Инфоурок / Физика / Другие методич. материалы / Воспитание на уроках естествознания через православие
Обращаем Ваше внимание, что в соответствии с Федеральным законом N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, организовывается обучение и воспитание обучающихся с ОВЗ как совместно с другими обучающимися, так и в отдельных классах или группах.

Педагогическая деятельность в соответствии с новым ФГОС требует от учителя наличия системы специальных знаний в области анатомии, физиологии, специальной психологии, дефектологии и социальной работы.

Только сейчас Вы можете пройти дистанционное обучение прямо на сайте "Инфоурок" со скидкой 40% по курсу повышения квалификации "Организация работы с обучающимися с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) в соответствии с ФГОС" (72 часа). По окончании курса Вы получите печатное удостоверение о повышении квалификации установленного образца (доставка удостоверения бесплатна).

Автор курса: Логинова Наталья Геннадьевна, кандидат педагогических наук, учитель высшей категории. Начало обучения новой группы: 27 сентября.

Подать заявку на этот курс    Смотреть список всех 224 курсов со скидкой 40%

Воспитание на уроках естествознания через православие

библиотека
материалов


















Методическая разработка.




«ВОСПИТАНИЕ НА УРОКАХ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ

ЧЕРЕЗ ПРАВОСЛАВИЕ»



Автор: преподаватель Мишин В.А.
















2014 г.

С. Можаров-Майдан




ОГЛАВЛЕНИЕ



ВВЕДЕНИЕ


СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Мироощущение человека в современном обществе

Пространство и методы воздействия:

  • Внедрение идеи «успеха» и «успешности»

  • Сексуальность

  • Страх

  • Отлучение от красоты

  • Образование


СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЧЕЛОВЕКА (ЧАСТЬ 2)

Понятие «внешнее Я»

Понятие «врастание»

Законы мироздания (физические и нравственные)

НЕОБХОДИМОСТЬ ДУХОВНОГО ВОСПИТАНИЯ

(ПСИХОЛОГИЯ ВЕРУЮЩЕГО)

Позитивное значение веры

Причины богоборчества

Обоснование необходимости духовного воспитания

Проблемы практического внедрения духовного воспитания


ЭЛЕМЕНТЫ ДУХОВНОГО ВОСПИТАНИЯ

НА УРОКАХ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ

Виды познавательной деятельности

Роль науки в постижении бытия

Критерии в науке

Наука и мировоззрение

Наука и религия

Некоторые выводы


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ



Последние несколько лет в прессе и в обществе с нарастающим ожесточением идет дискуссия по вопросу преподавании в общеобразовательных светских учреждениях предметов религиозного характера. Может быть, моя работа не окажет достаточного влияния на решение данного спора, да и затевалась она не в связи с происходящей дискуссией. Однако мне показалось необходимым выразить и свою точку зрения, тем более что я имею слишком свежий опыт первого соприкосновения с православной культурой, при том, что я занимаюсь преподавательской деятельностью вот уже почти двадцать лет. В свое время я интересовался не только философией, но и вопросами религии, особенно меня влекли столь модные религиозные и теософские течения, родившиеся на Востоке, хотя многие не без влияния Запада. Природное неприятие всего, что связано с религиозным фанатизмом, и некое внутреннее сомнение при виде многих слишком увлекающихся людей всякого рода оккультными чудесами уберегли меня от общения с какими-либо сектами. Однако я имею некоторый опыт наблюдений за людьми такого рода, которые довольно страстно увлекались практикой различных медитаций, каких-либо других попыток проникновения в собственное подсознание или подсознание других людей. К сожалению, эти наблюдения чаще всего неутешительны. Я знаю очень много подобных «практикантов», которые рано или поздно оказывались под наблюдением психиатров с диагнозами расстройств или существенных деформаций собственной психической деятельности. Молодое поколение лишено информации о действительной деятельности и целях всех многочисленных современных сектантских групп. При этом не имея никакого представления о вопросах истории религии, сущности религиозной жизни, не имея представлений мировоззренческого характера, не получая в современной школе какого-либо воспитания – идейного, духовного, нравственного, но при этом испытывая тягу к вопросам смысла бытия вообще и смысла своей собственной жизни, оказывается в плену талантливых манипуляторов. Но эти манипуляторы как раз-то и имеют великолепные знания в области психиатрии, истории, религии, философии. И именно по этой причине наши дети становятся скинхедами, кришнаитами, членами скрытых и явных дьяволопоклоннических сект и групп. Складывается впечатление, что само государство попустительствует такому положению вещей, с одной стороны, всеми силами не допуская в образование предметов мировоззренческого и религиозного характера, а с другой стороны, ликвидировав цензурные заслоны в средствах массовой информации. Я понимаю, что взрослым не интересно смотреть молодежные передачи, или молодежные телеканалы, или журнал для подростков «Кул». Однако поинтересуйтесь внутренним миром наших детей. У меня лично складывается впечатление, что реализовывается некая цель: создать слабое в духовном отношении поколение, оторванное от каких либо идеалов вообще, кроме одного – идеала потребления, идеала непрерывного удовольствия, идеала «яркой», «красивой» жизни. И этот идеал внедряется в подсознание человека с самого раннего детства. Ярчайший тому пример – беспрецедентно популярная куколка Барби, заброшенная в детскую комнату ребенка, как только он начал говорить. Всем своим «прекрасным» видом на протяжении всего детства она будет говорить ребенку: «Я твой идеал, посмотри какая я красивая, нет, я не просто красивая, а невероятно привлекательная, каждый захочет со мной дружить. Вдруг ты не будешь такой, как я? Вот будет трагедия всей твоей жизни. Будь как я. Мечтай об этом, всем жертвуй ради этого».

Человек существо не только разумное, не только эмоциональное. Человек еще к тому же существо и внушаемое. Практически, используя современные средства массовой информации и новейшие технологии психологической обработки, из человека можно «лепить» существо с любыми, наперед заданными свойствами. Видимо кого-то устраивает идеал Алибасова, Моисеева, Сердючки, Агузаровой, Ханги, новоиспеченных картонных Звезд с одноименной фабрики.

Мне хотелось бы верить, что человек, кроме всего прочего, еще и существо, созданное по образу и подобию Божьему. И именно поэтому я и попытался через данную работу отдать свой голос в пользу необходимости воспитания в школе через православие.


СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЧЕЛОВЕКА.


Приступил, было к написанию этой главы, и удивился: почему, выполняя какую-либо официальную работу, мы начинаем говорить на казенном, мертвом языке? А, впрочем, не секрет. В психологии известен факт: стиль задает статус. Хочешь создать впечатление научности, интеллектуальности, дабы уменьшить фактор критики или даже избежать ее? Хочешь уважительного отношения? – употребляй больше научных терминов, слов иностранного происхождения и вообще больше «непонятностей». Попробуйте в рабочей дискуссии сказать оппоненту: «Это слишком лапидарно», «Указанная вами корреляция не репрезентативна». Оппонент, скорее всего, проглотит это неудобоваримое блюдо, дабы не показать свою необразованность.

Мы всегда в масках, разных в зависимости от ситуации. Мы всегда играем роли в гостях, на работе, с начальством, в семье… Мы уже не помним, какие мы есть на самом деле.

Мы притворяемся и лжем, даже оставаясь наедине с самими с собой. И детей своих мы учим искусству актерства в лучшем случае, в худшем - изворотливости и лжи. Но вслух мы говорим, что лгать нехорошо. Из «трудных» подростков более трудным считается в школе тот, который не умеет скрывать своих чувств.

Мне придется излагать свои мысли так, как мне привычно, т.е., по возможности, искренно и по принципу: «что вижу, - то пою», в противном случае я ничего не сумею изложить.






Мироощущение человека в современном обществе.



Психология современного человека выражается одним словом – «дай». Причина очевидна. Это создание мирового общества потребителей. Все качества человека могут уйти на второй план, но если на второй план уйдет потребитель, - мировая экономика окажется на грани катастрофы. И не секрет что нашим миром правит самый могущественный из всех идолов – «золотой телец». На алтарь этого идола мы можем принести любые, самые немыслимые жертвы.

Мировая «элита» существует, и то, как искусно она действует, какие огромные средства вкладывает в свой проект, свидетельствует о её существовании слишком явно. Причины две – власть и деньги. Одна, конечно, вплетена в другую. Ф. М. Достоевский говорил: «Лучший способ держать народ в повиновении – это его оглупление». Рассмотрим методы, используемые для таких задач.

Человек – существо, в первую очередь, чувственное и эмоциональное, а потом уже разумное. Мы познаем мир и способы существования в нем очень конкретно, именно через боль, голод, страх, любовь – самые сильные чувства и эмоции, ведь именно они – основа жизнеспособности человека и как индивида и как вида. Человек также, и по той же причине, существо информационное. Известен психологический эксперимент, когда человека лишали на короткое время любой информации – зрительной, звуковой, тактильной. И испытуемый начинал чувствовать безотчетный страх огромной силы. Прежде чем перечислить методы воздействия, укажем только, что основной их объект это дети и молодежь.


Пространство и методы воздействия.


Внедрение идеи «успеха» и «успешности».


Всеми доступными средствами внушается: «Неуспех – это катастрофа жизни, неудачник – человек второго сорта». Такая идея жизни очень активно стала внедряться сначала в США, а потом и по всему миру. На сегодня нет более горделивой и чванливой нации, чем американская. Про американцев по этому поводу ходит анекдот:

«Встречаются два приятеля. Давно не виделись.

  • Привет, как дела, Джон?

  • О, все о’кей. Вчера мама умерла».

Что имеем в результате? Массу ложных ценностей. Существо человека исчезает. Зато тратим сколько угодно средств на внешний антураж, желание выделиться каким угодно образом – от ношения кольца в носу до стремления, во что бы то ни стало стать телезвездой. Какие трагедии происходят за кадром «Фабрики звезд», не трудно догадаться, а склока в кадре нам показывается с таким отвратительным аппетитом только лишь для того, чтобы нам было от чего негодовать, а завтра обсуждать с друзьями. Какая бы ни была вызвана эмоция, главное, что она забрала наши жизненные силы, отвлекла от чего-то действительно ценного.

Оглянитесь вокруг, загляните в себя, и вы обнаружите: вирусом «успеха» поражены все и слишком, слишком глубоко. Половина всех магазинов и салонов почему-то называются «Престиж», а половина всех слов заменены словом «круто». Какие деньги вкладываются для поддержания этой эпидемии, и какую прибыль они дают, я думаю - гадалку не будем тревожить.


Сексуальность.


Один из самых мощных инстинктов человека – инстинкт продолжения рода. Традиционные религии во все времена направляли усилия на сдерживание этой силы, заложенной в человеке, прекрасно понимая, что ее освобождение чрезвычайно опасно как для отдельной личности, так и для общества в целом.

Русское слово «разврат» означает – поворот или отворачивание человека от Бога. И грех прелюбодеяния в православии – один из самых страшных, наряду с убийством, потому что убивает самую высшую ценность в человеке – его душу.

«Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем»; «Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то и все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно» (Евангелие от Матфея).

Почему так строго предупреждает Иисус Христос? Нет, не только для того, чтобы уберечь в посмертии от геенны огненной. Хотя для верующего человека это серьезное предостережение и не столько из страха геенны, а из страха потерять истинную, светлую любовь к Богу. Но и по чисто Земным причинам. Какие это причины? Причины эти достаточно очевидны и описаны в психологической литературе. Зигмунд Фрейд считал, что основой всех психических расстройств являются глубинные расстройства в сексуальной сфере. Стоит, однако, сказать, что предложенные Фрейдом методы психоаналитики по выявлению этих расстройств не только не удаляют их, а лишь загоняют глубже в подсознание, так как не затрагивают существо проблемы – развращенность современного человека. В США и западных странах чуть ли не каждый имеет своего психоаналитика, однако проблем психического здоровья явно не становится меньше в этих странах. Более того, создавая видимость улучшения психического состояния, но, при этом, не искореняя болезнь, психотерапия по Фрейду позволяет человеку и дальше двигаться по пути духовного обнищания, превращая болезнь индивида в болезнь общества, в болезнь социальную.

Итак, какую опасность несет в себе разгул сексуальной чувственности для человека в обычной земной его жизни?

Во-первых, подавление воли, а значит возможность лёгкого управления человеком – вплоть до зомбирования. Часто слышим выражения про «влюбленного»: «Она вьет из него веревки» или «Он влюблен, и на него жалко смотреть – стал совсем как тряпка». Сначала невинно через французские романы 18-19 веков, а сегодня неимоверным потоком через все средства массовой информации, «попсу» - не могу сказать популярную музыку, текут и текут на нас из динамиков и экранов розовые «сопли» разнузданной, животной чувственности. Чем впервые нас отвлекали от навалившихся на страну проблем в начале 90-х годов? – да мексиканскими сериалами же. Какие могут быть проблемы, когда какая-нибудь Луиза сотый раз беременна, а проклятый Хуанито,- подлюка такая, опять не желает на ней жениться. И так – по нарастающей, уже скоро пятнадцать лет в России, нам воют в уши изнывающие от своей гиперсексуальной неудовлетворенности Бори Моисеевы, На-ны, Блестящие, которые блестят лишь снаружи. Имя им – легион. Легион пустот, исторгающих похоть.

Они заслуживали бы лишь жалости, ибо страшно представить себе состояние разумного существа находящегося в плену своих неуемных, не на секунду не умолкающих желаний, если бы они не пленяли миллионы наивных душ, которые тянутся к любви, а наполняются похотью. А потому сказано: «невозможно не придти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят; лучше было бы ему, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили в море, нежели чтобы он соблазнил одного из малых сих». (Евангелие от Луки. Гл.17). Конечно, голод похоти и жажда денег в шоу-бизнесе столь сильны, что евангельское предостережение не остановит совратителей, но пусть оно будет, дабы не говорили потом, что не ведали, что творили.

Идея скрытого влияния через сексуальность реализуется очень активно и в рекламе. Реклама, предлагая тот или иной товар, стремится «высвободить» из бессознательного сексуальные вожделения, так энергично разжигаемые поп-культурой. Нюансы такого воздействия на зрителя и слушателя подробно исследованы психологами. И оно весьма эффективно. Однако, принимая такую рекламу, мы оказываемся в плену обмана, так как покупаемым становится товар не более качественный, а более внедренный в подсознание через «сексуальную» подачу. Многих из нас навязчивость и обилие рекламы чрезвычайно раздражает именно потому, что мы в глубине души прекрасно понимаем – нас обманывают, а значит - элементарно почитают нас, извините, за наипростейших «лохов»- «Ведь вы этого достойны!»

Подводя итог, я не буду говорить о не крепости современного брака, о проституции и детской порнографии, о том, что в школах читаются лекции для девочек-подростков «Как правильно предохраняться от нежелательной беременности». Мне скажут: «Ах, ах, ах! Какой пуританин нашелся, лекций он стесняется. Мы просвещаем наших девочек». Страшны не лекции, а страшно то, что мы развратили наших детей до той степени, что эти лекции приходится читать. Вместо того чтобы прекратить разврат, мы лучше лекцию прочитаем. А то вдруг лекторы останутся без работы. Короче говоря, работает принцип заинтересованности психотерапевта: чем больше больных, тем больше доход. И потому мы не очень беспокоимся о том, что тлен разврата в обществе не поддается никакому осмыслению – он за пределами, он зареален, и вместе с тем он все более открыто и нагло внедряется в сознание и плоть человека, чтобы создать в нем неудержимый голод похоти. Что может еще придумать больной мозг растлителей? Может, сексуальное людоедство? Не знаю. Что бы мы ни предположили, они уже придумали. Перед ними всегда только один вопрос, под каким невинным соусом подать сие блюдо – борьбы за права человека или борьбы за отмену закона всемирного тяготения? Страшновато другое – мы стали привыкать к тому, что наших детей растлевают, мы «принюхались» к этому смраду, забыв, что когда-то дышали чистым воздухом. Нет ни одного протестика ни от министерства культуры, ни от министерства образования (которое 20 лет все реформирует, хотя давно пора реанимировать), ни от министерства госбезопасности. Почему? Думаете - не видят, не понимают, не хотят? Да, нет – видят, понимают и хотят. Трусят! Насекомо трусят пойти против больших денег, против того самого сбесившегося «золотого тельца», да и сам «золотенький» там пасется.


Страх.

Известно парализующее волю действие страха. Это действие абсолютно, если:

- под влиянием страха находятся не отдельные индивидуумы, а подавляющее большинство людей в обществе

- страх проникает в подсознание, глубоко в сущность человека, так что становится привычной частью жизни человека.

Именно поэтому «пропаганда» страха разворачивается в нестабильных странах так же широко, как и пропаганда секса, насилия – всего того, что подавляет волю.

Существует множество методов и каналов воздействия для создания в человеке чувства абсолютной его беззащитности, чувства, что ценность жизни индивидуума предельно низкая. Но, конечно же, максимальный эффект такого воздействия достигается при одновременном использовании этих методов. Рассмотрим основные из них:

  1. Воздействие через политику на изменение реалий в обществе. Например – попустительство разгулу преступности, коррупции, всевластия чиновников всех рангов. Через создание двойственного, размытого законодательства, при котором существует возможность различных его трактовок. При этом мотивы могут быть внешне самые привлекательные – от утверждения демократических «ценностей», таких, как демократические свободы, до необходимости введения строгого порядка. Как правило, приход к власти новых лидеров часто сопровождается массовыми амнистиями из мест заключения. Таким образом: разгул преступности выгоден власти, если эта власть сама находится в неустойчивом равновесии.

  2. Воздействие через средства массовой информации, в первую очередь через телевидение. А именно массовая подача негативной информации, и не важно, вымышленная она или реальная, главное чтобы её было как можно больше. Попробуйте посчитать, сколько в программе за неделю передач о криминале, катастрофах, не говоря уже о подобной информации в новостных передачах, повторяемых через каждые полчаса.

  3. Огромный поток натуралистической жестокости, крови, насилия с тех же экранов и страниц популярных изданий.

Человек, переполненный подобной информацией, теряет чувство реальности. Очень многие воспринимали картинку на телеэкране о событиях 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, как кадры очередного триллера Голливуда.

Человек, потерявший чувство реальности, перестает адекватно воспринимать окружающий мир и события, происходящие в нем. Причем те, кто сеет страх, рано или поздно сами попадают под его влияние, ибо сама атмосфера становится переполненной им. Если, по учению Вернадского, информация, как один из видов энергии, имеет свойство сохраняться, то трудно себе представить объем страха, ненависти и вообще – человеческого негатива, миллионократно умноженного средствами массовой информации, который накопился в ноосфере нашей планеты с тех пор, как на ней появился человек. И энергия эта ищет выхода. Она подвижна и текуча как ртуть для нее нет закрытых пространств и сознаний. Чем объяснить, что именно в самых «благополучных» странах Европы так много проблем, связанных с суицидами, депрессиями, психическими расстройствами, фобиями и так далее. И их, кстати, не меньше чем в нашей «неблагополучной» России. А может быть, этим же объясняется и увеличение количества природных катаклизмов, наряду с техногенной деятельностью человека.

Как бы там ни было, больно смотреть, как человечество в массовом порядке теряет разум. А страшнее то, что мы не замечаем этого, принимаем это, привыкаем к этому, это стало заурядной нормой нашей жизни, и разве можно жить по другому? Нам не с чем сравнить, ибо сходим с ума мы все вместе.

Аргентинский писатель Пауло Куэльё в романе «Вероника хочет умереть» спрашивает: «А по какую сторону забора, окружающего психиатрическую клинику, настоящий сумасшедший дом?»

Если, кто-то скажет, что я сгущаю краски, я напомню фрагмент кинофильма Марка Захарова «Обыкновенное чудо», когда король говорил об одном из своих предков: «Он был неженка, при малейшей опасности ничего не предпринимал – надеялся на лучшее. Когда при нем душили его жену, он стоял рядом и говорил: «Потерпи, может обойдется». Не обошлось. И у нас не обойдется.

Интересно, что дети лучше нас видят то, что происходит. Только у них редко про это спрашивают. Как-то раз я затеял игру с детьми пятого класса в «инопланетян». Задание было такое: мы все представители высокоразвитых цивилизаций, посланные на Землю инкогнито. Надо сделать доклад о наших впечатлениях. Говорили много и плохого и хорошего, но все так или иначе сказали, что на Земле идет ВОЙНА. Когда я просил уточнить – между кем, рано или поздно говорили – всех между всеми.

Мы все слишком заняты очень важными делами, ведь нам надо успевать осуществлять свои желания, которых всегда больше, чем сил и возможностей. Мы все очень быстро бежим, увлекаемые потоком неизвестно куда несущегося человечества (хотя точно уж не в золотой век, с нашими гордынями и амбициями). Нам некогда остановиться и подумать: а что мы делаем здесь, на Земле? Что, просто явились ниоткуда, чтобы попинать матушку-Землю и через краткое мгновение жизни на ней уйти туда, откуда пришли? Судя по плодам нашей бурной деятельности, наверное, так и есть.

Мне опять скажут: «Да, человек всегда был таким. В духовном, моральном, нравственном плане он ничуть не изменился за многие тысячелетия. Да, цивилизации гибли, но ведь зарождались заново. Так что человек живуч, и на этот раз, силою своего могущественного интеллекта, он снова возродится. Так что нечего здесь нагонять панику и разводить тоску».

Так-то оно так. Только есть одна небольшая разница между нами прошлыми и нами настоящими. На этот раз мы создали мощнейшую технократическую цивилизацию, толком не понимая, почему и как вся эта техника работает, по каким таким законам. Мы пользуемся радиосвязью, не представляя себе, что такое электромагнитное поле. Не понимая, мы лезем в гены, мы клонируем, едим дешевые трансгенные продукты. Но самое страшное, мы при этом еще в массовом порядке и тупеем, оставляя на всем этом научно-техническом хозяйстве малюсенькую интеллектуальную элитку, не представляя себе, как долго она будет оставаться интеллектуальной среди остального «тупого» человечества. И когда-нибудь, рано или поздно, эта вся техника рванет так, что созвездия заморгают.

Жалко и стыдно

.

Отлучение от красоты.


Вопросы эстетики, красоты, гармонии практически не поддаются научному анализу. Что мы знаем в этой области кроме «золотого сечения» - неизвестно откуда взявшейся пропорции? Можем ли мы вывести универсальную математическую формулу притягательной силы хотя бы одной из сотен миллионов роз на Земле, каждая из которых совершенно не похожа на все другие? Почему так прекрасна картина неба, непрерывно меняющегося сотни миллионов лет, но каждое мгновенье совершенного? А почему так отвратителен оскал смерти или гримаса боли, страдания, агрессии? Их-то красивыми никак не назовешь. Почему мы не очень то жалуем своим вниманием пауков и тараканов, в смысле любования ими (впрочем, есть немало чудаков), и поголовно любуемся бабочками? Почему женщина более совершенна в гармонии тела, чем мужчина? Заранее говорю, что с извращенцами спорить не собираюсь (их поговорки про вкус и цвет нам известны, но они нам совсем не товарищи), доверимся вкусу художников.

Но самое интересное, что форму, цвет, запах агрессии и, напротив, привлекательности чувствуют непостижимым образом не только люди, но и животные и растения. Как ловко используется агрессивная окраска, внешний вид, неудобоваримые «ароматы» самыми беззащитными жителями нашей планеты – насекомыми, для спасения своей маленькой жизни. Да, какая-нибудь ворона скорее умрет от голода, чем позарится на самого маленького клопика.

Как необыкновенно точно продумано все Создателем (для атеистов – природой, которая по их же мнению абсолютно бессмысленна), что мы в благоговении преклоняемся перед неразрешимой, но прекрасной тайной, загаданной нам. Ведь сколько утешения и радости мы находим в том, что просто красиво, будь это создание рук человеческих или существует изначально. Эммануил Кант, который отвел в своей философской системе чистому разуму далеко не первые роли в познании, о чувстве красоты говорил: «Все, что человек делает истинно великого, он делает из чувства красоты». А помните знаменитое изречение, звучащее столь оптимистично: «Красота спасет мир»? Так вот, последнее время лично у меня возникают большие сомнения – спасет ли?

Не знаю, легенда это или было в действительности, только услышал я один интересный рассказ о том, как английские зоологи решили скрестить лошадь и зебру. Для чего долгое время в одном загоне держали совместно два табуна тех и других, эксперимент длился довольно длительное время, однако результатов не дал. Табуны разлучили, но по прошествии еще довольно большого срока у лошадиных пар стали появляться на свет жеребята со слабыми признаками зебровой полосатости. Есть факт, значит - он требует объяснения. И ученые выдвинули гипотезу, что продолжительное созерцание зебр каким-то образом повлияло на структуру генов, что и проявилось спустя некоторое время. Правда это или нет, я не знаю. Но странные сомнения закрадываются в мою душу, когда я наблюдаю явления, происходящие в сегодняшней поп-культуре и так называемом авангарде. Я попробую перечислить некоторые из них.

1. Появились на наших телеэкранах американские фильмы в стиле фентези, в которых действующими (трудно сказать – «лицами»), но все же лицами, являются разумные инопланетные гуманоидоподобные существа. Уж как мы не «уродовали» нашу мифическую, земную «нечисть», любая из наших кикимор просто Мерлин Монро по сравнению с порождениями больной американской фантазии. Потом мы удивляемся, что это с нами не контактируют другие цивилизации. Да я бы, на их месте, за такое оскорбление облетал бы Землю за сто миллионов световых лет. С кого же они лепили этих чудищ, уж не с себя ли, таких красивых и богобоязненных правоверных протестантов, иеговистов, мормонов и прочих? Ну, а какая власть у нас, в стране, допускает демонизм в самом красочном его проявлении для самого массового показа. Я не удивлюсь, если лет так через десяток у нас начнут рождаться перепончатые, бородавчатые детки с рожками в самых неожиданных местах и с зубками в глазках.

2. Опять же засилье «добрых мультяшек» вроде Бивисов, Бадхедов, семеек Симпсонов и прочих выводков ненормативных уродцев, которые наши детки созерцают, ибо любят все, что называется мультиками. А то, что они потом копируют эти занесенные мусорным ветром отбросы мультяшного общества, ввергая в шок своих бабушек и дедушек, кого-то сильно должно радовать. Вот интересно - кого?

3. Все меньше популярность всяких игрушек – «пушистиков» для самых маленьких. Зато в каждом доме и детском саду сколько угодно динозавриков с зубками явно не для манной кашки, трансформерчиков с очевидно выраженными, садистскими наклонностями, человеков-пауков – защитников угнетенного детства, рядом с которыми, по неизвестным причинам, вянет домашняя декоративная растительность, а попугайчики в клетках либо становятся заиками, либо тихохонько так сидят на жердочке, обхватив ее помертвелыми лапками – трусы!

4. Авангардное искусство. Не буду огульно охаивать все произведения авангардистов, мне только интересно - они сами себя так назвали – эти скромники, или кому-то поручили? Мне интересно – какая зараза первая заорала про «намалёванный» «Черный квадрат» Малевича – «Гениально»? Интересно – кто вкладывал баснословные деньги для раскрутки столь прозрачного платья этого бездарного короля. Хотите знать, что на самом деле представляет из себя, по моему мнению, да и не только по моему, данное произведение?

«Черный квадрат» сегодня это:

  • гимн, раскрученный определенными силами, пустоте, абсолютной бездарности в искусстве, и в конечном итоге – дьяволопоклонничеству в искусстве.

  • это призыв в массы завоевывать авторитет на пустом месте. Для чего необходимо придумать что-нибудь «поавангарднее» и побезобразнее. Например, измазаться фекалиями и благоухать на постаменте на очередном шабаше авангардистов. Кто-то все в тех же Штатах открывает музей отходов пищеварения известных людей. Кстати, опасайтесь подделок.

Откуда я все это узнал? Да все из того же телевидения. Ох, как оно любит

такие «Деликатесы».

  • это сигнал к атаке всем богоборческим силам от искусства, с тем, чтобы совершить подмену в человеке заложенных в нем божественных законов на законы демонические. Уничтожить идеалы красоты, чтобы уж совершенно оторвать человека от Бога, заморочить его, заблудить и окончательно подчинить власти тех, кто возомнил себя «избранными», короче говоря, - власти дьявола. Чтобы не показаться одиноким в этом вопросе, я отправляю читателя к эссе Татьяны Толстой «Квадрат» из сборника «Изюм» 2002 года.

И ведь не сказать, что у этих ребят дела идут плохо, они обладают, поистине, дьявольским терпением и настойчивостью. Ну, конечно, у них же столь великая цель! – осчастливить человечество. Как будто они что-то понимают в счастье.

Да, в этом маленьком черном провале в никуда может поместиться целая вселенная, целый мир (точнее антимир) пустот, заполненных мерзостями.

Прости меня, читатель, что мне приходится причинять тебе боль. Но я боюсь того, что в нашем мире могут наступить такие времена, когда будут рождаться поколения, которым не суждено будет слушать прекрасной музыки Моцарта, Вивальди, Beatles, Uriah Heep; любоваться мирами Чурлениса или зачитываться стихами Поля Элюара.

И еще маленький штрих. Абсолютно точно известно о больших средствах, которые направляют западные всевозможные организации для «развития» именно авангардных направлений искусства в России. Наверное, на Западе все еще сомневаются, что они нас победили в холодной войне. Впрочем, правильно делают.


Образование

.

Еще раз, дорогой читатель, я прошу прощения за все негативные эмоции, которые могут быть вызваны данным текстом. Мол, лихо критику наводит автор, своими проблемами лучше занялся бы. Да, да. Согласен, конечно. Я грешен, и очень грешен. Слаб и немощен. И еще неизвестно, как я могу себя повести в ситуациях, когда буду искушаем теми или иными соблазнами. Да и не раз, и не два, и не три поддавался им, о чем в дальнейшем жестоко жалел и каялся. И нет у меня цели кого-то судить, критиковать, тем более все человечество. Мне интересно другое. Мне хотелось бы спросить у читателя: «То, что мне видится – это дурной сон или действительность, и если это действительность, прошли ли мы точку невозвращения, или еще есть надежда?» О себе я знаю, что ни при каких обстоятельствах я не впаду в уныние, ибо доверяю Создателю в его промысле. И все же. Мне очень жаль смотреть, как мы покрываем тленом Землю, которую я, как русский человек, очень люблю. В которую я врос корнями, которую мои предки тысячи лет намаливали своим неимоверным физическим и духовным трудом для всех нас и для меня, чтобы мы так хладнокровно её убивали, и тем самым убивали себя на ней. Прошу прощения, опять же, за лирическое отступление.

Я вот какую ситуацию себе никак не могу разъяснить, как так может быть, что все, ну абсолютно все всё понимают, а доказать законным образом ничего не возможно. Это что – закон такой, или мы - рыбы, что кричи – не кричи, а изо рта льется густая, ватная тишина? И ведь это не аллегория. Ведущий передачи «Человек и закон» комментировал, как-то фрагменты так называемого «договорного» футбольного матча, когда футболисты очень старались, чтобы только не забить случайно друг другу гол. Уже весь стадион кричал: «Позор!», а толку – ноль. И ведь, действительно, удивляет то, что претензий предъявить никому не возможно, ни в судебном, ни в каком либо другом порядке.

В образовании ситуация схожая, хотя она ровно такая же и в любой другой области. Ну, так объясните мне по пунктам, что происходит?

Уже около тридцати лет, с тех пор как в СССР началась перестройка, образование в нашей стране подвергается непрерывной реформации. Созданы институты, научные группы, различные отделы наблюдательные и экспертные на всех уровнях - от районных и краевых, до всероссииских. Создаются и внедряются новейшие методики, одна слаще другой. Издается неимоверное количество разнообразнейшей учебной литературы, пособий, учебников и «решебников». Кстати, мой компьютер показал, что он не знает, что это такое (наверное, устарел). А конкурс на лучший учебник всех времен и народов между тем все набирает силу. А министерство образования все одобряет, все рекомендует, все выделяет средства. А за те средства все те же издательства, все те же научные группы, все те же комиссии ведут тяжелые затяжные бои, и те бои отнюдь не бескровны, ибо крутятся на ниве образования те еще денежки. Я клевещу? Может быть, требуется статистика, может, нужны доказательства? Может быть, поговорим о среднем возрасте учителя в России, о его высокой зарплате, об оснащенности школ, о притоке талантливой молодежи в славные ряды российских учителей, о репетиторстве, о коррупции в образовании среднем, высшем и специальном?

И все же я не столь пессимистичен, как может показаться. Я уверен, что российская школа сейчас не умрет. Она дает еще сто очков вперед тому же американскому общегосударственному образованию. Она умрет лет через десять – пятнадцать, когда покинет ее стены последняя работающая пенсионерка – какая-нибудь Анна Ивановна, которая тихо и скромно учит наших детей и еще между делом носит на своих хрупких плечах всю несметную чиновничью братию от образования, всю прогрессивную педагогическую науку, сытно кормит ее и лелеет, сама при этом обходясь чайком с летним яблочным вареньецем. Вот, чудо-то где!


На этом я закончу описание моего представления о состоянии современного общества. Еще раз искренно прошу прощения за весь негатив, который я обрушил на головы читателя. И все же, завершая данную главу, я позволю себе сделать некоторые обобщения, которые не будут нести какого-либо доказательного характера. Наше общество все более будет уподобляться наркоману в период ломки. Какие могут быть доказательства, если каждая клеточка, каждый уголок сознания сосредоточены на жесточайшем стремлении получить дозу. Итак. Я считаю:

  • одной из главных причин гибели цивилизаций было их духовное обнищание. Бездуховность общества провоцирует пресыщенность, утрату ценностей, потерю смысла существования, и как итог – нежизнеспособность. Именно в такие времена рождаются такие упаднические изречения, как «Суета сует. Все суета», рождается декаданс в искусстве, обнуляется ценность человеческого существования. И процесс этот быстрый, лавинообразный, неподдающийся контролю и тем более регулированию. Стоит только достичь критической точки невозвращения.

  • я утверждаю, что наша цивилизация идет именно по этому пути. Однако положение усугублено тем, что на реализацию программы духовного обнищания работают мощнейшие средства массовой информации, чего не было во всей предыдущей истории, и этот факт безмерно ускорит процесс.

  • целью группы богатейших людей мира, вознамерившихся получить абсолютную власть над человечеством, (а такая – несомненно, существует, судя по плодам их дьявольски терпеливой деятельности), является – доведение человека до состояния невыносимого физиологического голода, или голода «удовольствий», чем бы этот голод ни был спровоцирован – похотью тела, страхом, голодом физическим, болезнями. Доведения человека до состояния животного, обладающего жалкими остатками разума – человека, беспрекословно выполняющего любые указания хозяина, ради малейшего послабления этого голода.

  • я утверждаю, что отсутствие в России последние десятилетия политики в области образования, молодежной политики, объясняется именно тем, что открытое её провозглашение и следование ей может быть основано только на каких-то духовных, высоких нравственных началах, что несовместимо с космическими капиталами вращающихся в области молодежной шоу- и поп-культуры. Кроме того, неразбериха в области образования позволяет в ней же самой делать хороший «бизнес» отмывания денег у государства на разработке бесконечных реформ, создании мыслимых и немыслимых программ, методик, субсидировании научных и ненаучных групп, издательств и т.д.

  • все выше сказанное, не является секретом, не только нам – современникам, но и не было секретом для людей честных и чистых разумом, во все времена. Я приведу только одну цитату из Послания к римлянам святого апостола Павла. «Ибо открывается гнев божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину правдою. …- то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела. Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь. Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение. И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму – делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы. Они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют». (Послание к римлянам… 1.18-32)


СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЧЕЛОВЕКА

\часть 2\

Мир погряз во зле

Все говорят

Но как же мы забыли

Что так же он погряз в добре

Преодолеть страданье

В свет уйти

В нирвану

Но надо ль далеко идти?

Возьмите пиво, влезьте в ванну

К цветку склонитесь – это рядом

Любимую в ладонях вознесите к небесам

И бесам станет тошно рядом с вами

А если хочется войны

То стоит не полить цветы

Не мыться и не знать любви

И всей печенкой въехать в телевизор

Унынье раскатать по черному экрану

Беситься от бессилия в конце

Кино

Мечтая изничтожить зло

Как будто бы живет оно

Не в нас

А в небе голубом и сильном

В цветке, светящимся бутоном

В красавице ласкаемой не нами

Без пива сидя в грязной ванне

Нам не понять –

Не мир погряз во зле

А мы.


Это стихотворное произведение я мог бы посвятить себе, пишущему первую часть данной главы. Ибо уподобился Насреддину, который хотел кого-то испугать, а в итоге испугался сам. Спору нет, все выше изложенное имеет место быть. Но зачем же страшиться смерти задолго до ее прихода? Зачем же впадать в уныние и гневить Создателя, если как раз меня-то он так щедро наградил, окружив бесподобно красивыми, умными, чуткими и вообще необыкновенными людьми? Если мне дарована самая лучшая профессия – профессия учителя, как если бы актеру был подарен в пожизненное пользование целый театр, и этот актер на каждом представлении собирал неизменные аншлаги самого благодарного зрителя, пользовался бы всеобщей популярностью и любовью. Хоть ему и приходится играть одну и туже пьесу – «Пир во время чумы», которая всегда заканчивается поцелуями. Я начал шутить, а значит - я выздоравливаю. Если вы улыбнулись, значит - вы тоже, если нет – улыбнитесь или перечитайте Пушкина.

Чтобы не вызвать напрасной зависти, я не буду перечислять остальные дары, которыми меня наградили. Кроме одного – умения видеть и совершать открытия.




Понятия «внешнее «Я» и «врастание».


Ну, так вот, одно из таких открытий в области психологии «я совершил» именно при написании первой части этой главы. И я сильно огорчусь, если это открытие было совершено кем-то до меня. Проклятье! В момент постановки точки стало ясно, что так оно и есть. Ну, тем не менее, пусть оно будет открытием хотя бы для меня и для тех счастливцев, которые о нем не знали, так же как и я, до этого момента.

Должен, однако, предупредить, что открытие это может иметь далеко идущие последствия в смысле новых философских и мировоззренческих построений.

Прежде чем говорить о самом открытии, необходимо рассказать об истории его рождения, ибо я сам оказался инструментом исследования в психологических наблюдениях над собственным восприятием мира, моими чувствами и мыслями.

Первое, о чем необходимо сказать, что с детства, хотя я и воспитывался в атеистической среде, мною как-то смутно ощущалось, что окружающий меня мир весь пронизан жизнью, что он способен чувствовать. Конечно, я так себе это не мог сформулировать, как понимаю теперь. Но помню, что почти физически я испытывал что-то похожее на боль видя какое-либо уродство в природе или насилие над ней.

Например. Мне было все равно, если пилили дерево для каких-то хозяйственных целей, но если ломали какое-нибудь деревце просто так, из хулиганских побуждений, бездумно и жестоко - меня как будто самого ломало, я чувствовал себя не в своей тарелке и ни как не мог понять, почему человек, ломающий деревце, делает это так легко. Ему (человеку) что – не больно? Может подобные ощущения я испытывал не всегда, но все же довольно часто. Удивительно и то, что ничего не изменилось и сейчас в моем восприятии. Я испытываю почти физическую боль от хамства, особенно взрослых людей. Хотя, когда хамство проявляется со стороны ребенка, чаще всего я его не замечаю, вероятно, потому, что оно еще не прижилось, еще не стало искренним, еще не стало естеством человека. Также я болезненно переношу насилие вообще, злобу, ненависть.

Жизнь вокруг себя я ощущал и в положительном аспекте, правда, более явственно это стало проявляться лет так в двадцать пять. Например, были такие моменты проникновения в радость жизни, особенно в деревне, где я был один на один с природой, что мне казалось, как со мной разговаривает ветер, теплая живая вода реки, деревья. Это общение происходило на неведомом языке признания в любви, благодарности и благоговения, так что сердце готово было взорваться от восторга, однако поделиться этой радостью ни с кем из людей я не мог, ибо бывал в такие минуты один. И конечно, я писал стихи, посвящая их нашей благодатной матушке – Русской земле. Нечто подобное происходило, и когда я подрабатывал дворником при школе. Утром, когда все еще спят, я наблюдал некую утреннюю призрачность мира и ту же живую тишину. Но тишина эта была преполнена… Я не умею сказать чем (за голоса меня точно упрячут). Да нет, я просто улыбался миру, а он в благодарность улыбался мне. Если это болезнь, то я не хочу от нее лечиться. Нет, я точно чокнутый. Сначала всех напугал, потом решил утешить, и лучшего способа не нашел, как заговорить о голосах, которые мне «мерещатся».

Следующим этапом в приближении к «открытию» явились вопросы детей в школе: «Почему я учитель и нравится ли мне такая работа?»

Ответить я пытался искренне, и отвечал примерно так: «Как считал Антуан де Сент-Экзюпери, самая большая роскошь – это роскошь человеческого общения; она вдвойне роскошь – когда это общение происходит с наименее испорченной частью человечества – а именно, с Вами, с детьми. Я не только даю Вам знания об «устройстве» Вселенной, но и сам получаю от Вас некую чистую и искреннюю энергетику (слово за последнее время затасканное во всякого рода теологических псевдоучениях, но верное с точки зрения той же физики). С Вами я сам остаюсь во многом ребенком, и, прежде всего, в свежести восприятия мира и честности чувств и мыслей по отношению к самому себе, а также по отношению к окружающему, что дает мне возможность быть наиболее объективным в оценках происходящих событий. И главное, может быть, - это то, что, общаясь с Вами и совершая некоторый душевный труд по отношению к Вам, я чувствую, как я буквально «прорастаю» в Вас. Вы становитесь частью меня, а я – частью Вас. И я начинаю понимать – Вы мое всё, я реализуюсь в этот мир через прорастание в Вас. Кто-то реализуется через бизнес, власть, науку, творчество. Я же буду везде реализовываться через Вас, ибо часть меня всегда незримо, но очень глубоко будет в Вас жить, чем бы Вы не занимались. И я иногда не совсем понимаю, где меня уже больше – внутри или во всех моих детях, с которыми я когда-либо общался?»

Когда я говорил это, я абсолютно не понимал тогда, какие обобщения я сделаю на этой основе. Вот некоторые из них:

- чем больше мы трудимся душою в других, чем искреннее совершаем этот труд, тем более мы «прорастаем» друг в друга. Я буду употреблять именно это слово, ибо оно более точно отражает то, о чем я скажу впоследствии. Термин «проникновение» в современной психологии отражает лишь внешнюю сторону дела. «Проникновение» не предполагает труда глубокого вживания в существо человека до такой степени, чтобы можно было отождествить его с собой. Чаще всего это лишь формальный прием, помогающий понять пациента, но пациент навсегда останется чем-то внешним, не имеющим к психологу никакого отношения, за исключением редких случаев, но тогда «проникновение» и становится «прорастанием»

- то, что для многих людей в жизни является исключительным трудом, я говорю именно о труде «прорастания» по отношению к избранным людям (жене, мужу, близким, друзьям, любимым), для учителей, особенно в нашей российской школе, становится образом жизни. Это легко объясняет, почему наши учителя могут сидеть на мизерных окладах и при этом не уходить из школы. Они буквально вросли в нее корнями, всем телом и всей душой. Они действительно, создают те самые «узы», о которых говорил Экзюпери, и они действительно «в ответе за тех, кого приручили».

- труд «прорастания» (я буду иногда говорить «врастание» или «вживание») испытывал на себе, наверное, каждый человек. Иногда сознательно или неосознанно – по своей природе, но то, что в человеке заложена потребность в таком труде, - бесспорно. Мать чувствует своего ребенка, как ни кто другой, для неё ребенок – это её второе, и, может быть, главное «Я». Так же и ребенок чувствует себя абсолютно защищенным, если рядом с ним мать или его отец. Известны множество случаев, когда люди чувствуют события, происходящие с их близкими, особенно, если эти события носят сильный эмоциональный характер. Мой отец рассказывал мне, что во время войны, когда он был маленьким, он проснулся ночью, разбудил мать и стал говорить, что где-то рядом отец. Мать говорила, что этого не может быть, что отец на фронте и что просто это сон. Однако позже выяснилось, что именно в эту ночь мой дедушка проезжал станцию, недалеко от которой находится наша деревня, на поезде, который проходил без остановки из Сибири на фронт. И наверняка, подобное случалось со многими из нас.

- врастание, или взаимное врастание, может происходить не только между людьми, но и между человеком и животным. Например, между хозяином и его собакой. Говорят, что собака приобретает даже некоторые черты своего хозяина. А уж о любви и преданности этих животных написано столько прекрасных книг! Вспомним хотя бы Джека Лондона или Троепольского. Но, говоря о взаимопроникновении человека и животного, я должен все-таки сказать и о том, что часто причиной, которая понуждает человека завести четвероногого друга, становится и то обстоятельство, что человека любить много труднее, чем безмолвное и абсолютно преданное существо. И я очень часто наблюдаю, как люди используют домашних животных, пусть несознательно но, по сути, жестоко и бессовестно, для удовлетворения своих нереализованных среди людей амбиций. Сущность такого человека прочитывается слишком ясно по тому, как он общается со своим хвостатым «другом», как он его «дрессирует» и показывает гостям, как по сигналу ему приносятся тапки, да еще несколько раз, ведь были допущены ошибки. Вволю натешившись, «друга» одаривают каким-нибудь малюсеньким кусочком чего-нибудь «вкусненького» с барского стола, при этом назидательно говорится о том, как трудно не разбаловать эту тупую тварь. Что вспоминаете подобные «картинки с выставки»? Недаром православие считает грехом, содержание собаки не для служения, а для забавы, а точнее, для эксплуатации и укоренения своего душевного омертвения. И если вы все-таки купили своему ребенку собаку, последите за его общением с нею, и вы получите модель того, как в будущем ваш ребенок будет общаться с людьми, которые его будут окружать, может на основе этих наблюдений, вы решите ввести некоторые коррективы в воспитании своего ребенка, если сочтете это необходимым.

- с древних времен существует мудрость: малое подобно большому, внутреннее - внешнему. Чтобы познать Вселенную – познай себя. На современном языке науки это может звучать следующим образом: фундаментальные законы природы инвариантны в пространстве. Другими словами, закон всемирного тяготения верен в любой точке Вселенной. Однако, хоть мы и можем описать на языке математики характер взаимодействия масс или электрических зарядов, ответить на вопросы, что такое масса или электрический заряд, что такое гравитационное поле или электромагнитное поле, почему эти поля обуславливают взаимодействие, мы не можем, да и вряд ли когда-нибудь сможем (см. ниже). В электростатике дается следующее формальное определение заряда: «Электрический заряд изменяет свойства пространства, превращая его в элекростатическое поле, которое проявляется в том, что если в него внести другой заряд, то на него начинает действовать сила, называемая электрической». Насколько формальны определения физических сущностей, в отличии от определений, например математических, родившихся в области разума, я думаю, на данном примере очень хорошо демонстрируется. Но нас будет интересовать, на данный момент лишь тот бесспорный факт, что, чем бы ни были электрический заряд и электростатическое поле, они существуют. Причем, электростатическое поле порождено именно зарядом, и хоть и убывает своей интенсивностью пропорционально квадрату расстояния от заряда, все же, по нашим представлениям, простирается на бесконечность. Таким образом, мельчайшая частица – электрон, размеры и масса которого столь малы, что непредставимы ни для какого воображения, тем не менее, изменяет свойства пространства на бесконечность от себя, и это факт действительно реальный. Так где же действительная сущность электрона? Внутри самого себя или своей сущностью он занимает всю вселенную?

-обобщая все выше сказанное, я задаю себе вопрос: где я истинный, где меня больше – внутри - под кожей, или снаружи – моё главное и большее «Я»?

Ответ на этот вопрос, который мне, и может быть, для кого-нибудь еще, покажется очевидным: человек имеет не только внутреннее «Я» и ощущает себя по этой причине отдельной личностью, но он еще имеет абсолютно реальное «Я» внешнее, и через это «внешнее «Я» он может понимать себя, ощущать, чувствовать себя живой и необходимой для Вселенной, неотделимой от неё, вплетенной в неё сущностью, а значит, абсолютно необходимо подчиняющейся её законам.



О законах мироздания физических и духовных.



К данному моменту, я хотел бы высказать некоторые соображения и по поводу законов мироздания. Законы Вселенной, конечно, можно разделить на законы физические и законы духовные или нравственные, однако если считать что мироздание некоторое целостное образование, то и законы этого мироздания должны иметь единое начало, или единый корень. Отличие для нас – людей заключается только в том, что приоткрыть законы физики на основе опыта мы, еще с грехом пополам и очень – очень отдаленно от истины все же можем, а вот открыть законы нравственные, законы духовные, законы любви и красоты не в состоянии. Для этого мы не обладаем ни одним измерительным прибором, который может измерять любовь, красоту, ненависть, уродство. Эти понятия невместимы ни в какую математику, ни в какую формулу. Одно мы можем знать точно (или не хотеть знать, ибо это и есть вопрос веры), что эти законы существуют. И человеку добраться до них из области разума невозможно. Утешает только два соображения по этому поводу, а именно:

1. Человек создан по законам Вселенной, - значит, эти законы заложены в нас, и нам остается только верить проявлениям этих законов в нас самих. Ведь психология изучает все что угодно, но только я не слышал, чтобы психология оперировала понятием СОВЕСТЬ. Наоборот, психологи часто советуют так называемые разгрузки. Они говорят: «Не держите в себе это, дайте выход агрессии!». Чего только не придумают умные психологи. В Японии принято лупить чучело начальника, в России – ругаться так, что коровы перестают доиться. Спрашивается, куда мы отправляем свою агрессию, свой негатив – да в себя же, если понимать, что мы не только внутри, но и снаружи, что мир вокруг меня – это тоже «Я».

2. Во все времена существовали пророки, такие, как Моисей, через которых эти законы передавались из их источника. В православии эти законы в самом чистом и первозданном виде были получены воплотившимся на Земле самим господом Богом. И верность этого факта проявляется именно тем, что внешняя фантастичность Евангельского повествования человеком, или даже группой людей первого века нашей эры, оборванных и безграмотных, ни при каких условиях придумана быть не могла.

Два же этих соображения вместе дают более фундаментальную основу для веры в Бога и веры Богу, чем самое точное знание, ибо, кроме того, человеку разумному и честному очевидно, что не следование этим законам ведет к его самоуничтожению.

Подводя итог второй части главы, считаю необходимым еще раз повториться о моем так называемом «открытии», а именно: понятие – «внешнее Я» не следует понимать, как аллегорию, оно так же реально, и даже более значимо, чем «внутреннее Я». Воспитание способности видения и ощущения «внешнего Я» дает глубинное понимание для человека того, что зло, сделанное миру, – есть зло, сотворенное против себя. И понимать это необходимо не только в социальном смысле, но и в природном – свалка на краю города убивает меня, моих детей, не родившихся еще внуков. Убивает медленно, садистки. Злоба, грязное ругательство оскорбляет не только того, кто его услышал или не услышал, оно убивает все живое, словно тля, чего бы она ни коснулась. Кому нужны доказательства, тот просто пусть откроет глаза и посмотрит на мир, изнывающий под тяжестью нашего «царствования» над ним.



Некоторые выводы.



Итак, кратко, по пунктам попробую составить резюме всего вышеизложенного:

- ни в коем случае я не хотел, чтобы у вас сложилось впечатление, что автор озлоблен, что он пессимист или человеконенавистник. Я искренне влюблен в этот мир, я искренно благодарен всем земным и небесным силам, что дали возможность мне его посетить. Я верю в Бога и верю Богу, верю, что он всеблаг и попустительствует нам, чтобы мы оставались свободными в своем выборе до конца, раз уж мы созданы по Его образу и подобию; чтобы мы учились видеть и думать - видеть ясными очами и думать не помраченным умом.

- однако, в современном «свободном мире» совершена подмена понятия свободы на понятие вседозволенности, вплоть до нарушения простых и очевидных духовных или нравственных законов, которые существуют в строительстве бытия объективно, доопытно и органично в самом бытии Мира.

В результате мы наблюдаем чрезвычайно опасную тенденцию саморазрушения человека на всех планах его существования – духовном, социальном, физическом, в плане биосистемы и экосистемы Земли.

- мы предупреждались не единожды святыми, пророками, подвижниками христианства о грядущей катастрофе человечества, но слепота и окаменелое нечувствие не дают нам возможности остановиться в своих неуемных желаниях и хотениях. Хотя счастье, да и вообще состояние души не зависит от количества потребляемых благ. Состояние души зависит только от состояния души.

- поклонение только экономическим средствам регулирования деятельности человечества, наряду с отказом от выполнения нравственного или духовного закона, лишает человека его божественной составляющей, убивая его духовность, лишает возможности испытывать чувство любви, милосердия, покаяния, благодарности, а значит - возможности творить красоту и гармонию в чем бы они ни проявлялись: в науке, в музыке, в поэзии, в архитектуре, в педагогике, в ремесле, да и просто - в быту.

- причина такого вектора развития событий проста и лаконична – богоотступничество. Конечно, появилась она не сегодня, а сопровождала человека на протяжении всей его истории, только опять же особенность нынешней ситуации в том, что мы неотвратимо подходим, нет - вприпрыжку подбегаем, к критической точке невозвращения. Но бежим мы так быстро и столь увлечены азартом бега, что ни остановиться, ни проанализировать ситуацию мы не в состоянии.

  • тем не менее, надежда на преломление ситуации существует. И существует

она по причине того, что наряду с психологией «дай» существует в обществе альтернативная психология – психология «спаси Бо» и «благо дарю», психология благоговейной благодарности перед Создателем за радость жизни и любовь дарованную сердцу человека. И эта психология тиха и скромна. Она не лезет во власть, она не рвется на экраны. Но пока она есть, мир её любовью и ее молитвой, не обязательно прописанной, но и молитвой души, молитвой творчества во имя красоты Божественного мироздания будет незыблем и прощаем Создателем.

- русский учитель во все времена был в России не только носителем знаний но и примером, образцом духовного и нравственного подвижничества. Ибо даже сам факт его нищенского существования, и при этом не уклонения от долга можно признать подвигом.

- также, я выражаю свое частное мнение: государство в лице чиновничества от образования всеми силами дискредитирует и унижает российского учителя. Оно обрекает его на нищенское существование, заставляет находить дополнительный заработок, возбуждая недоверие у населения. При этом мы учителя, практически в частном порядке и за свой счет продолжаем обеспечивать образовательный процесс, решая тем самым непосредственные задачи высшей власти по обеспечению государственной безопасности. При этом чиновничество на всех уровнях в основном занято вопросом отмывания государственных средств в пользу своего кармана. Нас же заставляют, принуждают к унизительным процедурам сдачи экзаменов о подтверждении квалификации, как будто экзамен и другие процедуры могут действительно выявить истинную квалификацию учителя. Наша квалификация может быть подтверждена только одним, а именно: уровнем подготовки наших учеников, который весьма и весьма ценится в мире.

- и последнее: в отсутствии государственной молодежной политики, в отсутствии каких-либо идеологических, нравственных, духовных ориентиров в современной государственном образовании, я считаю для себя возможным, и даже необходимым, говорить с детьми на уроках физики о более глубоких философских и мировоззренческих проблемах современного знания о мире. Ведь именно изучение законов физики может показать ребенку гармонию и целесообразность существования Вселенной и человека в ней. Подвигнуть к размышлениям о том, есть ли мир случайное, механическое, мертвое скопление материи, - бездушный механизм, который рано или поздно рассыплется в прах, или Божественный организм, полный души и жизни, мертвый склеп или чудесный дом человека? Ведь в зависимости от представлений человека о мире воспитывается и реальное отношение к нему.






НЕОБХОДИМОСТЬ ДУХОВНОГО ВОСПИТАНИЯ.

ПСИХОЛОГИЯ ВЕРУЮЩЕГО.


Позитивное значение веры.


У моего любимого американского фантаста Роберта Шекли в одном из его рассказов я прочитал: «Испанские конквистадоры только потому покорили Америку, что по своей тупости не понимали, что это невозможно».

Вера в самом обычном понимании - есть основной психологический фактор, определяющий внутренние возможности человека при реализации каких-либо задач.

Как ни смешна мысль Шекли, как она ни парадоксальна – она предельно точно объясняет силу веры. Даже знания человека, его опыт, физические и моральные силы иногда не позволяют совершить то, что позволяет совершить вера. В истории человечества, да и в обычной жизни человека, есть немало невероятных и чудесных примеров тому. Это и победы в битвах над многократно превосходящим по численности врагом, и исцеления от неизлечимой болезни, да мало ли подобных примеров.

Как важно вселить веру в ученика, так трудно овладевающего знаниями. Своим ученикам я запрещаю употреблять слова: не знаю, не могу, не понимаю. И объясняю это тем, что, проговаривая их, они выстраивают перед собой психологически непреодолимую преграду – стену, которую не имеет смысла преодолевать или разрушать сознанием и словом, её можно только отменить тем же сознанием или словом, но сделать это гораздо труднее, чем её построить.

Таким образом, неверие столь же эффективно лишает человека способности реализации предоставленных ему возможностей, как и вера – способствует этому.

Да, конечно, «знание – сила», но Вера несоизмеримо более могущественна, и сама главенствует над знанием, ибо может способствовать его приобретению или противостоять. Читая материалы одного форума сторонников креационистской теорий происхождения человека, я прочитал эпиграф к одной статье: «Верую, чтобы знать», который мне показался странным. Однако, подумав, я решил, что, может, этот лозунг оправдан тем, что именно вера дает правильное направление поиску истины в бесконечном множестве направлений, которые может придумать наш разум, не основываясь на глубинных знаниях заложенных в нас Создателем, если я, конечно, в него верю. Если же я не верю в Создателя, следовательно, я обречен на блуждания в лабиринте множественности мнимых истин.

Вообще говоря, вся деятельность человека определяется его верой, от самых простых бытовых действий до самых, казалось бы, невероятных, чудесных, подвижнических деяний. И успешность их реализации зависит от веры в выполнимость задуманного. Вера же подкрепляется опытом. К новому для нас делу мы всегда приступаем с опаской, неуверенностью, но мы приступаем к нему с верой: «А вдруг получится?». Мы всегда сначала верим, а потом делаем: я готовлю обед, потому что верю, что я смогу это сделать, ведь я делал это вчера. Внушите мне, что это невозможно, что это опасно для жизни, и я даже не подумаю приступать к столь рискованному предприятию. Наоборот, самое рискованную операцию может сделать человек, от которого скроют всю её опасность, внушат ему, что это самое обыденное и простое дело. Потом он скажет: «Если бы я знал все действительные обстоятельства, то ни за что не решился бы». Серафим Соровский три года молился на камне, русский восемнадцатилетний солдат Евгений Родионов не согласился снять с себя нательный крест в обмен на жизнь, физиолог Павлов свой собственный процесс умирания описывал студентам в интересах науки. Примеров подобных деяний, которые с точки зрения прагматичного, реалистически мыслящего, среднестатистического обывателя, то есть нас с вами, совершенно бессмысленны, множество. Что движет этими людьми, какой скрытый смысл они видят в действиях, которые любой психиатр признает как симптомы паранойи? Никакого объяснения мы не найдем, кроме одного – ими движет Вера, и силу этой Веры невозможно измерить, оценить через разум, как невозможно вместить в наше воображение космические расстояния.

Человеком движет Вера. Я говорю о вере как об общем понятии, от бытовой до самой, возможно, представимо высокой. Неверующих людей нет, есть только разные верования. В любом обществе, в любой семье, так или иначе, ребенок воспитывается в Вере. Вопрос, в какой вере?

Многие выдающиеся ученые человечества говорили о Вере как об отправной точке научного познания мира. Приведу лишь некоторые их высказывания:

Альберт Эйнштейн: «Вера в существование внешнего мира, независимо от воспринимающего субъекта, есть основа всего естествознания»; «Без веры в то, что возможно охватить реальность нашими теоретическими построениями, без веры во внутреннюю гармонию нашего мира, не могло бы быть никакой науки. Эта вера есть и всегда останется основным мотивом всякого научного творчества».

Ч. Таунс (американский физик): «Ученый должен быть заранее проникнут убеждением, что во Вселенной существует порядок и что человеческий разум способен понять этот порядок. Мир беспорядочный или непостижимый бессмысленно было бы даже пытаться понять».

О соотношении веры и науки я буду говорить в следующей главе, а сейчас мне хотелось бы затронуть два вопроса, а именно:

  • существует ли действительно необходимость воспитания мировоззренческих и духовных начал на основании веры;

  • какую веру воспитывать в человеке.

При небывалом развитии научно-технического прогресса растет пропасть нравственной нищеты современного человека, и данное несоответствие в природе человека грозит ему опасностью исчезновения как вида. Как отмечает А. И. Осипов (профессор Московской Духовной Академии) в своей книге «Путь разума в поисках истины»: «В современном обществе потребления процессы отчужденности человека от другого человека, от общества и даже от самого себя стали принимать ужасающие масштабы. Человек оказался перед лицом множества таких кризисов, и, прежде всего духовно-нравственного и экологического, которые реально угрожают жизни на земле. Поэтому вновь, но уже на принципиально новом уровне, перед ним встала задача найти ответ на вопрос о смысле своего существования, своей деятельности». К сожалению, наука не может ответить на эти вопросы, так как это просто не её область. В следующей главе я постараюсь более подробно сказать об этом, а пока замечу только следующее: наука никаким образом не может вторгаться в духовную область мира или человека, так как у нее для этого нет понятийной, определительной базы, в этой области она ничего не может измерить; наука не может оперировать понятием Бога, потому что не может дать ему определения. Таким образом, причина современного атеизма лежит не в его научности. «Научный атеизм» - это ложь в самом своем начале, в своем понятии. К сожалению, еще многие преподаватели на уроках естественнонаучного цикла в школе пытаются прививать детям мысль о том, что наука доказывает, будто никакого Бога нет, что мир материален, что он эволюционирует сам собой, показывая свою полную неосведомленность по данной проблематике. Так же появляются и противоположные тенденции: доказательство Бога через науку. Так, говоря о последних теоретических направлениях в физике, а именно о теории торсионных полей, конечно, интересной для области науки и области новых технологий, некоторые «популяризаторы науки» на её основе вещают о неком совершённом доказательстве Бога на ее основе. Любая ложь в этом вопросе имеет скрытый смысл: совершить подмену - еще больше отвернуть человека от Бога. Выбор верить в Бога или нет, может быть сделан человеком на основе нравственных и духовных исканий в себе самом, а не на основе умствований по этому поводу или на основе науки. Научное доказательство Бога лишает человека свободы воли, которой наделил его Создатель. Человек научно «узривший» Бога, автоматически перестает совершать духовное продвижение к Богу. Зачем? Ведь все доказано. Доказано-то – доказано, а душа мертвеет без непрестанной жажды Бога.

В. Гейзенберг, в связи с этим, приходит к неприятному для философии (и науки вообще) заключению. Он пишет: «Значение всех понятий и слов, образующиеся посредством взаимодействия между миром и нами самими, не могут быть точно определены…Поэтому путем только рационального мышления никогда нельзя прийти к абсолютной истине».

Интересно сопоставить эту мысль современного ученого и мыслителя с высказыванием христианского подвижника, жившего тысячелетием раньше, Гейзенберга, не знавшего ни современного естествознания, ни квантовой механики, преподобного Симеона Нового Богослова. Вот эти слова: «Я…оплакивал род человеческий, так как, ища необычайных доказательств, люди приводят человеческие понятия, и вещи, и слова и думают, что изображают Божественное естество, то естество, которого никто из ангелов, ни из людей не мог ни увидеть, ни наименовать».

Страшно еще и то, что все современные новейшие разработки внедряются столь энергично, без оглядки на последствия, и все по той же причине – стремления достичь немедленных, грандиозных результатов, без учета духовного несовершенства человека, что становится понятным, сколь трагичными могут быть последствия для всего человечества. Первое применение теории торсионных полей осуществили в военном деле в 80-х годах. «Доктор физико-математических наук А.Е.Акимов изобрел спинторсионный генератор - оружие более опасное, чем ядерное, оно предназначалось для борьбы с СОИ США» (из книги «Физика веры» Тихоплав В. Ю. и Т. С.). Я уже не говорю о том, что существует опасность влияния (причем глобального и непосредственного) на сознание людей с помощью торсионных технологий. Коренная проблема как раз и заключается в том, что разрыв между технологиями, основанными на новейших физических открытиях и духовным положением человека в современном мире все более увеличивается, что действительно, может привести человека к совершенно губительным последствиям для него самого. И это еще одна причина для того, чтобы задуматься о необходимости духовного воспитания молодежи в современном обществе, а мы наблюдаем противоположную тенденцию и в образовании, и в средствах массовой информации.


Причины богоборчества.


Однако вернемся к размышлениям о корнях современного атеизма, какую бы он ни принимал форму, явного богоборчества или скрытого под именем Бога.

Выделим лишь две основные причины, по которым человек желает быть вне веры Бога:

Причина первая гордыня и абсолютизация свободы, другими словами - стремление к вседозволенности. Человеческая гордыня привела к появлению так называемого гуманизма, который якобы возвышает и освобождает человека. Приведем некоторые характерные высказывания гуманистов:

Артур. Э. Бриггс: «Гуманист - это тот, кто считает человека центром Вселенной».

Дж. А. К. Ф. Ауэр: «Человеку следовало бы поклоняться Богу, если бы он считал, что может восхищаться Богом. Но если это не так, если Бог упал ниже уровня нравственного совершенства, который он, человек, для себя установил, то он должен отказаться поклоняться Богу. Это и есть Гуманизм, то есть признание человека - мерой всех вещей, включая религию» (поистине, обо всем судим по себе, даже о Боге).

Бланш Сендерс: «Гуманист сбросил с себя древнее ярмо культа сверхъестественного, с его грузом рабства и страха, и шагает по земле как свободное дитя природы, а не множества придуманных им же самим богов». (Детка, от такого свободного шагания Земля по швам трещит)

Джулиан Хаксли: «Что касается меня, то отрицание идеи того, что Бог является сверхъестественной сущностью, приносит мне колоссальное духовное облегчение».

Девид Гудинг и Джон Леннокс в своей книге «Мировоззрение» заключают по поводу этих высказываний: «Таким образом, становится ясным, какие психологические причины лежат в основании этих домарксистских, марксистских, экзистенциалистских и гуманистических разновидностей атеизма. Все эти направления ставят во главу угла человеческую свободу: человека, абсолютно независимого от Бога и совершенно самостоятельного; человека как высший авторитет в любой области; человека как меру всех вещей и центр Вселенной. Именно эта мотивация движет теми, кто отрицает существование Бога и упраздняет любое понятие сверхъестественного Создателя, поскольку для них допустить существование Бога означает подорвать человеческую свободу».

Меня же удивляет еще и то, как человеческая гордыня и самомнение могут принизить его же самого через непонимание своего истинного положения. Действительно, «взрослые кажутся себе величественными, как баобабы…» (Антуан де Сент-Экзюпери). Когда на уроках астрономии я рассказывал детям о масштабах Вселенной, я говорил: «В масштабах Вселенной нас почти что нет». Но это на физическом плане. В духовном же отношении понимание нашего истинного положения относительно Бога, а именно, понимание своей малости, хрупкости и слабости требует благоговейной благодарности Богу за его безмерную любовь к нам таким, какими мы есть – созданиям Божиим. Понимание этого требует от нас так же трепетного, чрезвычайно осторожного отношения к миру, Земле, на которой нас поселил Создатель, друг к другу, к себе самим. Да мы при рождении должны давать клятву Гиппократа: « Не навреди!!!» А пока же мы, по меткому выражению Бланш Сендерс, шагаем по Земле как параноидальное дитя, оставляя за собой кровавый и зловонный след на ее прекрасном теле.

Вторая причина, впрочем, непосредственно связанная с первой, - это стремление человека (или некой группы людей) к абсолютной и безраздельной власти над прочими человеческими созданиями. Однако для получения такой власти необходимо идеологически вывести народ из-под власти высшей – власти веры в Бога Отца. Власти изначальной, власти принимаемой человеком сознательно и смиренно, власти, спасающей человека от собственной слабости и несовершенства, власти высшей Божьей любви к своим созданиям.

Для достижения этой цели в ход идут самые изощренные, требующие неимоверных материальных, физических, интеллектуальных затрат мероприятия.

Для отторжения человека от веры в Бога, от выполнения Его заповедей взращиваются целые философские системы, такие, как марксизм, экзистенциализм, ницшеанство и другие, целью которых является настойчивое внедрение в сознание огромных масс вектора мышления, направленного от Бога, от религии, которые якобы порабощают человека. Но при этом не афишируется истинная причина навязывания такого мышления, а именно: необходимость оторвать человека от высшей его нравственной защиты – следования тому закону, который сохраняет его от саморазрушения, который дает ему силы жить и любить в самых невероятно трудных обстоятельствах. Чтобы поместить человека в духовный вакуум, сделать его духовно немощным, лишить защиты психологической – защиты покаяния пред Богом и тут же ввергнуть его в животное рабство - зависимость от власти человеческой какого-нибудь фюрера или целого клуба фюреров. Всем революциям, начиная с французской революции, предшествовала такая идеологическая обработка.

Однако философские игры представляются цветочками по сравнению с деятельностью всевозможных сект, которым в последние десятилетия широко открылись все двери на территорию России, и это несмотря на опыт Запада, где от сектантских игр мозги всех слоев общества, и в первую очередь высших, правительственных кругов (сайентология), заморочены до зомбического состояния. Страшны не только сатанинские секты, не скрывающие своей ненависти к Создателю, но и секты, манящие в свое черное лоно именем Бога, но зомбирующие сознание людей ничуть не меньше, последние делают это более изощренно, более гнусно, в смысле лжи и методик, на пределе своих садистских наклонностей. Не мое дело моделировать все обстоятельства загробной жизни, но смутное беспокойство охватывает меня по поводу судьбы этих шалунов – сектостроителей в их послесмертии.

Что касается бытового богоборчества, насаждаемого столь глубоко и широко через массовую культуру средствами информации, об этом было уже сказано достаточно в первой главе.

Итак, хотим мы этого или нет, но именно вера, а не знание, не интеллект, не способность к мышлению определяет человека и отличает его от животного. Человек без веры – это просто разумное животное, деятельность которого, хоть и разумна, но ограничена только сиюминутными потребностями и желаниями, такими, как: удовлетворение голода, инстинкта продолжения рода, раздражения центров удовольствия мозга. Такой человек не имеет потребности творить красоту, познавать великолепие Вселенной через познание ее законов, устремлять свой взор к иным мирам. Такой человек отвержен от высоких помыслов, от какой-либо морали, для него непостижимы понятия чести и достоинства, любви как высшей формы человеческого духовного труда. Такой человек ориентирован только в области низших чувств: голод, инстинкт самосохранения, страх, боль, секс. Человек, изнеженный в удовлетворении своих чувственных потребностей, является абсолютным их рабом. Существом, абсолютно управляемым чужой волей. Сытым, но жалким.

«Выбором веры человек свидетельствует о себе, кто он есть и кем хочет стать. Ибо, как справедливо писал один из замечательных русских мыслителей 19 в. И.В.Киреевский, «человек – это его вера». И хотя веры две, а истина – одна, об этом не может забыть ни один мыслящий человек». (А.И.Осипов)

Я хотел бы поразмышлять вообще о причинах, из-за которых человек способен на богоотступничество и богоборчество. Что влечет его в этом направлении и к тому же заставляет столь рьяно пропагандировать свои взгляды, вовлекая в них массы людей?

Вообще говоря, я считаю (это мое частное мнение), что абсолютных атеистов нет. Мне очень близок принцип определения правильности поиска истины, а именно, принцип лезвия Оккамы, выведенный философом Ульямом Оккама. Он заключается в следующем: более простые объяснения явлений с большей вероятностью оказываются правильными, чем более сложные. Другими словами, можно говорить о законе очевидности (очень видности): критерий истинности – красота в простоте. Когда Нильс Бор отказывался рассматривать какую-либо идею по причине её недостаточной «безумности», непонятно, что он имел в виду: недостаточную простоту или недостаточную сложность и вычурность? Мне кажется, именно первое, поскольку его собственные модели как раз удовлетворяли этим принципам.

Так вот, я хотел бы спросить самого себя и по возможности других, опираясь на закон очевидности, какая гипотеза происхождения Вселенной более проста и вместе с тем столь прекрасно «безумна», высока, элегантна, полна жизни, любви, надежды, всего того, чего так жаждет человеческое сердце и к чему тянется душа, - гипотеза мира, сотвореннрго Богом Отцом, или случайным образом, сложившегося из хаоса (и вероятно, готового каждое мгновение вернуться в исходное состояние)?

Второй вопрос, на который я хотел бы получить ответ (однако он непосредственно связан с первым), какой мерой мерить человека: мерой высшей – мерой Бога, мерой Святого Духа или мерой так называемых общечеловеческих, демократических ценностей, мерой успеха, денег, власти, свобод (точнее вседозволенностей) и т. д.? И хоть обе меры для меня во всей их полноте непостижимы, я выбираю самую невероятную, самую таинственную, самую непонятную меру, поскольку каким-то непостижимым и чудесным образом для меня она ближе, понятнее, ценнее, человечнее. Ибо сказано: «Какой мерой меряете, такой и вам отмерено будет». Ибо в ней жизнь. В любой же другой мере, как бы она ни представлялась более реалистичной, более простой, логичной, научной и практичной, для меня, кроме тоски, мертвечины и смертельной скуки, не наблюдается ничего.

Я попробую дать вариант ответа, как он мне представляется: все мы, в каких бы атеистов не рядились, веруем в Бога, ибо созданы им, его законы в нас заложены изначально. Однако непрестанное нарушение этих законов вызывает в нас комплекс вины, но вместо того, чтобы покаяться и исправляться в своей природе, большинство из нас предпочитает гордый отказ от самой мысли о существовании Бога или прибегает к жалким и суетливым потугам завуалировать, эдак как-нибудь умалить, местами вымарать свои ошибки, а еще лучше начать его обвинять в своих несчастьях и невзгодах, ну прямо как ученик, схлопотавший двойку, обвиняет учителя в том, что он злой и несправедливый. И чем человек уходит дальше от Бога, тем ему страшнее, тем более невыносимо одиноко, но тем упрямее он в своей гордыне, тем злее он проповедует безбожие, каменея душой и окончательно теряя Бога из своего поля видения Мира. И все-таки они проговариваются о своем ужасе безбожия: «…отрицание идеи того, что Бог является сверхъестественной сущностью, приносит мне колоссальное облегчение». (Джулиан Хаксли). Понаблюдайте, во многих людях разговор о церкви, храме, Боге вызывает слепое отторжение, если не ненависть. Они готовы говорить о Боге в душе, о вселенском разуме, о каком угодно Боге, но только не о том – живом, перед которым можно предстать в покаянии и благоговении. Ибо ничего страшнее для них нет, и сил нет признать это. Говорю так, ибо сам я шел в храм первый раз сознательно как на казнь у позорного столба. И никогда в жизни большего стыда за содеянное в безбожии не испытывал, как и первой радости проблеска надежды прощения.

А знаете, что я заметил, наблюдая краем глаза за людьми в храме? Они все похожи на детей! Они просят, ожидают, молятся, крестятся так непосредственно, искренне, так негорделиво и просто, как делают только дети. Конечно, «реалисту», как он сам себя любит называть, «дваждыдватнику», как я его люблю называть, все эти люди представляются архаичными, невежественными, униженными страхом пред Богом, достойными жалости, психически подорванными, обуреваемыми фобиями и т. д. Так, я наблюдал, как советский ученый, физик с мировым именем, после получения Нобелевской премии за открытие, совершенное им в сороковых годах, отвечая на вопросы телевизионных журналистов, вдруг переменился в лице и очень эмоционально стал выражать негодование по поводу «бредней о Боге», которые пытаются навязать современной молодежи, когда говорят о возможности духовного воспитания в общеобразовательных учреждениях. К счастью, посыпались другие вопросы, иначе великому ученому пришлось бы распространяться о том, что припадками подобного бреда страдали его собратья по науке, не менее наследившие в физике, чем он, такие как Ньютон, Ломоносов, создатели квантовой теории Шредингер, Бройль, Таунс и многие другие.

Но те же реалисты почему-то не торопятся меняться в лице, когда другие реалисты растлевают их же детей рекламой «Клинского» по каналам государственного телевидения. Я не буду говорить о других видах бреда и сумасшествия современного мира, ибо я от него слишком устал.

Итак, я попробую обосновать необходимость духовного воспитания детей в современном обществе.


Обоснование необходимости духовного воспитания.


В психологическом аспекте осознание человеком своего реального положения в мире, да и самого мира по отношению к величайшей тайне бытия, понимание его тонкости и хрупкости рождает в человеке ответственность в бережном отношении к миру и к себе самому. Грандиозность тайны мироздания пробуждает голод её познания, дальнейшее продвижение на пути, не только рационального постижения её, но и духовного, утверждает человека в мысли о его непокинутости, о его высшей защите, при условии посильного следования законам бытия, покаяния внутреннего с целью самосовершенствования в нравственном и духовном отношении, и, следовательно, умении оставаться честным перед самим собой, способности быть открытым для других.

Я намеренно ничего не говорю о богослужении в храме, о молитве, чтобы не вызвать протестов со стороны совершенно невоцерковленных людей, однако даже малый шаг, сделанный на пути к осознанию себя в этом мире, не может не оказать благого воздействия. А именно: известно, что современный «цивилизованный» человек подвержен различного рода депрессиям, фобиям, психическим расстройствам. Причины этих явлений, так или иначе, определяются внутренней распущенностью человека, отсутствием в нем достаточных сил противостоять бешеному ритму, навязанному ему цивилизацией для выживания в ней. Человек вдруг чувствует себя несамостоятельным, совершенно зависимым от тех функций, которые ему навязываются обществом, его ввергают в бешеную гонку общесоциального масштаба с неопределенными конечными целями (но достаточно определенными сиюминутными, а именно-выживания в бегущей толпе), ибо давлеет идеология успешности, благосостояния, власти. Отставание от лидирующей группы означает отверженность, изгнание из того социального слоя, в который так долго и с таким трудом пробивался тот или иной индивид. Вот почему у того же американца все o'key и белозубая улыбка, когда мама умерла.

Мы привыкли оценивать себя по горизонтали – относительно других людей нашего круга. Как я выгляжу относительно моих приятелей, больше или меньше я зарабатываю, имею и ли не имею престижный автомобиль, посещаю или нет элитные клубы, достаточно ли у меня денег на девочек или комфортабельный отдых? Мне рассказывали, как средний итальянец собирается на горный курорт. Он покупает себе самые дорогие лыжи, спортивное оборудование, костюм от модельера с громким именем, однако по приезде на курорт может всю неделю не выходить из своего номера и ни разу не встать на дорогие лыжи. Привычка оценивать себя и свое положение по горизонтали приводит к возникновению и росту так называемого комплекса неполноценности, который сопровождает человека психологическим гнетом всю его жизнь, отравляет её, не дает возможности дышать полной грудью, ценить истинные радости жизни, даруемые нам изначально вместе с нашим рождением: красоту мира, творчество, любовь, радость познания законов мироздания.

Человек же умеющий ценить эти столь простые дары и воздающий благодарность жизни (верующий Богу) часто воспринимается окружающими человеком не от мира сего, или чудаком, или, еще лучше, сумасшедшим. Да уж, трудно понять реалисту – дваждыдватнику, что они там, в храме, Православные христиане, да и Правоверные мусульмане такое непостижимое для реалистов у власти делают, и не опасно ли сие таинство в смысле подрыва устоев, столь легко управляемого общества, занятого непрерывным потреблением его же материальных благ?!» «Жрите, не отвлекайтесь!».

Как заметил в своей лекции дьякон Андрей Кураев: «Жизнь без убеждений (по диагнозу К.Г. Юнга, такая жизнь как раз и порождает шизофрению) начинает считаться нормой. Человек же, имеющий религиозные убеждения и не готовый их менять с каждым новым газетным выпуском или при встрече с каждым новым собеседником, рассматривается как угроза для общественного порядка. Вскоре, похоже, будет считаться, что здоровым и нормальным состоянием является всеверие, тогда как исключительная верность Евангелию будет диагностироваться как одержимость «сверхценной идеей». Далее «тот «плюрализм», который складывается сегодня в Америке, один студент-христианин из Стенфорского университета описал следующим образом: «Если я попытаюсь «навязать свое мнение», я выйду за дозволенные рамки. К христианам проявляют терпимость (уже терпимость, и, наверное, пока, терпимость (замеч. автора)), но они взамен должны соблюдать молчаливое соглашение». Если христианин попытается осудить гомосексуализм или аборты, его быстро поставят на место и осудят за некорректность. Те, кто придерживается сегодня «узких» христианских взглядов, имеют меньше всего шансов сделать карьеру». И еще: « По опросу, проведенному Институтом системных исследований и социологии, большинство москвичей (59,5%) согласны, что государство должно поддерживать церковь. В то же время почти все демократические издания в Москве постоянно выступают с самой резкой критикой любых жестов поддержки властями Православной Церкви. Следовательно, люди, ведущие религиозную тематику в московских средствах массовой информации, стремятся не к отражению мнения большинства, а к тому, чтобы свою (по большей части резко антицерковную) настроенность навязать большинству москвичей».

Конечно, можно обвинить дьякона Андрея Кураева в чрезмерном преувеличении обстоятельств дела, однако применительно к принципу «закона очевидности», никакого преувеличения здесь нет, достаточно понаблюдать за развернувшейся дискуссии в средствах массовой информации между «плюралистами» от демократии и здравомыслящими людьми, оценивающими грандиозный провал в сфере духовности современной российской молодежи, - дискуссию о том, следует или нет вводить в школе предметы мировоззренческого, религиозного воспитания, то станет очевидным то, сколь раздражающе действует на демократическое сознание сама мысль о возможности духовного воспитания в школе. Причина опять же проста и очевидна: демократии потребительского общества не нужен сильный в духовном отношении человек, ибо он плохо управляем через страх, похоть, изнеженность. Человек духовного плана имеет возможность независимо и трезво мыслить, оценивать, наконец, он способен существовать, минимально используя «блага» потребительской цивилизации, а значит, такой человек потенциально опасен для «демократической власти», на самом деле власти производителя столь «ценных материальных благ». Да отсохнет язык того, кто обвинит меня, что я вообще против материальных плодов, созданных руками человека. Однако сказано в молитве господней: « хлеб наш насущный даждь нам днесь».

Что же дает силу человеку, воспитанному в Вере, для того чтобы постараться достойно пройти земную жизнь?

Во-первых, это иные ориентиры, и в первую очередь другая оценка своего положения. На первый план выходит самооценка не по горизонтали (оценка себя относительно других), а оценка своих нравственных качеств по отношению к высшему духовному образу Человека, который когда-либо жил на Земле – к образу Господа Бога воплотившегося в Человека – образу Иисуса Христа. Верующий христианин имеет перед собой высший эталон Человека, и одновременно христианин получает вектор своего движения к этому эталону. Речь не может идти о конечном достижении цели – «обожения» себя, и святость не является самоцелью. Однако христианин получает возможность отслеживать свой внутренний духовный вектор во все время жизни на Земле – направлен он от Бога или к Богу. И в духовном плане эта работа самая ответственная, самая может быть трудная, но вместе с тем она приносит самые благодарные плоды. А именно, пробуждение самой возвышенной любви ко всему сущему через познание любви к Богу, через осознанное приятие любви Бога к нам – его детям, через возможность самого искреннего покаяния пред именем Бога, через возможность обращения к нему и значит, хоть в какой-то, пусть малейшей степени, через молитву, через таинства богослужения в храме, но общения с Богом. Но и такую же, ни с чем несоизмеримую, защиту и любовь получает человек, сознательно отдающий себя во власть тому, кого он называет Всеблагим, Владыко Человеколюбче, Господи Вседержитель, Спаситель, Всемилостивый, всякому благу Промысленник и Податель! Вслушайтесь в слова молитвы Святому Духу: «Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша». Кто сочинил эту молитву, кто впервые её услышал? Мог ли это быть просто поэт, или все же это был человек, поднявшийся на невообразимые высоты, так близко от престола Божего, где Святой Дух сияет подобно невиданному дотоле свету, неописуемому по силе, неизречимому по красоте жизни в нем. И если только вы не ранены смертельно «окаменелым нечувствием», вы скажете: «Да, этот человек не был просто поэтом».

Кто-то скажет: «Вот давит на психику, прямо хоть бросай все и в храм беги!». Да нет, ни кого за шиворот в храм не тащат. Смысла нет. Однако, как заметил дьякон Андрей Кураев, существует «ассиметрия вооружений» добра и зла. Добро не может избирать некоторые средства земной политики, не переставая быть добром. Напротив, для зла нет ограничений. Ребенок вне школы и вне семьи отдан на съедение разлагающей мощи молодежной поп-«культуры», и трогать его не моги, дабы не нарушать какую-нибудь конвенцию по защите прав ребенка на получение информации. А пригласить священнослужителя в школу на классный час – нарушение принципа светскости образования.

Только, дорогие мои взрослые, когда сия детвора, «безбашенная», подрастет, смею вас уверить, что (конечно, не «вполне осознанно») некоторыми очень неласковыми действиями сия повзрослевшая в физиологическом плане детвора напомнит вам некоторые пробелы в своем воспитании. Готовсь!!!

И я еще раз спрашиваю: «Кому это нужно?»

Однако вернемся к той новой шкале ценностей, которая предстает перед человеком, когда он впервые ощущает потребность веры в Живого Бога. Именно тогда человек начинает понимать, что межличностные отношения в обществе – это алгебра жизни, пусть высшая, пусть сколь угодно сложная, но все же алгебра. Теперь перед человеком встает задача овладевать математическим анализом – анализом бесконечно малых и бесконечно больших величин, и эта задача несоизмеримо более сложная, ибо она будет решаться не на бумаге, а в нем самом, в продолжение всей его жизни, и что окончательное ее решение не будет получено в её пределах, но только, может быть, за её пределами, и то если очень прилежно решать эту задачу. И писаться эта задача будет не чернилами, а кровью и потом, преодолением себя, своих самых неугомонных страстей, гордыни, страха жизни и смерти. И он понимает, что в одиночку ему её не решить, а только с призывом о помощи к тому в кого он верит. Однако чем более человек погружается в решение этой задачи, тем (о странное дело) более и более вырисовываются пути ее решения, и хотя задача не становится проще, а вопросов в ней – меньше, а может и больше, но сам мир внутри человека и мир внешний начинают преображаться загадочным и странным образом. Этот мир становится более прозрачным, более ясным и контрастным, как если бы из него стал уходить некий туман, который всю жизнь мешал видеть, заставляя непрестанно щуриться, всматриваться, чрезмерно напрягая зрение души, что, впрочем, никогда не помогало. Исчезает необходимость прятаться в этом тумане, ибо и тумана то нет, да и нет смысла что-либо скрывать, ибо невозможно, да и не важно. А еще по-тихоньку, но со временем все более явственно появляются ростки какой-то новой или очень забытой любви, той любви, которую мы испытывали в очень глубоком детстве, любви, тонкой и трогательной, которую хочется собирать по капелькам, как драгоценный елей, как росу особой чистоты, которая не омрачена страстью или желаниями, потому что она просто любовь и к ней не требуется приложений.

Конечно, оценки по горизонтали не исчезают, но и они становятся другими, так как при начале общения с новым человеком очень быстро, может на уровне подсознательном происходит сначала оценка вертикали собеседника, и уже на основе этого строятся отношения, и эти новые отношения так же сильно разнятся от старых отношений. Нет необходимости что-то преодолевать, осуществлять какие-то болезненные прорывы, совершать насилие в общении. Общение строится на взаимной готовности к нему, а сама готовность так же выстраивается не через насилие, но через априорное уважение и ту самую любовь. Ибо, как сказал мой друг, мы учимся любви к Богу через умение любить людей. Если я не люблю творение Божье, разве я люблю Бога, который воплощается в своих творениях?

Изменяется отношение к людским порокам, если что-то раньше вызывало просто слепое отторжение, например, хамство или нецензурная брань, то теперь появляется жалость сердца, и вместе с жалостью молитва: «Господи, помилуй», с молитвой терпение и надежда. И почти всегда стыд за себя прошлого. А со стыдом еще одна молитва: «Боже, милостив буди мне грешному».

Я сильно приукрасил, может быть, и упростил свои представления об изменениях, которые происходят с человеком после вступления его на путь религиозной жизни.

Вероятно, он многотруден, но, может быть, самое важное, что я стал в себе ощущать, это растущую жажду этого труда, жажду, которая появляется после некоторого перерыва в посещении храма. Всегда наступает момент ощущения некой внутренней неустроенности, некоторой бесконтрольности, запустения, нарастающего вакуума, и я понимаю: хочу я того или нет, я скоро пойду на службу в храм. И каждый раз, после службы, я испытываю не восторг, не то чтобы облегчение или особую радость, просто как будто я навел в своем доме порядок, и теперь я помню, где что лежит, и вообще мне приятно, что в доме чисто и светло. Мой опыт очень невелик на этом пути, но даже его достаточно, чтобы, оглядываясь на себя прошлого, приходить к некой смеси ужаса и недоумения и одновременно благодарить Господа Бога, что не дал мне пропасть в безбожии.

Необходимо заметить еще вот что, в своей жизни я никогда не был убежденным атеистом, хоть и рос в семье советского офицера, просто этот вопрос никогда не стоял в нашей семье. Я даже как-то на пятом курсе института придумал доказательство Бога на основе теории вероятности и представлениях о бесконечности пространства Вселенной, увлекался я и восточными религиями : Буддизмом и йогами, даже добился некоторых «успехов» в практике так называемой интегральной йоги Шри Ауробиндо, одно время я даже лечил своих друзей, близких, знакомых от мелких хворей, в основном от головной и зубной боли, испытал «чудеса» «астральных» полетов, однако, я помню, что меня удивило, как быстро я привык к этим «чудесам», насколько быстро они для меня сделались обыденными. И когда все они исчезли помимо моей воли, я не испытал ни жалости, ни грусти от потери моих «чудесных» способностей. Ибо ничего они не изменили в моей душе, ни мудрости не дали, ни любви. Я помню, как я лихо отвечал на вопрос - верю ли я в Бога. Я говорил: «Не верю, а знаю!» Но Бог у меня был некий пантеистический, ну есть и есть, ни я его не трогал, ни он меня. Нет, он-то, может быть, меня трогал, только я не в состоянии был это заметить.

Исповедь я всю эту затеял лишь для тех кому, ну, совершенно не понятно, что может делать в православном храме современный, цивилизованный, образованный человек, даже с некими зачаточными знаниями физики, математики, философии. И для тех, кому кажется все это средневековым мракобесием. Ну, чем бы это кому ни казалось, все же оно не более мракобесие, чем научный атеизм, или столь модные экстрасенсорика, энэлошничество или медитативные практики – мультики для взрослых дядей и тетей. И не более мракобесие, чем реализм ожирения Америки от трансгенной инженерии или войны в Ираке. А чтобы о чем-то судить, надо хоть каким-то боком в это что-то влезть, ибо критерием истинности всегда был и остается опыт, а не удовольствие или неудовольствие от наличия того или иного явления. Не так ли, господин Нобелевский Лауреат? Не осуждаю я нашего знаменитого соотечественника господина Гинзбурга. Не его вина в том, что всю свою жизнь он работал в атеистическом государстве, при этом оставаясь честным и глубоко порядочным ученым и человеком, но все же, мне кажется, надо осторожней высказывать свое мнение людям пользующимся столь высоким авторитетом, ибо их слово, даже брошенное вскользь, мимоходом, может оказаться решающим в выборе мировоззрения, нравственных ориентиров для очень многих молодых людей. Готовы ли люди атеистического мировоззрения до конца нести ответственность за свои слова, которые могут сыграть в этом выборе столь весомую роль. Я еще раз напомню слова Евангелия: «…невозможно не придти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят».

Как утверждают теперь даже физики, которые интенсивно исследуют свойства торсионных полей, духовный мир действительно существует. Но и тысячу лет назад этот факт был известен тем людям, что посвящали себя его исследованию, причем не методами инструментального исследования, не методами наблюдения из- за лабораторного стекла, а, взявши на вооружение законы духовного мира, которые по их вере были даны через Бога Сына, воплотившегося в образе человеческом ради их спасения, взявши Слово Его, вошли в этот мир, как истинные исследователи, которые самые опасные эксперименты проводили на себе, вошли всем телом и душой, ибо понимали, что только опыт есть настоящий критерий истинности. И они действительно принесли человечеству подтверждение об этом горнем, невидимом мире. И действительно показали, что спасение человечества возможно только в том случае, если человек сделает шаг в этот мир и будет учиться жить не половинно, пребывая только на физическом плане, но одновременно и в плане духовном. Конечно, расширение поля жизни человека влечет многократное увеличение энергозатрат человека. Кроме того, вероятно, законы духовного мира требуют от человека предельной внимательности, осторожности обращения с ними. Но на то мы носим на себе чело (лик) вечности, называя себя ЧЕЛОВЕК, ибо суждено нам совершать вечное движение к Богу, либо, остановившись на этом пути, превращаться в сколь угодно умную, но лишенную жизни машину, мертвый бездушный механизм, не интересный для Бога, ибо мертвый. И как мы потом будем выть в абсолютной богооставленности, обладая остатками разума и глубинной памятью той жизни, когда мы были под его защитой и промыслом, но в своей животной неблагодарности, погоне только за чувственными наслаждениями отреклись от него всего лишь потому, что он не поощрял наши увлечения.

В дополнение необходимо сказать о величайшем мифе, раздуваемом атеистами науки о том, что религия во все времена противостояла её развитию. Не противостояла и не боролась религия с наукой, о чем свидетельствует хотя бы тот факт, что огромный вклад в науку сделан верующими учеными. В свое время я приведу их имена. Во все времена религия, христианство и православие в частности, только предостерегали от опасности отрыва науки от духовности, оттого что существует опасность провозглашения науки спасительницей человечества во всех отношениях. Наука, оторванная от духовного развития, может стать причиной непомерной гордыни, а вместе с тем безответственного отношения человека к миру в целом и к самому себе как части этого мира. Но мира не только физического, но и мира, в котором правят законы высшей нравственности – законы духовного, Божественного мира. И что такое вознесение науки может стать причиной гибели нашей планеты, столь необыкновенно прекрасной жемчужины во Вселенной, но и вместе с тем столь малой и хрупкой. В конечном итоге, более объективен и более нравственен тот ученый, который распространяет свой опыт на мир законов физических и законов мира духовного, а не тот, что пребывает только в видимой части мироздания.

Как мог, я высказал свое мнение о необходимости духовного воспитания в современных образовательных учреждениях. И я считаю, промедление с решением этой проблемы опасно настолько, что затягивание её решения может обернуться в конечном итоге необратимыми гибельными последствиями.


Проблемы практического внедрения

духовного воспитания.


Однако существуют и проблемы практического внедрения духовного воспитания. Во-первых, это проблема ограничения средств массовой информации в том потоке богоборческого, растлевающего душу и плоть видео - и аудио- ряда, в котором используются все новейшие разработки психологической и психиатрической науки на влияние через воздействие на подсознание человека, прежде всего ребенка, в целях подчинения его потребительской составляющей человека, в целях отлучения от поисковой, учебной, творческой и духовной составляющей современной жизни. Эта проблема тем более сложно разрешима, поскольку в области молодежной поп-культуры находятся в обороте огромные финансовые потоки, дающие их владельцам баснословную прибыль.

Во-вторых, это проблема законодательства и общей государственной политики. Поскольку, в современном образовании в России по существу продолжается атеистическое воспитание. Нет практически ни одного предмета в школе мировоззренческого направления кроме, может быть, «Человека и общества». И, конечно, нет ни государственной политики, ни идеологии в этом вопросе.

В-третьих, это проблема, которую необходимо будет решать самим религиозным конфессиям. Но очевидно одно в решении этой проблемы, что решаема она только во взаимном уважении, терпимости, порядочности по отношению этих конфессий друг к другу. Ну что же поделаешь, если народы мира говорят на разных языках. Не надо было строить Вавилонскую башню. Тем не менее элементы такого воспитания, независимо от вероисповедания, могут осуществляться уже сегодня на уроках естествознания, литературы, истории. А также введением, хоть небольших по объему, курсов философии и истории религии.

И последнее, необходимо разъяснять деятельность всех новейших сект, под какой бы овечьей шкурой те ни являлись бы обществу, показывать их богоборческую сущность. Их античеловеческую направленность. Кто-то из политиков сказал: «Чем наглее ложь, тем больше в неё верит человек». Мы находимся на пороге времен, когда начнут одна за другой появляться секты, провозглашающие открытие Бога наукой, провозглашающие единение науки и религии, и на этой основе начнется «раскрытие» «сверхспособностей» человека – телепатии, телекинеза, телепортации и т.д. и т.п. Погоня за сверхспособностями примет массовый характер, благодаря каким-нибудь новейшим технологическим влияниям на психику человека, например через так называемые торсионные технологии. Однако в сочетании с отсутствием духовных ориентиров приобретение в массовом масштабе подобных способностей практически будет означать массовое помешательство. Последствия такой психотронной атаки по своим последствиям не сравнимы ни с каким ядерным взрывом. Я берусь утверждать, что такое развитие событий чрезвычайно вероятно, ибо первые ласточки уже появились. Я советую всем верующим, всем государственным лицам, которые сохранили нравственные ориентиры, ознакомиться с одной из таких ласточек, а именно с произведением неких супругов Тихоплав В. Ю. и Тихоплав Т. С. под названием «Физика веры». О какой физике и какой вере они говорят, становится ясно хотя бы из следующего отрывка: «Директор фонда «Сатья Юниверсал» в Санкт-Петербурге Александр Цейко в интервью газете «Час пик» (№ 42 от 27 октября 1993 г.) рассказал, что группа российских паломников побывала в ашраме Саи Бабы и своими глазами видела процессы материализации и даже принимала участие в этом.

  • Он спросил меня, христианин ли я, и на моих глазах материализовал удивительно красивый серебряный перстень с золотым крестом.

  • Как?

- Он делает движение рукой и прямо из воздуха достает разные предметы, одной женщине из нашей группы Саи Баба материализовал Шивилингам- камень, представляющий модель Вселенной со светящимся внутри изображением Свами. Меня он переспросил внимательно: «Так ты христианин?» - «После того, как я встретил тебя, не знаю – христианин, буддист или мусульманин». Он спросил: «Так с крестом или со Свами?» Я ответил: «С тобой». Он взял перстень и, держа прямо перед моим носом, дунул на него. На моих глазах металл стал изменяться, и крест трансформировался в портрет Бхагавана Сатья Саи Бабы.

Да, нам с вами, дорогой читатель, несказанно повезло. Мы являемся современниками Богочеловека, живущего на земле, как и те, кто жил во времена Христа. И каждый, Кто имеет возможность, может слетать в Индию и прикоснуться каждой своей клеточкой к Вечности!» (выделено автором).

А уж как нам с вами повезло, читатель, что Михаил Булгаков успел нас предупредить о происхождении подобных даров. Помним, помним мы посещение Москвы некоего специалиста по черной магии и его необыкновенное представление в театре Варьете. Помним мы знаменитое коровьевское: «Таперича, когда этого надоедалу сплавили, давайте откроем дамский магазин». Помним мы, чем кончаются подобные дары, и не надо нам шивилингамов-камушков от почтеннейшего Саи Бабы, и не позавидуем мы вышеуказанной дамочке. Ох, как не позавидуем мы бывшему христианину Александру Цейко, который с таким восторгом Иисуса Христа на Бабу променял. И всего-то ему понадобилось немного, - только чтобы дунули у него перед носом - и появилось позолоченное ситечко для разливки чая, какая разница от кого - от Остапа Бендера или от Саи Бабы.

Было бы смешно, если бы не было так грустно. Однако итог, к которому мы подходим, далеко не случаен. Он является следствием развития идеи, восходящей еще к Аристотелю и неоднократно высказанной современными учеными – идеи о единстве, по существу, науки и религии. (З. Фрейд, Ч. Таунс, А. Эйнштейн).

Вот что говорит об этой идее профессор МДА А. И. Осипов: «Основная ошибка её заключается в том, что религия рассматривается как один из инструментов этой жизни, совершенно игнорируется цель религии – подготовка человека к вечной жизни в Боге. Т. е. здесь, мы сталкиваемся с откровенной попыткой метафизику превратить в физику, небо отождествить с землей и Самого Бога рассматривать не более, как только универсальный принцип Вселенной. В этом заключается, может быть, одна из наиболее распространенных ошибок позитивистского разума в его видении сущности бытия и смысла человеческой жизни.

Очевидно, в этом же состоит основная опасность идеи союза науки с магией, которая своим безусловным детерминизмом и полной замкнутостью в четырехмерном пространстве-времени не выводит научный разум на «новые горизонты». Тем более не может дать ему новых здоровых критериев, нового понимания смысла человеческой деятельности, понимания истины. Напротив, глубоко унизит и то разумение жизни, которое «бесстрастно» присутствует в науке.

Не менее опасно и обращение науки к мистицизму, поскольку это не только не расширит границ её познания, но и неминуемо приведет к тяжелейшим последствиям для человечества».

Всю эту цитату я привел, чтобы было понятно, Православие ясно представляет себе не только глубинные реалии современных событий, но и со времен учеников Христа предугадывало историю человечества до последних ее дней. Однако не противостоять разрушительным идеям запада оно не может. «Вот одно из замечательных по своему пророческому пафосу высказываний об этом известного славянофила И. С. Аксакова: «Прогресс, отрицающий Бога и Христа, - в конце концов становится регрессом; цивилизация завершается одичанием; свобода – деспотизмом и рабством. Совлекши с себя образ Божий, человек неминуемо совлечет – уже совлекает – с себя и образ человеческий и возревнует об образе зверином».





Всем сектостроителям

и растлителям душ посвящается:



Вторично к нам придет Христос

В своем сияющем величье

Он улыбнется нам до слез

Из выси синевы небес

Теперь уж в истинном обличье:

Сын, Бог Отец и Дух Святой –

Источник всей любви извечный

Мы ж всей толпою миллиардной

В зверином рыке вновь восстав

В бессильной злобе, в скверне хищной

Завоем жутко в небеса:

Уйди Господь из наших глаз

Как ты посмел сойти с креста

Распятый нами столь практично

Надежно на стальных гвоздях

Оставь наш лик, покинь сердца

Любовь – нам ноша невозможна

Смиренье – нам оковы страшны

Пасем мы скверные стада

Злотых тельцов

Мы властвуем безбожно

Над теми, кто слабее нас

Мы не намерены с тобою

Делить над ними эту власть

Господь услышит ту молитву

Накинув плащ земных небес

Он молча отойдет не всхлипнув

Но улыбнется нам до слез!




ЭЛЕМЕНТЫ ДУХОВНОГО ВОСПИТАНИЯ

НА УРОКАХ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ

(ЧЕРЕЗ ПРАВОСЛАВИЕ)



В данной главе я хотел бы определить, какие вопросы учителя естественнонаучных дисциплин могли бы поднимать на своих уроках в плане развития в учащихся более широких мировоззренческих взглядов, чем те, которые в современной школе либо затрагиваются чрезвычайно поверхностно и неопределенно, либо совсем игнорируются. Если, конечно, общество для себя решит, что элементы воспитания духовности, религиозности, вообще какой-либо идейности все же должны присутствовать в современном российском образовании. Я вынужден говорить о какой-либо идейности, ибо общество и человек без целей и устремлений обречено на деградацию абсолютную, причем в кратчайшие сроки. Я же выступая с позиций православного человека, насколько это мне по силам, попытаюсь защищать идеи христианства и православия в вопросах духовного воспитания и в вопросах взаимосвязи науки и религии. Центральным же вопросом в моей работе я считаю вопрос о Божественном происхождении Мира. И хотя бы в этом вопросе все основные религии (ислам, иудаизм, христианство) сходятся без видимых существенных разногласий. В современном же образовании и в среднем, и в высшем этот вопрос игнорируется большей частью, что означает проповедь пассивного атеизма в лучшем случае, и в худшем делает современного человека беззащитным перед разгулом беснующихся сект, коим нет числа, либо разгулом оккультизма, магии, астрологии, бытового суеверия, да и мало ли еще какого бредовища. Нет, в Бога веровать не модно, но не прослушать астрологический прогноз сегодня – все равно что не прослушать прогноз погоды.

Итак, мне хотелось бы затронуть следующие проблемы:

1. Место науки в познаваемости мира, её роль в развитии современной технократической цивилизации, её влияние на видение человеком окружающего мира и на понимание человеком своего места в этом мире. Имеются в виду естественные науки: физика, химия, биология, информатика.

2. Значение религии для современного человека в области нравственного и психологического его состояния, а также её значение в познании законов мироздания.

  1. Взаимовлияние науки и религии. Существуют ли точки соприкосновения этих

двух способов постижения бытия? Или они самодостаточны каждый в себе, или все же не достаточны друг без друга?

Конечно, для данной работы вопросы столь глобальны, что нет никакой возможности их осветить в сколько-нибудь удовлетворительном виде. Вероятно, в полной мере они вообще не разрешимы, сколько будет существовать человечество, но они интересны, а значит, мы не будем лишать себя удовольствия поразмышлять над ними, хоть и в малой мере. Я буду опираться на две основные, понравившееся мне работы в этой области, и которые могут быть полезны не только детям, но и взрослым читателям, ибо столь мало мы информированы в данной области. Во-первых, это книга профессора Московской Духовной Академии А. И. Осипова «Путь разума в поисках истины», которая практически является переработкой его же книги «Основное богословие». Во-вторых, изданная Издательским домом «Учитель» книга Девида Гудинга и Джона Леннокса «Мировоззрение: Для чего мы живем и каково наше место в мире», допущенное Департаментом общего среднего образования Минобразования России в качестве пособия для дополнительных занятий в старших классах.

Все сказанное в данной главе в основном взято мною из этих двух книг, так как если бы мне что-то и хотелось бы добавить, то очень немногое. Да и более емко и точно мне это вряд ли удалось бы.


Виды познавательной деятельности.


Человек – величайшая загадка для самого же человека. Мельчайшая, живая пылинка мироздания, способная вместить в себя весь этот мир. Поражают масштабы преобразующей, познавательной, творческой деятельности человека. Однако поражают не только высоты разумной и духовной деятельности человека, но также часто проявления в нем столь же огромной по мощи разрушительной деятельности. Мы мечтаем о золотом веке справедливости и счастья человечества, одновременно периодически ставим себя на грань катастрофы, физической или духовной. Очевидным остается тот факт, что как бы много человек ни узнал об окружающем мире, сам для себя он остается величайшей загадкой, которая с развитием психологии и других гуманитарных наук не только не обещает своего разрешения, но и как будто становится еще более трудно разрешимой.

Однако какими бы видами деятельности человек ни занимался - наукой, общественной деятельностью, искусством, религией, фундаментом и источником всей его жизнедеятельности, определяющим ее направление, характер и содержание, является духовное и нравственное состояние человека, формируемое его свободой, его волеизъявлением перед лицом добра и зла, перед голосом своей совести. Ибо сказано – дух творит формы. К сожалению, с некоторого времени духовная и разумная ипостаси человека, определяющие все виды его деятельности, оказались в некой конфронтации. Примерно с конца восемнадцатого века бурное развитие естественных наук, одновременно повлекшее за собой технологическую революцию в производстве привело к довольно опасному представлению о всесилии науки, и стало быть всесилии человеческого разума. Духовная составляющая человека, в связи с этим стала уходить на второй план, а часто даже игнорироваться, иногда насильственными методами, не только в области философских дискуссий, но в социальном смысле, через информационную и образовательную политику. Поэтому мы и рассмотрим некоторые положения собственно науки, религии и их взаимоотношения на настоящий момент.



Роль науки в постижении бытия.


«Наука - …система развивающих знаний, которые достигаются посредством соответствующих методов познания, выражаются в точных понятиях, истинность которых проверяется и доказывается общественной практикой. Наука – система понятий о явлениях и законах внешнего мира или духовной деятельности людей, дающая возможность предвидения и преобразования действительности в интересах общества, …имеющая своим содержанием и результатом целенаправленно собранные факты, выработанные гипотезы и теории с лежащими в их основе законами, приемы и методы исследования.

Понятие «наука» применяется для обозначения как процесса выработки научных знаний, так и всей системы проверенных практикой знаний, представляющих объективную истину, а также для указания на отдельные области научных знаний, на отдельные науки. Современная наука – это чрезвычайно разветвленная совокупность отдельных научных отраслей». (Философская энциклопедия).

В общей классификации науки разделяют естественные и точные науки (физика, химия, биология, астрономия, математика, информатика и др.), а также философские и социальные. По вопросу: опровергают ли науки религию, мы говорим о естественных науках, а не науках вообще, в которые по определению входит весь комплекс человеческого знания, в том числе и религиозная философия, и сама религия. Итак, обратимся к основаниям естественной науки.

Любая наука базируется на определениях, аксиомах или постулатах, которые принимаются без доказательств (поскольку доказаны быть не могут), но являются необходимыми для построения всей системы знаний. Заметим, что в религии их роль играют догматы, поэтому обвинение религии со стороны науки в догматизме, по меньшей мере, некорректны. Ну, да сейчас речь не об этом.

Естествознание базируется на двух основных таких положениях: 1. Признание реальности бытия мира. 2. Признание закономерности его устройства и познаваемости человеком.

Приведем высказывания по этому поводу известных ученых:

Эйнштейн: «Вера в существование внешнего мира, независимо от воспринимающего субъекта, есть основа всего естествознания». Заметим для себя: Эйнштейн говорит – вера, а не знание.

Бертран Рассел: «Я не думаю, что я сейчас сплю и вижу сон, но я не могу доказать этого».

По поводу второго положения академик Л.С. Берг писал: «Основной постулат, с которым естествоиспытатель подходит к пониманию природы, это тот, что в природе вообще есть смысл, что ее возможно осмыслить и понять, что между законами мышления и познания, с одной стороны, и строем природы, с другой, есть некая предопределенная гармония. Без этого молчаливого допущения невозможно никакое естествознание.

Кстати, по поводу подчеркнутой мысли, я выдвигал когда-то следующую идею, которая следует из принципа, что мы являясь созданиями природы, будучи созданными по её законам, являемся носителями этих законов, другими словами, эти законы в нас заложены. Из чего следует, что, несмотря на все разнообразие природы, мы можем «придумать» для нее лишь то объяснение, которое ей соответствует в той или иной мере. Какую бы математику мы ни придумали, самую пресамую абстрактную, она должна объяснять некую действительную реальность, даже если она еще не познана нами. Примером тому является геометрии Римана и Лобачевского, которые были именно придуманы, и только после создания Общей теории относительности Эйнштейном неожиданно оказались геометриями, отражающими реальность. Мы можем «придумать» или открыть только те законы, которые в нас заложены, и если предположить, что существуют другие Вселенные и другие «природы» со своими законами, они-то для нас недоступны в принципе, ибо в нас их законов нет. Итак: Вселенная «придумала» человека. Из чего следует, что все, что «придумает» или «придумал» человек, есть выдумка Вселенной. И нечего удивляться, что Вселенная познаваема в тех пределах, пока «она хочет быть познаваемой». Если человек духовно дик, то и предел знаний для него будет установлен такой, чтобы он не мог навредить Вселенной в каких-либо более или менее порядочных масштабах. Слово «Вселенная» можно заменить, на слово «Бог», в зависимости от того верует человек в Бога или нет. Эта идея, может быть, и покажется смешной, но исходя из вышеуказанного принципа, абсолютно верна, хоть вы лопните! Шутка.

О постулате закономерности устройства мира, а значит и разумности, а в связи с этим и познаваемости говорили многие ученые. Отец кибернетики Н. Винер писал: «Без веры в то, что природа подчинена законам, не может быть никакой науки. Не возможно доказательство того, что природа подчинена законам, ибо все мы знаем, что мир со следующего момента может уподобиться игре в крокет из книги «Алиса в стране чудес».

Но даже если эти постулаты истинны (в чем едва ли можно сомневаться), То и тогда остается важнейший вопрос, без решения которого сама постановка проблемы «наука и религия» теряет всякий смысл, - это вопрос о достоверности самого научного познания. Переходя к этому вопросу необходимо упомянуть о методах естествознания, отличных от иных областей творческой деятельности человека: гуманитарных наук, искусства, музыки и т.д. Назовем эти методы: наблюдение, эксперимент, измерение и догадка (гипотезы, теории).

Вопрос о достоверности научного знания, а следовательно, о познаваемости бытия через науку настолько деликатен, что лучше предоставить слово по нему наиболее компетентным ученым нашего века.

Академик Л.С. Берг: «В науке все то, что способствует ее развитию, есть истина, все, что препятствует развитию науки, ложно. В этом отношении истинное аналогично целесообразному… Итак, истина в науке – это все то, что целесообразно, что оправдывается и подтверждается опытом, способному служить дальнейшему прогрессу науки. В науке вопрос об истине решается практикой.

Теория Птолемея в свое время способствовала прогрессу знания и была истинной, но когда она перестала служить этой цели, Коперником была предложена новая теория мироздания, согласно которой Солнце неподвижно, а Земля движется. Но теперь нам известно, что и это воззрение не отвечает истине, ибо движется не только Земля, но и Солнце. Всякая теория есть условность, фикция. Правильность этой концепции истины, поскольку она касается теории, вряд ли будет оспариваться кем-нибудь в настоящее время. Но и законы природы в этом отношении в таком же положении: каждый закон есть условность, которая держится, пока она полезна. Законы Ньютона казались незыблемыми, однако ныне их признают за известное приближение к истине. Теория относительности Эйнштейна опрокинула не только всю механику Ньютона, но и всю классическую механику…

Польза есть критерий пригодности, а следовательно, истинности. Другого способа различать истину человеку не дано… Итак мы определили, что такое истина с точки зрения науки».

А. Эйнштейн: «В нашем стремлении понять реальность, мы подобны человеку, который хочет понять механизм закрытых часов. Он видит циферблат и движущиеся стрелки, даже слышит тиканье, но не имеет средств открыть их. Если он остроумен, он может нарисовать себе картину механизма, которая отвечала бы всему, что он наблюдает, но он никогда не может быть вполне уверен в том, что его картина единственная, которая могла бы объяснить его наблюдения. Он никогда не будет в состоянии сравнить свою картину с реальным механизмом, и он не может даже представить себе возможность и смысл такого сравнения».

Р. Фейман (американский физик): «Вот почему наука не достоверна. Как только вы скажете что-нибудь из области опыта, с которой непосредственно не соприкасались, вы сразу же лишаетесь уверенности. Но мы обязательно должны говорить о тех областях, которые мы никогда не видели, иначе от науки не будет проку… Поэтому, если мы хотим, чтобы от науки была какая-то польза, мы должны строить догадки. Чтобы наука не превратилась в простые протоколы проделанных опытов, мы должны выдвигать законы, простирающиеся на еще неизвестные области. Ничего дурного тут нет, только наука оказывается из-за этого недостоверной, а если вы думали, что наука достоверна, вы ошибались».

В. Гейзенберг (американский физик): «Микромир нужно наблюдать по его действиям посредством высоко совершенной экспериментальной техники. Однако он уже не будет предметом нашего непосредственного чувственного восприятия. Естествоиспытатель должен здесь отказаться от мысли о непосредственной связи основных понятий, на которых он строит свою науку, с миром чувственных восприятий… Наши усложненные эксперименты представляют собой природу не саму по себе, а измененную и преобразованную под влиянием нашей деятельности в процессе исследования…Следовательно, здесь мы так же вплотную наталкиваемся на непреодолимые границы человеческого познания».

Р. Оппенгеймер (американский физик, создатель ядерной бомбы): «Я имел имел возможность проконсультироваться с сорока физиками-теоретиками…Мои коллеги, несмотря на различия их взглядов, придерживаются по крайней мере одного убеждения. Все признают, что мы не понимаем природу материи, законов, которые управляют ею, языка, которым она может быть описана».

П.В. Копнин (директор института философии в СССР): «К идеалу научного знания всегда предъявлялись требования строгой определенности, однозначности и исчерпывающей ясности. Однако научное знание всякой эпохи, стремившееся к этому идеалу, тем не менее, не достигало его. Получалось, что в любом, самом строгом научном построении всегда содержались такие элементы, обоснованность и строгость которых находились в вопиющем противоречии с требованиями идеала. И что особенно знаменательно – к такого рода элементам принадлежали зачастую самые глубокие и фундаментальные принципы данного научного построения. …в истории науки неоднократно предпринимались и до сих пор предпринимаются энергичные попытки полностью устранить из науки такого рода элементы. Однако эти попытки не привели к успеху. В настоящее время можно считать доказанной несводимость знания к идеалу абсолютной строгости. К выводу о невозможности полностью изгнать даже из самой строгой науки – математики – нестрогие положения, после длительной и упорной борьбы, вынуждены были прийти и логисты… (см. Теорема Геделя, замеч. автора.)

Все это свидетельствует не только о том, что любая система человеческого знания включает в себя элементы, не могущие быть обоснованными теоретическими средствами вообще, но и о том, что без наличия подобного рода элементов не может существовать никакая научная система знания».

Г. Наан (академик): «Мало кто знает, как много надо знать для того, чтобы знать, как мало мы знаем…»

С. Лем (польский ученый, писатель-фантаст): «И как каждая наука, кибернетика создает свою собственную мифологию. Мифология науки – это звучит, как внутреннее противоречие в определении. И все же любая, даже самая точная наука развивается не только благодаря новым теориям и фактам, но и благодаря домыслам и надеждам ученых. Развитие оправдывает лишь часть из них. Остальные оказываются иллюзией и поэтому подобны мифу».

В.В. Налимов (современный русский ученый): «Рост науки – это не столько накопление знаний, сколько непрестанная переоценка накопленного – создание новых гипотез, опровергающих предыдущие. Но тогда научный прогресс есть не что иное, как последовательный процесс разрушения ранее существующего незнания. На каждом шагу старое незнание разрушается путем построения нового, более сильного незнания, разрушить которое в свою очередь со временем становится все труднее…

И сейчас невольно хочется задать вопрос: не произошла ли гибель некоторых культур, скажем египетской, и деградация некогда мощных течений мысли, например, древнеиндийской, потому, что они достигли того уровня незнания, которое уже не поддавалось разрушению? Кто знает, сколь упорной окажется сила незнания в европейском знании?»

Эммануил Кант (немецкий философ): «Вне нашего сознания нет ничего, что бы соответствовало нашему знанию о нем».

Гедель (математик-логик): «Утверждение о непротиворечивости данной формальной системы в рамках самой этой системы недоказуемо, если она непротиворечива».

Добавлю к этому еще несколько известных и очевидных парадоксов познания.

Легко понять, что расширение области знания влечет за собой рост границы её с областью незнания, то есть чем больше мы познаем законы вселенной - тем более получаем вопросов о них.

Если кто-то думает, что техническому прогрессу мы обязаны чистой науке - глубоко ошибается. Человек придумал каменный топор не на основе знаний физики о законе изменения импульса и пониманию того, что давление обратно пропорционально площади воздействия силы, надо полагать. Если мы думаем, что Миг-31 был собран под руководством ученых-теоретиков, то и в этом мы ошибаемся. Все до последней детали в этом шедевре человеческой технической мысли было сделано в свое время опытными конструкторами-практиками, изобретателями и миллионы раз опробовано в действии на стендах в лабораториях, в испытательных полетах. Спросите ученых - почему это чудо вообще летает, вряд ли кто-нибудь из них вам вразумительно ответит.

По этому поводу существуют среди физиков шутливые так называемые законы Мёрфи, один из которых гласит: «Если что-то долго крутить в руках - оно обязательно починиться», и приложение к нему: «Если это что-то продолжать крутить в руках, то оно обязательно сломается». Известно, что если ученые шутят, то это очень серьезно и очень близко к истине.

Теоретическая физика может продвигаться вперед, если гипотезы, которые она предлагает, опровергаются или не опровергаются экспериментом. Но чем глубже она погружается в глубины материи, тем больших энергий требует эксперимент, тем более чувствительными должны быть приборы, однако уже сегодня становится понятным, что достигается предел физического эксперимента в этом плане. Когда же этот предел окажется достигнутым, то хотя бы из соображений безопасности для нашего участка вселенной, все дальнейшие теоретические построения станут абсолютно бесполезными, ибо не будут подлежать проверке. Хотя мы знаем множество примеров, когда по существу непонятные для человека открытия широко внедряются не только в узких областях экспериментальной науки, но становятся предметами самого широкого пользования всего лишь потому, что их внедрение несет на данный момент огромные материальные выгоды. Какие же нас ожидают последствия через одно-два поколения практически никого не волнует. Вот так и уживаются рядом гениальное научное открытие и беспросветная животная тупость и жадность.

Условность научного знания становится еще более очевидной при рассмотрении научных критериев истины.




Критерии в науке.


Оказывается, безусловного критерия, с помощью которого можно было бы окончательно определить, соответствует ли данная теория объективной реальности, не существует.

Самым надежным всегда считался критерий практики, но и он часто оказывается совершенно недостаточным. По этому поводу философ и физик Ф. Франк говорил: «Наука похожа на детективный рассказ. Все факты подтверждают определенную гипотезу, но правильной оказывается, в конце концов, совершенно другая гипотеза».

Особенно трудно решается этот вопрос, когда несколько теорий одинаково хорошо объясняют одно явление.

Гейзенберг говорил о неизбежном влиянии самого эксперимента на наблюдаемые с помощью него физические явления.

Таким образом, в науке возникает необходимость во вторичных критериях. Их много, но все они еще более условны, чем критерий практики. Назовем некоторые из них.

1. Критерий экономии и простоты (И. Ньютон, Э. Мах). Истинна та теория, которая проста для работы, для понимания.

2. Критерий красоты (А. Пуанкаре, П.А. Дирак). Красота математического аппарата, лежащего в основе физической теории, - свидетель ее правильности.

3. Критерий здравого смысла.

4. Критерий безумия, т. е. несоответствия здравому смыслу. Академик Г. Наан пишет об этом так: «Что такое здравый смысл? Это воплощение опыта и предрассудков своего времени. Он является ненадежным советчиком там, где мы сталкиваемся с совершенно новой ситуацией. Любое достаточно серьезное научное открытие, начиная с открытия шарообразности Земли, противоречило здравому смыслу своего времени».

5. Критерий предсказательности – способность теории предсказывать новые факты и явления, но этой способностью обладают, как правило, все теории.

И так далее. Таким образом, мы можем видеть что все подобные критерии не могут засвидетельствовать бесспорную истинность той или иной теории. Поэтому Эйнштейн говорил: «Любая теория гипотетична, никогда полностью не завершается, всегда подвержена сомнению и наводит на новые вопросы».

Приведенные высказывания самих ученых красноречиво говорят о достоверности научного знания. Оно оказывается всегда ограниченным, условным и не может претендовать на абсолютную истинность. Тем более оно не может быть таковым в вопросах, которые не свойственны науке, а именно: в вопросах специфически религиозных, относящихся к области того мира, которым наука не занимается.


Наука и мировоззрение.


Критика науки, которую допускает религия, вовсе не означает, что религия не поощряет занятия наукой, стремящейся понять мироустройство. Почему-то эта мысль преследует многих ученых – атеистов. (Воспитание?) Я наблюдал множество случаев неприятия каких-либо разговоров о взаимопонимании науки и религии со стороны очень компетентных ученых. Для таких ученых все исходящее со стороны религии является религиозным мракобесием. Вероятно, происходит некоторое смешение представлений о претензиях религии к науке. И этой проблеме мы обязаны не самой религии, в компетенцию которой не входят вопросы законов физики. Покажите мне того православного, который идет в храм не для покаяния, а для того, чтобы вывести очередную формулу. Этой проблеме мы обязаны неким «религиозным ученым», которые не всегда ученые и не всегда религиозны. Эти мужи, в своей гордыне и прелести, открывают миру новейшие теории, якобы полученные чуть ли не через божественное откровение или следующие из «расшифровок» Библии, одновременно отвергая все накопленное традиционной наукой. Это, конечно, мракобесие, но только при чем же здесь религия. На самом деле мы имеем дело с подменами и подтасовками. С точки зрения православия только два человека на Земле могли обладать полным представлением мироустройства: это Адам до изгнания его из Рая, который мог говорить с Богом-Отцом и сам Господь Иисус Христос, воплотившийся в человека. Современный человек не может иметь это знание по своему дикому нравственному состоянию. Получи он это знание, он немедленно уничтожит себя, Землю и все окрестности до ближайших галактик. В свое время Католическая Церковь фактически догматизировала некоторые научные теории, в чем теперь раскаивается. Обидно если и сегодня будут осуществляться подобные шаги со стороны Церкви, если она окажется втянутой в полемику между различными физическими теориями. Благие намерения некоторых ученых выступить в защиту Православия, выдвигая гипотезы, похожие на «Термодинамику реальных процессов» Виктора Вейника, по его словам, заимствованную из Библии, настораживают. Но еще более они (эти теории) могут нанести урон авторитету Православной Церкви, если не окажутся истинными, но как уже было показано, никакое научное знание не является абсолютным. Я уже не говорю о еще более страшных научно-религиозных подменах, осуществляемых откровенными шарлатанами в науке, а так же в религии, типа супругов Тихоплав. От всего этого веет неким неуклюжим усердием, неврастенией, а иногда и просто болезненной гордыней. Хочется попросить и тех и других: «Осторожнее, ребята. Не навредите. Будьте терпимее, внимательнее. Что ж вы все взбрыкиваете да кричите? Познание – это большой труд, и криками и заведомым отторжением и неприятием различных путей познания здесь не поможешь».

В молитве ко Святому Духу упоминается о грехе «от юности и науки злы», но мы должны понимать, что «зла» та наука, которая не зиждется на нравственности и духовности, ибо наука без необходимых «руля и ветрил» в современном обществе гораздо чаще служит не созиданию, а уничтожению человека. Доводом тому является тот факт, что все новейшие разработки ученых впервые использовались именно в области связанной с новейшими видами оружия. И только во вторую очередь внедрялись в сугубо мирных отраслях: для приборостроения в самой экспериментальной науке, промышленности и в последнюю очередь для удобства в быту самого человека. Кроме того, наука может быть «злой» еще и потому, что часто выдает самою себя за истину в последней инстанции, пытаясь вытеснить из человека

общий мировоззренческий взгляд, как это было в Советском Союзе, да и сейчас такое представление для многих ученых является само собой разумеющимся. Мы не задумываемся, создавая новые программы и учебники по естествознанию, что вопросы мировоззрения и вопросы нравственности в науке, может быть, более важны, чем сама наука. Бесспорно: «Знание – сила», но на что эта сила будет направлена человеком, который овладел этим знанием–силой: на оружие, на воспитание гордыни, безответственности, пустого самомнения, вседозволенности или на созидательные нужды человечества в его стремлении гармонично и чрезвычайно осторожно изменять способы существования себя в этом мире? Мир изменить человек не может, но может изменить себя в нем через познание законов этого мира. Пока же мы именно пытаемся изменить мир, а не себя. Увидим реку, и давай её поворачивать вспять, ну какой реке это понравится? Если допустить, что наша Матушка–Земля это живое существо, как же, должно быть, чешется от нас все ее бедное тело. Конечно, ей хочется хоть плечиком повести где-нибудь в районе Японии или Ирана. Мы же хуже клопов – зловреднее и злее, потому что разумом одарены. Нам бы еще сердце.

Мировоззрением наука являться не может, ибо это просто не её задача. Наука по самой своей сути является развивающейся системой знаний, то есть знаний непрерывно изменяющихся, а потому не могущих дать полного и законченного представления о мире в целом. Эту роль на себя может взять либо религия, либо философия.

Мировоззрение – это совокупность взглядов на самые основные вопросы бытия в целом и человека (сущность бытия, смысл жизни, понимание добра и зла, существование Бога, души, вечности). Оно не зависит от степени образования, уровня культуры и способностей человека. Поэтому и ученый, и необразованный могут иметь одно и то же мировоззрение, а люди равного образовательного уровня – прямо противоположные убеждения. Мировоззрение всегда предстает в виде или религии, или философии, но не науки. Как отмечают религиеведы Васильев Л.С., ФурманД. Е.: «Вообще, структура религиозного учения не очень отличается от структуры философской системы, ибо религия, как и философия, стремится дать целостную систему ориентации личности, целостное мировоззрение».

Член-корреспондент АН СССР П. Копнин так же писал: «Философия как форма сознания создает мировоззрение, необходимое человечеству для всей его практической и теоретической деятельности. Ближе всего по общественной функции к философии стоит религия, которая тоже возникла как определенная форма мировоззрения. Поэтому наука… одна не может ее заменить… Мировоззрение… не покрывается ни какой-то одной наукой, ни их совокупностью».

Поэтому, такое понятие, как научное мировоззрение нужно понимать условно, как совокупность научных взглядов на материальный мир, его устройство, его законы. Мировоззрением наука не может быть, поскольку:

1. вопросы чисто мировоззренческие к области естествознания не относятся

2. наука непрерывно меняется, что противоречит самому понятию мировоззрения как чему-то законченному, вполне определенному, постоянному

3. «в естествознании нет теорий «материалистических» и «идеалистических», а лишь вероятные и достоверные, истинные и ложные» (В. Казютинский)

Таким образом, наука и мировоззрение – это два различных, несводимых друг к другу понятия, и потому противостоять друг другу они не могут.

Но если даже поверить в безграничность научного познания и в способность науки разрешить когда-то все вопросы духа и материи и достичь уровня мировоззрения, то и в таком случае мыслящий человек не может ждать этого гипотетического будущего. Жизнь человеку дается один раз, и потому, человеку, чтобы знать, как жить, чем руководствоваться, каким идеалам служить, необходим сейчас ответ на главнейшие для него вопросы: «Кто я? Каков смысл моего существования? Есть ли вечная жизнь? Имеется ли смысл в бытии человечества, мира?» Кварки, черные дыры, ДНК на эти вопросы не отвечают и ответить не могут.

Наука и религия.


«Разве наука не доказала, что Бога нет, нет духовного мира, нет вечной жизни, нет рая и ада?» Конечно, нет, не только не доказала, но и в принципе не может этим заниматься. И вот почему:

Во-первых, наука и религия просто несопоставимы, как метр и килограмм. Каждая из них занимается своей стороной жизни мира и человека. Эти сферы могут соприкасаться, пересекаться, но не опровергать друг друга. И «беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник».

Во-вторых, в силу всего выше сказанного, наука никогда не сможет сказать: «Бога нет». Напротив, углубленное познание мира естественно обращает мысль человека-ученого к признанию высшего Разума-Бога источником нашего бытия. И в силу этого наука все более становится союзницей религии. Неслучайно один из крупнейших представителей научного атеизма в СССР Шахнович, возмущаясь религиозностью выдающихся западных ученых, писал: «Многие буржуазные ученые говорят о «союзе» науки и религии. М. Борн, М. Планк, В. Гейзенберг, К.Ф. фон Вейцзекер, П. Иордан и другие известные физики неоднократно объявляли, что наука будто бы не противоречит религии». Шахнович упоминает современных ученых. Но общеизвестен факт, что подавляющее число ученых всегда стояло за этот союз.

М. Ломоносову принадлежат замечательные слова: «Создатель дал роду человеческому две книги. Первая – видимый мир… Вторая книга – Священное Писание…Обе обще удостоверяют нас не токмо в бытии Божием, но и в несказанных нам Его благодеяниях. Грех всевать между ними плевелы и раздоры». Наука и религия «в распрю прийти не могут…Разве кто из некоторого тщеславия и показания своего мудрования на них вражду восклепнет».

Да, действительно, наука не может доказать ни того, что Бога нет, ни того, что Бог есть. Однако показать факторы, более свидетельствующие в пользу последнего наука может, и показывает их. Рассмотрим более подробно эти факторы.

Очень многие ученые и в первую очередь ученые, занимавшиеся естественными науками, по мере понимания гармонии и красоты законов мироздания, все более приходили к убеждению, что за этой гармонией, за необычайно точной математически состыковкой этих законов между собой, стоит некий надмировой совершенный Разум, а в нашем понимании - Бог. Известно, что Ньютон на склоне лет писал богословские трактаты, на основе своего представления устройства мира, по тем временам, бесспорно, самого передового. Вот что по этому поводу пишет физик Фримен Дайсон: «Когда мы смотрим на Вселенную и видим, как много случайных физических и астрономических явлений работает на нас, то создается ощущение, что Вселенная в каком-то смысле знала, что мы должны в ней появиться».

Физик Пол Девис заявляет: «Не могу поверить, что наше существование в этом мире – это просто причуда судьбы, историческая случайность, произвольный всплеск в грандиозной космической драме. Наше присутствие в этом мире слишком тесно увязано со всеми остальными его частями. …Наше присутствие здесь действительно предусмотрено».

Отметим, что идея антропологического принципа строения Вселенной действительно широко распространена среди физиков, которые более чем кто-либо имеют представление о её фундаментальных законах. Но ведь и Книга Бытия говорит о том же.

Другим фактором, свидетельствующим в пользу «разумности» Вселенной, является рациональная познаваемость мира. Еще Эйнштейн говорил, что «самое непостижимое во Вселенной – это то, что она постижима».

Ученые давно заметили, что большая часть математического аппарата «была разработана как абстрактные упражнения в области чистой математики задолго до того, как она была применена к реальному миру. Исходные выкладки были совершенно не связаны с их последующим применением». Поразительно то, что самые абстрактные математические понятия, которые кажутся искусственными построениями человеческого ума, оказываются принципиально важными для различных областей науки. Интересно то, что сама наука не может дать объяснения этому феномену.

В своем известном эссе «Непостижимая эффективность математики в естественных науках»(1960 г.), Е. Вигнер, лауреат Нобелевской премии по физике, писал, что чрезвычайная полезность математики в естественных науках как нечто сверхъестественное, загадочное и неподдающееся рациональному объяснению может быть отнесено «к ведомству» веры.

Другой лауреат Нобелевской премии по физике Поль Дирак даже принял красоту математических уравнений за их основное достоинство. Он писал: «…Более важной является стройность какого-нибудь уравнения, а не соответствие его эксперименту…По-видимому, для достижения успеха наиболее важным является красота уравнения, а также обладание правильной интуицией».

В приведенных высказываниях известных ученых указывается на то, какую большую роль играет в науке вера. Поэтому не совсем корректно говорить, что наука не имеет ничего общего с верой, а религия ничего общего с фактами.

Для верующего человека не совсем понятно, почему Вигнер говорит, что не существует рационального объяснения познаваемости мира. Верующему в Бога человеку как раз понятно, что причина познаваемости лежит в природе Высшей Рациональности: как реальный мир, так и математика восходят к Божественному разуму, который сотворил и Вселенную, и человеческое сознание в ней. Ну, прямо таки «меня цитируют». Вот и говорите после этого, что идеи не витают в воздухе. Читаем дальше: «Почти все великие философы-классики Платон, Аристотель, Декарт, Лейбниц, Спиноза, Кант, Гегель, Локк, Беркли усматривали происхождение Вселенной в трансцендентной реальности. Они придерживались разных взглядов на эту реальность, но то, что наш мир не может быть объяснен из самого себя, и то, что он требует Объяснения, которое ему внеположено, не вызывало у них сомнений».(Кейт Уорд, философ)

Следующим фактором является наблюдаемая учеными гармония мира. Перед учеными Вселенная предстает как поразительным образом сбалансированный механизм, способный поддерживать жизнь.

Новейшие исследования показывают, что значения многих фундаментальных физических констант, начиная с энергетических уровней атома углерода и кончая скоростью расширения Вселенной, находятся в рамках необходимых для существования жизни.

Так, например, будь ядерное взаимодействие на 2% слабее, то Вселенная состояла бы только из водорода, в ядре которого один протон и нет нейтронов. Будь оно сильнее на 0,3%, то существовали бы только тяжелые элементы, а водорода не было бы вовсе.

Сдвиг на доли процентов силы электромагнитного взаимодействия в любую сторону делал бы невозможным возникновение всего разнообразия химических соединений молекул.

Слабое взаимодействие, кроме всего прочего, обеспечивает скорость радиоактивного распада. Оно должно быть очень точно сбалансировано, иначе жизненно необходимые элементы, которые возникли в глубине сверхбольших звезд, никогда не достигли бы Земли.

Наконец, гравитационное взаимодействие обеспечивает время развития и жизни звезд вообще. Будь оно сильнее, звезды сгорали бы слишком быстро, так что производство элементов, необходимых для жизни, было бы невозможно. При более слабой гравитации температура звезд была бы недостаточной для производства элементов более тяжелых, чем водород и гелий.

Математик и астроном, профессор Фред Хойл обнаружил, что значения энергии основного состояния гелия, бериллия, углерода и кислорода должны соответствовать друг другу. Если бы они колебались в масштабе 3-4% в любую сторону, то жизнь во Вселенной была бы невозможной. Хойл пришел к выводу о том, что складывается впечатление, что «сверхразум жонглировал с физикой, а также с химией и биологией» и что «в природе не существует слепых сил, которые заслуживали бы обсуждения».

Физик-теоретик Пол Девис, рассуждая о соотношении между сильным ядерным взаимодействием и электромагнитным, говорит, что если бы оно отличалось от имеющегося на одну десятиквадрильонную (10-13), звезды не смогли бы образоваться. Чтобы мог образоваться мир, подобный нашему, необходим баланс между силой притяжения и слабым ядерным взаимодействием с точностью 10-40.

Если бы через 10-43 секунды после возникновения Вселенной (так называемое Планковское время) соотношение сил расширения и сжатия изменилось бы на 10-55, то это вызвало бы либо слишком быстрое расширение Вселенной без образования галактик, либо слишком медленное, с последующим быстрым коллапсом.

Столкнувшись с множеством подобных примеров гармоничной организации вселенной, мы, вероятно, согласимся с высказыванием Пола Девиса: «Кажется, что для создания Вселенной кто-то привел все количественные параметры Вселенной в соответствие друг с другом… Все это производит грандиозное впечатление замысла».

Что касается необходимых условий возникновения жизни на земле, астрофизик Хью Росс указывает на 33 параметра, которые должны выполняться, чтобы жизнь на Земле существовала. Он так же делает приблизительный, но в то же время осторожный подсчет, согласно которому оказывается, что вероятность существования Вселенной составляет 10-30.

Подобных фактов не только в физике, но и в биологии настолько много, что приходится сделать практически неизбежный вывод:

  • рациональная познаваемость мира с огромной степенью вероятности показывает, что за Вселенной стоит Высший Разум, который её задумал и создал, Разум, с которым сознание человека связано

  • точность и упорядоченность Вселенной указывает на то, что нам суждено в Ней быть, что этот мир в момент своего рождения предполагал наше появление в нем. Этот мир действительно, а не по случайности, является нашим домом.

Итак, наука не только не выступает против взглядов религии, но, хоть и косвенно, во многих вопросах стоит на стороне религии, подтверждая её представления о возникновении и развитии нашей Вселенной, а именно её Божественное происхождение.

Когда я читаю начало Евангелия от Иоанна: «В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО…», лично у меня всегда одна ассоциация – я вижу Большой Взрыв.

Теперь рассмотрим отношение религии к науке. Может быть, действительно религиозное мировоззрение противостоит науке, знанию, прогрессу?

Исходя из широкого понимания науки, правомерно говорить о религии как об одной из форм «духовного производства» человека. Имея свои постулаты (бытие Бога, бессмертие души), особый метод познания (духовно-нравственное совершенствование личности), свои критерии в различении истины от заблуждения (соответствие индивидуального духовного опыта единству опыта святых как компетентнейших «инженеров» душ человеческих), свою цель (познание Бога и достижение вечной в Нем жизни – обожение), религия структурно оказывается не отличающейся от естественных наук. Особенно существенное сходство ее с эмпирическими науками наблюдается в необходимости правильного опыта для получения достоверного знания в процессе познания. Неслучайно, «академики» Православной Церкви – великие святые, правильную (праведную) религиозную жизнь называли «наукой наук».

Однако религия, как опытная наука, представляет собой в то же время замечательное исключение в ряду всех эмпирических наук: религия-наука в отличие от естествознания, является мировоззрением в полном смысле этого слова. И вот почему.

Если естествознание не может служить базой для построения мировоззрения (религиозного или атеистического), то религия-наука, опытно подтверждает бытие Бога, души, Мира сверхчувственного, становится научным фундаментом религиозного мировоззрения. В этом смысле религия является действительно научным мировоззрением – в отличие от всех других: атеистического, агностического, материалистического, остающихся всегда лишь верой.

В то же время религиозное мировоззрение, в частности, православное, в принципе не может иметь противоречий с естественными науками и тем более противостоять им, поскольку оно не включает в себя ни их законы и теории, ни конкретные детали знания материального мира. Оно остается неизменным независимо от того, что утверждает наука сегодня и к чему придет завтра.

А тот факт, что многие церковнослужители были одновременно великими учеными (например, Коперник, св. митрополит Московский Иннокентий (Вениаминов), аббат Мендель, Священник Павел Флоренский, патер Шмидт, архиепископ Лука Войно-Ясенецкий, аббат Леметр и многие другие) красноречиво свидетельствует о лживости самой идеи борьбы с наукой.

Правда, в качестве доказательства приводят факты притеснения, и даже казни отдельных ученых Католической церковью в средние века. Однако осуждению подвергалось ничтожное число ученых – и не столько за их научные взгляды, сколько за догматические и нравственные отступления от католической веры. Например, Джордано Бруно объявил себя «учителем более совершенного богословия, сыном неба и земли». Далее все эти примеры относятся к поврежденной Церкви – Католической. Наконец, боролась в средневековье не столько религия с наукой, сколько старые научные представления и представители с новыми, используя религию. Но данная борьба происходит и сейчас между представителями в самой науке. Разве Лавуазье не называл антинаучными «камни падающие с неба» - метеориты. Если посмотреть непредвзято на мир, окружающий нас сегодня, мы увидим, что весь он состоит из того, что в свое время самими учеными так или иначе было признано ложным:

- астроном, профессор С. Ньюком математически доказал невозможность создания летательного аппарата тяжелее воздуха,

- Г. Герц утверждал, что практическое использование радиоволн невозможно,

- военные эксперты США утверждали, что создание атомной бомбы невозможно принципиально

- Н. Бор считал практическое использование ядерной энергии маловероятным

- вопреки известному французскому философу О. Конту, сегодня мы изучаем химический состав небесных тел (звезд, в том числе)

- в течение тридцати лет после открытия плазмы, ученый мир упорно отказывал плазме в праве на существование. Теперь же известно, что 99% всей материи Вселенной именно находится в этом состоянии

- открытие Пастера было отвергнуто Академией медицины

- открытие рентгеновских лучей было встречено насмешками

- Французская Академия наук долгое время отвергала существование ископаемого человека, а находки каменных орудий принимала за «игру природы».

Список можно продолжать. Список анафем и запретов, провозглашаемых со стороны науки. В лучшем случае это происходило от инертности мышления, когда, говоря словами А. Шопенгауэра, «каждый принимает конец своего кругозора за конец света».

Сегодня, с опозданием на века и десятилетия, мы ставим памятники тем, кто некогда был объектом этих «анафем и отлучений». Мы можем вспомнить самые страшные гонения на науку вообще и на её представителей в СССР со стороны отнюдь не религии, а именно атеистической власти. Таким образом, должно быть совершенно ясно, что причины этих гонений лежат не в христианстве, тем более не в Православии, а во зле страстей человеческих, в том порожденном ими фанатизме, который всегда противоборствует всему истинному и живому.

Итак, значение веры в религии столь велико, что саму религию часто называют просто верой. Это справедливо, но не более, чем в отношении любой другой области знания. Но мы должны понимать, что для человека путь к знанию не может открываться по другому, но только через веру родителям, учителю, книге. Вы можете себе представить воспитание ребенка, только на основе точных математических выкладок и безупречных доказательств? «Деточка, не ешь бяку, а то уравнение обмена веществ не сойдется». И только последующий опыт может утвердить, или, наоборот, ослабить, в нас веру в правильность полученной информации. Вера и знание, таким образом, становятся единым целым. Так происходит рост человека в науке, искусстве, экономике, политике…

Столь же необходима человеку вера и в религии. Она является выражением духовных устремлений человека, его исканий и часто начинается с доверия тем, кто уже имеет в ней соответствующий опыт и знания. Лишь постепенно, с приобретением собственного религиозного опыта, у человека появляется знание, которое возрастает и еще более укрепляет его в вере, при правильной духовной и нравственной жизни, по мере очищения сердца от страстей. Как сказал один из великих святых: «Душа видит истину Божию по силе жития».

Христианин на этом пути может достичь такого познания Бога (и существа тварного мира), когда его вера срастворяется со знанием и он становится «один дух с Господом».

Таким образом, как во всех естественных науках, вера предваряет знание, и опыт подтверждает веру, так и в религии вера, исходя из глубокого интуитивного чувства Бога, приобретает свою силу только в непосредственном личном опыте Его познания. И только вера в небытие Бога, во всех своих мировоззренческих вариантах, остается не только не оправданной в опыте, но и находящейся в вопиющем противоречии с великим религиозным опытом всех времен и народов.


Некоторые выводы


«Религия и наука – это две принципиально разные области человеческой жизнедеятельности. У них разные исходные посылки, разные цели, задачи, методы. Эти сферы могут соприкасаться, пересекаться, но, как видим, не опровергать одна другую. В то же время христианство исповедует двусоставность человеческого существа, нераздельное единство в нем духовной и физической природ. Обе они отвечают Божественному замыслу о человеке, и только гармоничная взаимосвязь их деятельности обеспечивает нормальный характер жизни человека. Такая жизнь предполагает и «хлеб» научно-технического развития для тела, и дух религиозной жизни – для души. Однако руководящим для человека всегда должно оставаться его нравственно-разумное, духовное начало.

Христианство видит в науке одно из средств познания Бога (Рим. 1, 19-20), Но в первую очередь оно рассматривает её как естественный инструмент этой жизни, которым, однако, пользоваться нужно очень осмотрительно. Христианство отрицательно относится к тому, когда этот обоюдоострый и страшный по своей силе меч действует независимо от нравственных принципов Евангелия. Такая «свобода»

извращает само назначение науки – служить благу и только благу человека, как гласит известная клятва Гиппократа – «Не навреди!».

Развиваясь же независимо от духовных и нравственных принципов христианства, утратив идею Бога-Любви как Верховного принципа бытия и высшего критерия истины и в то же время открывая огромные силы воздействия на окружающий мир и на самого человека, наука легко становится орудием разрушения и из послушного инструмента своего творца превращается в его властителя и убийцу. Современные достижения в области физики элементарных частиц, микробиологии, медицины, военной и промышленной техники убедительно свидетельствуют о реальной возможности такого трагического финала.

Церковь, изначально получившая Откровение о конечной катастрофе, если человечество не покается в своем материализме, вновь и вновь напоминает: «Ум должен соблюдать меру познания, чтобы не погибнуть» (св. Каллист Катафигиот). Этой мерой в данном случае являются евангельские принципы жизни, которые служат фундаментом для такого воспитания человека науки, при котором он, познавая мир, никогда не смог бы открывающиеся ему знания и силы использовать во зло». (А. И. Осипов)


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Я подхожу к самому ответственному моменту в той работе, которую я выбрал для себя, решив написать реферат-эссе для процедуры получения высшего разряда в существующей квалификационной системе, разработанной для учителей. (Ужас, как звучит фразочка). Ответственность эта заключается в том, что, затрагивая сложнейший вопрос взаимоотношений науки и религии, а также вопрос воспитания на основе и науки, и религии основ мировоззрения, столь необходимых современному человеку для понимания им своего истинного положения в сложном современном мире, вопрос формирования идеалов, представлений о смысле жизни, формирования некоторых нравственных и моральных устоев, без которых жизнь человека превращается в бессмысленный, краткий миг кошмара, страха и суеты. Который особенно осознается каждым человеком к финалу своей жизни, когда он задается вопросом: «А что я делал здесь, на этой Земле?», как восклицал Сергей Есенин: «Жизнь моя, иль ты приснилась мне?». «И что меня ждет за этим видимым финалом моего пребывания здесь? Небытие? Смерть абсолютная – вечное ничто, вечное никогда и вечное нигде? Или новая дорога неведомой жизни, но как каждая дорога манящая прекрасными дарами познания красоты, любви и добра?» Итак, поднимая эти вопросы, я должен осознавать, что мои слова, мои представления так или иначе будут влиять на сознание других людей, и главное на сознание детей. Имею ли я на это право? Могу ли я вообще брать на себя такую ответственность? Верую ли я сам в то, к чему призываю? И вот к какому выводу для себя я прихожу: мой разум ответить на эти вопросы не может по тем причинам, которые довольно подробно изложены в данной работе. Тогда я спрашиваю себя, к чему и к кому я могу обратиться еще, кроме разума. Из чего я еще состою, кроме разума, кроме желаний тела – голода, страхов, болезней. Что еще во мне есть ценного, что удерживает меня в желании жить, дышать, видеть, говорить? И я нахожу то, что осталось от меня, кроме всего перечисленного. Это мое детство, самое лучшее детство на свете. На все лето меня отправляли в деревню – самый красивый, самый добрый, самый теплый уголок в России и на всем свете. Это любовь моих бабушек, самых невероятных по святости этой любви, потерявших своих мужей, которые погибли на войне, всю жизнь работавших, поднявших детей, ни разу в жизни ни на что не жаловавшихся, но смеющихся и улыбающихся, и готовивших самые вкусные пирожки и лепешки, ни разу не крикнувших на меня, ни разу не ударивших. Это любовь моих родителей, которые, собственно, и есть мое истинное «Я», ибо, я знаю – все что я переживал и сейчас переживаю, будь то радость или боль, - переживают и они. Это мои любимые и мои друзья самые преданные, чуткие, понимающие, самые порядочные, не говоря уже о том, что все талантливы и красивы, дай Бог каждому. Это мои дети, на которых я кричу, но в каждого прорастаю своими знаниями и своим неравнодушием к ним. Это красота мира, которую я не в состоянии описать, но которую могу вдыхать глазами. Так вот я себя спрашиваю, готов ли я все это променять на абсолютное небытие? И отвечаю – НЕТ, НЕ ГОТОВ! Ни за какие доказательства, ни за какие свободы. Если мне докажут как дважды два, что Бога нет, что все дозволено, что необходимо стяжать только богатства чувственные и материальные, наверное, мне останется только пожать плечами. Но только, кто же мне это может доказать, когда я все равно не поверю, хоть оно растрижды раздоказательство. Что я, Малевич что ли? И вот что я окончательно для себя понимаю, вера в Бога не требует

доказательств, вера в Бога основывается на очень простой и совершенно очевидной целесообразности – пока есть вера в Бога-Любовь, - мир и человечество в нем будет существовать, когда веру выкорчуют, то мир неминуемо погибнет, и обратится в небытие, ибо закон любви и есть тот универсальный цемент Вселенной, который обеспечивает её целостность и жизнеспособность.

И еще одна простая целесообразность того, что человеку необходимо учиться этой вере – Человек освобождается от всякого рода условностей, если безоговорочно принимает всего одну условность – Господа нашего Иисуса Христа, как непреложный закон нравственного бытия Человека. Другой защиты человеку ни наука, ни философия, ни психология дать не могут. Впрочем, все-таки одна альтернатива есть – перестать быть человеком. Это тоже технологически довольно не сложно – надо только разрешить себе не быть им. И очень многие этому уже научились или довольно успешно учатся. Тут важен первый шаг, но такой, чтобы обратно дороги уже не было, например - из политических соображений сбросить на Хиросиму атомную бомбу, и разом вычеркнуть из жизни сто сорок тысяч человек, или научиться устраивать ток-шоу для ста миллионов зрителей стыдливо назвав его «Про это». Хорошо так же заразить страну наркотой, развратом, морем детского пива, с поэтическим названием «Клинское». Вообще, в этом смысле хорошо все, что изымает душу. Ну вот, с чего начал – тем и заканчиваю. Извините.






Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 27 сентября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru

Краткое описание документа:


ВВЕДЕНИЕ

 

 

Последние несколько лет в прессе и в обществе с нарастающим ожесточением идет дискуссия по вопросу преподавании в общеобразовательных светских учреждениях предметов религиозного характера. Может быть, моя работа не окажет достаточного влияния на решение данного спора, да и затевалась она не в связи с происходящей дискуссией. Однако мне показалось необходимым выразить и свою точку зрения, тем более что я имею слишком свежий опыт первого соприкосновения с православной культурой, при том, что я занимаюсь преподавательской деятельностью вот уже почти двадцать лет. В свое время я интересовался не только философией, но и вопросами религии, особенно меня влекли столь модные религиозные и теософские течения, родившиеся на Востоке, хотя многие не без влияния Запада. Природное неприятие всего, что связано с религиозным фанатизмом, и некое внутреннее сомнение при виде многих слишком увлекающихся людей всякого рода оккультными чудесами уберегли меня от общения с какими-либо сектами.  Однако я имею некоторый опыт наблюдений за людьми такого рода, которые довольно страстно увлекались практикой различных медитаций, каких-либо других попыток проникновения в собственное подсознание или подсознание других людей. К сожалению, эти наблюдения чаще всего неутешительны. Я знаю очень много подобных «практикантов», которые рано или поздно оказывались под наблюдением психиатров с диагнозами расстройств или существенных деформаций собственной психической деятельности. Молодое поколение лишено информации о действительной деятельности и целях всех многочисленных современных сектантских  групп. При этом не имея никакого представления о вопросах истории религии, сущности религиозной жизни, не имея представлений мировоззренческого характера, не получая в современной школе какого-либо воспитания – идейного, духовного, нравственного, но при этом испытывая тягу к вопросам смысла бытия вообще и смысла своей собственной жизни, оказывается в плену талантливых манипуляторов. Но эти манипуляторы как раз-то и имеют великолепные знания в области психиатрии, истории, религии, философии. И именно по этой причине наши дети становятся скинхедами, кришнаитами, членами скрытых и явных дьяволопоклоннических сект и групп. Складывается впечатление, что само государство попустительствует такому положению вещей, с одной стороны, всеми силами не допуская в образование предметов мировоззренческого и религиозного характера, а с другой стороны, ликвидировав цензурные заслоны в средствах массовой информации. Я понимаю, что взрослым не интересно смотреть молодежные передачи, или молодежные телеканалы, или журнал для подростков  «Кул». Однако поинтересуйтесь внутренним миром наших детей. У меня лично складывается впечатление, что реализовывается некая цель: создать слабое в духовном отношении поколение, оторванное от каких либо идеалов вообще, кроме одного – идеала потребления, идеала непрерывного удовольствия, идеала «яркой», «красивой» жизни. И этот идеал внедряется в подсознание человека с самого раннего детства. Ярчайший тому пример – беспрецедентно популярная куколка Барби, заброшенная в детскую комнату ребенка, как только он начал говорить. Всем своим «прекрасным» видом на протяжении всего детства она будет говорить ребенку: «Я твой идеал, посмотри какая я красивая, нет, я не просто красивая, а невероятно  привлекательная, каждый захочет со мной дружить. Вдруг ты не будешь такой, как я? Вот будет трагедия всей твоей жизни. Будь как я. Мечтай об этом, всем жертвуй ради этого».

Человек существо не только разумное, не только эмоциональное. Человек еще к тому же существо и внушаемое. Практически, используя современные средства массовой информации и новейшие технологии психологической обработки, из человека можно «лепить» существо с любыми, наперед заданными свойствами. Видимо кого-то устраивает идеал Алибасова, Моисеева, Сердючки, Агузаровой, Ханги, новоиспеченных картонных Звезд с одноименной фабрики.

Мне хотелось бы верить, что человек, кроме всего прочего, еще и существо, созданное по образу и подобию Божьему. И именно поэтому я и попытался через данную работу отдать свой голос в пользу необходимости воспитания в школе через православие. 

Общая информация

Номер материала: 155951

Похожие материалы

2017 год объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации. Министерство образования и науки рекомендует в 2017/2018 учебном году включать в программы воспитания и социализации образовательные события, приуроченные к году экологии.

Учителям 1-11 классов и воспитателям дошкольных ОУ вместе с ребятами рекомендуем принять участие в международном конкурсе «Законы экологии», приуроченном к году экологии. Участники конкурса проверят свои знания правил поведения на природе, узнают интересные факты о животных и растениях, занесённых в Красную книгу России. Все ученики будут награждены красочными наградными материалами, а учителя получат бесплатные свидетельства о подготовке участников и призёров международного конкурса.

Конкурс "Законы экологии"