Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Другое / Другие методич. материалы / Однажды и на всю жизнь

Однажды и на всю жизнь



57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


  • Другое

Поделитесь материалом с коллегами:

Учителем я не случайно стала.image1

Наверное, в этом гены виноваты.

Полвека мама школе отдала

И я уж сорок лет всегда с ребятами.


Однажды и на всю жизнь.

Она долго и основательно готовилась к своему первому уроку. Прекрасно понимая, что от того, как он пройдет, от того, как его проведет, будет зависеть многое. Всю ночь она думала, как поведет себя на нем, как войдет, что скажет... Где-то в глубине души знала — будет легче: как-никак студенты, а не ученики. И все-таки волнение не покидало ее до самых дверей аудитории. Долго не решалась войти, но потом, пересилив себя, рывком открыла дверь.

Здравствуйте. Я буду вести у вас биологию. Зовут меня Анастасия Игнатьевна.

Класс не шумел, но и никак не реагировал на слова.

Тема нашего урока... Студенты сидели тихо. Про себя она подумала, значит, слушают, и говорила, говорила, забыв обо всем.

Домой летела, словно на крыльях. Первый экзамен выдержала, а остальное приложится, главное — первый урок, а он прошел хорошо...

На следующий день шла в техникум, как на праздник: ведь там ее ждут, там ее поняли. Радостная и счастливая распахнула дверь класса и обмерла: там не было ни одного студента. «Может быть, в другой аудитории?» — мелькнула мысль. Заглянула в одну, другую — нигде не было... Пришла в свой класс, села и горько-горько заплакала. «Как же так? Почему? Почему они не пришли, ну хоть бы один-два остались, а то вся группа. Вот тебе и успех».

Я была убита горем,— вспоминала Анастасия Игнатьевна Вишнякова,— и если бы не завуч, то, наверное, я навсегда ушла с преподавательской работы. Но, оставшись в тот день, она уже никогда не помышляла, что когда-нибудь уйдет из школы.

Минуло много лет. Но в памяти хранились подробнейшие детали работы в одном из сельскохозяйственных техникумов города Сретенска Читинской области. Три года пролетело незаметно. А затем и еще десять лет в одной из школ города Нижнеудинска. А потом с 1966 по 2000годы Анастасия Игнатьевна с работала в Братской средней школе № 20. Но, прежде чем стать учителем, были трудные годы детства и столь же нелегкие годы юности...

Ей было девять лет, когда погибла мать, отец умер, когда ей исполнилось 13лет. В городе Иркутске жила старшая сестра. И девочка уезжает к ней. Училась охотно. Она страстно хотела быть учителем. Перед самым началом войны окончила 7 классов. Встал вопрос: куда теперь? Очень и очень хотелось учиться. Но, чтобы учиться, нужны были средства, а их не было.

Шла уже война, время было тяжелое: не хватало топлива, еды. И все-таки она решила учиться. Пошла в педагогический техникум. Там поинтересовалась:

  • Есть ли при техникуме столовая?

  • Нет. Студенты питаются за свой счет.

А откуда у девчонки свой счет? Сестра? Та и так живет нелегко, старается отдать последний кусок сестренке. Оставалось последнее - сельскохозяйственный техникум. Там столовая небольшая, но своя была. Продукты поставлялись с приусадебного участка техникума.

Что ж, не всегда юношеские мечты сбываются. Она заканчивает сельхозтехникум. После этого 10 месяцев работает в областном сельскохозяйственном управлении. А затем снова учеба. Она захлестнула ее, пыталась осилить то, что другим было не под силу. В таких случаях говорят: училась старательно и прилежно. А если это на самом деле так? Чтобы как-то прожить, приходилось работать и истопником, и уборщицей.

Закончила сельхозинститут. Работать начала по специальности. Жить стало легче, война кончилась. Да вот не лежало только сердце к работе, хотя прекрасно разбиралась в агрономии. Но завидит детей, сердце из груди рвется, просится в школу. Бывает такое: к чему с детства прикипел — не оторвешь. И решилась уйти работать в школу, к тому же мужа перевели в Читинскую область.

И свой первый, памятный урок помнит, помнит, как плакала навзрыд, и как уезжала и тоже со слезами, но слезами счастья от того, что плакали ее девчонки-студентки, прощаясь с любимым педагогом. И как не помнить? Там она оставила частицу своего сердца, частицу своей души.

Шли годы. С ними приходил опыт. Но любовь к детям, к своему предмету оставалась. Были ли разочарования? А у кого их не бывает? И все-таки, несмотря ни на что, работала и работала.

..Город Братск, 1 сентября 1966 года, Впервые в жизни утром она не идет в школу. Все в школе, а она — дома. Утешала себя тем, что вечером будет в школе. Будет учить молодых рабочих в школе работающей молодежи.

Мама,— прибежала дочка из школы,— а у нас биологии не было.

  • Почему?

  • Учительницы нет.

И, забыв обо всем, она бегом в школу.

Да, нет. А вы биолог?

  • Да.

  • Стаж?

  • Тринадцать лет.

  • Хорошо, если разрешат в гороно, возьмем.

  • Вы же хорошо понимаете,— говорили ей в гороно,— что в школе работающей молодежи тоже должен быть биолог.

  • Понимаю. Но поймите и меня, я очень и очень хочу работать с детьми.

  • Ну, хорошо. На ваше счастье, у вас есть замена, молодой биолог прибыл.

Так Анастасия Игнатьевна Вишнякова оказалась в Братской средней школе № 20. Начала работать в новом коллективе. Дали ей пятый класс. Радовалась, пятый — это не очень трудно. Но, оказалось, радоваться было рано. Не из легких был пятый. И как классный руководитель, она дни и ночи проводила в школе. Днем — с учениками, вечером — с родителями. Довела свой пятый до выпуска. И не узнать было бывшего озорного пятого класса. Изменился, к концу учёбы стал лучшим в школе. И это не пустая фраза. Из 21 выпускника, которые поступали в вузы после окончания 10 класса, поступили 16. И это ли не радость для учителя.

Выпустила своих питомцев, говорит Анастасия Игнатьевна,— думала, отдохну год, и снова возьму пятый класс. Интересно все начинать с начала и, тем более, видеть результаты своего труда.

Но не пришлось ей отдохнуть. Из 8 «б» ушла учительница. Встал вопрос: кому отдать этот трудный 8 «б»? Никто из педагогов не хотел его брать. Не хотела брать его и Анастасия Игнатьевна. И не потому, что трудный, была мечта о пятиклашках. Но что поделаешь, должен же у учеников быть классный руководитель. И стала им Вишнякова.

Нелегко, ох, как нелегко пришлось ей. Дети опаздывали на занятия, другие совсем не являлись. Придёшь, а там пьяный отец... А об успеваемости и говорить не приходилось. В таких случаях говорят: трудные дети. Почему они трудными стали. Просчет школы, родителей? Кого винить? Работать надо. И работала. Уроки по расписанию начинались в 11 утра, а она приходила в восемь. Уходит, когда огни в окнах всех классов погашены. И отдачи пока никакой. Сердцем и умом понимала — не все сразу, и верила.

Саша, ученик ее, неплохой паренек, но замкнутый, чуть было не ударил учителя. Как быть? Тот требует исключить из школы. Исключить, а он куда? Работать - мал, да в семье еще не все в порядке. И шла к этому учителю, просила, шла к директору, просила. А потом долгие разговоры с Сашей. По-товарищески, не как учитель с провинившимся учеником, а как человек с человеком, на равных. Разговор по душам. И раскрылся мальчонка.

Или Сережа: грубит, плохо учится. Почему? Молчит. Домой придешь, а там тетка (родителей нет) тоже обижается: груб и. уроков учить не хочет. После уроков она по-матерински говорит с ним в кабинете. Потом опять идет к тетке, идет к тренеру, что тренирует ребят в хоккей, советуется, просит. И весь день в заботах в хлопотах. Ее жизнь продолжается в выпускниках, во всех её учениках.

Биология, по мнению большинства учеников,— предмет неинтересный. А у Анастасии Игнатьевны — наоборот. Любили ребята биологию. У нее стопроцентная успеваемость в классах. И, пожалуй, гордость того времени не только Вишняковой, но всей школы — лучший кабинет биологии в городе, где раздаточного материала и учебных пособий не счесть.

Она всегда говорила:

  • Если бы снова начать жить, без сомнения, я бы выбрала эту профессию. Хороший, добрый, по-матерински ласковый педагог отдавала детям свое сердце, свой разум, знания. И, наверное, для каждого учителя нет большего счастья, когда его дело продолжают другие. Родная дочь подхватила эстафету матери, работает учителем биологии и химии. Среди её учеников есть директора школ, учителя и кандидаты наук разных дисциплин, доктор биологических наук. Многие из её учеников стали прекрасными врачами. Так что утверждение: продолжение учителя в его учениках — верное, но к этому стоит добавить, учителей таких, как Анастасия Игнатьевна Вишнякова.



57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Краткое описание документа:

Учителем я не случайно стала.

Наверное, в этом гены виноваты.

Полвека мама школе отдала

И я уж сорок лет всегда с ребятами.

 

Она долго и основательно готовилась к своему первому уроку. Прекрасно понимая, что от того, как он пройдет, от того, как его проведет, будет зависеть многое. Всю ночь она думала, как поведет себя на нем, как войдет, что скажет... Где-то в глубине души знала — будет легче: как-ни­как студенты, а не ученики. И все-таки волнение не покидало ее до самых дверей аудитории. Долго не решалась войти, но по­том, пересилив себя, рывком от­крыла дверь.

—        Здравствуйте. Я буду вести у вас биологию. Зовут меня Ана­стасия Игнатьевна.

Класс не шумел, но и никак не реагировал на слова.

—        Тема  нашего   урока... Студенты сидели тихо. Про себя она подумала,   значит, слушают, и говорила, говорила, забыв обо всем.

Домой летела,   словно на крыльях. Первый экзамен выдержа­ла, а остальное приложится, глав­ное — первый урок, а он прошел хорошо...

На следующий день шла в тех­никум, как на праздник: ведь там ее ждут, там ее поняли. Радост­ная и счастливая распахнула дверь класса и обмерла: там не было ни одного студента. «Может быть, в другой аудитории?» — мелькнула мысль. Заглянула в одну, другую — нигде не было... Пришла в свой класс, села и горько-горько заплакала. «Как же так? Почему? Почему они не при­шли, ну хоть бы один-два оста­лись, а то вся группа. Вот тебе и успех».

—        Я была убита горем,— вспо­минала Анастасия Игнатьевна Ви­шнякова,— и если бы не завуч, то, наверное,  я навсегда ушла с преподавательской работы. Но, оставшись в тот день, она уже никогда не помышляла, что когда-нибудь уйдет из школы.

Минуло много лет. Но в памяти хранились  подробнейшие детали работы в одном из сельскохозяй­ственных техникумов города Сретенска Читинской области. Три года пролетело не­заметно. А затем и еще десять лет в одной из школ города Нижнеудинска.  А потом с 1966 по 2000годы   Анастасия Игнатьевна с работала в Братской средней школе № 20. Но, прежде чем стать учителем, были трудные годы детства и столь же нелегкие годы юности...

Ей было девять  лет, когда погибла мать, отец умер, когда ей исполнилось 13лет. В городе Иркутске жила старшая сестра. И девочка уезжает к ней. Училась охотно. Она страстно хотела быть учителем. Перед самым началом войны окончила 7 классов. Встал вопрос: куда теперь? Очень и очень хоте­лось учиться. Но, чтобы учиться, нужны были средства, а их не было.

Шла уже война, время было тя­желое: не хватало топлива, еды. И все-таки она решила учиться. Пошла в педагогический техни­кум. Там поинтересовалась:

Есть ли при техникуме сто­ловая?

Нет. Студенты питаются за свой счет.

 А откуда у девчонки свой счет? Сестра? Та и так живет нелегко, старается отдать по­следний кусок сестренке. Оставалось последнее - сельскохозяй­ственный техникум. Там столовая небольшая, но своя была. Про­дукты поставлялись с приусадеб­ного участка техникума.

Что ж, не всегда юношеские мечты сбываются. Она заканчивает сельхозтехникум. После этого 10 месяцев работает в областном сельскохозяйствен­ном управлении. А затем снова учеба. Она захлестнула ее, пыта­лась осилить то, что другим было не под силу. В таких случаях го­ворят: училась старательно и при­лежно. А если это на самом деле так? Чтобы как-то прожить, приходилось работать и истопником, и уборщицей.  

Закончила сельхозинститут. Ра­ботать начала по специальности.  Жить стало  легче, война кончи­лась. Да вот не лежало только сердце к работе, хотя прекрасно разбиралась  в агрономии. Но за­видит детей, сердце из груди рвется, просится в школу. Бывает такое: к чему с детства прикипел — не оторвешь. И решилась уйти работать в школу, к тому же мужа перевели   в   Читинскую   об­ласть.

И свой первый, памятный урок помнит, помнит, как плакала на­взрыд, и как уезжала и тоже со слезами, но слезами счастья от того, что плакали ее девчонки-студентки, прощаясь с любимым педагогом. И как не помнить? Там она оставила частицу своего сердца, частицу своей души.

 Шли годы. С ними приходил  опыт. Но любовь к детям, к своему предмету оставалась. Бы­ли ли разочарования? А у кого их не бывает? И все-таки, несмотря ни на что, работала  и работала.

Город Братск, 1 сентября 1966 года, Впервые в жизни утром она не идет в школу. Все в школе, а она — дома. Утешала себя тем, что вечером будет в школе. Будет учить моло­дых рабочих в школе работаю­щей молодежи.

— Мама,— прибежала дочка из школы,— а   у   нас   биологии не было.

 Почему?

 Учительницы нет.

И, забыв обо всем, она бегом в школу.

— А вы биолог?

— Да.

— Стаж?

— Тринадцать лет.

— Хорошо, если разрешат в гороно, возьмем.

— Вы же хорошо понимаете,— говорили ей в гороно,— что в школе работающей молодежи то­же должен быть биолог.

— Понимаю. Но поймите и ме­ня, я очень и очень хочу рабо­тать с детьми.

— Ну, хорошо. На ваше сча­стье, у вас есть замена, молодой биолог прибыл.

    Так Анастасия Игнатьевна Виш­някова оказалась в Братской средней школе № 20. Начала ра­ботать в новом коллективе. Дали ей пятый класс. Радовалась, пя­тый — это не очень трудно. Но, оказалось, радоваться было рано. Не из легких был пятый. И как классный руководитель, она дни и ночи проводила в школе. Днем — с учениками, вечером — с роди­телями. Довела свой пятый до выпуска. И не узнать было бывшего озорного пятого класса. Изменился, к концу учёбы стал лучшим в школе. И это не пустая фраза. Из 21 выпускника, которые поступали в вузы  после окончания 10 класса, поступили 16. И это ли не радость для учи­теля.

— Выпустила  своих   питомцев, говорит  Анастасия   Игнатьевна,— думала,    отдохну   год,    и   снова возьму пятый   класс.   Интересно  все начинать  с начала  и, тем более,  видеть   результаты   своего  труда.

Но не пришлось ей отдохнуть.  Из 8 «б» ушла учительница. Встал  вопрос:    кому  отдать этот трудный 8 «б»?   Никто   из педагогов  не хотел   его   брать.   Не хотела брать его и Анастасия   Игнатьев­на. И не потому,   что   трудный, была  мечта   о пятиклашках.   Но что   поделаешь,   должен   же   у учеников быть классный руково­дитель. И стала им Вишнякова.

Нелегко, ох, как нелегко при­шлось ей.   Дети   опаздывали на занятия, другие совсем не являлись. Придёшь, а там  пьяный отец... А об успева­емости и говорить не приходи­лось. В таких случаях говорят: трудные дети. Почему они трудными стали. Просчет школы, родителей? Кого винить? Рабо­тать надо. И работала. Уроки по расписанию начинались в 11 ут­ра, а она приходила в восемь. Уходит, когда огни в окнах всех классов погашены. И отдачи пока никакой. Сердцем и умом понимала — не все сразу, и верила.

Саша, ученик ее, неплохой па­ренек, но замкнутый, чуть было не ударил учителя. Как быть? Тот требует исключить из школы.  Ис­ключить, а он куда? Работать -  мал, да в семье еще не все в поряд­ке. И шла к этому учителю, про­сила, шла к директору, просила. А потом долгие разговоры с Са­шей. По-товарищески, не как учитель с провинившимся учени­ком, а как человек с человеком, на равных. Разговор по душам. И раскрылся мальчонка.

Или Сережа: грубит, плохо учится. Почему? Молчит. Домой придешь, а там тетка (родителей нет) тоже  обижается: груб и. уроков учить не хочет. После уроков она по-матерински гово­рит с ним в кабинете. Потом опять идет к тетке, идет к трене­ру, что тренирует ребят в хоккей, советуется, просит. И весь день в заботах в хлопотах. Ее жизнь про­должается в выпускниках, во всех её учениках.

Биология, по мнению большинства учеников,— предмет неинтересный. А у Анастасии Иг­натьевны — наоборот. Любили ре­бята биологию. У нее стопроцент­ная успеваемость в классах. И, пожалуй, гордость того времени не только Вишняковой, но всей школы — лучший кабинет биологии в городе, где раздаточного материала и учебных пособий не счесть.

Она всегда говорила:

Если бы снова начать жить, без сомнения, я бы выбрала эту профессию.   Хороший,   добрый, по-матерински   ласковый педагог отдавала детям свое сердце, свой разум, знания. И, наверное, для каждого учителя нет большего счастья, когда его дело продол­жают другие. Родная дочь под­хватила эстафету матери, рабо­тает учителем биологии и химии. Среди её  учеников есть  директора школ, учителя и кандидаты наук  разных дисциплин,  доктор биологических наук. Многие из  её учеников  стали прекрасными врачами. Так что утверждение: продолжение учителя в его уче­никах — верное, но к этому стоит до­бавить, учителей таких, как Ана­стасия Игнатьевна Вишнякова.

Автор
Дата добавления 21.03.2015
Раздел Другое
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров194
Номер материала 451375
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх