Инфоурок / Русский язык / Конспекты / Чудовищная нелепица войны в изображении Михаила Шолохова в романе-эпопее "Тихий Дон"
Обращаем Ваше внимание, что в соответствии с Федеральным законом N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, организовывается обучение и воспитание обучающихся с ОВЗ как совместно с другими обучающимися, так и в отдельных классах или группах.

Педагогическая деятельность в соответствии с новым ФГОС требует от учителя наличия системы специальных знаний в области анатомии, физиологии, специальной психологии, дефектологии и социальной работы.

Только сейчас Вы можете пройти дистанционное обучение прямо на сайте "Инфоурок" со скидкой 40% по курсу повышения квалификации "Организация работы с обучающимися с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ)" (72 часа). По окончании курса Вы получите печатное удостоверение о повышении квалификации установленного образца (доставка удостоверения бесплатна).

Автор курса: Логинова Наталья Геннадьевна, кандидат педагогических наук, учитель высшей категории. Начало обучения новой группы: 27 сентября.

Подать заявку на этот курс    Смотреть список всех 216 курсов со скидкой 40%

Чудовищная нелепица войны в изображении Михаила Шолохова в романе-эпопее "Тихий Дон"

библиотека
материалов

hello_html_m9b27c43.gifЯ иду на урокиллюстрация художника О.Г. Верейского к роману «Тихий Дон»

Михаил СОЛОМИНЦЕВ


Михаил Михайлович СОЛОМИНЦЕВ (1967) — учитель литературы и русского языка Новохопёрской средней школы № 2 Воронежской области.

Чудовищная нелепица войны в изображении М.А. Шолохова

По роману «Тихий Дон»

Цель урока. Показать развитие гуманистических традиций русской литературы в изображении войны и значение «Тихого Дона» как романа, передавшего правду о Гражданской войне, о трагедии народа.

Роман М.А. Шолохова «Тихий Дон» среди книг о предреволюционных событиях, Гражданской войне выделяется своей самобытностью. Чем же покорила современников эта книга? Думается, что прежде всего значительностью и масштабностью событий, описанных в ней, глубиной и правдой характеров. Первая книга романа посвящена жизни и быту донских казаков до и в самом начале империалистической войны.

(Звучит запись казачьей песни, которая взята как эпиграф к роману.)

Скажите, какова роль эпиграфа в этом произведении?

В старинных казачьих песнях, взятых автором эпиграфом к роману, предваряется рассказ о противоестественной, братоубийственной войне, о гибели казачьих родов, о трагедии народа, когда не тем вспахивается степь (“лошадиными копытами”), не тем засеяна (“казацкими головами”), не тем полита и не тот урожай собран будет. В песнях, сложенных казаками, обозначена противоречивость всего их несчастного племени — племени воинов и земледельцев одновременно, правдиво объясняющая и раскрывающая суть трагедии, произошедшей с потомками неизвестных авторов уже в XX веке. Кроме того, сам элегический строй казачьей песни сложен по формуле отрицательного параллелизма вначале (“Не сохами-то славная землюшка наша распахана… распахана наша землюшка лошадиными копытами…”) и продолжен одночленной параллелью, умалчиваемая часть которой слишком страшна (“А засеяна славная землюшка казацкими головами”). Это не обычные крестьянские будни, не посевная, а то страшное, отвратительное, что взрывает мирный уклад и наполняет волны “в тихом Дону отцовскими, материнскими слезами”. Здесь не просто выписана атмосфера казачьего уклада, здесь предвосхищена главная идея всего произведения.

Как эпиграфы связаны с названием романа?

(В данном случае тихий Дон — не величественно спокойная река, а земля Донщины, издавна засеянная казаками, не знающая покоя. И тогда “тихий Дон” — оксюморон, взаимопротиворечивое сочетание слов: именно об этом сложены старинные казачьи песни, взятые Шолоховым эпиграфом к роману.)

Рассмотрим, как изображена Первая мировая война в романе «Тихий Дон».

Послушаем сообщение ученика-историка «Из истории донского казачества».

Великим народным горем вторглась в жизнь казаков хутора Татарского война с Германией. (Сообщение учителя истории о Первой мировой войне.)

В духе старых поверий писатель рисует мрачный пейзаж, предвещающий беду: “Ночами густели за Доном тучи, лопались сухо и раскатисто громовые удары, но не падал на землю, пыщущую жаром горячечным, дождь, вхолостую палила молния… По ночам на колокольне ревел сыч. Зыбкие и страшные висели над хутором крики, а сыч с колокольни перелетал на кладбище…

Худому быть, — пророчили старики… — Война пристигнет”.

И вот резко нарушен устоявшийся мирный быт, всё тревожней и стремительней развиваются события. В их грозном водовороте кружатся, как щепки в половодье, люди, и мирный тихий Дон окутывается пороховым дымом и гарью пожарищ (это мы можем увидеть в сцене мобилизации — ч. 3, гл. IV).

Как трагедия пережита Григорием первая пролитая им человеческая кровь. Давайте посмотрим фрагмент кинофильма «Тихий Дон». А теперь прочитаем эпизод романа — душевные переживания героя (ч. 3, гл. X).

Убийство человека, даже врага в бою, глубоко противоречит гуманной природе Григория. Это мучит его, не даёт жить спокойно, ломает, калечит душу.

(Можно также прочитать отрывок из книги А.Воронцова «Шолохов», о прототипе Григория Мелехова — Харлампии Ермакове.)

Сцена столкновения казаков с немцами напоминает страницы произведений Л.Н. Толстого.

Приведите примеры правдивого изображения войны в романе Л.Н. Толстого «Война и мир».

Война в изображении Шолохова начисто лишена налёта романтики, героического ореола. Люди не совершали подвига. Эту стычку обезумевших от страха людей назвали подвигом. (Пересказ гл. IX, ч. 3.)

Шолохов в своём романе изображает не только казаков, но и их офицеров. Многие из них честные, храбрые, но есть и жестокие.

Какого офицера можно отнести к жестоким? (Чубатого.) Охарактеризуйте его.

(Такая бесчеловечная позиция Чубатого, даже в условиях войны, оказывается для Григория неприемлемой. Поэтому и стреляет он в Чубатого, когда тот ни за что срубил пленного мадьяра.)

Война в романе представлена в крови, страданиях.

Приведите примеры страданий героев романа на войне.

Как война повлияла на Григория Мелехова?

(“...Крепко берёг Григорий казачью честь, ловил случай выказать беззаветную храбрость, рисковал, сумасбродничал, ходил переодетым в тыл к австрийцам, снимал без крови заставы <...> джигитовал казак и чувствовал, что ушла безвозвратно та боль по человеку, которая давила его в первые дни войны. Огрубело сердце, очерствело, и как солончак не впитывает воду, так и сердце Григория не впитывало жалости...” — ч. 4, гл. IV.)

Шолохов изображает Григория Мелехова мужественным воином, вполне заслуженно получившим высокую награду — Георгиевский крест. (Пересказ эпизода — ч. 3, гл. XX.)

Но война сталкивает Григория с разными людьми, общение с которыми заставляет его задуматься и о войне, и о том мире, в котором он живёт.

Судьба сводит его с Гаранжой, который и перевернул жизнь Григория.

Что можно сказать о Гаранже? (Прочитать его монолог из ч. 3, гл. XXIX.)

Почему запали в душу Григория наставления Гаранжи?

Война принесла полное разочарование, хотелось вернуться к мирной жизни. Именно на эту благодатную почву и упали семена “большевистской правды”, обещание мира.

Здесь начинаются попытки Григория разобраться в сложном устройстве жизни. Здесь начинается его трагический путь к истине, к народной правде.

Как показано изменение настроений воевавших казаков между двумя революциями?

(Ученик делает обобщающее сообщение по теме: «Изображение Шолоховым событий Первой мировой войны в романе “Тихий Дон”».)

Рассмотрим, как изображена Гражданская война в романе.

Учитель истории рассказывает о событиях на Дону после Октябрьской революции.

Мучительные вопросы задаёт Григорию Октябрьская революция, расколовшая весь мир, и казаков в частности, на своих и чужих. Шолохов снова ставит своего героя перед выбором, и снова разные люди внушают ему разную правду.

Как влияет на Григория общение с Извариным и Подтёлковым?

(Сотник Ефим Изварин, человек хорошо образованный, был “заядлым казаком-автономистом”. Не верящий во всеобщее равенство, Изварин убеждён в особой судьбе казачества и выступает за самостоятельность Донской области. Мелехов пытается спорить с ним, но полуграмотный Григорий был безоружен по сравнению со своим противником, и Изварин легко разбивал его в словесных боях (ч. 5, гл. II). Неслучайно герой попадает под влияние сепаратистских идей.

Совсем иное внушает Григорию Фёдор Подтёлков, считающий, что у казаков общие интересы со всеми русскими крестьянами и рабочими, и отстаивающий идею выборной народной власти. И не столько образованность и логика, как в случае с Извариным, сколько сила внутренней убеждённости заставляет Григория поверить Подтёлкову. Эта сила отчётливо выражена в портретных деталях: Григорий ощущал “свинцовую тяжесть” подтёлковских глаз, когда тот “упирал в собеседника свой невесёлый взгляд” (ч. 5, гл. II). После разговора с Подтёлковым Григорий мучительно старался разобраться в сумятице мыслей, продумать что-то, решить.)

Поиски правды для Григория — не абстрактная задача, но проблема жизненного выбора, ибо происходят они в момент острейшего противостояния различных политических сил, решающих судьбу казачества и всей страны. О напряжённости этого противостояния свидетельствует сцена приезда в Новочеркасск для переговоров с правительством Каледина делегации Военно-революционного комитета во главе с тем же Подтёлковым (ч. 5, гл. X).

После революции Григорий воюет на стороне красных, но выбор этот далеко не окончательный, и Григорий ещё не раз откажется от него на своём мучительном жизненном пути.

Что повлияет на судьбу главного героя романа?

(Посмотрим фрагмент кинофильма «Казнь офицеров».)

Что же переживает Григорий после этих трагических событий?

(“Ломала и его усталость, нажитая на войне. Хотелось отвернуться от всего бурлившего ненавистью, враждебного и непонятного мира. Там, позади, всё было путано, противоречиво. Трудно нащупывалась верная тропа; как в топкой гати, зыбилась под ногами почва, тропа дробилась, и не было уверенности — по той ли, по которой надо, идёт. Тянуло к большевикам — шёл, других вёл за собой, а потом брало раздумье, холодел сердцем. «Неужто прав Изварин? К кому же прислониться?» Об этом невнятно думал Григорий, привалясь к задку кошёвки. Но когда представлял себе, как будет к весне готовить бороны, арбы, плесть из краснотала ясли, а когда… обсохнет земля, — выедет в степь; держась наскучавшимися по работе руками за чапиги, пойдёт за плугом, ощущая его живое биение и толчки; представляя себе, как будет вдыхать сладкий дух молодой травы и поднятого лемехами чернозёма, ещё не утратившего пресного аромата снеговой сырости, — теплело на душе. Хотелось убирать скотину, метать сено, дышать увядшим запахом донника, пырея, пряным душком навоза. Мира и тишины хотелось” — ч. 5, гл. XIII.)

Неоправданная бесчеловечность оттолкнула Мелехова от большевиков, так как она противоречила его представлениям о совести и чести. Григорию Мелехову много раз приходилось наблюдать жестокость и белых и красных, поэтому лозунги классовой ненависти стали казаться ему бесплодными: “Хотелось отвернуться от всего бурлившего ненавистью враждебного и непонятного мира. Тянуло к большевикам — шёл, других вёл за собой, а потом брало раздумье, холодел сердцем”. Котлярову, увлечённо доказывающему, что новая власть дала бедным казакам права, равенство, Григорий возражает: “Казакам эта власть, окромя разору, ничего не даёт!”

Григорий спустя некоторое время начинает службу в белоказачьих частях.

Просмотр фрагмента фильма «Казнь подтёлковцев» или чтение фрагмента из романа (ч. 5, гл. XXX), из биографии самого писателя.

Перед просмотром зададим вопрос:

Как воспринимает казнь Григорий?

(Он воспринимает её как возмездие, о чём свидетельствует его страстный монолог, обращённый к Подтёлкову.)

С 1918-го по начало 1920 года семья Шолоховых находилась поочередно в станицах Еланской и Каргинской Верхнедонского округа. Трудное было время: белые и красные волны захлёстывали Донщину — бушевала Гражданская война. Подросток Миша “впитывал” происходящие события (а голова хорошая — ум смелый и дерзкий, память прекрасная): бои, казни, нищета. Белые против красных, красные против белых, казаки против казаков же. Рассказы один страшнее другого... Один, мигулинский, красивый, светло-русый парень не хотел становиться под пулю, умолял: “Не убивайте! Поимейте жалость!.. Трое детишков... девочка...” Какая там жалость! Подкованным каблуком в ухо — аж из другого цевкой кровь стрельнула. Подняли и поставили к яме... А парень этот, говорят, на германской четыре креста заслужил, полный Георгиевский кавалер... Вот в хату вошёл Харлампий Ермаков. Обычно весёлый, сегодня был хмур и зол. Начал рассказывать о казни подтёлковцев в хуторе Пономарёве. А Подтёлков тоже хорош был, говорит. Под Глубокой по его приказу офицеров тоже без всяких жалостей стреляли... Не одному ему чужие шкуры дубить. Отрыгнулось.

А вот тихий голос соседа: “Люди хуже хищных зверей — не знают жалости, ненависть ослепила”.

Прочитайте отрывок из романа Андрея Воронцова «Шолохов» и ответьте на вопрос: кто же виноват в разгорании войны на Дону?

Февральские дни 1919 года на Верхнем Дону стояли томительные, холодные, серые. Жители притихших хуторов и станиц с каким-то противным, сосущим чувством под ложечкой ждали наступления сумерек, прислушивались к шагам, визгу санных полозьев за стеной. Наступал час арестов, когда красноармейские команды оцепляли улицы, вламывались в курени и забирали в кутузку казаков. Из кутузки уже никто не возвращался живым. В то же самое время, когда новую партию арестованных привозили в холодную, из неё выводили старых, освобождали место. Не было на Дону просторных арестантских домов, не имелась в них нужда в прежнее время. Приговорённых к расстрелу выводили из подвала со связанными за спиной руками, били прикладами в спину, отчего они падали на сани, как мешки с мукой, укладывали, живых, штабелями и везли за околицу.

За полночь для обитателей куреней, в которых уже побывали чекисты, начиналась страшная пытка. За околицей заводил своё татаканье пулемёт — то короткими, но частыми очередями, то длинными, захлёбывающимися, истеричными. Затем наступала тишина, но ненадолго, она прерывалась сухо щёлкающими, как дрова в печке, винтовочными и револьверными выстрелами — добивали раненых. Нередко после этого на чьём-нибудь базу начинал выть пёс — чуял, видимо, гибель хозяина-кормильца. А в хатах подвывали ему, взявшись за голову, бабы, чей сын или муж мог принять лютую смерть этой ночью. До самой смерти своей помнил Михаил этот вой, от которого стыла кровь в жилах.

Большинство казаков, восставших против советской власти в апреле и не ушедших вместе с Донской армией в низовья Дона, бежали из куреней при первых известиях об арестах, прятались в дальних хуторах и зимовниках, остались те, кого мобилизовал Краснов помимо их воли. Они самовольно снялись с фронта в январе, пустили на Верхний Дон красных, веря обещаниям советской власти и её новым ставленникам Миронову и Фомину, что будет им всем за это амнистия. Эти люди уже навоевались до тошноты — и за германскую, и за 18-й год, и хотели теперь лишь мирной жизни в своих куренях. Они уже и думать забыли об отстаивании своих прав перед иногородними, как в декабре 17-го, когда с этим условием поддержали Каменский ревком. Всем стало ясно — придётся делиться, против красной мужицкой России, всей своей мощью наваливающейся с севера, не попрёшь. Уговор с Красной Армией был прост — вы не трогаете нас, мы не трогаем вас, а кто старое помянет, тому глаз вон. Нейтралитет Дона был выгоден Москве: в случае успеха примеру донцов могли последовать измученные войной кубанцы, а это сулило скорую победу Красной Армии на юге, так как армия Деникина состояла в основном из кубанцев и донцов. Но прибыли в станицы люди, названные «комиссарами арестов и обысков», и пошли карательные команды по куреням... Забирали не только сложивших оружие фронтовиков, но и «дедов» — георгиевских кавалеров, живую славу Дона, отказавшихся снимать кресты, казачьи фуражки, отпарывать лампасы со штанов. Застучали пулемёты за околицами станиц, в которые ещё недавно, на Рождественские святки, приезжали из штаба Троцкого бойкие чернявые молодые люди в отличных шубах, с бриллиантовыми кольцами на коротких толстых пальцах, поздравляли со светлым праздником, щедро угощали привезённым на тройке вином, дарили пачками царские деньги, убеждали: «Вы живите у себя спокойно по станицам, и мы будем жить спокойно. Повоевали, и довольно». В станице Мигулинской без всякого суда расстреляли 62 казака, а в станицах Казанской и Шумилинской только за одну неделю — 400 с лишним человек, а всего полегло на Верхнем Дону в ту пору около восьми тысяч человек. Но расстрелов посланцам Свердлова Сырцову и Белобородову-Вайсбарту, цареубийце, было мало... В Вёшенской чернявые молодые люди велели бить в колокола, пьяные красноармейцы согнали в собор казаков, баб и детишек. Здесь ожидало их кощунственное действо: 80-летнего священника, который служил в Вёшенской ещё во время отмены крепостного права, венчали с кобылой...

Выполнялась тайная директива о «расказачивании», подписанная 24 января 1919 года Яковом Михайловичем Свердловым. Трупным запахом потянуло на Тихом Дону, который за всю свою историю не знал ни вражеской оккупации, ни массовых казней...

Наутро снаряжались за околицы скорбные караваны. Родственники расстрелянных раскапывали их, кое-как присыпанных землёй, судорожно, с трудом одолевая дурноту и сдерживая рыдания, переворачивали тела, тянули покойников за руки, за ноги, отыскивая своих, вглядывались в белые лица со схваченными инеем волосами. Ежели находили, то тащили мертвеца к саням под микитки, а голова его с остановившимися навек зрачками моталась, как у пьяного. Лошади беспокойно ржали, косились большим глазом на страшный груз. Но и покойника заполучить родным в те дни кромешной скорби считалось за благо — букановский комиссар Малкин, например, оставлял казнённых лежать нагими в яру, а хоронить запрещал...

Чекисты в ту пору распевали частушку:

Вот вам честь в глухую полночь —
Быстрым маршем на покой!
Пусть гниёт под снегом сволочь,
С нами — молот-серп с звездой.

Шолоховы, как и все, с леденящим страхом ожидали наступления сумерек, жгли лампаду под образами, молились, чтобы не забрали Александра Михайловича. Жили они в ту пору на хуторе Плешакове, снимали половину куреня у братьев Дроздовых, Алексея и Павла. Павел пришёл с германской офицером. Братья, как только начались аресты, пропали неведомо куда. За ними уже приезжали из Еланской станицы чекисты, долго, с подозрением расспрашивали Александра Михайловича, кто он таков, потом ушли, перед уходом бросив: «Может, свидимся ещё...» А у отца были теперь основания бояться таких свиданий, даром что не казак. В самом начале 17-го года получил он наследство от матери своей, купчихи Марии Васильевны, урождённой Моховой, да не маленькое — 70 тысяч целковых. Служил в ту пору Александр Михайлович управляющим паровой мельницы в Плешакове, и решил он выкупить её вместе с просорушкой и кузней у хозяина, еланского купца Ивана Симонова. Между тем разразилась Февральская революция”.

Прочитаем и проанализируем последний эпизод второй книги.

(“...А спустя немного тут же возле часовни, под кочкой, под мохнатым покровом старюки-полыни, положила самка стрепета девять дымчато-синих краплёных яиц и села на них, грея их теплом своего тела, защищая глянцево оперённым крылом”.)

Финал второй книги романа имеет символический смысл. Как вы думаете, какой? Шолохов противопоставляет братоубийственной войне, взаимной жестокости людей животворящую силу природы. Читая эти строки, мы невольно вспоминаем финал романа И.С. Тургенева «Отцы и дети»: “Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами; не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии «равнодушной природы»; они говорят о вечном примирении и о жизни бесконечной…”

Сегодняшний урок мне хотелось бы закончить стихотворением Максимилиана Волошина «Гражданская война». Хотя политические взгляды и эстетические установки Волошина и автора «Тихого Дона» весьма далеки друг от друга, великая гуманистическая идея русской литературы связывает этих художников.

Одни восстали из подполий,
Из ссылок, фабрик, рудников,
Отравленные тёмной волей
И горьким дымом городов.
Другие из рядов военных,
Дворянских разорённых гнёзд,
Где проводили на погост
Отцов и братьев убиенных.
В одних доселе не потух
Хмель незапамятных пожаров
И жив степной, разгульный дух
И Разиных, и Кудеяров.
В других — лишённых всех корней —
Тлетворный дух столицы Невской:
Толстой и Чехов, Достоевский —
Надрыв и смута наших дней.
Одни возносят на плакатах
Свой бред о буржуазном зле,
О светлых пролетариатах,
Мещанском рае на земле...
В других весь цвет, вся гниль империй,
Всё золото, весь тлен идей,
Блеск всех великих фетишей
И всех научных суеверий.
Одни идут освобождать
Москву и вновь сковать Россию,
Другие, разнуздав стихию,
Хотят весь мир пересоздать.
В тех и других война вдохнула
Гнев, жадность, мрачный хмель разгула.
А вслед героям и вождям
Крадётся хищник стаей жадной,
Чтоб мощь России неоглядной
Размыкать и отдать врагам;
Сгноить её пшеницы груды,
Её бесчестить небеса,
Пожрать богатства, сжечь леса
И высосать моря и руды.
И не смолкает грохот битв
По всем просторам южной степи
Средь золотых великолепий
Конями вытоптанных жнитв.
И там, и здесь между рядами
Звучит один и тот же глас:
“Кто не за нас — тот против нас.
Нет безразличных: правда с нами”.
А я стою один меж них
В ревущем пламени и дыме
И всеми силами своими
Молюсь за тех и за других.

(1919)





Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 27 сентября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru

Краткое описание документа:

Цель урока. Показать развитие гуманистических традиций русской литературы в изображении войны и значение «Тихого Дона» как романа, передавшего правду о Гражданской войне, о трагедии народа.

Роман М.А. Шолохова «Тихий Дон» среди книг о предреволюционных событиях, Гражданской войне выделяется своей самобытностью. Чем же покорила современников эта книга? Думается, что прежде всего значительностью и масштабностью событий, описанных в ней, глубиной и правдой характеров. Первая книга романа посвящена жизни и быту донских казаков до и в самом начале империалистической войны.

(Звучит запись казачьей песни, которая взята как эпиграф к роману.)

В старинных казачьих песнях, взятых автором эпиграфом к роману, предваряется рассказ о противоестественной, братоубийственной войне, о гибели казачьих родов, о трагедии народа, когда не тем вспахивается степь (“лошадиными копытами”), не тем засеяна (“казацкими головами”), не тем полита и не тот урожай собран будет. В песнях, сложенных казаками, обозначена противоречивость всего их несчастного племени — племени воинов и земледельцев одновременно, правдиво объясняющая и раскрывающая суть трагедии, произошедшей с потомками неизвестных авторов уже в XX веке. Кроме того, сам элегический строй казачьей песни сложен по формуле отрицательного параллелизма вначале (“Не сохами-то славная землюшка наша распахана… распахана наша землюшка лошадиными копытами…”) и продолжен одночленной параллелью, умалчиваемая часть которой слишком страшна (“А засеяна славная землюшка казацкими головами”). Это не обычные крестьянские будни, не посевная, а то страшное, отвратительное, что взрывает мирный уклад и наполняет волны “в тихом Дону отцовскими, материнскими слезами”. Здесь не просто выписана атмосфера казачьего уклада, здесь предвосхищена главная идея всего произведения.

Общая информация

Номер материала: 144212

Похожие материалы

2017 год объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации. Министерство образования и науки рекомендует в 2017/2018 учебном году включать в программы воспитания и социализации образовательные события, приуроченные к году экологии.

Учителям 1-11 классов и воспитателям дошкольных ОУ вместе с ребятами рекомендуем принять участие в международном конкурсе «Законы экологии», приуроченном к году экологии. Участники конкурса проверят свои знания правил поведения на природе, узнают интересные факты о животных и растениях, занесённых в Красную книгу России. Все ученики будут награждены красочными наградными материалами, а учителя получат бесплатные свидетельства о подготовке участников и призёров международного конкурса.

Конкурс "Законы экологии"