Инфоурок / ОБЖ / Другие методич. материалы / Жизнь - подвиг! Судьба учителя Ивана Петровича Костыри (по материалам школьного музея)

Жизнь - подвиг! Судьба учителя Ивана Петровича Костыри (по материалам школьного музея)

библиотека
материалов















Жизнь – подвиг!

(Жизнь и судьба учителя Ивана Петровича Костыри)







Выполнил : Баумбах Сергей Олегович,

352190, Краснодарский край, г.Гулькевичи ул.Гоголя, 27

Тел. 89180349129



МБОУ СОШ № 7

352190, Краснодарский край, г.Гулькевичи. ул.Кирова, 78

Тел. 8 (86160)33098



10 «А» класс, МБОУ СОШ № 7



Руководитель: Смогунова Ирина Александровна,

МБОУ СОШ № 7, преподаватель-организатор ОБЖ







г.Гулькевичи, 2012

Содержание:

  1. Введение

  2. Глава I. Детство, юность, армия

  3. Глава II. Война

  4. Глава III. Мирная жизнь

  5. Заключение

  6. Источники, использованные при написании работы

  7. Приложения











































Введение

В 2013 году моей родной и любимой школе № 7 г.Гулькевичи исполняется 45 лет. К этой памятной дате в школе ведётся работа по сбору информации о педагогах, работавших в ней и оставивших свой след в душах учеников. Составляется своя школьная «Книга памяти». И как приятно знать, что эти великие (я не боюсь этого громкого слова по отношению к тем, кто жизнь свою и сердце отдал детям) люди живут рядом с нами. Иван Петрович Костыря – один из этих скромных героев. Более сорока лет он проработал учителем физики.

Имя Ивана Петровича Костыри в нашем городе Гулькевичи знают многие. И не просто знают, его любят и очень уважают бывшие ученики, их родители, а теперь уже и их повзрослевшие дети. Он до сих пор проживает вместе со своей семьёй в нашем небольшом кубанском городке.

Именно его жизненному подвигу посвящена эта работа.

































Глава I. Детство, юность, армия

Большая и интересная жизнь за плечами ветерана педагогического труда, ветерана Великой Отечественной войны И.П.Костыри. Родился он 21 марта 1921 года в хуторе Эриванском Абинского района Краснодарского края в сельской казачьей семье.

Любознательный и смышлёный мальчик ещё до школы научился читать и писать. Учила его старшая сестра, которая позже стала учительницей. Детство, школьные годы Ивана Петровича прошли на бескрайних просторах южной Кубани. Сначала с рогатками бегал с друзьями по горным тропинкам. Позже, повзрослев, взял в руки ружьё, даже ходил на кабана. Именно в это время научился метко стрелять, что потом пригодилось на фронте. Ружьё в семье было, ведь отец работал председателем хуторского Совета, затем бригадиром на лесозаготовках, и ружьё ему полагалось по должности. Вот из этого-то ружья и учился стрелять будущий фронтовой пулемётчик Иван Костыря.

До 6 класса учился мальчишка неважно. И не потому, что не хватало способностей, а потому, что приходилось менять школы по различным обстоятельствам. Порой в школу им с сестрой приходилось ходить каждый день за 7 км в любую погоду. Стремление к учёбе в детях поддерживали родители, за что до сих пор Иван Петрович благодарен своим отцу и матери.

Чем ближе было окончание школы, тем больше юноша понимал значение учёбы, тем лучше учился. Любимыми предметами были физика, математика, литература. Книги, причём разные – художественные, научно-популярные – буквально «глотал» одну за другой.

Случилось так, что надев солдатскую шинель в 1939 году Иван Петрович Костыря снял её только спустя семь лет, в 1946 году. Не думал он, обычный паренёк с отличием закончивший школу, что суждено ему будет столько лет носить её. Мечтой его была учёба. Так думали и его родные, учителя. Лучшему ученику школы была прямая дорога в институт. Мечтал о Москве, а поступил в путейско-строительный институт им. Л. Кагановича в Днепропетровске. На инженера-путейца Иван Петрович проучился всего два месяца. В ноябре его призвали в армию. Служить попал в особый военный округ в Белоруссию, под Могилёв. И здесь заметили способного паренька. Ростом был мал, комплекции не богатырской, но смекалка, природный ум, к тому же – студент и десятилетка за плечами – как такого не заметить. Стал курсантом полковой школы. А в скором времени уже сам учил курсантов, командовал взводом. И надо же так случиться, что одним из его подчинённых скоро стал директор той школы, которую он окончил.

Мирное течение жизни прервало сообщение о том, что началась война с Финляндией. Полк, в котором служил И.П.Костыря, начал готовиться к боям. Вскоре их вывели на передовую. Напряжение у всех чувствовалось сильно, ведь рядом был серьёзный противник и далеко не условный. Только укрепились и в этот же день объявляют: война закончилась.

И снова потекли наполненные учёбой, строевой подготовкой и прочими приметами солдатской жизни будни. Закончил Иван Петрович курсы водолазов. Затем была снайперская школа.

Весной 1941 года его и его сослуживцев повезли к новому месту службы, куда, никто не сказал. Сутки ехали, двое…Приехали в город Чернигов. Здесь новое испытание – строгая медицинская комиссия. Тех, кто её прошёл, считали счастливчиками, ведь они были зачислены в новый, недавно созданный род войск – воздушный десант. Так сержант Костыря стал десантником. Подготовка воинов-десантников была тщательной. Все они гордились своей принадлежностью к ВДВ, старались.

19 июня им объявили, что в полк с проверкой едет сам Будённый. Подготовились к встрече с легендарным комбригом так, что всё вокруг и сами десантники блестели. Утром в воскресенье сигнал трубы поднял всех с кроватей. Пересмеиваясь, перебрасываясь шутками, десантники готовились к построению. Все с волнением ждали встречи с Будённым. А случилось совсем не то, чего ждали…



Глава II. Война

Перед строем встал комиссар бригады и сказал то, что врезалось в души и сердца до конца дней: «Друзья мои, десантники, фашистская Германия вероломно напала на нашу страну, - голос его дрожал от волнения. – Мы должны выступить на защиту Родины. »

С этой минуты начался для каждого из стоящих в строю десантников новый отсчёт времени – военного времени.

Через сколько боёв и сражений довелось пройти Ивану Петровичу, он сам и не сосчитает. Были ранения, видел, как падали рядом убиты друзья, а его судьба хранила.

Вспоминает И.П. Костыря: «Это начало и конец огненной дороги на «Голубой линии» в дни освобождения родной Кубани от оккупантов. Мой отдельный пулеметный батальон мощным огнём своих четырёх «Максимов» поддерживал пехотинцев 351 стрелковой дивизии, которая освобождала всю Кубань в зимнюю распутицу 1943 года. Враг остановил нас в феврале в плавнях, покрытых тонким льдом. В ледяной воде погибали сотни бойцов, роты, полки. Немцы миномётным огнём ломали лёд и люди тонули, не успев дать бой и подойти к врагу, повинуясь глупым бездарным приказам командиров, которые сами находились в тёплых хатах близлежащих станиц. Вот почему в районной газете мы встречаем в списках для «Книги памяти» очень много без вести пропавших. Они – под водой кубанских плавней. Мне повезло, так как со своим пулемётом «утюжил» берег Азовского моря, оставляя за собой доты-гиганты и дзоты. На косе Вербяной по воле солдатской судьбы моя огневая позиция оказалась на правом фланге «Голубой линии» в четырёх шагах от моря. На этой косе в 200 – 300 метрах передо мной был мощный дот, за ним в 5 – 6 километрах – город Темрюк. Бои здесь затянулись до сентября. Тяжело вспоминать о множестве распухших от жары трупах, потому что враг убивал нас на голой песчаной равнине косы, на воде, где ни песчаный окоп, ни камыш не спасали от пуль и осколков. На метровой глубине окопа уже была азовская вода. Её мы пили после американских трижды пересоленных 50-граммовых консервов.

Атаковали мы в основном днём ротами необученных новобранцев, пожилых и несовершеннолетних, худых и голодных. Мало кому удавалось, атакуя, пробежать дальше моей позиции. Бойцов косили осколки снарядов и пули врага. От зловонного смрада давило в горле, а новые роты покорно выполняли приказ – взять дот. И так продолжалось в плавнях Курчанского лимана до середины сентября. В изнурительных боях «местного значения» погибали пульбатовцы и с ними «Максимы». Красная Стрелка, Свистельниково, Кеслерово вспоминаю как места очень больших наших потерь от бомбёжек и минналётов. Благо, что до войны в кадровой Красной Армии мне посчастливилось стать водолазом, потом воздушным десантником, снайпером. Закалили меня для суровой войны неплохо. Жаль только, что в бой нас вели не «первые маршалы», а часто приказами майоров гнали в жерло мясорубки. Воевали-то не умением, а числом загубленных солдатских жизней. Кстати, до нашего брата – солдата и награда доходила редко, офицеров, как теперь видно, награждали щедрее. Вспоминаю прорыв «Голубой линии» под Кеслеровом. Беглый артналёт в предрассветной тишине. Из воды по минному полю врываемся в полупустые траншеи. Короткими очередями добиваем обороняющихся. Враг дрогнул. Мы наспех проверяем траншеи, не забываем прихватить из ниш по 2-3 булки хлеба, банки консервов – главных солдатских трофеев. Ведь солдата вперёд двигает живот. А наши животы-то от недоедания прилипли к позвоночнику…

Враг ставил небольшие заслоны, а изматывал нас беспрерывными мощными бомбёжками, артналётами. Почти не было контратак. С фашистами убегали их холуи – полицаи.

Такой был случай. После ночного боя враг оставлял станицу Варениковскую. С вечера полицаи согнали в два сарая молодых станичников для угона в Крым. Иного времени спустя я узнал, что в одном из сараев были учителя с детьми. Полицаи убежали. Но один из них пытался поджечь сарай. Его схватили и при участии обречённых убили подручными средствами…

Так случилось, что 9 октября 1943 года на рассвете остатки немецко-румынских войск были изгнаны при моём участии с косы Чушка – самой западной части Кубани. По бурьянам в рост человека враг стайками убегал к берегу моря и на чём попало пытался убежать в Крым. С крутых обрывов было видно уплывающих фашистов. Но и их мы доставали короткими и длинными очередями из пулемётов. Жалости не было. Слишком безжалостны были они к нам. Взошло на чистом кубанском небе осеннее солнце. Всматриваюсь в море. И вдруг над волнами прямо на меня идёт «Мессер». Развернув «Максим», почти не целясь, даю длинную очередь в его хвост. Просто так, от радости, вместо салюта. Грустно вспоминать, что во время боёв на «Голубой линии» дважды полностью сменялся мой расчёт – ранены или убиты. Остались шрамы и на моём теле.»

До сих пор Иван Петрович считает великим чудом, что выжил во время страшных боёв на «Голубой линии». У него был приказ: «Держать оборону!» И он удержал… Позже перед ним, сержантом, стоял боевой генерал, прикрепляя к выцветшей гимнастёрке орден Красной Звезды.

А ещё много позже дочь Галина посвятит отцу следующие строки:

«На правом фланге,

В страшном пекле боя,

У пулемёта, на краю земли,

Строчил наш папа возле кромки моря,

Чтобы враги пройти к нам не смогли!»

Помнит ветеран и кровопролитные сражения в ходе Корсунь-Шевченковской операции. В самом пекле сражения оказался и пулемётчик Костыря. Сплошной огонь противника, размокшая от дождей земля, холод – через всё он прошёл и остался жив. А в разгар боя он, командир отделения, без конца повторял: «Жить, братцы, жить!» Выжили единицы.

На войне И.П.Костыря в последний раз встретился с отцом, который тоже воевал, но затем погиб в одном из боёв.

Вспоминает И.П. Костыря: « К концу декабря 1944 года наши войска завершили полное окружение столицы Венгрии – Будапешта. Наш 30-й Станиславско-Будапештский стрелковый корпус занимал удобные исходные позиции для штурма на возвышенностях пригорода, где ещё недавно были роскошные дачи горожан, сады, виноградники. Отсюда прямо перед нами, как на большой ладони, в громадной природной чаше, простирался на десятки километров до самой реки Дунай, город. Большая река разрезала столицу на две части. Ближняя к нам – Буда, а за Дунаем – Пешт. Мощные мосты объединяли эти части. Недалеко от Пешта, на равнине, - озёра Веленце и Балатон, вокруг которых располагались места отдыха мадьярской знати. В те дни военного лихолетья все эти места вместе со столицей оказались в горячем котле, в который попали фашистские отборные дивизии и преданные режиму партийные и молодёжные вооружённые отряды. Улицы, дома и подвалы были заранее превращены в крепости. Как потом мне пришлось в ходе боёв узнать - очень многие городские коммуникации позволяли сравнительно быстро пробираться по ним под землёй. Кстати, эти подземные «траншеи» помогали и нам, разведчикам, и штурмующим частям. По воле судьбы в качестве разведчика мобильного взвода разведки при штабе 30-го стрелкового корпуса мне довелось участвовать в штурме и взятии Будапешта. Как это было?

Для прямых переговоров с командованием окружённых войск противника по радиосвязи обе стороны договорились о безопасном пропуске наших двух парламентёров через линию соприкосновения войск.

Днём 30 декабря 1944 года наши парламентёры (майор и подполковник) с текстом ультиматума с предложением капитуляции благополучно пересекли «зону смерти». Во второй половине дня в том же месте, при переходе нейтральной линии нашими послами, обречённые фашисты шквалом огня погубили жизни наших миротворцев-парламентёров. Такого в истории войн ещё не было!

Уже к ночи того же дня все наши полки, батальоны, роты и им приданные огневые подразделения получили приказ: «Брать город штурмом!» А что означают эти слова – знает только тот, кто там был…

31 декабря 1944 года утром заработал «бог войны» - артиллерия всех видов и калибров. Длилась канонада без передышки 1 час 20 минут, «обрабатывая» передний край и беглым огнём навещая глубинку обороны врага. Завершением канонады в назначенную минуту (перед атакой наших штурмующих войск) заиграли свою мелодию гвардейские «Катюши». В эти-то минуты и начался штурм. Решительный, беспощадный, яростный. Без передышки, до победы над врагом. Всего 20 суток потребовалось нашим войскам, чтобы уничтожить, пленить отборные дивизии. Уже с первых минут штурма не давали врагу покоя наши солдаты. Штурмовые роты сменяли одна другую для отдыха, перегруппирования и пополнения боеприпасов, продовольствия. Уже через 10 дней сопротивление врага явно увядало, задыхалось. Его полки, дивизии бросали оружие и сдавались в плен.

20 января 1945 года Буда пала. Но за Дунаем оставалась ещё большая группировка войск в Пеште. И наш 30-й стрелковый корпус марш-броском через двое суток пришёл на помощь нашим войскам. Там враг пытался вырваться из окружения и уйти в Австрийские Альпы. Здесь, на равнине, пошли в ход «тигры» и авиация. Кровопролитные бои закончились 13 февраля 1945 года. Будапешт пал.»

Наступил май 1945 года. Победа была близка и это все понимали, ждали с нетерпением. А бои всё продолжались, ведь немцы сопротивлялись ожесточённо. Полк, с которым до Австрии дошёл Иван Петрович, воевал в Альпах. Красоту и тишину тех мест без конца нарушали взрывы, сопровождавшие боевые действия. Но в один из дней бойцов поразила одна странная вещь: стрельба вдали беспрерывная, а взрывов, как обычно, не было, стреляли в воздух. Что там происходит, никто не понимал. Позвонили в штаб, а там, на другом конце провода, радостный голос телефониста: «Братцы, войне конец!» Тут, конечно, и сами стрелять начали, ведь так долго её ждали – Победу, так мучительно!

Вспоминает И.П. Костыря: «Мне повезло встретить под Веной в Альпах 9 мая – день Победы. В те далёкие боевые времена мне вручил генерал Лазько медаль «За штурм и взятие Будапешта».

















































Глава III. Мирная жизнь

После войны Иван Петрович с отличием закончил Краснодарский педагогический институт. Учился не просто с удовольствием, а с упоением. Единственный на весь институт государственный стипендиат. Это позже такие стипендии стали называться ленинскими. Общественной и комсомольской работой бы загружен под завязку. И всё делал с большой ответственностью. Эта черта одна из самых важных в характере. А ещё верность. Это отмечают все, кто работал с ним, друзья, родные.

Обычно про отличников говорят, что они ничего, кроме учёбы не видят. Об Иване Петровиче этого не говорил никто. В армии он был запевалой и в институте был всегда в центре внимания. С ним было весело, интересно, надёжно.

Как же радовались его друзья, когда ему в числе четырёх лучших студентов краснодарских вузов вручили Почётную грамоту ЦК ВЛКСМ. Он ей тоже был рад, а на обратной стороне грамоты написал: «Мне и моей подружке». А подружка у Ивана Петровича к тому времени была – Вера, Верочка. Она училась вместе с ним на физмате. Тут они и познакомились. Разве думали тогда молодые люди, что это знакомство перерастёт в такое крепкое чувство, которое навсегда привяжет их друг к другу.

Невеста не сразу согласилась идти в ЗАГС, боялась. Но настойчивость жениха, его нежное к ней отношение сделали своё дело: в феврале 1948 года в Краснодарском ЗАГСе их брак был зарегистрирован и на руки супруги Костыря получили один на двоих семейный документ. Выйдя из ЗАГСа, спрятал его молодой муж в трофейную планшетку, с которой с самой войны не расставался! Шли по улицам города, держась за руки и не до конца ещё понимая, что произошло. Присели отдохнуть на скамейку, а планшетку рядом положили. Отдохнув, пошли дальше, не вспомнив про планшетку. Опомнившись, вернулись, но на скамейке ничего уже не было. Что оставалось делать? Конечно, возвращаться в ЗАГС за новым свидетельством о браке. Иван Петрович теперь шутит: «Дважды женились, потому и крепкой семья получилась!»

Началась студенческая семья с таких бытовых проблем, что не каждому удавалось с ними справиться. Ну, как можно было жить на стипендию в 180 рублей при цене на галоши в 900? А ведь жили, ещё и учились, помогая друг другу.

Вместе приехали в Гулькевичи, на родину Веры Александровны. Дружной и крепкой получилась у них семья. Сейчас их радость и гордость – дочь Галина и внук Володя.

Без малого сорок лет отдал школе И.П. Костыря, открывая своим ученикам тайны такого увлекательного предмета, как физика. Более десяти лет Иван Петрович был заместителем директора по учебно-воспитательной работе в моей родной школе № 7 г.Гулькевичи. Сотни учеников вспоминают его с благодарностью, а педагоги гордятся тем, что работали рядом с ним. Именно при его участии здесь появилась возможность обучать детей профессиям водителя автомобиля и швеи-мотористки. А производственными базами для этого стали автохозяйство и Армавирская швейная фабрика.

Педагогическая деятельность Ивана Петровича отмечена наградами и званиями, которых он был удостоен: «Отличник народного просвещения», «Ветеран труда СССР», медаль «За доблестный труд» и другие.





















Заключение

В заключении работы хочется процитировать стихи Галины Ивановны, любящей дочери Ивана Петровича Костыри:

«Вся жизнь твоя примером жизнелюбия нам служит!

Да пусть продлятся в добром здравии года твои!

Тебе мы говорим: «Ты дорог нам и нужен!»

Прими от нас слова признательности и любви!

Желаем, чтобы в будущем столетний юбилей не стал пределом!

И пусть дела твои к тебе сторицей возвратятся!

Чтоб не единожды ты жизни новизну познал и стал прадедом,

Чтоб вновь на правом фланге жизни оказаться!»

Крепкого здоровья и долгих лет жизни Вам, Иван Петрович!





































Источники, использованные при написании работы:

  1. Воспоминания Костыри И.П., Костыря В.А.

  2. Стихи Кришталёвой Г.И.

  3. Фотографии из архива семьи Костыря

  4. Коломейцева Г. Вы такие красивые //«В 24 часа», № 49(11385), 2001

  5. Коломейцева Г. Жизнь, отданная школе //«В 24 часа», № 31(9999), 2001

  6. Коломейцева Г. Жить, братцы, жить! //«В 24 часа», № 44 (9857), 2000













































Приложения:

D:\школа\P1070941.JPG

  1. И.П. Костыря (справа) с товарищем во время службы в Красной Армии, 1939 г. (фото из семейного архива семьи Костыря)

D:\школа\P1070939.JPG

  1. И.П. Костыря (лежит) с товарищами. Альпы, 9 мая 1945 г. (фото из семейного архива семьи Костыря)



D:\школа\P1070938.JPG

  1. И.П. Костыря (в центре) с товарищами. Альпы, 9 мая 1945 г. (фото из семейного архива семьи Костыря)





D:\школа\P1070940.JPG

  1. Семья Костыря, 1949 г. (фото из семейного архива семьи Костыря)



D:\школа\P1070935.JPG

  1. И.П. Костыря (фото из семейного архива семьи Костыря)



D:\школа\P1070936.JPG

  1. И.П. Костыря. (фото из семейного архива семьи Костыря)







Только до конца зимы! Скидка 60% для педагогов на ДИПЛОМЫ от Столичного учебного центра!

Курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации от 1 400 руб.
Для выбора курса воспользуйтесь удобным поиском на сайте KURSY.ORG


Вы получите официальный Диплом или Удостоверение установленного образца в соответствии с требованиями государства (образовательная Лицензия № 038767 выдана ООО "Столичный учебный центр" Департаментом образования города МОСКВЫ).

Московские документы для аттестации: KURSY.ORG


Краткое описание документа:

Имя Ивана Петровича Костыри в нашем городе Гулькевичи знают многие. И не просто знают, его любят и очень уважают бывшие ученики, их родители, а теперь уже и их повзрослевшие дети. Он до сих пор проживает вместе со своей семьёй в нашем небольшом кубанском городке. Именно его жизненному подвигу посвящена эта работа. Иван Петрович - один из первых десантников. Прошёл всю войну. Защищал "Голубую линию". Освобождал Будапешт. Победу встретил в Альпах. О таких людях нужно рассказывать, с них нужно брать пример, ими нужно гордиться. Простой скромный учитель физики, всю жизнь посвятивший школе.

Общая информация

Номер материала: 525227

Похожие материалы



Очень низкие цены на курсы переподготовки от Московского учебного центра для педагогов

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 60% скидки (только до конца зимы) при обучении на курсах профессиональной переподготовки (124 курса на выбор).

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: KURSY.ORG