Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Воспитательная работа / Другие методич. материалы / Внеклассное мероприятие "Из пламени Афганистана" о песенном творчестве воинов-интернационалистов.

Внеклассное мероприятие "Из пламени Афганистана" о песенном творчестве воинов-интернационалистов.


До 7 декабря продлён приём заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)

  • Воспитательная работа

Документы в архиве:

59 КБ is_plameni_afganistana.doc
2.27 МБ Батальонная разведка.wma
1.55 МБ Вот опять летим мы на задание-Памяти В Бураго.wma
1.29 МБ Горит звезда над городом Кабулом.wma
2.66 МБ Кукушка.wma
1.69 МБ Мечта.wma
1.96 МБ Над горами цепляя вершины.wma
1.38 МБ Неизвестная любовь.wma
1.98 МБ Песня о друге.wma
1.49 МБ Прости меня.wma
1.76 МБ Прости моя мама.wma
2.13 МБ Этот мир без тебя.wma

Название документа is_plameni_afganistana.doc

Поделитесь материалом с коллегами:

hello_html_m17e59f38.gif


МКОУ «Велижанская СОШ»

Панкрушихинского района

Алтайского края.





Тематический классный час


«Из пламени Афганистана»


посвященный песенному творчеству воинов-интернационалистов.



(для учащихся старших классов)

* * *

В полдневный час в долине Дагестана

С свинцом в груди лежал недвижим я;

М.Ю. Лермонтов «Сон».



Не сон, а явь. В горах Афганистана,

Охваченные мстительным огнем,

Душманы гульбеддиновского клана

Его казнили августовским днем.


Веселый парень из деревни вятской,

Десятидневный новичок войны,

С кровавою налобною повязкой

Стоял он возле каменной сосны.


Глядел в чужие дымчатые дали,

Короткой жизни подводя итог.

А моджахеды яростно рыдали

Протягивая руки на Восток.


И тени зла сменяли тени страха

На пыльной коже смуглого лица.

Они просили гневного Аллаха

Простить их за распятье пришельца.


Из-за рядов неторопливо вышел

И приказал хозяин-феодал:

«Отрезать ему уши, чтоб не слышал,

Глаза повыжечь – чтобы не видал!»


И распластали грудь ему ножами,

И вытащили сердце из груди.

И как шакалы палачи визжали:
«Вовек, гяур, сюда не приходи!»


Одну из веток дерева пригнули,

Подвесили солдата на сосне.

А сердце в пропасть ближнюю швырнули.

И сгинули в вечерней тишине…


Сосна его растерянно качала.

Немела ночь. Ни звуков. Ни огней.

А сердце все настойчивей стучало

Из-под неостывающих камней.


И все ему бессмертному внимало –

И тот орел, что вымерял простор,

И тот овраг, с прожилкой речки малой,

И тот аул, что спрятался меж гор.


И травы, омертвевшие когда-то,

Очнулись вновь и дружно в рост пошли.

Как будто сердце русского солдата

Вдруг стало сердцем выжженной земли.


Виктор Кочетков.

О поэтическом и песенном творчестве воинов-интернационалистов широко заговорили сравнительно недавно. А год 1987-й стал своеобразной точкой отсчета, годом встречи массовой аудитории с «афганской» песней: появились первые два диска Всесоюзной фирмы «Мелодия» с записями ансамблем «Каскад» и «Голубые береты», сборник песенных текстов «Когда поют солдаты», а также многочисленные публикации в газетах и журналах и передачи по телевидению и радио.

Однако панорама песенного творчества воинов-интернационалистов была бы не полной без показа авторской песни, с которой, к стати говоря, все и начиналось. Единственной возможностью знакомства с ней до того времени оставались магнитофонные кассеты, записанные в Афганистане, бережно хранимые владельцами и с большим трепетом передаваемые для перезаписи.

Поэзия эта заявила о себе, прежде всего, авторскими воинскими песнями, имеющими глубокие корни в нашей культуре. Не случайно, видимо, что почти каждый стихотворец, пришедший с войны, поёт. То, что стихотворцы обращаются к гитаре, к музыке, видимо свидетельствует о том, что современной поэзии, как может быть и жизни, не хватает гармонии.

Участие в боевых действиях пробудило поэтические способности у многих и многих воинов. Известны стихи лейтенанта Александра Стобвы, сержанта Виктора Тарасова, рядового Сергея Болотникова, сержанта Антона Балакина, старшего лейтенанта Евгения Финогенова, старшего лейтенанта Александра Синотрусова, капитана Сергея Синько, погибших на Афганской земле. Широко известны песни на стихи Игоря Морозова, Юрия Кирсанова, Игоря Кошеля, Николая Кирженко, Валерия Петряева, Валерия Ковалева и многих других авторов и исполнителей. Новой стороной открылось творчество Виктора Верстакова.

Стихи и песни эти ворвались в нашу жизнь как-то неожиданно и тем разительнее от них впечатление. Впервые зазвучав на Афганской земле, они перемахнули хребет Гиндукуша и пошли по стране в магнитофонных кассетах, искренне рассказывая о мужестве и стойкости наших воинов, о судьбе поколения, которое в то время еще называли мирным.

В 1987 году в Ашхабаде прошел первый всесоюзный слет молодых воинов запаса, в числе которых было много воинов-афганцев. В рамках этого мероприятия был проведен фестиваль солдатской песни «Время выбрало нас», принять участие в котором были приглашены многие авторы-исполнители «афганской песни».

В песенном творчестве воинов-интернационалистов с первых шагов прочно определилось тематическое разнообразие, охватывающее широкий спектр повседневной армейской службы. Это песни, объединенные темой разлуки с Родиной, домом, любимой, друзьями. Фестиваль «Время выбрало нас» стал ярким тому подтверждением.

Разлука – неизбежная спутница военной судьбы. Но эта разлука утверждала в воинах светлые, добрые чувства. Еще более укрепляла любовь, формировала мужество.


Этот мир без тебя –

Он расколот войною.

Эхо выстрелов скачет

По склонам крутым.

Этот мир без тебя

Все же полон тобою,

И становишься ближе

Далекая ты…


Вряд ли кто из авторов предполагал, что их песни будет слушать многотысячная аудитория. В лучшем случае, они были рассчитаны на узкий круг друзей и родных. Поэтому в них столько личного, сокровенного, пережитого вдали от Родины. Случалось, разлука окрашивалась иным цветом. И тогда звучали другие слова.


Прости за то, что в том бою

Не думал о тебе,

В чужом краю, в чужой стране

На выжженной земле.

Прости, что я не добежал

До вражеского дота,

За сто шагов в прицел попал

Чужого пулемета.


И все же в этих песнях, как и в тех, что пели в землянках Великой Отечественной войны, больше оптимизма и светлой веры, надежды и любви.

У каждой песни, родившееся в Афганистане, своя история создания, и уже своя история бытования. За ними, как выяснилось, - трогательные, а порой и трагические судьбы. Беззащитные, всецело зависящие от нашей памяти. Светлая грусть осеняет при этом. И может быть, самое действенное участие здесь – молчаливо и терпеливо их выслушивать.

Вовсе не случайно, что одной из самых известных песен этого цикла стала «Кукушка». Ведь кукушка – старинный образ народной поэзии, связанный с родным домом.

Как, по каким законам из запасников души и памяти там всплыли вдруг эти стихи, видимо останется загадкой. Вот и «Кукушка» возникла на основе стихотворения известного поэта-фронтовика Виктора Кочеткова. Причем на музыку до этого не положенного. Некоторые изменения в текст, придавая ему афганский колорит, внес одаренный автор-исполнитель Юрий Кирсанов. Он – один из первых авторов «афганских» стихов, написавший такие песни, как «Вспомним, ребята, мы Афганистан», «Письмо любимой» и многие другие.

О том, как было написано стихотворение, рассказывал сам автор - Виктор Иванович Кочетков: «Для меня было большой неожиданностью превращение стихотворения в популярную песню, да еще где – среди наших воинов в Афганистане… Стихотворение было написано в начале 60-х готов в Молдавии, где я тогда жил. Особенно меня тянуло в Буджакские степи. Тут не раз русские войска сходились в рукопашную с янычарами, тут была одержана блистательная победа под Кагулом… В то время война, на которой мне пришлось испытать всякое, занимала в моей памяти и творчестве главное место. И вот – степь, жаркий полдень, древние курганы, близость границы, заставляющая вспоминать июнь 41-го. В такой атмосфере родилось стихотворение. И я счастлив, что строки пригодились солдатам в Афганистане. Время связало нас – людей сороковых-роковых и восьмидесятых. Кукушка продолжает куковать».

Ничего из этого, что чувствовал тогда поэт, прямо вроде бы и не высказывалось в стихах. Но строчки словно бы освящены опытом житейской мудрости. Проникнуты щемящим чувством причастности к бесконечным далям родной истории, настоящему и грядущему Родины.

Так что ты, кукушка, погоди

Мне дарить чужую долю чью-то –

У солдата вечность впереди,

Ты ее со старостью не путай.


Юрий Кирсанов сейчас живет в городе Мелитополе. Вот, что он рассказывал об этой песне: «Песня родилась не случайно. Когда я уезжал в Афганистан, багаж, естественно, был не велик. Но все же я не устоял, чтобы не захватить два сборника стихов «Лирика» Рудаки и «Отзывается сердце» Виктора Кочеткова. И хотя авторы принадлежали к совершенно разным эпохам, мне казалось, что у них есть некая общая философская направленность. А то, что один представлял регион, в котором нам предстояло воевать. А другой – военное поколение, только усиливало желание найти в этих стихах зерна истины. Рудаки не оправдал моих надежд. Изображаемый им Восток оказался совсем не таким, каким увидели его мы. Стихи же Кочеткова брали за душу. В них звучали мелодии испытываемых нами чувств. Надеюсь, поэт простит меня за то, что в текст стихотворения я внес изменения…»


(Звучит песня «Кукушка»).


Возвратившись с войны «афганцы» внесли в нашу жизнь какую-то неповторимую тревожную ноту. Они принесли с собой как бы обновленную любовь к Родине, познанную ими в дали от нее и доставшуюся им такой дорогой ценой. Они в какой-то мере вернули нам высокое понятие патриотизма, мужества, воинского и человеческого долга.


(Песня «Над горами, цепляя вершины…»)


Среди самодеятельных солдатских песен есть и эта – о разведке. Ее автор Игорь Морозов. Игорь Морозов увлекался песнями с детства. Служба в Афганистане открыла в нем новые творческие возможности. Так что вовсе не случайно им написано немало широко бытующих «афганских» песен. Но «Батальонная разведка» была сложена не в Афганистане. И посвятил ее Игорь своему отцу Николаю Петровичу, человеку, можно сказать, легендарному, фронтовому разведчику, ныне полковнику в отставке. За боевые подвиги, совершенные Морозовым-отцом в украинском городе Дубно его именем названа улица. Так неожиданно через песню оказались связанными город Дубно и далекий афганский Файзабад, где звучала эта песня.


(Песня «Батальонная разведка»).


Какие высокие судьбы встают за этими песнями! Кажется, что по некоторым неписаным законам справедливости такие судьбы просто не могли не увенчаться песнями. Но как-то быстро привыкаем мы к подвигам нынешних воинов. Промелькнет однажды имя героя в газете и позабудется. Неужели и впрямь притупилась и ослепла душа к героическому, к подвигу, как к вершинному проявлению личности? Нет, не молчим мы о героях, пишем о них статьи и очерки. Но где же они в нашей жизни, повседневности, почему перестали быть для нас образцом поведения? Почему их судьбы и подвиги не вызывают порой в нас сопереживания, ответного движения души, чисто человеческого участия.

Майор Валерий Бурков, человек не простой судьбы, повторивший подвиг Алексея Маресьева. Он тоже летчик и тоже остался в строю. Но ситуация тут еще более драматичная. Ведь в Афганистане погиб его отец – вертолетчик полковник Бурков Анатолий Иванович. Погиб, спасая экипаж другого вертолета. Но откуда мы узнаем об этих людях. Нет, не из новой повести о настоящем человеке. Узнаем из песни самого Валерия, обращенной к своей матери. Из песен узнаем мы и о других судьбах, других героях. Включаем магнитофон и нас снова терзают слова песни майора Игоря Кошеля «Памяти друга», посвященной военному журналисту майору Валерию Глезденеву:


Он за хлеб заплатил

Самой красной обильной ценою,

Жизнь не прожил взаймы,

Дал ей фору на лет пятьдесят…

Но разве ему одному она посвящена.

А Игорь Морозов исполняет свою давнюю, одну из первых своих песен, написанных в Афганистане:


Вот опять летим мы на задание,

Режут небо кромки лопастей,

А внизу страна Афганистания

Разлеглась в квадратиках полей.

И кому судьба какая выпадет

Предсказать пока что не берись.

Нам не всем ракетой алой высветят

Право на посадку и на жизнь.


(Песня «Вот опять летим мы на задание»).



И, конечно же, воспринимали бы мы ее совсем по-другому, если бы знали, что посвящена она Вадиму Бураго, ученику четвертого класса Востриковской школы № 3 Домодедовского района. Игорь Морозов служил в Афганистане с его отцом, вертолетчиком старшим лейтенантом, тоже Вадимом Бураго.

Так случилось, что жена Вадима Викторовича Бураго не на долго пережила своего мужа, всего на два года. Она так и не смирилась с выпавшей на ее долю утратой, не нашла в себе силы противостоять горю. И умерла, оставив маленького Вадима сиротой. Живет Вадим с дедушкой и бабушкой. Не хочется гадать, что делается в душе маленького Вадима, но иногда то бабушку свою, то тетю Людмилу Викторовну он называет мамой. Может быть по привычке, а может быть и сознательно. Ведь это так естественно, чтобы рядом была мама…


(Песня «Этот мир без тебя»).


Говорят, что смерть всегда метит в лучших. Может быть и так. Да только там в Афганистане, где погиб сержант, старшина десантной разведроты Виктор Тарасов, были действительно лучшие из того поколения, которое мы еще по привычке называем мирным. Может быть, действительно смерть метит в лучших. Да только как тут разделишь, если в том злопамятном бою 21 апреля 1985 года в Мараварском ущелье полегли все… Если из храбрых разведгрупп никого уже не воскресить.

По рассказам матери Виктора Тарасова – Анны Степановны, Витя рос шустрым и умным мальчиком. С детства любил книги, музыку, песни. Самостоятельно научился играть на гитаре. Но главной чертой его характера была общительность, умение находить общий язык с разными людьми. Поэтому он и был, и сейчас остается необходимым многим. Об этом говорят его стихи, немножко детские, немножко наивные, написанные им еще до службы:


Если слезы не лил от обиды и зла,

Если с горя и боли не плакал ни разу,

Значит, ты не любил никого никогда,

Принимая любовь за красивую фразу.

Если кожу ты с рук никогда не срывал,

Если ссадин и крови не видел на теле,

Значит, ты не боролся, не рисковал

И себя не познал на рискованном деле.


После окончания восьмого класса поступил в кинотехникум. Родители хотели, чтобы он окончил среднюю школу. Он же рассудил иначе. Отец Василий Николаевич часто болел, да и у матери здоровье не важное. Вот и хотелось ему поскорее стать им помощником.

В техникуме его избрали комсоргом. Там он начал писать стихи. И тогда, и позже, когда уже работал, была у него мечта, продиктованная, может быть, самой романтичностью его натуры – стать десантником. А пришел срок призыва в армию, и оказалось, что достичь этой мечты не так просто. У него ведь было плоскостопие, и он постоянно носил ортопедическую обувь со специальными стельками. Но своего он все-таки добился – его призвали в десантные войска. Дефект этот напомнит о себе еще не однажды. Из-за него его не будут посылать в Афганистан. И он опять настоит на своем. Иногда это прорывалось и в письмах: «Получил, мама, твою посылку. Спасибо за стельки. Мне их теперь до конца службы хватит». И тут же такие нежные слова: «Всю жизнь просидел бы рядом с тобой. Вроде бы уже и не маленький, а все хочется, чтобы обняла, как ребенка и за волосы потрепала». Напомнит этот дефект о себе еще раз, когда Виктора не станет. Именно по ногам опознают его изуродованное душманами тело.

Как оберегал он мать от излишних волнений. Ведь он так и не написал ей, что служит в Афганистане. Писал совсем о другом: «Будем стоять в ГДР. Отличное место. Красотища! Такая природа, архитектура! В общем, немцы строить умеют. Здесь тоже весна». Письмо это написано за месяц до гибели…

Вспоминает Анна Степановна, как приезжал Виктор в отпуск. Так совпало, что приехал он домой, как раз в день рождения мамы. Приехал ночью, будить не стал, а через окно, как когда-то в детстве, попал в дом. Сколько радости было у матери! Тогда она еще не знала, что это была его последняя шалость.

Когда уезжал он в часть, взял с собой гитару. Как рассказывали потом его боевые товарищи, она была вся исписана названиями городов и кишлаков, где ему довелось побывать. И писал матери: «Хочу после службы поступить в наш институт культуры на актерское отделение. Я тут понемножку даю концерты. Спасибо гитаре, везде выручает».

Какими теплыми были отношения Виктора с матерью! И совсем, видимо, не случайно, что о сыне своем она рассказывает в письмах тоже в стихах. Одно из своих стихотворений Анна Степановна завела в рамочку и поставила на могиле сына. Объяснила так: «Приезжали к нам студенты и посадили на могиле Вити елочку. А я боюсь, что под Новый год хулиганы срубят ее. И я надеюсь, что, прочитав стихотворение, они не станут этого делать. Ведь у меня, кроме этой елочки в жизни ничего больше нет».

Нельзя не поразиться этой ее искренней вере во всесильность человеческого слова.


(Песня «Прости, моя мама»).


Пройдут годы. Многое со временем, конечно, забудется. Канут в небытие нынешние дискуссии об «афганцах» и попреки, так больно их ранящие. Затянутся раны, напоминающие о себе лишь к непогоде. Потускнеют боевые ордена. У «афганцев» вырастут дети, которые лишь понаслышке будут знать о той войне, на которой их родителям довелось побывать. Но эта война останется в народе неизгладимой трагической метой. Останутся стихи и песни, рожденные на войне, рассказывая о силе духа и мужестве русского солдата.


57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)

Автор
Дата добавления 21.11.2016
Раздел Воспитательная работа
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров7
Номер материала ДБ-376127
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх