Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Выпускная работа курсов КРИППО "Имущественные отношения по "Русской правде".
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • История

Выпускная работа курсов КРИППО "Имущественные отношения по "Русской правде".

библиотека
материалов

СОДЕРЖАНИЕ.

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………2

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА « РУССКОЙ ПРАВДЫ». ……...3

    1. . Общая характеристика источника………………………………………3

1.2. Регулирование «Русской правдой» имущественных отношений в условиях раннефеодального общества…………………………………………..7

1.3. Основы уголовного права в «Русской правде»………………………11

  1. ОСОБЕННОСТИ РЕШЕНИЯ ВОПРОСОВ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА В «РУССКОЙ ПРАВДЕ»………………………………….15

2.1.Право собственности……………………………………………………..15

2.2.Обязательственное право………………………………………………..19

2.3.Наследственное право……………………………………………………22

2.4.Преступление и наказание……………………………………………….26

2.5.Суд и процесс…………………………………………………………….33

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………...37

ЛИТЕРАТУРА………………………………………………………………….40

ПРИЛОЖЕНИЕ………………………………………………………………..41













ВВЕДЕНИЕ.

Крупнейшими памятником русского права является «Русская Правда». Списки «Русской Правды» дошли до нас в большом количестве, но их единая классификация до сих пор отсутствует. «Русская Правда» была кодексом древнерусского феодального права. Ее нормы лежат в основе Псковской и Новгородской судных грамот и последующих законодательных актов не только русского, но и литовского права. В статьях «Русской Правды» говорится об установлении права феодальной собственности не только на землю и угодья, но и на движимое имущество: коней, бобров, орудия производства и др.

Для эпохи предшествовавшей «Русской Правде» характерным объединением сельского населения была соседская община. Она выросла в процессе разложения семейной общины.

Древнейшая часть «Русской Правды» является записью более старых норм сделанной при князе Ярославле Владимировиче. Ее иногда называют «Правдой Ярослава». Эта часть состоит из первых 16 статей «Краткой Правды». За ней следует «Правда Ярославичей», т.е. сыновей Ярослава Пространная редакция более сложна по составу и включает в себя множество княжеских законов изданных между серединой XI и началом XIII в.в., систематизированных и хронологически перемешанных.

Основное содержание «Русской Правды» отражает интересы княжеского хозяйства управления. При сравнении отдельных ее частей ясно виден рост княжеской власти и расширение княжеского суда.

Каждая редакция её отражает определенную степень зрелости феодальных отношений, что в целом позволяет этот сборник характеризовать как памятник феодального права. В отличие от многих аналогичных европейских юридических памятников, «Русская правда» не предусматривала применения смертной казни или членовредительских наказаний, а сыновьями Ярослава Мудрого была запрещена и кровная месть.

Русская Правда сохраняла юридическую силу на протяжении нескольких столетий, намного пережила Киевскую Русь, стала одним из источников при создании русских и литовских кодификационных фактов XYIXYII в.




  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА « РУССКОЙ ПРАВДЫ».

1.1 . Общая характеристика источника.


Время Владимира Святого или Великого было кульминационным пунктом во внешнем процессе образования Киевского, или Русского, государства. Владимир Святославич скончался в 1015 году, оставил после себя многочисленных сыновей жаждавших власти и «отчин». После смерти Владимира несколько лет длилась борьба за великокняжеский престол в Киеве. Наконец, великим князем стал Ярослав Мудрый (1019-1054).

Правление Ярослава Мудрого принято считать вершиной истории Киевской Руси. Владимир заложил фундамент – Ярослав возвёл величественное здание. По-видимому, Мудрым его прозвали за то, что все общепризнанные нормы он свёл в единый кодекс – «Русскую правду»: у страны появились законы, которым отныне она должна была следовать. Государство не только приводило в порядок уже известные правила общежития, но и устанавливало свои собственные для всех без исключения подданных, утверждая тем самым свою власть над ними.


В 1054 году со смертью Ярослава Мудрого начался новый, переломный этап в истории Руси, вызванный бурным экономическим ростом периферийных центров и стремлением феодалов к политической независимости. По завершению Ярослава, Древнерусское государство было поделено между его старшими сыновьями на Киевскую, Переяславскую и Черниговскую земли. Начался так называемый «триумвират Ярославичей», вызвавший появление законодательного свода – «Правды Ярославичей», в последствие переделанный в «Пространную Русскую Правду». Однако единство сыновей Ярослава было недолгим, и в стране с новой силой вспыхнули раздоры.

«Русская правда» является важнейшим памятником права Киевского государства, сохранившим своё значение и в последующие период истории. Первоначальный текст «Русской правды», составленный в 30-е годы XI века и известный науке под названием «Правда Ярослава», до нас не дошел. В настоящее время известно 106 списков «Русской правды», составленных в XIIIXVII веках, которые принято делить на три редакции: краткую, пространную и сокращённую. Каждая из редакций отображает определённые этапы развития феодализма в Древней Руси.

«Русская правда» краткой редакции сохранилась в двух списках XV века Академическом и Археографическом, и помещена в «Новгородской I летописи младшего извода после известия о победе над Киевским князем Святополком Окаянным Ярослава Мудрого, который отпустил своих воинов «домой и дав им Правду и Устав списав, тако рекши им: «По сей грамоте ходите, яко же вам, такоже держите».

Существует ещё II списка Краткой редакции XVIII-XIX веков.

Датировка Краткой Правды 1016 годом (Б.Д.Греков, Л.В.Черепнин) вызвала возражения. Древний пергаментный Синодальный список Новгородской I летописи не имеет записи о грамоте Ярослава 1016 года, ни текста «Русской Правды». В Софийской летописи (XVв.) есть упоминание о Ярославовых грамотах, первое под 1019г., второе 1035 г. Если допустить, что под грамотой понимается «Русская правда», то датой возникновения может считаться 1016г. По составу Краткая правда делится: «Правда Ярослава», «Правда Ярославичей», «Покон вирный», «Урок мостникам».

К «Правде Ярослава» относятся первые 17 статей. Некоторые особенности первых статей позволяют говорить об их возникновении на основе более раннего памятника, что приводит к выделению этой части в так называемую Древнейшую Правду. Вторая часть Краткой Павды получила название «Правда Ярославичей». Из текста следует, что Ярославичи собирались в дни восстановления «Правды русской земли». Такой съезд мог состояться между 1054 и 1076 годами, когда умер Святослав. В «Повести временных лет» сказано, что в 1072 князья «совокупишася» под Киевом, в Вышгороде, для переписания мощей Бориса и Глеба, в связи с их канонизацией. «Можно думать, - отмечал М.П.Тихомиров, - что «Правда Ярославичей возникла в непосредственной связи с восстаниями в Киевском государстве 1068-1071 годов. «Правда Ярославичей» устанавливает особенно высокие ставки (двойную виру) за убийство княжеских людей, участившихся в то время вследствие волнений на Руси. В статье 21 даёт прямую ссылку на постановление об этом князя Изяслава по поводу его конюшего, которого убили жители Дорогобужа.

Особое место в Краткой Правде занимают «Покон вирный» и «Урок мостникам». Первый – устав для вирников – сборщиков пошлин в пользу князя. Некоторые исследователи видят в заключительных словах «урок Ярославль» подтверждение, что «Покон вирный» возник при Ярославе. «Устав мостникам» большинство исследователей рассматривали, как правила для мостовщиков, строителей, ремонтников древних мостовых. Нет одинакового решения о времени и месте составления «Краткой Правды» в целом как единого памятника. Одни считают её памятником конца XI века (М.Д.Приселков, С.В.Юшков), другие (Тихомиров, Черепнин) относят к 1136 году. Место возникновения указывают Москву и Новгород.

Пространная Правда дошла до нас более чем в 100 списках. Во всех древнейших списках Пространная Правда разделена киноварными заглавиями: «Суд Ярослав Володимировича Правда Русская» и «Устав Володимир Всеволодовича». Одним из источников была Краткая Правда. Вторым был «Устав Владимира Мономаха». Причем к уставу второй части можно отнести только статьи о резах и закупках. На это указывает начало текста в ряде списков: «А се уставил Володимирь Всеволодовичь».

Время возникновения относят к совещанию, созванному Владимиром после смерти Святополка. Оно состоялось накануне въезда Владимира в Киев. По мнению М.П.Тихомирова третьим источником мог быть протограф Сокращённой Правды. Вывод его о возникновении Сокращённой Правды во второй половине XII века и существовании её протографа основано на том, что следы этого протографа имеются в Сокращённой и Пространной Правде.

Ряд статей Пространной Правды, в том числе «Устав о холопах», раздел о наследстве возникли первоначально как самостоятельные факты, включенные за тем в текст. Возникновение протографа М.П.Тихомиров и Л.В.Черепнин связывают с восстанием 1209 года в Новгороде против ростовщичества. Это подтверждается в сравнении Пространной Правды с текстом договора Смоленска с Ригой 1229 года. Характерно, что в тексте договора правовые нормы выделены даже названием: «А се починается Правды».

При этом «Правда Роська» по своему содержанию отличается от «Русской Правды Пространной редакции» - сборника феодальных законов, сохранившегося во множестве списков в составе юридических сборников, служивших руководством для судей («Мерило Праведное», «Кормчая»), а именно – не знает ещё вир и продаж (судебных пошлин в пользу князя), назначает одинаковую плату за убийство людей, независимо от социального положения в размере 40 гривен в пользу родственников убитого, говорит о праве на кровную месть, об остатках «народного суда». Пространная правда содержит сведения о хозяйстве, категориях феодально-зависимых людей, о системах юридического оформления зависимости, углублении социальной, классовой дифференциации, отражает классовую борьбу, политические события.

Источниковедческое изучение редакции и списков «Русской Правды» позволяет проследить процесс оформления этого законодательного памятника как свода постановлений и судебных обычаев, которым пользовались в разных русских землях. С установлением феодальной раздробленности тексты «Русской Правды» подвергаются переработке в соответствии с конкретными потребностями. «Русская Правда» дополняется многочисленными руководствами для церковных и гражданских судей, что привело к широкому распространению списков в составе Кормчих и Мерил Праведных.

Почти все древнейшие списки Пространной Правды северного происхождения прослеживаются в юридических памятниках Новгородской и Псковской земель, Владимиро-Суздальского княжества. «Русская Правда» оказала воздействие и на развитие правовой мысли, в тех южных и западных землях Руси, которые вошли в состав Великого княжества Литовского и Польского государства.




1.2. Регулирование имущественных отношений «Русской правдой» в условиях раннефеодальных отношений.



В статьях «Русской Правды» говорится об установлении права феодальной собственности не только на землю и угодья, но и на движимое имущество – лошадей, средства производства и другое. Известны такие виды договоров: мена, купля-продажа, заем, поклажа, личный наём. Наиболее полно регламентирован договор займа, сто явилось следствием восстания киевских низов в 1113году, против ростовщиков. Объектами займа выступали не только деньги, но и хлеб, и мёд. (статья 46). После восстания в Киеве Владимир Мономах ввёл новый устав о резах, по которому ростовщик мог брать только три раза проценты, и когда уже возьмёт столько, сколько стоит самый капитал, то не может брать больше процентов. Частые войны и нашествия половцев разоряли капиталы; являлись неоплатные должники или под их видом плуты. В статье 50 говорится: «А же который купец кде либо шед с чужими кунами истопиться, либо рать возьмёт или огонь, то не насилити ему: не подати его». При Владимире положили различие между тем купцом, который действительно потеряет от рати или от непредвиденных бедствий и между тем, который «пропиется али пробиется и в безумии чюжь товар испортит», в этом случае предусмотрено поступать по воле кредиторов, пожелают ли они ждать или распродать остатки его имущества в свою пользу. Причем чужеземец имел преимущество при возвращении долга, даже перед князем. Вместе с развитием вопросов о долговом обязательстве возникли вопросы о наёмных людях, закупах. Набеги половцев, дороговизна, процентщики – всё способствовало тому, чтобы масса нищала. Обедневшие не в силах были себя прокормить по причине дороговизны, шли в наёмники к богатым. Взаимные жалобы привели к составлению статей и законоположению для сохранения тех и других. С одной стороны, эти закупы, взяв деньги от господина, давали иногда тягу; а с другой стороны, господа взваливали на них разные нагрузки по хозяйству и на этом основании утесняли.

Закон позволяет закупу идти жаловаться на господина князю или к судьям, определяет ответственность возрастающую по степени важности, за обиды и утеснения закупа пеню в его пользу от господина, охраняет его от притязания господина в случаи пропажи какой-нибудь вещи, но с другой стороны, предоставляет его телесному наказанию по воле господина, если закуп действительно виноват: «Оже господин бъёт закупа за дело его – без вины есть», и в случае побега угрожает ему полным рабством «оже закуп бежит от господина – то обель». Кроме закупов, служивших в дворах у господ, были закупы ролейные, поселённые на землях и обязанные работой владельцу. Статьи «Русской правды» определяют положение и рабов (хлопов) очевидно, что многие, пользуясь бедностью народа, обращали в рабство служащих у них закупов или свободных людей, то возникла необходимость определить, что такое холопство, кто должен считаться вольными. Холопство обельное признано трёх родов (статьи 102-104): первый вид покупка – иногда продавался человек сам в холопы добровольно: в таком случае согласие покупаемого объявлялось перед свидетелями. Второй род холопства сообщался принятием женщины рабского происхождения в супружество без всякого условия. Третий вид холопства – если свободный человек без всякого договора сделается должностным лицом у частного человека, привяжет ключ к себе без ряду. Таким образом, служба лицу сама по себе уподоблялась рабству. Только эти люди могли быть холопами, прочие – не холопы: «в даче не холоп (если дали ему в долг), ни по хлебе работят (если не за хлеб работает), ни по придатьце, «по всякий кто взял в долг, может отработать то, что получил и отойти. В «Русской Правде» нет упоминания о холопах – военнопленных. «Русская Правда» подробно рассматривает владельческие права смердов, женщин, условия наследования имущества («задницы»)

Владельческие права смердов (и даже в известной степени закупов) ограждались законом в интересах всего класса феодалов и князя как носителя публичной власти. Феодал должен на своей земле иметь крестьянина, обладающего наделом, инвентарём, скотом. Безземельный, безлошадный, бесхозяйственный крестьянин – негодный объект для эксплуатации. Из текста статей 71,85, видно, что наследником смерда является его сын, честь его имущества получали и незамужние дочери. Если дочери были замужние, то имущество смерда переходило князю, расширяло его владения и обеспечивало доход с них с помощью другого «тяглеца». На церковных землях выморочные земли переходили в распоряжение епископов. Феодалы же являясь собственниками земли, пользуются привилегиями, в том числе правом передачи своего имущества не только сыновьям, но и дочерям. В статьях Пространной Правды упоминается об имущественных правах женщин в семьях смердов, «свободных мужей» и привилегированного сословия. О том, что и рабы могли обладать какой-либо собственностью, нормативные источники не сообщают. Женское имущественное владение, именуемое в «Русской Правде» «частью», вероятно, включало приданное и не входящее в его состав некоторое парафернальное имущество – собственность жены, которой она могла распоряжаться по собственному усмотрению. В последствие имущество жены передавалось мужу только на основе доверенности, а обеспечением добросовестности управления им служила законная ипотека на имущество мужа в пользу жены. Владение приданным, по «Русской Правде», присуще людям из среды почти всех классов и социальных групп феодального общества, в том числе и смердам. «Русская Правда» рассматривает и проблему опекунства. Знатные женщины после смерти мужа полномочно становились опекунами малолетних детей и управляли хозяйством по праву старшинства, пользуясь имуществом, и несли ответственность за убытки лишь в случае вторичного замужества. Даже когда опекаемые становились совершеннолетними, за труды по их воспитанию матери-вдове предоставлялось право остаться в доме своих детей, даже против их воли, сохраняя при этом свой выдел на содержание – «часть». Если же женщина вторично выходила замуж, то она возвращала опекаемым всю принятую на опеку движимость и недвижимость, включая приплод от рабов до скота. Если это имущество опекаемых пускалось в оборот, то прибыль шла в пользу ближайшего родственника опекунши. О наследовании в низших сословиях «Русская правда» даёт мало сведений: после умершего «раба робе» и «рабьим детям» «задницы не имати» в семье смерда дочери не наследуют только при сыновьях, если сыновей нет, то имущество переходит к дочерям, а если среди них есть незамужние, то им полагается часть для приданного. Усиление феодализации общества, преобладание территориального принципа над родовым, рост социального неравенства способствовали развитию процесса приобретения знатными женщинами прав на владение и распоряжение имуществом. По нормативным актам XI-XII веков русские женщины предстают владелицами и распорядительницами движимого имущества. Они не были и не могли быть в случае наследования по закону собственницами всего совокупного имущества семьи («задницы»), детям пользовались им до совершеннолетия детей на правах опекунства и системы семейной иерархии. В пропорциональном отношении «часть» матери вряд ли была меньше «части» каждого из детей: если бы существовало неравенство количественном отношении, оно было бы специально оговорено в законе. Особый интерес представляет статья 94, по которой переживший свою жену супруг не получал наследственной доли в имуществе покойной, а только управлял этим имуществом. На «часть» первой жены имели право только её дети, даже если отец передал эту «часть» своей второй жене. Таким образом, сравнение положения вдовы и вдовца в русском законе позволяет говорить о равенстве их прав. Ещё более интересна статья 106, устанавливающая наличие у древнерусских женщин не только наследственных прав, но и права женщины в отличии от своего мужа выбирать кому из детей передать своё наследство. По этой статье предпочтение отдавалось тому, кто проявил больше внимания к матери: « аже и вси сынове ей будут лиси, а дочери может дани, кто ю кормити буде». Последний, третий этап эволюции имущественных прав знатных женщин – утверждение возможности владения недвижимостью: землёй, «отчиной». Этот этап зафиксирован лишь в поздних источниках. Само расширение имущественных прав женщин, получение ими прав на владение недвижимостью органически связано с общими экономическими и социально-классовыми изменениями, характерными для государства, развивающегося по феодальному пути и преодолевшему к началу XVI века – по крайней мере, в праве – рецидивы до феодальных структур.





1.3.Основы уголовного права в «Русской правде».

Большое внимание правовые памятники Киевской Руси уделяют уголовному праву. Согласно «Русской Правде» преступления обозначались как «обиды».

Субъектом преступления мог быть любой человек, кроме холопа. За действия холопа отвечал господин (статья 42), если холоп совершает кражу, то его владелец обязан возместить цену украденного животного в двойном размере, в случае других преступлений судьба холопа находилась целиком в руках его господина: захочет тот заплатить за провинившегося штраф – холоп избегнет наказания; не захочет – может выдать холопа. Система наказания была довольно легкой и простой. Наиболее серьёзным видом наказания были, так называемы поток и разграбление, когда имущество преступника подвергалось конфискации, а осуждённый изгонялся из общины, либо превращался в холопа. Наиболее распространёнными были денежные наказания – вира и продажа. Первая взыскивалась в пользу князя за убийство, в размере от 5 до 80 гривен., а вторая – за другие преступления, в размере от 3 до 12 гривен. Смертная казнь не записана в «Русской Правде», но летописи свидетельствуют о её применении за выступления против феодальной власти и измену князю. В Киевском государстве не было специальных судебных органов. Судебные функции выполняли представители администрации, включая самого князя, а так же церковные органы. Существовал так же вотчинный суд, то есть право феодала самому судить зависимых от него людей. Наиболее серьёзным преступлением было убийство. Если в статьях краткой редакции сохраняется возможность кровной мести за убийство или замены её платой в размере 40 гривен, независимо от социального положения убитого, в юридическом быте Руси. Князья Изяслав, Всеволод и Святослав с мужами своими Косячком, Перетягом, Никифором сошедшись «отложили убиение за голову», то есть месть, существовавшую до того времени, но положили выкопаться купами, а прочее всё оставили по-прежнему. Введение вин за убийство нельзя рассматривать так, как будто за преступление отвечали только платой, напротив, вира относилась только к известным случаям. Например: «буде ли стоял на разбое без всякие своды, то за разбойника люди не платят, и выдадут его самого всего и с женою и с детьми на поток и разграбление». Вира собственно была не наказание, а только доход князю за уголовные преступления. Вирою отделывался убийца только тогда, когда убийство происходило по ссоре или на пиру. Такое убийство падало вместе на всю общину, или вервь, потому, вероятно, что при ссоре были свидетели, которые могли остановить убийство. Убийца платил только часть своей виры; вервь и тогда должна была платить, «когда муж бьёт мужа в рвзбои, но не ищут имент», следовательно, когда нет преследования убийцы, равным образом вервь платил и тогда, когда находили на своей земле тело убитого, а убийцы не оказывалось, что называлось дикой вирою, но когда убийцу преследовали, тогда иное дело: а головничество самому головнику. Тут же понятие об убийстве принимает значение преступления. Размер виры даёт представление о растущем социальном неравенстве – за убийство раба вира не налагалась, за них взыскивалось в пользу хозяина только 5 гривен как восстановление убытков. В то же время вира за убийство конюшего платили 80 гривен, за убийство конюка или повора – 40 гривен, за сельского тиупа – 12 гривен, за смерда – 5 гривен.

Высокие штрафы также налагались за нарушения прав феодальной собственности. Очень жестоким было наказание за поджог риги: виновного в этом с женой и детьми превращали в рабов или выгоняли за пределы земли, а всё его имущество конфисковали. Эта кара и называлась «поток и разграбление». За кражу скота вводились штрафы: за украденную кобылу – 60 кун, за вола – гривну, за корову – 40 кун, за третьяка – 30 кун, за лоньщину – полгривны, за телёнка – 5кун, за жеребца – гривна. В отношении женщин «Русская Правда» рассматривает не только убийства, за которое убийца несёт не только не меньше, а в случае убийства рабы и большее наказание, но и такое преступление как оскорбление чести. Его можно разделить на две категории: оскорбление чести путём какого-нибудь непристойного поступка, действия и словесное оскорбление. Одним из наиболее тяжких преступлений первой категории было «пошибание» (изнасилование). По отношению к представительствам несвободного населения и холопкам, это преступление не влекло за собой уголовной ответственности, если субъект, его совершивший, был владельцем пострадавшей. Более внушительная кара была установлена за совершение насилия над женщинами свободного сословия, как за убийство человека – в 40 гривен. К оскорблению действием относилось и нарушение целостности одеяния женщины, особенно срывание головного убора. Оскорбление словом, как вид преступления упоминается в связи с казусом ложного обвинения в блудодействе. Обязательность штрафа за словесное оскорбление сочетается с наказанием, дифференцируемым в зависимости от социального ранга потерпевшей. Оскорбление словом дочерей и жён бояр каралось штрафом, равным плате за изнасилование женщин этой социальной группы – 5 гривен золотом. Приравнивалось к оскорблению и оклеветание женщины, в случае если клеветником оказывался муж, пострадавшей давалось право требовать развода. Наказания за телесный ущерб рассматривались княжеской юрисдикцией безотносительно к вопросам пола. Кара за увечье рабыни следовала лишь в случае смерти пострадавшей. В среде свободного населения за нанесение побоев жене уголовного наказанию мужу предусмотрено не было, а супруге рекомендовалось «извет дати перед людьми» и даже допускался развод. В то же время «Древнейшая Правда» предусматривала высокие штрафы за нанесение побоев свободному общиннику – от 12 гривен за удар батогом, жердью, рогом, тупой стороной меча до 40 гривен, в случае если после удара возникает увечье, высок штраф и за вырванный ус или клок бороды – 12 гривен. Поскольку женщины на Руси нередко участвовали в таких потасовках, была не только выделена в особую статью «драка по-женски», но и введены специальные наказания за побои, нанесённые собственному мужу, а также другой женщине. В последнем случае штраф был вдвое больше: 3 гривны за побои, нанесённые мужу, 6 гривен за избиение женщины женщиной. За воровство, как один из видов уголовных преступлений, взыскивались равные штрафы и с мужчин, и с женщин. Помимо свидетельств об ответственности женщин за собственные проступки, в источниках встречаются упоминания об ответственности жён за действия их ближайших родственников, в первую очередь мужей. Если имущественная сторона этого вопроса характеризуется наличием тайной ипотеки на имуществе жены, то аспект личной ответственности обусловлен существование пережитков системы ответственности коллективной. Не смотря на то, что на основании «Русской Правды» можно судить об утверждении уже в X веке системы индивидуальной уголовной ответственности, тем не менее в ней же имеется статья о выдаче свободного Людина за разбой на «поток и разграбление» вместе с женой. Кроме суда по «Русской Правде» существовал и «Божий Суд», в соответствии с которым испытывали водой или огнём. Это языческие пережитки, которые сохранились на представлениях о «чистом» и «нечистом», «правом» и «неправом», которые существуют в непосредственном материально-вещественном воплощении.











II. ОСОБЕННОСТИ РЕШЕНИЯ ВОПРОСОВ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА В «РУССКОЙ ПРАВДЕ»


2.1.Право собственности

В феодальном обществе право собственности в среде феодалов определяется их взаимной связью и связью с государством, то есть системой вассальной зависимости, а в крестьянской среде системой запретов на распоряжение. От различий этих отношений зависит и различия в статусе собственности. В дореволюционных исследованиях шло в основном обсуждение вопросов о существовании родовой и частной собственности, мнение о коллективных формах земельной собственности преобладало.

Юридические различия и специальная терминология для обозначения движимой и недвижимой собственности возникают значительно позднее, скачала в Европе в силу влияния развитого римского права, а потом в России. Юридическая формулировка права собственности складывалась в России под воздействием буржуазных отношений и соответствовала, аналогичному понятию в других буржуазных странах. Ее суть, заключающаяся в том, чтобы подчеркнуть экстраординарное положение субъекта собственности определена еще в римском праве: «Собственнику принадлежит исключительное, и независимое господство над вещью».

В Х-Х1 вв. общинные пережитки на Руси еще довольно значительны. Однако определять степень наличия коллективных и индивидуальных форм собственности весьма трудно из-за недостатка источников. В Русской Правде в подавляющем большинстве случаев речь идет об индивидуальной собственности. (конь, оружие, одежда и т. д.). Скорее всего, в развитых районах, где действовало княжеское законодательство, индивидуальная (частная) собственность играла решающую роль.

Собственник по «Русской Правде» имел право распоряжаться имуществом, вступать в договоры, получать доходы с имущества, требовать его защиты при посягательствах. Объектами права собственности выступает весьма обширный круг вещей - кони и скот, одежда и оружие, торговые товары, сельскохозяйственный инвентарь и многое другое.

Другие источники свидетельствуют о наличии в рассматриваемый период индивидуального крестьянского хозяйства. Однако они указывают на существование сел, погостов, вервей, весей сельских населенных пунктов с коллективными формами владения землей. Вероятно, это соседские общины с индивидуальной формой собственности на дворовый участок и, периодическими переделами пахотной земли. Платежи налогов князю не препятствовали населению распоряжаться землей по коллективному усмотрению, ибо единицей обложения данью была не земля, а двор, хозяйства.

Формы собственности были различными. Помимо семейно-индивидуальных и общинных хозяйств имелся княжеский домен, который представлял собой конгломерат земель, принадлежавших лично князьям. Они взимали там оброки, налагали иные повинности, распоряжались землями по собственному усмотрению. Собственность феодалов возникала как частная и основанная на княжеских пожалованиях. В Х1в. летописи - упоминают о селах княжеских дружинников, в XII в. таких свидетельств уже гораздо больше. Вотчины бояр были частной собственностью. Князья раздавали земли под условием службы (владения бенефициарного типа, временного или пожизненного). О. Раков, считает, что были наследственные бенефиции. Условные держания могли быть и в самой боярской иерархии. Княжеская раздача земель сопровождалась получением иммунитетов (независимых действий в этих владениях) - судебных, финансовых, управленческих. В Русской Правде нет сведений о землевладении феодалов, но в Пространной Правде упоминаются лица, жившие на этих землях: тиун боярский (ст. 1), боярские холопы (ст. 46), боярский рядович (ст. 14). Внутрифеодальные договоры о земле и кодексы, регулирующие землевладельческие отношения, до нас не дошли, можно лишь догадываться об их существовании.

Земельная собственность церкви возникла на основе государственных пожалований в виде десятины. В дальнейшем она росла за счет вкладов, покупок и т.д. 

Субъектами права собственности могли быть только люди не рабского состояния. Деление вещей на движимость и недвижимость не нашло юридического оформления, но статус движимости разработан в Русской Правде довольно обстоятельно. Собственностью ее содержание, и различные виды владения не им1ели специальных обобщающих терминов, однако на практике законодатель различал право собственности и владение.

Собственник имел право на, возврат своего имущества (коня, оружия, одежды, холопа), из чужого незаконного! владения на основе строго установленной процедуры за причиненную «обиду» назначался штраф в 3 гривны. Возвращение вещей требовало свидетельских показаний и разбирательства при необходимости перед «сводом из 12 человек» (ст. ст. 13, 14,-15, 16 Краткой Правды; ст. ст. 34, 35 Пространной Правды). Общий принцип защиты движимой собственности заключался в том, чтобы вернуть ее законному хозяину и заплатить, ему штраф в качестве компенсации за убытки. Движимая собственность (включая холопов) считается в Русской Правде объемом полного господства собственника: при спорах о ее возвращении государство не накладывает штрафов, стороны сами договариваются между собой. Доверившие имущество рабам и холопам (для торговых операций и т.д.) несли в случае причащения убытков и, истребления вещи ответственность перед третьими лицами в полном объеме (ст. ст. 116, 117). Иными словами, законодатель понимал, что право, собственности определяется волей самого собственникам Защита движимой собственности, если это не было связанно с уголовным Преступлением, не носило сословного, характера каждый вправе равнозначно определять ее судьбу.



2.2.Обязательственное право

Обязательство представляет собой правоотношение, в силу которого лицо, нарушившее интересы другого лица, обязано совершить определенные действия в пользу потерпевшего. Отличия гражданско-правового обязательства от уголовно-правового возникают лишь, на определенном уровне правового развития, в древней же период они смешиваются. Только с формированием отраслей гражданского и уголовного права законодатель вносит ясность в эти вопросы.

В древности существовало два вида обязательств из правонарушений (деликтов) и договоров, причем первые, видимо, возникли раньше. В «Русской Правде» обязательства из деликтов влекут ответственность в виде штрафов и возмещения убытков. Укрывающий холопа должен вернуть его и заплатить штраф (ст. И Краткой Правды). Взявший чужое имущество (коня, одежду) должен вернуть его и заплатить 3 гривны штрафа (ст. ст. 12. 13 Краткой Правды). Договорные обязательства оформляются в систему при становлении частной собственности, но понятия абстрактного понятия договора еще не существует. Позднее под договором стали понимать соглашение двух или нескольких лиц, в результате которого у сторон возникают юридические права и обязанности. В Древней Руси существовало несколько разновидностей договоров.

Стороны (субъекты) договоров должны отвечать требованиям возраста, правоспособности и свободы. Мы ничего не знаем о возрасте вступавших в обязательства в дохристианский период. С принятием христианства действовал, видимо, общий принцип, согласно которому вступление в брак было юридическим фактором достижения и имущественной самостоятельности лица. Неизвестны нам и те аспекты заключения договоров в языческий период, которые определялись полом лица. Однако в «Русской Правде» женщина уже выступает как собственник имущества, следовательно, она была вправе совершать еде-той. В этом сборнике законов закреплено влияние на обязательства статуса свободы. Холоп не являлся субъектом правоотношений и не мог отвечать по обязательствам, всю имущественную ответственность нес за него хозяин. Имущественные последствия сделок холопа, совершенных по поручению господина, также ложились на последнего.

Древнему праву известны два вида ответственности по договорам: личная и имущественная (в историческом отношении более поздняя и развитая). В Древнем Риме лишь закон Петехия (VIв. до н.э.) устанавливал имущественную ответственность. В первом случае лицо, не выполнившее обязательств, превращалось в раба, во втором случае его собственность переходила кредитору. В «Русской Правде» доминирует ответственность имущественная. Однако закуп в случае нарушения условий обязательств мог обращаться в полного холопа, злостный купец-банкрот также обращался в рабство. При неразвитости рабства зарождается принцип, согласно которому не выполнивший обязательств, становился зависимым от кредитора на тот срок, в течение которого отрабатывал ему весь объем долга и убытков. 

В IХ—ХII вв. письменная форма договоров еще не развилась, они совершались, как правило, в устной форме. Для устранения последующих взаимных претензий, при заключении сделок должны были присутствовать свидетели, но суд принимал и любые - другие доказательства, удостоверяющие договоры. Число известных «Русской Правде» сделок еще не очень значительно.

В обиходе договор купли-продажи был самым распространенным. Продавались имущество (движимое и недвижимое) и холопы, причем продаже холопов в законодательстве того времени уделяется весьма большое внимание. В «Русской Правде» регламентировался не столько сам договор купли-продажи (его условия зависели от воли сторон) сколько споры, возникавшие в результате взаимных претензий. Стороны могли распоряжаться, лишь своей собственностью, имущество краденое или неизвестного происхождения оспаривалось после покупки в присутствии администрации. Если законность принадлежности проданного не доказывалась, сделка расторгалась и имущество возмещалось оспаривавшему его лицу. Сделка о продаже сколько-нибудь значимых вещей совершалась на торгу публично во избежание последующих претензий.

Продажа недвижимости, видимо, ранее всем начала оформляться письменными актами (дошедшие до нас  датируются начиная с ХП в.). С.В.Юшков полагал, что существовали сроки предъявления претензий по недостаткам купленной вещи. Существовал и договор самопродажи в холопство в присутствии свидетелей.

По мнению С.В. Юшкова, этот договор был достаточно распространен в рассматриваемый период и исторически предшествовал договору купли-продажи. Хотя в «Русской Правде» он не упоминается, условия его заключения, скорее всего, были аналогичными договору купли-продажи. 

В «Русской Правде» имеется упоминание о найме рабочих «мостников» для ремонта и строительства мостов (ст. 97 Пространной Правды). Устанавливается размер платы за работы и питание. В ХП-ХШ вв. появляется категория «наймитов», которых закон отграничивал от других групп зависимого населения, и их отношения с наймодателем оговаривались договором. Наймит волен был расторгнуть договор, возместив убытки. В то же время имеются упоминания о челядных-наймитах, закупах-наймитах, сохранявших зависимость. Характер имущественного найма в «Русской Правде» не раскрывается.

В XII-XV вв. проявились три тенденции развития обязательственного права. Во-первых, развитие товарно-денежных отношений привело к появлению новых видов договоров (дарение, залог, поручительство) и уменьшению имущественной ответственности сторон в обязательствах. Обязательства из правонарушений постепенно смещаются в область уголовно наказуемую. Во-вторых, при господстве феодальных отношений сохранялась личная ответственность должников. Должники попадали в хозяйственную зависимость от заимодавцев, обязаны были отрабатывать долг, находясь как бы под патронатом. Личная зависимость распространялась даже в среде феодалов в вассальных, отношениях с государством или сюзереном. В-третьих, в Новгороде и Пскове формировалась система обязательственного Права с развитой имущественной ответственностью, основанной на товарно-денежном обмене.



2.3.Наследственное право.

Семейно-наследственное право относится к медленно изменяемой сфере. С момента принятия христианства основы православной семьи долгие столетия оставались статичными, постепенно допускались к наследованию женщины, варианты наследования были строго ограничены (по обычаю, по закону, по завещанию). Отношения в семье основывались на власти отца, лишь в поздний феодальный период складывается принцип раздельности имущества. Это - основные тенденции в указанной области права.

Ко времени «Русской Правды» мы не встречаемся со свидетельствами о приниженном положении женщины. По мнению некоторых исследователей, семья патриархального типа отражена в «Русской Правде» в понятии «вервь», то есть коллектива родственников, связанных общей ответственностью платежом «дикой виры».  Однако, как следует из ряда статей «Русской Правды», посторонние лица могли «вкладываться» в общую виру, не будучи родственниками. М. Косен предложил гипотезу, согласно которой «вервь» Древней Руси - переходная форма от патриархальной  семьи к индивидуальной, с сохранением коллективных порядков (патронимия). Но отличительных черт патронимии не выделено, в ней сохранялись коллективное хозяйство, родственные связи и  обычаи. Единственный отличительный признак - меньшая численность - вообще трудно определим. Поэтому патронимия, больше похожа на чисто логическую конструкцию.

В Древней Руси к XI в. господствовала моногамная семья с индивидуальным хозяйством. С принятием христианства в конце X в. церковь вела активную борьбу с язычеством, за торжество индивидуальной семьи и семейной нравственности. Брак, развод, моральные отношения в семье стали санкционироваться ею. Не освященный брак считался грехом и мог отразиться на потомках. Летопись гласит: «от греховного корня злой бывает плод». Верховенство мужчины в христианской семье сохранилось и упрочилось, постепенно становилось частью государственной идеологии. Летопись оправдывает это: « не внимай злой жене: ибо мед каплет с уст ее. Жены - прелюбодейки. Но мгновение это. Не путем жизни идет она, сближающиеся с ней пойдут после смерти в ад».

Христианская семья должна была подчиняться суровым нравственным канонам, в основе новой идеологии лежали трудолюбие, смирение, ответственность перед Богом. Формирование семьи христианского типа происходило постепенно, государство относилось к язычеству достаточно терпимо, но подтвердить конкретными фактами сосуществование христианских и языческих семей невозможно.

В глубокой древности наследование осуществлялось на основе обычного права, с правом всего коллектива на какую-то часть имущества. Ранее всего индивидуализировалось наследование движимости (лук, копье, топор). Возникло деление наследственной массы на доли: часть - коллективу, часть - семье, часть по усмотрению самого лица. Ибн Фадлан свидетельствовал, что к X в. имущество умерших руссов делилось на три части.

Наследование на основе обычного права в видоизмененной форме входит в общегосударственный закон. Видимо, параллельно развивались завещательные отказы, ограниченные долями в пользу ближайших родственников. Можно выделить две формы наследованиям по закону и по завещанию. Отстранение, женщин от наследования не может рассматриваться как средство не сознательного принижения. Выходя замуж за члена другого рода, они не могли забирать имущество, нажитое членами своего рода. Воевали за новые территории мужчины и обрабатывали землю мужчины, поэтому институт наследования недвижимости по мужской линии устойчив у всех европейских народов.

Право родни на долю из штрафов в случае убийства закреплено в ст. 4 договора с Византией 911 г. Видимо, родственники в любых случаях могли претендовать на часть имущества. В остальном договор рисует картину развитого наследственного права, где действует первенство завещания над законом. Статья 13 гласит: «Если кто из русинов умрет, не урядив своего имения, будучи на службе в Византии, а родственников там не имеет, то возвращается имущество близким родственникам на Русь. Если оставит завещание, то имущество идет тому, в пользу кого составлено завещание». Правда, следует иметь в виду, что такая развитая форма предписывается имущей среде, в крестьянских общинах обычное наследование продолжало действовать.

Споры о наследстве возникали довольно часть, и Уставы церковные Владимира 1 и Ярослава Мудрого взяли эти тяжбы родственников под свою юрисдикцию. Но поскольку положение церкви в это время не было достаточно прочным, нормы о наследовании имущества, вошедшие в Русскую Правду, расписаны очень подробно, видимо, во избежание коллизий языческих обычаев и христианских установок индивидуализированной семьи. Институт наследования в «Русской Правде» - один из наиболее разработанных.

В XI в. брак стал церковной прерогативой, в участии в судебных процессах о наследстве могли отказать лицам без соответствующих церковных свидетельств. Точных данных о возрасте вступления в брак до нас недопило. С.В. Юшков считал, что он составлял 14-15 лет для мужчин и 12-13 лет для женщин.

В «Русской Правде» речь идет об индивидуальной семье (муж, жена, дети) с личным хозяйством. В статьях о «верви» подразумеваются, возможно, коллективы родственников. В Пространной Правде имеется целый устав о наследстве (ст. 90-95, 98-106). Две первые статьи (ст. 90, 91) закрепляют древние ограничения в общинах смердов: имущество умершего, не оставившего сыновей, переходит князю, дочерям до замужества выделяется часть на приданое. В то же время в среде дружинников и бояр действовал иной принцип: «наследство князю не идет, его наследуют дочери». В остальных статьях регулируется наследование на базе частной собственности и индивидуального хозяйства.

Общий принцип известен еще по Договорам с Византией: приоритет наследования по завещанию с обеспечением законных долей членов семьи. Статья 92 гласит: «Кто умирая разделит свой дом детям, на том стоять, кто без ряда- умрет, всем детям идет имущество». Наследование по завещанию ограничено сыновьями и женой (дочери получают только часть ст. 9 3, 95). Дети от первой жены имеют право на часть имущества принадлежащего матери (ст.94). Дети от рабыни 'не наследуют ничего, но получают с матерью свободу (ст. 98). Во всех случаях «двор» переладит младшему сыну (ст. 100) как менее способному к самостоятельному существованию. Имущество малолетних детей находится под управлением матери: если она выходит замуж, тогда назначается родственник-опекун. Мать, опекун, отчим отвечают за это имущество и несут материальную ответственность за его утрату. Своей частью имущества мать распоряжается самостоятельно, может завещать его детям, лишать их наследства, если они будут «лихи» (ст. 106).

Такой порядок наследования обеспечивал имущественные права всех членов семьи и в целом просуществовал до того момента, когда к наследованию стали допускаться женщины. Одновременно установилась зависимость благополучия детей мужского пола от воли завещателя как основа «доброго» отношения к родителям, при сохранении младшим детям гарантии средств к существованию.

2.4.Преступление и наказание.

Уголовное право как совокупность норм, представляющих собой обособившуюся отрасль права, сформировалось на стадии позднего феодализма и продолжало развиваться в буржуазный период. Поэтому для более раннего времени правильнее говорить об уголовном законодательстве, в центре которого стоят две кате, горни - преступление и наказание. В Х-ХV вв. понятия вины, соучастия, подготовки к совершению преступления находились в зачаточном состоянии, постепенно, на протяжении ХV1-ХV11 вв., а формировались, и лишь в Уложении 1649 г. они находят более или менее полное отражение.

В арабских источниках, летописях, договорах Руси с Византией имеется достаточно сведений о караемых государством криминальных посягательствах в 1Х-Х в.в. Речь идет о кражах, в убийствах, побоях и т. д., но они не характеризуются какими-либо особыми терминами. Преступные действия в летописях именуются злыми делами. Главный элемент преступного действия - наказуемость. В качестве объекта нарушения могли выступать государственный закон, обычаи, религиозно-нравственные установления. В литературе принято считать, что первая попытка определить преступное сделана в «Русской Правде», где нанесение вреда личности именуется «обидой». Например, при нанесении побоев следовало «платить за обиду 12 гривен».

Субъектами преступлений, то есть лицами, способными отвечать за криминальные действия, могли быть 'свободные люди. Любое преступление подразумевало выплату штрафов и имущественные взыскания, для чего требовалось наличие собственности. Холопы и рабы, сами будучи разновидностью собственности, таковой не имели и имущественную ответственность за них несли хозяева. Очень трудно определить влияние «а положение субъекта сословного статуса. Мы не имеем сведений документов о последствиях, например драки дружинника и крестьянина, хотя наиболее правдоподобная версия возникновения Древнейшей Правды связывается именно с побоищем между княжеской дружиной Ярослава Мудрого и. новгородскими горожанами. Наиболее вероятно, что во времена «Русской Правды» при изустных привилегиях феодалов за оскорбления, бесчестье и т.д. все свободное население отвечало за криминальные действия в отношении представителя другого сословия. «Русская Правда» ничего не говорит о совершении преступлений женщинами, о возрасте преступников. С принятием христианства возраст преступника стал определяться. на основе церковных установлений.

Можно предполагать, что в древний период в «крестьянских общинах практиковались наказания на основе обычного права. Но конкретных источников до нас не дошло. В «Русской Правде» отражены только два вида преступлений: против личности  (убийство, телесные повреждения, оскорбления, побои) и против собственности (разбой, кража, нарушение земельных границ, не законное пользование чужим имуществом). Закон защищал интересы индивидуума, который, выделившись из общинной системы, нуждался в охране как своей личности, таки своего хозяйства. Государственные преступления. В «Русской Правде» не упоминаются, весьма нечетко обрисованы деяния против княжеской администрации (например, убийство конюха). На данном этапе еще не существовало абстрактного понимания государства и его интересов, вред государству отождествлялся с вредом князю, и посягательства против князей рассматривались как тяжкие деяния. К участникам восстаний применялась казнь на  месте преступления, часто - массовая. Князья в борьбе за  власть порой прибегали к весьма недостойным приемам но вопрос об ответственности решался в их среде. Измена князю так же рассматривалась в княжеском окружении.  Ответственность  во многом зависела от расстановки политических сил.

В «Русской Правде» доминируют штрафы, хотя на практике арсенал уголовных кар был довольно велик. Утвержденный вскоре после принятия христианства кодекс, будучи государственным законодательством, порывал с морально нравственными установками язычества, но новые христианские ценности усваивались постепенно. В таких условиях единственным критерием интересов индивидуума мог быть только денежный эквивалент причиненного ущерба, что и закрепляла система штрафов. Сыграло роль и то, что жесткие виды наказаний противоречили христианской доктрине гуманности, они в кодекс не вошли. По этой же причине «Русская Правда» является сугубо светской, уголовные наказания против интересов церкви устанавливались в церковных уставах.

В практике применялись следующие виды наказаний: кровная месть (ее лишь условно можно отнести к наказаниям), «поток и разграбление», смертная казнь, уголовные штрафы, заключение в темнице, членовредительные кары. Уголовные штрафы за посягательства на личность носят выраженный сословный характер, при посягательстве на имущество это проявляется менее резко.

Об убийствах упоминается в договоре с Византией 911г. (в случае убийства кого-либо убийца должен «умереть на месте» (кровная месть). Если же виновный успевал скрыться, вступала в действие имущественная ответственность: имущие лица отдавали свою часть собственности в качестве выкупа, не обладавших собственностью родственники убитого преследовали до отмщения. Статья 1 Правды Ярослава Мудрого также предусматривает месть родственников за убийство, если мстителей «не будет», выплачивается штраф в 40 гривен. В этой статье еще отсутствует социальная дифференциация виновных при выплате штрафа, но убийство признается самым опасным преступлением, с него начинаются все редакции «Русской Правды». В Правде Ярославичей за убийство огнищан, конюхов князя, тиуна предусмотрен уже повышенный штраф в 80 гривен, за убийство свободного человека выплачивался штраф в 40 гривен.

Нанесение побоев, оскорбления, телесные повреждения карались денежными штрафами. За повреждение пальца выплачивалось 3 гривны, за удары жердью, палкой, за вырывание бороды и усов12 гривен. За отрубание руки полагался штраф 40 гривен. Угроза оружием наказывалась штрафом в 1 гривну. Хотя штрафы дифференцированы в зависимости от тяжести увечья, ясного Понимания степени вреда в «Русской Правде» нет, поэтому можно говорить о принципе казуальности: в кодексе перечисляются случаи нарушения телесной неприкосновенности с конкретными штрафами, но без попыток обобщения.

Больше всего внимания в «Русской Правде» уделяется краже. Подробно расписывается, какой штраф обязан уплатить уличенный вор за коня, корову, утку, дрова, сено, холопки т.д. Законодатель, стремясь ничего не упустить, включает в этот список и зерно, и ловчих птиц, и охотничьих собак. Общий принцип таков, что пострадавшему следует полностью компенсировать материальный урон, поэтому виновный должен выплатить стоимость украденного и заплатить штраф. Сословная защита имущества встречается редко. Например, за кражу княжеского коня устанавливался штраф в 3 гривны, за коня смерда - 2 гривны. В Пространной Правде за кражу коней (основной рабочей силы) вор выдавался «на поток и разграбление». Убийство вора, на месте преступления не считалось преступлением, и наказания не влекло. Все иные виды посягательств на чужую собственность карались штрафами (нарушение земельных границ, сжигание пчель, пиков, самовольный захват чужого коня или оружия, поломка чужих вещей) размером до 12 гривен.

«Русская Правда» не знает смертной казни, но она применялась на практике за антигосударственную деятельность, за участие в восстаниях, разбойничьих шайках. Любопытно, что уже в Х-Х1 вв. это наказание регулировались государством.

Сведения, о применении смертной казни правителем руссов имеются в арабских источниках 1Х-Х вв. По свидетельствам ибн Ласта и ибн Фадлана, варан разбойника могли лишить жизни через повешение. Применяли варварские казни княгиня Ольга и князь Святослав (до 972 г.) в осажденном городе Доростоле. Согласно арабским сведениям, существовала альтернатива казни: преступника могли «выслать» на окраины государства (вариант изгнания из общины). Примерно в X в. казнь уступила место уголовным штрафам за преступления имущественные и против личности. В конце X в. Владимир из-за усилившихся «разбоев» обсуждал вопрос о введении за них смертной казни,, причем опасался этого, «боясь греха». Следовательно, в ограничении смертных приговоров сыграло роль принятие христианства. Но княжеское окружение санкционировало усиление репрессий, поскольку князь обязан «бороться со злом». Введенные казни за разбои привели к оскудению казны, куда перестали поступать штрафы, и последовала замена лишения жизни штрафами. Причем речь, видимо, шла не только о разбоях, а о широком круге посягательств на собственность и личность.

В таком виде система уголовных штрафов вошла в «Русскую Правду» в XI в. Смертная казнь стала прерогативой экстраординарных полномочий княжеской власти в государственной неполитической сфере и за обычные преступления не применялась долгое время. В то же время отсутствие законодательной регламентации способов казни приводило порой к необузданной жестокости князей. Например, на рубеже ХЦ-ХШ вв. галицкий князь Роман закапывал непокорных бояр живьем в землю, четвертовал их с изуверской назидательностью: «Не раздавив пчел, меду не съесть».

Штрафы были ведущим и основным видом наказания по «Русской Правде», применялись за все виды преступлений и служили источником существенного пополнения государственной казны. Размер штрафа колебался от 1 до 80 гривен серебра, а в церковных уставах - до 100 гривен. С точностью определить, какая часть шла потерпевшим, а какая - государству, не представляется возможными

Продажа - самый распространенный штраф, выплачиваемый нанесение побоев, посягательства на собственность, оскорбления. Его размер составлял от 1 до 12 гривен. Например, за удар не обнаженным мечом, за вырывание бороды полагалось 12 гривен. В некоторых статьях лишь указана сумма штрафа без упоминания «продажи». В кодексе есть прямые указания, что продажа платится князю, это - публичный штраф, свидетельствующий о. свободном состоянии виновного.

Вира - представляла собой уголовный штраф, который выплачивался только за убийство и только свободного человека. В «Русской Правде» нет упоминаний об убийстве феодалов, за это полагалось более суровое наказание, нежели вира. За 40 гривен по ценам того времени можно было купить 20 коней. Выплата таких сумм была не каждому по силам. Поэтому существовал коллективный институт «дикой виры», куда делали взносы члены общины, чтобы в случае необходимости внести выкуп за убийство. Дикая вира выплачивалась общиной и в случае разбойного убийства, если она не разыскивала преступника. Вероятно, кое-кто из феодальных верхов не прочь был заполучить лишний уголовный штраф за случайно обнаруженное тело, и «Русская Правда» запрещала, поэтому взыскивать дикие виры за неопознанных убитых и скелеты (ст. 3-8, 19 Пространной Правды). Не делавшие в дикую виру взносов в случае убийства самостоятельно выплачивали всю сумму.

Уроками назывались штрафы за истребление собственности и имущества. Например, «кто намерено коня зарежет или скотину, то платит 12 гривен продажи, а хозяину урок» (ст. 84 Пространной Правды). Поскольку рабы и холопы приравнивались к имуществу хозяев, за, их убийство выплачивался урок, а не вира. Стоимость холопов «Русская Правда» оценивает в, 5-6 гривен, а более высокопоставленных холопов (тиуна, ремесленника) - в 12 гривен.

« Русская Правда» ничего не говорит о телесных наказаниях и лишении свободы. Тюрем в Древней Руси еще не было, как и осознания тюремного влияния на преступника. Применялось заточение в «поруб» (подвал) высокопоставленных лиц, князей, посадников, лиц княжеского окружения. Эта мера являлась временным ограничением свободы до наступления определенных событий. Например, в 1067 г. великий князь Изяслав посадил в порубе князя Всеслава с двумя сыновьями, после смерти Ярослава Мудрого его сыновья выпустили из «поруба» дядю Судислава и насильно постригли в монахи. Телесные наказания также применялись, но государство все же отдавало предпочтение штрафам.

Законодатель сознавал, что степень тяжести преступления может зависеть как от преступника, так и от внешних обстоятельств. Однако эти элементы он не мог формулировать в абстрактном виде, отягчающие обстоятельства, соучастие, формы вины и т.д. - продукт более позднего времени. И все же с состоянием опьянения (при разорении купца) «Русская Правда» связывает более тяжкие последствия. В трех случаях она предусматривает групповые кражи скота (ст. ст. 40, 41, 43 Пространной Правды) и устанавливает, что каждый участник должен заплатить штраф в полном объеме. Понимал законодатель и различную направленность умысла преступника, поэтому в кодексе разграничены случайные убийства или неосторожные (в обиду), убийства в разбое, убийства на миру «явлено», «в сваде». За «разбой без всякой свады» полагалось строгое наказание. Однако. отделяя преступления преднамеренные от бытовых, законодатель руководствовался принципом казуальности и фиксировал их без теоретических обобщений. В «Русской Правде» только намечается деление на умышленные и неосторожные деяния.

Карательные нормы «Русской Правды» продолжали действовать, но к концу XV в. была подготовлена база для качественно нового уровня уголовного права. Это связано с тем, что появились новые виды преступлений против государства, его аппарата, и должностных лиц, преступность стала более масштабной, и уголовное законодательство отреагировало на это усилением репрессий.

2.5.Суд и процесс.

Древнейшей формой судебного процесса был суд общины, члены которой в равной степени обладали правами и обязанностями тяни в судебных разбирательствах. Состязательность сторон сохранялась долгое время, поэтому процесс в Древней Руси называют состязательным (реже - обвинительным). Ему присущи такие отличительные черты, как относительное равенство сторон и их активность при рассмотрении дела в сборе доказательств и улик. Одновременно в Х-Х1 вв. укрепляется процесс, где ведущую роль играли князь него администрация: они возбуждали процесс, сами собирали сведения и выносили приговор, часто сопряженный со смертным исходом. Прототипом такого процесса может служить суд княгини Ольги над послами древлян в период восстания или суд князей над восставшими в 1068 г. и 1113 г.

Поводами к возбуждению процесса служили жалобы истцов, захват преступника на месте преступления, факт совершения преступления. Одной из форм начала процесса был так называемый «заклич»: публичное объявление о пропаже имущества и начале поиска похитителя (обычно на торгу). Давался трехдневный срок для возвращения похищенного, по истечении которого лицо, у которого обнаруживались искомые вещи, считалось виновным и должно было вернуть имущество и доказывать законность его приобретения. Можно предполагать, что использовались различные виды доказательств: устные, письменные, свидетельские, улики. Очевидцы происшествия назывались видоками. Существовали «послухи», которых одни исследователи считают очевидцами по слуху», другие - свидетелями «доброй славы» обвиняемого могли быть только свободные люди: «на холопа  послушества не складывают, поскольку он не свободен», - гласит «Русская Правда». Равенство, сторон в процессе диктовало привлечение к свидетельству столько свободных. Лишь в «малой тяжбе» и по нужде можно было «ссылаться на закупа». Если не было свободных, то ссылались на тиуна боярского, а на «иных не складывать» (ст. 66 Пространной Правды).

В «Русской Правде» предусмотрена особая форма обнаружения утраченного имущества - свод. Если после «заклича» пропавшая вещь обнаруживалась у лица, заявившего себя добросовестным приобретателем, начинался свод. Указывался человек, у которого приобреталась вещь, тот, в свою очередь, указывал на другого, и т.д. Кто не мог указать источник приобретения, считался вором, должен был вернуть вещь (стоимость) и заплатить штраф. В пределах одной территориальной единицы свод шел до последнего лица, но если в нем участвовали жители другой территории (города), он шел до третьего лица, которое выплачивало повышенное возмещение и начинало свод по своему месту проживания (ст. 35-39 Пространной Правды).

Другое процессуальное действие - гонение следа - представляло собой розыск Преступника по следам. В случае убийства наличие следов преступника в какой-либо общине обязывало ее членов выплачивать «дикую виру» или разыскивать виновное лицо. При терявшихся следах на пустошах и дорогах поиски прекращались (ст. 77 Пространной Правды).

Нормы «Русской Правды», действующие в русских княжествах в ХII-ХV вв., продолжали использовать в судебном процессе рассматриваемого периода. При сохранении состязательных начал в судебном процессе усиливались роль и активность государственной администрации. Повсеместно выросло значение судебного поединка при невозможности выяснения пистоны иными способами. Ордалии уходили в прошлое поскольку противоречили христианскому пониманию выяснения истины, судные клятвы лишались языческой атрибутики. Одновременно возросла роль письменных документов, особенно в земельных спорах и тяжбах.

Для эпохи, предшествовавшей «Русской Правде», характерным объединением сельского населения была соседская община. Она выросла в процессе разложения прежней семейной общины. Частная собственность на землю постепенно разлагает прежде однородную массу общинников: наряду с зажиточными появляются бедняки, терявшие свои участки. Выходя из общины, они в поисках работы попадали в зависимость от богатых землевладельцев - князей и бояр.

Древнейшая Правда («Суд Ярослава») сохранила следы живучих обычаев родового строя, которые еще не были изжиты в раннефеодальном государстве. Ст. 1 признает еще институт  кровной родовой мести за убийство, но вводит ограничение круга  мстителей ближайшими родственниками убитого. «Убьеть мужь мужа, то мстить брату брата, или сыновни, или брату чаду, любо сестрину сынови…». Но тут же княжеский закон устанавливает, что в случае отсутствия мстителя убийца должен уплатить денежный штраф в пользу князя: «аше не будет кто мстя, то 40 гривен за голову…».

Строй процесса по «Русской Правде» является, бесспорно, состязательным (или обвинительным), что характерно для эпохи раннего феодализма. «Русская Правда» описывала особые формы досудебного установления отношений между потерпевшим (будущим истцом, обвинителем) и предполагаемым ответчиком (обвиняемым). Это так называемый «свод» и «гонение следа». «Свод» состоял в отыскании истцом надлежащего ответчика путем «закличи», свода в тесном смысле и присяги.

Правда, существование в Киевской Руси судебного поединка отрицается многими исследователями. Их довод, кажущийся очень сильным, это отсутствие упоминания о поединке в «Русской Правде». Но вместе с тем и указания арабских писателей, подобные только что приведенному, и договор с немцами, 1229 года (ст. ст. 15 и 16), и юридические поговорки («В поле две воли, кому бог поможет») подтверждают древность происхождения и прочность института судебного поединка.

О причинах отсутствия указаний на поединок в «Русской Правде» можно только строить предположения. Нельзя отрицать возможности некоторого воздействия, так сказать, механического порядка на текст «Правды» со стороны церковников. Поединок, бесспорно имевший место в жизни Киевской Руси ХI-ХII вв., должен был отразиться в современных законах и в их первой кодификации - в «Русской Правде». Но затем он мог исчезнуть со страниц этого сборника или почти исчезнуть, как наиболее противный духу христианства, йод пером первых благочестивых переписчиков памятника.

























ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, мы рассмотрели правовое положение основных социальных

групп, положения гражданского права, уголовного права, судебный процесс

и определили влияние церкви.

С появлением первого письменного закона – «Русской Правды» - Русь поднялась еще на одну ступень в своем развитии. Отношения между людьми в обществе стали регулироваться законами, что в значительной мере приводило в порядок общественную жизнь с ее бесчисленными трудностями.

Этот кодекс Древней Руси стал основой развития русского права в Новгороде и Пскове, Смоленске и Великом княжестве Литовском, а также в Северо-Восточной Руси. Если «Повесть временных лет» открывала начальные страницы летописных сводов, создававшихся в различных феодальных землях Руси, то «Русская Правда» стала эталоном при составлении местных памятников права периода феодальной раздробленности и образования Русского государства. Однако в «Русской Правде», как мы уже успели заметить, все же сохранились некоторые древние элементы, например, кровная месть, а на практике использовалась смертная казнь, хотя она и не упоминается в «Русской Правде».

В целом «Русская Правда» как выдающийся памятник древнерусского права, объединяет элементы как традиционного, так и инновационного права, а также опыт государств, с которыми Русь контактировала, и в первую очередь – Византии и Скандинавии. Однако всё это использовалось с учетом местных условий и традиций, так что рецензия была не прямой, а опосредованной. «Русская Правда» является важнейшим памятником феодального права восточного славянства. Она имеет много общих черт с такими позже появившимися законодательными памятниками западных и южных славян, как «Польская Правда», «Закон судный людям», хорватские статуты, древнейшие чешские статуты и другие. Закономерности развития общины, зависимое положение крестьян, взымание родственниками убитого штрафов за убийство, судебные доказательства виновности нашли свое отображение во всех этих древних памятниках славянской славянского законодательства. Позже «Русская Правда» оказала большое влияние на развитие феодального права России, Украины, Белоруссии, Литвы (Литовские статуты) и Польши (Вислицкий статут). Итак, насколько же верно и точно отразился в Русской Правде действовавший на Руси юридический порядок?

Во-первых, она умалчивает о том, что считает необходимым устранить из судебной практики и чего не применял церковный суд.

Во-вторых, многого в действовавшем праве она не захватила, или потому, что не было практической необходимости это формулировать, или потому, что при неупорядоченном состоянии княжеского судопроизводства трудно было формулировать.

Из этого следует вывод о том, что «Русская Правда» есть довольно верное, но не цельное отражение действовавшего в древней Руси юридического порядка. В ней воспроизведены не все части современного ей права. Однако воспроизведенные обработаны и четко изложены. Поэтому, как образно выразился Ключевский, «Русская Правда» – хорошее, но разбитое зеркало русского права XI - XII вв.»1



ЛИТЕРАТУРА.





1.И.А.Исаев. История государства и права России. М.: Юрист, 1993-544с.

2.Зимин А.А. Правда Русская. М.: Древлехранилище, 1999-260с.

3.Ключевский В.О. Курс русской истории, ч.1. М.: Соцэкгиз, 1937-394с.

4.Свердлов М.Б. От Закона русского к Русской Правде. М.: Юрид. лит-ра, 1988-176с.

5.М.Н.Тихомиров. Пособие для изучения Русской Правды. М.: Издание Московского Университета, 1953-192с.

6.Ю.П.Титов. История государства и права России. М.: Проспект, 1999 – 541с. 7. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период/Титов Ю.П., Чистяков О.И. М.: Юрид. лит., 1990-354с.

8.Юшков С.В. Русская Правда. М.: Гос. издание юрид. лит., 1950-380с.

hello_html_m2a7690f7.gif










ПРИЛОЖЕНИЕ.



«РУССКАЯ ПРАВДА» В КРАТКОЙ РЕДАКЦИИ

1. Убьет муж мужа, то мстит брат за брата, или сын за отца, или сын брата, или сын сестры; если не будет никто мстить, то 40 гривен за убитого.

Если убитый - русин, или гридин, или купец, или ябедник, или мечник, или же изгой, или Словении, то 40 гривен уплатить за него.

2. Если кто будет избит до крови или до синяков, то ему не надо искать свидетеля, если же не будет на нем никаких следов (побоев), то пусть приведет свидетеля, а если он не может (привести свидетеля), то делу конец. Если (потерпевший) не может отомстить за себя, то пусть возьмет с виновного за обиду 3 гривны, и плату лекарю.

3. Если кто кого-либо ударит палкой, жердью, ладонью, чашей, рогом или тылом оружия, платить 12 гривен. Если потерпевший не настигнет того (обидчика), то платить, и этим дело кончается.

4. Если ударить мечом, не вынув его из ножен, или рукоятью меча, то 12 гривен за обиду.

5. Если же ударит по руке, и отпадет рука, или отсохнет, то 40 гривен, а если (ударит по ноге), а нога останется цела, но начнет хромать, тоща мстят дети (потерпевшего). 6. Если кто отсечет какой-либо палец, то платит 3 гривны за обиду.

7. А за усы 12 гривен, за бороду 12 гривен.

8. Если кто вынет меч, а не ударит, то тот платит гривну.

9. Если пихнет муж мужа от себя или к себе - 3 гривны, - если на суд приведет двух свидетелей. А если это будет варяг или колбяг, то вдет к присяге.

10. Если холоп бежит и скроется у варяга или у колбяга, а они его в течение трех дней не выведут, а обнаружат на третий день, то господину отобрать своего холопа, а 3 гривны за обиду.

11. Если кто поедет на чужом коне без спросу, то уплатить 3 гривны.

12. Если кто возмет чужого коня, оружие или одежду, а владелец опознает пропавшего в своей общине, то ему взять свое, а 3 гривны за обиду.

13. Если кто опознает у кого-либо (свою пропавшую вещь), то ее не берет, не говори ему - это мое, но скажи ему так: пойди на свод, где ты ее взял. Если тот не пойдет, то пусть (представит) поручителя в течение 5 дней.

14. Если кто будет взыскивать с другого деньги, а тот станет отказываться, то идти ему на суд 12 человек. И если он, обманывая, не отдавал, то истцу можно (взять) свои деньги, а за обиду 3 гривны.

15. Если кто, опознав холопа, захочет его взять, то господину холопа вести к тому, у кого холоп был куплен, а тот пусть ведет к другому продавцу, и когда дойдет до третьего, то скажи третьему: отдай мне своего холопа, а ты ищи своих денег при свидетеле.

16. Если холоп ударит свободного мужа и убежит в хоромы своего господина и тот начнет его не выдавать, то холопа взять и господин платит за него 12 гривен, а затем, где холопа застанет тот ударенный человек, пусть бьет его.

17. А если кто сломает копье, щит или испортит одежду, и испортивший захочет удержать у себя, то взять с него деньгами; а если тот, кто испортил, начнет настаивать (на возвращении испорченной вещи), платить деньгами, сколько стоит вещь.

Правда, уставленная для Русской земли, когда собрались князья Изяслав, Всеволод, Святослав и мужи их Коснячко, Перенег, Никифор Киевлянин, Чудин, Микула.

18. Если убьют огнищанина умышленно, то убийце платить за него 80 гривен, а люди не платят; а за княжеского подъездного 80 гривен.

19. А если убьют огнищанина по-разбойничьи, а убийцу люди не ищут, то виру платит та вервь, где найден убитый.

20. Если убьют огнищанина у клети, у коня, или у стада, или во время крахи коровы, то убить его, как пса; тот же закон и для тиуна.

21. А за княжеского тиуна 80 гривен, а за старшего конюха при стаде также 80 гривен, как постановил Изяслав, когда дорогобужцы убили его конюха.

22. За княжеского сельского старосту или за полевого старосту платить 12 гривен, а за княжеского рядовича 5 гривен.

23. А за убитого смерда или холопа 5 гривен.

24. Если убита рабыня-кормилица или кормилец, то 12 гривен.

25. А за княжеского коня, если тот с пятном, 3 гривны, а за коня смерда 2 гривны.

26. За кобылу 60 резан, за вола гривну, за корову 40 резан, за трехлетнюю корову 15 кун, за годовалую полгривны, за теленка 5 резан, за ягненка ногата, за барана ногата.

27. А если уведет чужого раба или рабыню, то он платит за обиду 12 гривен.

28. Если придет муж в крови или в синяках, то ему не надо искать свидетеля.

29. А кто украдет коня или вола, или обкрадет клеть, если он был один, то он платит гривну и 30 резан; если же их было и 10, то каждый из них платит по 3 гривны и по 30 резан.

30. А за княжескую борть 3 гривны, если выжгут или разломают.

31. За истязание смерда, без княжеского повеления, за обиду 3 гривны.

32. А за огнищанина, тиуна или мечника 12 гривен.

33. А кто распашет полевую межу или испортит межевой знак, то за обиду 12 гривен.

34. А кто украдет ладью, то за ладью платить 30 резан (владельцу) и 60 резан продажи.

35. А за голубя и курицу 9 кун.

36. А за утку, гуся, журавля и за лебедя платить 30 резан, а 60 резан продажи.

37. А если украдут чужого пса, или ястреба, или сокола, то за обиду 3 гривны.

38. Если убьют вора на своем дворе, или у клети, или у хлева, то тот убит, если же вора додержат до рассвета, то привести его на княжеский двор, а если его убьют, а люди видели вора связанным, то платить да него.

39. Если украдут сено, то платить 9 кун, а за дрова 9 кун.

40. Если украдут овцу, или козу, или свинью, а 10 воров одну овцу украли, пусть каждый уплатит по 60 резан продажи.

41. А тот, кто схватил вора, получает 10 резан, от 3 гривен мечнику 15 кун, за десятину 15 кун, а князю 3 гривны. А из 12 гривен поймавшему вора 70 кун, а в десятину 2 гривны, а князю 10 гривен.

42. А вот вирный устав: вирнику взять на неделю 7 ведер солоду, также баpaна или полтуши мяса, или 2 ногаты, а в среду резану за три сыра, в пятницу так. же; а хлеба и пшена, сколько смогут съесть, а кур по две на день. А 4 коня поставить и давать им корма сколько смогут съесть. А вирнику взять 60 гривен и 10 резан и 12 вевериц, а сперва гривну. А если случится пост - давать вирнику рыбу, и взять ему за рыбу 7 резан. Всех тех денег 15 кун за неделю, а муки давать сколько смогут съесть, пока вирники соберут виры. Вот тебе устав Ярослава.

43. А вот устав мостникам: если замостят мост, то брать за работу ногату, а от каждого устоя моста по ногате; если же ветхий мост починить несколькими дочками, 3-мя, 4-мя или 5-ю, то также.

































1

46



Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Краткое описание документа:

           Крупнейшими памятником русского права является «Русская Правда». Списки «Русской Правды» дошли до нас в большом количестве, но их единая классификация до сих пор отсутствует. «Русская Правда» была кодексом древнерусского феодального права. Ее нормы лежат в основе Псковской и Новгородской судных грамот и последующих законодательных актов не только русского, но и литовского права. В статьях «Русской Правды» говорится об установлении права феодальной собственности не только на землю и угодья, но и на движимое имущество: коней, бобров, орудия производства и др

Автор
Дата добавления 17.01.2015
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров1161
Номер материала 311831
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх