Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Другое / Другие методич. материалы / Доклад на тему: "Владикавказ. . . . "

Доклад на тему: "Владикавказ. . . . "

  • Другое

Поделитесь материалом с коллегами:

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ДЕТСКИЙ ДОМ "ХУРЫ-ТЫН"

НА ТЕМУ:

"ВЛАДИКАВКАЗ"

Воспитатель Арчегова А.М.

г. Владикавказ

ВЛАДИКАВКАЗ

Переселение осетин на равнину, на русскую границу, началось еще в 60-х гг. XVIII века. Оно стало возможно после установления между Россией и Осетией добрых отношений в результате плодотворной работы первого осетинского посольства 1749 - 1751 годов. Вскоре после этого на границе с Осетией была построена русская крепость Моздок. Вокруг нее рядом с казачьими станицами появились и осетинские селения. В 1764 году в Моздоке открылась первая осетинская школа, которое имела немалое значение для культуры Осетии. Но особое значение в исторической судьбе осетин сыграло основание крепости Владикавказ.

В конце XVIII века Российский императорский дом решил основать между Моздоком и подошвой Главного Кавказского хребта сильное укрепление, призванное запереть вход в Дарьяльское ущелье. В 1784 году при самом входе в горные теснины, возле осетинского селения Дзауг (Дзауджикау), была устроена крепость, которую императрице Екатерине II угодно было именовать громким именем «Владикавказ», которое одни исследователи склонны истолковывать как «Владыко Кавказа», другие - «Владей Кавказом».

Непросто складывалась судьба Владикавказа. Через три года после основания крепости последовал приказ об упразднении ее. Однако России необходимо было налаживать связь с Закавказьем, поэтому правительство вновь приступили к восстановлению крепости и строительству укреплений вокруг нее. Владикавказ должен был явить собой своего рода ворота великих трасс, торговых и военно-стратегических, которые проходили через Осетию с незапамятных времен. При выборе места немалое значение имело наличие реки, которая выступала в качестве надежной естественной преграды.

Первые детальные описания крепости Владикавказ оставили путешественники, преимущественно военные. Для историков города безусловную ценность представляет каждая характеристика: «Владикавказ - самая важнейшая крепость на всей Кавказской линии; местопребывание генерала, носящего титул коменданта сей крепости и командующего всеми укреплениями... на ней расположенными. Владикавказ стоит на равнине... на правом берегу р. Терек. Огромный форштадт облегает со всех сторон земляную крепость, в которой находятся казенные здания. Населен тремя Кавказскими линейными батальонами. Строения во Владикавказе довольно красивой наружности...

При некоторых домах есть сады. Лавок немного, но для нужд жителей достаточно, ибо в оных можно найти все необходимое и даже предметы роскоши» (рис. 48).

Существующие постройки (солдатские казармы, караульная кордегардия, дом коменданта, полковая канцелярия и даже несколько мелочных лавок) были предназначены для обеспечения жизнедеятельности военной крепости. Что касается его населения, то его первоначально составляли: «Гарнизон, несколько мелочных торговцев и маркитантов для удовлетворения потребностей этого последнего и немногих осетинских семей вне укрепления являются ее единственными жителями».

«Осетинское подворье», «Осетинский форштадт». «Владикавказский аул», «Осетинская слободка», - так называли в разные годы осетинское поселение у южных фасов крепости, которое издревле входило в старый крепостной форштадт. В 1814 году для удовлетворения религиозных нужд поселенцев крепости и в целях миссионерских здесь, на холме, возвышающемся над всем Владикавказом, была построена маленькая деревянная церковь, которая в 1823 году была освящена во имя Рождества Пресвятой Богородицы. До постройки других церквей во Владикавказе она одна обслуживала более полстолетия почти все православное население города. К ней принадлежали помимо


осетин русские, грузины (до 1898 г.) и греки (до 1904 г.) до образования у последних своих приходов. Поэтому христиане всех национальностей с предпочтительным благоговением и любовью относились к Осетинской церкви, все считали ее своей. В путеводителях того времени она отмечалась «как старинное здание и единственное место, откуда открывается восхитительная панорама как на сам город, так и на его окрестности и величественную цепь гор». Здесь, проповедуя слово Господне на родном языке, служили настоятелями многие известные осетинские священники-просветители: о. Алексей Колиев, о. Михаил Сухиев, о. Алексей Гатуев и др.

Крепость Владикавказ, кроме прямого своего назначения, призвана была стать также оплотом христианства на Кавказе. Чтобы добиться этого, следовало особое внимание уделять просветительской деятельности. Еще в 1835 г. императором Николаем I была выражена «Высочайшая воля об открытии духовных училищ и военных школ при полках и батальонах». Согласно этому, в виде эксперимента, во Владикавказе решили открыть школу для детей от 8 до 12 лет «осетинских владельцев, старшин и некоторых сирот». Это было первое светское учебное заведение, которое было открыто в 1848 г. при Навагинском полку.

Целью же духовного училища была подготовка священнослужителей, которые одновременно должны были учительствовать в церковно-приходских школах. Открытие училища состоялось 1 сентября 1836 г. Смотрителем его и учителем осетинского языка и Закона божьего был назначен благочинный ведомства Осетинской духовной комиссии протоиерей Шио Двалишвили, инспектором и учителем русского языка и арифметики - Григорий Мжедлов. Среди первых воспитанников училища были ставшие впоследствии не просто учителями, а принявшие деятельное участие в создании осетинского алфавита и осетинской книги - Василий Цораев, Георгий Кантемиров, Михаил Сухиев, Соломон Жускаев и др. Открытие училища выявило потребность в создании учебников осетинского языка. Решение этой проблемы взяли на себя переводчик коменданта крепости Петр Жукаев и учитель Григорий Мжедлов в тесном сотрудничестве с академиком Российской Императорской академии наук Андреем Шегреном (рис. 50). В результате появились на свет «Полная грамматика осетинского языка на двух наречиях» А. Шегрена, вышедшая в 1848 г., и «Псалтирь», изданный ученым в том же году в Санкт- Петербурге. Тогда же Мжедлов приступил к переводу Евангелия на осетинский язык. Так было положено начало вхождению Владикавказа в российскую науку.

В истории Владикавказа оставили заметный след многие выдающиеся люди своего времени. В 1847 году здесь побывал великий русский хирург профессор Санкт- Петербургской медико-хирургической академии Николай Иванович Пирогов. Комендант крепости генерал-лейтенант Нестеров, хорошо зная о живом интересе Пирогова к жизни и быту кавказских народов, собрал у себя небольшое, но весьма интересное общество.

Среди гостей были генерал-майор Асланбек Туганов и его младший брат Аслангирей (родные дяди выдающегося осетинского художника Махарбека Туганова), молодой настоятель Осетинской церкви Аксо Колиев и его сподвижники Даниил Чонкадзе и Василий Цораев. Интересен факт, что пятьсот рублей, полученные им за операцию племянницы состоятельных Тугановых, великий хирург распорядился передать А. Колиеву «на нужды народного образования»

Внимание со стороны великого хирурга и покровительство его немало способствовали успехам Аксо Колиева в его просветительской деятельности. Совместно с В. Цораевым, М. Сухиевым, А. Аладжиковым и С. Жускаевым он занимался переводом богослужебных книг на осетинский язык. С 1857 г. он являлся деятельным помощником и духовным сподвижником И. Чепиговского - епископа Владикавказского и управляющего


осетинскими приходами. Совместно они вели не только миссионерскую работу в отдаленных уголках Осетии, но и работали над составлением учебников и словарей осетинского языка, которые были так необходимы. В 1862 году с разрешения Святого Председательствующего Синода в переводе Аксо Колиева на осетинский язык была издана книга «Последования святого крещения". В том же году на свои более чем скромные средства он открыл в собственном доме одноклассную школу для девочек- осетинок, которые обучались здесь русскому и родному языкам, арифметике, географии, получали навыки рукоделия. В 1866 году она стала уже трехклассной.

Краткий визит Н. И. Пирогова во Владикавказ предрешил и определил на десятки лет развитие медицины в горном крае. Цитаделью ее вплоть до начала XX века оставался Владикавказский военный госпиталь, в котором укрепились традиции Николая Ивановича. Не случайно именно здесь был изобретен инъекционный шприц с полой иглой и риханотрефин, которым на протяжении десятилетий пользовались хирурги-отологи всего цивилизованного мира. Научно-практические конференции, проводившиеся здесь с 1847 по 1917 год, хирурги госпиталя благоговейно называли Пироговскими чтениями.

Долгие годы жизнь крепости, а впоследствии и города, была подчинена сложной военной обстановке на Кавказе. Поэтому рост населения и расширение границ Владикавказа происходили за счет новых военных поселений. Начало последним положил расквартированный здесь к 40-м годам славный Навагинский полк. Кроме того, что при нем в 1848 г. была открыта полковая школа, он первым занялся внешним видом будущего города, благоустроив первые улицы, скверы, бульвары, мосты.

Благодаря своим просвещенным устроителям, крепость становилась все более привлекательной для проезжающих через нее. Здесь оставил свой яркий след барон И. А. Вревский (рис. 52) в период своего пребывания во Владикавказе сначала в качестве командира Навагинского полка, а позднее - начальника Военно-Осетинского округа. Его деятельность отразилась не только на облике будущего города. Он привнес в в жизнь крепости легкий дух аристократизма. В 1845 г., получив назначение командовать Навагинским полком, купил себе дом на Главной улице. Современники отмечают, что «все приезжавшие в Тифлис и из Тифлиса были гостями Вревского. Тут можно было видеть цвет петербургского военного общества или, лучше сказать, армии. В его окружение на Кавказе входили: А. А. Столыпин-Монго, С. В. Трубецкой, J1. С. Пушкин, Р. И. Дорохов, Н. И. Вольф, JT. В. Россильон, декабристы М. А. Назимов, братья Беляевы, Н. И. Лорнер и М. Ю. Лермонтов»

Возглавляя «Комитет по разбору личных и поземельных прав жителей Владикавказского округа (1850 - 1852 гг.), он, кроме всего прочего, он вносил свой вклад и в просвещение горцев. Так, например, на содержание школы для местных жителей в с. Цми (Зарамагского прихода) им было пожертвовано 500 рублей.

С именем барона Вревского связано и сооружение Линейной церкви Навагинского полка, освященной 25 сентября 1855 г. во имя св. благоверного князя Александра Невского (Александро-Невская церковь). Александро-Невская церковь возвышалась на Александровской площади, недалеко от места, где Александровская улица (ныне Тимирязевская) пересекала Московскую (ныне Кирова).

После смерти Вревского, постигшую его в сорок четыре года, благодарные владикавказцы в память об этом благородном человеке назвали его именем улицу, идущую от Терека к улице Армянской, но позднее она слилась с последней.


Во второй половине 50-х гг. XIX века Владикавказ стал стремительно развиваться, с каждым годом привлекая «все большее количество промышленного и торгового люда» и все больше превращаясь из военной крепости в перевалочную базу для торговли центральных районов России с Закавказьем и Персией. Именно это обстоятельство и предрешило дальнейшую судьбу крепости. По указу императора Александра II «находившаяся на Военно-Грузинской дороге из России в Закавказье впереди Главного Кавказского хребта Кавказских гор крепость Владикавказ с прилегающим к ней крепостным форштадтом была обращена в город, а «желающим водвориться в сем городе» лицам были дарованы разные льготы и преимущества.

Уже в 1863 году Владикавказ обрел статус областного города. Он стремительно набирал обороты, увеличивалось количество промышленных и торговых предприятий.

К 1864 г. основное население города составляли «90 семей купцов I и II гильдии и 159 семейств мещан». Недвижимое имущество их помимо домов составляло: мыльные, свечные, кирпично-черепичные, известковые заводы, а также табачные фабрики. В документе того времени указано: «Отпускная торговля, производимая городом, заключается в железе фабричного изделия, красных товарах, турецком табаке, вин разных сортов, внутренняя же состоит в строевом и нестроевом лесе, местной породе нефти, камне местного добывания, муке, кукурузе, картофеле, птице, мехах, коже и тому подобных хозяйственных необходимостей. Годовая цифра оборотов торговли: отпускной - 600 тыс. рублей и внутренней - 200 тыс. рублей серебром...

.. .Во Владикавказе существуют две ярмарки: 21 мая в день равноапостольных князей царя Константина и матери Елены и 8 ноября в день Архистратига Михаила; базары бывают еженедельно по два - во вторник и субботу».

Таково было становление торговых традиций города. Что касается ремесленничества, изделия «умельцев из горцев, седельщиков и серебренников оружейных вещей» славились еще со времен крепости, хотя особые цеха и ремесленная управа сформировались ближе к концу века. В описываемый же период в городе трудилось 20 портных, 6 сапожников, 16 кузнецов, 2 лудильщика, 1 седельщик, 1 стекольщик, 4 часовых дел мастера.

В городе был построен и открыт для движения первый железный мост через Терек - Ольгинский. Улица, ведущая от него (ныне ул. И. Плиева), тоже именовалась Ольгинской, а одна из примыкавших к нему улиц стала Михайловской. Так они были названы в честь августейших супругов - Наместника Кавказского Великого Князя Михаила Николаевича и Ольги Федоровны, посетивших в 1862 г. Владикавказ и с тех пор не отказывавших ему в попечительской заботе.

К этому времени во Владикавказе был обустроен также бульвар на большой улице. На некоторых улицах имелось шоссе, в городе за счет городских сумм зажигалось 24 фонаря. Водопроводов и фонтанов во Владикавказе еще не было...

Бурный рост города, безусловно, был связан с ростом численности его населения. Разнообразие форм деятельности, которое характеризовало Владикавказ, открывало широкие перспективы и привлекало сюда представителей разных национальностей. Здесь жили русские, осетины, армяне, грузины, персы, греки, евреи - горские и европейские, поляки, украинцы, татары, немцы, ассирийцы, тавлины, кумыки, литовцы, латыши, эстонцы, итальянцы и др. Многонациональность Владикавказа нашла отражение прежде всего в его храмовой культуре.


Многоконфессиональность снискала ему славу веротерпимого города. Особая заслуга в этом принадлежит первому епископу Владикавказскому, управляющему осетинскими приходами архимандриту Иосифу (Чепиговскому) (1824 - 1890), прозванному в народе Апостолом Осетии. Сорок с лишним лет своей жизни отдал Чепиговский самоотверженной миссионерской и просветительской деятельности на Кавказе. Он изучил осетинский язык.

Именно на период служения его приходится бурное развитие книгопечатания на осетинском языке. Так, в 1862 г. в Тифлисе вышел в свет составленный Чепиговским осетинский букварь с параллельным русским переводом. В том же году были изданы «Последования Святого крещения и миропомазания» в переводе Аксо Колиева и «Соборные послания Святых Апостолов Иакова, Петра, Иоанна Богослова и Иуды» в перводе учителя Тифлисской семинарии Василия Цораева. Архимандрит Иосиф и его просвещенное окружение перевели на осетинский язык и подготовили к изданию еще две книги - «Краткую священную историю церкви Божьей Ветхого и Нового Завета» и «Катехизис», увидевшие свет уже во Владикавказе. Первая - в 1881 году, вторая - в 1887.

Предметом первейшей заботы преосвященного Иосифа были также храмы Владикавказа.

В годы епископского правления его началось строительство нового Кафедрального собора в районе улиц Воронцовская (ныне Бутырина), Стрелковая (Церетели), Мало- Георгиевская (Бородинская) и Подгорная (Ботоева), открылись две православные церкви: Константино-Еленинская и Свято-Троицкого православного братства - на пересечении улиц Московская (ныне Кирова) и Гимназическая (Миллера)

Епископ Иосиф проявлял чуткость и внимание не только к тем, кто исповедовал православие. Его заботы распространялись на христианство вообще, уважительным было его отношение к исламу. В 1862 г. были завершены работы по перестройке Армяно- Григорианской церкви из деревянной в каменную, открылись Лютеранская кирха (ныне здание Госфилармонии), Шиитская мечеть (ныне здание Планетария), польский Католический костел.

Быстрый рост и развитие города вели к интенсивному градостроительству. Владикавказ становился культурным центром всей области и отчасти всего Северного Кавказа.

Менялся не только облик города, менялся и образ жизни горожан. В 1862 г. в городе был открыт первый кабинет для чтения, 16 января 1864 года - первое фотозаведение, а с 1 января 1868 года начала выходить первая газета - «Терские ведомости».

В 1868 - 1870 гг. по инициативе Начальника Терской области генерал-адъютанта М. Т. Лорис-Меликова во Владикавказе было построено здание первого театра. 15 апреля 1871 г. «владикавказский театр, столь нетерпеливо ожидаемый публикой, был, наконец, открыт и в этот же день давалось первое представление ...» Театр за короткое время завоевал любовь владикавказского зрителя. Он осуществлял постановку произведений Пушкина, Островского, Шиллера и лучших современных российских и зарубежных драматургов. С этим театром связаны имена многих талантливых мастеров русской сцены, среди которых - Орленов, Варламов, Ленский, Сумбатов-Южин. Здесь началась творческая биография гениального режиссера и «великого гражданина страны» Евгения Вахтангова. В спектаклях по произведениям Г. Гауптмана («Праздник мира»), М. Тимковского («Сильные и слабые»), А. Чехова («Дядя Ваня») и К. Гамсуна («У врат царства») впервые проявился его талант как режиссера и актера. До конца дней своих Евгений Вахтангов ощущал себя владикавказцем, помнил об отчем доме и городе, в котором можно было отогреться душой.


С этим театром связано имя и великого осетинского поэта Коста Хетагурова. Нередко он являлся не только организатором и участником любительских спектаклей, но и художником-оформителем их

Сцена городского театра явилась колыбелью осетинского профессионального театра. Первый спектакль на осетинском языке по пьесе Д. Кусова «Дети гор» был поставлен именно здесь.

Первоначально самой престижной считалась улица Дворянская (впоследствии Лорис- Меликовская, ныне Ленина), на которой предпочитали селиться самые состоятельные чиновники, отставные военные и предприниматели. Однако впоследствии на первый план выдвинулся Александровский проспект (ныне проспект Мира). Протяженностью всего в «1157 шагов», он являлся выразителем всех самых разительных перемен в жизни города. Поныне он остается любимой улицей горожан и гостей столицы республики, лучше других сохранившей первоначальный свой облик. Таким, каким мы его видим сейчас, Александровский проспект предстал перед владикавказцами на стыке XIX - XX веков. Первым украшением его явились верхняя часть парка под названием Монплезир («мое наслаждение») и бульвар, разбитые в начале 40-х гг. XIX века комендантом крепости генерал-лейтенантом П. П. Нестеровым. Последний до 1888 г. носил в его честь название Нестеровского. Нижняя часть парка связана с именем есаула Ерофеева, который в 1897 г. не только посадил деревья и кустарники, но и соорудил фонтан, лодочный вокзал, веранду для оркестра, ледяной каток и горки для катанья. Разросшиеся к тому времени деревья верхней части парка он превратил в великолепные тенистые аллеи, одну из них назвав Аллеей любви, другую - «Стрелки» (рис. 58, а). Сейчас уже нет ни великолепного Велосипедного трека, ни Горских ворот, ни Бай-горы, где так любили отдыхать горожане. Труды Ерофеева владикавказцы ценили очень высоко. По слухам, есаул похоронен в гроте посреди пруда, который, может быть, именно поэтому и значится на почтовых открытках как Ерофеевский.

Культурная жизнь города в основном была сосредоточена на Александровском проспекте (рис. 59). Залы Общественного собрания (ныне Дом офицеров) и Коммерческого клуба (ныне Республиканская юношеская библиотека) всегда были переполнены любителями классической музыки. Здесь выступали известные в то время оперные певцы И. Ф.

Ирмани и А. Ф. Риензи, выступали артисты Санкт-Петербургской Императорской оперы.

Прекрасные узорчатые балконы зданий на Александровском проспекте служили одновременно и концертными площадками. Например, на балконе Коммерческого клуба прекрасными летними вечерами играл оркестр Терского казачьего войска.

На Александровском проспекте находились салоны замечательных фотомастеров и фотохудожников прошлого - А. К. Джанаева-Хетагурова, братьев Рудневых, Воюцкого, Алонкина, Рогозинского, Квитона, братьев Хмара, привлекавшие горожан и гостей города не только возможностью сфотографироваться, но и посмотреть выставки фотографии и фотопластических картин.

Местом проведения первой художественной выставки тоже стал Александровский проспект. Начало этой традиции положил Коста Хетагуров. В 1887 - 1890 гг. в здании Коммерческого клуба и Межевого управления выставлялись его картины «Святая Нина» «Скорбящий ангел», «На школьной скамье жизни», «Спящая красавица». С открытием в 1902 г. Общества взаимного кредита (угол улицы Евдокимовская и Александровского проспекта), операционный зал его банка одновременно служил и Выставочным залом, где ежегодно устраивались выставки произведений художников,


демонстрировались промышленные товары, ювелирные изделия, собрания коллекционеров.

Не меньшей притягательной силой обладали библиотеки Владикавказа. На первом этаже дома Гаджиева (угол Александровского проспекта и Базарной улицы, ныне Джанаева), где сейчас находится аптека №1, располагался известный в то время писчебумажный торговый дом «Сегаль и С», а на втором - книжный магазин Ильина, имевший при себе библиотеку и кабинет для чтения с широким выбором различной литературы. В этом же здании, со стороны улицы Базарной, обосновался первый в городе электротеатр «Модерн».

В 1895 году, благодаря стараниям и попечению начальницы II женской гимназии Варвары Григорьевны Шредере и председателя съезда мировых судей дворянина Владислава Доминиковича Шредерса во Владикавказе открылась первая общественная библиотека.

Начиная с 1907 г. во Владикавказе, наряду с театральными и концертными афишами стали появляться афиши синематографов «Пате», «Свет Рима» (Риччи) и «Гигант». Первый был основан в 1907 г. французской кинофабрикой «Братья Пате», второй принадлежал итальянцу Франциску Риччи, а третий - первой в России кинофабрике Ханжокова. Такаим образом, владикавказцы, почти одновременно со столичными любителями кино, могли знакомиться с лучшими европейскими и российскими фильмами.

Лучшие владикавказские гостиницы были украшены оригинальными коваными воротами. Они имели претенциозные названия («Гранд-Отель», «Париж», «Лондон». «Европа», «Империал») и первоклассные номера . Гостиницы стали популяризаторами горного и междугороднего автомобильного туризма. Особенно преуспевала в этом направлении гостиница «Гранд-Отель», при которой в 1912 г. открылось отделение «Русского географического общества», впервые предпринявшее, кроме экскурсионной деятельности, попытку научного изучения гор, а также организацию сети метеорологических станций. Это вполне было по силам членам общества, в состав которого входили М. П. Преображенская, Б. А. Далгат, Ш. Г. Лоран, Н. Н. Златовратский, Г. В. Баев, Л. Б. Газданов, А. А. Рискин и др.

Гостиница «Империал» с прекрасно меблированными номерами и первоклассными автомобилями, для проведения экскурсий по маршруту "Владикавказ - Тифлис", славилась своим рестораном. Он был электрифицирован, располагал ванными, бильярдом, садом-рестораном, собственным симфоническим оркестром. В программе варьете использовались электрическая музыка и цветовые эффекты.

Александровский проспект располагал также шикарными торговыми домами «Р. Сегаль и сыновья» и «Киракозов и Оганов», торговой фирмой ювелира Кожоянца, престижными магазинами - Гейтена, Ганжумова, Цирина, братьев Туаевых, мебельными магазинами - Крейчи и братьев Маевских, великолепными кондитерскими Фардзинова и Хасиева.

Наибольшего расцвета Владикавказ достиг в годы, когда городским головой был Георгий Васильевич (Гаппо) Баев . Не случайно портрет Гаппо и статья о нем были помещены в юбилейный альбом «Дом Романовых», изданный в 1913 году. Прекрасно образованный человек и хороший администратор, он бережно относился к облику родного города, который быстро рос и облагораживался. Для периода его правления характерен, например, факт, когда в поисках лучшего проекта для городского рынка дошли до известного варшавского архитектора-инженера Гая, который проектировал в свое время рынки Киева и Бесарабии. За консультациями же при строительстве некоторых зданий


зачастую обращались к ректору Императорской Академии художеств Леонтию Бенуа, а проекты отдавали на рассмотрение в Императорское Санкт-Петербургское общество архитекторов. О рейтинге Владикавказа тех лет можно судить хотя бы по тому факту, что Гаппо Баев сумел его включить в число восьми городов России, в которых предполагалось открыть университеты. В разгар первой мировой войны Г аппо Баев добивался внесения проблем города Владикавказа и Владикавказского округа в работу Общекавказского военно-промышленного съезда с требованием «...испросить у казны отпуска 250 ООО руб. в распоряжение Владикавказского городского управления для развития его промышленности (горнопромышленного и химического общества «Алагир»), дорог, электрического и транспортного оснащения».

В отличие от многих городов России Владикавказ вырос в предельно сжатые сроки. Его цельный художественный образ творили известные архитекторы В. О. Грозмани,

Богданов, Рябикин, Шмидт, Гутт, Малама, Сурмиевич, Ковалев и др. Очарование уютного южного города, расположившегося на пути в Закавказье привлекало к нему многих знаменитых людей своего времени.

И сегодня продолжают радовать горожан и гостей города сохранившиеся здания старого Владикавказа. По их внешнему облику можно определить, что в архитектуре Владикавказа конца XIX- начала XX века господствовал стиль модерн, но, к сожалению, особенности внутреннего убранства многих домов старого Владикавказа в основном утрачены. Только редкие сохранившиеся камины, решетки, закрашенные росписи, чудом уцелевшие скульптурные украшения доносят до нас атмосферу ушедшей эпохи.

К началу Первой мировой войны к существующим уже православным храмам Владикавказа добавились Апшеронская, Госпитальная, Скорбященская, Вознесенская, Грузинская, Греческая Успенская церкви. Все учебные заведения города тоже имели свои домовые церкви. В целом в городе вместе с часовнями насчитывалось 24 православных храма.

В этот период открылась и вторая мечеть - Суннитская, сооруженная на средства известного нефтепромышленника Мухтара Мухтарова по просьбе его тестя полковника Хамби Туганова и преподнесенная им в дар городу. Прекрасное здание мечети с двумя минаретами была построена инженером Богдановым по проекту известного бакинского архитектора Плошко. Мусульмане-сунниты Владикавказа в знак благодарности пожелали назвать его Джума-мечетью Мухтарова и увековечить имя последнего в надписи на мраморной доске.

Кроме этого ритуального сооружения на плане городе значились также Еврейская синагога, Старообрядческая часовня и Молоканская молельня.

Город стремился иметь все достижения цивилизации. В 1897 г. здесь открылся первый музей - местных древностей. Первое упоминание о нем относится к 1898 г. - в «Терском календаре». Он вошел в число 36 главнейших российских провинциальных музеев. Первыми приобретениями музея явились коллекции руд, гербарии альпийской флоры, фотоснимки различных исторических памятников и достопримечательностей области. Святилище Реком одним из первых стал предметом пристального внимания музейных работников. Была выявлена «настоятельная потребность в принятии скорейших мер для сохранения его. Была составлена опись хранящихся в святилище предметов - серебряных крестиков, бус из золоченого стекла, монет и т. д. и на средства, выделенные Московским археологическим обществом, был изготовлен специальный шкаф, который установили в святилище, поместив в нем все означенные в описи древности.


Еще одним ценным приобретением музея стали письма великого русского полководца В. Суворова, который в свое время принял непосредственное участие в укреплении крепости Моздок.

Даже в самые тяжкие времена Терский областной музей продолжал свою миссию хранителя культурных ценностей, которые он не только уберег, но и сумел приумножить. На основе коллекции бывшего Горского художественного института в составе музея был , образован художественный подотдел. В штате научных сотрудников состояли художник Иван Павлович Щелбыкин и специалист по изящным и прикладным искусствам Николай Васильевич Глоба, которые вместе с местными художниками Блюме, Тавасиевым, Тугановым, Гродовским, Кусовым, Лакисовым, Полетико, а также учеными С. А.

Гатуевым и А. П. Семеновым вели работу по созданию, сбору и охране произведений искусства и заложили основы открытой 7 апреля 1939 г. Республиканской картинной галереи (с 1970 года - Художественный музей им. М. С. Туганова).

К концу XX века во Владикавказе уже существовало немало учебных заведений (Классическая мужская гимназия, Ольгинская женская гимназия, Первое реальное училище, Духовное мужское училище, Епархиальное женское училище, Ремесленное училище). В конце XIX века была сделана первая попытка присоединить к ним еще одно учебное заведение - уже высшее. Весной 1907 г. Владикавказская городская Дума обсуждала вопрос, имевший важное значение не только для города, но и для Кавказа в целом с его несметными богатствами, - об учреждении в г. Владикавказе политехнического института для подготовки специалистов (инженеров, техников, химиков, строителей), которые помогут извлекать из горных недр все сокрытые там богатства. Первым результатом явилось создание Владикавказского политехнического общества .Большое количество престижных учебных заведений, располагавших высокообразованным преподавательским составом, обусловило в 1900 году избрание Владикавказа местом учреждения второго Кадетского корпуса на Кавказе. На подобный выбор претендовали Екатеринодар, Ставрополь, Кисловодск и Нальчик, но учредители корпуса предпочли Владикавказ, отметив, «кроме подходящего климата», также «высокие нравы», которые «благотворно отразятся на правильном воспитании военного юношества», а «расположение города у самых ворот Кавказа на рубеже Европы и Азии будет весьма поучительно для кадет при сравнении особенностей той и другой культуры, с одной стороны, и возможности весьма полезных горных экскурсий, которые уже начали организовываться во Владикавказе на широких началах, - с другой».

В течение всего 1918 года на территории Владикавказа и близлежащих населенных пунктов шла беспрерывная война. Город, который являлся центром Терской области, оказался ареной кровопролитной борьбы враждующих сторон. Ближайшие казачьи станицы и осетинские селения были разорены. Не избежал разрушений и сам Владикавказ. Была подорвана торгово-промышленная база города, сожжены и разграблены товарная станция, торговые склады и серебросвинцовый и химический завод «Алагир» - единственное в то время в России предприятие такого рода. Были разрушены целые городские кварталы, фабрики, почти все кирпичные заводы. Из Владикавказа были вынуждены бежать состоятельные люди. «Предприниматели, заводовладельцы, торговцы, представители интеллигенции, 1000 семейств осетин, совершенно разграбленные, поголовно выселились, эмигрировали лица военного сословия».

Наибольшие потери понесли во Владикавказе Атаманский дворец с богатейшей обстановкой и историческими регалиями и имевшее свой войсковой штаб Терское казачье войско, Областное войсковое правление и целый ряд учебно-воспитательных учреждений, административных зданий. Во всех учебных заведениях были уничтожены и разграблены


научные кабинеты, коллекции, библиотеки, собиравшиеся в течение многих лет культурные ценности.

Город являл собой жалкие руины. Многие строения уже не подлежали восстановлению. Варварски был уничтожен дар городу барона В. А. Штейнгеля - дворец, в котором располагалась Городская Дума и который считался одним из лучших думских зданий в России . Вместе с этим шедевром городской архитектуры погибли исторической важности и ценности документации Городекой Думы, Полицейского управления и Дворянского собрания, полностью сгорела богатейшая библиотека.

Начиная с 1921 г. статус Владикавказа неоднократно менялся. На смену Терской области пришла Горская республика, в состав которой вошли Чеченский, Владикавказский, Назрановский, Балкарский, Кабардинский и Карачаевский округа. Владикавказ, не успевший оправиться после гражданской войны, стал центром нового административного образования . Он был переполнен беженцами, среди которых были подвергнувшиеся грабежу казаки и осетины из близлежащих станиц и сел, литовцы и эстонцы, бежавшие на юг от ужасов первой мировой войны. Сюда устремились голодающие из центральных губерний России и пострадавшие от бесчинств грузинских меньшевиков беженцы из Южной Осетии. Ко всем город отнесся с пониманием и сочувствием, гостеприимно распахнув перед ними свои двери. Он вновь продемонстрировал свой интернационализм и веротерпимость. Возобновились акции благотворительности в помощь голодающим, расширялись детские дома. Чтобы морально поддержать поляков и литовцев, которые волею судьбы оказались особенно далеко от дома, подотдел просвещения открыл школы для взрослых, и они имели возможность изучать родной язык.

Несмотря на политическую и экономическую разруху Владикавказ не забывал о своей просветительской миссии. 12 декабря 1918 г. здесь открылся политехнический институт.

С 1923 г. его начали именовать Горским сельскохозяйственным институтом, ныне это - Горский государственный аграрный университет.

Вслед за этим событием в здании Владикавказского II реального училища, находившегося на пересечении улиц Шоссейная (Ватутина) и Стрелковая (Церетели), в 1919 г. открылся Осетинский учительский институт. Там было учреждено также «Осетинское историко- филологическое общество», которое продолжило одновременно традиции «Общества по распространению образования и технических знаний среди горцев Терской области» и Осетинского издательского общества «Ир», а также заложило основы научно- исследовательского института (ныне Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований).

Театральная жизнь Владикавказа 20-х годов минувшего века оказалась тесно связанной с именем выдающегося русского писателя Михаила Афанасьевича Булгакова. Вместе с Ю. Слезкиным М. А. Булгаков возглавлял литературную секцию в подотделе искусств, читал перед спектаклями вступительные лекции, писал рассказы и театральные рецензии. В 1921 году городском театре с успехом шла его пьеса, а в мае того же года постановка пьесы «Сыновья муллы» принесла автору не только славу, но и гонорар, суммы которого было достаточно для отъезда из Владикавказа. Владикавказские впечатления послужили Булгакову материалом для повести «Записки на манжетах».

Будучи руководителем театральной секции он обратился в Осетинский отдел народного образования с просьбой «доставить в срочном порядке списки осетин, желающих заниматься в народной драматической студии сценического искусства». Это и привело на


квартиру Булгакова по Слепцовскому переулку, 9 (ныне ул. Маяковского) Б. И. Тотрова - одного из первых организаторов Осетинского театра.

Занятия в театральной секции вели Ю. Слезкин (история искусств), Б. Р. Беме (история литературы), Г. Евангулов (история театра), сам М. А. Булгаков читал лекции по истории сценического искусства, рассказывал о роли музыки в театральной постановке и о сценическом воплощении драматических произведений. Здесь постигали азы театрального искусства Фаризат Цориева, Аза Келлер, К. Туаев и др. будущие мастера осетинской сцены.

Работа театральной студии подготовила почву для открытия в мае 1921 г. Горского народного художественного института, расположившегося в здании бывшего Николаевского училища (сейчас на том месте стоит здание экономического факультета ГГАУ). Булгакову была предложена должность декана театрального факультета.

Во Владикавказе Булгаков вместе с талантливым осетинским писателем Дзахо Гатуевым и известным в то время русским писателем А. Серафимовичем попытался также издать несколько номеров журнала «Горская жизнь». Владикавказ запомнился Булгакову и встречами с представителями «цеха писателей» - Евреиновым, Рюриком Ивневым, Пильняком, Мандельштамом. Хоть и не лучшим образом отозвался замечательный писатель о Владикавказе в автобиографической повести «Богема», все же нельзя не признать, что именно этому городу принадлежит слава появления Булгакова-писателя.

Вряд ли в летописи культуры Владикавказа есть более противоречивое время, чем 20-30- е гг. минувшего века. То была эпоха «очистки города от буржуазного элемента». Крупные домовладения муниципализировались и передавались главным образом под учреждения властных структур. Город стремительно терял мелодию названий своих улиц, кинотеатров, гостиниц, ресторанов.

Эти же годы отмечены яростной борьбой с религией. Культовые здания Владикавказа сначала были обложены высоким налогом, затем началась кампания по изъятию колоколов и различных ценностей из церквей, которая завершилась сносом последних и привела к крушению Храмовой культуры Владикавказа. Чудом уцелели Осетинская, Армянская, Ильинская церкви, Суннитская и Шиитская мечети. Здание Лютеранской кирхи было передано госфилармонии. Польского костела - радиоцентру, а в сохранившейся части церкви Свято-Троицкого братства разместился магазин.

Не уцелел и первый памятник, воздвигнутый во Владикавказе в 1875 году перед зданием штаба 21-й пехотной дивизии в честь подвига рядового Тенгинского полка Архипа Осипова и штабс-капитана Лико. Расцененный как памятник самодержавию, он был снесен. В 1926 г. бывшую Театральную площадь, которая теперь стала именоваться площадью Ленина, украсил памятник вождю мирового пролетариата.

С распадом Горской республики Владикавказ продолжал оставаться административным центром Северо-Осетинской автономной области, которая на правах округа входила в состав Северо-Кавказского края.

До Великой Отечественной войны в городе проживало более 50 национальностей, среди которых численностью более 100 человек выделялись русские, украинцы, осетины, армяне, грузины, персы, ингуши, греки, поляки, татары, евреи, немцы, айсоры, тавлины, лезгины.


Город делился на слободки: Курская, Шалдон, Владимирская, Верхнеосетинская и Молоканская. В нем было два трамвайных маршрута. Он располагал одним театром, одним кинотеатром, одним музеем. Здесь действовало Персидское посольство. Жизнедеятельность Владикавказа обеспечивали: макаронно-мельничный комбинат, лесопильный завод, табачная фабрика, типография «Красный Октябрь», винокуренные, крахмалопаточные и пивоваренные заводы. Немало надежд возлагалось на возрождение бывшего горно-химического завода акционерного общества «Алагир», которые оправдались к началу 30-х годов: все свинцово-цинковые рудники, геологоразведочные службы, обогатительные фабрики и Владикавказский свинцово-цинковый завод «Алагир» вошли в Кавказское свинцово-цинковое промышленное объединение «Севкавцинк». Завод «Алагир» получил название «Кавцинк». Это было первое в стране металлургическое предприятие, которое давало ей цинк и свинец. После коренной реконструкции в 1934 году завод был переименован в «Электроцинк» и фактически являлся первым заводом в стране, выдававшим цинк электролитным способом. Предприятие сильно оживило жизнь города, который 2 сентября 1931 года был переименован в Орджоникидзе. Открылись новые учебные заведения: горно-металлургический техникум и Северо-Кавказский институт цветных металлов. Город менял свой облик буквально на глазах, он как будто чувствовал предстоящие ему испытания и спешил строить столь необходимые ему предприятия и учреждения. Среди них можно выделить Гизельдонскую ГЭС, введение которой в строй почти в два раза увеличило энергоснабжение города. В ее строительстве принимала участие известная в свое время поэтесса Ольга Берггольц, а читатели газеты «Власть труда» стали свидетелями начала ее творческой биографии.

За десять лет количество научно-исследовательских институтов возросло до четырех, музеев - до шести, библиотек - до сорока пяти. В 1939 году было открыто четвертое по счету высшее учебное заведение - Северо-Осетинский медицинский институт. Открытие в 1935 году Осетинского государственного драматического театра стало поистине всенародным праздником. Все это делало город крупным культурным центром, а развитие машиностроения, приборостроения, металлургической, горной, строительных материалов и других важных отраслей промышленности обеспечили ему также ранг крупного экономического центра на Северном Кавказе.

Но к осени 1942 года город вновь стали называть Крепостью на Тереке. Недаром один из его защитников писал:С крутых вершин слетает ветер горный Туда, где у ворот великих трасс Незыблемый, могущественный, гордый,

Суровым стражем встал Владикавказ...

В начале ноября немецкие войска вплотную подошли к столице Северной Осетии. Враг был у самых стен города, но его защитникам надо было любой ценой выстоять, потому что с захватом городом противник связывает осуществление плана овладения Кавказом под кодовым названием «Эдельвейс». В различных сводках и документах вновь начали вспоминать о старом добром имени Владикавказа. Г ород фактически стал щитом для Закавказья. Тысячи владикавказцев добровольно отправились на фронт. Вся промышленность в рекордно короткие сроки перестроилась на военный лад. Например, начальник химического цеха завода «Электроцинк» О. И. Гусова организовала технологию производства тротила. Именно Владикавказ впервые дал стране такой дефицитный металл, как кобальт - важный компонент, необходимый при производстве танков.


7 августа 1942 года в городе было объявлено военное положение. В нелегких условиях осадного города была издана небольшая по объему, но значимая по содержанию книга под названием «Мужественные сыны осетинского народа - герои Советского Союза». Поддерживая дух населения, она рассказывала о славных командирах, комиссарах и многочисленных бойцах-земляках, которые к тому времени уже удостоились высоких наград. Так, старший сержант Хаджимурза Заурбекович Мильдзихов 16 марта 1942 года был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая звезда».

Первый массированный налет на Владикавказ был совершен 1 ноября 1942 года. Не сумев прорваться через Эльхотовские ворота, враг перебросил мощные силы на Алагирское направление. Только на небольшом участке фронта с. Рассвет - с. Дзуарикау было сконцентрировано 150 танков, большое количество мотопехоты, самолетов. 2 ноября 1942 года севернее селения Дзуарикау немцы прорвались к Майрамадагу. Бойцы, оборонявшие этот участок, стояли насмерть и все погибли, но не отступили. Враг обрушил на Владикавказ огромное количество бомб. Столица Северной Осетии оказалась на осадном положении, Ирафский, Дигорский, Кировский и Ардонский районы были оккупированы полностью, а Правобережный, Алагирский и Орджоникидзевский - частично. Это во многом осложняло положение столицы, и 2 ноября 1942 года наши войска вынуждены были оставить с. Гизель.

  1. ноября у стен Владикавказа развернулось крупное танковое сражение, которое продолжалось до 12 ноября, завершившись разгромом 12-й и 23-й танковых дивизий СС «Викинг», полка «Бранденбург», 45-го вело- и 7-го саперного батальонов, 525-го дивизиона противотанковой обороны, батальона 1 немецкой горнострелковой дивизии, 336-го отдельного батальона. Противник потерял 140 танков, 7 бронемашин, 70 разных орудий, 95 минометов, 48 пулеметов, 2350 автомашин, 2 склада боеприпасов, 5000 солдат и офицеров.

В небе Северной Осетии героически сражались сыны русского народа В. Давидков и А. Постнов, украинцы П. Середа и В. Максименко, белорус В. Князев, кабардинец Кубати Карданов, дагестанец Владимир Эмиров и многие другие. Отважно сражались летчицы женского авиационного полка под командованием Евдокии Бершонской. За беспрерывные ночные атаки немцы прозвали полк «ночным фельдфебелем». Героически защищали свою родную землю авиаторы-осетины Ибрагим Дзусов и Владимир Зангиев.

Невозможно поименно перечислить всех защитников осетинской земли. Низкий поклон и вечная память павшим здесь морякам 2-й роты батальона морских пехотинцев 34-й морской стрелковой бригады! Древнюю землю Осетии защищали бойцы из самых разных уголков нашей страны. Более 20 тысяч из них обрели здесь вечный покой. Среди них - член Военного совета Закавказского фронта А. Н. Саджая, начальник штаба Закавказского фронта генерал-лейтенант П. И. Бодин, курсант Орджоникидзевского погранучилища Аркадий Климашевский, сибиряк командир отделения Петр Барбашов, летчик лейтенант И. А. Огарев...

В долгу у страны не остался и Владикавказ. Более 40 тыс. уроженцев города сражались под Москвой, Ленинградом, Тулой, Новороссийском, Керчью, Минском. Они участвовали в освобождении Белоруссии, Украины, Прибалтики, были партизанами, подпольщиками, внесли свой вклад в европейское движение Сопротивления.

Город Владикавказ дал стране 26 Героев Советского Союза.


Храбрость всех сражавшихся здесь частей позволила взять рвавшегося во Владикавказ врага в железные клещи и не дать ему развернуться. Имевший абсолютное превосходство в живой силе, танках и самолетах не только не достиг цели, но сам попал в чрезвычайно опасное положение. Победа под столицей Северной Осетии по существу оказалась началом разгрома гитлеровских захватчиков на Северном Кавказе.

Главной Ставке Гитлера ничего не оставалось как только сообщать о «заминке» на Тереке в стиле пропагандистских небылиц: «У Терека советские войска пытаются остановить продвижение немецкой армии в направлении Грозного. Река Терек в районе боевых действий имеет 500 метров ширины и 2 метра глубины. Быстрота течения этой реки и заболоченные берега делают ее весьма серьезным препятствием, для преодоления которого требуется некоторый промежуток времени».

Однако никакой «промежуток времени» не мог уже помочь фашистам и остановить процесс освобождения республики, которая к началу января 1943 года была уже свободна.

События под Владикавказом осенью 1942 г. получили общегосударственное и мировое звучание. На них откликнулась не только "Правда", но и английская газета «Таймс». Они привлекли внимание и антигитлеровской коалиции. Свое поражение здесь признало немецкое командование.

«Город Орджоникидзе (Владикавказ) с его стратегической значительностью в Отечественной войне должен стать неприступной крепостью для просочившихся на Кавказ немецко-фашистских войск, и он будет такой крепостью». Эти слова прозвучали на многотысячном митинге, состоявшемся на южной окраине г. Владикавказа 13 августа 1942 г., и на собрании городского партийного актива, прошедшем 11 сентября того же года. Они оказались пророческими - город действительно стал неприступной крепостью для врага.

1 января 1943 года, в день освобождения территории республики от врага, на площади Свободы выступал писатель-фронтовик П. А. Павленко. Он подчеркнул: «В сражениях за Кавказ на долю Осетии выпала задача охранять важнейшие проходы через Кавказский хребет, не пропустить немцев на южные склоны его в Закавказье. И народ Осетии в братском содружестве с Красной Армией самоотверженно выполнил свое историческое предназначение... Слово «осетин» с уважением произносится на всех фронтах Великой Отечественной войны, ибо осетины показали себя храбрыми и честными воинами. Оборона города Орджоникидзе являет собой образец мужества, выдержки и организованности. Честь и слава всем гражданам города Орджоникидзе! Вы победили врага у границ города, но вы были готовы встретить его, если бы пришлось, и на улицах, площадях, в домах». После разгрома гитлеровских захватчиков страна начала восстанавливать народное хозяйство. Ущерб, нанесенный экономике Северной Осетии, в денежном выражении составил около полутора миллиарда рублей. Однако уже к 1948 году промышленные предприятия, колхозы и МТС республики достигли довоенного уровня производства продукции.

Послевоенная промышленность базировалась в основном на использовании ископаемых богатств, сельскохозяйственного сырья, лесов, а также водных энергетических ресурсов. Важнейшей отраслью промышленности республики была цветная металлургия, представленная системой рудников, обогатительной фабрикой и заводом «Электроцинк». Получили развитие также металло- и деревообрабатывающая, пищевая и швейная промышленность, развивалось производство стройматериалов.


Основным направлением сельского хозяйства послевоенной Северной Осетии было производство зерновых, овощных, технических культур. На базе полеводства и естественных кормовых ресурсов развивалось животноводство. Большое значение придавалось садоводству и виноградарству.

После войны особое внимание уделялось системе народного образования. В столице республике было четыре высших учебных заведения - педагогический, сельскохозяйственный, медицинский и горнометаллургический, около полутора десятков средних специальных учебных заведений. Научно-исследовательская работа велась в вузах и Северо-Осетинском научно-исследовательском институте. После войны возобновили свою работу культурно-просветительные учреждения - библиотеки, клубы, музеи. Продолжали выходить газеты и журналы на осетинском языке, были радиофицированы почти все населенные пункты республики. Жизнь налаживалась как и во всей советской стране.

В течение XX века столица Северной Осетии несколько раз меняла свое название. В 1936 году, в честь известного революционера получила имя Орджоникидзе. Затем, как мы помним, в годы Великой Отечественной, городу вернули его историческое название - Владикавказ. Еще некоторое время он обозначался на картах как Дзауджикау - в память

об осетинском селе, на территории которого возникла в свое время крепость. И, наконец, с 1990 года город снова стал Владикавказом (Дзауджикау).

Сегодня столица республики занимает площадь в 282,3 квадратных километра. Численность населения - 400 тысяч человек. Владикавказ является крупным научным, культурным и промышленным центром Северного Кавказа. 250 зданий, расположенных в центре города, признаны памятниками истории и архитектуры, 13 из них - памятники федерального значения.


Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Краткое описание документа:

Переселение осетин на равнину, на русскую границу, началось еще в 60-х гг. XVIII века. Оно стало возможно после установления между Россией и Осетией добрых отношений в результате плодотворной работы первого осетинского посольства 1749 - 1751 годов. Вскоре после этого на границе с Осетией была построена русская крепость Моздок. Вокруг нее рядом с казачьими станицами появились и осетинские селения. В 1764 году в Моздоке открылась первая осетинская школа, которое имела немалое значение для культуры Осетии. Но особое значение в исторической судьбе осетин сыграло основание крепости Владикавказ.

В конце XVIII века Российский императорский дом решил основать между Моздоком и подошвой Главного Кавказского хребта сильное укрепление, призванное запереть вход в Дарьяльское ущелье. В 1784 году при самом входе в горные теснины, возле осетинского селения Дзауг (Дзауджикау), была устроена крепость, которую императрице Екатерине II угодно было именовать громким именем «Владикавказ», которое одни исследователи склонны истолковывать как «Владыко Кавказа», другие - «Владей Кавказом».

 

 

Автор
Дата добавления 01.07.2015
Раздел Другое
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров1382
Номер материала 579557
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх