Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015

Опубликуйте свой материал в официальном Печатном сборнике методических разработок проекта «Инфоурок»

(с присвоением ISBN)

Выберите любой материал на Вашем учительском сайте или загрузите новый

Оформите заявку на публикацию в сборник(займет не более 3 минут)

+

Получите свой экземпляр сборника и свидетельство о публикации в нем

Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Информационно-художественный альманах "Вдохновение". Выпуск 3
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Информационно-художественный альманах "Вдохновение". Выпуск 3

библиотека
материалов


Областное государственное образовательное учреждение

среднего профессионального образования

«Ангарский педагогический колледж»


ЛИТЕРАТУРНО-ТВОРЧЕСКОЕ

ОБЪЕДИНЕНИЕ

hello_html_m7c46f6e7.jpghello_html_747a6417.gif








Информационно-художественный альманах


«Вдохновение»







Выпуск 3 (январь – июнь 2011 года)




Содержание



От редактора 3

Урок мастерства 4

«Тайны ремесла» 11

Ангарск литературный 15

Интервью с пристрастием 20

Страна Поэзия 23

Путешествие в Прозландию 32

Дискуссионная страничка 37






Редактор, технический редактор Е.Б. Тулаева


Технический редактор Н.В. Кадочникова


Редакционная коллегия Алла Каменских

Анастасия Крылова



























От редактора



Уважаемые читатели!


Вы открыли очередной номер альманаха «Вдохновение». Сегодня рубрика «Урок мастерства» представляет материал о стихотворном размере и о его роли в создании стихотворения. Если возникнет желание, вы сможете потренироваться в определении стихотворного размера и проверить свои решения.

Уже стало традицией сообщать вам о том, что наш альманах развивается, в нём появляются новые рубрики и новые имена. Так, на страницах этого издания теперь мы будем рассказывать не только о теоретических основах рождения стихотворных или прозаических произведений, но и открывать творческие мастерские художников слова. Для этого введена новая рубрика «Тайны ремесла», название которой подсказал одноимённый цикл стихотворений А. Ахматовой.

Рубрика «Ангарск литературный» по-прежнему знакомит вас с творчеством ангарчан, которые так или иначе связаны с нашим колледжем. В этом номере мы представляем нашим читателям стихотворения К.В. Синьковского, дочь которого, Алла Каменских, студентка 221 группы, с особым волнением рассказывает о близком ей человеке. В рубрике «Интервью с пристрастием» на вопросы Аллы отвечает автор публикуемых стихотворений Е.Б. Тулаева.

Рубрики «Страна Поэзия» и «Путешествие в Прозландию» предлагают знакомство с творчеством студентов нашего колледжа, которые впервые публикуют свои произведения на страницах альманаха.

В «Дискуссионной страничке» продолжается обсуждение высказываний Т. Бондаренко по поводу стихотворного творчества.

Надеемся, третий номер «Вдохновения» вызовет у вас не менее яркие впечатления, чем предыдущие выпуски. Напоминаем: ваши отзывы и предложения, творческие работы можно приносить в редакцию, публиковать на сайте колледжа. Печатные издания альманаха имеются в читальном зале библиотеки.




Тулаева Елена Борисовна,

руководитель ЛТО «Проба пера»











hello_html_1a1e5d21.jpg

hello_html_m7ca9747d.gif

Что такое стихотворный размер и какую роль он играет в стихосложении?



У В. Маяковского есть такие строки:


Безударный
пуст
слог,

В ударении

дых
титанический.

Презираю
выравненность
строк,
Обожаю
стих
тонический!

Что имел в виду поэт?


Русское народное стихосложение считается тоническим по многим признакам. Что это означает? Народный стих строится чаще всего на равном количестве главных ударений в строках. Так, например, былинный стих имеет обычно три главных ударения в строке:


Со песком вода возмутилася,

В зеленых лугах разливалася,

С крутых гор камни повалилися…


Песенный стих в зависимости от протяженности строк может иметь два, три или четыре главных ударения:


Раскачалась в саду грушица

Перед яблонью кудрявою,

Перед яблонью зеленою.

Расплакалась красна девица

Перед своим родимым тятенькой,

Перед своей родимой маменькой.

Народный стих иногда используется и в книжной словесности («Песня про купца Калашникова» М. Лермонтова). В народном стихе редко бывает рифма. Примером может служить раешный стих. Это свободный стих со смежными рифмами:


Подходите, подходите,

Да карманы берегите.

И глаза протрите!

А вот, извольте видеть, город Рим,

Дворец Ватикан,

Всем дворцам великан!

А вот город Париж,

Как туда приедешь – тотчас угоришь.


В книжной словесности примером использования раешного стиха является «Сказка о попе и работнике его Балде» А. Пушкина, частично – в поэме А. Блока «Двенадцать».


Ярчайшим представителем тонического стихосложения является В. Маяковский. В тоническом стихе сильно ослаблен внутристрочный ритм - не соблюдается ни длина строки, ни размещение ударений. Поэтому стихотворец ВЫНУЖДЕН снабжать стихи громыхающими рифмами и выпирающими аллитерациями, прибегать к специальным типографским приёмам. Например, "лесенка" - вынужденное "приобретение" тонического стихосложения. Стихотворец печатает строку с разрывами, чтобы указать, на какие единицы надо разбивать строку при прочтении (это не всегда можно сделать однозначно). Попробуйте записать стихи Маяковского без лесенки, нормальными строфами, и вы увидите, насколько они поблекнут. Попробуйте прочитать то, что получилось, как нормальные стихи - и вы ужаснётесь! Тот факт, что у Маяковского не нашлось сколько-нибудь достойных последователей, говорит само за себя. Таким стихом можно лишь писать плакаты и лозунги, вещать с трибун.


В книжном же стихосложении с 17 века используется силлабическое (или слоговое) стихосложение. Для него характерно равное (или почти равное) общее количество слогов в строке. Соотношение ударных и безударных слогов значения не имело.

Силлабические стихи были заимствованы у поляков. Такие стихи считаются характерными для языков с неярко выраженным силовым ударением, с ударением, занимающим постоянное место в слове. С установлением силлабо-тонической системы они быстро и тихо, безо всякой борьбы, вымерли. От них осталось только название "вирши". Вначале в нём не было ничего обидного, но сейчас это слово означает неумело написанные стихи. И такое переосмысление даёт ясную оценку силлабической системы применительно к русскому языку.


В середине 18 века благодаря стараниям М. Ломоносова и В. Тредиаковского утвердилась система, характерная для русского языка, соединившая особенности народного и книжного стихосложения – силлабо-тоническая: одновременно упорядочивается общее количество слогов и количество и расположение слогов определённой силы.


Вспомним основные понятия силлабо-тонического стиха.


Ямб - двусложная стопа, в которой ударный слог следует за безударным:


- / - / - / - /

Какая грусть! Конец аллеи

Опять с утра исчез в пыли… (А. Фет)


Хорей – двусложная стопа, в которой безударный слог следует за ударным:


/ - / - / - / -

Мчатся тучи, вьются тучи;

Невидимкою луна… (А. Пушкин)


Точная этимология этих терминов неизвестна. Поскольку ямбические песнопения были неотъемлемой частью праздников плодородия в честь Деметры, термин связывали с именем служанки элевсинского царя Келея Ямбы. Согласно мифу, Ямба развеселила безутешную Деметру, которая повсюду искала дочь Персефону, непристойными стихотворениями. Ямбические песни сопровождались музыкальным инструментом. Хореем. Отсюда и название стихотворного размера. Другое значение хорея – «шест».


Дактиль – трёхсложная стопа с ударением на первом слоге.


/- - /- - /- - /- -

Знаю я сладких четыре отрады.

Первая – радость в сознании жить.

Птицы, и тучи, и призраки - рады,

Рады на миг и для вечности быть. (В. Брюсов)

Амфибрахий – трёхсложная стопа, в которой ударный слог находится между двумя безударными.


- / - - / - - / - - / -

О, милые плуты! Кто часто их видел,

Тот, верю я, любит крестьянских детей… (Н. Некрасов)


Анапест - трёхсложная стопа, в которой два первых слога – безударные, последний – ударный.


- - / - - / - - / - - /

Меж высоких хлебов затерялося

Небогатое наше село. (Н. Некрасов)


Пиррихий – пропуск ударных слогов в двусложных размерах.


- / - / - - - / - /

Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.
(А. Пушкин)


Спондей – лишнее ударение в трёхсложных размерах.


/ / - / - / - /

Швед, русский - колет, рубит, режет.

Бой барабанный, клики, скрежет,

Гром пушек, топот, ржанье, стон,

И смерть, и ад со всех сторон. (А. С. Пушкин)


Цезура - пауза внутри строки. Цезура как ритмический элемент возникает только в стихотворениях с длинными строками. Каждая строка тем самым как бы разбиваются на две подстроки.


К обидам горьким // собственной персоны

Не призывать // участье добрых душ.


Перенос (анжамбеман) – разрываются на две строки словосочетания, обязанные по грамматике или по смыслу стоять рядом друг с другом. Переносы нередко приводят и к искажению восприятия смысла.

Как незаметно потухают

Лучи – и гаснут под конец!


Вскочил Евгений; вспомнил живо

Он прежний ужас; торопливо

Он встал; пошел бродить и вдруг

Остановился – и вокруг

Тихонько стал водить очами… (А. Пушкин)


Анакруза – лишние безударные стопы в начале стиха. Безударные слоги в начале строки до первого ударения.


От боли жизни отрешиться,
но чтоб при этом сердца не лишиться...


Анакрузой называют безударные слоги, предшествующие первым стопам стиха в размере ямба, амфибрахия, анапеста. Сравнительно редко, но поэты ею пользуются. Получается своеобразный рисунок ритма. Угадать, что в стихе есть анакруза, может человек, имеющий навыки в распознавании ритмов стиха. Для этого нужно уловить размер всей строфы в целом, но не какого-то отдельного стиха. А вдруг да в этом стихе есть анакруза? Она и собьет вас с толку, запутает ритм стиха. Чтоб не сбиваться с ритма, поупражняемся в распознавании анакрузы. Для начала прочтем четвертую строфу "Русалки" Лермонтова (она без анакрузы, нам так удобнее):

И там на | подушке | из ярких | песков
Под тенью | густых трост|ников
Спит витязь | добыча | ревнивой | волны,
Спит витязь | чужой сто|роны.

Размер стихов - амфибрахий: четырехстопный для первого и третьего стиха, трехстопный для второго и четвертого. А в седьмой строфе в одном из стихов анакруза!

И шумно | катясь, ко|лебала | река

От||раженны|е в ней об|лака.


Слог от и есть анакруза, т. е. дополнительный безударный слог перед первой стопой амфибрахия, она не сломала размер, а только "прилепилась" спереди к первой стопе. Стихотворение это с затруднённым ритмом, но вполне соответствует авторскому замыслу: ему придана романтическая окраска (неторопливое повествование русалки с жуткими подробностями и наивное её недоумение) - в том и заключается экспрессия стихов, анакруза в них усиливает впечатление от картины. Полагается анакрузу читать и произносить слитно с первой стопой стиха, тогда она образует как бы четырёхсложную стопу. Анакруза выступает здесь как средство художественного, эмоционального воздействия на чувства читателя, а еще более - слушателя.


Вольный стих. Особенность такого стиха - строфы как таковые могут отсутствовать, все строки состоят из произвольного количества стоп. Рассмотрим пример:


Позвольте... видите ль... сначала

Цветистый луг; и я искала

Траву

Какую-то, не вспомню наяву.


В этом примере первые две строки - четырех- , третья - одностопная, а в последней стоп уже пять. Именно такая структура помогла автору выразить: 1, 2 - раздумье, 3 - припоминание, 4 - пояснение. Рифма обязательна в вольном стихе (знать не так уж он и волен). Еще один пример:


Дети любят игрушки.

Так все говорят!

Ну а разве игрушки

Не любят ребят?

Очень любят!

Души в них не чают!

Жаль,

Что это НЕ ВСЕ замечают!.. (Борис Заходер, отрывок из "Песни игрушек")


Очень часто вольный стих встречается в баснях ("Вороне как-то Бог послал кусочек сыра…"), и существует его разновидность - стих смешанный, который отличается тем, что у него чередуются строки различных размеров:

Давно в любви отрады мало:

Без отзыва вздохи, без радости слёзы;

Что было сладко - горько стало,

Осыпались розы, рассеялись грёзы...


В этом примере ямбические четырехстопные строки чередуются с четырехстопными же амфибрахическими. И так как один размер двусложный, а второй - трехсложный - общее количество стоп разнится.


Когда вольных стихов уже не было достаточно, чтобы мастер мог полностью выразить себя в слове, оказалось, что есть еще незадействованные степени свободы - ведь можно же было полностью порвать со всеми правилами традиционных систем стихосложения. И стих вырвался на свободу - он отринул от себя размер, упорядоченные паузы, рифму, отказался от деления на строфы - стал поистине свободным - верлибром.




Тренировочные задания для определения

стихотворного размера



1hello_html_m1e68196e.jpg) Смоленский рынок

Перехожу.

Полет снежинок

Слежу, слежу


2) Шагает демон маленький,

Как некий исполин,

Расхлябанною валенкой

Над безднами судьбин.

Но в самом безразличии,

В бездушье торгаша –

Какой соблазн величия

Пьет жадная душа!


3) Тучки небесные, вечные странники!

Степью лазурною, цепью жемчужною

Мчитесь вы, будто, как я же, изгнанники,

С милого севера в сторону южную. (М. Лермонтов)


4) Однажды, в студеную зимнюю пору

Я из лесу вышел; был сильный мороз.

Гляжу, поднимается медленно в гору

Лошадка, везущая хворосту воз. (Н. Некрасов)


5) Звёзды меркнут и гаснут. В огне облака.

Белый пар по лугам расстилается.

По зеркальной воде, по кудрям лозняка

От зари алый свет разливается. (И. Никитин)


6) Иду во тьме… Таинственно и длинно

Путь стелется, к теплу огней ведя.

7) На севере диком стоит одиноко

На голой вершине сосна.

И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим

Одета, как ризой, она. (М. Лермонтов)


8) Всё таить, чтобы люди забыли,

Как растаявший снег и свечу?

Быть в грядущем лишь горсточкой пыли

Под могильным крестом? Не хочу! (М. Цветаева)


9) Полновесным, благосклонным

Яблоком своим имперским,

Как дитя, играешь, август. (М. Цветаева)


10) И волны теснятся, и мчатся назад,

И снова приходят, и о берег бьют… (М. Лермонтов)


11) Не дорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова. (А. Пушкин)


12) Ты богат - я очень беден;

Ты прозаик - я поэт... (А. Пушкин)


13) Только слышно, на улице где-то

Одинокая бродит гармонь. (М. Исаковский)



hello_html_617c54a2.png




Проверьте себя!





1) Ямб. 2) Ямб. 3) Дактиль. 4) Амфибрахий. 5) Хорей. 6) Ямб.

7) Амфибрахий. 8) Анапест. 9) Хорей. 10) Амфибрахий. 11) Ямб.

12) Хорей. 13) Анапест.




hello_html_m326deda0.gif




«Х. спросил меня, трудно или легко писать стихи. Я ответила: их или кто-то диктует, и тогда – совсем легко, а когда не диктует – просто невозможно».


(Из дневника А. Ахматовой)


hello_html_m41bbd559.jpg



«Тайны ремесла» А.А. Ахматовой


В 1936 году Ахматовой был начат и в течение четверти века создавался цикл «Тайны ремесла», который представляет собой исповедь сердца и проповедь выстраданных эстетических и нравственных заветов.


Главное свойство истинного искусства, по мнению поэтессы, – это связь с реальной жизнью: любой толчок извне может привести в движение поэтическую мысль. Даже самые прозаические картины порой рождают возвышенные настроения:

Когда б вы знали, из какого сора

Растут стихи, не ведая стыда,

Как желтый одуванчик у забора,

Как лопухи и лебеда.


Сердитый окрик, дегтя запах свежий,

Таинственная плесень на стене…

И стих уже звучит, задорен, нежен,

На радость вам и мне.

Истинное явление искусства, естественно, чуждо красивости, оно первозданно, как природа, оно вечно, как природа и человечество:

Наше священное ремесло

Существует тысячи лет…

«Стихи идут все время, я, как всегда, их гоню, пока не услышу настоящую строку», - такую запись можно найти на одной из строчек ахматовского дневника, которая была сделана 24 декабря 1959 года. А на другом «листке из дневника» Ахматовой, того же года, сохранилась такая запись:


В стихотворении «Творчество» открывающем цикл «Тайны ремесла» говорится о том же поэтически исчерпывающе:

Но вот уже послышались слова

И легких рифм сигнальные звоночки, –

Тогда я начинаю понимать,

И просто продиктованные строчки

Ложатся в белоснежную тетрадь.


Как будто все ясно и действительно «просто»: если «кто-то диктует», то одолевать уже ничто не приходится, надо только уметь дождаться этой божественной диктовки и расслышать «настоящую строку».


Стихи для Ахматовой словно дети малые: она их бранит, ласкает, убаюкивает и… любит – любит сильно, неистово, полностью растворяясь в каждой своей строчке, любит какой-то особой любовью, которая, наверное, свойственна всем поэтам. А как же иначе? Ведь поэзия для любого поэта – это жизнь. Перестанут приходить «настоящие строки» - и наступит смерть:


Одно, словно кем-то встревоженный гром,

С дыханием жизни врывается в дом,

Смеется, у горла трепещет,

И кружится, и рукоплещет.


Другое, в полночной родясь тишине,

Не знаю откуда крадется ко мне,

Из зеркала смотрит пустого

И что-то бормочет сурово.


А есть и такие: средь белого дня,

Как будто почти что не видя меня,

Струятся по белой бумаге,

Как чистый источник в овраге.


А вот еще: тайное бродит вокруг –

Не звук и не цвет, не цвет и не звук,

Гранится меняется, вьется,

А в руки живым не дается.


Но это!.. по капельке выпило кровь,

Как в юности злая девчонка – любовь,

И, мне не сказавши ни слова,

Безмолвием сделалось снова.


И я не знавала жесточе беды.

Ушло, и его протянулись следы

К какому-то крайнему краю,

А я без него… умираю.


В стихотворении «Творчество» А. Ахматова запечатлевает тот неуловимый мир, когда творение только зарождается в глубинах человеческого духа из пестроты жизненных впечатлений, звуков:

Бывает так: какая-то истома;

В ушах не умолкает бой часов;

Вдали раскат стихающего грома.

Неузнанных и пленных голосов

Мне чудятся и жалобы и стоны…


Этому ахматовскому стихотворению особенно близка статья А. Блока «О назначении поэта». Блок пишет о поэте как о сыне гармонии, о том, что три дела возложены на поэта: «Во-первых, - освободить звуки из родной безначальной стихии, в которой они пребывают… На бездонных глубинах духа… катятся звуковые волны, подобные волнам эфира, объемлющим вселенную, там идут ритмические колебания, подобные процессам, образующим горы, ветры, морские течения, растительный и животный мир».


Поэт силой своего воображения, интуиции, мысли снимает внешние покровы, вскрывая духовную глубину в явлениях человеческой и природной жизни. «Таинственное дело совершилось: покров снят, глубина открыта, звук принят в душу», - пишет Блок. Продолжим чтение стихотворения А. Ахматовой:

Сужается какой-то тайный круг,

Но в этой бездне шепотов и звонов

Встает один, все победивший звук.


Второе требования к поэту, по Блоку, заключается в том, чтобы «поднятый из глубины и чужеродный внешнему миру звук был заключен в прочную и осязательную форму слова: звуки и слова должны образовать единую гармонию. Это – область мастерства».

«Но вот уже послышались слова» – читаем у Ахматовой. Но у нее, в отличие от Блока, эти слова возникают не только из звуков, чужеродных внешнему миру, но рожденных им.

Тогда я начинаю понимать,

И просто продиктованные строчки

Ложатся в белоснежную тетрадь.


Сжато, лаконично и глубоко изображен момент поэтического вдохновения, которое «есть расположение души к живейшему принятию впечатлений и соображению понятий, следственно и объяснению оных». Это пушкинское определение поэтического вдохновения как особого, трудного дела, труда было близко Ахматовой. Поэтому и называет она стихотворный цикл о творчестве «Тайны ремесла», уточняя в одном стихотворении: священного ремесла, поэтому и полемизирует с иными читателями, а может быть, и некоторыми литераторами, считающими жизнь поэта легкой:

Подумаешь, тоже работа –

Беспечное это житьё:

Подслушать у музыки что-то!

И выдать шутя за своё.


Блок писал, что «восприятие духовной глубины так же трудно, как акт рождения». Дело поэта и для Ахматовой – трудная внутренняя работа. Стихи рождаются из двух источников всякого настоящего творчества – из впечатлений жизни и внутреннего опыта самого искусства, самого художника:

Налево беру и направо,

И даже, без чувства вины,

Немного у жизни лукавой,

И все – у ночной тишины.


Творчество для Ахматовой – это соединение непосредственности жизненных впечатлений («свежесть чувств»), интуиции художника с копотливой работой над формой. И в результате – глубочайшее преобразование жизни и внутреннего опыта.


В стихотворении «Читатель», также входящего в сборник «Тайны ремесла», Ахматова говорит, что поэт не должен быть «очень несчастным и главное, скрытным» и, «чтоб быть современнику ясным», должен быть настежь распахнутым. Ведь читатель – это друг поэта, а у друзей не должно быть секретов друг от друга, друзья должны доверять друг другу. Когда поэт пишет, он не должен обращаться в пустоту, а должен всегда представлять перед собой своего читателя, который есть «тайна, как в землю закопанный клад». И заканчивает она так:

Наш век на земле быстротечен

И тесен назначенный круг,

А он неизменен и вечен –

Поэта неведомый друг.


По мысли А. Ахматовой, поэт живет для читателя, поэт живет в читателе.



Материал подготовила Тулаева Е.Б.


hello_html_7a2a079d.png


hello_html_43b7f5d.gif




Уважаемые читатели альманаха «Вдохновение»!


В этом номере я хочу рассказать вам о своём отце - Константине Валерьевиче Синьковском. Родился он в селе Усть-Серта Кемеровской области, но жизнь его неразрывно связана с Ангарском.

Огромный интерес к литературе, любовь к поэзии привели моего отца на филологический факультет Кемеровского педагогического института. Правда, по специальности работать не пришлось, но полученное образование помогло самому писать стихи.

Пишет папа на самые разные, но непременно волнующие его темы. Может, поэтому и стихотворения получаются, на мой взгляд, взволнованные, душевные. Никогда он над ними не сидит, строки рождаются сами собой. Но потом долго редактирует, что-то изменяет, дописывает. И не любит говорить о себе, о том, как его мысли и чувства обретают стихотворную форму. Для него это так же естественно, как дышать, двигаться, просто жить.

Мне нравится папино творчество. Хочется, чтобы с ним познакомились студенты и преподаватели нашего колледжа.

Каменских Алла


К.В. Синьковский


Осень. И опять шуршанье листьев сердце ранит.

Не могу забыть и не могу понять,

Что меня к скале над Томью тянет,

Что волнует стынущую кровь -

Юности утраченные годы

Или запоздалая любовь?

Помню Томь, скалу над нею,

Золото полей, бегущих вдаль.

Я стою и глаз поднять не смею,

А на сердце радость и печаль.


*******


В последних солнечных лучах

Купались облака.

Покрылись сумраком ночным

Далёких гор бока.

Умолкли все дневные звуки,

Огни вечерние зажглись.

Ветвей задумчивые руки

Тесней переплелись.


*******


Что грустишь, берёзка,

Ветви к долу клонишь?

Осень ли печалит,

Лето ли хоронишь?

Верь: пройдёт ненастье,

Солнце стужу сгонит,

И весна, как счастье,

Снова затрезвонит.

Ты наряд наденешь

Краше, чем был прежде.

Серебро серёжек

Так к твоей одежде!

Стан твой белоснежный

Станет лишь стройнее,

Лепет веток нежный –

Радостней, смелее.


******


Уже темнеет. Небо – чудо,

Смешенье красок и цветов.

Я в электричке, и отсюда

Пейзаж мне видится таков:

Зелёный луг и дальний лес,

На небе полосы заката.

Уходит в вечность летний день,

И нет ему уже возврата.


******


О прекрасном, о родном нам крае

Я с тобой хочу поговорить.

Мне уже не видеть его в мае,

Девушкам черёмух не дарить,

В золотом лесу листвой опавшей

Чуткой не тревожить тишины

И берёзке, вдруг затосковавшей,

Не поведать про приход весны.

Я теперь мечтаю о немногом:

Побродить бы лишь по тем дорогам,

Где когда-то, весел, глуп и смел,

Понять своё счастье не сумел.

Не надеюсь обрести утрату,

Повстречаться вновь с своей судьбой.

Одного хочу я: как когда-то,

Быть самим собой.


******


Чёрным бархатом ночи

Укрывается дивный Сочи.

По аллеям огни неонок,

Треск цикад оглушительно звонок,

Берег ласково лижет прибой –

Во всём нега, усталость, покой.

Лёгкой музыки томные звуки,

И со мной твои нежные руки

Да сияющих пара глаз,

Говорящих: «Всё это для нас!»

Это нам бриллианты звёзд,

Перед нами дубы встали в рост.

Это нам подарили ночь,

Чтоб прогнали заботы прочь.


******


Вы всё такая же, как прежде,

Быть может, чуть грустней глаза.

Быть может, шаг немного твёрже

Да ослепительней краса.

О, эти милые черты,

Очаровательность улыбки!

Вы как богиня красоты –

И нет в сравнении ошибки.


******


Что уж скрывать? Скрывать не стану,

Что больно мне, как никогда,

Что посыпаю солью рану,

Чтоб зажила – так навсегда.

Когда не любишь, трудно верить,

Что чувства ближнего чисты,

Лишь потому, что мы привыкли мерить

И видеть всё с доступной высоты.

******

Уныл и сер сибирский город

Среди несохнущих болот.

Зимою вьюга завывает,

Всё лето комарьё поёт.

Весна, как счастье, быстротечна,

Какой-то месяц – и пройдёт.

И только осень бесконечна,

Когда всё с неба льёт и льёт.


*******


Уж лето кончилось, и осень

Наряд готовит золотой.

Я по тебе скучаю очень

И очень встречи жду с тобой!


*******


Уже декабрь. В наряде белом

Земля, деревья и дома.

Мне кажется, что в мире целом

Сейчас зима, одна зима.

Зима во всём – в характерах, в поступках,

В словах, делах и даже в шутках.

Всё холод. Недоступность льда.

Мелькнёт видением былое иногда,

Потом опять пустынно, одиноко.

Душа души такой же не поймёт –

И мечется, и ищет, и зовёт.

Но пусто всё, и всё не то,

И не откликнется никто и не придёт.


******


За мягкость дня люблю я «бабье лето» -

Отцветшей красоты последние деньки,

Когда, прощаясь с родиной, курлычут где-то

В высоком небе песню расставанья журавли.

В пустых полях гуляет ветер тихо,

В лесу шумит опавшею листвой,

То вдруг подхватит в танце листья лихо

И увлечёт куда-то за собой.

Река течёт, прислушиваясь чутко

К житью лесов прибрежных и полей.

Вода – свинец. Дотрагиваться жутко –

Пугает холодом и тяжестью своей

******

Умываться росами мне бы на заре,

Улыбаться радостно солнечной поре.

Мне б в глаза бездонные трепетно смотреть,

Гроздья раскалённые на тебя надеть,

Чтоб была красавицей, феею лесной,

Чтоб могла ты властвовать над моей весной,

В вечера студёные взглядом согревать,

Раны нанесённые словом исцелять.

Но любовь жестокою может быть подчас –

Это когда любим мы, но не любят нас.

Солнышко не радует, и в душе гроза,

Вместо рос непрошено катится слеза.

К сердцу сиротливому счастье не идёт.

Как весна, красива ты, холодна, как лёд.


































hello_html_m3af6e9ab.gif


hello_html_m8f16835.jpg


Интервью с Еленой Борисовной Тулаевой, преподавателем русского языка и литературы,

руководителем ЛТО «Проба пера», провела

Алла Каменских, студентка 231 группы




А.К.: Елена Борисовна! В первую очередь хочу обратиться к Вам как к руководителю литературно-творческого объединения. Что Вы считаете главным во внеучебной работе со студентами?


Е.Б.: Наверное, ожидаемый ответ – развивать творческие способности наших студентов. Но я отвечу так: получать радость от общения с людьми, которые близки мне по духу, с которыми есть о чём поговорить, ведь люди пустые и бездумные не занимаются творчеством. В этом смысле руководство внеучебным объединением я даже не назвала бы работой, скорее, совместной деятельностью, в том числе по созданию альманаха «Вдохновение».


А.К.: А вам приходилось раньше издавать информационно-художественный журнал?


Е.Б.: К сожалению, нет. Опыт приходит в процессе. Надеюсь, наши постоянные читатели видят, как развивается альманах, как меняется и углубляется его содержание. Сейчас формируется редакционная коллегия, перед которой будет поставлена задача разработки дизайна нашего издания.


А.К.: Насколько я знаю, раньше в колледже выходили просто сборники стихов. Почему Вы решили ввести рубрики «Урок мастерства», «Тайны ремесла», «Ангарск литературный» и другие? Какие у Вас планы на ближайшее будущее, кроме изменения оформления альманаха?


Е.Б. Конечно, произведения наших студентов составляют главное содержание альманаха. Но, по моему глубокому убеждению, секреты мастерства, которые раскрываются в его рубриках, полезны и тем, кто творит, и тем, кто соприкасается с творчеством. И для первых, и для вторых постижение писательских законов – непременное условие развития, воспитание художественного вкуса. И обязательно хочу добавить: выпуск каждого номера альманаха – серьёзный, кропотливый труд тех, кто над ним работает. Поэтому хочется, чтобы он по достоинству был оценён читателями. Мы по-прежнему надеемся, что студенты и преподаватели колледжа будут читать наши материалы и откликаться на них. Что касается планов на ближайшее будущее, это выход на более широкую читательскую аудиторию. Мне поступило интересное предложение о сотрудничестве от редактора газеты «Ступеньки», являющейся приложением к «Восточносибирской правде».


А.К.: Это значит, что наши студенты смогут публиковать свои стихи в областной газете?


Е.Б.: Да, и не только стихи, прозу тоже, было бы только желание.


А.К.: А свои стихи вы будете печатать в «Ступеньках»?


Е.Б. Пока над этим не думала. Вообще не предполагала, что когда-нибудь буду опубликовывать их. Пишу для себя. Бывают периоды, когда подолгу ничего не появляется. Поэтому стихотворений у меня не очень много.


А.К.: А трудно давать советы тем, кто Вам приносит свои творения? Ведь Вы что-то исправляете, высказываете своё мнение, и, наверное, оно не всегда положительное.


Е.Б.: Положительное всегда. Если человек пытается выразить себя в слове – это замечательно. Но, конечно, не всегда всё получается, и тогда я предлагаю взгляд специалиста, у которого есть необходимые знания, и мнение человека, обладающего определёнными способностями в области стихотворчества.


А.К.: А были такие случаи, когда студенты высказывали Вам своё мнение о Ваших стихах?


Е.Б.: Не поверите, но были. У нас в колледже учился талантливый юноша – Саша Усольцев. Он прочитал несколько моих стихотворений, и мне была интересна его точка зрения. Не то, чтобы я ожидала похвалы, скорее, не ожидала критики – и получила её за использование банальной рифмы «кровь – любовь». Я так опешила, что уже после разговора с Сашей вспомнила: банальные рифмы неизбежны в поэзии, так как есть слова, рифмующиеся только с определённым кругом слов. Такие рифмы есть и у Александра Пушкина, и у многих других известных поэтов.


А.К.: А есть ли у Вас любимое стихотворение собственного сочинения? Если есть, прочитайте, пожалуйста.


Е.Б.: Не назвала бы его любимым, скорее трепетным, молитвенным.


Мне снился страшный сон: я потеряла сына…

И в ужасе проснувшись от того,

Я об одном лишь Господа просила,

Чтоб Он хранил сыночка моего.


Молила я, чтоб Он его берёг,

Чтоб был счастливым, долгим его век

И чтобы меньше жизненных тревог

Испытывал родной мне человек.


Молила я, чтоб Он его укрыл

От холода несчастий, горьких бед,

Чтоб мой ребёнок бережно хранил

В своей душе любви Господней свет.


И, как любая любящая мать,

За то, чтоб мог мой сын спокойно жить,

Готова я не есть, не пить, не спать

И на коленях Божьей милости просить.


А.К.: Спасибо, Елена Борисовна! А прозу Вы пробовали писать?


Е.Б.: Да, было такое желание когда-то. Задумала повесть. Само название говорит за себя: «Не возомни себя великомучеником». Конечно, не получилось. На очередной жизненной трагедии героя закончилось вдохновение. Но, к счастью, вернулось, судя по названию нашего альманаха.


А.К.: Хочется пожелать Вам никогда больше его не терять.


Е.Б.: И Вам, Алла Константиновна, тоже.


А.К.: Спасибо за интервью!


Е.Б.: И Вам спасибо за новые страницы альманаха!


















hello_html_m2889343d.pnghello_html_d58da44.gif



Внимание! Дебют!


Кравченко Алёна, студентка 111 группы


Алёна - человек очень застенчивый. И стихи её тихие, скромные, камерные по своему звучанию. Как и свойственно юному возрасту, основной темой стали переживания сердца. Желание любить и быть любимой дарит ей вдохновение, позволяет создать свой поэтический мир, наполненный ощущением счастья, несмотря на расставания и разочарования. «Невольница своих желаний» - так образно Алёна определила своё состояние души, которая томится от переполненности различными ощущениями.


Я случайно тебя повстречала

И случайно по имени назвала.

Ты прости, я ведь не знала,

Что ты не моя судьба.

Лукаво спорила с тобою,

Взглядом провожала тебя,

А ты твердил, что нас двое:

Только ты и только я.

Конечно, ты улыбался,

Ты обнимал меня,

А потом вдруг засомневался

И спросил, люблю ли тебя.

Что за игры? Ты сам не понял…


*********


Как мало я ещё знаю,

Но стараюсь всех понимать.

Мне от жизни не много надо,

Главное, с замиранием сердца

Чего-то ждать.

Я люблю всё вокруг меня:

И тропинку в лесу,

И просторную аллею.

Мне нравится день начинать с утра,

Звенящего весенней капелью.

Одинокие паруса белых яхт в море

Борются с волнами каждого дня.

Я живу, как птица в неволе,

Если рядом со мной нет тебя.


*********


Невольница своих желаний,

Томлюсь под нежною луной.

Скажи, луна, ну сколько испытаний

Дано лишь мне моей судьбой?


*********


Необычна, интересна,

Налицо твой позитив,

Заводная, словно песня

На весёленький мотив.

Ночью в танце ноги крутишь,

В клубах горе не беда.

Ты пойми: себя погубишь,

Если парня не забудешь,

С ним расставшись навсегда.


*********


Счастье, ты приходишь

нежданно.

Взгляд свой на солнце

перевожу…

Всё выглядит

как будто туманно,

Если дождь начинается

к вечеру.

Счастье в каждом

прожитом дне

блистает,

Дарит нежность и

тепло.

Дождь проходит,

На улице становится

свежо.

Счастье – это

когда

тебе хорошо…


Внимание! Дебют!


Минова Василиса, студентка 142 группы


Рассудительная, эмоциональная, одарённая способностью внутренним зрением постигать мир, стихи Василиса начала писать довольно рано - в 11 лет. Желание выразить себя в поэтическом слове родилось от любви к чтению. Юный автор считает, что сейчас нечасто можно услышать искренние слова: «Книга – неповторимый мир. Чем больше открываешь этих миров, тем больше хочется открыть что-нибудь ещё».

Любимый поэт – Александр Блок. Цикл «Стихов о Прекрасной Даме» заворожил умением передавать свои чувства к любимой женщине. Начала писать стихи о чужих переживаниях – героев книг, песен. «Всплеск переживаний даёт такие сильные эмоции, что держать их в себе невозможно, и они ложатся на бумагу».

Интересно, что Василисе нравится записывать свои стихи собственной рукой, поскольку, по её глубокому убеждению, каждая буква отпечатывается в душе. Большая красивая тетрадь, откуда взяты опубликованные в этом номере стихотворения, заполнена наполовину. Впереди новые строки.


Слёзы на ресницах…

Что тебе не спится?

Чистая страница – белый лепесток.

Слёзы на ресницах…

Всё куда-то мчится…

Чистая страница – ей недолгий срок.

Слёзы на ресницах…

Чистую страницу

Белою рукою расчертит уголёк.

Слёзы на ресницах…

Быстрые, как птицы,

Ровно буквы лягут чредой незримых строк.


Слёзы на ресницах…

Пусть тебе приснится

Чистая страница – судьбы твоей урок.

Слёзы на ресницах…

Мир весь заискрится,

Солнце засияет. Улыбнись, дружок!


Демон


Он, крылья расправив чёрные,

Летит по синему небу.

Очи его бездонные

Несут гибель свету.


Он - зло, он - исчадье, он - демон,

Ему не стоит жить!

И всё же – кто бы он не был –

Он может ещё полюбить.


Огонь


Огонь пылал на крышах хат.

Огонь не ведал боли и утрат.

Огонь не знал печали или слёз,

Он просто жил – и жизнь унёс.


*********

Последняя строчка – вместилище думы последней.

Какой она будет? Грустной, как ветер осенний?

Иль полной любви и тревоги весной отзовётся?

А может, бессмысленной фразой вдруг оборвётся?


Последняя строчка. Всё. Дальше пуста уж страница.

Последняя буква взмахнула крылом, словно птица.

Последняя точка поставлена. Кончена книга.

Последняя… Но лишь до нового мига.


*********


В ночи, оставшись без ответа,

Повис вопрос.

Я не могу просить совета

Безмолвных звёзд.


Заря багряного рассвета

Вновь зацветёт.

То, что осталось без ответа,

Ответа ждёт.


Последняя песня


Последняя песня –

Это плач одинокой волчицы,

Которая в ночь

По лесу безлунному мчится,

Которая ненависть,

Злость и отчаянье в сердце

Пытается выплеснуть

В тьму – последней песней.


Последняя песня –

Вершина печали и скорби.

Её, как молитву,

Услышат уснувшие Боги.

И словно заклятье,

Она повторится.

Не песня – проклятье

Тому, что в душе таится.


Последняя песня –

Прощанье, прощенье, разлука.

Тому, кто не слышит,

В ней непонятно ни звука.

Для того, кто не видит,

Она всего лишь вой ветра.

От того, кто её не понял,

Волчица не услышит ответа.


Последняя песня –

В ней всё - от рожденья до смерти.

Последняя песня –

Это просьба отмщенья.

И если её ты услышишь

Во тьме непроглядной ночи,

Ответь поскорей:

Волчица ждёт очень.


ТЫ, а не я!


Пусть солнце на улице светит всё ярче,

Пусть реки бегут, заливая луга,

Пусть ты уже будешь всё дальше и дальше,

Разлюбить я тебя не смогу никогда.


И даже пусть будешь ты не со мною

И даже совсем позабудешь меня,

Пока я жива, я дышу лишь тобою,

И я любить тебя буду всегда!


Конечно, ты думаешь: «Всё это глупость».

«Конечно, забудешь, - ты мне говорил. -

Конечно, не для тебя это чувство!»

Но о любви – ТЫ позабыл!


ТЫ, а не я позабыл обещанья,

ТЫ, а не я позабыл о любви,

ТЫ, а не я ушёл без прощанья.

Я же осталась теперь без мечты!


Внимание! Дебют!


Кашпировская Юлиана, группа 631


Уверенная в себе, энергичная и открытая – моё первое впечатление от знакомства с Юлианой. Талантливая, влюблённая в жизнь и в красоту мира, романтичная и мечтательная, добрая и отзывчивая – моё первое впечатление от стихотворений Юлианы. Свет и тепло исходят от её строчек, наполняют ощущением радости, спокойствия души тех, кто соприкасается с её творчеством.


Я люблю…


Я люблю моря тихий прибой,

Яркий свет восходящего солнца,

Неба синий бескрайний простор

И лиловую линию горизонта.

Каждый день поутру выхожу

Я на берег песчаный и дикий

И подолгу брожу и брожу,

Наблюдая восход огнеликий.

И душа наполняется счастьем,

Лишь притронусь я тихо рукою

К водной глади прохладного летом

Бесконечного синего моря…


Мой Хранитель


Почему вдруг тепло на душе

И печали уходят прочь?

Почему вдруг я вижу рассвет,

А недавно видела ночь?

Почему вдруг мне хочется петь

И дарить всем любовь, доброту?

И навстречу мечте лететь

И опять полюбить красоту?

Отчего так спокойно внутри

И вокруг тишина, благодать?

Отчего вновь хочу любить

И хочу разучиться страдать?

Видеть весь этот сказочный мир

Мне помог мой Хранитель земной –

Самый верный и преданный друг,

Богом данный мне Ангел святой.


Ностальгия


По-осеннему дышит природа,

Покрывается золотом сад,

Снова манит, тянет за город,

В полусумрак замшелых мансард,

Где по заросшей аллее

С рядами акаций и лип

Мы с тобою гуляли – и пели

О природе, мечтах, о любви…

Это тихое место родное,

Мы, конечно, вспомним не раз.

Через жизнь пронесём с тобою,

Оно в памяти вечно у нас.

И опять мы вернёмся в апреле

В этот тихий и старый сад,

Где мы росли и взрослели,

Возвращали время назад…


И вновь весна


Отмели метели, и утихли бури,

Сердце встрепенулось, и душа полна

Чем-то необычным, ласковым и светлым,

Это в дверь стучится новая весна…

Я смотрю на небо, наслаждаюсь светом

И вдыхаю грудью свежесть сей поры:

Чистый, безмятежный, ласковый и нежный,

Сладкий и приятный аромат весны…


Облака


На небе нарисую акварелью

Я россыпь белоснежных облаков.

Пусть станут облака твоей постелью

Из светлых, невесомых, добрых снов.

И тёплый луч сияющего солнца

Пускай тебя коснётся поутру,

И с радостью в душе ты вновь проснёшься,

А беды все твои уйдут во тьму.

И буду я молить негромко бога,

Чтоб светлою судьба твоя была,

Чтоб миновали горе и тревога,

А жизнь-дорога легче облака была…

После грозы


Недавно кончилась гроза,

На землю солнца луч упал,

Сверкнул на чёрных облаках

И зарезвился на волнах.

Весь мир преобразился вдруг,

Запахло свежестью вокруг,

И тонкий, сладкий аромат

Наполнил мой цветущий сад.

Природа дышит, и поет,

И манит, манит, и зовёт

Пройтись по саду перед сном

По тёплым лужам босиком.


Сестре


Холодный вечер за окном,

В тумане блёклая луна,

А в доме тихо и тепло,

Лишь снег, лежащий у окна,

Холодный снег напомнит мне

О наступающей зиме…

А на столе горит свеча

И плачет восковой слезой,

Как в доме от неё светло,

И пахнет мёдом и смолой.

Ты молча сядешь у окна,

Взгляд устремляя в высоту,

Ты ищешь в чёрных небесах

Одну нетленную звезду…

Как мил твой добрый, чуткий взор,

Ответа ждущий от небес,

Ты отпускаешь в высоту

Своих желаний грустный блеск.

И, тихо голову склоняя,

Погладишь спящего кота.

Как ты светла и хороша,

Мой милый друг, моя сестра…


Тулаева Елена Борисовна, преподаватель


Казалось, счастье где-то рядом,

Вот-вот шагнёт через порог,

И каждым словом, каждым взглядом

Ты обещать мне это мог.

Стучали в сердце молоточки,

Рождая радостный мотив,

А него ложились строчки –

Души восторженной излив.


Хотелось петь, что позабыты

И одиночество, и грусть,

Что счастью двери все открыты,

И к нам оно приходит пусть.


Ложились слишком быстро строчки,

Спешили народиться вновь,

И путались тире и точки

В стихах про жизнь и про любовь…


Быть может, время тут виною,

Но в череде обычной дней

Вдруг стало холодно с тобою

В стране Пылающих Огней.


А может, я тому виною,

Что стал твой взгляд печально строг

И что любимою тобою

Он обещать уже не мог.


Да, было наше счастье близко,

Но не шагнуло за порог.

Мы оказались в зоне риска,

Где каждый глух и одинок.


*********


Как трудно сердцу высказать себя:

Оно страдает, ненавидя и любя.

Но для людей оно всегда стучит,

Никто не слышит, как оно кричит.


Никто не видит, как оно смеётся,

Как кровь густым потоком льётся,

И застывает на мгновенья кровь,

Когда над сердцем властвует любовь.


*********

Низко ракита склонилась над спящей рекой.

Ласково глади коснулась незримой рукой.

Так ей хотелось дотянуться до самого дна,

Но река глубока, и слишком вода холодна.

Тихо ракита плачет над спящей рекой,

Словно нежная мать, охраняет её покой.

hello_html_3b8c63e1.gif



Внимание! Дебют!


Герасимова Татьяна, 141 группа


Татьяна известна в нашем колледже как автор стихотворений, которые не раз представляла в газете «Квест», на конкурсах чтецов. В нашем альманахе мы публикуем её рассказ, отзывы о нём вы можете разместить на его страницах.



Длинные каштановые волосы


07. 45

- Аня! Ты опять не убрала свои волосы с расчёски! - крикнула из коридора Ирина Сергеевна.

- Прости, мам, я забыла, - ответила Аня.

- Сколько можно говорить: расчесалась, убери за собой! Неужели так сложно запомнить?! - горячилась женщина.

- Ну, я же извинилась! - себе под нос пробормотала девушка, - сейчас начнётся... - и Аня, быстро докрасив ресницы, вышла на улицу. Было холодно, сильные порывы ветра терзали длинные каштановые волосы, которые путались в клубок, словно замерзающие змеи.

Аня поёжилась: зима нынче выдалась холодной. «Не пойду сегодня в школу!» - решила она и направилась к обшарпанному подъезду. Дверь с противным скрипом открылась, и Аня почувствовала сильный запах спирта и таблеток, впрочем, как и всегда. Здесь жила старушка, к которой никогда не приходили её дети, хотя она была сильно больна. Аня часто помогала ей: то хлеба купит, то лекарств каких-нибудь. Девушка посмотрела на дверь больной женщины, и рука невольно нажала на кнопку звонка.

- Кто там? - спросил хриплый голос.

- Баб Шур, это я, Аня, - как можно чётче и громче сказала она.

- А! Анечка, проходи, проходи. А ты почему не в школе?

- Да у нас занятия отменили, - соврала Аня, скидывая на стул куртку. - Баб Шур, вам что-нибудь нужно купить или помочь что-то сделать?

- Нет, деточка, нет, у меня всё есть, кроме... семьи...- голос старухи дрогнул.

- А как же я?

- Спасибо тебе, Анечка, пока в мире есть такие люди, как ты, человечество не канет в небытие! - слабо улыбнулась она.

- Простите, но... я... вроде слышала, что у вас есть дети.

- Есть... - многозначительно протянула женщина, смотря куда-то вдаль, поверх Аниной головы, - но они не моя семья, нет, они мои родные дети, и я их очень люблю, но, когда умер их отец, я очень страдала, не видя, что им тоже плохо. В общем, сама виновата... Я сама разрушила свою семью...

Она вытерла со щеки слезу и посмотрела на девушку, которая внимательно слушала её.

- Хочешь, я покажу тебе наш альбом?

- Я, э...

- Ах, ну да, прости, кому интересно смотреть старые фотокарточки. Лучше расскажи, как у тебя с женихами.

- Нет, вы не поняли, просто, я думаю, что это очень личное… Нужно ли мне смотреть их?

- Да что ты! Ты мне как дочь! - щёки старухи приобрели нездоровый румянец.



10. 05

- Ну что ж, спасибо тебе, Анечка, что выслушала старуху, теперь и умереть мне не страшно! - улыбалась женщина, закрывая двери.

- Что вы, ещё меня переживёте!

- А вот это, не дай Бог! - ответила старая женщина и, перекрестив девушку, закрыла дверь.

Аня поднялась на два этажа выше и постучала в красивую деревянную дверь.

- Кого в такую рань ещё принесло! - раздался раздражённый голос из-за двери.

- Лолита Грачевская, откройте! Младший лейтенант Попова, милиция! - пошутила Аня, сделав серьёзный голос.

- А чего это, я ничего плохого не делала, на меня наговаривают... - быстро тараторила девушка, открывая дверь, но когда увидела подругу, которая давилась от смеха, сложила руки на груди и притворно улыбнулась.

- Ну что, младший лейтенант Попова, опять школу прогуливаем?!

- Ага, - Аня всё ещё не могла успокоиться и, хохоча, ввалилась в квартиру.

- А ты это чего спишь до сих пор? - уже более спокойно спросила она.

- А родокам сказала, что у нас карантин в школе! - небрежно махнула Лола рукой, проходя к себе в комнату.

- Круто, надо тоже попробовать!

- На, бери, - хозяйка предложила гостье сигарету.

- Не, спасибо, я типа бросила! - ответила Аня и отвернулась к окну. Её хорошее настроение куда-то улетучивалось.

- Да не гони, пока до дома дойдёшь, всё проветрится! - настаивала на своём Лолита, и Аня послушно закурила.

- Знаешь, мне иногда кажется, что я приношу своим родителям только проблемы, - грустно выдохнула Аня, выпуская изо рта клубы дыма.

- Ну и правильно, так им и надо! Они ведь должны были думать головой, прежде чем тебя рожать! Вот я, например, не собираюсь заводить детей!

- Да, им было лучше, если бы меня не было! - девушка немного помолчала, смотря куда-то в пол, но продолжила:

- Может, мне из дома уйти?

- Круто! И я тоже уйду! Будем жить на какой-нибудь съёмной квартире...

- В квартире! - поправила подругу Аня, всё так же глядя в пол.

- Что? А, ну какая разница, - отмахнулась та, - так вот, соберём ТА-АКУЮ тусовку, что голова будет болеть у всех ещё неделю!!! - как маленький ребёнок, веселилась Лола, отчего у Ани на лице появилось что-то напоминающее улыбку.



12.30

- Алло, - раздалось в телефонной трубке, - это квартира Ивановых?

- Да, - ответила Ирина Сергеевна и насторожилась, ведь последний раз подобный звонок был из милиции, когда компанию, в которой находилась Аня, задержали по подозрению в угоне машины.

- Я, Екатерина Александровна, классная руководительница Ани, она что, заболела?

- Нет, а в чём дело?

- Ну, просто Анечка уже две недели не появляется в школе, вот я и подумала, что...

- Сколько? - вырвалось у Ирины Сергеевны, - да где же она всё это время находится?! Ей стало плохо, и она присела на стул:

- Извините, я поговорю с дочерью, обещаю, завтра она будет в школе, - сказав это, женщина положила трубку и, подойдя к мужу, тихо заплакала.

- Ир, ну что опять случилось? Кто звонил? - Борис Владимирович гладил жену по голове, уже понимая, что разговор будет связан с Аней.

- Звонила её учительница, эта паршивка не ходит в школу уже две недели! Где она находится всё это время? Боже, не дай бог, она опять попала в «плохую» копанию! А если это какая-нибудь секта?! Боря, мне страшно!

- Ну, Ир, не выдумывай, вот Аня придёт, и мы с ней поговорим, а пока садись обедать, - супруги разложили еду по тарелкам, и в тишине квартиры послышалось лязганье столовых предметов.

- Чёрт! - вырвалось у женщины, - опять у меня в тарелке её волосы, может, заставить её подстричься?

- Ира, - укоризненно посмотрел на жену Борис, - это всего лишь волос, выброси и забудь!



12.30

- Ладненько, Лол, мне пора собираться, а то родоки будут беспокоиться.

Аня подошла к зеркалу и принялась причёсывать волосы.

- Вот блин, а! Почему у тебя столько много волос? А у меня три волосинки! Может, поделишься, хотя бы половинку, - блондинка приложила ко лбу прядь Аниных волос. - О! Круто! Мне идут тёмные волосы, может, перекраситься?

- Ты просто не представляешь, сколько с ними проблем! Если батя ничего, терпит, то мама постоянно орёт, что они повсюду: и в тарелках, и на полу, и на одежде, короче, везде. Ладно, пока...



14.27

- Мам, пап, я пришла, что у нас на обед? - говорила Аня, раздеваясь, ещё не догадываясь, что вместо вкусного обеда ей предстоит тяжёлый разговор, причём на совершенно пустой желудок. У Лолы, как всегда, дома нечего есть.

- Аня, зайди, пожалуйста, в комнату!

- Ага, пап, - и девушка с хорошим настроением заглянула к родителям. Внутри что-то оборвалось: Аня сразу поняла, что они всё знают. Улыбка моментально исчезла с её лица.

- Где ты была? - начала «допрос» Ирина Сергеевна.

- У Лолы, - честно ответила Аня, чего родители никак не ожидали.

- А почему не в школе? - растерялась женщина.

- Мне не хотелось...

- Что? Кто тебя спрашивает? Почему я должна краснеть перед твоими учителями? Почему ты постоянно позоришь меня? Значит так, с сегодняшнего дня ты бросишь свои тренировки и будешь только учиться, в школу тебя будет провожать отец! Ясно?

- Но мама! Ты не имеешь права запрещать мне ходить на тренировки! Это единственное место, где я чувствую себя хорошо, а в этой ... школе я изгой!

- Тебя никто не спрашивает! Ты пока ещё живёшь в моём доме и будешь делать то, что я скажу!

Аня резко развернулась, натянув сапоги, пошла к двери.

- Ты куда пошла? - крикнула женщина из комнаты.

- Меня нет! - рявкнула девушка и вышла.

- Может, надо её остановить, она ведь пошла без куртки, вдруг с ней что ни будь случиться?

- Пускай идёт куда хочет! Всё равно вечером придёт, тогда я с ней и поговорю, - отмахнулась мать.



23.34

- Господи, Боря, где она, я уже всех её знакомых обзвонила!

- А на телефон ей звонила?

- Да он же дома остался, что делать? Может в милицию позвонить? - взволнованно говорила женщина.

- Я позвоню, - сказал Борис Владимирович, подойдя к телефону, но не успел дотянуться до трубки, как раздался пронзительный звонок. Мужчина вздрогнул, потом минут пять с кем-то говорил, а когда вернулся в комнату к жене, на его лице смешались чувства страха и волнения.

- Что случилось? Ты нашёл Аню? - почти кричала Ирина.

- Да, - тихо ответил Борис, - она в больнице...

- Где? Боже! Что с ней? - руки женщины задрожали.

- Её сбила машина, врач сказал, что у неё черепно-мозговая травма...



23.52

- Здравствуйте, я Поляков Иван Олегович, главврач, делал операцию Ане, а вы, как я понимаю, её родители?

- Да, я Борис Владимирович, папа Ани, а это Ирина Сергеевна. Нам позвонили и сказали, что Анечка здесь. Что с ней?

- Аня попала под машину, у неё серьёзная черепно-мозговая травма, перелом руки, двух рёбер, открытый перелом правой ноги и много разных ссадин, этому поспособствовало то, что она была без верхней одежды...

- Да, мы поссорились, и она выбежала на улицу раздетая, - всхлипывая, перебила врача женщина. - Она поправится?

У неё в глазах загорелся огонёк надежды.

- К сожалению, травма очень серьёзная… Мы сделали Ане операцию, делаем всё, что в наших силах, чтобы спасти жизнь вашей дочери.

Женщина сидела на стуле, прижав обе руки ко рту; она уже не слышала, что говорит врач. В ушах гудело, и в голове крутился только один вопрос: за что?



00.22

Ирина и Борис зашли в палату к дочери. Она лежала на кровати, пододеяльник был намного больше, чем одеяло, тумбочка совсем пустая. Свет тусклый, поэтому воздух казался серым. Приторно пахло лекарствами. От этого комната казалась печальной.

Аня дышала прерывисто, голова была забинтована, рука, торчащая из-под одеяла, вся в ссадинах, вторая загипсована. Рядом стояли разные аппараты, что-то где-то пищало и тикало. А в углу, в мусорном ведре, лежали, словно клубок замерзающих змей, длинные каштановые волосы…
















hello_html_32323d6b.gif


В редакцию альманаха продолжают поступать отклики на высказывания Тимофея Бондаренко:


  • «Авторы стихов склонны верить в исключительность своих чувств и переживаний. В мире ничто не ново. И множество людей в этом мире переживали то же самое и не менее остро и глубоко. А может, и в десять раз сильнее. И не писали стихи. Поэтому само по себе сообщение окружающим о подобных вещах не может никого поразить. Ну бывает, ну и что?»


  • «Стихи - это то, что находится на бумаге, а никак не то, что находилось в голове и душе у того, кто их писал. И уж совсем не то, что он реально испытал и пережил. Нередки самооправдания: да, стихи неумелые, но зато какие чувства они выражают! Автор не замечает, что он невольно лжёт. Не "выражают", а "пытаются выразить"! В этом-то все дело!»


Лично я стихи читать не люблю и сама их не пишу. Но моя подруга сочиняет их постоянно, вовсе не желая кого-то ими поразить. Просто ей хочется так выразить своё настроение. Что в этом плохого? Да ничего! Ну и пусть стихи неумелые, она же не собирается издавать поэтический сборник, который кто-то должен обязательно изучить.

По-моему, Тимофей Бондаренко слишком уж обобщает: далеко не все нарциссы, только и думающие о любви к себе, об исключительности своих переживаний и стихов тоже. Просто одни умеют хоть как-то сказать о своих чувствах, а другие предпочитают просто чувствовать. Мы все разные, и это хорошо.


Без подписи







Аhello_html_7a2a079d.png что думаете вы по этому поводу? Дискуссия продолжается, и вы можете стать её участниками в следующем выпуске альманаха «Вдохновение».

hello_html_m4d466bb7.png


Краткое описание документа:

Юности свойственно испытывать сильные, яркие чувства и искать  формы их выражения. Может быть, поэтому в нашем колледже немало студентов, пишущих стихи. В течение нескольких лет они делились своими мыслями и переживаниями, постигали основы стихосложения в литературно-творческом объединении «Проба пера»,  предоставившем каждому студенту возможность высказать всё, что волнует, радует или печалит  сердце. Итогом стал первый выпуск информационно-художественного альманаха «Вдохновение».

За два года работы «Пробы пера» сложился небольшой творческий коллектив, в составе которого не только те, кто сам создаёт произведения, но и те, кто любит их читать; появились новые авторы и новые рубрики, вышли ещё 4 номера альманаха.

Первоначально предполагалось, что в альманахе будут представлены советы для начинающих авторов, стихи и проза студентов и преподавателей колледжа, отзывы о произведениях, дискуссионные высказывания,   связанные с таинством творчества. Так возникла идея появления рубрик «Урок мастерства», «Страна Поэзия», «Путешествие в Прозландию», «Дискуссионная страничка». Однако постепенно работа редакционной коллегии усложнялась, перед ней ставились новые задачи. Так, возникла необходимость показать на конкретном примере, как работали над созданием своих шедевров русские поэты-классики, – и появилась рубрика «Тайны ремесла», названием которой послужил цикл стихотворений Анны Ахматовой.

Своеобразным мастер-классом для студентов стали и материалы рубрики «Ангарск литературный». Примечательно, что в каждом выпуске представлено имя ангарского поэта, с которым  неразрывно связана страничка истории нашего колледжа, - Н. Кудашкиной, В. Алексеевым. Настоящим событием стала публикация стихов К. Синьковского - отца студентки колледжа и ведущей рубрики «Интервью с пристрастием» Аллы Каменских. А сама рубрика предлагает интересные вопросы и не менее интересные ответы на них, раскрывая глубину мысли участников интервью, красоту и богатство их внутреннего мира.

Последней рубрикой по времени её возникновения стало «Литературное кафе», идея которого появилась в связи с 60-летним юбилеем Ангарска.

Сегодня в альманахе 9 рубрик и редакторская страничка. Он изменился внешне: стал более ярким, привлекательным с точки зрения оформления. За время существования альманаха в нём опубликовали свои произведения 19 студентов и преподавателей Ангарского педагогического колледжа.

 

 

 

Автор
Дата добавления 21.11.2014
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров250
Номер материала 143853
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх