Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Классному руководителю / Другие методич. материалы / Общешкольное мероприятие "Праздник белых журавлей"

Общешкольное мероприятие "Праздник белых журавлей"

  • Классному руководителю

Поделитесь материалом с коллегами:

МУНИЦИПАЛЬНОЕ КАЗЕННОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ОРДЫНСКОГО РАЙОНА НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ -
ВАГАЙЦЕВСКАЯ СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА

ИМЕНИ Н.Н.МЕДВЕДЕВА












Внеклассное мероприятие

«Праздник белых журавлей»




Составитель:

учитель русского языка и литературы

первой квалификационной категории

Скосырская Вера Александровна


















2014 г.

Ведущий

Добрый день, дорогие друзья!

Сегодня, 22 октября, во всех регионах России и за рубежом проходит Праздник

Белых журавлей.

Ведущий:

Этот необычный праздник с поэтическим названием был учрежден народным поэтом Дагестана Расулом Гамзатовым как праздник поэзии, духовности и светлой памяти о павших на полях сражений во всех войнах. В последние годы праздник приобрел международный масштаб. Неслучайно в разных уголках мира воздвигнуто 24 памятника белым журавлям.

1 Чтец:

Сегодня праздник Белых Журавлей.
Не потому, что к югу косяками.
А в честь бойцов, которые с полей
Не возвратились целыми полками.

Все полегли, уйдя в расцвете сил.
А многие - безусыми юнцами.
Но для себя о том бы попросил -
Хочу сравняться с ними, как с отцами.

Я думаю, солдат, что пал в бою,
Как Белый Ангел машет нам крылами.
И стих о Журавлях ему дарю.
Ведь это птица-символ. Память с нами.

Ведущий

В 1965 году Расул Гамзатов написал свое знаменитое стихотворение “Журавли”. На Кавказе есть поверье, будто павшие на полях сражений воины превращаются в журавлей. В 1968 году в свет вышла песня “Журавли” на стихи Расула Гамзатова и музыку Яна Френкеля, которую исполнил Марк Бернес. Песня посвящена погибшим во время Великой Отечественной войны солдатам, которых авторы сравнили с клином летящих журавлей.

Звучит песня «Журавли»

Ведущий:

Появление стихотворения «Журавли» имеет свою предысторию. 
Написал его Расул Гамзатов под впечатлением от посещения известного памятника белым журавлям в Хиросиме, и рассказа о хиросимской девочке - жертве последствий ядерной бомбардировки, которая умерла, не успев вырезать из бумаги тысячу журавликов. 

Ведущий:
- «Увидев в Хиросиме проект памятника простой японской девочке с журавлем в руках, узнав ее историю, я испытал глубокое волнение, которое вылилось потом в стихи. Девочка лежала в госпитале и должна была вырезать из бумаги тысячу журавлей в надежде на выздоровление, но не успела – умерла. – вспоминал Расул Гамзатов.

Ведущий:
- Когда на город сбросили атомную бомбу, Садако было всего два года. Семья ее проживала в нескольких километрах от места трагедии и потому не пострадала. Но через десять лет эхо ядерного взрыва достигло стен их дома. Отравленные радиацией воздух, вода, земля отняли жизненные силы Садако, и она заболела тяжелой лучевой болезнью. Девочка не оставляла надежды на исцеление. В Японии существует такое поверье: если сделаешь тысячу белых журавликов из бумаги – исполнится твоя заветная мечта. В госпитале она вырезала из бумаги журавликов, веря в легенду, что, когда их будет тысяча, наступит выздоровление.  Вырезать птичьи фигурки ей помогали одноклассники, родные, знакомые и незнакомые люди. Мечта Садако стала мечтой сотен людей. Но болезнь оказалась сильнее. Чуда не произошло. 
Садако умерла 25 октября 1955 года… 

Ведущий:
- До сих пор дети из разных стан мира присылают тысячи журавликов на мемориал Мира в Хиросиме с надеждой на мир. И этих журавликов складывают в большие стеклянные ящики, стоящие вокруг памятника Садако. 

2 Чтец:

Я хочу, чтоб в целом мире

Затрубили журавли

И напомнить всем могли

О погибших в Хиросиме.

И о девочке умершей,

Не хотевшей умирать

И журавликов умевшей

Из бумаги вырезать.

А журавликов-то малость

Сделать девочке осталось...

Для больной нелёгок труд,

Всё ей, бедненькой, казалось–

Журавли её спасут.

Журавли спасти не могут –

Это ясно даже мне.

Людям люди пусть помогут

Преградить пути войне


Ведущий:
Журавли – это птицы, которые не имеют национальности. Птицы, которые объединяют нас. Нас объединяет общая история, общее родство и общая память.


3 Чтец: Сделаю бумажного журавлика,
Отпущу по ветру, пусть летит.
Он до стран далеких доберется,
На твое окошко сесть решит.

Отдохнет бумажная игрушка,
Ты, мой друг, расправь ему крыла.
Подсуши, разгладь его немножко,
И отправь в далекие края.

Пусть летит, и будет всем на счастье,
Разнесет по странам мира свет.
Память он подарит всем и радость,
И в сердцах оставит добрый след.


Ведущий:

Война — жесточе нету слова.

Война — печальней нету слова.

Война — святее нету слова

В тоске и славе этих лет.

И на устах у нас иного

Ещё не может быть и нет.


4 Чтец:

Война с фашистской Германией 1941-1945 гг. принесла много горя почти в каждую советскую семью. Мы чтим память погибших и гордимся подвигами наших ветеранов, которых год от года становится все меньше.


 Отгремели бои, далеко сорок пятый,

День победы встречала цветами весна,

Но еще до сих пор ветераны-солдаты

В бой идут, потому что им снится война.

 

5 Чтец:

 Не каждому бойцу дана награда,

Не каждый пришел к матери живой...

Поклонимся Героям Сталинграда,

Героям тяжкой битвы под Москвой!

 

Сражались все советские народы,

Чтоб одолеть смертельного врага,

Не утерять державы и свободы,

Страну спасала Курская дуга.

 

В кровавый бой шли танки и солдаты,

Геройство проявляли все они,

И приближали смертью сорок пятый,

Победные чтоб в мае встретить дни.

 

Не все домой вернулись с поля боя,

Но выиграли страшную войну,

Достоин каждый звания Героя,

Не за награды в бой шли, за страну.


 Музыка


А зори здесь тихие-тихие… И небо бездонное… голубое… И лес осенью золотом полыхает так, что  глазам больно… Озера здесь холодные, и вода в них черная…ледяная… А вокруг озер скалы крутые, мрачные… Север… Суровый край…

Шел май 1942 года. До Победного Мая было еще ой как далеко — долгих три года. Еще долгих три года страданий, слез, потерь, великих грандиозных битв и никому не известных боев местного значения.

Сколько их было таких боев местного значения? И сколько неизвестных солдат полегло на всех фронтах в таких сражениях? В коротких стычках за маленькие деревушки, за никому неизвестные холмы и леса, которые на картах обозначены какими-нибудь скромными цифрами, за безымянные железнодорожные переезды, мосты, за каждый кусочек родной земли…

Повесть Бориса Васильева, рассказывает об одном таком маленьком эпизоде большой войны. Всего шесть главных героев — пять девушек и один мужчина. И один великий подвиг на всех!

Кто они, скромные солдаты страшной войны?

Лиза Бричкина. Дочь лесника, милая, курносая, светленькая, скромная, мечтающая о любви, живущая ощущением завтрашнего дня, простодушная, честная и отважная…

Соня Гурвич. Дочь доктора. Выросла в Минске, в интеллигентной еврейской семье, умница и круглая отличница. Стихи Блока — ее давняя любовь. Училась в Москве, в институте, когда началась война. Родители остались в захваченном фашистами Минске. Их дальнейшую судьбу Соня не знает…

Галя Четвертак — самая молоденькая из них. Сирота. Воробушек. Подкидыш. Выросла в детском доме. На фронт попала благодаря тому, что соврала в военкомате, прибавив себе лишний год. Так ей было только 17. Фантазерка, Золушка и принцесса в душе, маленький ребенок наяву…

Женька Комелькова — красавица с гривой золотых волос, русалочка с прозрачной кожей и идеальной фигурой… Острая на язычок, огневушка-поскакушка, упрямая, как сто чертей, безрассудно смелая и прекрасная! У нее свой счет к фашистам. Война отняла у нее всех близких. Маму, сестренку расстреляли немцы…

Рита Осянина — юная вдова, потерявшая мужа в самом начале войны. Мама маленького мальчика… Самая серьезная из них, строгая, неразговорчивая, сообразительная и смелая…

И он — 
Федот Евграфович Васков — старшина, комендант разъезда. «Пенек замшелый. В запасе двадцать слов, да и те из устава…» — так сначала думают о нем смешливые девчонки … И так они никогда не подумают о Васкове потом, когда будут стоять плечом к плечу с ним, как с родным старшим братом, в лесу с автоматами в руках перед лицом врага.


Ведущий:
Пять молоденьких девчат-зенитчиц и один старшина. А против них шестнадцать матерых, натасканных убивать, вооруженных до зубов фашистских диверсантов. 
«Не люди они, не человеки, не звери даже — фашисты!» Двое суток будет длится этот бой местного значения. Двое суток. И не пройдут враги. Наткнется их злоба на девичью отвагу, что окажется посуровей мрачных северных утесов. Зубами будут враги скрежетать, но не смогут пройти, заплутают их девчонки в лесах между озер, перехитрят, обведут вокруг пальца… «Война — это ведь не просто кто кого перестреляет. Война — это кто кого передумает…»

И хоть сильны противники, опасны и беспощадны, но сгинут они с лица земли, как нелюди!


Васков

«Человека ведь одно от животных отделяет: понимание, что человек он. А коли нет понимания этого — зверь. О двух ногах, о двух руках, и — зверь. Лютый зверь, страшнее страшного. И тогда ничего по отношению к нему не существует: ни человечности, ни жалости, ни пощады. Бить надо. Бить, пока в логово не уползет…» 


Ведущий:
И уничтожат их ценой собственной жизни девчонки, хрупкие, нежные, смешливые, светлые, мечтательные и в кого-то влюбленные… Все их девчачьи мечты, надежды, книжки со стихами, пузыречки с духами и маленькие кокетливые зеркальца навсегда останутся здесь, в этом северном угрюмом краю…в их грубых солдатских вещмешках, завязанных накрепко суровыми узлами…

Звучит музыка. На пустую сцену выходит Лиза Бричкина.

Лиза. Первой погибла Лиза Бричкина. Болото… Последний кусок до сухой земли оставался. Огромный пузырь вспучился перед ней так неожиданно, что она рванула в сторону. Всего шаг в сторону, а ноги сразу потеряли опору. Тропа была где-то рядом – шаг, полшага от нее, но эти полшага уже было невозможно сделать. “Помогите! На помощь!..” Жуткий одинокий крик долго звенел над равнодушным ржавым болотом и взлетал к безоблачному майскому небу. Над деревьями медленно всплыло солнце, и Лиза в последний раз увидела его свет – теплый, нестерпимо яркий, как обещание завтрашнего дня. И до последнего мгновения верила, что это завтра будет и для нее…

Лиза делает шаг в сторону, снимает пилотку, опускает голову.

Выходит Соня Гурвич.

Соня. Ждали немцы Соню Гурвич или она случайно на них напоролась? Бежала без опаски по дважды пройденному пути, торопясь притащить ему, старшине Васкову, забытый на пеньке кисет, махорку ту, трижды проклятую. Бежала, радовалась и понять не успела, откуда свалилась на хрупкие плечи потная тяжесть, почему пронзительной, яркой болью рванулось вдруг сердце. Нет, успела. И понять успела, и крикнуть, потому что не достал нож до ее сердца с первого удара… Две узких дырочки виднелись на Сониной гимнастерке: одна в грудь, другая пониже – в сердце.

Соня делает шаг в сторону, встает рядом с Лизой, снимает пилотку и опускает голову.

Выходит Галя Четвертак.

Галя. Немцы шли молча, пригнувшись и выставив автоматы. Васков успел, толкнул Галю Четвертак в кусты и шепнул: “Замри!” Сам за валун завалился, поймал ее взгляд – и словно оборвалось в нем что-то. Боится она. По-плохому боится, изнутри. Перед глазами Гали всплыло мертвое лицо Сони. Она физически, до дурноты, чувствовала тяжелый запах крови, и это рождало у нее тупой, чугунный ужас. А-а-а! Она выскочила из кустов, метнулась через поляну, наперерез диверсантам, уже ничего не видя и не соображая. Коротко ударил автомат. Последний крик ее затерялся в булькающем хрипе, а ноги еще бежали, еще бились, вонзаясь в мох носками солдатских сапог.

Также встает рядом с Лизой и Соней.

Выходит Женя Комелькова.

Женя. Женька… Она всегда верила в себя… Она верила в себя и сейчас, уводя немцев от раненой Риты Осяниной. Ни на мгновение не сомневалась, что всё окончится благополучно. И даже когда первая пуля ударила в бок, она просто удивилась. Ведь так глупо, так несуразно и неправдоподобно умирать в девятнадцать лет. ...А немцы ранили ее вслепую, и она могла бы затаиться, переждать. Но она стреляла, пока были патроны. Стреляла лежа, уже не пытаясь убегать, потому что вместе с кровью уходили и силы. И немцы добили ее в упор, а потом долго смотрели на ее и после смерти красивое лицо.

Встает в ряд с девушками.

Выходит Рита Осянина.

Рита. Рита знала, что ее рана смертельна и что умирать она будет долго и трудно. Пока боли почти не было, только всё сильнее пекло в животе, и хотелось пить. Васков, уйдя в разведку, оставил ей наган, два патрона в нём, но всё-таки спокойнее с ним. Он скорее почувствовал, чем расслышал этот слабый выстрел. Рита выстрелила в висок, и крови почти не было. Синие порошинки густо окаймили пулевое отверстие, и Васков почему-то особенно долго смотрел на них.

Подходит к остальным.

Последним на авансцену выходит старшина Васков.

Васков. Покачиваясь и оступаясь, Васков шел к избе, он знал, что там немцы. Сил уже не было. Он рванул дверь и крикнул: “Хенде хох! Лягайт!”. Нет, не крика они испугались, не гранаты, которой размахивал старшина. Просто подумать не могли, в мыслях представить даже, что один он, на много верст один. Не вмещалось это в их фашистские мозги, и потому на пол легли, мордами вниз, и повязали друг друга ремнями. “Что, взяли? Взяли, да? Пять девчат, пять девочек было всего, всего пятеро! А не прошли вы, никуда не прошли и сдохнете здесь, все сдохнете! Лично, каждого убью! А там пусть судят меня, пусть судят…” Тот последний путь он уже никогда не мог вспомнить. Колыхались впереди немецкие спины, сознание уходило от него, и чудились ему в белесом мареве его девчата, все пятеро, а он всё время шептал что-то и горестно качал головой.

Встает, склонив голову и сняв пилотку вместе с девчатами.


Ведущий:

В том бою девчата бились не просто за кусок северного леса или отрезок железной дороги. Нет. В том бою они стояли за своих любимых и близких: за детей, матерей и братьев… За свое и общее право мечтать, смеяться и петь песни, влюбляться, за возможность растить детей свободными и красивыми, за будущие мирные рассветы и закаты…

Ведущий:
Вечная память девушкам, женщинам, матерям, женам, сестрам, дочерям, отдавшим свои жизни в той страшной войне за нас с вами, за наше с вами сегодняшнее бездонное голубое небо!
Ведущий:
P. S. А зори здесь по утрам холодные и тихие-тихие… И гроздья горькой рябины и по сей день алеют в листве, как капли запекшейся крови…


Чтец:
Промчались годы мирные мгновенно,

Проходит в жизни все, как дым,

Но память о героях незабвенна:

Поклонимся и мертвым, и живым!

 

Есть истории огромный камень,
Мы на нем напишем имена,
Золотом их тиснем, чтоб веками
Помнила и чтила их страна.
Всех, кто умер за свою Отчизну,
За ее величье и расцвет
Всех, кто отдал дорогие жизни,
Чтобы ярче лился счастья свет


 Чтец:

 Сквозь вечерний туман мне под небом стемневшим

Слышен крик журавлей все ясней и ясней...

Сердце к ним понеслось, издалека летевшим,

Из холодной страны, с обнаженных степей.

Вот уж близко летят и, все громче рыдая,

Словно скорбную весть мне они принесли...

Из какого же вы неприветного края

Прилетели сюда на ночлег, журавли?..


Ведущий

Изучая историю России, мы открываем новые страницы – войн, история которых еще не написана. Мы должны сказать и о войнах в горячих точках. Память об этом жива, Именно живая память, потому что живы те, кто воевал в Афганистане, Чечне, других “горячих точках”. Живая, потому что память о погибших свято хранят их товарищи по оружию, их семьи и близкие. И память эта жива, пока мы об этом помним, пока мы об этом говорим и поем.


6 Чтец:

 И снова в перекличку тех времен

Бросает Память мысленные взоры,

На траурном граните - из имен

Читаем летопись парней нам незнакомых.

 

Афганистан, военные дороги,

И где-то там - тот безымянный пост,

Там скальные уступы, как пороги

И направленье из Гардеза в Хост.

 

 Здесь смерть тогда гуляла по вершинам,

Атакам тем уже потерян счет,

Вокруг опять вплотную рвутся мины,

Но рота высоту - не отдает.

 

 Еще чуть-чуть и кончатся патроны,

Уже спешит на помощь разведвзвод,

И заглушают взрывы чьи-то стоны,

Не остывает от работы пулемет.

 

Афган, Афган, ты продолжаешь сниться

Ребятам тем, что вышли из огня.

Хранит альбом друзей погибших - лица,

И обелиски - ваши имена.

 

7 Чтец:

 У тех, кто прошел Афганистан, есть такие слова:

 

Мы станем старше, проще и грубей,

Все будем знать и многое уметь,

Но, жизнь, прошу: «Дай крылья - улететь

С прозрачной стаей белых журавлей!».

 

8 Чтец:

 Как правило, парни, прошедшие Афганистан, немногословны. Считают, что не совершили ничего особенного. И наперечет помнят имена своих погибших товарищей, до сих пор свято хранят солдатское братство, до сих пор им снятся афганские сны... Они вспоминают о войне не только тогда, когда о ней вспоминает Россия, - 15 февраля, в День вывода советских войск из Афганистана, они с ней живут. И как бы ни хотелось оставить многое в прошлом, память об Афганистане они пронесут через всю свою жизнь.

 

9 Чтец:

 Храним мы память и о тех, кто погиб в мирные дни, принимая участия в боевых действиях в Чечне.

 Небо на Кавказе - густо-синее...

Отгремели грозами бои,

Синеву привычно ранят крыльями

Цинковые птицы-журавли.

 

Им - в последний раз лететь по солнышку

Да тянуть серебряную нить,

Прежде, чем в оструганных суденышках

Навсегда - улечься под гранит.

 

Все равно. Командовали ротами?

Только ль притирались к сапогам?

Равноправно-серые «двухсотые»

Развезет «тюльпан» по адресам.

 

...Жидкий строй «кузнечиков» на кладбище.

Речь. Прощальный треск очередей.

Жить отныне - в памяти товарищей

Да в сердцах и снах родных людей.

 

 Вечно молодые. Вечно - сильные.

Им бы жить - на взлете полегли...

На прощанье - нам  качают крыльями

Цинковые птицы-журавли.


(Песня «Белые птицы…»)

Ведущий:

Издавна на Руси было принято зажигать свечу в память об умерших. Так пусть же обо всех погибших горят свечи.

Дети выстраиваются клином с зажженными свечами. Минута молчания.

10 Чтец:

Я голосую за мир голосом миллионов.

Я голосую за мир - воля моя законна!

Я голосую за мир сердцем всего народа,

Я голосую за мир равенства и свободы.

Я голосую за мир памятью всех Хатыней,

Я голосую за мир,

Чтобы земля в пустыню не превратились вдруг,

Чтобы на целом свете лишь с добротою рук были знакомы дети.

Разве нужны земле шрамы войны на теле?

Дайте ей журавлей - тех, что взлететь не успели.

Дайте ей синеву моря и чистого неба.

И не во сне – наяву, чтоб люди наелись хлеба.

Чтобы цвела заря добрым и ясным светом.

Мир тебе, мать-земля! Я голосую за это!


Ведущий:

Вот и подошёл к завершению наш праздник. Разрешите в память о нём подарить вам бумажных журавликов, сделанных руками ребят младших классов и десятиклассников

Ведущий:

Спасибо всем. До встречи!



 

 

.
















Краткое описание документа:

Необычный праздник с поэтическим названием был учрежден народным поэтом Дагестана Расулом Гамзатовым как праздник поэзии,  духовности и  светлой памяти  о павших на полях сражений во всех войнах. В последние годы праздник приобрел  международный  масштаб.  В нашей школе  впервые прошло это мероприятие, в дальнейшем оно будет  традиционным. Память о тех, кто погиб в годы Великой Отечественной войны, в локальных войнах, должна жить. 

В качестве зрителей привлекались учащиеся старших классов. Неизгладимое впечатление произвели на всех присутствующих - и детей, и учителей - не только слова стихотворений и песен, но театрализация.

 

Автор
Дата добавления 01.07.2015
Раздел Классному руководителю
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров267
Номер материала 579356
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх