Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Другие методич. материалы / "Знаменосец Митька" Историческая драма Оригинальный сценарий полнометражного фильма. Автор: Татьяна Власова

"Знаменосец Митька" Историческая драма Оригинальный сценарий полнометражного фильма. Автор: Татьяна Власова


  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

92
























ЗНАМЕНОСЕЦ МИТЬКА


Оригинальный сценарий детско-юношеского фильма


Историческая драма


Татьяна Власова




















TVlasovaL@mail.ru


Нат. поле день


По широкому полю, сминая и втаптывая в землю созревшую пшеницу, движется польское конное войско. Возглавляет его, восседая на кауром жеребце, важный и дородный ГЕТМАН ГАНЕВСКИЙ. Рядом с ним едут БОГДАН ВОЛЧАНИН, пятидесятилетний вельможа, воевода НОВОРОДСКИЙ и ПАН РАЧКО. Они самодовольно осматривают окрестности Смоленска.


Автор(ЗК)

В лето 1609 года польско-литовский король Сигизмунд издал манифест, в котором заявил о своих правах на русские земли. Он пообещал завоевать их и не дать утвердиться в обширной северной России какой-нибудь силе, враждебной Речи Посполитой и католической религии.


Ветер обдувает уцелевшие колосья. Фыркают кони. Из ближнего села доносится лай собак и женские крики.


Нат. Лес день


АФОНЯ, тридцатилетний охотник, и МИТЬКА, четырнадцатилетний хлопец без рубахи, притаившись под деревом, наблюдают за белкой.


Афоня

Белка. Гли, гли! Дупло-то вишь? Там она орехи про запас копит.


Митька

Укрылась. Може, почуяла, что мы тут?


Афоня

Щас появится. Тю-тю, рыжая, попалась! Ты стой, Митька. А я ее щас тихонько того...


Афоня юркает между деревьями.


Митька, лежа в укрытии, наблюдает за ним. Хлопает по плечу, отгоняя комара.


Неожиданно Афоня, споткнувшись, падает. Из-за деревьев выскакивают несколько воинов-поляков, вяжут Афоню.


Первый воин

(на польском)

Попался!


Афоня дергается, пытаясь освободиться.


Афоня

Пусти! Ой!


Второй воин

(на польском)

Большой какой зверь! Да, стой ты дергаться-то, дурень!


Поляки уводят Афоню.


Митька молчит, затаившись в кустах. Оглядывается настороженно. Убедившись, что поблизости никого нет, дает стрекача.


Нат. поле день


Польское войско стоит у Смоленской крепости.


Нат. смоленск крепость день


Защитники крепости, вооруженные бердышами и пищалями, угрюмо смотрят со стены на войско Сигизмунда.


Тридцатипятилетний ФЕДОР, выйдя из сторожевой башни, становится у пушечного проема.


Федор

Ряженые, как девки на крестинах. Вот те мы, мол! Нате вам, явились! Ироды.


Его соседи-сверстники, СЕМЕН и ПЕТРУХА, подносят ядра к пушке.


Семен

Встретим, как надо! Хоть и не звали! Угостим - мало не покажется.


ПРОКОПИЙ, юркий и подвижный, помешивает в баке горячую смолу. Глядя на поляков, чешет затылок.


Прокопий

То целое царство осиное! Принесла их нечистая. И кто у них токо поля пашет?


Нат. поле День


От польского войска отделяется ВОИН, скачет к крепости. Перед ним, поперек спины коня, лежит связанный Афоня.


Приблизившись к воротам крепости, Воин сталкивает Афоню на землю.


Инт. смоленск Крепостная стена день


Федор, прищурившись, наблюдает за Воином.


ПРокопий

Че-т он делает? Мешок ли чо ли свалил.


Федор

Кажись, не мешок. Кого-то из наших привез, ядреный корень.


Семен

Жив?


Федор

Живой. Вишь, шевелится. Постой. Это ж Афонька! В крепость ведут. Че-т они задумали?


Инт. изба Федора день


АГАША, жена Федора, рассматривая недошитую рубаху, оправляет полотно.


Тяжело дыша и всхлипывая, вбегает Митька. Почерпнув ковшиком воду из кадушки, пьет взахлеб.


Агаша

Поди сюда, Митюш. Смотри, баскущая какая вышла риза.


Митька

Афоньку Трифонова повязали!


Агаша

Тьфу на тебя! Митька, что говоришь-то? Кто повязал?


Митька

Шляхи! Мамка, страшно как!


Митька подбегает к Агаше, обнимает порывисто.


Агаша

Ну, милай. Ну, чево ты?


Митька

...Они навалились на него скопом. Я не посмел. Они и меня бы того... Веревками.


Агаша

Митюш, то, може, тебе привиделось? Наши мужики, поди, шуткуют.


Митька

Не, то были чужие. Вот те крест! Никак не наши.


Агаша

Никуда он не денется, Афонька твой. Вечером, увидишь, на завалинку заявится.


Митька, успокаиваясь, все же недоверчиво смотрит на Агашу.


Митька

Мамань, я к тятьке, на стену побег.


Агаша

Постой! Сидел бы ты дома, Митюш. Неспокойно кругом.


Митька

Ага? Я не девка, из окна глядеть.


Агаша

Не девка. Что я хотела-то? А! Отец не емши. Молока возьми. Хлеб. Теплый ишо. И сядь! Сам поешь.

Митька

Не хочу я.


Агаша

Я кому сказала?!



Митька, нехотя, садится на лавку.


В плетеной люльке, подвешенной к потолку, ворочается и хнычет ребенок. Агаша качает люльку.


Агаша

Тише, тише. О-о-о!


Митька, кусая горбушку, нетерпеливо оглядывается на дверь.


Агаша

...Мить, ты про Афоню никому пока не сказывай.


Митька

Думаешь, вру? Вот те крест! Токовали мы. И уж было совсем домой собрались. Лесом. А тут она.


Агаша

Кто?


Митька

Белка. Он ее хотел того... А они его. Мамань, убьют Афоньку?


Митька, волнуясь, шмыгает носом.


Агаша

Не за что его убивать. Он эть смирный. Поди, подержат да отпустят.


Агаша, обняв Митьку, что-то шепчет про себя.


С улицы доносится звучание трубы. Митька, отстранившись от матери, подбегает к окну.


Агаша

Митюш, ты в крепости шибко-то не лезь, куда не просют. Маленький ишо.


Митька

Никакой я не маленький. ...Говорят, ляхи в Ключах все дома сожгли! Мужиков убили. Мамань, это ж они так всех наших изведут! Где мой лук?


Митька, нырнув под деревянную кровать, возится там, отыскивая спрятанное.

Вылезает с небольшим луком.


Агаша

Рубаху надень! Новая.


Митька

Длинная.


Митька, сопя, надевает новую рубаху, закрепляет на поясе колчан со стрелами.


Агаша

То на вырост, Митя. Ты ж вон какой большой стал. Вылитый отец.


Митька

Мамань, коли Афонька не объявится, я их тоже убивать начну.


Агаша

Грех это, сынок. Рано еще тебе о таких делах думать.


Митька

Как они наших, так и я их.


Митька, схватив со стола хлеб и кринку с молоком, выбегает.


Агаша

Куда? Ах, ты, пострел-поспел! Господи, спаси и сохрани его.


Агаша, повернувшись к иконе, крестится, шепчет.


Нат. Смоленск площадь перед домом воеводы день


На небольшой площади снуют люди. Одни несут на крепостную стену мешки, боеприпасы.


Другие продают овощи, квас, топоры, посуду.


Несколько СТРЕЛЬЦОВ обходят ряды, ничего не покупая.


Стоя на парадном крыльце, ВОЕВОДА ШЕИН, статный и важный, беседует с боярином ГЛИНСКИМ.


Афоня-охотник в сопровождении двух защитников крепости, Семена и Прокопия, робея, приближается к крыльцу. Дрожжащей рукой вынимает из-за пояса свиток-грамоту. Падает на колени.


На крыльцо поднимается ДЬЯК, поклонившись Воеводе Шеину, шепчет ему что-то, садится за стол.


Стражники, хмурясь стоят тут же, охраняя Воеводу.


Семен, схватив Афоньку за шкирку, принуждает встать.


Воевода Шеин опускается в резное кресло. Смотрит грозно.


воевода Шеин

Ты чей?


Афоня

Афонька я, сын Трифонов.


воевода Шеин

О чем сказать хочешь?


Афоня

Я... Того. Это. Хотел...


воевода Шеин

О, теля-метеля. Пошел вон!


Семен

От ляхов его доставили!


Воевода Шеин

От ляхов? Постой-постой. С врагами снюхался?!


Афоня

Не. Мы того... Охотился я. В лесу. Там и перехватили. Все одно в капкан их попал.


Афоня дрожжащей рукой протягивает грамоту.


Шеин

...Что это у тебя?


Афоня

То они дали. Передать велено. Заради энтово послание живой ищо.


Семен, взяв у Афони свиток, подает его ДЬЯКУ.


Дьяк, развернув послание, смотрит вопрошающе на Шеина.


Воевода Шеин кивает ему, повелевая прочесть.


Дьяк, отстранив лист на расстояние вытянутой руки, читает негромко.


Дьяк

Радуйтесь, смольняне, нашей королевской милости. Отныне и навеки будете стоять под высокою королевскою рукою нашею. А мы, принявши вас в охранение под своё царствование, будем содержать вас непорушимо...


воевода Шеин

Ересь какую пишут!

(Афоне)

А ты?! Как посмел?! Басурманам поганым служить?! Тебя, собака, казнить мало.


Афоня

Помилуйте, не хотел я. Они заставили.


Воевода Шеин

Заставили? Ты сюда по чьей воле пришел?!


Афоня

Силком. Сам нипочем бы не осмелился! Они, окаянные, заради послания принудили.


Дьяк

Прегрешение малое. Перетрухал горемычный.


Воевода

От малости большое прорастает. ... На виселицу его! Пускай все видят. Всем станет поукой!


Семен и Прокопий, схватив Афоню под руки, волокут его к виселице.


Афоня упирается.


Афоня

За что? Люди добрые! Помилуйте!


Воевода Шеин

(дьяку)

Ну? Что там дальше? Читай.


Дьяк

(читает)

... И если захотите ударить челом нам и крест целовать на всём этом, поступим с вами так, как только вам будет достойно и наилучше. Если же вы пренебрежёте настоящим Божиим милосердием и нашею королевскою милостью, то предадите жён ваших, детей и свои дома на опустошение войску нашему.


Шеин опускает голову, задумавшись.


Раздается коллективный вздох. Горожане и служилые оборачиваются к виселице, смотрят угрюмо на обвисшее, бездыханное тело Афони.


Шеин, усмехнувшись криво, взмахивает рукой.


Воины, освободив мертвого Афоню от петли, бросают его вниз, за стену. На виду у поляков.


Люди стоят, скорбно склонив головы. Слышно сдерживаемое рыдание.


Нат. смоленск крепость день


Федор чистит пушечное дуло. Семен сваливает с плеч мешок с камнями. Кладет их в кучу до стены.


Митька, пригибаясь, подбегает к крепостной стене. Пробирается к Федору. Положив на камень кошелку с едой, вынимает из колчана стрелу.


Федор, заметив Митьку, сердится.


Федор

А ты что тут шляешься? Ну-ка, сорванец, бегом домой!


Митька

Тятенька, я не шляюсь: маманя вот молока прислала. И, мож, понадоблюсь вам. Тоже ляхов бить буду.


Сосед Семен, обернувшись, улыбается Митьке.


Семен

Ишь, стрелец! С такой подмогой нам никакой ворог не страшен.


Митька

Тять, ляхи Афоньку повязали!


Федор

Знаю. Ты это... че там мать положила?


Федор умышленно переводит разговор.


Федор

Семен, айда с нами. Молоко тут вот, хлеб.


Семен

Эт можно. Холодное молочко-то?


Митька

Ага. Из погреба.


Митька внимательно смотрит через пушечный проем на польское войско.


Митька

Тять, пошто у них занавески на палках торчат?


Федор

То хоругви.


Митька

Зачем они? У нас нет таких.


Федор

К чему они нам?


Митька

Баские.


Семен

У нас они тож есть. Я в Москве видел. С орлами. Покрасивше будут наши-те.


Семен, наклонившись, берет кринку, пьет, закинув голову. Сраженный пулей, вздрогнув, разжимает руки.


Кринка падает. Молоко разливается по камням. Семен, растерянно улыбаясь, опускается на камни. Закрывает глаза.


Федор

Семен! Ты это чего? Стой ты умирать, Господи ты, Боже мой! Семка!

(Митьке)

Митрий, ты поди, поди вон отсюда!


Митька пятится, испуганно глядя на Семена.


Митька

Тять, я... Лук...


Федор

Кому сказал?! Беги к теть Матрене или Нюшке скажи, пусть заберут отца. Ну? Живо!


Федор, склонившись над Семеном, закрывает ему глаза. Опускается обессиленно рядом, всхлипывает.


Федор

Семен, родимый. Ты че это, а?


К ним подбегает Прокопий. Ощупав рану, вытирает окровавленные пальцы.


Прокопий

Успокоился Семен.


Митька скулит от страха.


Прокопий

Жалко, хороший был мужик. А ты, паря, не реви. Жизнь людская теперича, что пучок морковки в базарный день. Ково винить? То время пришло такое.


Митька, шмыгая носом, убегает.


Нат. Смоленск улица день


Митька бежит, всхлипывая, к дому.


Акимка, высунувшись из-за сваленных бревен, манит его пальцем.


Акимка

Поди сюда, Митька! Афоньку-то твово повесили!


Митька

Брешешь?


Акимка

Вот те крест! С крепостной стены мертвого уж скинули.


Митька, растерянный, оглушенный новостью, опускается на бревно.


Со двора выходит Агаша. Заметив Митьку, спешит к нему.


Агаша

Митенька! Вернулся. Вот славно-то. А я тут места себе не нахожу. Что отец? Как он? Ты ревешь ли чо? Митюшка?


Митька

За водой я, мамань. ...Там дядьку Семена убило.


Агаша

Ох, ты Господи! Это что ж делается? Бедная Матрена. Их эть известить надо. Не знаю, как. Ты иди к ним, Митя, и скажи, что умер, мол, Семен. А воду я сама отнесу. Слышь? Поди, родной!


Митька, рыдая, понуро бредет через дорогу. Навалившись на забор соседней усадьбы, кричит.


Митька

Нюшка! Нюш!


В дверях появляется ровесница-подружка НЮШКА.


Митька, утерев, слезы, окликает Нюшку.


Митька

Нюш, мать дома?


Подбежав к Митьке, смотрит на него с озорным любопытством.

Митька

Ты, Нюш, скажи ей... Это... Там на крепости дядь Семен. Убитый он. Ляхами. Оне всех убивают. Вот и отца твоего.


Нюшка, словно окаменев, молча смотрит на него. На глазах ее появляются слезы.


Митька

Ты реви, Нюш. Я тоже, эх, уревелся, когда дед наш помер. Тока тут иное. Одно – сам, от старости, другое - када убили. Жалко батю твово, Нюша! Афоню тоже.


Нюшка

Тятька мой, он никому, никакого зла!.. Он добрый. Митя, тятька добрый!


Митька

Я знаю, Нюш. Афоньку вот тоже... За что? То ведь смерть. Умер человек раз и уже никак не поправить. Плачь, Нюш. Люди людей убивають.


Митька гладит Нюшку по голове.


Нюшка

За что мово тятьку? Боженька, за что?


Митька

Дядь Прокопий грит: “Время, мол, такое”.


Нат. поле вечер


Митька, ухватив за плечи мертвого Афоньку, всхлипывая, тащит к реке от крепостной стены.


Доносится шорох, из прибрежных кустов, прищурившись, за ним наблюдает Акимка.


Митька, свалив Афоньку в яму, испуганно озирается. Убедившись, что никого нет, торопливо закладывает “могилку” камнями, зарывает землей.


Акимка подкрадывается к яме.


Акимка

Эй!


Митька, вздрогнув, оборачивается.


Акимка

Ты зачем его?.. Воевода проведает, тя пороть прикажут.


Митька

Никто не видел. И ты доносить не станешь.


Акимка

Эт пошто?


Митька

Я мамке скажу, на двор тя не пустит, помрешь с голодухи.


Акимка,почесывая голову, недовольно хмурится.


Нат. Поле день


Польский посланец Богдан Волчанин с Паном Рачко, отделившись от своего войска, скачут к Смоленской крепости. Пан Рачко держит копье, на кончике которого привязан кусок белой ткани. Приблизившись, Пан Рачко стучит им по воротам крепости.


Нат. смоленск крепость день


Богдан Волчанин с Паном Рачко неторопливо подъезжают к крыльцу дома воеводы. Остановившись в нескольких метрах, слезают с коней.


Воевода Шеин встречает их суровым взглядом, сидя на высоком, из расписного дерева, кресле. Рядом с ним стоит боярин Глинский.


Богдан Волчанин

Приветствем тебя воевода.


воевода Шеин

Пошто видеться соизволили?


Богдан Волчанин

Наши люди удивляются грубости и упорству, с которыми вы встречаете нас. В держании Вашем нет ни благодарности, ни почтения к королю нашему и всей Речи Посполитой.


Воевода Шеин

Будни. Время жать. Гостей не звали. А и благодарить вас не за што.


богдан Волчанин

Высокое послание без ответа оставили.


Воевода Шеин

Ответ нужен? Будет. Мы это завсегда готовы. Чем ждать тут понапрасну, спросили бы сразу. И нам без дела стоять тоже не с руки.


Богдан Волчанин

Прикажи открыть ворота, воевода. Принять нас по достоинству, все равно что поклониться нашему королю.


Воевода Шеин

...Мы в храме Богоматери дали обет не изменять государю нашему.


Богдан Волчанин

Царь ваш далеко. А и трон под ним качается, того и гляди упадет. Бояре ваши московские готовы Владислава - нашего королевича на престол русский принять.


Воевода Шеин, насупившись, смотрит на Богдана Волчанина. Сжимает гневно кулак. Усмехается криво.


Богдан Волчанин

Король наш Сигизмунд милостив, обещает всем благоденствие. Желает с вами одной землей стать и жить верой единой.


Воевода Шеин

Что до веры... Православные мы. А и решили что бояре московские, нам то неведомо. Тока, от рождения учили нас, что негоже разным пришлым господам  раболепствовать. Добром просим, идите откуда пришли, гости незваные.


Богдан Волчанин

Волен ли ты, воевода, точно такой ответ дать? Явно намыслил наскоро, сказал не подумавши.


Воевода Шеин

Мой ответ - моя воля. То не скороспешно надумано. Дедами нашими завещано беречь землю свою и крепить церкву вовеки-веков!


Богдан Волчанин

Таков ваш ответ? ...Он не понравится моему королю и панам. ...Мы уже пришли и здесь стоим. То, что взять решили, возьмем. К чему впустую кровь проливать? Пустите лучше добром в город, выходите к нам с хлебом-солью.


Воевода Шеин

Не бывать тому. А коль с оружием пришли, воевать хотите... Так и мы за свое насмерть стоять будем!


Богдан Волчанин

Если передумаете...


Воевода Шеин молча, но категорично качает головой.


Богдан Волчанин

Мы ждать умеем.


Богдан Волчанин, едко усмехнувшись, дергает коня за уздечку. Идет к воротам. Пан Рачко – за ним.


Нат. Смоленск Площадь день


Богдан Волчанин и Пан Рачко, оставив двор воеводы, неторопливо и важно идут мимо посадских людей.

Смольняне угрюмо и враждебно смотрят на них.


Богдан Волчанин, остановившись, обращается к народу.


Богдан Волчанин

Люди, король Сигизмунд зовет вас под своё царствование. Жить будете непорушимо в свободе и чести!


Смольняне молчат.


Богдан Волчанин обводит взглядом хмурые лица, морщится от досады.


Богдан Волчанин

Тому сохраним жизнь, кто ударит нам челом и поцелует крест! Во всём поступим со всяким, как он заслуживает. Мирно и по-доброму.


АКИМКА, худой, грязный, обросший мужичонка, высовывается из-за широкой спины Федора.


Акимка

(почесывая голову)

А че дашь?


Федор

Цыц!


Федор пихает Акимку. Уверенно, без робости, обращается к Богдану Волчанину.


Федор

Любо, что желаете с нами поступать по-доброму. Тока, ведомо ли королю-то вашему, что не хотим мы тут литовских людей?! А и боимся веры вашей!


Богдан Волчанин

Смотри на меня! Я такой же, как вы! ...Чего бояться?


ПЕТРУХА

Тута один ты. Тока, там вас много! А на всех ну, никак нельзя положиться!


Прокопий

Грят, будто друзья нам, а сами землю хотят нашу и дома наши! По деревням стон стоит: дочерей и жён русских бесчестят и позорят!


Федор

Ступай, человек, с миром. Пока цел.


Богдан Волчанин

Думайте, люди. Кто с нами, тому жить дольше.


Богдан Волчанин едет к воротам.

Защитники крепости провожают его враждебными взглядями.


Митька из-за отцовской спины с любопытством глазеет им вслед. Присматривается к белому полотну.


Митька

(Федору)

Тять, это у них белое тож хоругви?


Федор

Тряпка. Хоругвите стерегут, к ним не подступишься. Токо на войну да на праздники выносят.


Митька, словно замыслив что-то, задорно смотрит на Федора.


Митька

Тять, а если кто из наших вынесет? Хоругви-то ихние?


Федор, строго прищурившись, одергивает его.


Федор

(Митьке)

Че замыслил-то? Не смей! Митька, смотри, это я тебе никак не позволяю!


Нат. овраг ночь


Митька бежит по дну оврага. Карабкается через кусты в гору.

Нат. Поле вражеский стан ночь


Митька крадется между телегами по лагерю ляхов. Поблизости раздается храп здорового поляка. Митька испуганно замирает.


Вновь осторожно движется между кошевками и шатрами.

Фыркает конь. Митька испуганно приседает.


Заглядывает в самый большой шатер.


Инт. поле вражеский стан Шатер ночь


Посреди шатра на ярком шелковом белье спит, раскинувшись, в широком исподнем белье, Гетман Ганевский.


Митька, крадучись, пробирается мимо него к знамени, закрепленному в самом углу шатра.


Гетман, повернувшись с боку на бок, чешется.


Митька, пережидая, стоит неподвижно.

Приблизившись к знамени, выдергивает его обеими руками.


Гетман, причмокивая губами, ворочается во сне.


Митька испуганно замирает. Выходит на цыпочках.


Инт. Смоленск изба федора утро


Федор бьет Митьку розгами по голым ягодицам. Вжик-вжик!


Митька кусает губы, но не плачет.


Агаша, теребя уголок платка, страдает у двери.


Агаша

Феденька, пощади. Пожалей, Федя.


Федор бросает розги на пол.


Федор

Так оно: поперек батькиного слова идти. Будешь знать. Ишь, попер куда не просют. Рано ишо самовольничать.


Агаша подбегает к Митьке. Обнимает его голову.


Федор, подхватив со скамейки знамя, уходит.


Нат. Смоленск крепостная стена день


Федор чистит дуло пушки.


К нему подбегает Прокопий.


Прокопий

Федор, тебя к воеводе кличут! Живо!


Нат. Смоленск двор воеводы день


Несколько десятков защитников крепости стоят перед домом Воеводы Шеина.


Воевода Шеин с боярином Глинским выходят на крыльцо.


За ними появляется Дьяк с польским знаменем в руке. Прищурившись, Дьяк смотрит в толпу, выискивая кого-то взглядом.


Воевода Шеин, мрачно глядя перед собой, громким голосом, неторопливо, словно рассуждая сам с собой, сетует.


Воевода Шеин

Лихо до нас дошло. Стоят у стен вороги окаянные. Силу свою показывають. Но мы-то здесь дома, а они пришлые супостаты! И боятся нас. Хотя, виду не подают.


Воевода Шеин, тяжело вздохнув, переводит дух.


Воевода шеин

В войну живота жалеть не следует - это ясно. Токо и напролом мы лезть не могем, сил маловато. Надо такое измыслить, дабы с малыми-то силами да их в страх вогнать! А как, тут головой надо думать. Хитростью брать. Им невтерпеж станет, если мы со всех сторон их давить начнем.


Прокопий

Подкопы рыть надобно.


Воевода шеин

Подкопы? Тоже дело. Это мы обмыслим. Где лучше и как... Соберем мужиков, которые покрепче.


Прокопий

А как они к нам пойдут, мы их из под земли порохом!

Федор

В стан ихний вылазить и бить проклятых ночами.


ПЕТРУХА

Голодом изморим. Все посады и слободы выжечь надо, чтоб им пусто было!


Воевода Шеин

И то верно.

...Как мальчонку-то зовут, что энтой ночью наведывался к ним?


Воевода Шеин удовлетворенно улыбается.


Воевода Шеин

Где он? Награда ему за храбрость- рубаха наша. Молодец.


Прокопий

А чей энтот смельчак?


Федор недоуменно оглядывается.


Дьяк

Митрий.


Глинский

Сын Федора-пушкаря. Справный мастер.


Воевода Шеин

Отец, ясно, - молодец, а теперя пусть все видят сына его.


Федор

Вон как. А я, дурак, высек его.


Воевода Шеин

Иди сюда, Митрий.


На крыльцо, робея, поднимается Митька.


Воевода Шеин надевает на Митьку широкую и длинную рубаху.


Прокопий

Гордись, Федька, воевода рубаху-то, поди, со своего плеча дает.


Митька довольно улыбается. Глядя на Федора, виновато шмыгает.


Воевода Шеин подает Митьке знамя.


Воевода Шеин

Похвально и достойно. Теперя сжечь энто безобразие надобно и пусть они видят и знают.

Вот на что наши сыновья горазды!


Митька, приняв от Воеводы знамя, бежит к крепостной стене.


нат. Смоленск Крепость день


В закутке за башней Митька прячет знамя под камни. Снимает подаренную рубаху, торопливо стягивает свою.


Нат. Смоленск крепостная стена день


Митька поднимает длинной жердиной горящую рубаху, сшитую Агашей. Машет ею, чтобы все видели. Бросает вниз.


Нат. поле день


Ляхи наступают. Приближаются совсем близко к крепостной стене. Разбивают петардой Аврамовские ворота.


Защитники крепости ожесточенным сопротивлением останавливают противника, не позволив ему войти в крепость.


Воины Сигизмунда, разбив Большие ворота крепости петардой, врываются в город, но, не получив подкрепления от своих, вновь отступают под шквалом камней и горящей смолы.

Стреляют из пушек по крепостным стенам, причиняя незначительные повреждения.


Гетман Ганевский, сидя под шатром, кивает Богдану Волчанину.


Гетман Ганевский

Снаряжай людей делать подкопы.


Богдан Волчанин

Уже отправил. В трех местах роют.


В нескольких местах раздаются взрывы, крики. Польские воины, копая проходы, погибают от оставленных в земле пороховых ловушек.


Гетман Ганевский хмурится, косится сердито на Богдана Волчанина.


Нат. Смоленск усадьба Федора день


Во дворе на двух кольях подвешен чан. Варится белье. Митька подкладывает дровишки в костер.


Агаша бросает кучу белотканого белья в кипящую воду.


Агаша

Неси ризу-то, Митя. Прокипятим добела.


Митька растерянно молчит.


Агаша

Ну?


Митька

Нету.


Агаша

Как нету? Куда дел? Эту сыми, нече ее носить. Шибко новая.


Митька снимает подаренную рубаху.


Агаша удивленно смотрит на него.


Агаша

Мить, ты че голый-то?


Митька

Она, энто... Сгубил, кажись, ее.


Агаша

Чево?! Из отцовской распорола, почти неношеная была. Варнак ты такой!


Агаша бьет его по плечам домотканым полотенцем.


Митька уворачивается.


Доносится плач ребенка. Агаша бежит в дом.


Митька убегает на сеновал, возвращается с польским знаменем. Настороженно оглянувшись, бросает знамя в чан.


Инт. Москва патриарший двор церковь день


КЛИРИК собирает огарки свечей с подсвечника.


Престарелый патриарх ГЕРМОГЕН идет с книгой к алтарю.

Услышав шум, оба оборачиваются к двери.


Бояре САЛТЬIКОВ, МСТИСЛАВСКИЙ, ЛОПАРЕВ входят в церковь.


Салтыков, решительно приблизившись к Патриарху, крестится и легким поклоном головы приветствует его.


Салтыков

Ваше святейшество.


Гермоген

Мир вам.


Салтыков

Спросить пришел...


Гермоген

Слушаю.


Салтыков

За церковным благословением к Вам, Отче. В миру порядка нет. Вор Тушинский со своими прихвостнями вконец обнаглел. Казаки лютуют. Шуйские штаны на троне просиживают. Пора прекратить безвластие.


Гермоген

Пора. Что придумали на этот раз? Маринкина сына на царство звать?


Салтыков

Другое. Хотим отписать королю Сигизмунду, чтоб отпустил сына своего Владислава в Москву. Пусть царствует.


Гермоген

Ишь, куда тебя понесло! Греховны речи твои. При живом царе иноверца - на русский трон звать.


Салтыков

Васька слаб, не в силах смирить мятежную чернь. Они ж в конец распоясались. С таким царем все пропадем скоро.


Гермоген

Крамолу сеешь. Уйди, боярин. Злые носишь помыслы. Сам за ради них пропадешь. Повинись.


Гермоген, повернувшись к иконам, молится.


Гермоген

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй го грешного и силою креста Твоего огради помышления...


Салтыков

Постой молиться-то, дослушай. Отправим послов к королю, что отдаемся во всем на волю его. Вот тут я все написал.


Салтыков передает грамоту Патриарху.


Гермоген читает. Поднимает строгий взор.


Гермоген

(возмущенно)

Целовать крест иноверцам – это невозможно нам. Я таких грамот не благословляю.


Салтыков

Иначе никак невозможно Смуту унять! Сигизмунд Смоленск возьмет и - в Москву. Сам на трон сядет. Самое время его сейчас о мире просить.


Гермоген

Смута у тебя в голове! Мало вы служили самозванцам! Дожили до измены царю законному! Державу надумал продать?! Уймись пока не поздно, не гневи Бога.


Салтыков нервничая, поджимает губы, ноздри носа подрагивают.


Салтыков

Ты поп. Дело твое смотреть за церковными делами, а в мирские не следовало бы вмешиваться.


Салтыков уходит, но на полпути, не достигнув двери, оборачивается.


Салтыков

Сами справимся!


Гермоген

Ты спросить пришел, я ответил. И ответ мой таков: запрещаю писать и проклинаю того, кто посылать такие бумаги будет.


Салтыков порывисто подбегает к Гермогену.


Салтыков

Не ерепенься, Отец. Подпиши. Заради общего спасения. По-другому, рискуем потерять и животы свои, и землю... Все!


Гермоген

За чей живот печешься? Земля, как была нашей, так всегда нашей и будет! Защищать ее надо от нечисти и помереть всем, если так суждено.


Салтыков

Ты меня не учи! И я радею о большом, тока иначе мыслю.


Гермоген

Инакомыслящим – до седьмого колена стыд и бесславие!

Салтыков

Ты моих мыслей гнушаешься?! Я о державе думаю.


Гермоген

Лукавишь, боярин. Ты одним днем живешь. Постыдное это дело: иноземных царьков звать. Не о себе, а о будущем, о вере и чести подумай.


Салтыков

Не подпишешь?


Гермоген

Не подпишу.


Салтыков

Собачий хвост! Я о деле пекусь, а ты кликушествуешь!


Салтыков выдергивает нож из ножен.


Салтыков

Я тебя, старого колдуна, на тот свет...


Патриарх Гермоген, не изменившись в лице, осеняет его крестным знамением.


Нож падает из рук Салтыкова.


Гермоген

Крестное знамение сильнее твоего окаянного ножа! Вера - сильнее предательства.


Салтыков убегает. За ним, громко хлопнув дверью, уходят и бояре.


Клирик поддерживает, враз ослабевшего, Гермогена.


гермоген

Человек слаб. Соблазны его одолевают, искушения. Порой, кажется, что сильный, как Салтыков этот, а, вишь, и он поддался на дьявольскую прелесть.


Нат. Москва улица день


Отряд Стрельцов стоят у ворот Патриаршего двора.


Со Двора появляются сердитые Салтыков, Мстиславский, Лопарев.


Салтыков

Охранять денонощно! Никого не впускать и не выпускать!


Двое из Стрельцов становятся на стражу.


Нат. Смоленск усадьба федора день


Агаша, вынимая поварешкой из чана кипяченое белье, кладет его в деревянное корыто. Белье окрашено в грязные цвета.


Агаша

Господи! Что это? Полиняло все. Полотно какое-то тут чужое. Откуда? Митя!


Митька выбегает из-за сарая. Виновато улыбаясь, приближается.


Митька

Ма, не хотел я. Не знал.


Схватив мокрое знамя, бежит. Агаша догоняет его. Пытается ударить его по спине поварешкой.


Агаша

Митька, ох, я отцу скажу! Все занавески испортил.


Нат. лес день


Митька расправляет на ветке дерева мокрое обесцвеченное знамя.


Нат. Смоленск усадьба воеводы Шеина день


В ворота въезжает ГОНЕЦ и двое служивых. Гонец, соскочив с коня, вручает СТРАЖНИКУ, стоящему на крыльце, свиток.


Гонец

Воеводе грамота от бояр московских.


Инт. Смоленск дом воеводы трапезная день


У двери стоит Гонец, терпеливо ждет.


ОТЕЦ СЕРГИЙ, сидя за столом, читает про себя Грамоту.


У окна, задумавшись, стоит Воевода.


Дьяк - поодаль, ссутулившись над маленьким столиком пишет.


Отец Сергий, осмотрев написанное, озадаченно качает головой.


ОТЕЦ Сергий

Писана без согласия патриарха и освященного собора и без ведома всей земли. Када речь идет о деле духовном, о крестном целовании королю и королевичу, без слова патриарха ничего сделать нельзя.


Воевода, обернувшись к Гонцу, смотрит строго.


Воевода Шеин

Передай боярам, что исполнить сие не можем.


Воевода Шеин

(дьяку)

Так и отпиши: что грамота незаконная и что с нея несогласные мы. ...Смольняне биться будут за город до последнего! Чтобы королю на поклон идти, речи не может быть.


Отец Сергий одобрительно кивает.


Гонец

То грамота боярская, а вы ее не слушаете.


Воевода берет со стола грамоту, подает ее Гонцу.


Воевода Шеин

Если вновь явишься с такой воровской грамотой, то велю застрелить тебя.


Гонец, молча поклонившись, выходит.


Нат. Смоленск улица день


Гонец, вскочив на коня, уезжает. Двое служивых следуют за ним.


Инт. Смоленск Изба Федора ночь


Федор и Агаша спят на полу. Раздается колокольный звон. Федор, вскочив, открывает окно.


Нат. Смоленск улица ночь


...По улице бежит Акимка. Хохочет.


Акимка

Люди! Мироеда свалили!


Федор

Эй! Случилось что?


Акимка

Царя Ваську на постриг! С трона его вжик! Теперь заживем!


Акимка смеется, почесывая ногу.


Раздается стук. Открываются створки окон в домах.


Инт. Смоленск Изба федора ночь


Федор закрывает окно. Смотрит испуганно на похудевшую Агашу.


Агаша

Что, Федя?


Федор

Царя, грит, скинули.


Агаша

Что будет-то?


Федор

Лихо. Авось, врет.


Нат. Смоленск улица ночь


Федор выбегает на улицу.


Прямо напротив его дома куча-мала. То четыре бабы напали на Акимку и царапают его, теребят волосы, бьют.


Акимка

Убивают!!!


Федор

Геть! Нече тут орать! Быстро все по домам!


Бабы, плюясь, расходятся.


Акимка бредет к дому. Остановившись неподалеку и, почесывая грудь, грозит кулаком.


Акимка

Я вам покажу! Попомните Акимку!!


ИНТ. Смоленск дом воеводы Шеина зал день


За широким столом сидят несколько бояр.


Воевода Шеин нервно ходит по залу, раздумывая. Резко оборачивается к боярам.


Воевода Шеин

Стоят и уходить не думают. Терентьевский отряд под землей вчера подорвались. Двое тока назад вышли. ...Не по силам нам с детьми да бабами оборону держать. Подмогу кликать надо.


ПЕРВыЙ БОЯРИН

Коль надо, будем гонцов посылать. Но куда, к кому? Кто нас послушает?


Второй боярин

Белый, Дорогобуж, Вязьма захвачены. Нет путей. Отрезаны мы ото всех. Кто на верную смерть по своей воле пойдет?


Воевода Шеин

По лесам да оврагам пробираться придется. Смельчаков в Москву, к Патриарху пошлем. Слово Гермогена весомое. Он знает, кому сказать. За ним пойдут люди.


Первый боярин

Кого посылать будем?


Второй боярин

Може, Прокопия?


Воевода Шеин

Пошлем не одного, а двух-трех. Мож, один пробьется.

Первый боярин

Всех перехватят. Дело гиблое.


Второй боярин

Орлом бы взлететь или зайцем прошмыгнуть – чтоб уж наверняка.


Воевода Шеин

Пошлем по одному. Кто-то пропадет, а кто и выживет. И мальчонку пошлем, того, что хоругви-то спер. Он, глядишь, и прошмыгнет.


Второй боярин

Малой шибко. Один, поди, заробеет.


Воевода Шеин

Показался смышленым, авось, справится. Зовите Федора. Он отец. С ним говорить надо перво-наперво.


Инт. Смоленск Изба Федора вечер


Федор, угрюмо размышляя, есть похлебку за столом.


Агаша, наблюдая за тем, как он ест, подкладывает ему в тарелку кусочки картошки.


Федор

Ты, Агаш, что есть собери в туесок. Оно неведомо, как все обернется. Ляхи прут. Людей мало. Бдим денонощно. Ночевать отныне буду в крепости.


Агаша

Мука вся вышла, утром ларь подмела.


Федор

Плохо дело. Нету хлеба-то?


Агаша

Есть. Я, Федюшка, муку-то с лебедой смешала. Будет хлеб. Щас печь затоплю. А утром уж с Митяем краюху спозаранку-то и пришлю.


Федор

Митяю другое дело предстоит. Поважнее. Поди сюда, Митрий.


Митька, спрыгнув с печи, подходит к отцу.


Федор

Дело сурьезное. Воеводы наказ. Пойдешь в Москву. К патриарху Гермогену. Скажешь ему, что здесь и как. Нужда, мол, бедствие крайнее. Пусть людей собирает. Нам тут одним никак. Помощь нужна.


Агаша

Федюнюшка, родненький, да ты в своем ли уме? Как он один-то? Поляки кругом. Убьют ведь.


Федор

Ты молчи. Я с ним разговариваю. Помнишь за лисицами ходили? Таились как, помнишь? По тропинке той, потом оврагом и в лес.


Агаша

Не пущу! Федя, Христа ради прошу! Не дам! Сыночек мой родненький!


Федор

Агата! Пусти Митрия! Пойдет. Он долг исполнить должон. Государственной важности письмо доставить. Ты пойми: сам воевода нашему Митьке доверился.


Агата, всхлипнув, вытирает глаза.


Федор

Выйдешь ночью. Поймают, скажешь, родители мертвые, сирота мол. Побираюсь.


Агаша

Что надеть-то ему? Ризу новую заныкал.


Федор

Мою дай. Тут не риза, осталась бы голова на плечах. Оно лучше, если поплошее. Примут за нищего. ...Убьют – не спросят, что надето на нем.


Агаша

Что ты, Федя?! Упаси Бог!


Агаша обнимает Митьку, крепко прижимает к груди.


Агаша

Родненький мой. Кровиночка моя ненаглядная. Молиться за тебя буду. Слышишь?


Агаша прижимает Митьку к груди, ласкает любящим взглядом.

Митька

Слышу, мам.


Агаша

Солнце мое, горюшко.


Федор

Оставь, Агата! Котомку иди собери.


Агата, всхлипывая, отступает.


Нат. Смоленск усадьба федора сад вечер


Федор с котомкой за плечом и Митька, одетый в лохмотья, с палкой в руке идут по тропинке.


Митька

Тять, а там, в Москве-то, знают про нас?


федор

Знают. Только, и там такая чехарда! Не до нас им.


Митька

Какая чехарда?


Федор

Такая. Када Дмитриев - царьков-то, засланцев литовских убили, Шуйский сел царем. Ждали тада, что угомонится все. Ан нет. И Шуйским конец пришел.


Митька

Что тоже убили?


Федор

Его сослали. Сидит у поляков, грят, где-то. ...Казаки мутят, литовцы давят, теперя Бояре, ходят слухи, с поляками лобызаются. Хотят, вишь ли, на трон русский посадить этого мальчонку инородного Владислава. И как им это в голову втемяшилось?


МИТЬКА

А кто это, тять, Владислав-то?


федор

Королевич польский.


Митька

Он за нас?


Федор

Кто?


Митька

Мальчонка этот.


Федор

Сомневаюсь. Чужих он кровей. А у наших бояр там есть антирес, оттого и мутят они с этим королевичем, продажные изменники.


Митька

Изменники? Выходит, бояре не за нас радеют. А кто ж поможет нам?


федор

Князь Михаил Скопин-Шуйский был. Москву освободил от  «царика» Лжедмитрия. Он бы помог. Тока отравили его. Грят, боярских рук дело. Испугались, что в цари влезет.


Митька

Кто?


Федор

Кто да что, нам не сообщили. Кому-то видно дорогу перешел.


Митька

А ты сказал, успокоится. Как же оно успокоится, коль, нету правильных людей?


Федор

А это нам теперича, Митрий, самим кумекать надо.


Федор останавливается у плетеного забора. Сняв с плеча котомку, подает ее Митьке.


Федор

Ну, Митька, давай. ...Далеко идти. Справишься ли? Не побоишься?


Федор тяжело вздыхает.


Митька

Не побоюсь, тять. Справлюсь.


Федор

Ну, да, дай Бог, кривая выведет. Прощай, если что.


Федор прижимает, треплет его за вихор.


Митька порывисто прижимается к нему, обнимает за шею.


Федор

Ладно тебе. Ступай.


Митька, шмыгнув, исчезает в темноте.


Инт. Смоленск Изба Федора вечер


Агаша и Федор стоят у двери, обнявшись.


Федор

Пойду я. Ты не плачь.


Агаша всхлипывает. Федор берется за ручку двери.


Федор

Кажись, идет кто.


Раздается стук. Дверь открывается. Замешкавшись на пороге, словно робея, входит Акимка.


Акимка

Мир вам, соседушки.


Федор

А, ты это?


Акимка

Я. Мимо тут шел. Думаю, дай попрошу хлебца корочку.


Федор

Ты, Акимка, почто в крепость не ходишь? Там, ох, как помощь нужна.


Акимка

С моими-то хворями, куда мне. Лежу. Все бока болят.


Акимка чешет спину.


Федор

Потому и болят, что окромя как на печи, нигде тебя нету.


Агаша

Нету хлеба, Акимушка. Тесто вот току что поставила.


Акимка

Ну, нет, так нет. Тада, пойду я.


Акимка выходит, почесывая щеку.


Федор прикрывает за ним дверь.


Федор

Таракан запечный. Постыдился бы побираться-то.


Агаша

Стыд? То ему неведомо. Ваня, я как с делами управлюсь, вам помогать приду.


Федор

Марфушку на кого?


Агаша

Теть Кате оставлю. Приглядит недолго.


Федор, улыбнувшись, гладит ее по голове.


Федор

Помощница моя. Потерпи, доживем до лучших времен.


Агаша

Митя вернется.


Федор

А-то как же. Все вместе и заживем.


Федор открывает дверь.


Нат. лес ночь


Митька с котомкой за спиной идет по тропинке. Сломав ветку, отмахивается ею от комаров.


Нат. лес утро


Митька останавливается у старого дуба. Смотрит испуганно по сторонам. Идет. Бежит. Поскользнувшись на мокрой траве, падает в ложбинку. Карабкается, выбираясь из нее.


Нат. лес день


Митька снова стоит у старого дуба. Пинает его, досадуя. Опускается на траву. Плачет.


Нат. лес дорога вечер


Грязный и усталый Митька плетется по лесной дороге. Заслышав конский топот, юркает в кустарник.


Поздно. Четверо дозорных Воинов-поляков на конях, заметив Митьку, приближаются.


Первый воин

(на польском)

Кто ты? Куда идешь?


Митька

Дяденьки, заплутал я. Шел-шел...


Митька ежится испуганно.


Второй воин

(на польском)

Забирай его, разберемся.


Один из Воинов, схватив Митьку за шкирку, кладет его поперек коня, вяжет ему ноги и руки веревкой.


Митька

Ой, дяденька! Больно! Пошто веревкой-то? Я и так не сбегу.


Нат. лес утро


Четверо Воинов-поляков с Митькой едут по опушке.

Внезапно кони останавливаются, фыркают, навострив уши, пятятся назад.


Раздается медвежий рев. Воины-поляки испуганно оглядываются по сторонам.


Первый воин

То медведь. В обход надо.


Второй воин

Оставим ему мальца.


Первый воин слезает с коня, подвешивает Митьку на сломанный сук большого дерева. Второй помогает ему.


Первый воин

Пусть закусывает.


Второй воин

Если достанет.


Первый воин

Пока скачет, успеем уйти подальше.


Воины-поляки, смеясь и пришпоривая коней, скрываются за деревьями.


Митька висит вниз головой, пытаясь освободиться от веревки, ерзает. За деревом, почти рядом раздается тяжелое сопение. Митька замирает.


Огромный медведь, приблизившись к Митьке, обнюхивает его. Тычет носом в неподвижное, бледное лицо. Толкает Митькину голову лапой. Митька качается. Медведь, развлекаясь, снова толкает.


Из под пригорка появляется ремесленник САВВА, сутулый, со шрамом на лице.


Заметив медведя и Митьку, Савва сначала удивленно пялится. Затем вынимает топор из-за пояса.


САВВА

Эй! Ну-ка поди отсюда! Вон! Кому говорят?! Пошел вон!


Медведь, обернувшись на крик, коротко рыкает. Мотнув мордой, неторопливо уходит.


Савва подбегает к Митьке.


САВВА

Хлопец, ты че висишь-то тут? Поди, неудобно тебе? Ты отдыхаешь ли че?


Митька открывает глаза, бессмысленно смотрит перед собой.


САВВА

Кто повязал-то тебя?


Савва, приподняв Митьку, снимает его с дерева.


Савва

Эй, парнишша!


Митька шевелится, но не может освободиться.


Савва развязывает веревку.


САВВА

Кто тебя, бедолагу, тут оставил? Это ж он чудом тебя не съел. Откуда ты? Куда, говорю, путь держишь?


Митька

Не знаю.


САВВА

Как так? Где живешь-то? Отец, мать есть?


Митька

В-в Смоленске.


Савва

Куда тя занесло! Не емши? То видно: кожа да кости. Как зовут-то?


Митька

Митяем.


Савва

Меня Саввой кличут. Ну вот что, Митяй, айда к нам. Поешь, переночуешь.


Инт. Изба ремесленника Саввы утро


На широкой скамейке спит Митька.


Входит Савва.


Митька резко садится.


Савва

Не бойсь. Страшен, знаю, но не страшнее, поди, твово медведя.


Митька

Нет.


Савва

Напужался? Большой зверь-то.


Митька

Не видел. Запах помню. Тяжелый.


Савва

Смердит. А ты, видать, в рубашке родился. Медведь-то или поел току что или тебя за мертвого принял. А мертвыми они брезгуют.


Инт. Изба ремесленника Саввы вечер


Савва строгает доску. Гладит ее рукой, убирая стружку.


Митька

Это зачем?


Савва откидывает занавеску, прикрывающюю уголок избы.


Митька изумленно молчит.


На широких полках стоят деревянные звери, птицы, диковинные растения, деревянные иконы.


Митька

Это ты сам?


Савва

Сам. Оставайся, научу и тебя. Мне помощник, во как, нужен.


Митька

Я бы рад. Тока идти мне надо.

В Москву.


Савва

В Москву?! Не близко.


Митька

Ага. Я скажу тебе, дядь Савва. Мне патриарху надоть письмо передать. Погибаем мы в Смоленске. Помощь нужна.


Савва

Слышал про Смоленск. Они тебя, мальчонку, значи, послали? Плохо дело. ...И когда ты пешком-то дойдешь? Это ж сколько верст мотать! А если по реке? Поди скорее будет? Ты подожди, я щас к Матвею схожу.


Савва выходит.


Митька осторожно трогает икону пальцами.


Нат. окрестости смоленска река ночь


По водной глади движется лодка. Федор, отец Митьки, гребет, Петруха сидит напротив.


Лодка останавливается у поросшего кустарником берега. Они слезают, прихватив несколько мешочков с порохом.


Нат. берег ночь


Федор с Петрухой, стараясь не шуметь, подбираются к месту расположения войска Сигизмунда. Пригнувшись лезут под телеги, пробираются между колесами в Стан неприятеля.


Инт. смоленск Изба Федора ночь


Раздается детский плач. Агаша, приблизившись к люльке, берет младенца на руки. Баюкает.


Агаша

Баю-бай, люли-лю
Уродился паренек,
В чистом поле пахарек,
Баю-бай, люли-лю
Будет пашенку пахать, огородку городить,
Огородку городить, на озерушках ловить.
Баю-бай, люли-лю
Бай да побай, дитя мило засыпай,
Свои глазки закрывай и скорее засыпай.


Звучат взрывы. Ночь освещается сполохами. Плачет ребенок.


Агаша, прижимая ребенка к груди, склонившись над ним, словно стремясь его защитить, шепчет тихо.


Агаша

Спи, родимушка. Баю-бай.


Нат. окрестности смоленска река ночь


Петруха и Федор подбегают к лодке. Позади, в польском лагере полыхает пламя пожара. Раздаются крики.


Несколько человек преследуют их, стреляя из оружия.


Петруха и Федор толкают лодку. Федор запрыгивает, а Петруха, дернувшись от боли, погружается в воду.


Федор

Петро, давай! Ядреный корень! Держись, Петруха!


Федор снова скачет в воду, подхватывает тонущего Петруху. Кладет его в лодку. Плывет, толкая лодку перед собой.


Поляки стреляют им вслед.


Инт. Изба ремесленника Саввы вечер


Савва расписывает икону.

Митька, присев на корточки, наблюдает.


Савва

Матвей - свояк мой. Рыбой промышляет. Две лодки есть. На одной, значит, сын, на другой сам он. Ты ложись, отдыхай. Матвей, он утром вернется. ...За просто так он никому лодку не дает. Сказать придется про письмо-то. Уговорим на доброе дело.


Митька, вскочив, открывает свою котомку, достает свернутое знамя.


Митька

Ладно. Дядь Савва, а на этом можешь написать? Так же.


Савва щупает полотно, причмокивает языком.


Савва

Доброе полотно. Не наше.


Митька

Эт от ляхов. У них такого добра много.


Савва

Ты и у них побывал? Медведя испугался, а к ляхам пошел?


Митька

Я ночью. Спали они.


Савва расправляет знамя на столе.


Савва

Стяг это. Знатные силу и власть свою через него показывают. Знай, мол, наших. Тут знак был. Оно как выгорело ровно.


Митька

Оно вареное. Мамка белье кипятила, я его тоже в котел кинул.


Савва смеется. Макает кисть в краску. Выписывает посредине полотна овал лица.


Митька смотрит как завороженный.


Нат. смоленск Крепостная стена утро


Рассвет ярким заревом освещает спящих, похудевших, измученных защитников крепости. Спит, подложив под голову камень, Федор.


Перешагивая через спящих, через камни и ядра, с младенцем на руках, пошатываясь, приближается к Федору Агаша.


Садится рядом. Скорбным взглядом смотрит на Федора.


Федор открывает глаза.


Федор

Агаша. Ты пошто пришла?


Агаша

Умер доча, Федя. Никого теперь у нас нет.


Агаша приникает головой к его круди. Воет жалобно.

Федор огрубевшей рукой гладит ее по белым волосам.


Нат. река день


Лодка движется по воде. Савва гребет.


Митька, сидя напротив, смотрит на проплывающие берега.


Савва с Митькой приближаются к порогам. Быстрое течение заносит лодку из стороны в сторону.


Савва напряжен, изо всех сил пытается сохранить равновесие.


Митька, вцепившись руками в бортовые доски, испуганно оглядывается.


Нат. окрестности смоленска поле день


Поляки бьют по стенам из осадных орудий. Идут в наступление.


Нат. смоленск крепость день


Федор стреляет в неприятеля из пушки.


Прокопий несет мешок с песком, кладет его в проем, закрывая место недостающего пушкаря. И падает ничком на мешок, сраженный пулей.


Федор

Давай ядро! Прошка!


Подскочив к Прокопию, Федор переворачивает его.


Федор

И-эх, ты-ы! Прошка, не смей! Вставай, Прокопий! И-эх, ядреный корень.


Закрыв Прокопию глаза, торопливо возвращается к пушке.


Инт. Москва улица день


Митька идет по шумному базару.


Проезжает несколько ярко, нарядно одетых, воинов-поляков на конях.


Митька испуганно смотрит на них, настороженно оглядывается. Заметив оружейную лавку, останавливается, стоит рассматривая ружья и сабли.


ТОРГОВЕЦ, здоровяк средних лет, недоброжелательно косится на него.


Торговец

Чо надо? Купить что хочешь?


Митька

Не.


Торговец

Ну, дак, проходи, не мозоль глаза.


Митька

(шмыгнув)

Мне б патриарха найти. Где дом его? Не подскажете?


Торговец

Чаво? Патриарха? А ты кто такой?


Митька

Из Смоленска я.


Торговец

Брешешь. Смоленск поляки держат. Оттуда ходу нет.


Митька

Я прошел. Мне патриарха позарез видеть надо.


Торговец недоверчиво цокает. Притянув к себе Митьку, пристально смотрит ему в глаза.


Торговец

Побожись, что смоленский ты.


Митька, перекрестившись, божится.


Митька

Вот, эй, Богу. Мне Патриарха, о как, найти надо!


Торговец, оглянувшись, зовет дочь.


Торговец

Настька, поди сюда.


Выходит НАСТЬКА, сверстница Митьки. Улыбнувшись, удивленно, с любопытством смотрит на грязного Митьку.


Торговец

Проводи мальчугана. На Патриаршиий двор ему надобно.


Нат. москва улица день


Митька с Настькой приближаются к Патриаршему двору.


У входа стоят два СТРЕЛЬЦА.


Первый Стрелец

Эй! Подите прочь. Здесь ходить не велено.


Настька и Митька, переглянувшись испуганно, отходят. Спрятавшись за деревьями, наблюдают за Стрельцами.


Митька

Ты, Настька, иди. Я как стемнеет, пролезу внутрь. Сейчас переждать надо.


Настька

Ну, так, давай, вместе ждать. Хошь, я те пруд покажу? Здесь недалеко.


Митька

Пруд? Ладно. Эт можно.


Настька

Можно? Тада, айда бегом!


Настька берет Митьку за руку, бегут по улице.


На углу ПОДРОСТОК продает сахарных петухов.


Настька достает из кармана копеечку, покупает два.


Нат. москва берег озера день


Митька и Настька сидят на сломанном дереве, болтая ногами и лакомясь петушками.


Настька игриво улыбается.


Настька

Ты черный весь, на цыгана похож.


Митька

Это от солнца.


Настька

Баской ты.


Митька

Брешешь.


Настька смеется.


Настька

Зарумянился. Сразу видно - не нашенский. У нас парнишки бойкие.


Митька

Хороший пруд. Тут рыб, поди, полно.


Настька

Оставайся.


Митька

Где?


Настька

Здесь, в Москве.


Митька

Не. Мне нельзя.


Настька

Дядька мой кузнец. У него детей пять девок. Возьмет тя подмастерьем.


Митька качает головой.


Настька

У вас лучше?


Митька кивает.


Настька

И девки красивше?


Митька, стесняясь, пожимает плечами.


Настька облизывает губы.


Настька

Губы липкие. Хочешь, поцелую?


Митька улыбается смущенно. Ни “да”, ни “не”.


Настька, приблизившись и вытянув трубочкой губы, целует его в щечку.


Митька, шмыгнув, отодвигается от девочки. Глядя на небо, хмурится сердито.


Смеркается.


Митька

Мне идти надо. Пора.


Настька

Айда, коли так.


Нат. москва улица ночь


Митька лезет на высокое дерево. По толстой ветке пробирается к стене Патриаршего двора.


Нат. москва патриарший двор ночь


Митька висит в метре от земли, ухватившись руками за ветку дерева. Сучит ногами, отчаянно пытаясь найти опору. Сорвавшись, падает.


Митька

Ой!


Лежит, замерев несколько мгновений. Приподнимается, почесывая бедро. Осмотревшись, замечает свет в окне. Прихрамывая, подбегает, стучит негромко по стеклу.


Инт. патриарший двор келья вечер


Клирик, сидя за столиком, пишет что-то. Тускло горит свеча.


Гермоген шепчет перед иконой молитву.


Митька стоит рядом.


Гермоген

Молись, отрок. Святая молитва дух укрепляет.


Митька быстрым движением руки крестится.


Гермоген

Что Смоленск в осаде держат, людей русских убивают, то скорбь для всех нас великая. Они Безбожники. Не срамятся от злодейства своего и греха не боятся.


Митька

Как нам ляхов прогнать?


Гермоген

Пособим.


Митька

Шибко много их. Пушки у них есть и ружей навалом. Я думал, они только к нашему Смоленску прицепились, а они тут у вас по улицам ездют.


Гермоген тяжело вздыхает.


Митька

Пошто ляхи в Москве? Тут народу тьма, силы намного больше. Не бились, выходит? А сразу пустили. Зачем?


Гермоген

Крепче тот, кто духом силен.


Митька

Не разумею. Кто тада поможет нам? Нам, ох, как помощь нужна. Людей мало, да и припасов.



Гермоген

Надо, надо помочь.


Митька

Как? И скорее бы. Дядь Семена убили и других тож.


Гермоген

Народ надо поднимать.


Митька

Кто будет поднимать? Пойдем сразу, не мешкая.


Гермоген

Мне на волю ходу нет. Как тебя впустили, чудно мне.


Митька

Стрельцы, они у ворот стоят. А я по дереву и через забор.


Гермоген

Стерегут. Боятся. Митрий, это тебя Бог послал. Ты пойдешь в Нижний Новгород.


Митька

Новгород?! Далеко это? Я сюда еле дошел. Если не найду? Или поляки убьют?


Гермоген

Могут и убить. ...Благое дело, отрок, умереть за Отчизну.


Митька

Не за себя я боюсь. Если что станет со мной, кто людям скажет, что это Вы зовете всех биться?


Гермоген

Береги тебя Господь. Должон дойти.


Митька

А если мне не поверят? Они же не знают, что это Вы меня к ним... К кому идти-то?


Гермоген

Я грамоту напишу. Передашь ее племяннику моему, Минину. Его все там знают. Ему все расскажешь. Он муж толковый, сделает как надо.


Митька, оглянувшись на Клирика, шмыгает.


Митька

Боязно одному-то.


Гермоген

И в другие места гонцов пошлем.


Митька, ссутулившись, задумчиво щурится.


Гермоген

Не робей, Митрий. Дело наше правое. Все получится.


Митька

Ладно. Я им стяг отнесу. Скажу, что от вас. Он у меня в котомке. Вот.


Митька достает из котомки знамя.


Гермоген

Ишь. И правда стяг.


Гермоген, расправив полотно, любуется на изображение Иисуса Христа.


Гермоген

Хорошо написано. Только оно не наше. Верно?


Митька кивает.


Гермоген

Я тебе другое дам. Настоящее.


Гермоген выходит.


Митька смотрит на Клирика.


Клирик пишет.


Митька смотрит на икону.


Возвращается Гермоген со знаменем малинового цвета.


Гермоген

Вот оно.


Гермоген разворачивает полотно. На одной стороне изображен образ Господа Вседержителя, на другой - архангела Михаила. Патриарх протягивает знамя Митьке.


Гермоген

Честь великая – нести "знамение". Наше оно, русское Знамя. С собой возьмешь его, Митрий.


Инт. патриарший двор келья день


С улицы доносятся шум, крики.


Гермоген

(клирику и Митьке)

Схоронитесь, от греха подальше.


Салтыков и Гетман Ганевский врываются в келью патриарха. Салтыков смахивает со стола на пол чернильницу и книгу.


Салтыков

Пишешь? Крамолой своей раздоры сеешь! Чернь Москву осадила, грозят всех перебить! Кто виновен, что бунтует народ?! Теперя, иди и скажи им, пусть по домам расходятся.


Гермоген

Бунтуют оттого, что у всех терпение иссякло. Бесчинства ваши, измену и бесчестие народ принять не может. Страшно? Поздно хватились. Конец уж близок. На последней ступени стоите.


Салтыков

Каркаешь? Это тебе на тот свет давно пора. Все не ймется тебе, никак не угомонишься!


Гермоген

Образумься, боярин. Скажи литовцам да полякам пусть оставят Москву! Тогда и я выйду и велю войскам отойти прочь.


Салтыков

И что я пришел? Знаю же, бесполезно говорить с тобой. А и дни твои сочтены. Умрешь скоро сам, как паршивая собака. А Москва вся моей будет! Я, может, царем стану, только ты этого уже не увидишь.


Гермоген

А я посмертно всех призову против вас стоять!


Гетман Ганевский

Убей собаку!


Гетман вынимает саблю.


Салтыков

(Гермогену)

Вишь, голова с плеч и конец. Прокляну, гришь? И веру, и душу твою истребим!


Салтыков, схватив Гермогена за грудки, трясет его.


Гермоген

Угрожаете. Это оттого, что страшно вам. А меня что пугать? Я одного Бога боюсь.

А и лучше умереть. Ибо, нет уж сил слушать пение латинское, видеть святыни поруганными.


Салтыков, оттолкнув Гермогена, выбегает. Ганевский – за ним.


Инт. улица у патриаршего двора день


У ворот два СТРАЖНИКА становятся по струнке при появлении Салтыкова и Ганевского.


Салтыков

Никого не пускать, еду, воду не давать.


ИНТ. патриарший двор келья утро


Патриарх Гермоген осеняет крестом троих: Митьку, Клирика и еще одного ГОНЦА, тоже из церковных служителей.


Гермоген

Ну, с Богом. Везде говорите моим именем.


Нат. патриарший двор утро


Клирик стоит согнувшись.


Митька, ступив ногами на плечи Клирика, поднимается на стену.


Гонец становится на спину Клирика. Подает руку Митьке.


Нат. Москва улица день


Из-за дома, оглядываясь, выходит Клирик.


Заметив его, за ним мчатся двое поляков-конников. Один, прицелившись, стреляет.


Клирик, раненый в плечо, падает.


Стрельцы, смеясь, едут дальше по своим делам.


Нат. Москва площадь день


Второй Гонец в одежде служителя и Митька вместе идут через площадь.


Из под арки дворца выезжают бояре Мстиславский, Салтыков и четверо Стрельцов.


Салтыков, заметив Гонца и Митьку, щурится.


Салтыков

(Мстиславскому)

Видал? Этот из Гермогеновых.

А ну-ка, взять их!


Митька, обернувшись, узнает Салтыкова. Прячется за спины людей, юркает за первый дом.


Двое Стрельцов, подъехав ко второму Гонцу, бесцеремонно хватают его, вяжут руки.


Двое других Стрельцов преследуют Митьку.


Нат. москва тесная улица день


Митька ныряет под чужой навес.


Стрельцы, не заметив Митьку, проезжают мимо.


Нат. москва улица вечер


Митька, крадучись, приближается к оружейной лавке. Осмотревшись, стучит в окно.


Створка раздвигается, появляется удивленное лицо Настьки.


Митька

Настька, я это.


Настька быстро закрывает створку. Через минуту появляется в дверях.


Настька

Чего тебе? Передумал? Женихаться пришел? Тятенька увидит, взгреет, мало не покажется.


Митька

Насть, дай платье.


Настька

Это еще зачем?


Митька

Гонют меня. Я девчонкой притворюсь, их запутаю.


Настька

Кого?


Митька

Есть тут у вас... Лучше тебе не знать.


Настька

Када вернешь?


Митька

Не знаю. Как оно получится.


Настька

Значит, снова придешь?


Митька

Само собой.


Настька исчезает, скоро возвращается с одеждой в руках.


Митька поверх рубахи надевает платье.


Настька

Платок вот еще.


Митька повязывается платком.


Настька довольно смеется.


Митька

Ладно. Благодарность тебе великая. Пошел я.


Настька

Постой!


Настька, подбежав, целует его в нос. Хихикая, возвращается в дом.


Инт. Подвал пыточная ночь


ПАЛАЧ, красный, вспотевший, бьет кнутом привязанного к колесу второго Гонца-священнослужителя.


К решетчатой двери подходит Салтыков.


Салтыков

Молчит? Сказал чего?


Палач, оставив пытку, отрицательно качает головой.


Салтыков

Кончай его.


Салтыков уходит.


Палач берет широкий нож. Сильным ударом вонзает его в грудь Гонца.


Нат. поле день


По извилистой дороге КРЕСТЬЯНИН везет на телеге корзины с курами. Митька в Настькином платье сидит, примостившись на краю.


КРестьянин

Ого! Елки-маталки! Это ж ляхи!


Навстречу им движется польский обоз. Один лях - на телеге и пятеро верхом.


Соскочив с телеги, Митька дает стрекача к лесу.


Поляк

Девка! Лови ее!


Два польских всадника с улюлюканьем устремляются за Митькой в погоню.


Трое других грабят Крестьянина.


Кудахчут куры.


Поляки смеются.


Крестьянин, сидя в пыли, испуганно ежится.


Нат. лес день


Митька бежит, юркая между деревьями.


Поляки не отстают.


Митька, заметив озеро, прыгает в воду.


Поляки приближаются, ходят по мелководью.


Первый поляк

Исчезла маленькая ведьма!


Второй поляк

Превратилась в лягушку и нырнула в болото.


Первый поляк

Пусть тонет.


Второй поляк

Стой. Щас выплывет.


Первый поляк

Утонула.


Второй поляк

Ай, черт с ней.


Они, посмеиваясь, удаляются.


Первый поляк

Пся крев, все русские бабы ведьмы, исчезают как призрак.


Нат. берег озера день


Из под коряги появляется Митька. Осмотревшись настороженно, выплевывает изо рта полую камышинку. Выходит на берег. Сняв с себя мокрое платье, швыряет его в воду.


Идет в лес.


Нат. деревня улица день


Митька, усталый, грязный и похудевший, останавливается у изгороди. Во дворе дома в тени высокого дерева чаевничает дородный МУЖИК.


Митька

Дяденька!


Мужик

Чего тебе?


Митька

Помочь надо? Грядку вскопать или воды натаскать.


Мужик

Можно. Варька! Ведра неси!


ВАРЬКА, молодуха, выносит пустые ведра на коромысле.


Мужик

Пусть этот воду носит. Баньку истопим.


Нат. деревня улица день


От колодца бежит Митька с полными ведрами воды.


С завалинки за ним наблюдает старенькая, добродушная на вид, БАБКА.


Нат. деревня улица день


Митька бежит к колодцу с пустыми ведрами.


Бабка провожает его одобрительным взглядом.


Нат. деревня двор день


Мужик отдыхает, лежа под деревом.


Митька подходит к нему.


Мужик

Че надо?


Митька

Готово.


Мужик

А, ну ступай.


Митька

Поесть бы. Хлебушка.


Мужик

Пошел вон!


Митька

Я воду наносил.


Мужик

Иди отсюда, пока я те уши не оборвал! Брысь, сирота казанская!


Митька отбегает. Опустив голову, выходит на улицу.


Нат. деревня улица день


Бабка смотрит на него с сочувствием.


Бабка

Сынок! Поди сюды.


Митька подходит к ней.


Бабка

Иди, я тя накормлю.


Митька

Че делать надо?


Бабка

А ниче не надо. Все уж сделано. Я тя так угощаю.


Нат. окрестности смоленска поле вражеский стан день


Перед польскими воеводами, кланяясь и услужливо улыбаясь, стоит Акимка в рваной одежонке.


Воевода Новородский брезгливо смотрит на грязного Акимку.


Акимка

Пришел к вам, сказать кое-что важное.


Новородский

Один?


Акимка

Один.


Новородский

Проголодался, небось? Уже всех собак и кошек поели? А боеприпасов много осталось?


Акимка

Кушать хоца. Что есть, то есть. Про боеприпасы не скажу. Я в крепость-то не хожу, хворь у меня.


Новородский

Так ты поесть пришел? Видать, тебе жизнь не мила? Нам тут тоже лишний рот не нужен.


Акимка

Нет, нет. Я вам тайну скажу. Важную. Вам ведь охота в город? А я знаю как! Стена-то с изьяном. В нее вход есть! Сам видел.


Новородский

Обмануть нас хочешь? Пошто против своих суетишься?


Акимка

Обманывать? Нет. Я для пользы. Помирать с голоду не хоца. Да, ить, вы город-то так и так возьмете. Вот я и смотрю, кабы не прогадать, если что. Авось, зачтется.


Новородский

Ладно. Покажи этот вход.

(приближенным)

Глаз с него не спускать.


Нат. берег реки день


Акимка, Новородский и еще трое вооруженных воинов-поляков идут по тропинке, останавливаются у подножия горы.


Поляки настороженно оглядываются.


Акимка, почесывая ухо, объясняет.


Акимка

За горой-то, у Крылосовских ворот яма. Бабы в нее мусор ссыпают. Туда, если пороху побольше, стена-то и пропадет.


Новородский

Пропадет, говоришь? Нам это подходит. Покажи-ка точнее место.


Акимка

Да вот же оно. За березкой той кривой.


Первый воин

(по-польски)

Может, ловушка? Отпустим его, а он своих предупредит.


Новородский

(по-польски)

А и хотел бы, да только не сможет уже ничего сказать.


Акимка

Видали? Теперича, и вам хорошо, и для меня все по-другому будет. Вот. ...Знал я, чувствовал, будет и Акимка человеком!


Новородский бьет Акимку ножом в живот.


Акимка, жалобно и недоуменно глядя на своих убийц, оседает. Издав последний вздох, закрывает глаза. Рука царапает траву.


Нат. окрестности смоленска у стен крепости вечер


Поляки штурмют крепость. Лезут со всех сторон.


Нат. смоленск крепость вечер


На крепостной стене закреплены факелы, освещая нападавших.


Завязывается кровавый рукопашный бой на стенах. Среди защитников есть женщины и дети. Все защищаются усердно. Льют горячую смолу, бросают камни.


Агаша льет кипяток.


Федор

Тикают! Давай, Агаша, так их!


Взрыв сотрясает воздух. Загорается башня, близ Княжеских ворот.


Федор, заметив пожар, кричит своим.


Федор

Пожар! Ах, супостаты! Порох там, порох выносите!


Башня взрывается.


Сразу же вспыхивает порох и в подстенной канаве, указанной Акимкой. Один за другим звучат взрывы. Падает стена, образуя широкий проход.


Федор

(Агаше)

Беги в церковь!


Агаша

А ты?


Федор

Я следом приду!


Агаша

Когда?


Федор

Уходи!


Агаша, нагнувшись, убегает. Останавливается, словно раздумав. Заметив убитого, забирает его ружье. Бежит обратно.


Поляк на лошади, скачет на нее, бьет ее пикой.


Агаша, роняя ружье, падает на камни.


Огонь перекидывается на дома и пожар распространяется по городу с чрезвычайной быстротой.


Защитники крепости ведут уличные бои. Один за другим погибают в неравной схватке.


Раздается колокольный звон. Оставшиеся в живых, смольняне бегут к церкви.


Нат. Смоленск улица вечер


Защитники крепости бьются с ляхами на развалинах домов, на стене крепости.


Инт. смоленск успенская Церковь вечер


Испуганные, измученные люди стоят, плотно прижавшись друг к другу.


Завывает жалобно молодая ЖЕНЩИНА.


Отец Сергий

Не бойся.


Отец Сергий осеняет всех крестом, читает вполголоса молитву.


Отец Сергий

(громче)

За спасение души молитесь.


Люди опускаются на колени. Кто-то плачет.


Отец Сергий

Я с вами. Я здесь.


Другая Женщина с ребенком прижимается к Отцу Сергию.


Отец Сергий читает молитву. Старцы молятся.


Людей в храме становится все больше. Входят, втискиваются сотни людей: купцы, бояре, служилые, жены с детьми.


Нат. смоленск улица вечер


Поляки, убивая одного за другим храбрых смольнян, приближаются к главному храму.


Инт. смоленск успенская Церковь вечер


Испуганно и покорно молятся старушки. Матери прижимают к подолам детей.


Инт. смоленск успенская Церковь подвал вечер


Дьяк с факелом в руке, открыв дверь, входит в подвал. Вдоль стен стоят мешки, ящики. Дьяк смотрит в ящики, заглядывает в мешки.


Дьяк

Есть.


Подняв глаза, шепчет.


Дьяк

Помоги, Господи. Дай силы мне...


Дьяк поджигает порох.


Нат. смоленск улица вечер


Федор и еще несколько защитников отбиваются от ляхов на крыльце церкви.


Раздается гром и треск. Накреняется купол.


Поляки бегут прочь.


Церковь разрушается. Пыль заслоняет синеву неба.

На месте Успенской церкви остается лежать груда развалин. Повсюду пылают дома.


Нат. поле вечер


Митька быстрым шагом пересекает поле. Заслышав конское ржание, прячется за стог сена.


Неподалеку от него по дороге движется польская подвода с продуктами.


Неожиданно раздаются крики, ругань. То деревенские МУЖИКИ нападают на польский обоз. Выскочив из зарослей кустарника, налетают на поляков, убивают вилами возчика с телеги и сопровождавших его трех поляков-всадников.


Первый мужик

Этот, кажись жив ишо.


Второй мужик

Вяжи его. Отвезем бабам в деревню, пусть тешатся.


Второй мужик

Растерзают эть на куски.


Первый мужик

Поделом.


Мужики уезжают на телеге.


Митька, опасливо оглянувшись по сторонам, роет глубокую нору в стогу. Устраивается в ней на ночлег.


Нат. поле ночь


Мерцают звезды. Луна освещает одинокий стог. Казацкое войско останавливается на привал.


Всадники слезают с коней. Из закрытой кареты выскакивает СЛУЖКА, юноша лет семнадцати, подставив руку, помогает сойти на землю красивой пани МАРИНЕ.


Марина, оглянувшись по сторонам, досадливо морщится.


Служка, взяв из кареты шаль, укрывает ей плечи.


Казаки разжигают костер. Рассаживаются по земле.


Первый казак

Воду надо вскипятить. Кур чистить.


Второй казак

На кой их чистить? Бросай так в огонь. Все сгорит.


Нат. луг день Митькин сон


Солнечно и ясно. Митька бежит по лугу с веревкой в руке, наблюдая за летящим в небе змеем.


Погода неожиданно меняется. Усилившийся ветер вырывает из руки змея.


Молния ударяет в сухое дерево. Корявые ветки вспыхивают.


КОНЕЦ СНА


Нат. поле вечер


Марина, сидя у костра, кутается в шаль.


Служка

Эй, Ступка, дай твой кожух, пани холодно.


Красивый и статный казак ИВАН, сидящий рядом с Мариной, молча берет из огня горящую палку, поджигает стог сена.


Казаки, сидящие поблизости, вскакивают.


Первый казак

Иван Мартынович, то мы сами като куры зажаримся.


Второй казак

Панночку разогреть хочет!


ИВАН

Для нашей жены разлюбезной мы еще не то можем.


Доносится детский плач.


Марина, тотчас вскочив, возвращается в карету.


Из горящего стога выскакивает, ошалевший спросонок, Митька.


Казаки хохочут.


Третий казак

Еще одна курица! Готовая!


Первый казак обнимает Митьку.


Первый Казак

Ты что тут сховался, хлопец? Подглядываешь? Как зовут?


митька

Просто иду.


Второй казак смеется.


Второй казак

Идет он! Смотрите на него! Куда идешь-то?


Митька

Туда.


Митька, приоткрыв рот и скривившись, чешет затылок.


Третий казак

Да он того! Блаженный.


Иван

Гоните его!


Первый казак

Ты, паря, иди. Нас много, кур мало. Ступай. А, мож, те, горилки?


Казаки хохочут.


Митька, семеня и кривляясь как дурачок, удаляется. Проходя мимо кареты, замедляет шаг.


Из кареты доносится нежное баюканье.


Митька заходит за деревья, но не уходит совсем, а прячется в кустах.


Раздается топот копыт. Отряд польской кавалерии подъезжает к казакам. Поляки и казаки дружелюбно приветствуют друг друга.


Казак Иван подходит к Богдану Волчанину. Они обнимаются.


Митька, смотрит раскрыв глаза. Огибая куст, подползает поближе.


Богдан Волчанин

Смоленск теперь наш. Скоро Москва и Россия вся нашей станет. Гетман с войском в Кремле сидит, нас дожидается.


Иван

Нам куда? С вами сейчас?


Богдан Волчанин

Сколько тут твоих? Не спеши. Собирай еще людей. Соединимся в Коломне и оттуда.


Иван

Гетман пустит нас-то в Москву?


Богдан Волчанин

Гетман ненадолго там, еще не знает, что король обещал мне помощь.


Иван

Слышал, что король сам хочет сесть в Москве.


Богдан Волчнин

Король может многое хотеть, но это не значит, что все получится... Есть и другие, которые тоже достойны короны.


Иван

И трона.


Иван и Богдан Волчанин смеются, удаляясь.


Митька, вскочив, убегает.


Нат. лес ночь


Митька, остановившись у кустарника, бьет их со всей силы веткой. Бьет до изнеможения, выплескивая боль.


Падает без сил. Стонет, царапая тонкими пальцами землю.


Митька

А-а-а! Мама, мама! Тятенька!


Глухие рыдания прорываются из его груди.


Инт. Нижний Новгород лавка день


Митька, усталый, весь в пыли, входит в лавку. Осматривается.


За прилавком стоит широкоплечий КУЗЬМА МИНИН, обслуживает ПОКУПАТЕЛЯ. Кладет на весы большой кусок мяса.


Покупатель щупает товар пальцами. Принюхивается.


Минин добавляет на весы несколько маленьких отрезков.


Минин

(покупателю)

Пять. Другого чего?


Покупатель

Не. Энтово должно хватить. А нет, ишо наведаюсь.


Минин

Заходи.


Из подсобного помещения входит ПОМОЩНИК Минина, опоясанный окровавленным фартуком. Подкладывает на прилавок несколько кусков мяса.


Митька, дождавшись, пока Минин рассчитает Покупателя, подходит к нему.


минин

(Митьке)

Брать надумал что? Товар у нас ходовый.


Митька качает головой.


ПОМОЩНИК

Пошел вон! Ходят тут всякие.


Митька

Кузьму Минина мне. Старосту увидеть надобно. Сказали тут он.


Минин

Я – Минин. Чего?


Митька

Письмо вам принес.


Минин

Какое письмо?


Митька

Из Москвы я... От Патриарха.


У Кузьмы отваливается челюсть. Он удивленно и недоверчиво смотрит на Митьку.


Помощник недоверчиво хихикает.


Помощник

Во, брешет!


Минин

Ну-ка, заходи сюда. Сказал бы сразу.


Инт. нижний новгород Дом Минина кухня вечер


Митька жадно ест похлебку.


ЖЕНА Минина, удивленно наблюдая за ним, подливает еще полчерпака.


Нат. Нижний Новгород усадьба Минина вечер


Минин сидит на крыльце, почесывая бороду, читает послание Гермогена.


Выходит, протирая глаза, Митька.


Минин

Готов? Сядь. Покемарил, гляжу.


Митька

Поспал.


Минин

Да. Чудные дела твои, Господи. Ты, паря, молодец... Я вот думаю, это каким же надо быть гадом ползучим, шоб иноверцам землю свою русскую отступать. И корону нате вам, и трон, и все... Ниче им не жалко. Нету, видать, у бояр энтих, ни Бога, ни совести. Ты вон, дитя, за правое дело лишения претерпел, а эти бессрамники господам иноземным служить готовы.


Митька, кивнув, зевает.


Минин

Ты, сынок, иди ишо ложись. Отдыхай, поздно уже. А утром пойдем в Земскую. Людям расскажем. Такие дела миром решать надо.


Инт. нижний новгород Земская изба вечер


В помещении избы дымно. За столом сидит щуплый ПИСАРЬ.


Рядом с ним стоят два ЦЕЛОВАЛЬНИКА, небогато, но справно одетые мужи.


В центре, лениво развалившись, сидит ВОЕВОДА, дородный и важный.


Минин, стоя посредине, держит речь.


Представители уезда, дворяне и купцы, человек восемнадцать-двадцать, хмуро внимают.


Минин

Предлагаю создать «Совет всея земли».


Дворянин

Совет-то Совет. Тока нашто нам это? К чему нам москвичей защищать? Там, поди, свои вояки имеются.


Купец

Имеются, да не те. Ляпунова, грят, убили. Заруцкий да Трубецкой оба тушинским вором ставлены. Вотчины брать, да кабаки сдавать, да рвать друг у дружки землю кусками они горазды… Нет им веры.


Второй купец

Это что ж выходит, опять в расход входить?

Кормовые, пищальные, бражные, воротные, стрелецкие, ямские. Мало всех поборов? Теперь ишо войско снаряжать?


Минин

А как же? Требуется оружие и боевые припасы. Кони и продовольствие. Войско кормить надо кажный день.


Нат. нижний новгород базарная площадь день


Народу много. Одни продают, другие покупают. Третьи просто прогуливаются.


Минин и Митька выходят из лавки. Минин, встав на скамейку, обращается к толпе.


Минин

Хорошо живете, новгородцы!


Первый купец

Не жалуемся!


Минин

Отрадно это. Тока, братья наши муки терпят! Православные христиане умирают за святые Божии церкви, и за свои души, и за всех за нас, а общему нашему супостату и врагу, королю, не покоряются и не сдаются!


Минин, приподняв голову, обводит пристальным взглядом обступающих его людей.


Второй купец

Мы люди маленькие. Никого не трогаем, живем, хлеб жуем.


Минин

В лихолетье оно все видно: кто достоин называться сыном Отечества, а кто зря небо коптит, ибо он так, подобие человеческое.


Горожанин скидывает шапку, кричит звонко.


Горожанин

На что намекаешь, Минич? Мы тож могем за себя постоять. Пусть только сунутся.


Второй горожанин

И мы никак не хуже! Хоть щас готов за землю свою постоять! Нечистей всяких-разных выдворять!


Минин

Не до шуток, Василий Игнатьевич. Вот Митрий из Смоленска прибег. Там отец его убит и мамка тож. Непоносимо это: знать, что наших какие-то вороги убивають! С бумагой человек пришел от самого патриарха: бояре хотят Москву и всю Русь королю продать.


Второй Горожанин

Брешет, поди?


Третий горожанин

Говори, Кузьма, че делать! Коль надо идти, все поднимемся.


Четвертый горожанин

Кабы хорошее жалованье...


Минин

Я вот что думаю. Кто против ляхов готов биться, записаться надо и клятву дать. А кто не может, стар или немощен, те имуществом, деньгами или другим чем помогайте.


второй купец

А коль недосуг? Кали нет антиресу Москвичам помогать? Да и средств лишних нет. Имущество наше потом и кровью нажито.


Минин

Велю всем нести «третью деньгу». Кто в стороне от дела останется, тех в холопы запишем, все добро нажитое на ополчение пойдет. Деньгами оно было бы лучше. Надобно людям за службу платить, снаряжение купить. Много средств уйдет.


первый купец

А ты кто нам такой?


Минин

Я простой человек – староста ваш. На дело общее жертвую все свое имущество.


Второй купец

И жену отдай.


минин

Нет такой надобности. Это тебе вместо денег впору жену и детей закладывать.


Акулина

(второму купцу)

Ах, ты! Таракан запечный! Что плачешься?! Я за тебя пойду воевать! И денег дам.


первый купец

А богато живешь, Акулина!


Акулина

12 тыщ имею. Десять дам. А сейчас вот...


Вздох удивления проносится по толпе.


Акулина снимает с ушей сережки, с пальца – кольцо. Сорвав шапку с одного из горожан, кладет в нее, как в мешок свои украшения и кладет ее на помост.


Горожане

Ну, и баба! Похвально. Ай, да Акулина!


Минин

Благодарствую.

...Все, кто Москве готов помочь, и славную смерть принять завтра тут на учение собирайтесь с самого утра.


Второй купец

Не выспамши?


Минин

Братья наши смольняне мужество показали... Пора и нам короля - супостата и его пособников идти бить.


Второй купец

А поубивают нас?


минин

Все лучше, нежели бесчестно и горько жити.


Нат. село усадьба Пожарского сад утро


Пожарский с палочкой, хромая, бредет по дорожке.


К нему подбегает СЛУЖАНКА-ДЕВЧОНКА.


Служанка-девчонка

Дмитрий Иванович, там люди хотят видеть вас.


Пожарский

Зови.


Пожарский бредет к беседке, садится на лавочку.


Широким шагом входит Минин, за ним, стараясь не отставать, бежит Митька.


Девчонка-служанка игриво поглядывает на Митьку.

Митька, заметно смутившись по-началу, через секунду хмурится.


Минин

Здравия желаем, Митрий Иванович.


Пожарский

Прошу садиться.


Минин, замешкавшись, садится. Митька остается стоять.


Минин

Из Нижнего мы. Я староста. Это Митрий. От патриарха с посланьем пришел.


Пожарский

Ко мне какой случай привел?


Минин

Нужда привела великая. Просим от имени всех сословий главой стать войска Новгородского. Готовы люди на Москву итти, ляхов гнать, тока, понимаете сами, что в таком деле без головы никак.


Пожарский

Никак. То верно. А и мне с моими болячками впору только с мужиками дела иметь.


Минин

Не в обиду предложено. У нас в ополчении всякие есть. По мне, мужику что косой, что саблей махать – все под стать. Казаки идут и служилые тож. Все хотят воевать. Аж ребятишки просются.


Пожарский

Ребятишки, говоришь?


Минин

Вот Митька.


Пожарский

Митька? Тезка мой, выходит.


Минин

Тезка. И характером под стать. Из Смоленска сам шел. Плутал в тайге, в плену побывал, от медведя чудом уцелел.


Митька, стесняясь, опускает голову.


Пожарский

Похвально это. Только, воевать не в лапту играть. Людей учить надо. Был бы я здоров... А-то голова гудит и нога вон ходить не хочет.


Минин

Ужель откажете, Митрий Иванович?


Пожарский

...Доброе дело ты задумал, Кузьма. Видать, справный ты. Совестливый. Надобны такие люди во всяко время, а в лихое тем более. Я бы рад... но, видишь сам.


Минин

Человек сам своей жизнью управляет. Выходит: нам воевать, а вам, стал быть, почивать.


Пожарский

Не то говоришь!


Минин, огорченно вздохнув, уходит.


Митька растерянно смотрит на Минина, на Пожарского. Решившись, достает из-за пазухи знамя.


Митька

Дядя! Че есть у меня! Вот... Патриарх Вам велел передать. Настоящее. Так и сказал: „Передай, мол.” Богом клянусь.


Пожарский смотрит удивленно на знамя.


Пожарский

Знамя? Мне?


Пожарский, сжав зубы, гладит алое полотно.


Пожарский

Патриарх, говоришь? Тут слов нету. Тут отказаться никак нельзя. Эх, ладно! Двум смертям не бывать. Согласен!


Минин подскакивает.


Минин

Вот я рад! Батюшка, да я для вас!.. Все, что хотите теперь сделать готов!


Пожарский

Постой, постой. Согласен, коль, мне помогать станешь.


Минин

Да, всем, чем надо!


Пожарский

Эх, кабы был теперь князь Василий Васильевич здесь, то за него бы все держались. А нет никого, видать тебе да мне предстоит людей вести.


Минин достает из под сюртука грамоту.


Минин

Поддержат нас. Подписались уже бояре Морозов, Долгорукий, Головин, Одоевский, Пронский, Волконский, Плещеев, Львов, Вельяминов. Десятая – ваша будет.


Пожарский

Пищали нужны, бердыши, сабли...


Минин

Все будет, князь. Это мы уже соображаем.


Пожарский берет перо, обмакнув его в чернильницу, подписывает.


Пожарский

Коль так, без всякого мешкания пусть отложат все другие дела. Надо учить людей боевому мастерству.


Нат. поле день


Митька и Минин верхом на конях выезжают из усадьбы Пожарского.


Митька

Дядь Кузьма, а он сможет? Кажись, сильно слабый ишо.


минин

Поправится. Телом болен, зато духом силен.


Нат. нижний новгород площадь утро


По всему периметру площади стоят люди.


Перед ними, навытяжку, - Пожарский.


Пожарский

Драться предстоит не на жизнь, а на смерть. Беспрекословного требую послушания! Отсюда вся организация. ...Перво-наперво назначаю воевод.


Инт. нижний новгород Земская изба день


Дьяк, сидя за столом, высунув кончик языка, аккуратно выводя буквы, записывает.


Минин пересчитывает деньги. Довольно щурясь, кладет деньги в большую шкатулку.


Минин

Строгановы - 5000 рублев.

Ладно. Надо идти снова с людьми говорить. ...Митька!


Вбегает Митька.


Минин

Передай, староста велел Никитникова и Лыткина под стражу взять, имущество все ихнее изъять.


митька

Ага.


Митька выбегает.


Минин

Поехал я в Латыпино. Коль будут служилые дворяне иль депутации из городов, пускай подождут здесь. А гонцы от походных воевод, их отправляй сразу к Пожарскому.


Инт. Подвал вечер


Гермоген, сидя в темнице, стучит цепями по металлической решетке.


Подходит Стражник с ружьем.


Стражник

Че шумишь?


Гермоген

Передай боярину, что говорить с ним хочу.


стражник

Не велено беспокоить. Боярин делами занимается.


Гермоген молится, шепчет.


Гермоген

Господи, спаси отечество, расхищаемое чужаками и разоряемое, и святые иконы и церкви поругаемые, и неповинную кровь проливаемую...


Дверь резко распахивается, врывается Салтыков в сопровождении двух Стрельцов.


Салтыков

Все молишься, старик?!

...Москву обложила рать. Тысячи тысяч людей смерти нашей хотят. Уйми их, дай благословение всем православным целовать крест Сигизмунду!


Гермоген

Одумайся, боярин. Хватит вам народ изводить пытками, вотчины убитых дворян разорять, землю у матерей и детей отнимать.


Салтыков

Выйди к ним и вели по домам разойтись.


Гермоген

Ты все еще со своими прихвостнями и ворами литовскими стоишь в Москве?


Салтыков

А где мне прикажешь быть? С тобой тут за компанию сесть?


Гермоген

Откажись от дружбы с поляками. Прогони всех чужих из Москвы. Зовите на трон Филаретова сына — Михаила Романова.


Салтыков

Не учи меня. Сам знаю, кого звать. Хочешь жить, делай то, что я тебе велю.


Гермоген

Угрожаешь? Поздно. Я благословил людей против вас, изменников, стоять!


Салтыков

Так? Тада умри.


Салтыков резко бьет плетью по плечу Гермогена.


Гермоген падает на скамейку.


Нат. нижний Новгород площадь день


Идут учения. Отряды народного ополчения маршируют по периметру. По команде Пожарского резко вскидывают ружье, становятся на колени. Целятся.


Инт. подвал день


Гермоген, похудевший и обросший, сидит в углу. Свет проникает в помещение из маленького зарешеченного окошка.


Дверь открывается, входит Салтыков. Лицо его не брито, глаза красные.


Салтыков

Жив? И я. Пока. Из Нижнего Минин и Пожарский ведут народ... Отпиши им, чтобы не ходили к Москве.


Гермоген

Да будут благословенны те, которые которые против вас идут, а вы, изменники, будьте прокляты.


Салтыков

Прощай. Похоже, не увидимся боле. Видишь теперь? Никакого проку от упрямства твово. Сдохнешь здесь в грязи. Один. Никому не нужен. Чья взяла?


Гермоген

Не твоя. Вы отступники, только нас больше.


Салтыков

Кого вас?


Гермоген

Кто за веру и за Отечесто мыслит.


Салтыков молча уходит.


Инт. монастырь Коридор вечер


Салтыков выходит из подвала.


Стражник вытягивается перед ним.


Салтыков

Сказано было, еду не давать. Кормит его кто?


Стражник

Никто. Овес на неделе давали и воду. Три дня уже не емши сидит.


Салтыков

(стражнику)

Дверь не открывай. Пусть сдохнет.


Нат. поле день


Войско польское движется к Москве. Во главе - Богдан Волчанин и Новодворский.


Богдан Волчанин

Гетман Москву взял, только рано радуется, не усидеть ему там.


ПАН РАЧКО

Поляки не станут повиноваться литовскому гетману.


Богдан Волчанин

Нет ли поесть чего?


Пан рачко

Вышло все.


Богдан Волчанин

Обоз отправил по деревням?


Пан Рачко

Отправил. Еще утром ушел. И вчера один. Не воротились оба.


Нат. Нижний Новгород Площадь день


Минин, стоя на помосте, обращается к толпе даточных людей.


Минин

Земляки! Все мы родились от христианских родителей, знаменались святым крещением, веруем в святую Троицу.

Станем сообща против предателей христианских, Михайлы Салтыкова и Федьки Андронова, и против вечных врагов христианства, польских и литовских людей. Разоренье учинили они в Московском государстве; разрушают святые божии церкви, не щадят ни стариков, ни младенцев грудных. И всех русских людей можеть постичь сия участь.


Горожанин

Москва вона где! А мы тута. Нам никакой враг не страшен.


Минин

Смоленск тож далеко. Поляки его взяли и всех людей перебили.


первый ремесленник

Я не казак и не служилый. Мне какое дело?


Минин

Все, как один, станем ратными людьми! Поможем и казною, и силою, чтобы державу нашу от скверны очистить!


второй РЕМЕСЛЕННИК

А коль здоровья нет?


Минин

Кто не может или не хочеть общему делу помочь, у того жену заберем. Силой. Навовсе. Вот весь сказ! Заложим жен и детей наших, но спасем Русскую землю.


Купец

Но-но, Кузьма, мы тя для чего старостой поставили?


Минин

Я вам как староста и говорю, все продай, а на дело вынь и положь!


СТАРИК

Стойте, я скажу! Ночью видел я, вот те крест! Видел, как снялась с дома мово крыша, и светло так стало, ровно день настал. Тут откуда-то явились два мужа с проповедию о покаянии и очищении земли нашей.


крестьянин

Спать надо меньше. Напашешься, тут уж ниче не снится.


Нищий

У меня денег нет. И дома нет. Есть копейка. Настоящая.


Нищий торопливо разматывает грязную портянку.


Первый ремесленник

У тя, поди, во всех дырках монеты спрятаны!


Нищий

Я портянкой ее к ноге. Берег. Никому не дал. А тебе дам. Вот. Возьмите. Эй, Богу, настоящая. На доброе дело.


первый ремесленник

Так и быть, даю серебро столовое. А че? Фамильное!


Женщина

Мне чего дать? Козу даю! Две у меня. Считай, половину имущества жертвую. Пользуйтесь.


Сама всхлипывает.


Второй ремесленник смеется.


Второй ремесленник

С твоего имущества и топора не купишь.


минин

Волостных старост, целовальников, казначеев, посошный и мастеровой люд завтра с утра записывать буду. Остальных в воскресенье с утра.


третий ремесленник

Это всем воевать надо, значицца? А я в мясоед сына женить думал.


Минин

Воевать. Очистим державу от завоевателей, покончим с грабежами и разорением, изберем царя при всеобщем согласии и тогда уж об остальном будем думать.


Инт. Дом Пожарского зал вечер


Пылает огонь в камине. Пожарский стоит, задумавшись, у окна.


Раздается стук. Робко входит Митька.


Митька

Я это.


Пожарский

Вижу. Что хотел?


Митька подходит поближе.


Митька

Дядь Митрий, скоро выступать будем?


Пожарский

Скоро.


Митька

Я че спросить хотел... А, кто в бою знамя нести будет?


Пожарский хитро усмехается.


Пожарский

Знаменосец, Митька.


Митька, волнуясь, сглатывает слюну.


Митька

Ясно.


Пожарский

Ты понесешь знамя. Тебе сам Патриарх его доверил. И я доверяю.


Митькино лицо озаряется улыбкой.


Пожарский

Доволен?


Митька кивает. Широко улыбаясь, вздыхает облегченно.

Смеются оба. Пожарский одобрительно хлопает его по плечу.


Нат. Москва площадь день


Рынок. Купцы и мелкие торговцы кладут на прилавки картошку, утварь, гончарные изделия, конскую упряжь.


Немногочисленные горожане прицениваются, рассматривают товар.


Появляются Салтыков, Мстиславский, Пан Рачко с отрядом поляков.


Салтыков

Ей, ну-ка, вы все, поможем пушки на башню поднять.


Первый купец

Ей, зовут лошадей.


Второй купец

Наше дело товар продавать.


Салтыков

Быстро всем итти за мной!


Первый горожанин

А ты кто такой?


Салтыков

Я Салтыков! Меня все знают!


Второй горожанин

Мы к инородцам холуями не нанимались!


Третий горожанин

Кому пушки готовишь, боярин?


Второй горожанин

Москву ляхам продал, а нас в работники?!


Первый горожанин

Он душу свою никудышную и ту продал чертям поганым.


Салтыков

Твари безродные! Чернь ленивая!


Мстиславский подает сигнал полякам.


Поляки нападают на русских. Бьют. Режут их беспощадно.


Бунт. Бьет набат. Стоит страшный крик. Горожане загораживают улицы столами, скамьями, бревнами. Стреляют из-за этих укреплений в поляков. Жители ближайших домов из окон палят из ружей, бросают сверху тяжелые предметы. С крыш ребятня скидывает каменья, бревна, доски. Начинается пожар. Горят дома.


Инт. нижний новгород земская Изба вечер


Минин и Пожарский с воеводами сидят за столом, рассматривают карту Москвы.


Пожарский

Станем у Яузских ворот, князь Трубецкой - против Воронцовского поля, воеводы костромские и ярославские - у Покровских ворот, Измайлов - у Сретенских, князь Мосальский - у Тверских.


Минин

Отсюда сразу на Москву?


Пожарский

Сначала в Ярославль. Там постоим. Соберем народ. И уж оттуда...


Боярин

Народу много идет. С Урала пришли, из Сибири, с Украины тож.


Пожарский

Коней не достает.


Минин

Будут кони. Уже послал людей.


Инт. Кремль утро


Гетман Ганевский, потягиваясь в постели, зевает.


Открывается дверь, робко открывает дверь СЛУГА. Из-за его спины врывается Пан Рачко.


Гетман Ганевский

Пельменей и квасу!


Пан рачко

Не будет пельменей! Идут! Тьма народу! Со всех сторон обступили!


Слуга испуганно исчезает.


Гетман Ганевский

Пся крев! Где Салтыков?


Пан Рачко

Нет его.


Гетман Ганевский

Сбежал?!


пан рачко

С утра сидит на колу.


Гетман ганевский

Куда? Где? Его на кол посадили?! Пся крев.


Пан Рачко

Толпой напали. Хотел к королю.Теперь сидит. И нас тоже обещают...


Гетман Ганевский

Грубый медвежий народ!


Гетман Ганевский испуганно пучит глаза, торопливо одевается.


Инт. Монастырь день


Стражник подбегает к двери подвала. Тропливо открывает ключом висячий замок.


Инт. Подвал день


В небольшом помещении, освещенном естественным светом проникающим из зарешеченного окошка, зеленеет овес. На стене нарисован грязью православный крест.


Посреди всходов овса сидит, закоченевший в последней своей молитве, патриарх Гермоген.


В дверном проеме появляются Священнослужитель и Клирик с перевязанным плечом. Замерев, смотрят изумленно.


первый священнослужитель

Господи. Пресвятая Мать Богородица...


стражник

Голодовал он. Еду давать было не велено. Тока овес и воду.


Еще какие-то люди из Бояр подходят к двери, охнув, смотрят изумленно.


Клирик опускается рядом с Патриархом на колени. Прикасается губами к белой неподвижной руке.


Нат. поле день


К Москве движется войско Народного Ополчения. Рядом с Пожарским, впереди всех, Митька. В его руках развевается знамя. Он крепко сжимает древко.


Пожарский

За мной!


Митька скачет вперед к своей мечте. Шальная пуля настигает его.

Раненный Митька, ложится на шею коня.


Минин, заметив склонившееся знамя, приближается к нему.


Минин

Митька! Ранен? Ах, ты, зараза!


Минин, приподняв его, перетаскивает на круп своего коня. Держа знамя и Митьку, мчится вперед.


Минин

Не робей, Митя, живы будем – не помрем!!


Митька улыбается. Закрывает глаза. Перед его взором мелькают знакомые лица.


Флешбек Воспоминания


Нат. кузница утро


Отец кует железо. Выпрямившись, улыбается Митьке.


Инт. Церковь день


Гермоген молится перед иконой.


Инт. Изба Саввы вечер


Савва рисует на знамени образ Иисуса Христа.


Нат. улица вечер


Настька смеется игриво.


Инт. Изба федора ночь


Его мать, Агаша, склонившись над колыбелью, поет.


АГАША

Бай, да побай, ты живи, не умирай,
Ты живи не умирай, отца мать не покидай,
Баю-бай, люли-лю
Если мамушку покинешь,
Голова твоя погибнет,
Баю-бай, люли-лю
Поспи теплая свеча, до закату не печаль,
До закату, до зари, не разбудим никоды...


Конец Воспоминаний


Русские всадники мчатся по улицам Москвы.


Разбегается в разные стороны поляки и предатели-бояре, словом, вся нечисть.


КОНЕЦ

ЗТМ








Автор
Дата добавления 07.07.2016
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров56
Номер материала ДБ-139595
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх