Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Музыка / Другие методич. материалы / Реферат по музыке: «Антонин Дворжак. Симфония №9 «из Нового Света».

Реферат по музыке: «Антонин Дворжак. Симфония №9 «из Нового Света».

  • Музыка

Поделитесь материалом с коллегами:

Управление культуры Администрации города Екатеринбурга

Муниципальное бюджетное образовательное учреждение культуры

дополнительного образования детей

«Детская хоровая школа № 2»









Реферат на тему: «Антонин Дворжак. Симфония №9 «из Нового Света».











Выполнил: ученик 7 класса Андрюшин Кирилл

Руководитель: Репина Л.В.

Предмет: музыкальная литература

Оценка:___________



















г. Екатеринбург

2015



Содержание: стр.

Введение 3

1. Биография А. Дворжака 5

1.1 Ранние годы

1.2 Америка

1.3 Дальнейшая деятельность.

2. Разбор симфонии №9 7

Заключение 14

Список использованной литературы 15

Приложение 16

Введение

Истоки чешской музыкальной культуры восходят к древности, о чём свидетельствуют археологические находки на чешских землях; среди них - предметы, служившие первобытному человеку в качестве элементарных музыкальных инструментов: свистульки из обожжённой глины, дудки из полых костей, бубны и барабаны чашевидной формы, многочисленные шумовые инструменты - скребки, колотушки, гонг в виде каменной плиты (каменный век), а также металлические трубы и лиры (бронзовый век).

В 13 в. в Чехию проникают немецкие влияния. Под воздействием искусства миннезингеров Прага превратилась в центр куртуазной рыцарской музыкальной культуры; здесь состязались в пении, утончённом поэтичном и композиторском искусстве.

Расцвету светского искусства способствовали и странствующие музыканты, авторы первых народных религиозных представлений (14-15 вв.), традиции которых сохранялись в чешской музыки до 19 в.

Большую роль в развитии профессиональной чешской музыки сыграл факультет свободных искусств Пражского университета (основанный в 1348), где с 14 в. работали многие видные деятели чешской культуры, в т. ч. профессор музыки П. Стоупна (учитель Я. Гуса).

Уже в 1256 в пражском кафедральном костёле был установлен орган. Получили распространение цитра, труба, литавры, ручная арфа, псалтериум, кифара, фидель и др. инструменты.

К 14 в. относятся первые упоминания о многоголосии в чешской музыки; их содержит Хроника аббатов Збраславского монастыря Ота и Петра Житавских (кон. 13 в. - около 1338).

Среди ранних рукописных многоголосных сочинений - органум и 2-гол. рондель "Flas florum inter lilia" ("Цветок цветов среди лилий", хранится в б-ке Пражского ун-та).

С начала 16 в. интенсивно развивалась теория музыки; музыкально-теоретические предметы были в числе ведущих в Пражском и Оломоуцком университетах. Включение Чехии после её поражения в битве при Белой Горе (1620) в состав империи Габсбургов отразилось на характере чешской музыки; развитие национальных традиций тормозилось политикой насильственного онемечивания (в чешской литературе это время получило назв. "эпоха тьмы").

В период, когда Прага была императорской резиденцией, в придворной капелле, состоявшей из иностранных музыкантов, работали выдающиеся мастера - Я. Керль, Ф. Монте, Я. Гаслер, Ч. Луйтон, Я. Галла и др. По её образцу в домах богатых чешских аристократов создавались капеллы, исполнявшие преимущественно итальянскую, французскую и немецкую музыку.

Черты барокко в чешской музыки проявились в творчестве композитора Я.Д. Зеленки (лично знал И.С. Баха), Й.А. Планицкого, а также Ф.В. Мичи (считается создателем первой чешской симфонии).

В их сочинениях нарядность и блеск, характерные для придворного (замкового) светского искусства, сочетались с простыми по языку и изящными темами в народном духе; таковы симфония D-dur (одно из первых произведений этого жанра) Мичи и сочинения известного чешского скрипача и композитора Й. Д. Бибера, работавшего в одном из придворных оркестров (тему Kyrie из его мессы C-dur Моцарт использовал в опере "Волшебная флейта").

Запрещение родного языка и другие гонения, которым подвергались чешские музыканты, вынудили многих из них покинуть родину. Творчески перерабатывая народную мелодику, создавая произведения, в которых сохранялись черты национальной самобытности, они обогащали музыкальную культуру др. стран.

В 18 в. мн. чешские музыканты обосновались в Вене, одном из крупнейших музыкальных центров Европы, с которым связано творчество Й. Гайдна, В.А. Моцарта, позднее Л. Бетховена и др. Элементы народности чешской музыки обнаруживаются и в творчестве Й. Гайдна, написавшего свои первые симфонии в Чехии и вновь обратившегося к чешским народным мелодиям в симфониях № 73, 100, 104 и др.

Антонин Дворжак, бесспорно, является самым известным чехом всех времен. Ему удалось то, что под силу далеко не всем великим людям.

Еще при жизни его ценили во всей Европе и США, а произведения знали и в Австралии. Могучий талант и упорный труд Дворжака внесли множество великолепных произведений в мировую музыкальную культуру.

































Биография А. Дворжака

Ранние годы.

Родился 8 сентября 1841 года в деревне Нелагозевес[1] близ Праги, первым из восьми детей. В Нелагозевесе он прожил большую часть жизни. Его отец Франтишек Дворжак был мясником, трактирщиком и профессиональным исполнителем на цитре. Родители рано распознали музыкальное дарование ребёнка и решили как можно раньше начать развитие его таланта. С 6 лет Дворжак начал посещать деревенскую музыкальную школу. Его учителем был местный церковный органист[1]. В 1854—1857 годах обучался в Злонице теории музыки, игре на альте, фортепиано и органе[1]. С 1857 по 1858 годы Дворжак учится в Пражской школе органистов[1], где постепенно становится виртуозным исполнителем на скрипке и альте.(Приложение 1).

В течение 1860-х Дворжак служит альтистом в оркестре Чешского провизионного театра. С 1866 года этот оркестр принимает под управление Бедржих Сметана. Постоянная необходимость в дополнительном заработке оставляла молодому музыканту мало времени, и в 1871 году он покидает оркестр ради написания музыки. (Приложение 2).

В это время Дворжак влюбляется в одну из своих учениц — Жозефину Чермякову, которой посвящает один из своих вокальных сборников «Кипарисы». После того, как она вышла замуж за другого кавалера, Антонин делает предложение её сестре Анне. Антонин и Анна Дворжакова (1854-1931) поженились в 1873 году и прожили в браке 31 год. У них было 9 детей: Отокар (1874-1877), Йозефа (1875; умерла во младенчестве), Ружена (1876-1877), Отилия (1878-1905), Анна (1880-1923), Магдалена (1881-1952), Антонин (1883-1956), Отакар (1885-1961) и Алоизия (1888-1967). (Приложение 3).

В эти годы получает широкое признание композиторский талант Дворжака. Став органистом в церкви св. Адальберта в Праге, он с головой погружается в плодотворную композиторскую работу. В 1875 году он заканчивает работу над вторым струнным квинтетом. В 1877 году критикЭдуард Ганслик сообщил Дворжаку, что его работы привлекли внимание Брамса, с которым они позднее стали друзьями. Именно Брамс решил дать толчок развитию творчества Дворжака, связавшись с музыкальным издателем Ф. Зимроком, который заказал Дворжаку первый сборник «Славянских танцев». Опубликованный в 1878 году, он сразу же стал пользоваться популярностью. Первое произведение Дворжака, исполненное за границей — Stabat Mater (1880 г.).

После успеха этого произведения у британских слушателей в 1883 году, Дворжак был приглашен в Лондон, где в 1884 году выступил с большим успехом. Его симфония № 7 была написана специально для британской столицы, где состоялась её премьера в 1885 году. В общей сложности, Дворжак посещал Великобританию девять раз, зачастую он лично дирижировал оркестрами, исполнявшими его произведения. Под влиянием П. И. Чайковского он посещает Россию в 1890 году. В Москве и Санкт-Петербурге он дирижирует оркестрами, исполняющими его музыку.

В 1891 году Дворжак получает почетное звание от Кембриджского университета. В этом же году состоялась премьера его Реквиема на музыкальном триеннале в Бирмингеме.

Америка.

С 1892 по 1895 гг. Дворжак является директором Национальной консерватории в Нью-Йорке. Здесь он встречает одного из первых афроамериканских композиторов — Харли Берли, который знакомит Дворжака с американской музыкой в стиле спиричуэл.

В течение зимы и весны 1893 года Дворжак создаёт свою знаменитую Симфонию № 9 «Из Нового света». Летом того же года он посещает чешскую диаспору в Спиллвилле, штат Айова. Здесь, будучи окружённым эмигрировавшими родственниками и земляками, он создаёт 2 струнных квартета и сонатину для фортепиано со скрипкой. В течение трёх месяцев 1895-го года он работает над скрипичным концертом в си-бемоль миноре.

Материальная неопределённость, наряду с растущей популярностью в Европе и тоской по дому, подвигли Дворжака вернуться в Чехию.

Дальнейшая деятельность.

В последние годы жизни Дворжак сконцентрировался на написании оперной и камерной музыки. В 1896 году он в последний раз посетил Лондон, где присутствовал на премьере своего скрипичного концерта в си-бемоль-миноре. (Приложение 4).

Дворжак сменил Антонина Бенневица на посту директора Пражской консерватории, который и занимал до самой смерти. Член Чешской академии наук и искусства.

Шестидесятилетие композитора отмечалось с размахом национального праздника.

Антонин Дворжак скончался в Праге 1 мая 1904 года[1] от сердечного приступа. Похоронен на Вышеградском кладбище.

Дворжак оставил множество незаконченных произведений, в том числе концерт для скрипки в ля-мажоре.











Разбор симфонии №9

Дворжак сочинял произведения самых разных жанров и форм. Девять его симфоний ориентированы на классическую модель, установленную Л. ван Бетховеном, но одновременно с этим он разрабатывал и появившуюся лишь в середине XIX века симфоническую поэму. В некоторых его сочинениях заметно влияние Р. Вагнера.

Музыка Дворжака сочетает в себе элементы венской классики и романтизма с чешскими народными мелодиями и ритмами. Поэтому его собственный стиль складывался долго. Ориентируясь поначалу на Моцарта и Бетховена, после 1873 года он берёт за основу творчества национальную музыку. Далеки от классических образцов два сборника «Славянских танцев», а также песни Дворжака, хотя отголоски народного влияния чувствуются даже в больших произведениях. Этот интерес проявился и в увлечённости композитора Соединёнными штатами и индейской и негритянской культурами, он пытается перенести их черты в свои сочинения. В конце жизни Дворжак сосредоточился на создании программной музыки, прежде всего, оперы. В 1900 году появляется «Русалка», признанный шедевр, который ставится по всему миру и поныне. Дворжаком, завершившим дело Б. Сметаны в создании национальной чешской музыки, восхищались и Р. Вагнер, И. Брамс — два полюса немецкого романтизма.

Многие произведения Дворжака были пронумерованы самим композитором — это нумерация по опусам (лат. opus, по-русскисоч. — сочинение). Но она не отражает действительного порядка их создания или хотя бы публикации. Чтобы добиться лучших продаж не очень известных композиторов, издатели, в том числе печатавший Дворжака Ф. Зимрок, часто выставляли ранним работам больший опус, нежели следовало бы при правильном счете. С другой стороны, сам Дворжак иногда давал новому произведению ранний опус, чтобы продать его одному издателю в обход контракта с другим. Замечательным примером последнего случая является «Чешская сюита», которую он, не желая отдавать Зимроку, опубликовал как op. 39 вместо op. 52. Ещё более усложняет ориентирование в наследии Дворжака тот факт, что подобные махинации приводили к появлению нескольких сочинений под одним и тем же опусом. Так случилось, например, с op. 12: изначально относившийся копере «Король и угольщик» (1871), он оказался поставлен и под основанной на ней Концертной увертюрой Фа-мажор(1871), а затем также под Струнным квартетом № 6 ля-минор (1873), фуриантом соль-минор для фортепиано (1879) идумкой до-минор для фортепиано (1884). И, опять же, существуют обратные случаи, когда одна и та же работа получала несколько различных (до трёх) опусов у разных издателей.

Все сочинения Дворжака были хронологически каталогизированы Я. Бургхаузером в изданной в 1960 году в Праге книге «Антонин Дворжак. Тематический каталог. Библиография. Обзор жизни и творчества»[2]. По фамилии составителя сокращенно каталоговый номер пишется с латинской буквой B (нем. Burghauser; например,Симфония № 9 op. 95 — B.178). В современном музыковедении, однако, наряду с этой нумерацией продолжают употребляться и опусы — отчасти по привычке, а отчасти для облегчения работы со старыми изданиями. Чаще встречаются опусы в афишах и концертных программках.

При жизни Дворжака были изданы лишь пять последних его симфоний, хотя предыдущие три и были исполнены. Первую же сам автор считал безвозвратно утерянной. Это внесло путаницу в нумерацию, и только в середине XX века была установлена верная последовательность написания.

Симфония № 1 до минор B.9 была сочинена Дворжаком в двадцатичетырёхлетнем возрасте для конкурса в Германии. Она показывает его ещё неопытным, но многообещающим композитором. В ней прослеживается большое формальное сходство с пятой симфонией Бетховена: например, одинакова тональность всех четырёх частей (до минор, ля-бемоль минор, до минор и До мажор). С другой стороны, гармония и инструментовка тяготеют к стилю, выработанному Ф. Шубертом. Позже Дворжак дал симфонии название «Злоницкие колокола», по названию деревни в Богемии, где он жил в 1853—1856 годах. Часть её материала была использована в «Силуэтах» op. 8.

Симфония № 2 Си-бемоль мажор op. 4 построена всё ещё с оглядкой на Бетховена, хотя имеет более яркие, светлые и пасторальные образы.

Симфония № 3 Ми-бемоль мажор op. 10 показывает, какое быстрое и глубокое влияние оказало на Дворжака знакомство с музыкой Р. Вагнера и Ф. Листа. Отсутствует скерцо. Вторая часть этой симфонии была использована в шестой «Легенде» op. 59.

Симфония № 4 ре минор op. 13 обнаруживает поворот, происходящий в творчестве Дворжака. Хотя она несёт в себе явные следы влияния Вагнера (особенно вторая часть, которая происходит из увертюры к «Тангейзеру»), одновременно вводится национальная чешская музыка — в скерцо.

Симфония № 5 Фа мажор op. 76 и Симфония № 6 Ре мажор op. 60 становятся уже очень пасторальными по характеру и отбрасывают совершенно вагнеровский стиль. Шестая писалась, видимо, под большим влиянием второй симфонии И. Брамса, особенно первая и последние её части. Но это сходство разрушается третьей частью — традиционным чешским фуриантом. Именно благодаря шестой симфонии Дворжак стал всемирно известен как симфонический композитор. Она же стала первой опубликованной его симфонией (1880).

Симфония № 7 ре минор op. 70 иногда считается выражающей стиль Дворжака с его формальной жесткостью и огромной порывистостью больше, чем девятая. Может быть, это связано с личными переживаниями композитора во время её написания: он как раз пытался «протолкнуть» свои чешские оперы в Вене, от него требовали писать их по-немецки. Одновременно Дворжак ввязался в спор с издателем. Черновики седьмой симфонии показывают, сколько усилий стоило ему её создание.

Симфония № 8 Соль мажор op. 88 сильно отличается от седьмой: она теплее и оптимистичнее. Иногда её сравнивают с работами Г. Малера[3] Некоторые исследователи считают её лучшей симфонией Дворжака (подобно тому, как некоторые — седьмую). Это, конечно, показательно для того, как невероятная популярность девятой симфонии заслонила собою все предыдущие сочинения.

Симфония № 9 ми минор op. 95 «Из Нового света» была написана в январе-мае 1893 года в Нью-Йорке. Хотя поначалу Дворжак говорил, что использовал в ней американскую музыку, такую как негритянские спиричуэлс или песни индейцев, позже он стал отрицать это. Соло флейты-пикколо в первой части симфонии напоминает спиричуэлс «Swing Low, Sweet Chariot». Один из учеников Дворжака заявлял, что вторая часть изображает плач Гайаваты. Вместе с тем, она так схожа со спиричуэлс, что В. Фишер написал к ней слова и дал название «Возвращение домой» (англ. Goin' Home). Сам Дворжак писал, что лишь использовал особенности индейской музыки, но все мелодии симфонии принадлежат ему[4]. (Приложение 5).

Симфония № 9 ми минор «Из Нового Света», соч. 95, B. 178 (чеш. Z nového světa), часто называемая просто симфонией Нового Света — последняя симфония А. Дворжака. Была написана в 1893 году во время пребывания композитора в США и основывается на национальной музыке этой страны. Она является самой известной его симфонией и принадлежит к наиболее часто исполняемым произведениям мирового репертуара. Премьера состоялась 16 декабря 1893 года в Карнеги-холле. В старой литературе обозначается как № 5. Работавший в Америке в 1892—1895 годах Дворжак живо интересовался негритянской (спиричуэлы) и индейской музыкой. Он писал:

Я убежден, что будущее музыки этой страны до́лжно искать в том, что зовётся негритянскими мелодиями. Они могут стать основой для серьёзной и самобытной композиционной школы Соединённых штатов. Эти прекрасные разнообразные мелодии порождены землёй. Это народные песни Америки, и ваши композиторы должны обратиться к ним.

Симфония была заказана Нью-Йоркским филармоническим оркестром и исполнена им впервые 16 декабря 1893 года в Карнеги-холл, дирижировал А. Зайдль. Публика встретила новое сочинение с огромным восторгом, композитору приходилось после каждой части вставать и кланяться.



Днём ранее (15 декабря) в «Нью-Йорк Геральд» была опубликована статья Дворжака, где он разъяснял, какое место занимает индейская музыка в его симфонии:

Я не использовал напрямую никаких [индейских] мелодий. Я просто создал свои темы, основываясь на особенностях индейской музыки, и, используя эти темы как исходный материал, развил их всеми силами современных ритмов, контрапункта и оркестровки.

В этой же статье Дворжак писал, что считает вторую часть симфонии «наброском или этюдом к другой работе, кантате или опере … которая будет основываться на „ Гайавате“ Лонгфелло». Этого произведения Дворжак так и не создал. Он также писал, что третья часть — скерцо — «написана под впечатлением от сцены пира в „Гайавате“, где индейцы танцуют».

Что интересно, музыка, которая теперь воспринимается как классический вариант негритянского спиричуэла, могла быть написана Дворжаком, чтобы создать соответствующее впечатление. В газетном интервью 1893 года можно прочитать:

«Я обнаружил, что музыка негров и индейцев почти что совсем одинакова», «музыка этих двух рас породила замечательное сходство с музыкой Шотландии».

Большинство исследователей сходятся на том, что композитор имеет в виду пентатонику, типичную для музыкальных традиций всех этих народов.

В опубликованной в 2008 году статье в «Хронике высшего образования» видный музыковед Джозеф Горовиц утверждает, что негритянские спиричуэлы оказали очень большое влияние на музыку девятой симофнии. Он цитирует интервью 1893 года с Дворжаком в Нью-Йорк Геральд: «В негритянских мелодиях Америки я нахожу все, что нужно для великой и достойной уважения музыкальной школы»

Но несмотря на всё это, как правило, всё-таки считается, что, как и другие сочинения Дворжака, эта симфония имеет более общего с народной музыкой Богемии, чем Соединённых штатов. Леонард Бернстайн считал, что эта музыка действительно полинациональна в самых своих основах.

Партитура, исполнявшаяся на премьере 16 декабря 1893 года и в дальнейшем, содержала отступления от оригинальной рукописи. 17 мая 2005 года Денис Воэн и Лондонский филармонический оркестр впервые исполнили симфонию в оригинальной версии

Во время миссии «Аполлона-11» Нил Армстронг взял запись симфонии с собой на Луну.

В отличие от всех других симфоний Дворжака, Девятая открывается медленным вступлением. Сумрачно и сосредоточенно звучание низких струнных инструментов, которым отвечают высокие деревянные. И вдруг — внезапный взрыв с тремоло литавры, тревожные, мятежные возгласы: так подготавливается сонатное аллегро. Первый мотив главной партии — фанфарный призыв валторн с характерным синкопированным ритмом — пронизывает весь цикл. Но этому героическому кличу сразу же противопоставлен второй мотив в терциях кларнетов и фаготов — народно-танцевального склада, отголоски которого будут звучать в темах совсем иного плана.

Очень близка к нему побочная партия, появляющаяся у флейты и гобоя в неожиданно далекой минорной тональности и лишь позднее, у скрипок, звучащая в мажоре. Эта тема, необычная в мелодическом, ладовом и ритмическом отношениях, вызывает у исследователей прямо противоположные ассоциации, причем в доказательство приводятся одни и те же особенности. Чешский музыковед описывает их как типичные признаки американской музыки — «перед внутренним взором Дворжака встает тип черных обитателей Нового Света» (О. Шоурек), а советский слышит в них же «чешские народно-инструментальные наигрыши с «волыночным» басом» (М. Друскин). Необыкновенная яркость, броскость отличает заключительную тему у солирующей флейты в низком регистре. Характерная синкопа напоминает о ритме главной партии, а пентатонический оборот — о спиричуэлс. Разработка — драматическая, взрывчатая — открывается напряженным увеличенным трезвучием. В ней активно развиваются, дробятся, сталкиваются, переплетаются различные мотивы заключительной и главной партий.

Необычна сжатая реприза: главная и заключительная партии проводятся в ней в очень далеких тональностях. А кода, начинающаяся как вторая разработка, служит предвосхищением героической развязки финала: в мощном звучании фортиссимо труб и тромбонов объединены заключительная тема и фанфарный клич главной партии.

Медленная вторая часть в рукописи носила название «Легенда». По словам композитора, она вдохновлена эпизодом погребения в лесу из «Песни о Гайавате» американского поэта Г. Лонгфелло. С этой поэмой, основанной на индейском эпосе, Дворжак познакомился давно, еще на родине, в чешском переводе, а перечитав ее в Америке, был так увлечен, что задумал оперу о Гайавате и просил Дж. Тёрбер позаботиться о либретто. Эпизод, положенный в основу второй части симфонии, рисует похороны жены героя, прекрасной Миннегаги, в девственном лесу, ее оплакивание племенем, скорбь Гайаваты.

Композитор сам видел леса и прерии, тогда еще сохранившиеся на земле Америки, а вместе с тем — вспоминал о чешских лесах и полях, о саде, в котором стоял его домик в деревне Высокой. Таинственные красочные приглушенные аккорды духовых инструментов открывают ларго, словно вводя под сень векового леса.

Они обрамляют песню удивительной красоты, напоминающую негритянские спиричуэлс, которую поет английский рожок. Быть может, его своеобразный тембр должен был напомнить о другом инструменте, в то время редком в симфоническом оркестре — о любимом инструменте американского джаза саксофоне. Но при всей оригинальности этой темы в ней слышны отголоски уже известных мотивов из первой части (главной партии и в особенности — заключительной). Изложена она в виде трехчастной песни, как будто в середине солиста сменяет хор (струнные). Скорбные настроения царят в центральном разделе части.

Чередуются два образа — жалобный плач флейты и гобоя сменяется траурным шествием (кларнеты, позднее флейты и гобой на фоне мерных шагов пиццикато контрабасов и тремоло скрипок). И вдруг неожиданно меняется строй музыки — словно из мира индейских легенд, из сумрачных лесов Америки композитор перенесся в родное чешское приволье, наполненное птичьим щебетом (соло высоких деревянных). Мысль о родине влечет иные воспоминания, пастораль уступает место героике: в искусном контрапунктическом сплетении предстают фанфарный клич тромбонов, заключительная партия первой части и тема спиричуэлс, открывавшая вторую часть.

В «золотом ходе» труб она приобретает теперь совершенно иной характер, и хотя этот эпизод длится всего пять тактов, он настолько ярок, что запоминается надолго и предвосхищает победную коду финала. В репризе части наступает успокоение. Таинственные аккорды обрамляют ее.

Третья часть, обозначенная в рукописи как скерцо, рисует, по словам Дворжака, «праздник в лесу, где танцуют индейцы». Вероятно, она навеяна сценой свадьбы Гайаваты, хотя в музыке возникают и иные, не обязательно индейские, ассоциации. Первый раздел этой большой трехчастной формы, в свою очередь, трехчастен.

Крайние эпизоды напоминают музыку скерцо Девятой симфонии Бетховена, что подчеркнуто обилием канонических имитаций, ударами литавр. В ритмическом рисунке улавливается чешский танец фуриант с его постоянной сменой двух- и трехдольности. Краткий средний эпизод — более медленный, с покачивающейся напевной мелодией. Своеобразие придают необычные ладовые обороты и гармонии, звонкие удары треугольника. И в то же время слышны отголоски тем первой части (второго мотива главной, заключительной).

Трансформированный лейтмотив служит переходом к трио, где возникают еще две танцевальные мелодии. В них нет уже ничего от лесного праздника индейцев: плавный трехдольный танец напоминает австрийский лендлер или чешскую соуседску. Темы поручены деревянным духовым, и в их трелях слышится воркование так любимых композитором голубей.

В финале господствуют героические образы. Сопоставляются не две или три, как обычно в сонатных аллегро XIX века, а четыре разнохарактерные партии. Главная — суровый героический марш, унисонная тема которого со своеобразным мелодическим оборотом изложена фортиссимо в звонких тембрах валторн и труб. Национальную принадлежность ее разные исследователи определяют по-разному.

Шоурек слышит в ней натиск американских впечатлений, Друскин — боевую песню-марш гуситов, борцов за свободу Чехии XV века. Связующая партия, звучащая попеременно то у струнных, то у высоких деревянных, напоминает стремительный массовый пляс, хотя мелодически родственна главной.

Побочная — лирическая, интимная песня удивительной красоты, интонируемая солирующим кларнетом в сопровождении одних струнных причем у виолончелей настойчиво повторяется измененный фанфарный лейтмотив. Заключительная партия — беззаботная, танцевальная, напоминающая чешский галоп-скочну, — мелодически перекликается с побочной темой первой части в ее мажорном варианте. Развернутая разработка драматична, в ней — бурные столкновения, ожесточенная борьба.

Сложное мотивное и полифоническое развитие сочетается с цитированием тем предшествующих частей — как в первоначальном, так и в измененном виде. На кульминации разработки начинается чрезвычайно сжатая реприза. Ее покой взрывается драматичной кодой, играющей роль второй разработки. Бурные волны нарастания стихают с появлением темы спиричуэл из второй части, светло и умиротворенно интонируемой кларнетами. Последнюю кульминацию образуют марш финала и фанфара первой части, сплетенные воедино в торжественном мажорном звучании. (Приложение 6).





























Заключение

В работе над рефератом я понял, что особую ценность представляют оркестровые и инструментальные сочинения А. Дворжака. В них яркое национальное своеобразие, основанное на претворении особенностей чешского и словацкого народно-песенного творчества, сочетаются с эмоциональным богатством, жизнерадостностью, ясностью музыкального мышления и стройностью формы. Побывав в Чехии, можно утверждать, что могучий талант и упорный труд Дворжака утвердили национальные традиции чешской музыки и обогатили мировую музыкальную культуру многими великолепными произведениями.

Музыка Дворжака содержит совокупность романтических выразительных средств, главным образом лирического наклонения, с ярко выраженными элементами славянского фольклора. Все вместе исполнено тончайшей камерно-инструментальной образности, что, в конечном счете, придает этим сочинениям непреходящее значение.

Среди произведений Дворжака для смычковых инструментов я могу назвать еще фортепианные трио Си-бемоль мажор ор. 21, соль минор ор. 26, фа минор ор. 65. Разумеется, огромной популярностью пользуются переложения «Славянских танцев» для скрипки и фортепиано, сделанные Ф. Крейслером и другими авторами.

Среди дирижёров, осуществивших записи всех девяти симфоний Дворжака — Отмар Зюйтнер, Иштван Кертес, Рафаэль Кубелик, Вацлав Нойман, Витольд Ровицкий,Неэме Ярви.

Среди дирижёров, записавший отдельные симфонии Дворжака — Карло Мария Джулини (№ 7—9), Герберт фон Караян (№ 8, 9), Кирилл Кондрашин (№ 9), Яков Крейцберг (№ 7—9), Николай Малько (№ 9), Юджин Орманди (№ 7—9), Марис Янсонс (№ 5, 7—9), Пааво Ярви (№ 9) и др.

Дворжак был очень скромным по натуре человеком, чрезвычайно набожным, любил природу (его пристрастием были голуби, которых он держал в своем летнем доме), но при этом ценил прогресс цивилизации. Он восторгался локомотивами и пароходами, ритмом жизни больших городов, хотя часто сбегал из них в деревенскую глушь. Но прежде всего он был композитором.

В каком бы жанре Дворжак ни пробовал себя, везде он был индивидуален. Он - один из наиболее часто звучащих и самый известный чешский композитор в мире, его изобретательность в музыке очень велика, а красота мелодий – неповторима.

Вывод: симфония Дворжака выдержала испытание временем и не потеряла своей художественной значимости по сей день. Она исполняется многими оркестрами, в том числе нашим, вторая часть исполняется нашим оркестром русских народных инструментов.

Список использованной литературы.

  1. Бэлза И.Ф. Пятая симфония Дворжака. — М.—Л.: Музгиз, 1950. — 20 с. — 3000 экз.

  2. Гулинская З.К. Антонин Дворжак. — М.: Музыка, 1973. — 242 с.

  3. Дворжак в письмах и воспоминаниях. — Музыка, 1964. — 224 с. — 3860 экз.

  4. Егорова В.Н. Антонин Дворжак. — Музыка, 1997. — 616 с. — 1000 экз. — ISBN 5-7140-0641-0.

  5. Лушина Я. Антонин Дворжак. Очерк жизни и творчества. — Л.: Музыка, 1961. — 104 с.








Приложения.



Приложение 1.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/f/f8/Nelahozeves_birthhouse_of_Antonin_Dvorak.JPG/200px-Nelahozeves_birthhouse_of_Antonin_Dvorak.JPG

Дом, в котором родился А. Дворжак



Приложение 2.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/0/04/Dvorak_1868.jpg/150px-Dvorak_1868.jpg

Портрет А. Дворжака, сделанный в 1868 году





Приложение 3.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/0/09/Anton%C3%ADn_Dvo%C5%99%C3%A1k_with_his_wife_Anna_in_London%2C_1886.jpg/150px-Anton%C3%ADn_Dvo%C5%99%C3%A1k_with_his_wife_Anna_in_London%2C_1886.jpg

А. Дворжак с женой Анной в Лондоне, 1886 год.

Приложение 4.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/1/15/Dvorak_1901.jpg/150px-Dvorak_1901.jpg

Портрет А. Дворжака, 1901 г.



Приложение 5.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/f/ff/The_title_page_of_the_autograph_score_of_Dvo%C5%99%C3%A1k%27s_ninth_symphony.jpg/250px-The_title_page_of_the_autograph_score_of_Dvo%C5%99%C3%A1k%27s_ninth_symphony.jpg

Титульный лист автографа девятой симфонии. Рукою Дворжака указаны порядок и годы сочинения всех симфоний, кроме первой, которую он считал утерянной. Рядом с уже изданными пятью указаны фамилии издателей — Зимрок и Новелло.



Приложение 6.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/thumb/4/48/Dvorak._Symphony6.jpg/300px-Dvorak._Symphony6.jpg

Черновик Симфонии № 6











Приложение 7.



Порядок публикации симфоний следующий.

  • № 6 (1881) — опубликована как № 1, хотя Дворжак надписал её № 5.

  • № 7 (1885) — опубликована как № 2, хотя Дворжак надписал её № 6.

  • № 5 (1888) — опубликована как № 3 op. 76, хотя Дворжак надписал её № 4 op. 24.

  • № 8 (1890) — опубликована как № 4, хотя Дворжак надписал её № 7.

  • № 9 (1894) — опубликована как № 5, хотя Дворжак надписал её № 8.

  • № 3 (1912).

  • № 4 (1912).

  • № 2 (1959).

  • № 1 (1961).

















Оперы.

  • «Альфред» (Alfred, 1870).

  • «Король и угольщик» (Král a uhlíř, 1871, вторая редакция 1874, третья 1887).

  • «Упрямцы» (Tvrdé palice, 1874).

  • «Ванда» (Vanda, 1875, вторая редакция 1879, третья 1883).

  • «Хитрый крестьянин» (Šelma sedlák, 1877).

  • «Дмитрий» (Dimitrij, 1881—1882, вторая редакция 1883, третья 1885, четвёртая 1894—1895).

  • «Якобинец» (Jakobín, 1887—1888, вторая редакция 1897).

  • «Чёрт и Кача» (Čert a Káča, 1898—1899).

  • «Русалка» (Rusalka, 1900).

  • «Армида» (Armida, 1902—1903).

Симфонические произведения.



Вокальные и хоровые произведения.

  • Оратория «Святая Людмила» (1886), первая оратория в истории чешской музыки[5].

  • Stabat Mater (1877).

  • Реквием (1890).

  • Кантаты, в том числе Te Deum (1892).

  • Месса ре-мажор (1892).

  • «Моравские дуэты» (1876), вокальные дуэты с фортепиано.

  • «Библейские песни» (1894) с фортепиано, позже оркестрованы (1895).



Камерные произведения.


Порядок первого исполнения симфоний также отличен.

  • № 3 (1874).

  • № 5 (1879).

  • № 6 (1881).

  • № 7 (1885).

  • № 2 (1888).

  • № 8 (1890).

  • № 4 (1892).

  • № 9 (1893).

  • № 1 (1936).



ЗАЩИТНОЕ СЛОВО

  1. Истоки чешской музыкальной культуры восходят к древности, о чём свидетельствуют археологические находки на чешских землях; среди них - предметы, служившие первобытному человеку в качестве элементарных музыкальных инструментов: свистульки из обожжённой глины, дудки из полых костей, бубны и барабаны.


2.Расцвету светского искусства способствовали странствующие музыканты, авторы первых народных религиозных представлений, традиции которых сохранялись в чешской музыке до 19 в.

Большую роль в развитии профессиональной чешской музыки сыграл факультет свободных искусств Пражского университета.

В 18 в. мн. чешские музыканты обосновались в Вене, одном из крупнейших музыкальных центров Европы, с которым связано творчество Й. Гайдна, В.А. Моцарта, позднее Л. Бетховена и др.


3.Антонин Дворжак, бесспорно, является самым известным чехом всех времен. Ему удалось то, что под силу далеко не всем великим людям.

Еще при жизни его ценили во всей Европе и США, а произведения знали и в Австралии. Могучий талант и упорный труд Дворжака внесли множество великолепных произведений в мировую музыкальную культуру.

Родился 8 сентября 1841 года в деревне Нелагозевес близ Праги, первым из восьми детей. Его отец был мясником, трактирщиком и профессиональным исполнителем на цитре. Родители рано распознали музыкальное дарование ребёнка и решили как можно раньше начать развитие его таланта. С 6 лет Дворжак начал посещать деревенскую музыкальную школу.


4.В это время Дворжак влюбляется в одну из своих учениц — Жозефину Чермякову, которой посвящает один из своих вокальных сборников «Кипарисы». После того, как она вышла замуж за другого кавалера, Антонин делает предложение её сестре Анне. Антонин и Анна (1854-1931) поженились в 1873 году и прожили в браке 31 год.

5.С 1892 по 1895 гг. Дворжак является директором Национальной консерватории в Нью-Йорке. Здесь он встречает одного из первых афроамериканских композиторов — Харли Берли, который знакомит Дворжака с американской музыкой в стиле спиричуэл.



  1. Дворжак сочинял произведения самых разных жанров и форм. Музыка Дворжака сочетает в себе элементы венской классики и романтизма с чешскими народными мелодиями и ритмами. Поэтому его собственный стиль складывался долго. Ориентируясь поначалу на Моцарта и Бетховена, после 1873 года он берёт за основу творчества национальную музыку.

  2. Порядок публикации симфоний следующий.

  3. Порядок первого исполнения симфоний также отличен.



9.В течение зимы и весны 1893 года Дворжак создаёт свою знаменитую Симфонию № 9 «Из Нового света».

В отличие от всех других симфоний Дворжака, Девятая открывается медленным вступлением. Сумрачно и сосредоточенно звучание низких струнных инструментов, которым отвечают высокие деревянные. И вдруг — внезапный взрыв с тремоло литавры, тревожные, мятежные возгласы. Первый мотив главной партии — фанфарный призыв валторн с характерным синкопированным ритмом — пронизывает весь цикл.


10.Очень близка к нему побочная партия, появляющаяся у флейты и гобоя в неожиданно далекой минорной тональности и лишь позднее, у скрипок, звучащая в мажоре. Необычна сжатая реприза: главная и заключительная партии проводятся в ней в очень далеких тональностях. А кода, начинающаяся как вторая разработка, служит предвосхищением героической развязки финала: в мощном звучании фортиссимо труб и тромбонов объединены заключительная тема и фанфарный клич главной партии.

11.Медленная вторая часть в рукописи носила название «Легенда». Эпизод, положенный в основу второй части симфонии, рисует похороны жены героя, прекрасной Миннегаги, в девственном лесу, ее оплакивание племенем, скорбь Гайаваты.

Чередуются два образа — жалобный плач флейты и гобоя сменяется траурным шествием (кларнеты, позднее флейты и гобой на фоне мерных шагов пиццикато контрабасов и тремоло скрипок). И вдруг неожиданно меняется строй музыки — словно из мира индейских легенд, из сумрачных лесов Америки композитор перенесся в родное чешское приволье, наполненное птичьим щебетом (соло высоких деревянных). Мысль о родине влечет иные воспоминания, пастораль уступает место героике: в искусном контрапунктическом сплетении предстают фанфарный клич тромбонов, заключительная партия первой части и тема спиричуэлс, открывавшая вторую часть.



12.В «золотом ходе» труб она приобретает теперь совершенно иной характер, и хотя этот эпизод длится всего пять тактов, он настолько ярок, что запоминается надолго и предвосхищает победную коду финала. В репризе части наступает успокоение. Таинственные аккорды обрамляют ее.

13.Третья часть, обозначенная в рукописи как скерцо, рисует, по словам Дворжака, «праздник в лесу, где танцуют индейцы». Вероятно, она навеяна сценой свадьбы Гайаваты, хотя в музыке возникают и иные, не обязательно индейские, ассоциации. Первый раздел этой большой трехчастной формы, в свою очередь, трехчастен.

Крайние эпизоды напоминают музыку скерцо Девятой симфонии Бетховена, что подчеркнуто обилием канонических имитаций, ударами литавр. В ритмическом рисунке улавливается чешский танец фуриант с его постоянной сменой двух- и трехдольности. Краткий средний эпизод — более медленный, с покачивающейся напевной мелодией. Своеобразие придают необычные ладовые обороты и гармонии, звонкие удары треугольника. И в то же время слышны отголоски тем первой части (второго мотива главной, заключительной).

В финале господствуют героические образы. Сопоставляются не две или три, как обычно в сонатных аллегро XIX века, а четыре разнохарактерные партии. Главная — суровый героический марш, унисонная тема которого со своеобразным мелодическим оборотом изложена фортиссимо в звонких тембрах валторн и труб. Национальную принадлежность ее разные исследователи определяют по-разному.


14.Сложное мотивное и полифоническое развитие сочетается с цитированием тем предшествующих частей — как в первоначальном, так и в измененном виде. На кульминации разработки начинается чрезвычайно сжатая реприза. Ее покой взрывается драматичной кодой, играющей роль второй разработки. Бурные волны нарастания стихают с появлением темы спиричуэл из второй части, светло и умиротворенно интонируемой кларнетами. Последнюю кульминацию образуют марш финала и фанфара первой части, сплетенные воедино в торжественном мажорном звучании



15. Дворжак скоропостижно скончался от инсульта. Траурный флаг на пражском Национальном театре возвестил о том, что чешская музыкальная культура потеряла своего великого классика.

16.Дворжак был очень скромным по натуре человеком, чрезвычайно набожным, любил природу (его пристрастием были голуби, которых он держал в своем летнем доме), но при этом ценил прогресс цивилизации. Он восторгался локомотивами и пароходами, ритмом жизни больших городов, хотя часто сбегал из них в деревенскую глушь. Но прежде всего он был композитором.

В каком бы жанре Дворжак ни пробовал себя, везде он был индивидуален. Он - один из наиболее часто звучащих и самый известный чешский композитор в мире, его изобретательность в музыке очень велика, а красота мелодий – неповторима.


17.Вывод: симфония Дворжака выдержала испытание временем и не потеряла своей художественной значимости по сей день. Она исполняется многими оркестрами, в том числе нашим, вторая часть исполняется нашим оркестром русских народных инструментов.


































.


Краткое описание документа:

ЗАЩИТНОЕ СЛОВО

  • 1.Истоки чешской музыкальной культуры восходят к древности, о чём свидетельствуют археологические находки на чешских землях; среди них - предметы, служившие первобытному человеку в качестве элементарных музыкальных инструментов: свистульки из обожжённой глины, дудки из полых костей, бубны и барабаны.

2.Расцвету светского искусства способствовали странствующие музыканты, авторы первых народных религиозных представлений, традиции которых сохранялись в чешской музыке до 19 в.

Большую роль в развитии профессиональной чешской музыки сыграл факультет свободных искусств Пражского университета.

В 18 в. мн. чешские музыканты обосновались в Вене, одном из крупнейших музыкальных центров Европы, с которым связано творчество Й. Гайдна, В.А. Моцарта, позднее Л. Бетховена и др.

3.Антонин Дворжак, бесспорно, является самым известным чехом всех времен. Ему удалось то, что под силу далеко не всем великим людям.

Еще при жизни его ценили во всей Европе и США, а произведения знали и в Австралии. Могучий талант и упорный труд Дворжака внесли множество великолепных произведений в мировую музыкальную культуру.

Родился 8 сентября1841 годав деревне Нелагозевесблиз Праги, первым из восьми детей. Его отец был мясником, трактирщиком и профессиональным исполнителем на цитре. Родители рано распознали музыкальное дарование ребёнка и решили как можно раньше начать развитие его таланта. С 6 лет Дворжак начал посещать деревенскую музыкальную школу.

4.В это время Дворжак влюбляется в одну из своих учениц — Жозефину Чермякову, которой посвящает один из своих вокальных сборников «Кипарисы». После того, как она вышла замуж за другого кавалера, Антонин делает предложение её сестре Анне. Антонин и Анна (1854-1931) поженились в 1873 годуи прожили в браке 31 год.

5.С 1892 по 1895 гг. Дворжак является директором Национальной консерваториив Нью-Йорке. Здесь он встречает одного из первых афроамериканских композиторов — Харли Берли, который знакомит Дворжака с американской музыкой в стиле спиричуэл.

1.Дворжак сочинял произведения самых разных жанров и форм. Музыка Дворжака сочетает в себе элементы венской классикии романтизма с чешскими народными мелодиями и ритмами. Поэтому его собственный стиль складывался долго. Ориентируясь поначалу на Моцартаи Бетховена, после 1873 года он берёт за основу творчества национальную музыку.

2.Порядок публикации симфоний следующий.

3.Порядок первого исполнения симфоний также отличен.

9.В течение зимы и весны 1893 года Дворжак создаёт свою знаменитую Симфонию № 9 «Из Нового света».

В отличие от всех других симфоний Дворжака, Девятая открывается медленным вступлением. Сумрачно и сосредоточенно звучание низких струнных инструментов, которым отвечают высокие деревянные. И вдруг — внезапный взрыв с тремоло литавры, тревожные, мятежные возгласы. Первый мотив глав­ной партии — фанфарный призыв валторн с характерным синкопиро­ванным ритмом — пронизывает весь цикл.

10.Очень близка к нему побочная партия, появляющаяся у флейты и гобоя в неожиданно далекой минор­ной тональности и лишь позднее, у скрипок, звучащая в мажоре. Необычна сжатая реприза: главная и заключительная партии проводятся в ней в очень далеких тональностях. А кода, начинающаяся как вторая разработка, служит предвосхищением героической развязки финала: в мощном звучании фортиссимо труб и тромбонов объединены заключительная тема и фанфарный клич главной партии.

11.Медленная вторая часть в рукописи носила название «Легенда». Эпизод, положенный в основу второй части симфонии, ри­сует похороны жены героя, прекрасной Миннегаги, в девственном лесу, ее оплакивание племенем, скорбь Гайаваты.

Чередуются два образа — жалобный плач флейты и гобоя сменяется тра­урным шествием (кларнеты, позднее флейты и гобой на фоне мерных шагов пиццикато контрабасов и тремоло скрипок). И вдруг неожиданно меняется строй музыки — словно из мира индейских легенд, из сумрач­ных лесов Америки композитор перенесся в родное чешское приволье, наполненное птичьим щебетом (соло высоких деревянных). Мысль о ро­дине влечет иные воспоминания, пастораль уступает место героике: в искусном контрапунктическом сплетении предстают фанфарный клич тромбонов, заключительная партия первой части и тема спиричуэлс, открывавшая вторую часть.

12.В «золотом ходе» труб она приобретает те­перь совершенно иной характер, и хотя этот эпизод длится всего пять тактов, он настолько ярок, что запоминается надолго и предвосхищает победную коду финала. В репризе части наступает успокоение. Таин­ственные аккорды обрамляют ее.

13.Третья часть, обозначенная в рукописи как скерцо, рисует, по словам Дворжака, «праздник в лесу, где танцуют индейцы». Вероятно, она на­веяна сценой свадьбы Гайаваты, хотя в музыке возникают и иные, не обязательно индейские, ассоциации. Первый раздел этой большой трехчастной формы, в свою очередь, трехчастен.

Крайние эпизоды напоми­нают музыку скерцо Девятой симфонии Бетховена, что подчеркнуто обилием канонических имитаций, ударами литавр. В ритмическом ри­сунке улавливается чешский танец фуриант с его постоянной сменой двух- и трехдольности. Краткий средний эпизод — более медленный, с покачивающейся напевной мелодией. Своеобразие придают необычные ладовые обороты и гармонии, звонкие удары треугольника. И в то же время слышны отголоски тем первой части (второго мотива главной, заключительной).

В финале господствуют героические образы. Сопоставляются не две или три, как обычно в сонатных аллегро XIX века, а четыре разнохарак­терные партии. Главная — суровый героический марш, унисонная тема которого со своеобразным мелодическим оборотом изложена фортисси­мо в звонких тембрах валторн и труб. Национальную принадлежность ее разные исследователи определяют по-разному.

14.Сложное мотивное и полифоническое развитие сочетается с цитированием тем предшествующих частей — как в первоначальном, так и в измененном виде. На кульминации разработки начинается чрезвы­чайно сжатая реприза. Ее покой взрывается драматичной кодой, играю­щей роль второй разработки. Бурные волны нарастания стихают с появ­лением темы спиричуэл из второй части, светло и умиротворенно интонируемой кларнетами. Последнюю кульминацию образуют марш финала и фанфара первой части, сплетенные воедино в торжественном мажорном звучании

15. Дворжак скоропостижно скончался от инсульта. Траурный флаг на пражском Национальном театре возвестил о том, что чешская музыкальная культура потеряла своего великого классика.

-В честь Дворжака назван кратер на Меркурии.

-В честь композитора назван астероид (2055) Дворжак[3].

-Дворжак — герой биографического романа Йозефа Шкворецкого

-

16.Дворжак был очень скромным по натуре человеком, чрезвычайно набожным, любил природу (его пристрастием были голуби, которых он держал в своем летнем доме), но при этом ценил прогресс цивилизации. Он восторгался локомотивами и пароходами, ритмом жизни больших городов, хотя часто сбегал из них в деревенскую глушь. Но прежде всего он был композитором.

В каком бы жанре Дворжак ни пробовал себя, везде он был индивидуален. Он - один из наиболее часто звучащих и самый известный чешский композитор в мире, его изобретательность в музыке очень велика, а красота мелодий – неповторима.

17.Вывод: симфония Дворжака выдержала испытание временем и не потеряла своей художественной значимости по сей день. Она исполняется многими оркестрами, в том числе нашим, вторая часть исполняется нашим оркестром русских народных инструментов.

Автор
Дата добавления 10.06.2015
Раздел Музыка
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров697
Номер материала 303042
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх