Инфоурок / Русский язык / Другие методич. материалы / Анализ главы из романа "Братья Карамазовы"
Обращаем Ваше внимание: Министерство образования и науки рекомендует в 2017/2018 учебном году включать в программы воспитания и социализации образовательные события, приуроченные к году экологии (2017 год объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации).

Учителям 1-11 классов и воспитателям дошкольных ОУ вместе с ребятами рекомендуем принять участие в международном конкурсе «Законы экологии», приуроченном к году экологии. Участники конкурса проверят свои знания правил поведения на природе, узнают интересные факты о животных и растениях, занесённых в Красную книгу России. Все ученики будут награждены красочными наградными материалами, а учителя получат бесплатные свидетельства о подготовке участников и призёров международного конкурса.

ПРИЁМ ЗАЯВОК ТОЛЬКО ДО 21 ОКТЯБРЯ!

Конкурс "Законы экологии"

Анализ главы из романа "Братья Карамазовы"

библиотека
материалов




Анализ главы VIII «Третье, и последнее, свидание со Смердяковым» (роман “Братья Карамазовы”) .





План


Введение 2

Аналитическая часть 3

Заключение 7

Библиографический список 8














Введение

Рассматриваемое в главе 8 явление, проходящее красной нитью через весь роман «Братьев Карамазовых», - нигилизм. Он широко отражен в философии всего 20 века. Ни один нигилист не видит в отрицании ничего, кроме средства к достижению высшей цели. Воля в нигилистическом сознании, как говорил сам Достоевский, "ближе всего к ничто, самые уверенные ближе всего к самым нигилистичным." Конечная цель радикального нигилизма есть уничтожение человечества. Но он ведет людей с завязанными глазами, чтобы они в пути были немножко счастливы, - в этом своего рода извращенная человечность.

Целями исследования главы 8 «Третье, и последнее, свидание со Смердяковым» романа “Братья Карамазовы” является всестороннее проведение литературоведческого анализа данной главы, определение основных сюжетных линий главы, ее связи с общей темой романа и главной мысли, которую заложил Ф.М. Достоевский при написании данного произведения. Задачами моей работы выступают:

  • определить роль Смердякова в данной главе, выявить его действия и их последствия;

  • сравнить третье свидание со Смердяковым в свете первых двух свиданий;

  • выяснить посыл автора произведения своему читателю в данной главе;

  • определить степень и роль других персонажей в главе 8;

  • установить сюжетную связь главы 8 с другими главами романа и произведением в целом;

понять, меняется ли позиция главного героя романа (Ивана Карамазова) в данной конкретной главе;

- дать оценку диалогу Ивана со Смердяковым и некоторые другие.

При изучении главы 8 я буду пользоваться методами анализа и синтеза, сравнения, моделирования некоторыми другими.

Кроме того, помимо самого текста произведения «Братья Карамазовы», я буду обращаться к описаниям критиков и рецензентам романа, авторитетным мнениям современников и публицистическим заметкам по данной теме.


Аналитическая часть.


Роман “Братья Карамазовы” создан по законам философской прозы, в нем доминирует этическая мысль, сюжетно - композиционная система подчинена не только логике раскрытия характеров, но и логике испытания. Достоевский часто прибегает к помощи посредников, первостепенно значение у него имеет сама психологическая ситуация, которую переживает герой, ее нравственный смысл и итоги.

В главе «Третье, и последнее, свидание со Смердяковым» формула «всё позволено» вновь повторяется дважды, подчеркивая композиционную значимость этой части романа. Она является способом переплетения, сцепления сюжетов «внутреннего» и «внешнего». Именно здесь Смердяков признается в убийстве отца. В рамках сюжета «внешнего» - это кульминационная сцена. Одновременно обнаруживается, точнее, раскрывается косвенное участие Ивана Карамазова в совершенном злодеянии. Это уже относится к внутреннему сюжету. «Всё тогда смелы были-с, - дивится Смердяков, — "всё, дескать, позволено", говорили-с, а теперь вот как испугались!» «Всё позволено". Это вы вправду меня учили-с, — добавляет он, — ибо много вы мне тогда этого говорили: ибо коли Бога бесконечного нет, то нет и никакой добродетели, да и не надобно ее тогда вовсе. Это вы вправду. Так я рассудил»1. Повтор формулы «если Бога нет, нет и бессмертия, значит, всё позволено» выступает в романе и как композиционный принцип.

В тексте «Братьев Карамазовых» выделено две центральные в развитии «внутреннего» сюжета композиционные части. Это идеологический зачин — сцена встречи в келье старца Зосимы, где впервые развернуто ставится религиозно-философская проблематика — и идеологическая развязка (сцена с Чертом), подводящая итоговую оценку как личности, так и мировоззрения Ивана. В то же время этот повтор является средством сцепления и соединения сюжетов «внешнего» и «внутреннего», композиционно выделяя кульминационно значимую часть романа — главу «Третье, и последнее, свидание со Смердяковым».

В главе 8 «Третье и последнее свидание со Смердяковым», да и в романе в целом Достоевский показал каждого человека от природы злобным и греховным. Трагизм мыслящих героев писателя в том, что, переживая разлад с окружающим обществом, они несут в себе сами груз порожденных ими ложных идей и иллюзий. Бунт своим источником имеет противоречия окружающего общества, его разновидность. Достоевский же всей нитью романа пытается показать, к чему приводит отрицание Бога, бунт против него и установление своих ценностей. Сразу же после беседы с Алешей (подсознательным "положительным" двойником) Иван встречается со Смердяковым. (воплощением его идей и чаяний) Он является как бы "чертом" во плоти перед появлением настоящей нечистой силы. Однако, будучи гнусным, мерзким подлецом, низким существом, с недалекими помыслами, в разговоре с Иваном Карамзиным в данной главе (когда он сознается в убийстве в одиночку отца), Смердяков, напротив, выступает хорошим психологом, кажется рассчетливым, умным, сильным, волевым человеком:

Я тут схватил это самое пресс-папье чугунное, на столе у них, помните-с, фунта три ведь в нем будет, размахнулся, да сзади его в самое темя углом. Не крикнул даже. Только вниз вдруг осел, а я в другой раз и в третий. На третьем-то почувствовал, что проломил. Они вдруг навзничь и повалились, лицом кверху, все-то в крови”2. Смердяков уверенно и твердо овладевает волей Ивана, т.е. придает этой воле конкретные формы определенного волеизъявления. Внутренние реплики Ивана через Смердякова превращаются из желания в дело. После убийства диалоги совсем другие. Здесь Достоевский заставляет Ивана узнавать постепенно, сначала смутно и двусмысленно, потом ясно и отчетливо свою скрытую волю в другом человеке. Смердяков, оказывается, был исполнителем его воли, "слугой Личардой верным." Смердяков сначала не понимал, что голос, сознание Ивана раздвоены и что убедительный и уверенный тон его, служит для убеждения себя самого. Не понимает Ивана Смердяков в том, что он только желает убийства, но сам бы никогда его не совершил. Через черта все бессознательное, давно накапливаемое, вырывается наружу из Ивана:

А что ж, убейте-с. Убейте теперь, — вдруг странно проговорил Смердяков, странно смотря на Ивана. — Не посмеете и этого-с, — прибавил он, горько усмехнувшись, — ничего не посмеете, прежний смелый человек-с!”3

Каждый человек по своей природе полярен, тяготеет к злу и добру одновременно. Раздвоенность, считал Достоевский, "самая обыкновенная черта у людей", потому он и использует этот прием в показе большого сознания Ивана.

Достоевский избегает рационалистической отвлеченности в изображении психологии героев, представляет нам их в бытовом или физическом выражении. Психологизм Достоевского, считает Осмоловский, предметен, он широко использует диалог, вместо описания и внутренних монологов. Именно поэтому Иван все время вступает в диалоги с остальными героями:

Не надо мне их вовсе-с, — дрожащим голосом проговорил Смердяков, махнув рукой. — Была такая прежняя мысль-с, что с такими деньгами жизнь начну, в Москве али пуще того за границей, такая мечта была-с, а пуще всё потому, что «всё позволено». Это вы вправду меня учили-с, ибо много вы мне тогда этого говорили: ибо коли бога бесконечного нет, то и нет никакой добродетели, да и не надобно ее тогда вовсе. Это вы вправду. Так я и рассудил”4.

Таким образом, Достоевский сознательно пытался донести до людей, что человек (в нашем случае в образе Ивана Карамзина), который на своем нравственном недуге и безумии основывает свое право действовать и переделывать мир по-своему, такой человек по самому существу своему есть убийца. Он считает себя сильным, но он во власти чужих сил, он гордится своею свободою, но он раб внешности и случайности. Такой человек может исцелиться лишь сделав первый шаг - почувствовать свою неволю. Но это лишь первый шаг. А второй - признать Сущее Добро над собою.

Приведение деталей, таких как описание погоды (сильная метель), предметов интерьера комнаты Ивана Карамазова (появился диван из красного дерева, исчезла лавка, на столе новая божественная книга) портретов (желтый цвет лица, осунувшийся изможденный вид героя, впалые щеки, уставшие глаза Ивана) способствуют более наглядному пониманию внешней и внутренней обстановки, в которой происходили анализируемые мной события. Детали, на первый взгляд, отвлеченные от существа романа и уводящие читателя от постижения его смысла, на самом деле, как нельзя кстати, способствуют комплексному восприятию происходящего, оценивая взаимосвязь настроения, мыслей и чувств людей с природными пейзажами и предметами быта.


Заключение


Цели и задачи, поставленные мной в начале исследования главы 8, достигнуты. Мной изучен образ действий Смердякова и его оппонента в диалоге – Ивана Карамазова в данной главе. На основе диалогов сделаны выводы о закономерностях поведения обоих персонажей. Кроме того, установлена связь поведения Ивана с предыдущими встречами со Смердяковым и особенности последней, в которой он узнает от него об убийстве своего отца. Именно Смердяков открывает глаза Ивану на всю его жалкость и беспомощность, на трусость и сидящий глубоко внутри его «бунт», боящийся излиться наружу, а потому, постоянно прикрываемый действиями и поступками других людей, выступающих практически от лица Карамазова.

Образ Ивана Карамазова в романе "Братья Карамазовы" Ф.М. Достоевского отображает философию "бунтующего человека." Их трех тезисов Ивана - бытие бессмысленно, Бога нет, бессмертия нет - непосредственно следует мысль о невозможности объективного нравственного закона. Четкое следствие из всего этого звучит буквально: "Все дозволено!" Он отвергает не только Бога, но как следствие мир, смысл всего существующего, он по своему усмотрению выводит новые ценности, взамен отрицанию и разрушению старых.

Достоевский показывает в романе, что бунт ведет к крушению личности (Ивана Карамазова), к тому, что человек перестает различать добро и зло. Бунт есть не свобода, а рабство. Ибо человек только тогда и именно в нравственном смысле свободен, когда его воля обращена к добру.

Достоевский в анализируемой главе беспощадно обнажил злящую бездну небытия, но при этом не приводит никакого рационального и утешающего для героя решения, ни обрывков абсурдной парадоксальной веры, близкой к отчаянию, не снимающей угрозу; он не предлагает власть, силу и здоровье, в которых у человека по прежнему просвечивают все тоже бессилие, слабость и болезнь. Он предлагает душе единственное, что он может дать ей как ответ: Христос - это Бог; и указывает ей на светлую внутреннюю силу, способную преодолеть и погасить любую тьму, любую бессмысленность, любую вину. "Достоевский вскрыл сатанинские глубины зла в человеке и показал, что спасение от зла возможно не иначе как при благодатном содействии Господа Бога"5.


Библиографический список


  1. Бердяев Н.Н. О назначении человека. - М.: Республика, 1993, - 382 с.

  2. Достоевский Ф.М. Роман «Братья Карамазовы». Текст произведения. Ч. 4 кн. 11. Эл. ресурс http://ilibrary.ru.

  3. Кэнноскэ Накамура. Словарь персонажей произведений Ф. М. Достоевского. — Санкт-Петербург: Гиперион, 2011. — 400 с. 

  4. Лосский Н.О. Условия абсолютного добра. - М.: Политиздат, 1991.- 350 c.

  5. Осмоловский О.Н. Достоевский и русский психологический роман - Кишинев; 1981.

  6. Соловьев Вл.С.: Три речи о памяти Достоевского.// Сочинение в двух томах. т.2. - М.: Мысль. 1990., - С. 112.

  7. Фридлендер Г. Достоевский и мировая литература. - Л., 1985.

1Достоевский Ф.М. Роман «Братья Карамазовы». Текст произведения. Ч. 4 кн. 11. Эл. ресурс http://ilibrary.ru.

2Достоевский Ф.М. Роман «Братья Карамазовы». Текст произведения. Ч. 4 кн. 11. Эл. ресурс http://ilibrary.ru.

3Достоевский Ф.М. Роман «Братья Карамазовы». Текст произведения. Ч. 4 кн. 11. Эл. ресурс http://ilibrary.ru.


4 Достоевский Ф.М. Роман «Братья Карамазовы». Текст произведения. Ч. 4 кн. 11. Эл. ресурс http://ilibrary.ru.

5 Лосский Н.О. Условия абсолютного добра. - М.: Политиздат, 1991.- C. 309.

7



Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 25 октября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru

Общая информация

Номер материала: ДБ-084485

Похожие материалы