Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Классному руководителю / Другие методич. материалы / "Живые свидетели суровых лет войны". Воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны, записанные обучающимися школы.

"Живые свидетели суровых лет войны". Воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны, записанные обучающимися школы.

  • Классному руководителю

Поделитесь материалом с коллегами:

16




70-летию Великой Победы посвящается.

«Живые свидетели суровых лет войны»




Воспоминания о Великой Отечественной войне участников войны, тружеников тыла, детей войны.









Воспоминания записали:

Виноградова Маргарита, Соловьев Анатолий, Тузов Владимир,

Комов Вячеслав, Павлова Екатерина, Мельникова Ольга









Дитя войны - Максимова Валентина Константиновна

Нас ждет Максимова Валентина Константиновна. Наступает самый ответственный момент – день интервью. Валентина Константиновна очень рада нашему приходу и любезно приглашает нас в гостиную. Знакомимся. Вначале, немного смущенно, рассматриваем альбом, где находятся фотографии родителей Валентины Константиновны и ее фотографии, когда она была еще совсем молодой. Потом Ольга – она в этот день выбрана как журналист – начинает задавать вопросы, и завязывается непринужденная беседа.

Когда началась война, Валентине было всего 7 лет. Жили они с семьей на тот момент в Ленинграде, на ул. 2-ой Советской, около Московского вокзала. Мама и папа Валентины работали на заводе, мама – токарь, папа - слесарь. Жили впятером в комнате коммунальной квартиры: Валентина, ее младшая сестра, мама, папа и бабушка.

Из воспоминаний Валентины Константиновны: «Ощущений надвигающейся войны не было. Время было спокойное. Такое известие было как снег на голову. Никто не ожидал. В те времена мы, как граждане СССР, очень доверяли своему правительству, верили, были под защитой. О начале войны узнали по радио рано утром. Очень быстро началась эвакуация жителей города. Сначала начали вывозить одних детей. Вот и нас так должны были вывезти одних. Нас собрали. Но в последний день перед отъездом прибежал отец и сказал, чтоб не отправляли детей одних, будет специальный состав для семей и мама с бабушкой смогут поехать с нами. И вот мы собранные, с самыми необходимыми вещами – чемодан, да узел с бельем - сидели неделю на вокзале, ждали этот состав. Увезли нас в Башкирию, в Уфу. Шел состав рывками, то шел, то останавливался, потому что немцы уже бомбили. И когда поезд останавливался на станциях, мама или бабушка бежали за кипятком, чтобы нас чем-то кормить. Но приехали в Башкирию мы только зимой. Так долго шел поезд. Помню, что люди встретили нас очень приветливо, прямо на вокзале и провожали по своим домам. Одно из ярких впечатлений по приезду - горы снега, бревенчатые избы по самые окна были завалены снегом. Снег белый, чистый, я такого не видела никогда.

В военные годы мама работала в госпитале, работала она круглосуточно и дома бывала очень редко. А бабушка водила нас к ней в гости и мы с сестрой помогали раненым: я читала и писала письма, сестренка читала солдатам стихотворения. Вот так помогали фронту. Отец почти сразу ушел добровольцем на фронт и прошел всю войну. Ему мы тоже писали письма и с нетерпением ждали ответ.

Жить на новом месте было очень тяжело, особенно первую зиму. Так как не было огорода, не было никаких запасов продуктов. И отец ходил в деревню и менял какие-то вещи – постельное белье, одежду – на мороженую картошку. Когда он приходил и в мешке сбрасывал ее с плеча, картошка звенела, настолько промерзла. Из картофельных очисток бабушка готовила нам драники. Поэтому я драники до сих пор не могу есть, вспоминаю сразу, какие они были во время войны. Вспоминая трудные годы войны, особенно неприятным кажется такой случай. Как-то у нас в доме оказался кусочек сливочного масла. А холодильника не было, и мы его поставили между рамами. А там оказался выбит кусочек стекла. Так вот какой-то паразит отодвинул выбитый кусок стекла и украл у нас это масло. Мы втроем ринулись к окну, когда услышали звук, а эта рука уже ускользнула вместе с маслом. Вот это был самый тяжелый момент.

Все известия с фронта слушали по радио. Очень переживали, что советским войскам пришлось отступать в начале войны. Голос Левитана запомнился на всю жизнь, обо всем самом главном он говорил. Но сомнений в победе не было ни у кого. Все верили только в победу! А как радовались, когда это случилось! Высыпали все из этого барака, в котором мы жили, такое было празднование… Никаких ракет тогда не было, никакого салюта, но веселье было всенародное! Все сразу подружились друг с другом.

Не смотря на то, что в тылу жили и трудились рядом люди разных национальностей, конфликтов никогда не было. Все жили очень дружно. Все друг другу помогали. Люди не были такими черствыми как сейчас. Все мирно жили, потому что всем было тяжело. Тогда не видно было ни бедных, ни богатых. Все были одинаковые.

В Башкирии я видела и вражеских солдат, пленных. Их водили на работу. Они вызывали такую жалость. Они были очень легко одеты. Немцы ведь рассчитывали на быструю победу. Поэтому солдаты были в тоненьких, рваных шинелях, ноги обмотаны какими-то тряпками, на головах тоже непонятно какое тряпье. И нам их было жалко. А женщины даже совали им кто хлеб, кто теплые вещи. Не все же немцы были фашистами. Были среди них и порядочные люди, которые просто выполняли приказы.

Особых развлечений во время войны не было. Помню только школу. Да и там не было весело. Я вообще плохо помню первые годы в школе. И учительница мне первая почему-то не очень нравилась. А вы знаете почему, все что-то ей дарили, а нам нечего было дарить, у нас ничего не было. И я себя поэтому чувствовала очень неуютно, хотя она меня никогда не обижала. Тем более что я была успешной ученицей. Уже с пяти лет я умела читать. И меня взяли в школу в семь лет, хотя тогда было еще восьмилетнее образование. Взяли на испытательный срок и так и оставили. То есть никто меня не обижал, а мне там все-таки неуютно было.

Хочу добавить только одно, что люди во время войны и после войны были гораздо дружнее, миролюбивее. Все жили и надеялись на лучшее. И правда с каждым годом жизнь улучшалась. Были карточки, карточки отменили, пайки увеличивали. Так что всегда была надежда».

После войны семью Валентины Константиновны отправили обратно в Ленинград. Валентина окончила педагогическое училище, и всю жизнь работала учителем математики. Сейчас Валентина Константиновна на пенсии. Живет одна. Но в гости часто приезжают сын и внучка.





























«Мы видели это своими глазами…»

Радушно принимает гостей Мальникова Анна Филипповна. Встретила школьников вместе с правнучкой. Немного волновалась из-за интервью, голос дрожал, но рассказывала Анна Филипповна с улыбкой и добротой в глазах.

Анна с семьей жили в Тихвинском районе. В ее семье было еще двое старших братьев и младшая сестра. Когда началась война, Ане было всего 13 лет. Отца и братьев сразу забрали на фронт. К сожалению, все трое погибли, не дожив до победы. Анна осталась с мамой и сестренкой дома. В 1942 году на территорию Ленинградской области уже пришел немец. Территории бомбили. Анна с семьей сбежали из дома, прятались в подвале завода. Однажды, во время бомбежки, один из снарядов попал прямо в то место, где они прятались. Мать сразу погибла, сестре оторвало три пальца, саму Анну ранило в голову. Так, уже в 1942 году они с сестрой остались сиротами. Сначала их приютили соседи. А потом посоветовали им идти в Тихвин, устраиваться в детский дом. Там им сказали, что в детский дом возьмут только младшую, так как Ане уже исполнилось 14 лет, и можно было идти работать. Младшая Леночка очень плакала, расставаясь с сестрой. Но делать нечего.

Из воспоминаний Анны Филипповны: «Я шла по улице Тихвина и увидела объявление о приеме на работу на ткацкую фабрику. Пошла туда. Меня взяли. Работа была не очень сложная. Мы шили воротнички, рукава на шинели и гимнастерки солдатам. Трудились по 8 часов. Были и выходные. Многие разъезжались по домам к родителям, а я была одна и оставалась в городе. Жила у коллег по цеху. Люди были добрые и приютили меня. Так я и проработала на фабрике до 1945 года. Об окончании войны узнала на работе. Объявили по радио. Все, конечно же, радовались, кричали: «Ура!». Я тоже обрадовалась. Хотя радость была со слезами на глазах. Ведь почти все мои родные погибли. Но я твердо решила, что буду жить дальше, стараться, трудиться, и все, все у меня в жизни получится!»

Так и вышло. После войны Анну забрали восстанавливать разрушенные населенные пункты. Так она попала в Энсо (теперь Светогорск). Труд был нелегкий. Носили кирпичи, доски, помогали по строительству. Даже обучили малярному делу, чтобы помогали восстанавливать здания. Однажды Анна попала на работу на пограничную заставу. Там познакомилась с будущим мужем. Он был военный. Прошел всю войну и после служил на границе с Финляндией.

Жизнь в послевоенные годы была тяжелая. Но вместе все преодолевается легче. П Поженились, постепенно нажили квартиру, воспитали пятерых детей.

У Анны Филипповны есть медаль «Мать героиня», пожалуй, одна из главных наград для женщины. Есть и другие награды: за добросовестный труд 1941-1945 гг., медаль «Ветеран войны», юбилейная медаль Победы 65 лет.

В этом году Анна Филипповна с нетерпением ждет юбилей 70-летия Победы. Говорит, что всегда очень волнительно встречать гостей, вручающих медаль. Сейчас у Анны Филипповны 10 внучек, 1 внук, 3 правнука и 2 правнучки. Почти все живут неподалеку, и часто дома у Анны Филипповны за большим столом собирается большая семья.

В конце беседы по традиции мы спросили, какими бы ее поколение хотело видеть молодых людей? Как многие, пережившие войну, Анна Филипповна, пожелала ребятам быть добрее, терпеливее друг к другу, чтобы никто не ссорился по пустякам и, конечно, чтобы никогда не повторилась война.

















Военное детство Столбовой Ольги Кузьминичны


Школьники пришли в гости к еще одному ветерану, Столбовой Ольге Кузьминичне. В довоенные годы она с сестрой, братом, отцом и матерью жили недалеко от г. Пенза, в деревне Ахуна, на берегу реки Суры. Отец работал завхозом на подсобном хозяйстве при бумажной фабрике, мать занималась домашним хозяйством.

Из воспоминаний Ольги Кузьминичны: «Когда началась война, мне было всего двенадцать с половиной лет. Я училась в 6 классе. Отца сразу забрали в армию. Старший брат ушел добровольцем. Был радистом. Так мы и остались втроем: я, мама и младшая сестренка. Все, конечно, держалось на маме. И главным нашим спасением в военные годы была корова. Она давала очень много молока, до 30 литров в день. И вот за счет этой коровы мы всю войну и прожили, потому что других продуктов было не достать, на иждивенцев давали по 300 г. хлеба и то не всегда. За счет продажи молока мама могла купить нам пшена, муки, и мы сильно не голодали.

В самой деревне и недалеко от нее было несколько военных гарнизонов, и мы жили в окружении военных. Все промышленные заводы Пензы: часовой, дизельный, машиностроительный стали работать как военные заводы. Они выпускали оружие, снаряды, все для фронта. Поэтому вокруг Пензы очень много летало вражеских самолетов, но бомбить им не давали. Это были самолеты-разведчики. Мы сразу по звуку определяли, что летит немецкий самолет, а летали они очень высоко. Когда самолет пролетал, мы прятались в окопы, страшно было. Неподалеку от деревни были установлены наши «зенитки», и когда они работали, было ощущение, что нас бомбят вражеские самолеты.

Мама нам рассказывала, что шла однажды с города, там молоко продавала. Шла лесной тропинкой, начали стрелять «зенитки», осколки летали по всему лесу. Она даже думала, что сейчас ее этим осколком прибьёт. Но, слава Богу, все обошлось.

В школе я отучилась 10 классов. В каникулы мы всегда работали. Тем более что рядом у нас были военные гарнизоны, военных надо было чем-то кормить. Поля были огромные: картошка, огурцы, помидоры, капуста, свекла, морковка. И школьники все лето работали на полях, пололи, окучивали, собирали урожай. Помню, для огурцов были огромные корзины. Уж огурцов мы объедались досыта. Выносить было домой ничего нельзя, но на грядке можно было поесть. А вокруг был голод. Строгая дисциплина была во время работы. Был у нас один паренек знакомый, пас стадо коров. Однажды он накопал на колхозном поле картошки чуть-чуть, для дома. Его поймали и посадили на 5 лет в тюрьму. А ему всего 16 лет было.

Хотя воров было полно. Один раз мама с другими женщинами шли с рынка, по лесной тропке, называли ее «дедова дорожка». Так было ближе идти до города, чем в обход по асфальту. На них напали воры, обрезали все сумки, у кого были деньги – забрали. Мама только просила, чтоб посуду из-под молока не разбили. Ее ведь тоже было тяжело достать.

Несмотря на тяжелые условия жизни, сомнений в победе ни у кого не было. Все верили в лучшее! И наконец настал долгожданный день – день Победы!

В 1945 году, когда война кончилась, вернулся мой старший брат. Он дошел до самого Берлина и уже из Германии возвращался домой. А я в то время окончила 10 классов и хотела поступать в педагогический институт. А денег совсем не было. И я решила пойти на курсы старшего бухгалтера. Через год я окончила курсы и устроилась на работу. К сожалению, мама у нас умерла очень рано, в 45 лет. Сказался тяжелый домашний труд. Ведь для ухода за коровой и сена надо было натаскать, и воды. А в 1949 году я уже вышла замуж. Муж работал на фабрике «Маяк революции» водителем. Там же работал старший брат. И вот мужчин направили в Энсо, так тогда назывался Светогорск, на завод и нас вместе с ними. И с 1950 года я живу здесь. Работала на нескольких предприятиях бухгалтером. 20 лет занималась общественной деятельностью – была заместителей председателя профсоюзной организации. Так, в общественных трудах, быстро прошла жизнь.













«У войны не детское лицо…» Из воспоминаний Балыбердиной Тамары Васильевны.

Первое интервью в Лесогорске ребята взяли у Балыбердиной Тамары Васильевны.

Родилась она в 1939 году в городе Псков. На момент начала войны Тамаре было всего два с половиной года. Немного она помнит из раннего детства. Но многое рассказывала ей мама. Отца она почти не видела, его сразу забрали на фронт, и погиб он в Ленинградской области, в Тосненском районе в 1942 году. Семья сначала не знала об этом. И только после окончания войны мама Тамары написала в архив, а ей пришла похоронка, что муж погиб.

Из воспоминаний Тамары Васильевны: «Как началась война, я не помню. Но когда начали бомбить г. Псков, я наверняка спрашивала родителей, почему на нас с самолетов скидывают бомбы. Что я чувствовала на тот момент, сказать трудно. Я смотрела на маму, если она плачет, так и я плачу. Немцы очень быстро захватили Псков, и жили мы на оккупированной территории. У них были свои порядки. Жестокость была. Я, конечно, мало чего еще понимала, но с маминых слов знала, что обстановка была тяжелая. Близ города орудовали наши партизаны. И нередко они убивали немецких солдат. В ответ на это немцы собирали с любых домов города 10 человек мужского пола: и мальчишек, и стариков и казнили их на Базарной площади города. Там у них всегда были готовы виселицы.

Так вот мы жили до 1943 года на оккупированной территории. А потом нас стали собирать и отправлять на вокзал.

Вот отрывки из тех событий: помню, как мама везла меня на вокзал на санках, укутав в свою жилетку, чтобы руки у меня не замерзли. Было очень много людей вокруг, вся дорога до вокзала была заполнена людьми. А немцы шли как охрана, вооруженные, с собаками и всю толпу гнали к вокзалу. Там нас уже ждал эшелон. Вагоны были не пассажирские, а для перевозки скота. В них не было ни скамеек, ни, тем более, кроватей. Кто стоял, кто сидел на своих вещах.

Все боялись, что нас повезут в Германию. Но поезд остановился в Литве и нас всех выгнали из вагонов и погнали по дороге. Помню, там была огромная площадь, огороженная колючей проволокой, ворота и несколько бараков. В эти бараки всех людей и загнали. Внутри были только трёхъярусные нары и ничего больше. Кормили только один раз утром. И то, мама говорила, что это просто «баланда» жидкая, вода и разваренный в ней горох и все. Еще давали маленький кусочек хлеба. Мама рассказывала, что свой кусочек хлеба она не съедала, а берегла для меня: «Ты же маленькая», - говорит. – «Попросишь есть. А что я тебе еще дам. Вот и не ела сама. Оставляла тебе на вечер». В 1944 году люди стали там заболевать тифом. От голода, от грязи. Ведь как нас туда пригнали, так никто и не переодевался. И каждое утро ходили по баракам несколько немцев и переводчица с ними. Они спрашивали, есть ли кто больные. Сначала мы не знали, куда забирают больных людей. Думали, будут лечить. А ведь в основном болели дети. Немцы так и говорили, что забираем больных в больницу. А сами выведут их за территорию и расстреливают.

Потом стали всех из этих бараков выгонять. Как еще нас там всех не сожгли, не знаю. Ведь тиф – болезнь страшная. И стали нас развозить по хуторам. В Литве было много хуторов, где немцы держали скот. Привезли нас, меня с мамой и еще две семьи, на хутор в немке. У хозяйки был большой скотный двор, и коровы, и поросята. За всеми надо было ухаживать. Для того нас туда и привезли. У хозяйки хутора уже были литовские работники, и когда нас привезли, она долго возмущалась и не хотела брать русских. Дала она нам место, где жить – сарай, где раньше куры были. Мы, конечно, все вычистили, соломы настелили. Мама работала, раздавала корма животным, носила сено, убирала во дворе.

Что было еще страшного на этом хуторе, так это то, что каждую ночь нам надо было прятаться. Ходили какие-то «лесные братья». Все их так называли. Они ненавидели коммунистов и убивали их. Летом по ночам мы ходили в поле, прятались в стогах сена. В другое время, ходили к литовцам в дома, прятались на чердаках, в подвалах. Не все литовцы были злые, многие были не против русских. А утром, придя в свой сарай, мы видели, что ночью тут нас искали. Была там буржуйка, на которой мы готовили еду. После ночных обходов она всегда валялась на полу, все кастрюли, ложки тоже были разбросаны по сараю.

Хорошо помню один случай в 1945 году, когда наши, советские войска, уже наступали. Шли танки, такой грохот был на дороге. А дорога была совсем близко к хутору. Моя мама и другие женщины увидели танки и поняли, что они русские, крестов на них фашистских нет, и на броне написано «На Берлин!». Все женщины побежали к дороге, мы, дети, тоже бежали за ними. Взрослые плакали и все приветствовали солдат, махали им руками. Один танк остановился, вышел военный, спросил, откуда мы. Мама ответила, что мы из Пскова. А военный говорит: «Псков уже освобожден! Можете возвращаться домой!». Сколько было радости, что можно вернуться, что город родной освобожден!

Когда мы отправились домой, мы ехали почти целый месяц. Хотя ехать от Литвы до Пскова совсем недолго. Просто все время шли военные эшелоны в Германию. В первую очередь им была дорога. А нас как загонят в тупик, так мы там неделю и стоим. А когда приехали в Псков, наша квартира уже была занята. И мы поселились в этом же дворе, в полуподвальном помещении. Окна его выходили прямо на тротуар, были очень низко. Нас никто не размещал. Сами искали, куда нам можно поселиться. Мама не знала, куда пойти работать, как прокормить себя и меня. А везде висели объявления, что идет вербовка в Ленинградскую область. И мама решила поехать, так как там обещали жилье и участок земли. И мы переехали в село Михайловка, а потом и сюда в Лесогорск».

В завершении нашей беседы Тамара Васильевна пожелала молодежи не забывать свою историю, знать свои корни, не давать переписать историю нашей страны так, как этого хотя недоброжелатели. Пожелала мирного неба над головой и чтобы никогда не повторилась война.




















Подполковник погранслужбы Антипин Михаил Иванович

Антипин Михаил Иванович родился 27 октября 1929 года в деревне Меньшикова, Пущежский район, Ивановская область. В семье было трое братьев, Михаил был самым младшим. Отец умер очень рано, в 36 лет. Михаилу было тогда всего 4 года. Поэтому все детство он провел с мамой и старшими братьями. Служил Михаил в пограничных войсках. Во время войны воевал в Западной Украине около города Винина, Львовская область. Служил в 33 стрелковой дивизии войск МГБ, также в пограничных войсках 66 пограничного отряда и 49 восточного пограничного отряда.

Из воспоминания Михаила Ивановича: «В начале войны Красной армии пришлось отступать. Я думаю это из-за того, что война началась очень внезапно. И тем более на тот момент было намечено перевооружение армии. А этого сделать не успели. Еще одной причиной отступления считаю, что многие офицеры, командиры были на то время в отпусках. И не сразу смогли приступить в своим обязанностям. В-третьих, у нашей армии не было опыта, тогда как у фашистской Германии был уже двухлетний опыт ведения войны. Но, тем не менее, сомнений в победе абсолютно не было! И все мы, общаясь между собой, всегда повторяли, что победа будет за нами! И очень обидно и тяжело было слышать, что наши войска отступают, что оставлен такой-то город. Даже началась небольшая паника, когда немцы были под Москвой. Там были очень серьезные сражения. Как говорилось: «Велика Россия, а отступать некуда! Позади Москва!» Нам было тревожно слышать, что немцы около столицы. А Иваново, где я служил, недалеко от Москвы, километров 350. И мы осень активно готовились к принятию врага. Копали противотанковые рвы, самолеты летали в разведку».

Многое забывается с годами. Но как служащему, Михаилу запомнились все командиры: «Мне запомнился особенно командир полка майор Шпак, командир батальона майор Осипенко, начальник штаба 33 стрелковой дивизии полковник Бронберг. Наиболее выдающимся полководцем я и мои товарищи считали Сталина, потому что без него ни одна операция не проходила. Он собирал командующих фронтами, выслушивал, и принималось решение. Он принимал решение. Еще считаю выдающимися таких военачальников, как четырежды герой Советского Союза маршал Жуков, маршал Конев, Рокоссовский, Баграмян. Много было выдающихся людей».

Во время войны основной задачей отряда, где служил Михаил Иванович, было разыскать и уничтожить бандеровцев. Для этого они выезжали в леса. На счету Михаила шесть бандеровцев. Он раскрыл место их нахождения и уничтожил их лагерь. После этого Михаилу дали месяц отпуска. Вернувшись в боевой строй, Михаил продолжил работу в лесах. На данный момент Советские войска вели проческу леса. Во время одного из таких походов Михаил нашел большой склад боеприпасов противника. Рассказывает Михаил Иванович: «Мы шли по лесу, и тут я стал замечать, что у деревьев макушки срезаны и замотаны чем-то. Дал сигнал отряду. Все остановились и стали внимательно осматривать местность. У меня был щуп, им мы проверяли землю, так и наткнулись на боеприпасы. Среди них были пулеметы, немецкие винтовки, большая куча патронов, пистолеты, гранаты».

В военных действиях участвовали люди разных национальностей. Но все были объединены общей идеей. Михаил Иванович рассказывает: «Нас объединяла общая Родина – Советский Союз! У нас не было различий, все мы были советские люди. Дружба народов нас объединяла. Более того, была строгая военная дисциплина. Чтобы ее поддерживать, во-первых, каждый военнослужащий принимал военную присягу, давал клятву на верность своей Родине, защищать ее и добросовестно изучать военное дело, беречь военное имущество. Это основа военного дела! И само сознание того, что ты служишь своему народу, своей Родине, поддерживало дух солдат на фронте».

Важным моментом в ходе войны был приказ Наркома обороны №222 «Ни шагу назад». Михаил Иванович пояснил: «Этот приказ был очень строгий. Но правильный. Ведь мы отдали уже много территории врагам, наши полезные ископаемые, наши поля, населенные пункты. И поступил приказ, чтобы без разрешения старшего начальства не отступать, биться до последнего патрона, до последней капли крови! После этого стали воевать более жестко. А когда начали освобождать захваченные города – это было счастье для всех. Жители встречали солдат с цветами».

У каждого на фронте было свое отношение к врагу. Михаил Иванович вспоминает: «Отношения к захватчикам было самое отрицательное. Это были для нас бандиты, насильники, убийцы, грабители. Если ты не убьешь немца, он тебя убьет. В лицо пленных я не видел. Но слышал от других. Помню, как собрали десятки тысяч пленных солдат и повели по улицам Москвы. А многие из них же жестоко издевались над советскими жителями, убивали, издевались, насиловали. Вот их когда вели, на них кричали, даже плевали. Самый отрицательные чувства испытывали в ним. После окончания войны, пленные немцы работали у нас на предприятиях. Но наше правительство так не издевалось над ними, давали хороший паек, жизненные условия были хорошие».

Очень трудным моментом в семье Михаила был день, когда узнали о гибели старшего брата. Мама очень плакала, жалела.

Самым радостным событие военный лет Михаил считает день окончания войны. В 1945 году Михаил был в отпуске на службе и работал на фабрике по изготовления валенок. На работу приходилось ходить каждый день 7 километров пешком. И путь его шел через маленькую деревушку. «Было 9 мая, - вспоминаем Михаил Иванович. – День был пасмурный, шел даже мокрый снег. И один знакомый мужчина в этой деревне кричит мне: «Ты чего идешь на работу, так война же кончилась!». Я даже не поверил ему сначала. А потом повернулся и пошел домой. Прихожу домой, говорю маме, что война кончилась. Она заплакала. Ведь за время войны она потеряла старшего сына. И где-то часов в 10-12 дня был организован митинг. Выступающие говорили, что война закончилась, что мы одержали победу, что теперь никого не будут убивать, будет мирная жизнь. Вот это была огромная радость для всех, действительно со слезами на глазах. Кто-то плакал от горя, что близкие не вернулись с фронта. Кто-то плакал от счастья!».

Михаил Иванович имеет множество наград. Все они бережно хранятся и украшают парадный китель, который ветеран надевает по особым случаям. Среди наград Михаила Ивановича имеется «Орден Отечественной войны», и юбилейные медали 20, 30, 40, 50, 60, 65 лет Победы, и медаль за битву с бандеровцами.

После войны Михаил экстерном закончил военное училище, так как в военные годы 10 классов школы закончить не удалось. Приняли в училище Михаила за его заслуги, и как старшины пограничной заставы, и за подвиги во время войны. После он заочно отучился в институте. Служил на пограничной заставе. Закончил военную карьеру в 1985 году в звании подполковника.
















Труженица тыла Баранова Анна Германовна

Баранова Анна Германовна родилась 27 января 1926 года в деревне Петрово, Устюженского района, Вологодской области. Отец работал начальником пожарной охраны. Мать была домохозяйкой. Когда началась война, Анне было 15 лет. Учиться в военные годы не удалось, поэтому Аня закончила в школе только 5 классов. Как только ей исполнилось 16 лет, ее и многих других молодых ребят стали забирать на фабрики и заводы работать в тылу. Анну забрали в Иваново на ткацкую фабрику. Два года тяжелого труда прошли там. Рядом работали женщины и девушки из разных городов. Некоторые сбегали, не выдерживали строгого режима.

Из воспоминаний Анны Германовны: «Дисциплина была строгая. Работали по 12 часов. Было очень тяжело. Особенно молодым. Всем рабочим давали всего по 400 грамм хлеба в день. У кого были деньги, могли ходить в столовую. А у нас денег не было. Мы были совсем молодые, и те гроши, которые давали за работу, мы не умели распределить правильно. Условия работы были плохие. Помню, на фабрике было очень много крыс. Мы сидели за работой, а крысы лезли прямо на колени. А мы уже и внимания не обращали на них. Не помню как, но через два года я снова попала домой, к маме в деревню. А через две недели приехал вербовщик и предложил работу. Я попала на водный транспорт в город Петрокрепость Ленинградской области. Нас учили на матросов. После обучения мы с подругой попали на пароход охраны речного флота. Назывался пароход «Тревога». На нем мы и работали три года до окончания войны. Зимой стояли на постах в судоремонтном заводе. А летом выходили на пароходе спасать людей, тонущие баржи. Об окончании войны я узнала будучи на дежурстве. Рядом с нашей пристанью был мост, который все называли «горбатый», и я услышала, как стоящие на нем люди кричали: «Война кончилась! Война кончилась!»

После войны Анна Германовна переехала в Ленинград, вышла замуж за военного. Год жили в Ленинграде, ждали жилье. Но ничего не получилось. Вскоре родились дети: сын и дочь. А мама Анны после войны переехала в Лесогорск. И они решили приехать жить к ней. И с 1953 года ее семья живет здесь, на территории МО «Светогорское городское поселение». Сейчас у Анны Германовны трое внуков и уже трое правнуков! Анна Германовна очень гордится своим мужем Барановым Григорием Петровичем, который был участником войны. Она бережно хранит и показывает внукам и правнукам награды мужа. Это и знак «Победитель социалистических соревнований 1975 года», и медаль «70 лет Вооруженных сил СССР», и юбилейные медали 20, 30 и 40 лет Победы в Великой Отечественной войне, и медаль «Ветеран труда», и «Орден Отечественной войны». Анна Германовна тоже имеет награды: юбилейные медали 50, 60, 65 лет Победы в Великой Отечественной войне и медаль «За доблестный труд в период Великой Отечественной войны».

В конце встречи Анна Германовна пожелала молодежи, чтобы все росли послушными, без вредных привычек, чтобы были спокойнее, веселее и добрее друг к другу. Чтобы у них хватало сил пережить все препятствия и невзгоды. И, конечно, чтобы не было войны!

































Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Краткое описание документа:

 

"Живые свидетели суровых лет" - это сборник всопоминаний  о Великой Отечественной войне участников войны, тружеников тыла. детей войны.

 В 2015 году наша страна празднует великую дату – 70 лет со Дня Победы в Великой Отечественной войне.

Данная работа – интервью с ветеранами – итог участия школьников во всероссийских проектах, посвященных 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. По инициативе Совета старшеклассников в школе  было организовано проведение проекта «Наша общая Победа», цель которого увековечить память о  Великой Отечественной войне путем создания архива видеозаписей интервью с ветеранами – живыми свидетелями тех событий.  

 

Автор
Дата добавления 19.06.2015
Раздел Классному руководителю
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров199
Номер материала 571203
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх