед восходом солнца». Чтобы облегчить вес, содрал с них коленкоровые переплеты. Тетрадки весили восемь килограммов. Четыре осталось на все остальное…
В Алма-Ате Зощенко работал на 
«Мосфильме» в сценарном отделе. За это время он написал ряд военных рассказов, антифашистских фельетонов, сценарии «Солдатское счастье» и«Опавшие листья».
На исходе жизни, вспомнив о годах своей славы, он скажет: 
«Я был богат, но счастлив не был». Причиной тому – отчасти – было физическое нездоровье. Он страдал тем, что современная медицина называет депрессиями, а тогда называлось ипохондрией или попросту хандрой. Приступы беспричинной, ужасающей тоски накатывались внезапно – и тогда он не мог писать, не хотел никого видеть, уходил из дома. 
В 
1943 году Зощенко переезжает в Москву, где работает в редакции журнала «Крокодил» и в октябре заканчивает работу над повестью «Перед восходом солнца». В 1943 г. в журнале «Октябрь» напечатаны первые три главы повести и сразу стали литературным событием. Зощенко сообщал в письме: «Интерес к работе такой, что в редакции разводят руками, говорят, что такого случая у них не было - журнал исчезает, его крадут, и редакция не может мне дать лишнего экземпляра... В общем, шум исключительный». 
Неожиданно в прессе появляются почти нецензурные статьи 
Дмитриева («О новой повести Зощенко») и «группы читателей» в журнале «Большевик».
Сталина повесть привела в ярость, и публикация была остановлена. Зощенко выселяют из гостиницы «Москва», где он в это время жил, он ютился у знакомых, его силы (и моральные, и физические) были подорваны. Он не может согласиться с предъявленными ему обвинениями и пишет письмо Сталину: «Это –Зощенко оказался на грани нищеты. Выведенный из коллегии «Крокодила» он лишился и продуктового пайка. Он пишет рассказы и фельетоны, однако газеты и журналы отказывают в публикации. Психическое состояние его было очень тяжелым. 
Как оказалось впоследствии, это была только репетиции расправы над неугодным писателем. Через какое-то время Зощенко вернулся в Ленинград, его дела постепенно налаживались, его снова стали публиковать, переиздавать, театры ставили его пьесы.
Неожиданно в 
1946 г. в журнале «Звезда» (№ 5-6) без ведома автора напечатан рассказ «Приключения обезьяны». Последовавшие за этим события перевернули всю жизнь Зощенко. 
В августе 
1946 года редакторов ленинградских журналов «Звезда» и «Ленинград» неожиданно вызвали в ЦК. Узнав, что в Москву вызван и секретарь ленинградского горкома П. С. Попков, литераторы всполошились и всю ночь гадали в вагоне «Красной стрелы», в чем они провинились. На заседании Сталин прикрикивал на писателей: «Говорите зубастей!» В центр внимания попали две фигуры – Ахматовой иЗощенко. «Зачем вытащили старуху? - спрашивал вождь об Ахматовой. - Она, что ли, будет воспитывать молодежь?» С особым ожесточением Сталин обрушился на Зощенко: «Хулиган ваш Зощенко! Балаганный писака... Мы хотим отдохнуть, смеясь. Он это улавливает, но его смех - рвотный порошок».
Через день 
А. Жданов прочел им проект постановления ЦК. В Ленинград писатели ехали совершенно подавленные. В день приезда Жданова в Смольном собрали партийный актив и творческую интеллигенцию Ленинграда. Постановление ЦК и доклад Жданова, который особо остановился на «пошляке и подонке» Зощенко и «полумонахине-полублуднице»Ахматовой, был для слушателей как гром с ясного неба. «…Как мещанин и пошляк, избрал своей постоянной темой копанье в самых низменных и мелочных сторонах быта... Изображение жизни советских людей, нарочито уродливое, карикатурное... пусть убирается из советской литературы». В результате ЦК постановил: «Прекратить доступ в журналы произведений Зощенко, Ахматовой и им подобных».
14 августа 1946 г. – трагическая дата для русской литературы ХХ века. В этот день было принято «Постановление о журналах «Звезда» и «Ленинград»».
После постановления ЦК и выступления 
Жданова Ахматову иЗощенкоисключили из Союза писателей, лишили продовольственных карточек. Издательства, журналы и театры расторгают заключенные ранее договоры, требуют возвращения авансовых ссуд. Из последних денег Зощенко приходилось возвращать эти ссуды.. Деньгами помогали семье писателя М. Шагинян, Каверины, К. Федин. Проявляли внимание к Михаилу Михайловичу М. Слонимский, К. Чуковский, Н. Тихонов.
От голода у него опухали ноги, он ходил с трудом, соседи-писатели при встрече отводили глаза или шарахались в сторону. Газетная травля не утихала, и опять материализовались персонажи его рассказов, они жаловались и обличали Зощенко.
Ночами Зощенко выходил из квартиры и до рассвета сидел на подоконнике лестницы с собранной для тюрьмы котомкой, ему не хотелось, чтобы его арестовали дома. Зощенко стал прокаженным, но сохранил при этом свое человеческое достоинство. 
Вера Владимировна Зощенко пишет: 
«И вот, в таких неимоверно трудных, морально и материально, условиях Михаил Михайлович совершал «свой литературный подвиг» - продолжал работу, работал все эти годы – с 46 по 58 – без отдыха, без передышки – работал – и затем, чтобы «реабилитировать» себя в глазах партии и правительства, и чтобы иметь средства к жизни для себя и семьи, а, главное – не работать он не мог, потому что его литература всегда, еще в 1918 году, была для него «самым главным», была целью его жизни, без чего он не мог жить, как не мог дышать».

В
 1953 году, после смерти Сталин, встал вопрос о восстановлении Зощенко в Союзе писателей. Выступили Симонов и Твардовский. Нет, не против того, чтобы Зощенко вновь стал членом Союза писателей. Симонов выступил против формулировки «восстановление». Восстановить Зощенко - это значит признать, что мы были не правы, - сказал Симонов. Поэтому надо не восстановить, а принять заново как начинающего писателя. То есть принять только за те вещи, которые написаны после 46-го года, а написанное до и осужденное партией считать, как и раньше, литературным хламом. Впрочем, то, что писал Зощенко после 46-го года, Симоновутоже не нравилось, и он предложил принять Зощенко в Союз писателей не столько как прозаика, сколько как переводчика.

Естественным следствием его стал новый виток травли. Неизвестно, чем бы могла закончиться эта история. Может быть, вторичным исключением из Союза писателей, повторением голода и нищеты, но ответ Зощенко студентам неожиданно оказался на пользу Советскому союзу. В английских газетах появились статьи о том, что поездка в СССР развеяла несколько мифов, в том числе миф о том, что в СССР не может быть свободной непринужденной дискуссии. В России свобода слова и демократия: Зощенко не согласился с Постановлением ЦК и открыто заявил об этом. После появления таких статей нападки на Зощенко были прекращены.
Но здоровье писателя после этих волнений было подорвано окончательно.
Периоды депрессии и тоски становятся все более продолжительными, у Зощенко пропадает желание работать, мир предстает безрадостным. Весной состояние его здоровья резко ухудшается. После отравления никотином, вызвавшего кратковременный спазм сосудов головного мозга, затрудняется речь, Зощенко перестает узнавать окружающих.
22 июля в 0.45 писатель М. М. Зощенко скончался в Сестрорецке от острой сердечной недостаточности Зощенко был похоронен в Сестрорецке. 
Такой непростой была судьба замечательного писателя 
Михаила Михайловича Зощенко. Невероятно популярный в 20 – 30 годы, он прошел через публичное унижение, столкнулся с нищетой и предательством. Сейчас значительность места Зощенко в русской литературе не только не ставится под сомнение, но и переосмысляется с новых позиций. Он открывается нам как писатель очень разноплановый. Его называют русским Кафкой за прозрения в метафизику советского быта. И ни в коем случае нельзя связывать имя Зощенко только с сатирическими рассказами. Его главные книги – «Возвращенная молодость», «Голубая книга», «Перед восходом солнца» - показывают его писателем-моралистом..

Выступление учащегося. (Проектная работа «О жанрах»)

Вот перечень того, кем был и что делал Зощенко, куда бросала его жизнь,

прежде чем сел он за писательский стол. Этот перечень необходим. За сухими

строчками зощенковского сказа проглядывается время, которое для многих

живущих тогда людей было временем неслыханных испытаний, временем голода,

тифа и безработицы. Зощенко видел этих людей, варился в самой их гуще. Он

хотел узнать, как живёт и чем дышит прошедший через многовековое рабство

его народ, и он это узнал: за несколько лет скитаний он увидел и услышал

столько, сколько в спокойное, неторопливое время никогда бы не увидел и не

услышал даже за пятьдесят лет. Он был на редкость восприимчив к чужому

образу мыслей, что не только помогло ему разобраться в разных точках зрения

на происходящую в стране социальную ломку, но и дало возможность постичь

нравы и философию улицы. И не ходил он по людям с карандашом. Сами люди,

расталкивая друг друга, наперебой рвались к нему на карандаш и становились

героями его произведений.


Значительное место в творчестве Зощенко занимают т.н. фельетоны, в

которых писатель непосредственно откликается на реальные события дня. Но,

однако, ему также принадлежат крупные произведения, разнообразные по жанру

и манере повествования, написанные в основном в 30-е, 40-е годы.

Прославился же он исключительно за счёт своих рассказов (фельетонов),

которых он написал больше тысячи. Наиболее известные среди них:

«Аристократка», «Баня», «История болезни», «Нервные люди», «Галоша»,

«Монтёр». На рубеже 20-30-х годов литературные дела у Зощенко обстояли

вполне благополучно. Журналы дрались за право печатать его рассказы, книги

выходили одна за другой. Именно в это время Зощенко в очередной своей

автобиографии твёрдой рукой пишет: «Я родился в Ленинграде (Петербурге)».

5.а. Выступление учащегося (Проектная работа по теме: «Язык писателя»)

Не был бы Зощенко самим собой, если бы не его манера письма. Этот язык,

словно прорвав веками державшую его плотину, затопил тогда вокзалы и

площади, присутственные места и рынки, залы для театральных представлений.

Это был неизвестный литературе, а потому не имевший своего правописания

язык. Он был груб, неуклюж, бестолков, но - затыкай или не затыкай уши, он

существовал. Живой непридуманный, сам собой сложившийся, пусть скудный по

литературным меркам, а всё-таки - тоже! - русский язык.


Зощенко был наделён абсолютным слухом и блестящей памятью. За годы,

проведённые в гуще бедных людей, он сумел проникнуть в тайну их разговорной

конструкции, с характерными для нее вульгаризмами, неправильными

грамматическими формами и синтаксическими конструкциями, сумел перенять

интонацию их речи, их выражения, обороты, словечки - он до тонкости изучил

этот язык и уже с первых шагов в литературе стал пользоваться им легко и

непринуждённо. В его языке запросто могли встретиться такие выражения, как

"плитуар", "окромя", "хресь", "етот", "в ем", "брунеточка", "вкапалась",

"для скусу", "хучь плачь", "эта пудель", "животная бессловесная", "у плите"

и т.д. Отчасти именно этим он и добивался комического эффекта и небывалой

популярности среди обычных людей.

Д.Выступление учащегося. (Проектная работа по теме : «Смех писателя при написании рассказов»)

Некоторые специфически зощенковские обороты комической речи так и

остались в русской литературе афоризмами: "будто вдруг атмосферой на меня

пахнуло", "оберут как липку и бросят за свои любезные, даром что свои

родные родственники", "подпоручик ничего себе, но сволочь", "нарушает

беспорядки".


Зощенко, пока писал свои рассказы, сам же и ухохатывался. Да так, что

потом, когда читал рассказы своим друзьям, не смеялся никогда. Сидел

мрачный, угрюмый, как будто не понимая, над чем тут можно смеяться.

Нахохотавшись во время работы над рассказом, он потом воспринимал его уже с

тоской и грустью. Воспринимал как другую сторону медали. Зощенко был верным

последователем гоголевского направления в русской литературе, продолжая,

отчасти его линию «маленького человека». Если внимательно вслушаться в его

смех, нетрудно уловить, что беззаботно-шутливые нотки являются только лишь

фоном для нот боли и горечи. За внешней непритязательностью того или иного

рассказа, который на первый, поверхностный взгляд мог показаться и мелким

по теме и пустяковым по мысли, за всеми его шуточками, остротами и

курьёзами, призванными, казалось бы, только повеселить читателя, у него

всегда таилась взрывчатой силы остронасущная, живая проблема дня. Зощенко

имел особое чутьё на малейшие колебания и перепады в общественной

атмосфере. Он безошибочно верно улавливал жизненно главный вопрос, именно

тот, как раз сегодня вставал перед массой людей.

Е.Выступление учащегося . (Проектная работа «Герой Зощенко – обыватель»)

Человек с убогой моралью и примитивнымвзглядом на жизнь. Этот обыватель олицетворял собой целый человеческий

пласт тогдашней России. Зощенко же во многих своих произведения пытался

подчеркнуть, что этот обыватель зачастую тратил все свои силы на борьбу с

разного рода мелкими житейскими неурядицами, вместо того, чтобы что-то

реально сделать на благо общества. Но писатель высмеивал не самого

человека, а обывательские черты в нём. «Я соединяю эти характерные, часто

затушёванные черты в одном герое, и тогда герой становиться нам знакомым и

где-то виденным», - писал Зощенко. Своими рассказами Зощенко как бы

призывал не бороться с людьми, носителями обывательских черт, а помогать им

от этих черт избавляться. И ещё, насколько возможно, облегчить их заботы по

устройству сносного быта.

Порой повествование довольно искусно строится по типу известной

нелепицы, сказа, начинающейся со слов "шел высокий человек низенького

роста". Такого рода нескладицы создают определенный комический эффект. Сказ

часто строится как бы в виде непринуждённой беседы с читателем, а порою,

когда недостатки приобретали особенно вопиющий характер, в голосе автора

звучат откровенно публицистические ноты. В сатирических рассказах Зощенко

отсутствуют эффектные приемы заострения авторской мысли - он редко делает

выводов после рассказа, а даже если и делает, но одно-два предложения -

сам, мол, думай в чём там дело.

Часто в рассказах присутствует герой-рассказчик, мещанин, от имени

которого ведётся повествование и который не только опасался открыто

декларировать свои воззрения, но и старался нечаянно не дать повода для

возбуждения о себе каких-либо предосудительных мнений. В таких маленьких

шедеврах, как "На живца", "Аристократка", "Баня", "Нервные люди", "История

болезни" и других, автор как бы срезает различные социально-культурные

пласты, добираясь до тех слоев, где гнездятся истоки равнодушия,

бескультурья, пошлости.


Так, герой "Аристократки" (1923) увлекся одной особой в фильдекосовых

чулках и шляпке. Пока он "как лицо официальное" наведывался в квартиру, а

затем гулял по улице, испытывая неудобство оттого, что приходилось

принимать даму под руку и "волочиться, что щука", все было относительно

благополучно. Но стоило герою пригласить аристократку в театр, "она и

развернула свою идеологию во всем объеме". Увидев в антракте пирожные,

аристократка "подходит развратной походкой к блюду и цоп с кремом и жрет".

Анализ рассказа «История болезни»

Рассказ «История болезни» начинается так: «Откровенно говоря, я предпочитаю хворать дома. Конечно, слов нет, в больнице, может быть, светлей и культурней. И калорийность пищи, может быть, у них более предусмотрена. Но, как говориться, дома и солома едома».

Больного с диагнозом «брюшной тиф» привозят в больницу, и первое, что он видит в помещении для регистрации вновь поступающих,- огромный плакат на стене: «Выдача трупов от 3-х до 4-х». Едва оправившись от шока, герой говорит фельдшеру, что «больным не доставляет интереса это читать». В ответ же он слышит: «Если…вы поправитесь, что вряд ли, тогда и критикуйте, а не то мы действительно от трех до четырех выдадим вас в виде того, что тут написано, вот тогда будете знать». Далее медсестра приводит его в ванну, где уже купается какая-то старуха. Казалось бы, медсестра должна извиниться и отложить на время процедуру «купанья». Но она привыкла видеть перед собой не людей, а пациентов. А с пациентами чего церемониться? Она спокойно предлагает ему залезть в ванну и не обращать на старуху внимания: «У нее высокая температура, и она ни на что не реагирует. Так что вы раздевайтесь без смущения».

На этом испытания больного не заканчиваются. Сначала ему выдается халат не по росту. Затем, через несколько дней, уже начав выздоравливать, он заболевает коклюшем. Все та же медсестра ему сообщает: «Вы, наверно, неосторожно кушали из прибора, на котором ел коклюшный ребенок». Очень характерно: виноват не тот, кто отвечает за чистоту прибора, а тот, кто из него «кушает».

Когда же герой окончательно поправляется, ему никак не удается вырваться из больничных стен, так как его то забывают выписать, то «кто-то не пришел, и нельзя было отметить», то весь персонал занят организацией движения жен больных. Дома его ждет последнее испытание: жена рассказывает, как неделю назад она получила из больницы извещение с требованием: «По получении сего срочно явитесь за телом вашего мужа»

Ж.Выступление учащегося. .

«История болезни»- один из тех рассказов Зощенко, в которых изображение грубости, крайнего неуважения человека, душевной черствости доведено до предела. Человек, выписываясь из больницы, радуется уже тому, что остался жив.

В рассказе Зощенко «История болезни», как и в большинстве других его

рассказов, весьма непривлекательная действительность с большим юмором

показывается через восприятие «простого» обывателя. Этот «маленький»

человек попал как бы в механизм большой бюрократической машины - в

больницу.

С ним никто не считается, не задумывается о его чувствах, эмоциях, и, в

общем-то, никого даже не волнует чем всё закончится: выздоровеет он или

нет. И когда он, этот маленький человек, пытается как-то заявить о себе, то

наталкивается на полное равнодушие и даже хамство этих бюрократических

«винтиков». Да, именно, бюрократов, потому что это не медики, дававшие

клятву Гиппократа. Это чиновники, действующие по определённой программе!

Принимающий фельдшер сильно удивляется, что тяжело больно ещё и

разговаривает; медсестра недоумевает, что он привередничает и не желает

раздеваться при женщине и садиться в одну с ней ванную на «обмывочном

пункте».

В огромной палате лежат около тридцати больных с разными болезнями,

причём и выздоравливающие, и тяжело больные. И никого не волнует, что они

могут заразиться друг от друга. Так и наш больной «маленький человек» в

конце концов, поступив в больницу с брюшным тифом, захворал ещё и коклюшем.

Даже сестричка удивилась, какой у него двужильный организм, - это надо же -

поправился! Получается, что надеяться в жизни можно только на себя, не

полагаясь на это государство с его казённой помощью!?

В этом рассказе, впрочем, как и во многих других, не даётся веского

повода для возбуждения скандала, потому что читателю даётся понять, что

главному герою просто не повезло, он просто попал не в ту больницу: «Мне

попалась какая-то особенная больница, где мне не всё понравилось». Тем не

менее, думается, здесь скрыт намёк на то, что это не просто частный случай,

а повседневная действительность того времени..

з. Рассказ учителя.

Писатель перевёл повести финского писателя Майю Лассила «За спичками» и

«Дважды рождённый». Книги Зощенко многократно переиздавались, переводились

на иностранные языки. Награждён орденом Трудового Красного Знамени и

медалями. Вообще на долю Михаила Михайловича Зощенко выпала слава, редкая

для человека литературной профессии. Ему понадобилось всего лишь три-четыре

года работы, чтобы в один прекрасный вдруг ощутить себя знаменитым не

только в писательских кругах, но и в совершенно не поддающейся учёту массе

читателей. Книги его исчезали с прилавков с молниеносной быстротой. Со всех

эстрадных подмостков под восторженный смех публики читали Зощенко.


Бешеная популярность Зощенко мне теперь неудивительна. В процессе

работы над докладом, я прочитал довольно много его рассказов - и просто не

мог оторваться!


Опалённый невиданной в истории русской литературы славой писателя,

которого знали все - от вчерашнего ликбезовца до академика, и не уронивший

эту славу на протяжении двух десятилетий, в постановлении ЦК ВКП (б) «О

журналах «Звезда» и «Ленинград» и одноимённом докладе Жданова, Зощенко

будет заклеймён как «пошляк», «хулиган» и «подонок русской литературы». Его

изгоняют из союза писателей, и его имя, заполучив статус бранного слова,

выпадает из литературного обихода. Многие думали, что и он сам «выпал» из

жизни. Но он прожил ещё двенадцать мучительных лет

е.Выступление учащегося.

А в 1953 году, пережив великое надругательство над свои именем,

униженный и опозоренный, Зощенко будет составлять последнюю в своей жизни

автобиографию. Угадать, какой город будет назван им как место рождения, не

сложно - Полтава. Нет, Зощенко не равнял себя с Гоголем. Он сравнивал с его

судьбой свою Как то, размышляя об этом, Зощенко занёс в свою записную

книжку: «Гоголь ожидал, что его не поймут. Но то, что случилось, превзошло

все его ожидания». Эту запись можно вполне отнести и к самому Зощенко.


Но Зощенко не забыт. Как бы не клеймили его позором те же советские

писатели середины века, Зощенко до сих пор читают и любят, его рассказы

актуальны и по сей день, может быть только не в такой степени, как раньше.

В чём-то, даже, по-моему, значимость любого писателя определяет время. А

то, что Зощенко не забыли и его рассказы до сих пор читают наши современные

юмористы-сатирики, такие как Жванецкий и Задорнов, говорит о многом.

Е.Выступление учащегося(Проектная работа «М. Зощенко.О журнале «Костер»)На дне

Михаил Михайлович Зощенко был одним из самых первых авторов "Костра", в те годы, когда журнал только возник, набирал опыт, завоевывал своего читателя. Публикуя рисунки ребят к рассказам Михайла Михайловича, мы видим, что сегодняшние читатели нашего журнала знают и любят этого замечательного писателя, что в их "Аптеке для души" есть и это "лекарство" — смешные рассказы Зощенко.

Для автора смешных рассказов книга очень часто была лекарством в самом прямом смысле слова. В его жизни были такие периоды, когда он нуждался в серьезном лечении. Очень молодым он ушел на фронт, участвовал в боях первой мировой войны; был ранен, отравлен газами, надорвал сердце. Никакие лекарства не могли снять ни боли в печени, ни сердечные боли. Но самое грустное было, когда начинала печалиться душа. Будто тускнел мир, все валилось из рук, жизнь казалась ужасной, тоска заполняла все существо. И вот тогда он обратился к... "Аптеке для души". Он стал очень много читать, чтобы понять, отчего бывает грусть, как бороться со страданием. Ему хотелось узнать, не было ли подобного состояния у Льва Толстого, у Аристотеля, у Некрасова, у Тургенева, у Салтыкова-Щедрина...

Он завел толстую тетрадь и стал выписывать все, что относилось к грусти:

"Я выхожу из дому, иду на улицу, тоскую и опять возвращаюсь домой. Зачем? Затем, чтобы хандрить..." Шопен. Письма.

"Я не знал, куда деваться от тоски. Я сам не знал, откуда происходит эта тоска..." Гоголь. Лекарства "Аптеки для души" всегда помогают. Потому что созданы они опытом жизни, талантом, который называется "искрой Божией", и еще — грустью, пережитой .

Выступление учащегося .

Так и в "Аристократке". Чем ближе к финалу, тем большее число лиц выводит автор на сцену. Сперва возникает фигура буфетчика, который на все уверения героя, жарко доказывающего, что съедено только три штуки, поскольку четвертое пирожное находится на блюде, "держится индифферентно".

- Нету, - отвечает, - хотя оно и в блюде находится, но надкус на ем сделан и пальцем смято". Тут и любители-эксперты, одни из которых "говорят - надкус сделан, другие - нету". И наконец, привлеченная скандалом толпа, которая смеется при виде незадачливого театрала, судорожно выворачивающего на ее глазах карманы со всевозможным барахлом.

В финале опять остаются только два действующих лица, окончательно выясняющих свои отношения. Диалогом между оскорбленной дамой и недовольным ее поведением героем завершается рассказ.

"А у дома она мне и говорит своим буржуйским тоном:

- Довольно свинство с вашей стороны. Которые без денег - не ездют с дамами.

А я говорю:

- Не в деньгах, гражданка, счастье. Извините за выражение".

Как видим, обе стороны обижены. Причем и та, и другая сторона верит только в свою правду, будучи твердо убеждена, что не права именно противная сторона. Герой зощенковского рассказа неизменно почитает себя непогрешимым, "уважаемым гражданином", хотя на самом деле выступает чванным обывателем.Суть эстетики Зощенко в том и состоит, что писатель совмещает два плана (этический и культурно-исторический), показывая их деформацию, искажение в сознании и поведении сатирико-юмористических персонажей. На стыке истинного и ложного, реального и выдуманного и проскакивает комическая искра, возникает улыбка или раздается смех читателя.Разрыв связи между причиной и следствием - традиционный источник комического. Важно уловить характерный для данной среды и эпохи тип конфликтов и передать их средствами сатирического искусства. У Зощенко главенствует мотив разлада, житейской нелепицы, какой-то трагикомической несогласованности героя с темпом, ритмом и духом времени.

Порой зощенковскому герою очень хочется идти в ногу с прогрессом. Поспешно усвоенное современное веяние кажется такому уважаемому гражданину верхом не просто лояльности, но образцом органичного вживания в революционную действительность. Отсюда пристрастие к модным именам и политической терминологии, отсюда же стремление утвердить свое "пролетарское" нутро посредством бравады грубостью, невежеством, хамством.

Не случайно герой-рассказчик видит мещанский уклон в том, что Васю Растопыркина - "этого чистого пролетария, беспартийного черт знает с какого года, - выкинули давеча с трамвайной площадки" нечуткие пассажиры за грязную одежду ("Мещане"). Когда конторщику Сереже Колпакову поставили наконец личный телефон, о котором он так много хлопотал, герой почувствовал себя "истинным европейцем с культурными навыками и замашками". Но вот беда - разговаривать-то этому "европейцу" не с кем. С тоски он позвонил в пожарное депо, соврал, что случился пожар. "Вечером Сережу Колпакова арестовали за хулиганство".

Писателя волнует проблема жизненной и житейской аномалии. Отыскивая причины ее, осуществляя разведку социальнонравственных истоков отрицательных явлений, Зощенко порою создает гротескно-утрированные ситуации, которые порождают атмосферу безысходности, повсеместного разлива житейской пошлости. Такое ощущение создается после знакомства с рассказами "Диктофон", "Собачий нюх", "Через сто лет".

З.Выступление докладчика.(Проектная работа «АВТОР И ГЕРОЙ В РАССКАЗАХ М. М. ЗОЩЕНКО»)

Еще в 1920-х гг. советская критика не раз говорила о том, что Зощенко и есть тот обыватель, от имени которого он ведет свой сказ, что «лирический герой» его прозы — мещанин, филистер.

Памятуя о том, что «стиль— это человек», конечно, нельзя рассматривать стиль Зощенко. как некое словесное отражение личности автора. Стиль Зощенко — это своего рода речевая маска. Человек, которого запечатлел этот своеобразный стиль, с Михаилом Михайловичем Зощенко, дворянином и интеллигентом, не имеет решительно ничего общего. Кроме того, здесь надо сделать еще одно разграничение.

Критика воспринимала Зощенко как сатирика и юмориста. Его «мелкая журнальная юмористика» рассматривалась критикой как своего рода коллекция казусов, курьезов, а его персонажи — как некое сборище монстров.

Читатель воспринимал Зощенко иначе. Он воспринимал все эти комические истории всерьез, не как казусы и курьезы, а как маленькие драмы и трагедии, как поучительные и грустные «случаи из жизни», какими они, в сущности, и являлись. Он воспринял Зощенко как «пролетарского писателя», всерьез описывающего его, «пролетарскую» жизнь. Он воспринял

его в том качестве, в каком всякий нормальный человек воспринимает «своего» писателя: в качестве отобразителя и «учителя жизни». Об этом свидетельствует выпущенная Зощенко документальная книга «Письма к писателю» (1929), составленная из читательских посланий ему. Читатели «предлагают» писателю «сюжеты» и «запрашивают его, как жить».

Но главное, что Зощенко собрал не просто письма своих писателей, а преимущественно их литературную продукцию. Зощенко исходил из того, что косноязычные, беспомощные, напоминающие о небезызвестном Лебядкине из «Бесов» Достоевского сочинения малограмотных графоманов — это первые ростки новой литературы. Он всерьез отнесся к ним как к культурному явлению. Он хотел у них учиться. Он хотел научиться писать по-новому, как они. Потому что «старая» литература, по его глубокому убеждению, уже не в силах была передать «дыхание нашей жизни».

Зощенко писал: «Обычно думают, что я искажаю «прекрасный русский язык», что я ради смеха беру слова не в том значении, какое им отпущено жизнью, что я нарочно пишу ломаным языком для того, чтобы насмешить почтеннейшую публику.Это неверно. Я почти ничего не искажаю. Я пишу на том языке, на котором сейчас говорит и думает улица... Я сделал это, чтобы заполнить хотя бы временно тот колоссальный разрыв, который произошел между литературой и улицей...»Но речь героев Зощенко их, говоря литературоведческим языком, речевые характеристики — лишь внешнее отражение того, что происходит в их душе. В конечном счете самое важное в литературе — показать, чем живет человек, каковы его идеалы.

В крохотном рассказе «Счастье» его герою по случаю удается очень выгодно заменить разбитое стекло в трактире. Это и было в его жизни счастье: «чистых тридцать рублей» барыша. «Эх, и пил же я тогда. Два месяца пил. И покупки, кроме того, сделал: серебряное кольцо и теплые стельки. Еще хотел купить брюки с блузой, но не хватило денег».

Вот представления зощенковского героя о счастье, его сверхмечта, его идеал, высшая, конечная цель его существования. Конечно, говоря так, мы не должны забывать, что существует душевная традиция русской литературы призывать милость к падшим, отыскивать в человеке — человеческое. В связи с ней нельзя не высказать предположение, что герой Зощенко — человек таких примитивных, грубо материальных потребностей потому, что его до этого довели. Он стал таким, потому что ему выпало жить в совершенно уникальном мире, где самое насущное, самое элементарное — кусок хлеба, рубаха, теплые стельки — превратились в нечто почти недостижимое.

Во многом это действительно так. Зощенко изображает драму человека, которого, практики социализма, лишив традиционных нравственных опор, не наделили даже минимальными материальными гарантиями. Они, эти материальные, поддерживающие жизнь средства, выпадают человеку, действительно, по счастью, случайно.

Заметим, что один из ключевых для понимания зощенковской концепции человека рассказов называется «Пасхальный случай». В самом заглавии уже заложен нонсенс — пасхальное для верующего человека не связано со случайностью, это всегда закономерность, знамение. Но вот что произошло с героем-рассказчиком. В пасхальную ночь он пошел святить кулич, опоздал, и на кулич, поставленный на землю, наступил дьякон. Перепалка, устроенная героем у храма, привела его к решению: «...теперь куличи жру такие, несвяченые. Вкус тот же, а неприятностей куда как меньше». Было бы слишком просто толковать эту историю в рамках антирелигиозных творений, которых время требовало от писателей. В этом произведении Зощенко отмечает, разумеется, как всегда, в парадоксальной форме, вышеназванную трансформацию всего духовного только в материальное.

Можно сказать, что каждый рассказ Зощенко — это испытание его героя. Автор освобождает его от всех препон, которые мешают ему, так сказать, самоосуществиться. Ибо если человеку нечасто случается сытно поесть и даже такая убогая вещь, как теплые стельки, кажется ему внезапным подарком судьбы, не совсем справедливо попрекать его бедностью идеалов. И здесь рано или поздно возникает вопрос о том, что, кроме героя, есть мир, в котором он действует. И если герою мы находим оправдания, а дисгармония сохраняется, мы для начала должны присмотреться и к пространству, которое есть его «среда обитания». Таким образом, критики, неустанно нападавшие на Зощенко, критики, как мы знаем, марксистской, большевистской организации, были правы как защитники тех общественных устоев, которых несостоятельность, неудобность, несовместимость с человеческой душой показывал Зощенко.

8.Рефлексия.

Слово учителя. Зощенко вошёл в литературу на переломе эпох. Старый мир ещё закладывал первые кирпичи в свой фундамент. М. Зощенко понял, что не сможет писать “для читателя, которого нет”. Ведь в стране произошла революция… И она не только заменила одну власть другой, - она вытащила из трущоб миллионы людей и, посадив их за парты, научила читать.Он нарочно сталкивает слова разной стилистической и смысловой окрашенности. (Учащиеся приводят примеры из рассказов, которые они прочитали самостоятельно дома (предварительное задание): “Цельный ворох”, “Ахнуть не успел”, “Свалено в кучу”, “Свитер напялил”, “Ни в зуб ногой”, “Прямо обнадёжил” и т. д.

  • Для чего предназначены рассказы М.Зощенко?

  • В чем мужество писателя? (Сказал горькую правду о своем времени, о своей стране)

  • Какой мир создал М.Зощенко? («Сатирический антимир»; мир, кишащий доносчиками, взяточниками, болтунами, волокитчиками, взяточниками, льстецами, приспособленцами, самодурами)

  • «Пестрый бисер вашего лексикона» показался своеобразным и ценным, что профессор В.Виноградов написал тракт «Язык Зощенко»

  • Это живая, свежая, неподдельная речь, которая звучала тогда на базарах, в трамваях, в очередях, на вокзалах, в банях.

  • Зощенко первый из писателей ввел в литературу внелитературную речь и стал свободно ею пользоваться. Она нелепа и смешна.

9 Инструктаж по выполнению домашнего задания .Проанализируйте любой рассказ Зощенко, мотивируя свой выбор,; опишите смешную ситуацию, попробовав при этом употреблять характерные для Зощенко приемы.

Именно таким хотел видеть человека М. Зощенко.

Заключительное слово учителя.

Совесть, благородство и достоинство –

Вот оно, святое наше воинство –

Протяни ему свою ладонь,

За него не страшно и в огонь.

Лик его высок и удивителен.

Посвяти ему свой краткий век.

Может, и не станешь победителем,

Но зато умрешь, как человек.( Б. Окуджава)

Вопросы для самопроверки.

1. Где родился М. М. Зощенко?

2. Где учился М. М. Зощенко?

3. Назовите первую боевую награду М. М. Зощенко.

4. Назовите другие боевые награды Зощенко.

5. В какую литературную группу в начале 1920-х годов входил Зощенко?

6. Кто, прочитав первые рассказы Зощенко, поддержал молодого писателя и даже добился для него академического пайка?

7. Как называлась первая книга Зощенко?

8. Первое произведение из цикла Зощенко «Сентиментальные повести» имеет совсем несентиментальное заглавие. Назовите его.

9. Назовите несколько псевдонимов Зощенко, которыми он подписывал свои сатирические рассказы.

10.. Об этой своей повести Зощенко сказал: «Я писал ее три месяца, а думал о ней четыре года». По выходе в свет произведение стали оживленно обсуждать не только читатели, но и медики. Почему?

11. До начала сотрудничества с журналом «Крокодил» Зощенко печатался в юмористическом журнале, также носившем название экзотического животного. Назовите его.

12. Как назывался рассказ, которым Зощенко дебютировал в «Крокодиле»?

13. Кто посоветовал Зощенко написать «смешную и сатирическую книгу — историю человеческой жизни» и как назвал ее писатель?

14. Почему эта книга была названа «Голубой»?

15. Заглавие одного из рассказов Зощенко повторяет название знаменитой повести Гете, а другой — повести Н. М. Карамзина. Назовите их.

16. В августе 1933 г. в составе большой группы советских писателей Зощенко был на Бело-морско-Балтийском канале. Как называлось произведение, написанное им после этой поездки?

17. Имел ли Зощенко советские награды?

18 Это ныне широко известное произведение Зощенко первоначально называлось «Повесть о разуме». Как оно называется ныне?

19. По повести Лассила Леонид Гайдай поставил одноименный фильм. А как называлась его экранизация произведений самого Зощенко?

Варианты эпиграфов.

1. «Батюшки светы! Хоть караул кричи. Смотреть на такое зрелище грустно» .(М. Зощенко.)

2.“О, смех,- великое дело! Ничего более не боится человек так, как смеха. Боясь смеха, человек удержится от того, от чего бы не удержала его никакая сила”.( Н. В. Гоголь.)

3.“ Смех- оружие очень грозное, ибо ничто так не обескураживает порока, как сознание того,

что он угадан, и что по его поводу раздается смех” (М. Е. Салтыков-Щедрин)

4. «М Зощенко –один из тех ,кто начинал нашу литературу и много сделал для неё» (Е.Полонская )

5. «Все глубоко гуманное творчество его было борьбой за прекрасного, за нового человека»

(О. Бергольц)




Краткое описание документа:

Данный урок можно использовать на заключительном этапе изучения творчества М.Зощенко.При подборе материала учащиеся использовали дополнительную литературу из разных источников. Все проектные рассказы подкреплялись презентациями и иллюстрациями. Полагаю, что такого характера богатый материал поможет учителю русского языка в подготовке к уроку по творчеству великого сатирика

Автор
Дата добавления 06.05.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров969
Номер материала 267401
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх