Инфоурок / История / Конспекты / Ветераны ВОВ школы № 12 города Грязи
Обращаем Ваше внимание: Министерство образования и науки рекомендует в 2017/2018 учебном году включать в программы воспитания и социализации образовательные события, приуроченные к году экологии (2017 год объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации).

Учителям 1-11 классов и воспитателям дошкольных ОУ вместе с ребятами рекомендуем принять участие в международном конкурсе «Законы экологии», приуроченном к году экологии. Участники конкурса проверят свои знания правил поведения на природе, узнают интересные факты о животных и растениях, занесённых в Красную книгу России. Все ученики будут награждены красочными наградными материалами, а учителя получат бесплатные свидетельства о подготовке участников и призёров международного конкурса.

ПРИЁМ ЗАЯВОК ТОЛЬКО ДО 21 ОКТЯБРЯ!

Конкурс "Законы экологии"

Ветераны ВОВ школы № 12 города Грязи

библиотека
материалов

Тимофей Илларионович Топорков

В мае 1985 года – в год 40-летия Победы в Великой Отечественной войне – один из первых выпускников школы № 73 (ныне школа № 12 г. Грязи) Тимофей Илларионович Топорков для школьного музея прислал свои воспоминания. В последний раз он встретился с оставшимися в живых одноклассниками в 1978 году, когда школа праздновала свой 40-летний юбилей. В то время Т. И. Топорков ещё работал хирургом в гарнизонной поликлинике г. Николаева, а оба его сына, окончив Ленинградскую Военно-медицинскую академию, трудились в ней научными сотрудниками. Он очень гордился тем, что дети пошли по отцовским стопам.

«Пока хожу по земле, пока бьётся сердце, буду работать врачом, отдавая все силы и здоровье людям, которым желаю жить в мире и с улыбкой на лице», – такими словами начал своё письмо Тимофей Илларионович. Он был на войне ровно 1418 дней и ночей на передовой линии шести фронтов: Ленинградского, Северного, Воронежского, I и II Украинского и Забайкальского.

«Я считаю себя очень счастливым человеком на земле, ибо остался живым в одной из самых жестоких войн, унёсшей в могилу более 20 миллионов советских людей. После окончания средней школы № 73 в июне 1940 года пять человек из нашего класса, среди них и я, поступили учиться в Кронштадтское медицинское Военно-морское училище. В Ленинграде мы проходили курс молодого матроса в школе подводного плавания, а в феврале 1941-го в Севастополе – морскую практику на учебном корабле «Нева». В то время на рейде в бухте Севастополя стояло много военных кораблей, ставших легендарными в годы войны: «Красный Кавказ», «Молотов», «Червона Украина», «Красный Крым» и др.

Ранним утром 22 июня 1941 года фашистская Германия напала на нашу Родину, а уже в конце сентября линия фронта находилась в нескольких километрах от Ленинграда. Великий город на Неве оказался блокированным с суши и моря. Связь с ним поддерживалась только с воздуха и по Ладожскому озеру. С целью обороны города и был создан Ленинградский фронт. Все ленинградцы защищали родной город. Многие мужчины ушли в самое пекло, а женщины стали бойцами противовоздушной обороны. Дети и подростки тушили зажигательные бомбы вместе со взрослыми. Фашисты не смогли штурмом овладеть Ленинградом, поэтому решили взять его измором. Вражеская авиация ежедневно сбрасывала на улицы сотни фугасных и зажигательных бомб. Тяжёлая артиллерия вела ожесточённый обстрел жилых кварталов города. Из-за блокады прекратился подвоз топлива и продовольствия. В ноябре 1941 года рабочие получали по 250 граммов эрзац-хлеба в день, а служащие, дети и инвалиды – по 125. Другие продукты по карточкам практически не выдавались. Военнослужащие, находящиеся в городе, получали 300 граммов хлеба, а на передовой – 400. Жители мёрзли и умирали от истощения.

В Кронштадте, где я учился, начались постоянные бомбёжки и артиллерийские обстрелы. Занятия по боевой подготовке не прекращались, был сформирован из курсантов батальон морской пехоты. Мы рыли окопы и траншеи, оказывали помощь раненым. Особенно запомнилось 27 августа 1941 года, день массированного налёта фашистской авиации на город-крепость. 270 самолётов участвовало в этом варварском деле. Пятисоткилограммовая бомба попала в Военно-морской госпиталь, где мы учились. Раненые и медперсонал не успели в бомбоубежище – многие погибли в развалинах. Сколько трупов и раненых доставили мы, курсанты, в этот день с кораблей!

Учились мы урывками, под постоянными бомбёжками и артобстрелами. Честь и хвала начальнику училища, полковнику Авронову за то, что он убедил командование ВМФ в необходимости досрочно выпустить нас из училища военфельдшерами, а не рядовыми сводного батальона морской пехоты. 200 курсантов нашего курса спасли не одну тысячу раненых на полях сражений.

В ноябре 1941 года училище перебазировали в осаждённый Ленинград. Приближалась зима, и гитлеровцы злорадствовали: «Ладожское озеро вот-вот замёрзнет, город полностью лишится снабжения, и тогда наступят голод и смерть». Однако враг просчитался. Как только озеро замёрзло, по указанию Государственного Комитета Обороны через него была проложена военная автомобильная дорога, любовно названная ленинградцами «Дорогой жизни». Под обстрелами и бомбёжками отважные водители повели по ледовой трассе машины с продовольствием, оружием и боеприпасами. Обратными рейсами они вывозили в тыл страны детей, женщин, стариков и раненых. Два с половиной года фашисты осаждали город-герой, но так и не сломили дух его защитников. Сотни тысяч ленинградцев погибли от голода, холода, воздушных налётов и артиллерийских обстрелов врага. Более 400 тысяч их покоится ныне на мемориальном Пискарёвском кладбище рядом с символической фигурой Матери-Родины. Героическая оборона Ленинграда вошла в летопись Великой Отечественной войны как одна из славных её страниц.

12 ноября 1941 года нам, курсантам, досрочно присвоили звание «военный фельдшер». В составе сводного батальона морской пехоты мы находились в блокированном Ленинграде с ноября 1941-го по февраль 1942-го. Промёрзшие до костей и вечно голодные, мы получали 100 граммов чёрного хлеба, а на обед – суп с несколькими крупинками и две ложки водянистой каши. К встрече Нового, 1942 года, нам выдали по 2 шпротинки, 25 граммов вина и по одному сухарику. За три месяца я потерял 10 килограммов в весе. Это и стало причиной так называемой блокадной дистрофии. По вечерам отекали ноги, поэтому ботинки брал на 2 – 3 размера больше. Спали мы в каком-то учреждении на двухъярусных койках, не раздеваясь, в кителях и брюках, сверху набрасывали на себя матрацы. Стояла очень жестокая зима со страшными морозами, голодом, холодом и бомбёжками.

Для дальнейшего прохождения службы 40 человек военфельдшеров направили на Северный флот. Выезжали мы из Ленинграда по льду Ладожского озера. В Архангельске я получил назначение в 17-й батальон морской пехоты. Однако из-за истощения не мог сделать даже укол: так дрожали руки, поэтому с диагнозом «дистрофия организма» сам был направлен на два месяца на лечение в госпиталь. Вместе со мной находились там ещё 30 человек из нашего выпуска.

На кораблях Северного флота служили мои школьные друзья Сергей Холин и Алексей Ярощук. Бывший выпускник средней школы № 51 А. Ярощук служил фельдшером на подводной лодке и в марте 1943 года не возвратился из боевого похода. С. Холин (мы учились в параллельных классах средней школы № 73) при десантировании в декабре 1943 года был взят в плен фашистами. В застенках он организовал подпольную группу военнопленных, пытался бежать из плена, но был расстрелян фашистами.

Тяжёлая травма легла на сердце – потеря школьных друзей. Память о них я сохраню до последних дней моей жизни.

С мая 1942-го по февраль 1943 года мне пришлось быть свидетелем и участником славных боевых дел моряков Северного флота. В марте 1943-го часть морских пехотинцев направили на Воронежский фронт, и мне пришлось сопровождать их. Возвратиться обратно не удалось, так как в то время получил назначение в 454-й миномётный полк 5-го гвардейского Сталинградского танкового корпуса.

Гитлеровцы были ещё сильны. Они предприняли контрнаступление в Донбассе и в марте 1943-го вновь захватили Харьков. Тогда же в районе Курска наши войска образовали большой выступ фронта, получивший название Курской дуги. Здесь и разыгралось одно из крупнейших сражений Великой Отечественной. Немецкое командование решило провести там летом крупную наступательную операцию под условным названием «Цитадель». Особую надежду гитлеровцы возлагали на новые тяжёлые танки типа «Тигр» и «Пантера», а также на самоходные орудия «Фердинанд». 12 июля 1943 года около станции Прохоровка произошло одно из крупнейших за период войны танковых сражений. В нём одновременно участвовало 1100 советских и немецких танков. Огромное количество фашистских самолётов с утра до вечера бомбили наши позиции. Это настоящий ад, который мне снится до сих пор: то на меня идёт стальная машина, то душит в окопе фашист, то без ног ползу к медпункту. В первый день битвы на Курской дуге мне пришлось оказать помощь 15 раненым и эвакуировать их в полевой госпиталь. А через пять дней я получил свою первую правительственную награду – медаль «За боевые заслуги». Самая дорогая для меня награда. Как фельдшеру мне приходилось выносить на своих плечах раненых с поля боя, говорить каждому из них: «Потерпи, дружок», а после видеть его благодарный взгляд и еле слышный шёпот: «Спасибо, доктор!»

Героизм медиков в те суровые годы войны ничем не отличался от героизма воинов всех родов войск. Единственная разница заключалась в том, что солдаты и офицеры должны были убивать врагов, а медики под свист пуль, под постоянными бомбёжками, подчас голодные, с воспалёнными от недосыпания глазами, должны были выполнять свою обычную работу на войне – оказывать помощь раненым, доставлять их в медсанбаты и госпитали. И солдаты, и медики сражались на одной линии фронта – на передовой.

В сводках Совинформбюро постоянно сообщалось о героическом подвиге бойцов и офицеров, но никогда мы не слышали, что фельдшер такой-то роты вынес с поля боя столько-то раненых, спасая их от неминуемой гибели. Или, скажем, что хирург медсанбата некто Петров за три бессонных ночи и три дня сделал более тридцати операций и спас жизнь доблестным защитникам. А ведь благодаря умелому действию боевых санитаров, санинструкторов, фельдшеров, врачей переднего края обороны, полковых медпунктов, медсанбатов, госпиталей 75% раненых было возвращено в строй.

Наше правительство с первых дней войны обратило внимание на своевременное оказание медицинской помощи. Согласно специальному приказу Главнокомандующего о награждении санитаров и фельдшеров за оказание медицинской помощи и вынос 15 раненых с поля боя медики награждались медалями «За боевые заслуги» или «За отвагу»; 25 человек – орденом Красной Звезды; 40 – орденом Красного Знамени; 80 – орденом Ленина. Многих представляли к званию Героя Советского Союза.

6 ноября 1943 года наш 5-й гвардейский танковый корпус вошёл в столицу Украины Киев. Со слезами на глазах я проходил по разрушенному Крещатику, видел трагедию Бабьего Яра, где враг расстрелял тысячи невинных людей. В 1977 году, через 33 года, вместе с убелёнными сединой ветеранами я был на празднике Дня Победы в уже зелёном, красивом, гостеприимном городе на Днепре. В наше распоряжение отдали лучшие гостиницы города, автобусы, чтобы мы побывали на местах, где воевали и потеряли своих боевых друзей.

В 1944 году на Украине рано наступила весенняя распутица. Непролазная грязь сковала манёвр войск, однако наша часть всё же продвигалась вперёд, туда, где вдали появились плантации садов и виноградников Молдавии. В грязи застревали даже танки, боеприпасы и оружие приходилось тащить на руках. Дороги буквально забиты боевой техникой врага, брошенной при отступлении. На помощь бойцам приходили местные жители, переносившие на себе ящики с патронами, снаряды, мины. Мы шли голодные, промокшие, по пояс в чёрной жиже. Перед городом Бельцы я вместе с разведчиками остановился вечером в доме молдавской крестьянки. Войдя в хату, мы увидели миловидную хозяйку и её троих черноглазых детей. Она сильно обрадовалась приходу воинов-освободителей. До того мы весь день не ели ничего, кроме 2 – 3 сухарей, и наша гостеприимная хозяйка, растопив печь, нагрела воду, чтобы нам умыться, а затем в стоявший на плите чугунок засыпала кукурузную муку и сварила молдавскую мамалыгу. Откинув сваренную кашу, она ловко разделила её ниткой на доли всем присутствующим. Разве можно забыть тот кусок вкуснятины из рук доброй хозяйки!

Утром 20 августа 1944 года началось освобождение г. Валуя. Здесь я увидел работу «Катюш». По полю, сотрясая всё вокруг, покатился мощный грохот тысяч орудий и миномётов. За полтора часа артподготовки мои боевые друзья – бойцы миномётного дивизиона – выпустили по 150 мин с каждой машины. Перед армией открылся оперативный простор – путь в глубины Румынии. За оказание первой медицинской помощи раненым на огневых позициях я был награждён орденом Красной Звезды.

Тяжёлые бои шли за венгерский город Вац, что севернее Будапешта. Из-за Дуная дальнобойная немецкая артиллерия методично обстреливала город. Командир нашего полка подполковник Николай Васильевич Кувшинников, рассудительный человек, рыжеватый, с веснушчатым лицом, неоднократно заставлял нас удивляться его спокойствию и выдержке. Как-то в лесу мы подверглись сильной бомбёжке. Кувшинников стоял перед деревом, на котором висело зеркальце, и брился. Как только начали рваться бомбы, кто просто лёг на землю, кто спрятался в щели. Когда всё кончилось, я увидел, что он и не сдвинулся с места, добривался…

Бой за освобождение столицы Австрии Вены, города великолепных дворцов, соборов, парков, мне запомнился вот таким эпизодом. Один из командиров противотанкового артполка не сумел сориентироваться в боевой обстановке и, проехав рядом с нашими огневыми позициями, угодил в нейтральную зону переднего края обороны противника. Шофёр убит, машина горит, а командир полка тяжело ранен. Мы слышали его голос: «Спасите, ребята». Под свист пуль немецких автоматчиков я пополз к нему. У командира пулевое сквозное ранение грудной клетки и левого бедра, он задыхался. Наложил ему повязки, сделал инъекцию камфоры и ползком по кювету вытащил из нейтральной зоны, а затем отвёз в медсанбат. Через десять дней меня представили к ордену Отечественной войны II степени.

Затем – Чехословакия и двухмесячная передышка в одной из деревень. После этого наш полк направили на Дальний Восток на разгром Квантунской армии Японии. Боевые действия против неё начались 9 августа 1945 года. Свой боевой поход я закончил в Порт-Артуре.

В июне 1946 года поступил учиться в Ленинградскую Военно-Морскую медицинскую академию, из которой в 1951 году отправился служить врачом полка в одно из авиасоединений Черноморского флота. В 1961 году уволен в запас в звании майора медицинской службы…»


Тимофей Илларионович Топорков за время войны награждён двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, тремя медалями «За боевые заслуги», медалями «За оборону Ленинграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За освобождение Праги», «За оборону Заполярья» – всего 23 медали, 8 памятных знаков и 22 благодарности получено от Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина. Вот каких сыновей вырастила и воспитала грязинская земля!

hello_html_m71fcbc30.png




hello_html_m2192d97c.png



Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 25 октября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru

Общая информация

Номер материала: ДВ-041476

Похожие материалы