Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Выступление на научной конференции по теме"Язык жестов"

Выступление на научной конференции по теме"Язык жестов"


До 7 декабря продлён приём заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

СОДЕРЖАНИЕ

Ведение……………………………………………………………………………….2

1.Истоки происхождения жестов-знаков казахского народ………………………3

2.Жесты приветствия и прощания………………………………………………….7

3.Семантика жестов, связанных с юртой…………………………………………13

Заключение………………………………………………………………………….16

Литература………………………………………………………………………….17
























ЯЗЫК ЖЕСТОВ-ЗНАКОВ В ОБЩЕНИИ КАЗАХОВ

Введение

Как известно, основным средством общения людей является язык. Но в общении, кроме звуковой речи, немаловажную роль играют так называемые невербальные (несловесные) средства общения. К их числу относятся жесты, позы, знаки и т.д.

Символизированный, специфический мир невербальных знаков у казахов был отражен в национальных обычаях и традициях, получил впоследствии название этническо-бытовых, или этническо- традиционных.

В условиях новой исторической действительности - приобретения Казахстаном независимости - проблемы возрождения и сохранения традиционной культуры казахского народа имеют исключительную важность, актуальность и значимость.

Актуальность выбранной темы определяется и тем, что данная проблема недостаточно изучена и представ­лена в казахстанской культурологи и историографии, поэтому необходимо ее более глубокое изучение и представление.

Ведь ни для кого не секрет; что язык жестов-знаков, который до недавней поры бытовал в обычаях у казахов, сейчас встречается редко (и то лишь и отдаленной аульной местности), теряется и забывается, а вместе с ним теряется и целый пласт культуры, хранившейся и передававшейся казахским народом из поколения в поколение.

Цель исследования:

Раскрыть значимость и показать смысловое содержание наиболее типичных жестов-знаков, бытующих в традиционном общении казахов.

Задачи исследования:

-изучить и обобщить литературу;

-выявить истоки их происхождения;

-проследить динамику исторического развития;

-показать связь истории и преемственность поколений;

-способствовать пропаганде и внести свой посильный вклад в дело возрождения и сохранения казахской культуры.

Новизна исследования: предпринята попытка раскрытия смыслового содержания наиболее типичных жестов - знаков, бытующих в традиционном общении казахов, а также представление традиционной культуры с новых прогрессивных позиций исторического и культурного мышления.

Методы исследования: поисково-аналитические.

Хронологические рамки исследования охватывают XV-XX вв.

Методологической основой исследования явились принципы историзма и сравнительно-аналитические методы.

Источниковую базу нашего исследования составили произведения казахского фольклора, русских и казахских ученых исследователей и этнографов: А.Левшина[1], Потанина Г.Н.[2], Ш.Уалиханова[3], И.Алтынсарина[4], казахстанских исследователей: А.Маргулана[5], писателей М.Ауэзова[6], Б.Момышулы [7] и др.

Язык жестов и семантика знаков, как глубокое и сложное культурное явление, требует серьезного и внимательного изучения. Данная работа является одной из попыток проникнуть в глубинную сущность этого культурного феномена.

1. Истоки происхождения жестов-знаков казахского народа

1.1 К истории невербальных жестов

Язык жестов казахского народа, наработанный веками, передавался из поколения в поколение, служил основой для формирования национальной самоиденти­фикации и общения. Но в общении, кроме звуковой речи, немаловажную роль играют так называемые невербальные (несловесные) средства общения. К их числу относятся: жесты, знаки, мимика, позы, звуки из области неканоничной фонетики, т.е. звуки, которые невозможно описать при помощи обычной фонети­ческой транскрипции.

Возникает вопрос, как отличить невербальные знаки от жестов. В этой связи жесты несут в себе некоторую коммуникативную функцию, т.к. они сопровождают речь на том или ином языке. Однако самостоятельной функцией они не обладают. В отличии от жестов невербальные знаки, хотя и сопровождаются речью, но функция последней играет по отношению к этим знакам подчиненную роль. Кроме того, невербальные знаки употребляются специально, часто с сознательным намерением для определенных целей, а жесты проте­кают непроизвольно. Такое своеобразие касается, прежде всего, знаков этнически-бытового характера[8,с4.7].

Невербальные знаки очень часто возникали из наличия той или иной потребности. Например, многое из того, что один человек хотел сообщить другому, не всегда можно было передать посредством слов.

Во-первых, на передачу прямого значения слов часто существовал запрет (табу); во-вторых, в тех случаях, когда можно было вещь назвать своим именем, оно не производило того эффекта, который ожидался. Именно этим можно объяснить возникновение многих традиционных знаков из жизни казахского народа. Например, знак бедствия "жылау" ("плач") - способ сообщения о постигшем горе (неприятные вести, смерть близких и пр.) громким плачем и пением. Обряд совершается только лицами женского пола. У казахов считалось отрицательным качеством, когда лицо мужского пола публично рассказывает о постигшем его и его семью горе или бедствии (неудаче или смерти близких). Однако и женщины не всегда мопли сообщить то, что хотели в прямом значении, поэтому прибегали к "бессловесному" языку (к пению траурным голосом и пр.)

С происхождением этой группы невербальных знаков связана казахская легенда "Ақсақ құлан", в которой повествуется, что сын хана Жошы хаязада отправился на охоту и долго не возвращался... Тогда хан на розыски сына посылает слугу и говорит ему: "Если принесешь плохую весть, то не жди от меня пощады". Слуга выяснил, что ханзада погиб от удара лошади. Однако он, боясь угроз своего господина, долго не возвращался. Потом решил обратиться за советом к старику, пасшему стадо овец. Старик предложил пойти с ним вместе к хану, но ничего ему не сообщать сло­весно, а только на домбре играть траурную музыку. И вот эти люди подошли к дворцу хана, но ничего ему не сказали, а только играли траурную музыку. Встретив их, хан сказал им: "Вы поступали умно, мне ничего не сообщив, но я все понял"[9].

С происхождением данного скорбного жеста связано шашын жаю - распускать волосы. Женщины распускали волосы (косы) только в знак траура при кончине близкого человека, выражая этим глубокую скорбь игоре. Войны, годы бедствий принесли народу много слез и горя. Женщины при этом выражали свое внутреннее состояние песней-плачем. К женщине, которую постигло горе, услышав ее скорбную песню, приходили аксакалы, чтобы успокоить, поддержать. "Жоктау" пели с распущенными волосами. По этой причине казахи своим дочерям запрещали распускать волосы, считая, что это не к добру - "шашынды жайма".

Жест скорби описан И. Алтынсариным в очерке из "Обычаев при похоронах и поминках у казахов Оренбургского ведомства": "Когда выносят тело умер­шего из кибитки, его жены поднимают страшный рев, чему вторят прочие аульные женщины, царапая лицо до того, что оно покрывается кровью. Ран на лицах супруг покойника остается тем больше, чем сильнее они хотят высказать перед людьми постигшее их горе"[11,с117].

"Kөpicin жылау" ("плакать, обнимая") - обряд, связанный с сообщением женщины долго отсутствую­щему близкому человеку (часто младшему брату мужа) о несчастье, постигшем данную семью. Женщина, узнав заранее о приезде этого человека и встретив его у себя на пороге, бросается к нему в объятия и, напевая траурным голосом, рассказывает о несчастье, случив­шемся во время его отсутствия. Этот процесс часто продолжается до тех пор, пока кто-то из присутствую­щих не разнимет их[10,с112].

Этнические знаки имеют свои особенности. Первоначально они обозначались и передавались словами естественного языка, однако действенность этих слов для тех или иных целей оказалась не столь эффективной (прагматический аспект знака). Поэтому кто-то из индивидов, чтобы то или иное действие сделать ритуаль­ным, тот же смысл стал передавать в виде жестов. В трактовке происхождения невербальных знаков следует различать два аспекта: во-первых, любой знак появляется из-за наличия потребности обозначать те или иные явления или обычаи, или с необходимостью обозначать ими отношения людей друг к другу (план содержания). Во-вторых, возникает вопрос, какими средствами можно обозначить это содержание (план выражения). Если новое обозначение того или иного смысла будет удовлетворять других; то такие жесты становятся знаками чего-то, т.е. приобретают конвенциональность, становятся правилами поведения[8,с13,14].

Правила поведения возникли очень давно, на заре человеческого общества. Как только люди стали жить вместе, появилась потребность общения, а с ними выражения эмоций и чувств, дополненных символами и знаками.

1.2. Этнически-традиционные жесты казахского народа

Жесты - знаки людей одной национальности, как известно, отличаются от жестов людей других нацио­нальностей, т.к. они складывались на длительном промежутке времени и характеризовали тот или иной этнос.

Например, жесты - знаки казахского народа можно разделить на несколько групп "Знаки - приветствия", "Знаки - благодарности", "Знаки - почитания", "Знаки - бедствия", "Знаки - презрения", "Знаки - отличия" и т.д.

В казахском языке для обозначения жеста исполь­зуются такие слова, как "ым, ишарат", "белгі". Слово "белгі" означает также понятие "знак".

Символизированный, специфический мир невербальных знаков у казахского народа был отражен на генетическом уровне в национальных обычаях и традициях, получил впоследствии название этнически традиционных.

Жесты-символы казахского народа в первую очередь отражают его систему духовных ценностей, образ жизни, быт, связанный с кочевым скотоводством. Например, символ "Сарқыт беру" (дать остаток пищи - мясо). Пожилые люди (аксакалы) во время еды оставляют и дарят молодей женщине (снохе и др.) часть мяса. Женщина отвечает на это поклоном головы и одновременно сгибает два раза подряд левое колено.

"Бата беру" (дать благословение) - обряд с рели­гиозной окраской, существующий, чтобы отблагодарить кого-то. Кто благодарит, садится на колени лицом в сторону юго-запада и читает молитву. В конце лицо обводит руками. Благословение произносят обыкно­венно самые старшие аксакалы. Виды "бата" разно­образны: благословение перед дальней дорогой, перед большими испытаниями, "дастархан бата" - проявление благодарности за угощение, за гостеприимство;

"Бас беру" (преподнести голову) - способ почитания во время еды самого старшего из присутствующих людей путем вручения ему головы вареного барана. Подача головы барана кому-то во время еды считается у казахов знаком большого почтения. Аксакал, получив­ший голову барана, отрезает кусочек мяса для себя, а два уха отрезав, дарит детям этой семьи, оставшуюся часть вручает кому-нибудь из присутствующих.

үйеу балаға төс беру" (кормить зятя грудинкой). Наиболее вкусной частью мяса у барана считается грудинка. В знак почтения принято зятя угощать ею.

" Ауыз тию" (взять еду в рот). У казахов считается признаком неприязни, если зашедший в юрту человек откажется от угощения (т.е. оттого, чтобы "что-нибудь взять в рот"). А если, зашедший подоспел к дастархану, то обязан выполнить обряд - "ауыз тию", то есть выпить чаю или разделить трапезу с хозяевами. При отказе казахи шутили, что женщину муж оставит, а мужчину жена бросит.

"Жолаушының түcyi ("остановка путника"). Во время следования по дороге остановка путника считалась обязательной, если перед ним виднеется чья- то зимовка или юрта. Если он этого не сделает и проедет мимо, то это воспринималось как выражение недружелюбия или даже оскорбления. В таких случаях вдогонку за спутником посылался всадник, который приводил последнего к дому, чтобы тот принял пищу. Человека, принявшего гостя без должного уважения, ожидал серьезный штраф, иногда у него за это могли забрать лошадь или верблюда. "Насильное приведение" путника в юрту было обусловлено как гостепри­имством, так и любознательностью казахов; кто - от кого - куда едет, какого он роду племени.

Стремление достойно встретить и угостить человека свидетельствуют о высокой культуре степных традиций.

У казахов сохранилась замечательная легенда, рассказывающая о гостеприимстве: "Алаш хан соста­рился, и пришло время раздела его имущества между тремя сыновьями. Все свое состояние он разделил на четыре равные части, раздав сыновьям их доли. Четвертую часть он также разделил на три равные части, напутствуя словами: "Из этой доли угощайте друг друга с щедростью"[9].

Легенды о Карынбае, скупом Шыгайбае, Каракусбае, щедром Атымтае, Асане Кайгы, Коркуте, Алдаре-Косе до сих пор пользуются популярностью в народе, свидетельствуют, что казахам были чужды такие черты, как скупость, жестокость и жадность. В одной из таких легенд говорится о том, как был поглощен землей жадный Карынбай за то, что не пожелал принять гостя, а его богатства (бесчисленные стада) так и пропали без пользы для людей. Стремление к наживе и скупость привели, в конце концов, и другого фольклорного бая Каракусбая к тому, что он, "не принятый людьми, превратился в волка, и его заклевали хищные птицы"[21,с166].

Особой гуманностью отличалось казахское госте­приимство и милосердие в период Великой Оте­чественной войны. Казахи на своей земле приняли изгнанных и эвакуированных чеченцев, ингушей, греков, крымских татар, немцев Поволжья, поляков, калмыков, русских, украинцев, евреев, белорусов, эстонцев, латышей, литовцев, молдаван и другие народы.

Все они шли в Казахстан, гонимые фашизмом или волей советского вождя, оборванные, голодные, боль­ные. Впереди их ждала огромная степь и гостеприимный народ, который и сам в эти тяжелые годы очень нуждался, еще не совсем восстановил силы и эконо­мику после голода 1921-1933 годов. Казахский народ проявил гуманность, милосердие и благородство ко всем народам, прибывшим в Казахстан, многие из которых нашли здесь свою вторую Родину.

ң байлау" ("привязывать дичь"). Если охотник, который возвращается с добычей (часто лисица, куница и пр.) по пути встретит человека много старше себя, принадлежащего к его роду, то он должен был остано­вить последнего и в знак почитания его возраста привязать к седлу его коня дичь. Если охотник этого не сделает, то этот его поступок вызывал всеобщее презрение людей, принадлежащих к данному роду[10,с113].

Одним из интересных обрядов знаков были "знаки презрения или унижения" - "тepic бата беру" ("проклятие"). Обряд, связанный с пожеланием возмездия за содеянное унижение или оскорбление. Обряд совершается пожилым человеком (часто поль­зующимся в народе репутацией честного человека или духовным лицом). Причем он совершается редко только в случаях тягчайших обстоятельств. Желающий проклятия обводит лицо не ладонью, а обратной стороной запястья рук.

"Келген кiciнi табалдырықта кабылдау" ("встреча у порога"). Прием унижения пришельца или проявление к нему недружелюбия.

"Келген адамга ішек-қарын беру" ("кормить пришельца кишками и пр. отходами мяса") - способ унижения пришельца.

За плохое отношение к родителям, рукоприкладство или другой бесчеловечный поступок существовали виды тяжкого наказания: такие, как проклятие отца (тepic бата) и проклятие матери, "емшегін көкке сауу" - сдаивание грудного молока с проклятиями. Эти проклятия были самые тяжелые и снятию не подлежали. Таких детей люди презирали и не заботились о них.

Бетке түкipy - оскорбление. Бессильный и униженный мог выразить свое презрение и злобу без слов и рукоприкладства - плевком в лицо (бетке түкіру). От обиды он вынужден был так поступить, но этот поступок мог привести серьезным последствиям, так как "бетке түкіру" - самое тяжкое оскорбление для человека.

"Аяғына жығылу" - самая униженная мольба о прощении (упасть к ногам, встать на колени). Провинив­шийся в сопровождении авторитетных людей идет домой к человеку, перед которым виноват, и просит прощения. В сложных ситуациях виновник должен был встать на колени и со слезами просить прощения. И обычно в таких случаях вина прощалась. "Аяғына жығылу" само по себе было равно наказанию! 10, с. 116].

Некоторые жесты - знаки заимствованы казахами из жизни других восточных народов, имеют религиозное происхождение, такие как шаманизм и ислам.

Язык жестов и семантика знаков казахского народа имеет глубокий смысл и внутренний психологический подтекст. Он, как глубокое и сложное культурное явление, требует серьезного и внимательного изуче­ния. Данная работа является одной из попыток проникнуть в глубинную сущность этого культурного феномена.

2. Жесты приветствия и прощания

2.1 Жесты приветствия у мужчин казахов

Этикет приветствий и прощаний, а также жесты, связанные с ним, у всех народов занимает одно из важ­ных и центральных мест в культуре поведения.

"Обращения, приветствия и прощания фиксируют наиболее устойчивые и кодифицированные точки коммуникативного акта - начало и конец разговора или встречи. Они относятся к тем элементам речевого этикета, которые в первую очередь предназначены для маркирования социальных отношений, устанавли­ваемых в рамках коммуникативного акта. Общество заинтересовано в том, чтобы обращения, приветствия и прощания были однозначно маркированы: факт употребления того или иного обращения должен непре­менно свидетельствовать об определенной ситуации, определенном социальном отношении". Наибольшее значение при общении приобретают "вход в этикетную ситуацию и выход из нее, начало и конец этикетного поведений [13, с20]. те. как раз приветствия и прощания, которые определяют границы этикетной ситуации. В традиционной культуре эти элементы этикета подробно разработаны и регламентированы: "Вход и выход из общения столь важны, что для этого требуется и опреде­ленный автоматизм, облегчающий эти операции, и специализированный характер (особенно приветствий, различающихся по времени встречи, полу, возрасту, типу ситуации и т.п.)" [13,с.29].

В историческом плане среди казахских нацио­нальных условных символов выделяются различные жесты приветствия при встрече и прощании, разные для женщин и мужчин, являющиеся социально- релевантными, т.е. заранее распределенные.

Приветствия и прощания у казахов базируются на основных принципах традиционного этикета - системе моральных установок общества: почитание старших по возрасту, социальному статусу, половозрастной иерархии, гостеприимству, толерантности, благожела­тельности и т.д. [14, с.105]. Именно поэтому контрастные формы приветствий имеют много вариантов, в зависимости от того, кто кого приветствует. Возраст, пол, социальное положение, родственные связи, род занятий, степень знакомства будут иметь большое значение для приветствующих и определять их поведение при встрече. Принцип почитания старших проявляется в позах и жестах, а также очередности приветствия[15, с. 35].

Способы приветствия у мужчин казахов, равных по статусу и входящих в одну возрастную группу, довольно разнообразны, варьируют по регионам и зависят от ситуации встречи. Они включают словесные формулировки, зачастую сопровождаемые жестами и невербальными знаками. Само понятие приветствия называется "Kөpicy" (буквально: "видеться") - способ приветствия друг друга у казахов, распространенный до недавнего времени. Младший по возрасту, встретив­шись со старшим, идет к нему навстречу и протягивает руки. Старший, отвечая взаимностью, обхватывает руки младшего с наружной стороны. "Kөpicy" можно перевести и как вопрос о состоянии жизненных дел. Основное приветствие казахов: "Ассалаумагалейкум!" (араб. "Мир вам!") с ответом: "Уагалейкумассалам!" ("Тебе того же желаю!") - объединяет их со всеми наро­дами, исповедующими ислам. Так здоровается, напри­мер, вошедший в дом гость. "Kөpicy" обязательно делают на Наурыз - молодые приветствуют стариков, подавая им сложенные вместе ладони; так же приветствуют пожилых людей, собравшихся на какое- нибудь торжество, обходя их и по очереди, высказывая им уважение и протягивая руки.

Однако, наряду с традиционным мусульманским приветствием, в разных областях существуют и свои местные характерные формулы словесного выражения. Иногда вошедший человек произносит: "Армысындар!" ("Здравствуйте!"), а в ответ слышит: "Бармысындар!" ("Живы и здоровы ли вы?"). Сейчас такое приветствие употребляется нечасто. Приветствен­ная форма "Армысындар, ағайын!" ("Здравствуй, родня!") говорится на торжественных мероприятиях [13,с.106].

Родственники и близкие люди, которые не виделись долгое время, обнимаются сначала правой, а затем левой стороной, соприкасаясь лицом и грудью, и похлопывают друг друга по плечу. Это приветствие может быть довольно длительным. Таким образом, жест приветствия может налагаться на звуковой словесный текст; следовать за вербальным текстом; опережать вербальный текст.

Положение рук при мужском поклоне пластически отражает гуманистические представления казахского народа о человеческом достоинстве.

Исторически казахский жест или ритуал приветствия обязательно сопровождается следующим вербальным текстом: "Мал-жаның аман ба?"

"Деніқарның аман ба?". ("Цел и невредим ли скот и люди?") Он был связан с кочевым образом жизни, поэтому в казахских приветствиях всегда присутствовал вопрос о благополучии скота: ("Здоров ли твой скот и твое семейство?").

На приветствие обычно отвечают: "Bіз аман есенбіз, өзіңіздің жағдайыңыз калай?" ("У нас все хорошо, а как вы?"). Желают друг другу процветания во всех начинаниях. На вопрос приветствия нельзя говорить о своих проблемах, даже если они есть. Так же принято и у других народов, сохранивших многие черты традиционной культуры, например, у монголов [22, с. 116]. Об этом писал Ш.Уалиханов: "Народные приветствия, сколько мы заметили, чрезвычайно характеризуют нацию... Не менее оригинально приветствие киргиза - "здоров ли твой скот и семейство?" Очень понятно, что скот, как источник благополучия и счастья киргиза, гораздо более значит для него, чем семейство". В другой статье "Киргизы" о приветствиях казахов Ш. Уалиханов говорил следующее: "Кочевой степняк ест и пьет и одевается скотом, для него скот дороже своего спокойствия. Первое приветствие киргиза, как известно, начинает следующей фразой: "Здоров ли твой скот и твое семейство?" Эта забота, с какой наперед семейства осведомляются о скоте, характеризует (его) нежели целые страницы описаний.

Нельзя не обратить внимание еще на один рас­пространенный жест-знак, который также называется - "көpicy", но несет совершено другой оттенок. "Kөpicy" - способ почитания памяти умершего пожилого (чаще знатного) человека или знак почитания его фамилии ("шанырака"). В этих случаях зашедший в данную семью человек, направляется к сыну покойного, здоровается с ним, как младший (даже если он старше по возрасту). Это происходит так: старший подает свои руки младшему, т.к. в этом случае старший приветствовал не сына, а через него отсутствующего (умершего) или его фамилию, тем самым давая знать о своем уважении к покойному. После этого приветствие (подача рук) еще раз повторяется, но теперь они здороваются между собой как обычно.

Существуют особые приветственные формулы для конкретных ситуаций, например, связанных с пожела­ниями благополучия и помощи в делах в связи с конкретными занятиями человека. Пастуху обычно желали: "Қылышын сүйреткен ұрыдан сақтасын!" ("Пусть стада твои приумножаются, а волки и другие хищные звери не нападают на них!"). [22, с. 118]. По-особому могли обращаться к представителям разных сословий. Так, людей, принадлежащих к социальной группе торе (потомков чингизидов, относящихся к "белой кости"), обычно приветствовали еще и словом "алдияр"[13,с.107].

У казахов существуют также невербальные знаки и жесты, которые могут использоваться в качестве самостоятельных форм приветствий или сопровождать аналогичные словесные формулы. Так, человек, обращающийся к аксакалу, держа правую руку на сердце, склоняет голову вниз, выражая ему уважение и почтение. Эта бытующая сегодня норма сохранила основные черты традиционного приветствия "старшего". В 1832г. русский ученый А.И. Левшин описывал приветствие хана или султана так: "Простой человек к ним "не смеет подходить иначе, как сложив руки на груди и низко кланяясь, а если тот, к кому он подходит с таким подобострастием, пожелает в знак особой милости протянуть ему руку, то он сжимает ее обеими своими руками, становясь на одно калено" [5, с.346]. Существуют и локальные различия. Так, по свидетельству М.М Муканова, у казахов Младшего жуза рукопожатие третьего вида использовалось иначе, чем у казахов Монголии - не младший старшему, а старший младшему пожимает обе руки: "Младший по возрасту, встретившись со старшим, идет к нему навстречу и протягивает руки. Старший, отвечая взаимностью, обхватывает руки младшего с наружной стороны" [ 19,с. 110]. Для казахского этикета довольно существенно, кто должен приветствовать первым. Он подразумевает этикетное выражение уважения к старшим, проявляемое во всех этикетных ситуациях, что хорошо просматривается в этикете приветствий. Казахскому этикету присуще такое понятие как "едеп" - приличие.

Әдеп - соблюдение приличий как старшим по возрасту, так и младшим, всегда считалось обязатель­ным и неоспоримым. К примеру, младший по возрасту не садится до тех пор, пока не сядет старший, он не пересекает дорогу старшему, первым справляется о его здоровье.

Главный принцип очередности приветствия, соблюдаемый и сегодня, - младший должен приветствовать старшего. Это касается и возраста, и социального статуса: служащий приветствует начальника, а ученик - преподавателя. Когда встречаются ровесники, коллеги, то здороваются одновременно [13,с. 108].

Традиционный принцип очередности должен был соблюдаться всегда и во всех ситуациях. Так, он диктовал приехавшему издалека, кого в первую очередь следует посетить с приветствиями в ауле. По традиционному этикету, путник, прибывший в селение, обязательно приветствует сначала аксакалов и уважаемых людей. Например, в романе "Путь Абая" М. Ауэзов при описании ситуации приезда друга Абая подчеркивал, что тот здоровается сначала со старшими людьми в большой юрте (т.е. со старшими в роде и его близкими), а затем со всеми остальными[6]. Традиционные правила соблюдались и при обращении к незнакомому человеку. Если такой человек подходил к казахской юрте, то сидящие на улице поворачивались лицом к нему и свое внимание сосредоточивали на нем, а младшие вставали и подавали ему руку: вставание - важная часть приветствия. В казахских селах обмен приветствиями выступает в качестве правила хорошего тона и в тех случаях, когда люди совершенно не знакомы друг с другом [14, с. 110].

2.2 Жесты приветствия у женщин

Жесты приветствия у женщин значительно отли­чаются от мужских. Самое распространенное женское приветствие - "Сәлем бердік!" ("Поклон вам!"). Эти слова нельзя услышать из уст мужчин. Женщина и мужчина, как правило, здороваются вербально: женщина любого возраста ("младшая" в традиционной иерархии старшинства) здоровается первой с пожилым мужчиной или старшим родственником мужа. Обычно при встрече с пожилым человеком женщина спрашивает. "Есен амансыз ба?", "Қуаттысыз ба?" ("Как вы поживаете?") и слышит в ответ: "Рахмет, айналайын, жақсы жүріп жатырмын!" ("Спасибо, дорогая, у меня все хорошо!"). Молодые девушки и женщины здороваются так: "Салеметсіз бе?" ("Здравствуйте!"). Существует еще одна форма приветствия пожилого человека молодой девушкой или женщиной - "Сәлем ету" ("кланяться поклоном"). Она представляет собой жест-позу, выражающий почтительность: молодая женщина, заходя в юрту, стоя на пороге и смотря в сторону пожилых людей, приветствует их наклоном головы и легким сгибанием левого колена. Встречающие благодарят ее. Такое приветствие - явно редуцированная форма традиционного приветствия невесткой родственников мужа: "Перед старшими родственниками молодая женщина становится на одно колено", - писал А. И.Левшин [5,с.348].

Знаменательно положение рук во время женского поклона-приветствия. Для девушек ритуал приветствия старших заключался в следующем: слегка наклонив голову вниз, правую руку прикладывают к области солнечного сплетения ладонью вниз. Левая рука свободно опущена или слегка отведена назад. Глаза опущены.

Жесты приветствия замужней женщиной свекра, свекрови или старших братьев мужа:

әлем ету". Женщина левым коленом припадает к земле, руки ладонями вниз одна на другую прикладывается на правое колено. Жест также олицетворяет уважение и послушание. Этот жест описан И. Алтынсариным в "Очерке обычаев при сватовстве и свадьбе у киргизов Оренбургского ведомства". "Вечером молодую ведут в кибитку тестя, куда предварительно собираются гости и все родственники женившегося, а также и певцы. Первый ввод невесты в кибитку тестя совершается при следую­щих церемониях: две женщины берут ее под руки и в сопровождении множества женщин вводят в кибитку. Как только она вошла - тотчас же обязана сделать колено преклонение (салем) три раза до очага.... По временам, когда певец скажет "қайын атаға бip сәлем" (тестю один поклон) - сидящая подле новобрачной женщина вдруг срывает с ее лица покрывало и тотчас же опять закры­вает, молодая затем встает и делает коленопреклонение.

После всякого такого поклона тот, к кому он относится, должен объявить за то подарок. ..[11, с.77].

"Во всей позе поклона казашки выражаются тради­ционные представления народа о нравственности и красоте. Казахский народ всегда чтил женскую скром­ность, учтивость, вежливость, но вместе с тем и цени­лось чувство собственного женского достоинства. Пок­лон совершается при абсолютно прямой спине, с очень маленьким наклоном головы, но со скромно опу­щенным взглядом.

До сегодняшнего дня приветствие невестки имеет ритуализированные формы. В южных районах казашки до сих пор здороваются поклоном, кладя обе руки на грудь, наклоняя голову вниз или низким наклоном головы; поклоном, полностью присев на землю и наклонив голову. В Кызыл-Ординской области при приветствии старших невестки слегка сгибают правое колено, скрещивают перед собой руки и говорят: "Салем бердик!", одновременно делая поклон. В ответ им говорят: "Бақытты бол! Өмip жасың ұзақ болсын!" ("Будь счастлива! Долгих лет жизни тебе, пусть сбудется все, что ты пожелала!") [ 13,с. 115].

Сегодня можно встретить формы приветствий, построенные по аналогии с традиционными, а также этикетные нормы, определяющие правила поведения в современных ситуациях и строящиеся в соответствии с принципами традиционного этикета.

Таким образом, по приветствию можно определить, что за человек перед нами, из какого он региона, из города или аула. Несмотря на упрощение этикета приветствий, общие принципы традиционного казахского этикета продолжают действовать и в совре­менных нормах приветствий: сохраняются четкие правила, разделяющие "младших" и "старших", мужчин и женщин.

2.3 Жесты прощания

Смысл обрядов и обычаев, сопровождающих прощание, состоял в том, чтобы обеспечить уходящему безопасную дорогу, удачное завершение путешествия и т.п., а также возможность вновь увидеться с ним. Поэтому главное место в этикете прощания занимали словесные благопожелания. Существовали тради­ционные формулы, такие, как "Алла куат берсін", "Алла имандылық берсін" ("Пусть бог даст тебе силы"). Сейчас их иногда употребляют пожилые люди, когда провожают близкого человека (сына, внука). Слова "Алла жолынды оңғарсын! Аман барып сау қайт! Ол жақта сіздер, бұл жақта біздер аман болайык!" ("Пусть бог озарит тебе дорогу, свидемся здоровыми") говорят путнику или дальнему родственнику. Когда прощаются с больным человеком, которого навестили, то произносят: "Тез жазыл! Қол аяғың жеңіл болсын!" ("Быстрее поправляйся! Пусть руки и ноги будут легкими!"). Но, кроме словесных благопожеланий существуют и невербальные знаки прощания. Этикет прощания различается в зависимости от того, прощаются на короткое время (напр., на один-два дня) или на длительный срок. Для повседневного недолгого прощания существуют распространенные формулы: традиционно-официальное "Сау болыңыз" ("Будьте здоровы!"), широко употребляемое "Көрікенше!" ("До свидания!") или более неформальное "Жаксы" ("Хорошо", употребляемое в смысле "До встречи". Человеку, который уезжает надолго, говорят: "Жолың болсын!" ("Счастливого пути!"), "Аман-есен орал!" ("Вернись живым и невредимым!"), мужчины при этом пожимают руки, а женщины обмениваются поцелуями. При длительных расставаниях обряд прощания принимает форму праздника и называется "Шығарып салу" (проводы). На него собираются родственники, друзья, соседи, причем уезжающие находятся в центре внимания, к ним обращаются с пожеланиями и наказами, желают достигнуть своих целей, вести себя достойно, не посрамить честь рода, семьи, предков, села, и т.д. [13, с. 110]. Угощение организовывают отдельно для разных возрастных групп: для стариков- аксакалов днем, для людей среднего и молодого возраста вечером. На такие проводы, как правило, специально приглашают старших представителей рода, а если таковых нет; то уважаемых аксакалов из соседей, знакомых. После угощения те, произнося специальные молитвенные благопожелания (бата), просят духов предков помочь уезжающим преодолеть трудности и тяготы, связанные с предстоящей разлукой, и желают им быть мужественными и терпеливыми. В текстах благословений часто употребляется термин ак жол (белый путь), т.е. путнику желают доброго пути, чтобы духи предков оберегали его. Прощание с родствен­никами зависит от близости родства, возраста и того, насколько издалека они прибыли. Особо почетный ритуал существует для стариков и сватов. Перед про­щанием их одаривают и дают благословение. Одари­вание - традиционная норма казахского этикета. Раньше богатые люди при прощании одаривали гостя, которого специально пригласили ("шақырулы қонақ"). Например, мать Абая Улжан, провожая акынов, подарила одному буланого коня, а другому - гнедую кобылу. Знаменитому акыну Биржану она подарила "тай тұяк" - слиток серебра величиной с копыто жеребенка, а товарищи Биржана получили шелк и бархат на одежду[23].

И по сей день существует неписаный закон, что сестра или брат жены могут при прощании взять любую вещь в доме или домашнее животное. Одаривают и специально приглашенных гостей.

III. Семантика жестов, связанных с юртой

3.1 Жесты избегания

Народная традиция разработала довольно строгие правила и нормы, связанные с юртой. В бескрайней степи, где аулы располагались на значительном расстоянии друг от друга, появление чужого человека могло означать не только появление гостя, но и врага. Поэтому пришелец не должен был нарушать при­вычный размеренный ритм жизни аула, а напротив, должен был продемонстрировать отсутствие враждеб­ных намерений [16, с59].

Этикетные нормы традиционного общества скотоводов, в частности казахского, запрещали подъезжать к аулу и юрте на скаку или бегом (ауылға қарай шаппа, жүгірме) - это считалось знаком известия о чьей либо смерти. Проезжающий верхом мимо юрты человек должен был спешиться и поздороваться с хозяевами. А тем, в свою очередь, следовало поинтересоваться, из какого рода путе­шественник, и угостить его. Еще недавно нельзя было проехать мимо аула, не остановившись в нем. Это считалось дурным тоном, неуважением [17,с.111]. Более того, такого непочтительного человека могли даже посчитать вором или преступником, прячущимся от людей.

По древнему обычаю у казахов подъезжать всаднику к юрте следовало с задней, тыльной стороны. Необходимо было останавливаться и привязывать лошадь сзади кибитки, а потом вызывать хозяев словами: "Сөйлес! Адам бар ма? (Желаю вступить в разговор, есть ли хозяева?)" [16, с.60].

Запрет подъезжать к юрте со стороны входа был закреплен в обычном праве казахов "Жеты Жаргы": "Если привязанная спереди кибитки лошадь лягнет ребенка, то платить за смерть ребенка - полный кун. Если лошадь лягнула на задней стороне кибитки, то вина падет на ребенка, отправившегося туда". Или: "Если женщина будет сбита с ног всадником и изувечена йот того родит мертвого ребенка, то с виновного взыскивается плата по следующему расчету; за младенца до пяти месяцев, за каждый месяц по одной лошади, а за младенца от пяти до девяти месяцев за каждый месяц по одному верблюду" [1].

Входить в юрту следовало друг за другом; одно­временное перешагивание порога с кем-либо осужда­лось, поскольку это разрешается только во время похоронно-поминальных обрядов.

У казахов рекомендовалось не входить в юрту с плеткой в руке, более того, степной этикет категорически запрещал входить в юрту с оружием, но и принимать гостей без оружия и охраны. Так, известный поэт Махамбет Утемисов, догадываясь о том, что прибывшая к нему делегация имеет целью убийство, не мог принять ее у себя в юрте с оружием в

руках, и, "когда сразу несколько человек набросились на него, он даже не успел дотянуться до меча".

Нельзя входить в юрту, имея что-либо во рту: "входить в юрту с пищей во рту нехорошо, выходить, напротив, хорошо", "к врагу входят жуя, а от друга выходят жуя". Вошедший в юрту обязательно должен отведать в нем пищу, тамак ауыз тию, буквально "прикоснуться ртом к пище" [16,с.60].

Различаются этикетные нормы, регламентирующие поведение человека в юрте, в зависимости от его места в системе брачных связей (отношение свойства). Место хозяина юрты, мужчины, в повседневной ситуации располагалось на почетном месте тор. Место его жены - по левую его руку . Место снохи располагалось в околодверном пространстве, в левой половине юрты, ближе к двери, "...пока свекровь в живых, сноха не может находиться в тор". И.Алтынсарин писал: "У казахов молодая женщина два-три года после замужества не показывается своему тестю и вообще всем родственникам мужа, старше его летами. Войдя в их кибитку, она не может идти далее пяти-шести шагов от двери внутрь кибитки" [4].

Обычай избегания особенно строго выдерживается до рождения трех-четырех детей. Войдя в их кибитку, она не может идти дальше 5-6 шагов от двери во внутрь кибитки, при нечаянных встречах со старшими (кайнага) она отворачивается и делает им колено­преклонение, за что получает от них благодарственное слово: "көп жаса" ("живи долго"). Снохе нельзя ложиться на постели свекра и свекрови, иначе у нее заболит поясница и отнимутся ноги (аруақты сыйламаса, аяғы аурады, белі аурады) [16,с.68].

Казахи различают следующие виды запретных поз: - сүйеніп отыруға болмайды, тіреліп отыруға болмайды -"нельзя сидеть, прислонившись к чему-либо, опираясь на что-либо - это поза больного человека."

- таянып отыруға болмайды - "нельзя сидеть, подперев руками землю" - это поза скорби, горя, означающая смерть близкого человека.

- поясницу - белді таянба; если так сидит мужчина, эта поза означает күші кеткен - "мужская сила (потенция ) ушла". Это также поза плакальщиц при оплакивании покойников.

Запрещается подпирать рукой щеку – жағынды таянба, лоб - мандайды тіреме (эта поза также считается обозначающей печаль, заботы)..

Нельзя сидеть, подняв руки над головой или заложив их за голову - қолынды төбеге көтерме, не разрешается сцеплять пальцы рук в замок - қолынды кусырама, иначе қолынды құай байлағаны - "бог свяжет руки".

Нельзя сидеть, обняв колено или же сцепив руки в замок на колене - тізенді құшақтама, керме[18]. Нельзя подтягиваться при посторонних, керілуге болмайды, жұртқа қарап. Молодым людям запрещается возлежать в юрте, жастарға жамбастап жатуға болмайды (это поза не молодых мужчин); принимать пищу полулежа, жатып ішy болмайды - это поза больного человека.

Нельзя сидеть, вытянув ноги вперед — көсіліп жату. Такая поза разрешается только маленьким детям.

Не рекомендуется в юрте сидеть на корточках. Эта поза считается исключительно мужской; у казахов она означает, что человек торопится, пришел не надолго. Если будешь сидеть таким образом, то обеднеешь. Так сидели только бедняки, скитальцы, не имеющие ни семьи, ни скота, ни имущества. Правильным способом сиденья у казахов считается "малдас құру", подвергнув ноги калачиком; замужней женщины, хозяйки - лицом к очагу, на подогнутой под себя правой ноге, левая же согнута в колене. Этот же способ используют и мужчины, когда прислуживают за трапезой, но поскольку они сидят на противоположной, мужской половине, положение подогнутой под себя и согнутой в колене ног обратно женскому. Женским способом сидения у казахов считается также следующая: сидящая сидит боком, под тянув к себе ноги; ступни ноги должны быть прикрыты подолом платья. Поза сидения на корточках, так называемая орлиная посадка, одна из самых распрастраненных в сельской местности. Поза эта требует от сидящего особой сноровки - черта, в значительной степени восходящая к особенностям национальной обуви казахов. Опираясь на землю сапогами, человек всей своей тяжестью садится на их негнущиеся толстые голенища, которые становятся для него прочной опорой. Казахи могут находиться в такой позе часами в юрте и особенно за ее пределами, встретившись в степи и неспешно беседуя[20].

Таким образом, юрта - одна из древних форм жилища кочевников, где был воплощен сложный мировоззренческий комплекс, связанный с тради­ционным степным этикетом и культурой поведения.












Заключение

В условиях новой исторической действительности - приобретения Казахстаном независимости - проблемы возрождения и сохранения традиционной культуры казахского народа имеют исключительную важность, актуальность и значимость.

Актуальность выбранной темы определяется и тем, что данная проблема недостаточно изучена и представлена в казахстанской культурологии и исто­риографии, поэтому необходимо ее более глубокое изучение и представление.

Ведь ни для кого не секрет; что язык жестов-знаков, который до недавней поры бытовал в обычаях у казахов, сейчас встречается редко (и то лишь и отдаленной аульной местности), теряется и забывается, а вместе с ним теряется и целый пласт культуры, хранившйся и передававшейся казахским народом из поколения в поколение.
































Литература

1. Левгиин А. И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд и степей. Алматы, 1996.

2. Потанин Г.Н. Материалы для истории Сибири. См. Хрестоматия по истории России. Москва, 2000.

3. Валиханов Ч Ч. Собр. соч. А.: Наука, 1961.

4. Алтынсарин И. Избранные произведения. Алма-Ата: Наука, 1955.

5. Маргулан AJC. Казахское народное прикладное искусство. Алма-Ата: Онер, 1986.

6. Ауэзов М. Путь Абая. Алма-Ата: Жазушы, 1960.

7. Момышулы Б. Наша семья. Алма-Ата: Жазушы, 1974.

8.ТатубаевС.С. Жесты как компонент искусства. Алма-Ата, 1979.

9. Мифы и легенды казахского народа. Алматы: Аркаим, 2004.

10.Муканов М.М. Этнопсихологическая специфика невербальных коммуникативных знаков. См. в сб. Интеллект и речь. "Психология4 вып. 2. Алма-Ата, 1972.

11. Джумагулов Ж И. Алтынсарин. Алма-Ата, 1979.

12. Байбурин А.К. Некоторые вопросы этнографического изучения поведения См. в кн. Этнические стереотипы поведения. Ленинград: Наука, 1985.

Байбурин А.К. Об этнографическом изучении этикета \\ Этикет у народов Передней Азии. М., 1988.

13. Мейрманова Г.А. Культура общения у казахов: этикет приветствий и прощаний.// Этнографическое обозрение.-М. - 2007. -№6.

14. Шаханова Н. Мир традиционной культуры казахов. Алматы, 1998.

15.Шаханова Н. Символика традиционной казахской культуры. Алматы, 2004.

16. Муканов М. Казахская юрта. Алма-Ата: Наука, 1981.

17. Акиржанов А. Этикет казахского народа. //Вечерняя Астана. - 2002.

Алимбай Н., ДосымбекХ. Этикет казахского застолья - дастархан. // World dicovery Kazakhstan. 01.2004

18.НиязоваЖ.К Этикет кыргызов: сущность и социокультурная ценность. Бишкек, 2005.


12



57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)

Автор
Дата добавления 13.01.2016
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров337
Номер материала ДВ-333958
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх