Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Конспекты / Исследовательский проект по Этнографии Нижнего Поволжья на тему: Донское казачество

Исследовательский проект по Этнографии Нижнего Поволжья на тему: Донское казачество

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«Волгоградский государственный социально - педагогический университет»

(ФГБОУ ВПО «ВГСПУ»)





Факультет истории и права

Кафедра истории России



Исследовательский проект по Этнографии Нижнего Поволжья на тему:

Донское казачество













Выполнила студентка гр.ИП-ИКМ-11

Смольякова Л.А.

Научный руководитель

Сухорукова Е.П.





Волгоград 2014

План

  1. Историографический обзор;

  2. Проблемы, рассматриваемые в периодике;

  3. План работы;

  4. Система заданий для закрепления материала;

  5. Ответы на задания;

  6. Список использованной литературы.





































  1. Историографический обзор

Недостаток летописных источников, как российских, так и зарубежных, не позволяет точно определить время зарождения Донского казачества как самостоятельной вольной военизированной общины, имеющей свою организацию и свои особенности. Многие ученые склоняются к тому, что процесс формирования казачества на Дону проходил параллельно с процессом христианизации Киевской Руси.

Но основные письменные источники встречаются не ранее 1500 года. Историк В. Н. Татищев считал, что Войско Донское образовалось в 1520 г. , а донской историк И. Ф. Быкадоров - с 1520 по 1546 г. Именно в это время казачество переходит на оседлый, постоянный образ жизнедеятельности, строя первые "зимовища и юрты", т. е. поселения, в которых можно было перезимовать в "Диком поле", как тогда называли глухие, малообжитые придонские степи. О первых казачьих городках писал ногайский князь Юсуф в 1549 г. московскому царю Ивану Грозному в своей жалобе на разбойные действия донских казаков во главе с атаманом Сары-Азманом.

Первым официальным письменным источником, дошедшим до наших дней является грамота царя Ивана Грозного от 3 января 1570 г. о том, чтобы атаман Михаил Черкашенин и Донские казаки слушали царского посла Новосильцева, едущего в Царь-Град через Дон и Азов, и "тем бы вы нам послужили.... , а мы вас за вашу службу жаловать хотим". Именно этот царский документ считается днем официального образования войска Донского.

Одним из первых, писавших о донских казаках в XVIII в., был Кристоф Манштейн. В своих «Записках», составленных в 1730-х г.г., он называл Дон «республикой, добровольно вошедшей в покровительство России» … «Двор обходится с ними с большей мягкостью и снисходительностью». Донских казаков он называл «нацией».

Учёный-энциклопедист Паллас совершил два путешествия по России. Во время первого он посетил Яик, во время второго – Дон. Побывавши в 1793 году на Дону, Паллас отметил, что крепость св. Дмитрия (или Ростов-на-Дону) “имеет значение для того чтобы иметь донских казаков в почтении и защищать устья Дона”. Паллас подметил глубокое разложение единой прежде общины и всевластие аристократии. “Преимущества и отличия, слишком легко пожалованные с недавнего времени старшинам, сделали их высокомерными и надменными… Они основывают поселения, наполненные бродягами, завлекаемые приманкой добычи, на отличных (войсковых) землях.”.

Учёным немцем сочинения коего издавались одновременно и по-немецки, и по-французски, был также и Шторх, писавший на переломе от XVIII–го к XIX–му веку. Относительно “Земли Донских Казаков” Шторх полагал, что уже в 1570 г. она была “Значительным государством, достаточно могущественным, чтобы основать свою столицу в Черкасском городке”.

В русской историографии XVIII в. гипотезу об образовании донского казачества первым выдвинул В. Н. Татищев. Согласно ей, группа «черкас от Бештау» ушла под давлением Орды с Северного Кавказа и поселилась в 1282 г. под Курском, а затем переселилась на Днепр. Там, в память о прежней родине ими был основан город Черкасы. Из них сформировалось запорожское казачество. В 1569 г. они явились на Дон для борьбы с турками во время турецко­крымского похода на Астрахань, где «построили город Черкаской». Другую часть казачества, согласно Татищеву, составили «мещерские казаки» татарского происхождения. Так была высказана точка зрения, согласно которой происхождение казачества ­ результат миграции, причем казачество не было связано происхождением с русским народом. Близкую точку зрения высказывал Г. З. Байер, считавший, что «казаков можно было почитать за древний... народ». Со ссылкой на Константина Порфирородного он указывал, что еще в X в. они жили в Кабарде, откуда они «от великого князя Мстислава. В Российское подданство переведены были». На русское происхождение казачества указывал в конце XVIII в. И. Н. Болтин. Он подчеркивал связь образования донского казачества с «мятежами» в России.

Сведения о взглядах самих донских казаков XVIII в. на свое происхождение давал А. И. Ригельман. По его сообщению, часть казачества видела свое происхождение от «некоих вольных людей, а более от Черкасс и Горских народов». О себе такой казак заявлял: «Я, де, не Москаль, но Русской, и то по закону и вере Православной, но не по природе». В то же время он отметил существование среди казаков «некоторых верховых станиц» иного взгляда на происхождение донского казачества.

Происходило казачество, по их утверждению, от некого зверобоя, очевидно, русского промысловика, который «с этим промыслом. пробрался на реку Дон». Вокруг него собрались люди «для таковых же промыслов». Этот зверобой «сделался их атаманом», и они «жили свободно, не будучи подвластны или дань платя никому».

В обоих версиях подчеркивается связь между происхождением казачества и их вольностью, которая составляла для казаков историческую ценность даже в условиях XVIII в., когда они были полностью подчинены государственной власти.

Вместе с тем во второй версии не отрицалась связь между происхождением казачества и русским народом, а также подчеркивался трудовой, промысловый характер первых казачьих общин. Не случайно вторая версия возникла в верховых станицах, где казаки были менее склонны отделять себя от России. Версию происхождения казачества, распространенную в верховых станицах, исследователь этой проблемы П. П. Сахаров оценивал очень высоко, считая, что в ней сохранилась историческая память о реальных процессах прошлого.

Версию «разбойного» происхождения казачества на Дону развивал Н. М. Карамзин, рассматривая предпосылки похода Ермака. Предками донского казачества были, по его утверждению, азовские казаки, «которые в XV в. ужасали всех путешественников в окрестностях Дона», а также беглецы из России, которые «искали дикой вольности в опустевших улусах Орды Батыевой». Несколько по­иному повторял эту версию писатель второй четверти XIX в. В. Бронев­ский, указывавший, что первые казаки ­ это разбойники, которых изгнал из России Иван Грозный. Точку зрения донской верхушки, стремившейся подчеркнуть древнее и высокое происхождение казачества, высказал в 1814 г. директор Новочеркасской гимназии А. Попов, бездоказательно утверждавший, что предками казачества были амазонки.

Значительно более обоснованным было, по мнению изучавшего историографию проблемы происхождения донского казачества П. П. Сахарова, утверждение В. Д. Сухорукова, относившего появление казачества к первой половине XVI в. Однако сотрудник Сухорукова, В. М. Пудавов, считал непосредственными предками донских казаков азовских казаков. Эти казаки, по его утверждению, происходили от славян, которые несли сторожевую службу еще в VIII­X вв. у хазар, а затем 600 лет сохраняли веру, народность и боевой строй. По требованию Ивана III они будто бы были изгнаны из Азова и обосновались между Салом и Цымлой, где занимались скотоводством и грабили азовцев. В начале XVI в. они, как отмечал Пудавов, основали первую общину донских казаков.

Эпоха наполеоновских войн наполнило европейскую литературу массой сведений о казаках, разбросанных в разных изданиях (и – по большей части – неиспользованной ни российскими, ни казачьими историками). Среди них выделяются две, специально посвящённые казакам, - одна фон Плото (1811 г.), другая – Кара (1814 г.). Автор первой Карл фон Плото, весьма любопытна его книга с длинным названием: “Казаки или их история от начала их и до современности, с изображением их образа правления и их местожительства”, изданная в Берлине в 1811.

По утверждению фон Плото, казаки основали самостоятельное государство, под именем: “Донские казаки”. Это государство послужило родоначальником многих новых ветвей казачества, и “ещё теперь, сохраняет свою свободную конституцию, хотя и изменённую несколько духом времени”.

В конце 1820-х г.г. в немецком военном органе “Библиотека кавалериста”, редактор его генерал граф Теодор фон Бисмарк-Болен напечатал отчёт: “О казаках и их военной полезности”. Это был текст доклада, который сделан был императору Александру Первому в 1816 г. кавалерийским генералом Константином Христофоровичев Бенкендорфом. Через два года в Париже вышел французский перевод статьи отдельной брошюрой. “Этот народ – писал Бенкендорф – приписывает величайшее значение древности их старых обычаев и религиозных обрядам. То и другое священно!” Бенкендорф порицал молодых донских казачьих офицеров за попытки вносить изменения в эту область. Любопытно, что этот доклад так и остался неизвестным в России, войдя в немецкую и французскую литературу о казачестве.

Для литературы начала XX века характерна противоречивая оценка отношения казачества к событиям 1917-1920-х годов. Основное внимание уделялось военно-оперативным вопросам, расстановке и соотношению сил в казачьих областях. Политика партий по отношению к казачеству детально не исследовалась.

В 1950-60-х годах так же выходило много литературы посвященной казачеству. И.И. Минц выявил особенности установления большевистской власти в различных районах России.

В 1980-м году вышла в свет книга Ермолина А.П. “Революция и казачество”, в которой автор исследует процесс борьбы во всех казачьих районах России. Ермолин использует архивные материалы, данные периодической печати и мемуарную литературу. С помощью использованного материала автор показывает переход казаков на сторону Советской власти.

Значительный интерес представляет книга С.П. Мельгунова «Красный террор в России (1918–1923)». Она впервые увидела свет в 1928 г. в Берлине, однако была недоступна советскому читателю. Книга вышла в момент гибели В.В. Воровского, убийца которого объяснял свой поступок желанием «отомстить» большевикам за зверства ВЧК. Один за другим русские эмигранты давали показания о том, что пережили их друзья в Советской России. Нельзя не упомянуть и о личном архиве Мельгунова, который тот собирал с лета 1918 г.

Последние двадцать лет выходят в свет работы А. Шкуро, П. Краснова, П. Врангеля, П. Донского и др.

Из такого рода книг можно назвать сборник под названием «Трагедия казачества». Он открывается «Записками белого партизана» генерала А. Шкуро, перешедшего после эмиграции на сторону фашистской Германии. Описывая события еще Гражданской войны в России, он приводит случай, когда на предложение вернуться в станичное управление, где собрались одни старики, ответил: «Вот что, прапорщик, – сказал я ему раздельно и веско, – вон там, на окраине станицы стоят два моих полка. В случае какоголибо предательства с вашей стороны они вырежут всю станицу до последнего человека. Вы поняли? Теперь ведите меня в управление». Вот таким тоном говорил Шкуро даже со стариками станичными, своими соотечественниками в книге «Трагедия казачества». Другой автор этого сборника, П. Донской в статье о войне 1941–1945 гг. смакует победы фашистов в первые месяцы, но ни слова не говорит о 16 казачьих дивизиях и 7 корпусах, сражавшихся действительно за Родину в Красной армии.

Конечно, в записках Шкуро и других представителей белого движения можно найти крохи правды, но в целом облик мерзавцев, служивших фашистам, отвратителен. В заключительной главе этого тома ни слова не сказано о казачьих добровольцах в советских корпусах, удостоенных звания гвардейских, об их вкладе в победу над фашизмом.

Один из последних атаманов Кубанского войска В.Г. Науменко назвал свою книгу, изданную в 2003 году, «Великое предательство». Речь в ней идет о выдаче СССР англичанами небольшой группы предателей из числа казаков, служивших фашистам. В последние дни войны они устремились на Запад, надеясь, что наши союзники по Второй мировой войне спрячут их от возмездия русской армии.

Анализ научной литературы приводит нас к выводу о том, что до сих пор одними из наименее разработанных направлений истории казачества являются особенности их материальной и духовной культуры, прежде всего, обычаи, нравы и жилище, которые нуждаются в дальнейшем изучении.

Мнение автора состоит в том, что самобытность, особость казаков позволяет, в любом случае, говорить о них как о чем-то этнически специфическом: будь это - самостоятельный этнос, этнографическая группа русских или особая этносословная группа населения.




















  1. Проблемы, рассматриваемые в периодике

Относительно истории Донского казачества, проблемы, рассматриваемые на страницах научных периодических изданий, а именно в журналах «Вопросы истории», «Родина» и «Этнографическое обозрение», «Вестник ВолГУ». В статьях рассматриваются история Донского казачества, вопросы быта, отношение Донского казачества с правительством и роль в истории. Далее прилагаю список журнальных статей, рассматривающих проблемы, касаемые нашей темы за последние 10-15 лет.

Список статей журналов:

  1. Скорик А. П. - Донское казачество в начале 1950-х гг. // В.И. 2011 №1

В статье автор рассматривает становление казачества в системе российского государства, влияние фронтира на его природу, особенности отношения государства к данному сословию, эволюцию взаимоотношений с государством, расстановку приоритетов государства в отношении казаков.

  1. Скорик А. П. – Казачья станица в 1930-е гг. //В.И. 2011 № 10

В работе освещается процесс преобразований культуры и быта казачьих станиц Дона, Кубани и Терека в условиях организационно-хозяйственного укрепления колхозной системы, благотворно отразившегося на сфере повседневности казачества Юга России. Обоснован авторский вывод о превалировании во второй половине 1930-х гг. в культурно-бытовой сфере казачьих станиц позитивных тенденций, что, однако, никоим образом не означало решения существовавших в данной сфере многочисленных проблем.

  1.  Скорик, А.П.  - Прототипы шолоховских героев в документальных источниках по истории донского казачества 1930-х гг. // Власть. - 2009 № 7

В статье доказывается возможность и необходимость использования литературных произведений как источников для научных исследований по российской истории. С привлечением архивных материалов на примере романов М. Шолохова показано, насколько достоверно отражены в них сюжеты коллективизации на Дону.

  1. Рыблова М.Л. – Типы традиционных жилищ донских казаков // ЭО 1998 № 6

Это масштабное научное исследование, при этом она написана популярным языком и легко читается.

Поселения и жилища представлены в книге не только как часть

материальной культуры (с подробным описанием строительных технологий); в ней вы узнаете также о способах духовного освоения Дикого поля; истории создания станичных святых мест (колодцы, рощи, святые источники, места явленных икон) и связанные с ними легенды и поверья.

В книге показано, как в поселениях и жилищах донских казаков нашли отражения влияния традиций других народов (славянских, тюркских, монгольских).

  1. Рыблова М.А. – Понятие «граница» в представлениях донских казаков // 2002 № 4

Понятие “граница” автор относит к числу универсальных культурных категорий, и связано это с функцией границы, которая сводится к “адаптирующей переработке внешнего во внутреннее” в результате чего происходит структурализация внешнего пространства, то есть собственно создание “пространства культуры”.

  1. Рыболова М.А. – «Казаки возвращаются!»: история и судьба одной научной теории // ЭО 2010 №4

Несмотря на то, что в статье речь пойдет о судьбе научной теории, относящейся только к казачеству, можно утверждать, что исследуемая ситуация имеет отнюдь не частное значение, а является составной частью масштабного процесса, начавшегося на обширном постсоветском пространстве. Речь идет о создании "этногенетических исторических мифов", призванных консолидировать и мобилизовать этносы и этнические группы в их борьбе за восстановление "исторической справедливости".

  1. Рыблова А.М. – Донское казачество: к вопросу об "истоках" и социокультурных трансформациях // ЭО 2010 № 6

В статье идет речь о важности изучения этнически смешанных селений, представляющих социальную среду, где наиболее интенсивно протекают процессы межэтнического и межкультурного взаимодействия, об организации экспедиционного исследования таких селений в Урало­Поволжье, о целях и задачах этого исследования, ходе его проведения и уникальности полученных материалов.

За последнее время появилось немало работ, в которых межэтнические отношения рассматриваются, прежде всего, в русле изучения конфликтов, а к опыту длительного мирного сосуществования разных этнических групп обращаются гораздо реже. Между тем история человечества говорит о том, что между группами людей, которые принадлежат к разным народам и различаются в культурном и языковом отношении, конфликты возникают далеко не всегда. Более того, их мирное сосуществование является скорее правилом, чем исключением. При этом в процессе контактов и взаимодействия они осваивают язык и элементы культуры друг друга, в некоторых случаях изменяют свою этническую идентичность.

Один из регионов России, где на протяжении веков мирно соседствуют и взаимодействуют между собой представители разных народов, ­ территория Поволжья и Приуралья. Здесь встречаются как районы с относительно однородным в этническом отношении населением, так и местности, где расселение этнических групп носит дисперсный характер. Крайним случаем такой дисперсности можно считать этнически смешанные поселения. Они представляют собой ту социальную среду, где наиболее интенсивно протекают процессы межэтнического и межкультурного взаимодействия, и поэтому они представляют особенный интерес для исследователей, стремящихся увеличить свои знания об этих процессах. Тем не менее, несмотря на то, что отдельные сведения об этнически смешанных селениях данного региона встречаются во многих работах, до последнего времени такие селения никогда не становились объектом специального исследования. В центре внимания этнографов обычно были отдельные народы региона. При этом предпочтение оказывалось либо тем ситуациям, в которых

  1. Поляков В. А. Аграрная политика большевиков (На материалах Поволжья) 1919-1920 гг. // Вестник ВолГУ 2004 № 4

Впервые в историографии на основе широкого круга источников был произведён всесторонний и комплексный анализ причин происхождения этого масштабного бедствия с эпицентром в Поволжье, исследованы его особенности и последствия. Голод был обусловлен реализацией программных положений РКП(б) по строительству социализма через разрушение базисных товарно-денежных отношений. Эта теоретическая основа базировалась на ряде ленинских положений, в основной ряд которых, кроме суждений о голоде и его последствиях как явлениях прогрессивных, облегчающих собственный приход к власти, вошли следующие: гегемония коммунистической партии, скрываемая декларацией о диктатуре пролетариата; утопическая идея всеобщего учёта производства и распределения продуктов; хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность с целью осуществления правила «кто не работает, тот не должен есть»; «добыча» хлеба методом реквизиций, ставших государственной нормой. При этом, если в сфере материального производства оплата была введена уравнительная, что подрывало всякую инициативу и делало бессмысленной интенсивность труда и высокое качество продукции, то выполнение плановых заданий по изъятию сырья и продуктов из деревни стали стимулировать через выдачу премий продовольствием, какое у крестьян брали. К тому же использовались административные меры воздействия на людей вплоть до физического насилия, что реализовывалось силовыми структурами через повсеместно создаваемые лагеря принудительных работ.


























  1. План работы

  1. Расположение войска Донского:

  1. Территория войска Донского и краткая историческая справка;

  2. Административное устройство;

  3. Этнический состав.

  1. Социально-экономическое и политическое устройство:

  1. Экономика;

  2. Управление;

  3. Социальный состав войска.

  1. Духовная сфера:

  1. Вероиспоиведания;

  2. Культура.



















  1. Система заданий для закрепления материала

Задание № 1. Дайте определение:

Курень, баляс, махотка, повитуха, погребка, сибирка, есаул, область войска Донского.

Задание № 2. Пройдите тест.

1) Укажите господствующую религию войска Донского

А) Буддизм;

Б) Православие;

В) Ислам.

2) Курень – это

А) дом с четырехскатной крышей;

Б)  углублённое в землю жилище;

В)  постоянное помещение для хранения припасов.

3) Основным занятием донских казаков было

А) бортничество;

Б) коневодство;

В) разведение кроликов.

4) Высший начальник в казачьих войсках, а также военно-административный начальник в казачьих областях – это

А) атаман;

Б) вожак;

В) предводитель.

5) Как называлось художественное произведение раскрывающее жизнь и дух казачьего народа

А) Василий Теркин

Б) Капитанская дочка

В) Тихий Дон




  1. Ответы на задания.

Задание № 1.

Курень –квадратный казачьий дом с четырехскатной крышей.

Баляс – верхний этаж казачьего дома, спальное помещение в доме.

Махотка – небольшой глиняный сосуд для молочных продуктов.

Повитуха – пеленка.

Погребка – надстройка над погрибом.

Сибирка – северный ветер.

Есаул – помощник войскового атамана, исполнитель решений круга, и приказаний атамана в походах.

Область Войска Донского — административно-территориальная единица в Российской империи, населённая в значительной мере донскими казаками и управлявшаяся по особому положению.


Задание № 2.

  1. Б; 2) А; 3) Б; 4) А; 5) В















  1. Список использованной литературы

  1. Большой толковый словарь. М., 2003.

  2. Венков А.В. Казачий Дон: Пять веков воинской славы. – М., 2010.

  3. Газеты «Казачий вестник», «Станица», «Донские войсковые ведомости».

  4. Гонюшео Ю. Казачьи войска России. М., 1993.

  5. М. Шолохов. Тихий Дон. Ростов – на – Дону, 1997.

  6. Остапенко М.П. Хрестоматия по истории донского казачества. Ростов –на – Дону. 1994.

  7. Сухарев Ю.Ф. Лазоревый цвет. Страницы казачьей истории. – Ч., 2001.

Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Краткое описание документа:

Недостаток летописных источников, как российских, так и зарубежных, не позволяет точно определить время зарождения Донского казачества как самостоятельной вольной военизированной общины, имеющей свою организацию и свои особенности. Многие ученые склоняются к тому, что процесс формирования казачества на Дону проходил параллельно с процессом христианизации Киевской Руси.

 

Но основные письменные источники встречаются не ранее 1500 года. Историк В. Н. Татищев считал, что Войско Донское образовалось в 1520 г. , а донской историк И. Ф. Быкадоров - с 1520 по 1546 г. Именно в это время казачество переходит на оседлый, постоянный образ жизнедеятельности, строя первые "зимовища и юрты", т. е. поселения, в которых можно было перезимовать в "Диком поле", как тогда называли глухие, малообжитые придонские степи. О первых казачьих городках писал ногайский князь Юсуф в 1549 г. московскому царю Ивану Грозному в своей жалобе на разбойные действия донских казаков во главе с атаманом Сары-Азманом. 

Автор
Дата добавления 18.06.2015
Раздел История
Подраздел Конспекты
Просмотров256
Номер материала 570163
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх