Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Иностранные языки / Научные работы / История орфографии немецкого языка Дипломная работа
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 26 апреля.

Подать заявку на курс
  • Иностранные языки

История орфографии немецкого языка Дипломная работа

библиотека
материалов


Российская Федерация

Федеральное агентство по образованию

Государственное общеобразовательное учреждение

высшего профессионального образования

БРЯНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ АКАДЕМИКА И.Г.ПЕТРОВСКОГО

Кафедра немецкого языка










История орфографии немецкого языка



Дипломная работа

студентки VΙ курса группы 604н

факультета иностранных языков

И.Н.Мощенок.

Научный руководитель:

канд. фил. наук, доцент

Н.В.Сафонова




Брянск 2009

Содержание

Введение 4

  1. Орфография немецкого языка в различные исторические

эпохи 8

    1. Виды письменности 8

      1. Руническое письмо 8

      2. Латинское письмо 12

      3. Готическое письмо 14

    2. Орфография немецкого языка в древневерхне-

немецкий период 16

      1. Общее развитие немецкого языка в древневерхне-

немецкий период 16

      1. Возникновение немецкой письменности 18

      2. Особенности древневерхненемецкой

орфографии 20

    1. Орфография немецкого языка в средневерхне-

немецкий период 22

      1. Общее развитие немецкого языка в средневерхне-

немецкий период 22

      1. Графика и звуковые значения букв 25

    1. Орфография немецкого языка в ранненововерхне-

немецкий и нововерхненемецкий периоды 30

      1. Общее развитие немецкого языка в XIV – XV вв 30

      2. Новые явления в немецкой орфографии (середина XIV - начало XVIII вв.) 32

      3. Лютер и его роль в развитии немецкого языка 35

      4. Нормализация немецкой орфографии (XVII-XIX вв.) 38

      5. Установление единой орфографии 41

  1. Реформа орфографии немецкого языка 1998 года 47

    1. Тенденции к проведению реформации немецкой орфографии47

    2. Принципы современной немецкой орфографии 49

    3. Цели, задачи и сущность последней реформы орфографии немецкого языка 52

    4. Анализ результатов введения последней реформы

орфографии немецкого языка 58

  1. Обучение орфографии при изучении немецкого языка в школе 71

    1. Роль орфографии при изучении немецкого языка в школе 71

    2. Основные вопросы методики обучения орфографии в школе74

Заключение 79

Список используемой литературы 83

Приложение 1 87

Приложение 2 88

Приложение 3 89

Приложение 4 90

Приложение 5 93

Приложение 6 95




















Введение

История языка – это продукт исторического развития, в процессе которого язык подвергается разносторонним изменениям, обусловленными различными причинами, как лингвистическими, так и экстралингвистическими. Эта наука показывает, как в результате постепенных изменений сложился современный язык, его словарь, его фонетические и морфологические системы, система правописания. Практическое владение немецким языком предполагает умение не только правильно говорить, но и правильно писать. Граматность письма развивает культуру речи, прививает сознательное отношение к закономерностям изучаемого языка. При изучении иностранного языка очень важно изучать вопросы взаимосвязи и взаимозависимости всех сторон языка, а также и основные исторические закономерности его развития, чтобы объяснить процессы, приведшие к современному состоянию языка. Это и определяет актуальность темы. Над ее изучением работали такие ученые, как Г. Мозер [50]и Г. Шиб[55], которые трудились над функциональной парадигмой немецкого языка, представленной в виде схемы, в основу которой положен принцип построения «языковых пирамид» для разных периодов истории немецкого языка; М. Лютер[32], вдохновитель Реформации в Германии (деятельность М. Лютера являлась не началом языковой унификации, но включалась в качестве одного из важнейших компонентов в протекающий в течение столетий интеграционный процесс); Я. Гримм, который требовал, чтобы в правилах правописания учитывались соответствующие исторические закономерности[13,18]; К. Дуден, который обобщил работы I Орфографической конференции1 в «Орфографическом словаре немецкого языка», заложил основы единой орфографической нормы, кодифицированной в 1901 г.[34,35,36] и которого принято считать «отцом немецкой орфографии», и многие другие ученые.

В составе любого языка с высокоразвитой словообразовательной системой значительное место занимает орфография данного языка. Об этом свидетельствуют весьма интенсивные исследования в данной области, проводимые как в отечественной, так и в зарубежной лингвистике. Возросший за последние годы интерес лингвистов к истории развития и становления орфографии немецкого языка вполне закономерен: объект исследования достаточно сложен. Кроме того, его изучение тесно связано с разработкой проблем общетеоретического характера, в частности, с одной из «вечных» проблем языкознания – проблемой унификации языка за счет введения новых орфографических правил.

Темой исследования является история немецкой орфографии и ее современное состояние в связи с недавно проведенной реформой.

Предметом исследования являются общие закономерности и принципы развития немецкой орфографии в диахронии и синхронии.

Объектом исследования является исторический процессразвития немецкого языка отпервых памятников до наших дней.

Целью работы является анализ принципов орфографии немецкого языка в диахронии; а также современное состояние орфографии немецкого языка в связи с последней орфографической реформой.

Для достижения поставленной цели был избран путь последовательного выполнения следующих задач:

  1. рассмотреть и проанализировать основные этапы развития немецкого языка, уделяя основное внимание вопросам орфографии;

  2. выявить закономерности и принципы развития орфографии немецкого языка, которые привели к современному состоянию немецкого правописания, и особенности установления единой орфографии;

  3. проанализировать учебно-методический комплекс и школьные программы по немецкому языку с точки зрения обучения орфографии;

Поставленные цели и задачи определили методы исследования. В работе были использованы описание и сравнительно-сопоставительный анализ материала.

Материалом исследования послужили монографические работы по истории орфографии немецкого языка отечественных и зарубежных лингвистов: А. Баха, В.П. Беркова, И.В. Богуславской, М.М. Гухман, В.Н. Жирмунского, О.И. Москальской, Н.И. Филичевой, П. Эрнста, В. Шмидта и других.

Исследование базируется на анализе рассмотренных этапов развития немецкой орфографии, закономерностей и особенностей ее развития, которые привели к современному состоянию немецкого правописания, и установление единой орфографии.

Изучение материала данной темы помогает теоретически осмыслить явления и категории современного немецкого языка в их исторической обусловленности, отграничить в нем продуктивное и развивающееся от устаревшего и устаревающего, все это способствует более тонкому активному овладению живым языком.

Основной материал распределяется в соответствии с традиционно выделяемыми периодами истории немецкого языка – древневерхненемецким (750 – 1050 гг.), средневерхненемецким (1050 – 1350 гг.), ранненововерхненемецким (1350 – 1650 гг.) и собственно нововерхненемецким (с 1650 г.)2

На защиту выносятся следующие положения:

1. Орфография немецкого языка основывается на четырех принципах: фонетическом, морфологическом, логическом и историческом.

  1. Процесс становления орфографии немецкого языка был длительным и противоречивым.

  2. Новая орфографическая реформа не решила основные орфографические проблемы немецкого языка, а лишь увеличила и усложнила правила.


4. Сознание умений и навыков по орфографии и пунктуации является важной задачей при изучении немецкого языка, которая приобретает особую актуальность в свете требований практической направленности изучения иностранных языков

Научная новизна работы заключается в обобщении материала по истории немецкой орфографии, определении основных принципов орфографии немецкого языка и анализе результатов проведения новой орфографической реформы.


















  1. Орфография немецкого языка в различные исторические

эпохи

1.1. Виды письменности

1.1.1. Руническое письмо

Письменность — самое достоверное свидетельство о языке, самый надежный и непосредственный источник сведений о нем. Чтобы составить себе представление о лексике и грамматическом строе языка в эпоху его бесписьменного существования, ученые-филологи привлекают различные косвенные данные о характере изучаемого языка, или же «реконструируют» отсутствующий языковой материал, используя метод сравнительно-исторического анализа. [10, стр. 27]

Древнейшим видом письменности у германцев было руническое письмо. Тацит в своей «Германии» писал, что германцы придавали особое значение гаданью-жеребьевке: разбросав на куске ткани палочки с вырезанными на них знаками и, прочитав молитву, жрец брал наугад три палочки и гадал, читая знаки на них. Эти считавшиеся магическими знаки были буквами рунического письма, алфавитом первого связного письма у древних германцев. Название букв — «руны» — образовано от основы, имевшей значение «тайна» (ср. гот. runa «тайна» и немецкий глагол raunen «таинственно, украдкой шептать»). Рунический алфавит германцев, так называемые «старшие руны», насчитывал 24 знака. По первым шести буквам он получил название «футарк» (futhark). Эти знаки представляют собой комбинацию вертикальных и наклонных линий. [24, стр.15]

Руны использовались преимущественно в магических, культовых целях. Знание рун было профессиональной тайной жрецов и передавалось из поколения в поколение. Назначение рунических надписей — ограждать владельца предмета от злых сил и от врагов, охранять покойников и удерживать их в могиле и т.д. Писались (вырезались) руны на дереве, кости, камне (надгробиях), позднее на металле, в частности на изделиях из золота. Так как деревянные предметы за редкими исключениями не сохранились, то и рунических надписей дошло до нас очень немного, особенно мало их в Германии и Англии, несколько больше в Скандинавии. Всего обнаружено

150 предметов с руническими надписями, относящимися к 3-8 вв. Это предметы или детали вооружения (копье, рукоятка меча, насадка на щит), украшения и амулеты (кольцо, браслет, медаль-брактеат3), надгробные камни и т.д.

Большинство надписей представляют собой отдельные слова (часто собственные имена). Каждая руна сама по себе тоже могла иметь магическое значение, поэтому нередко выписывался весь алфавит или его часть, что должно было приносить, по верованиям древних германцев, удачу в разных видах деятельности и ограждать от несчастий.

Краткость, фрагментарность многих рунических надписей, их плохая сохранность и магический смысл — причины того, что значительная их часть (около трети) не удается расшифровать. К этому следует добавить, что и во многих надписях, считающихся расшифрованными, есть спорные части.

Рунические памятники континентальных германцев относятся главным образом к эпохе Меровингов (6-8 вв.). Это в основном амулеты и фибулы (застежки для одежды) с нанесенными на них руническим алфавитом, краткими надписями магического содержания или рядами рун, не поддающимися истолкованию. Последняя по времени находка, сделанная в 1945 г., — запись футарка в рукописи из монастыря Фульда (8-9 вв.).[3, стр. 14]

Из рунических памятников в Англии наибольший интерес представляют надпись на шкатулке из Нортумбрии и стихотворение религиозного содержания на каменном Рутвельском кресте в Шотландии. В соответствии с фонетическими особенностями ингвеонских диалектов число рун у англосаксов было увеличено сначала до 28. Такое количество рун засвидетельствовано, в частности, в рукописи 7 в., так называемом «Зальцбургском кодексе» («Codex Salisburgiensis»), №140. А древнеанглийская «Руническая песня» 9-10 вв. содержит уже 33 руны. Древнеанглийский футарк (да. futhork) является расширенным вариантом континентального с его 24 рунами.

Язык древнейших рунических надписей — промежуточное звено между германским языком-основой, формы которого можно только реконструировать, и языками древнейших письменных памятников различных германских народностей. Древнерунический архаичнее готского, в нем сохранились более древние грамматические явления, чем в языке всех других древнегерманских памятников, в частности основообразующие гласные.[14]

Специфика применения рунического письма нашла отражение в лексике германских языков. Так, нем. Buchstabe (Buche + Stab) 'буква' первоначально значило 'буковая палочка' (ср. гот. boka 'буква', мн. ч. bokos, да. bocstaef). Немецкий глагол lesen 'читать', первоначально значивший 'выбирать, подбирать' (разбросанные буковые палочки), сохранил это значение как менее употребительное наряду с новым 'читать', старое же лучше всего сохранилось в глаголе auflesen 'подбирать' и в ряде сложных существительных, например, Weinlese 'сбор винограда'. Английский глагол (to) read 'читать' первоначально значит 'угадывать, отгадывать' (ср. нем. raten 'отгадывать'), а глагол (to) write 'писать' имел раньше значение 'царапать, выцарапывать' (ср. нем. ritzen 'царапать' и reissen в значении 'чертить', а также нем. Reissfeder 'рейсфедер'.

В процессе христианизации (4-12 вв.) германцы знакомятся с латинским письмом (готы — с греческим), в результате чего к 9 в. руническое письмо на территории Франкского государства, а к 11 в. на Британских островах полностью вытесняется латинским. В Скандинавии, где руническая письменная традиция оказалась более устойчивой, руническое письмо не исчезло полностью, а было перенесено на пергамент и использовалось не только в культовых целях, но и (как, например, в Дании в 13 в.) для записи законов вплоть до 16 в. В Швеции рунами в частных записях пользовались еще в 16-17 вв. Предпринимавшиеся в Швеции попытки возродить руническое письмо потерпели неудачу: руны не смогли конкурировать ни с латинским, ни с так называемым «готическим» шрифтом.[18, стр. 26]

Рунология как самостоятельная научная дисциплина зародилась в 70-е гг. 19 в. Ее основоположником был датский ученый Людвиг Виммер. Очень большой вклад в развитие рунологии внесли норвежские ученые Суфюс Бугге и Магнус Ульсен, шведские ученые Отто фон Фрисен, Элиас Вессен и ряд других исследователей. И если, несмотря на усилия рунологов, ряд надписей до сих пор не расшифрован, а интерпретация многих спорна, это объясняется сложностью материала и его фрагментарностью. Для расшифровки надписей необходимо привлекать данные смежных наук. Как сформулировал это рунолог Карл Марстрандер, «рунология — это палеография, лингвистика, археология и мифология» и действительно, нередко лексическое значение слова какой-либо рунической надписи понятно, но какую функцию выполнял этот текст, остается загадкой. Не вполне ясно и происхождение рунического алфавита. Некоторые руны обнаруживают явное сходство с буквами латинского алфавита, другие — греческого. Поэтому одни ученые пытались вывести рунический алфавит из латинского, другие — из греческого. В середине 19 в. была впервые высказана мысль о происхождении рун из одного из североиталийских алфавитов. Согласно этой гипотезе, руны, возникнув на севере Италии во 2-3 вв., были затем переняты самыми южными из западногерманских племен и постепенно распространились на север, переходя от одного германского племени к другому. Эта гипотеза имеет в настоящее время наибольшее число сторонников. Правда, некоторые руны не имеют прототипов ни в одном из североиталийских алфавитов; загадкой остается и алфавитный порядок рун. Руническое письмо было одним из важнейших культурных завоеваний германских племен на заре эпохи Великого переселения народов. Однако в силу своего преимущественно культового назначения оно не могло получить и не получило значительного распространения.[10, стр. 33]


1.1.2. Латинское письмо

Широкое развитие письменности на древнегерманских языках относится к эпохе раннего средневековья и связано с процессом христианизации германцев и усвоением элементов греко-римской образованности господствующим классом раннефеодального общества, формировавшегося в рамках варварских германских государств. Все важнейшие социальные и культурные функции будущих национальных языков в этих государствах выполняла латынь, единственный письменный и литературный язык того времени. Латынь была и языком церкви; монастыри и возникавшие при них монастырские школы были не только рассадниками клерикального просвещения, но и главными очагами культуры, а монахи и клирики — почти единственными образованными и просто грамотными людьми своего времени. Образование и письменность носили в эту пору почти исключительно клерикальный — религиозно-церковный и богословский — характер. Так как латынь была языком непонятным и недоступным широким массам, да и большинству представителей верхушки раннефеодального общества, первые связные записи на своем, родном языке появились у германцев как подсобное средство при обучении латыни, а также в целях церковной пропаганды. Для записей на своих до того практически бесписьменных языках западные и северные германцы обратились к латинскому алфавиту (восточногерманское племя готов создало свою письменность на основе греческого алфавита). При этом они столкнулись со значительными трудностями. В латинском алфавите не было букв для целого ряда звуков в различных германских языках,
для передачи различий гласных по признаку долготы и
краткости, закрытости и открытости и т.д. Монастырские
школы по-своему приспосабливали латинский алфавит к нуждам родного языка. Наличие в этот период различных вполне равноправных диалектов еще более увеличивало разнобой в написании одних и тех же слов, в передаче одних и тех же звуков, и без того очень значительный из-за отсутствия общепринятых орфографических правил и норм. В латинский алфавит вносились различные изменения, дополнения в виде новых букв и сочетаний букв (например, буква
w в алфавитах большинства германских языков, сочетание букв ch для обозначения глухого заднеязычного щелевого согласного [х] и др.) или диакритических знаков (например, знак для обозначения умлаута). В настоящее время алфавиты германских языков, в основе которых лежит латинский алфавит, и по количеству, и по составу букв несколько отличаются друг от друга и от алфавита латинского языка. Одни и те же буквы могут в разных языках служить для обозначения разных звуков, а один звук может обозначаться разными буквами.[25, стр. 41-43]

Традиционные орфографии германских языков складывались на протяжении многих веков, они отличаются непоследовательностью и обнаруживают немало противоречий, в частности наличие в словах непроизносимых букв и не обозначаемых отдельными буквами звуков. Особенно много непроизносимых букв в написании английских слов. В английской орфографии наблюдается глубокий разрыв между архаичным написанием очень многих слов и их изменившимся произношением — разрыв, доставляющий немало неприятностей самим англичанам, не говоря уже об иностранцах, и вызвавший к жизни понятие spelling в его специфическом смысле.[19, стр. 55]

На рубеже 8-9 вв. во Франкском государстве был выработан на основе существовавших до этого вариантов латинского алфавита новый, небольшие по размеру буквы которого получили название «каролингские минускулы» (ср. лат. minusculus 'меньший'). Этот алфавит отличался от своих предшественников большей четкостью и упорядоченностью письма, им пользовались в Западной Европе вплоть до 12 в. (когда он был вытеснен «готическим» шрифтом).

В конце 15 в., в эпоху Возрождения, в Италии был создан шрифт для печатных прессов, получивший название «антиква». Это был вариант латинского шрифта, округлые формы букв которого представляли собой сознательный возврат (в знак протеста против «варварского» готического шрифта) к каролингским минускулам, которые в то время считались образцом классических латинских букв (лат. littera antiqua). Начиная с 1 6 в. антиква получила широкое распространение в странах Западной Европы, и со временем были созданы разные варианты антиквы. В Германии ею пользовались преимущественно при печатании иностранных текстов, а до 18 в. — и иностранных слов, оказавшихся «вкраплениями» в немецком тексте. И в настоящее время латинский шрифт, распространившийся вместе с германскими и романскими языками далеко за пределами Западной Европы, представлен в виде различных вариантов антиквы.[3, стр. 24]

1.1.3. Готическое письмо

Приблизительно в 11 в. в Италии на базе латинского алфавита возник новый тип письма — остроконечное монашеское письмо, с конца 11 в. распространившееся и в других странах Европы. В средние же века, в 13-14 вв., в Западной Европе возник новый, пришедший на смену романскому, стиль архитектуры. Он возник как стиль культовых строений — католических соборов и церквей. Его назначением было выразить средствами архитектуры христианскую идею отрешения от всего земного, обращения всех помыслов и надежд ввысь, к небесам, обиталищу бога. Этот стиль дал мировой культуре такие шедевры архитектуры, как собор Нотр-Дам в Париже и св. Стефана в Вене, Вестминстерское аббатство в Лондоне, соборы в Страсбурге, Кельне, Наумбурге, Милане, Руане, Праге и многие другие.[18, стр. 38]

Сменившая средневековье эпоха возрождения, противопоставив свое светское, гуманистическое мироощущение безраздельному владычеству церкви в области идеологии, культуры и искусства, отрицательно и даже враждебно относилась ко всему, что было связано с христианской идеологией, с находившимся под ее влиянием искусством, в том числе архитектурой. А так как символом варварства для гуманистов были германские племена (готы, вандалы и др.), то стиль средневековой церковной архитектуры гуманисты 15 в. стали презрительно называть «готическим», т.е. «готским» (ср. нем. gotisch, англ. gothic 'готический' и 'готский'). То же название получило угловатое, остроконечное письмо. Название привилось и со временем утратило свою оценочную окраску. Ни готический стиль в архитектуре, ни готический шрифт, разумеется, никакого отношения к готам не имеют.[14, стр. 87]

Дальнейшим развитием готического шрифта в 15 в. явилась так называемая «фрактура» (нем. Fraktur от лат. fractus 'ломаный'). Зачатки фрактуры обнаруживаются уже в 14 в. в рукописных документах имперской канцелярии в Праге. Как печатный шрифт фрактура была введена в начале 16 в. при непосредственном участии А. Дюрера, выдающегося художника немецкого Возрождения.

В большинстве европейских государств, где готический шрифт (фрактура) нашел более или менее широкое применение в средние века (Германия, Англия, Франция и др.), он со временем был вытеснен латинским. Только в Германии он обосновался прочно и надолго, существенно потеснив латинский. Ему обучали в школе, на нем печатали книги и периодические издания, им пользовались в частной переписке. С 18 в. неоднократно возникали тенденции к отказу от готического шрифта (Ф. Шиллер, братья Гримм), но до 1945 г. он оставался в Германии основным шрифтом. В период господства фашистской диктатуры готический шрифт был объявлен «исконно немецким». После второй мировой войны готический шрифт постепенно уступил латинскому почти все свои позиции. Основная причина — стремление сделать немецкую печатную продукцию более доступной для иностранного читателя. Готический шрифт используется и в наше время в разных странах — частично по традиции, частично ради его декоративности — при оформлении заголовков, объявлений, вывесок и т. д.[28]




1.2. Орфография немецкого языка в древневерхненемецкий

период

1.2.1. Общее развитие немецкого языка в древневерхненемецкий период

Начальный этап письменно засвидетельствованной истории немецкого языка (750-1050 гг.) соотносится с периодом раннего феодализма в Германии. На протяжении этого периода происходит медленная консолидация группы близкородственных германских племен – франков, алеманов, баваров, лангобардов, тюрингов, а позднее и саксов в немецкую народность. Некоторые исследователи полагают, что в состав немецкой народности, центральный массив которого составляла совокупность более или менее интенсивно взаимодействующих друг с другом близкородственных территориальных диалектов. Эти диалекты генетически развились на базе более древних племенных диалектов в результате постепенного преобразования последних в рамках определенной феодальной территории за счет накопления в них местных особенностей.

Тенденция к языковому выравниванию не была достаточно действенной, а ее отдельные проявления были кратковременны. Письменные традиции, постепенно складывающиеся в монастырских школах и скрипториях, способствовали все большему отдалению письменного языка от устной диалектной речи, живое развитие которой не сдерживалось четкими правилами. О наличии расхождений между письменно-литературным языком с его традициями и устной повседневной речью свидетельствуют некоторые древние разговорники. Яркий материал содержит «Парижский разговорник» X в., который был составлен и записан в старофранцузской орфографии представителем романской народности для своих соотечественников, путешествующих по Германии, например: «Gimer cherizeGib mir eine Kerze”». Форма gimer, записанная, очевидно, по слуху, отчетливо отражает характерное для устной речи слияние слабоударного или безударного местоимения с предшествующим словом, а также переход b в m в результате ассимиляции. В письменно-литературных текстах ей противостоит форма gib mir.[25, стр. 14]

Поскольку территориальные диалекты как средство повседневного устного общения не располагали достаточно полным инвентарем языковых средств, необходимых для осуществления подобных переводов, развитие немецкого литературного языка на начальном этапе протекало в условиях постоянного взаимодействия и конфронтации с латынью. Формирование наддиалектного пласта структурных единиц и явлений было результатом трехвекового экспериментирования древненемецких переводчиков с родным языком, которое включало попытки приспособить латинский алфавит для передачи на письме звуковых систем разных диалектных ареалов, мобилизовать уже имеющиеся в родном языке лексические и словообразовательные ресурсы с целью по возможности наиболее адекватного перевода латинских текстов, воспользоваться разного рода заимствованиями из латыни.[25, стр. 15]

Соотношение наддиалектных и территориально дифференцированных пластов явлений было неодинаковым для разных языковых уровней. Наибольшая степень ареальной дифференцированности характерна для фонетико-орфографических систем территориальных вариантов письменно-литературного языка.

Роль всеобъемлющей языковой системы высшего ранга, обладающей оптимальным набором признаков как средство надрегиональной и международной коммуникации, в средневековой Германии выполнял неавтохтонный литературный язык – латынь. Поэтому латынь образует своеобразную «кровлю» над функциональной парадигмой немецкого языка, что может быть представлено в виде следующей схемы, в основу которой положен принцип построения «языковых пирамид» для разных периодов истории немецкого языка у Г. Мозера [50] и Г. Шиба.4[55]

При изучении фонетического строя немецкого языка в древний период его развития перед исследователями возникает целый ряд своеобразных трудностей. Наиболее значительная из них заключается в том, что для письменного закрепления немецких звуков применялись орфографические знаки чужого языка – латинский алфавит, проникший в Германию вместе с введением и распространением христианства. В качестве основы при этом служило латинское написание.

Немалое влияние на немецкую орфографию оказала и англосаксонская система письма. Латинские графические знаки в их принятом чтении не всегда соответствовали древненемецким звукам, чем объясняются и многочисленные колебания в написании последних. Более древние немецкие памятники свидетельствуют об известных попытках ввести новые письменные знаки для звуков, которым нельзя было найти обозначения в латинском алфавите. На форме нововводимых знаков сказывалось обычно англосаксонское влияние. Вследствие указанных колебаний фонетическая значимость некоторых орфографических изображений по отношению к древненемецкому периоду не всегда является бесспорной. Однако большинство древненемецких звуков в результате филологического анализа памятников восстановлено с большей или меньшей точностью.[25, стр. 23]

1.2.2. Возникновение письменности на немецком языке

Особенно важным для истории немецкого языка был начавшийся с VIII века переход к письменной фиксации языка и связанное с ним появление книг. Письменные памятники на отдельных германских языках появляются раньше всего у восточных германцев (готов). На северогерманском языке встречаются древние рунические надписи («прасеверный»). «Западногерманские» памятники этого периода весьма немногочисленны. Некоторые «западногерманские» слова попадаются в латинской письменности того периода. Встречаются также отдельные немногочисленные рунические надписи. Более значительные дошедшие до нас «западногерманские памятники относятся только ко второй половине VIII века (хотя в будущих немецких областях в Вейсенбурге и Сан-Галене латинские грамоты появляются еще около VII века, они сохраняют большое количество немецких имен собственных).[25, стр. 116]

Новая письменность не имеет непосредственной связи с более древним руническим письмом, употреблявшимся только в надписях на утвари. Несомненно, что и в древневерхненемецкий период образцом для письменного языка был латинский язык. Если при этом не принимать во внимание глоссы и вокабулярии (т.е. сборники переводов латинских слов, составленные для учебных целей), то почти все связные тексты того времени представляли собой переводы или обработки латинских христианских оригиналов. Лишь немногое из древнего отечественного материала попало на пергамент, например, «Песнь о Гильдебранте». Собрание героических песен, которые, по свидетельству Эйнхарта, приказал создать Карл Великий, пропало. Это невосполнимая национальная потеря. Вообще говоря, связные тексты вплоть до VII века, попадаются довольно редко. Большие поэтические произведения на немецком языке встречаются в единичных случаях впервые в IX веке: «Евангельская гармония» Отфрида, саксонский «Гелианд» и отрывки из древнесаксонского «Генезиса».[12, стр. 66]

Столь же редки и сколько-нибудь объемистые прозаические произведения. К ним можно причислить перевод «Евангельской гармонии» сирийца Татиана (около 830 г.) и, в первую очередь, относящийся еще к эпохе Карла Великого южнорейнскофранкский перевод на немецкий язык сочинение Исидора из Сельвии «De fide atholica contra Judaeos». Своеобразны прозаические произведения (переводы и комментарии) Ноткера из Сан-Галлена. В них немецкий язык и латынь сочетаются в одном и том же предложении. То же самое наблюдается позднее (около 1065 г.) у Виллирама из Эберсберга в парафразе «Песни песней», а в сфере поэзии – в «De Heinrico» - произведении, относящемся к X веку. Наряду с литературными, научными и церковными текстами единично встречаются записи вроде списка налогов монастырей в Эссене и Фреккенхорсте, а также рейнско-гессенская надгробная надпись (X век).[25, стр. 137]

Различные эпохи древневерхненемецкого периода не были одинаково благоприятными для развития немецкой письменности. Карл Великий, по свидетельству Эйнхарта, приказал составить сборник отечественных песен и обдумывал план создания немецкой грамматики. Последующие представители династии Каролингов, в свою очередь, влияли на развитие немецкой письменности: Людовик Благочестивый содействовал созданию «Гелианда»; произведение Отфрида посвящено Людовику Немецкому, в молитвеннике которого был обнаружен текст Муспилли. В эпоху Оттонов, напротив, снова было отдано предпочтение латинскому языку, хотя во многом эта эпоха представляется нам более немецкой, чем эпоха Каролингов.[25, стр. 142]

1.2.3. Особенности орфографии языковых памятников древневерхненемецкого периода

Для письменного языка, который употреблялся в тот период на обширной территории в ученой переведенной с латинского языка литературе, характерна сильная зависимость от иноязычного оригинала, что сказывалось, прежде всего, на строе предложения и стиле. Часто встречается здесь несвойственное немецкому языку сочетание винительного падежа с инфинитивом или абсолютный с отложительным (дательный). Все это было чуждо разговорному языку того периода. В разговорном языке, по-видимому, отсутствовали (по крайней мере, вначале) союзы, наречия и т. п., которые тогда только создавались для перевода соответствующих латинских форм. Влияние латинской стилистики коснулось почти всех европейских языков, однако, каждый народ воспринимал это влияние по-своему. Немецкие переводчики весьма охотно подражали таким стилистическим фигурам, как анафора, вариация, параллелизм, многочисленность и, в первую очередь, плеоназм. Они это делали потому, что указанные фигуры были близки традиционному германскому стилю. Отдельные древневерхненемецкие переводчики в различной степени зависели от латинских образцов. Лишь немногие переводчики-прозаики того времени избежали латинского влияния. С особым уважением следует упомянуть о неизвестном авторе древневерхненемецкого Исидора, который отнесся иноязычному образцу с большой самостоятельностью, обнаруживая при этом чувство родного немецкого языка. В этом у него не нашлось последователей.[38, стр. 203-207]

Древневерхненемецкая орфография также находилась в сильной зависимости от латыни, и на нее не повлияло созданное Вульфилой готское письмо, хотя некоторые отдельные написания (например, gg вместо ng в глоссах к библии, составленных в Рейхенау в начале ΙХ века) мы можем возвести к готскому и тем самым к греческому образцам. В связи с тем, что латинские буквы имели совершенно определенную звуковую значимость, многие писцы понимали, что эти буквы не могут передать некоторые немецкие звуки. Поэтому Отфрид для передачи ряда звуков менял букву u, игравшую незначительную роль в латинском правописании. У него она получила новое использование (вместо muat, gimuato, suazo он пишет myat, gimyatto, syaso). Редко употреблявшиеся буквы латинского алфавита k и z приобрели – особенно в южной Германии – большое значение. Легче всего было пользоваться латинским письмом в северной Германии; однако и там имелись звуки, которым не соответствовал ни один латинский графический знак. Отчасти выход был найден в применении новых измененных знаков. Например, в древнесаксонском для обозначения чуждых латыни щелевых звуков применялись буквы d и b (ср. dat «это», sibun «семь» и т. д.).[25, стр. 169]

Ни у кого из древневерхненемецких писателей фонетический подход к немецкому языку, тесно связанный с работой по созданию немецкого правописания, не был столь основательным, как у Ноткера из Сан-Галлена. В начале слова и слога после глухих согласных и в начале предложения Ноткер, как правило, пишет p, t, k вместо b, d, g; он употребляет b, d, g только после гласных и звонких согласных l, m, n, r: ter brooderunde des prouder; tes koldesunde demo golde (Ноткеровский закон начальных слогов). [25, стр. 170]


    1. . Орфография немецкого языка в средневерхненемецкий

период

1.3.1. Общее развитие немецкого языка в средневерхненемецкий период

С вступлением Германии в середине XI в. в фазу развитого феодализма в функциональной системе немецкого языка произошли существенные исторические сдвиги, обусловленные соответствующими общественно-экономическими и политическими изменениями, изменениями в культурно-исторической и языковой ситуации, а также в коммуникативных отношениях. Отдельные области средневековой Германии – «земли»» (diu lant) – воспринимаются как части, подчиненные общему целому. Представленные в этих землях территориальные диалекты рассматриваются как разновидности одного языка. Объективным свидетельством завершения формирования немецкой народности является значительное расширение сферы применения собственного (родного) языка. В рассматриваемый период на немецком языке существовали не только религиозная и художественная светская литература, но и разнообразные исторические хроники, памятники делового, канцелярского характера – грамоты, юридические и торговые документы, а также проповеди, религиозно-дидактические и теолого-философские сочинения ранних мистиков. Появление слоя рыцарства способствовало обращению к родному языку в сфере деловой коммуникации, что повлекло за собой в дальнейшем перестройку в деятельности городских канцелярий, где позиции немецкого языка все более укреплялись в коммерческой переписке городов. [24, стр. 64]

Сложившийся позднее на этой территории восточносредненемецкие вариант литературного языка вобрал в себя много таких диалектных особенностей, которые составляют характерные черты и новонемецкого литературного языка, например: южные формы местоимений на –r и –chmir, mich, dir, dich; огласовка -e- в корне глаголов stehen, gehen; произношение сочетания -chs- как [ks] в словах типа sechs, Ochse, wachsen; сохранение редуцированного [ ] в глагольных префиксах и флексии - bestehllt, gestohlen, gebrochen, а позднее – явления монофтонгизации и дифтонгизации. Как восточнонижненемецкие, так и восточносредненемецкие колониальные диалекты отличались не только своим смешанным характером, но и тем, что они интегрировали языковые элементы местного славянского населения. [24, стр. 147]

Высшие слои общества, в отличие от высшего духовенства, как, правило, не имели высокого образования и часто не умели ни читать, ни писать. Даже император и короли, за немногими исключениями подобно Фридриху II (1194 – 1250 гг.), который был высокообразованным человеком, нередко подписывали документы прочерком, свидетельствовавшим об их неграмотности. Письма зачитывались им вслух. При проведении официальных актов и церемоний, а также при необходимости установить международные контакты с представителями своего класса в другой стране они пользовались услугами специально подготовленных лиц, имевших клерикально-латинское образование. Более четко прослеживаются коммуникативные отношения, характерные для светского рыцарства – министериалов. Как правило, рыцари-министериалы изучали не латынь, а, прежде всего французский – язык, достигший наивысшего развития части западноевропейского рыцарства, а также другие западноевропейские языки. Многие средневерхненемецкие поэты благосклонно относились к модным иноязычным словам. Черпая материал для своих произведений из французской литературы, изображая распространяющиеся с запада обычаи, изысканные манеры, куртуазный этикет, образ жизни рыцарства, они заимствовали и соответствующие иностранные выражения. Это четко прослеживается в новом стиле вежливости, отраженном в поэтическом языке, для которого была характерной замена обращения на «ты» (das Duzen) обращением на «вы» (das Ihrzen), появление особых формул приветствия, обращений, вежливых оборотов. Рыцарское разговорное койне, существование которого из-за его устного характера для рассматриваемого периода может лишь постулироваться, предположительно являлось основой для различных региональных вариантов письменно-литературного языка, получивших фиксацию в памятниках рыцарской литературы того времени. [25, стр. 150]

Наиболее значительным вариантом письменно-литературного языка в эпоху расцвета куртуазной поэзии был так называемый «классический средневерхненемецкий язык» mittelhochdeutsche Dichtersprache, klassisches Mittelhochdeutsch), развившийся на грани XII и XIII в., главным образом на алеманско-восточнофранкской диалектной основе в бассейне рек Рейна, Майна и Дуная (Rein-Mein-Donaugebiet). В его формировании принимали участие самые крупные поэты того времени – министериалы Гартман фон Ауэ (из Швабии), Вольфрам фон Эшенбах (из Восточной Франконии), городской патриций из Эльзаса Готфрид Страсбургский, Ваьтер фон дер Фогельвейде, неизвестный автор «Песни о Нибелунгах».[22, 151] Их творчество способствовало росту социального престижа классического средневерхненемецкого языка, что побуждало пользоваться им также поэтов других языковых ландшафтов. Классический средневерхненемецкий язык имел надрегиональную значимость и характеризовался относительно высокой степенью унифицированности, приближающей его к кодифицированному (нормированному) письменно-литературному языку (geregelte Schriftsprache). К рассмотренным проявлениям наддиалектных тенденций примыкали и те процессы, которые были связаны с общими для всей рыцарской литературы языковыми и стилистическими признаками.[6, стр. 265]

Важным проявлением наддиалектности рассматриваемого варианта литературного языка было наличие обширного наддиалектного пласта лексики, который складывался благодаря возникновению многочисленных лексических и семантических инноваций. Действие наддиалектных тенденций проявлялось и в строгом стилистическом отборе языковых средств, преобладании в рамках рассматриваемого варианта письменно-литературного языка языковых явлений нейтрального и высокого стилистического слоев. Прежде всего, куртуазные поэты сознательно избегали всего грубого, простонародного и старались выделить собственное рыцарское сословие. В рассматриваемом варианте письменно-литературного языка – классическом средневерхненемецком впервые в истории немецкого языка воплотился прототип надрегионального литературного языка, который занимал верхний страт функциональной парадигмы. Выше него – за пределами функциональной парадигмы средневерхненемецкого языка в целом, но, перекрывая ее верхние страты – располагалась латынь, которая продолжала в этот период использоваться в качестве средства общения в высших сферах коммуникации.5

Существование охарактеризованного прототипа оказалось весьма недолговечным и прекратилось вместе с падением рыцарства. В городские канцелярии постепенно проникает немецкий язык, причем начало его использования в городских канцеляриях для разных ареалов хронологически совпадает. Как язык грамот он с конца XIII в. постепенно распространяется с запада на восток и север. Обращение деловой письменности к немецкому языку способствовало и усиление роли низшего дворянства. На юго-западе Германии языковые процессы, протекавшие в деловой письменности, стимулировались концентрацией в этом регионе большого числа литературных памятников и выдающихся поэтов.[25, 148]

1.3.2. Графика и звуковые значения букв

Для отображения на письме звуков немецкого языка в средний период, так же как и в древний, использовался латинский алфавит. Однако к обычным буквам латинского алфавита добавлялись в ряде случаев особые знаки, отвечающие потребностям графического закрепления немецкой фонетической системы (ср., например, буквы ае, ое, применявшиеся для обозначения звуков, развившихся из а и о благодаря палатальной перегласовке, и некоторые другие).Формой написания в начале среднего периода еще продолжал оставаться каролингский минускул. С XII в. начинается проникновение в большую часть рукописей элементов готического письма (известного также под названием «готического минускула» или «фактуры»), особенно усилившееся в XIII в. Развившись первоначально в Италии, фактура проникла затем на север Франции, а оттуда через Нидерланды и Брабант – в Германию. В XIII в. в Германии окончательно побеждает этот тип письма, характеризующийся, в отличие от каролингского минускула, ломанными линиями суженных и вытянутых букв. Вертикальные и горизонтальные штрихи букв фактуры напоминали причудливые сплетения прутьев решетки или нитей ткани, отсюда немецкие названия этой старинной, общей для всех стран Западной Европы формы готического письма, - «решетчатое письмо» (Gitterschrift) и «текстура» (Textur).[26, стр. 208]

Преобладающая часть средненемецких памятников дошла до нас в сравнительно поздних рукописях XIV – XV вв., вследствие чего потребовалась большая филологическая обработка текстов с целью устранения произвольных изменений или ошибок, допущенных писцами, и восстановления более древних, не дошедших до нас языковых форм. На основе тщательного наблюдения за написанием тех или иных слов и форм в лучших рукописях, изучения рифм поэтов того времени, а также исследования исторических изменений в звуковой системе К.Лахман сформулировал орфографические правила для критических изданий средневерхненемецких текстов, и прежде всего, - классической поэзии.

Обычно в критических изданиях средненемецких текстов применялось следующие графические обозначения звуков:

      1. для кратких гласных – a, e, i, o, u, ä, ö, ü (иногда употребляется и знак ё для обозначения е, восходящего к общегерманскому);

      2. для долгих гласных – â, ê, î, ô, û, æ, oe, iu;

      3. для дифтонгов – ei, ou, öu, ie, uo, üe;

      4. для согласных – k(c), q, t, p, g, d, b, ch, h, v(f), s, sch, z(з), j, w, m, n, r, l. (Кроме того, в заимствованных словах встречаются буквы у, х.) [25, стр. 155]

Графические знаки этого нормализованного алфавита критических изданий в основном соответствуют фонемам. Реальное звучание немецких фонем того периода может быть восстановлено лишь приблизительно. В целом при чтении средненемецких текстов следует руководствоваться произносительными навыками современного немецкого языка, принимая, однако, во внимание следующие особенности:

1.В средний период в системе гласных немецкого языка различались (в зависимости от происхождения) шесть разновидностей звука е – из них три кратких(е, ё и ä) и два долгих(æ и ê) использовались в ударных слогах, один (е) – в безударных.

Первые три звука, обладая одинаковым количеством звучания, были, по-видимому, не вполне идентичными по своему качеству, а именно: е, полученное по первичному умлауту, произносилось кратко, но закрыто; ё (старое общегерманское е) произносилось кратко и открыто и, наконец, ä, полученное по второму умлауту, представляло краткий, очень открытый, близкий к а звук. Однако, несмотря на эти различия, все указанные звуки выступали, по всей вероятности, лишь как варианты одной фонемы, противопоставляемой двум другим долгим фонемам – ê (закрытому) и æ (очень открытому, долгому звуку). Произношение безударного е существенно не отличалось от произношения современного редуцированного [e].

2.Сочетание букв iu служит для обозначения лабиализованного долгого гласного переднего ряда верхнего подъема [y:].

3.Буквы k и c обозначают одну и ту же согласную фонему, однако k пишется обычно в начале слога или слова (kunst знание, умение, dankes благодарности, senken опускать), а с в конце (danc благодарность, sancte опустил). В удвоении соответственно пишется ck (sac-kes мешкá). Подобное же написание соблюдается и при оглушении конечно g (ср. taс день – tages).

4.Буква h сдужит для обозначения двух разных звуков: а) фаригинального [h] в начале слова или слога (hôch высокий, sehen видеть) и б) заднеязычного [x] в конце слова или слога (sah видел).

5. f и v в начале среднего периода, по всей вероятности, обозначали разные звуки: f – глухой, v – звонкий фрикативный, на что указывают различия в написании, v писалось преимущественно в начале слова и слога перед гласными или в интервокальном положении, а также перед плавными r, l, в остальных же случаях писалось, как правило, f (ср. hof двор – hoves, vogelîn птичка, vüllen наполнять). Однако при чтении текстов эта разница обычно не соблюдается – и та и другая буква читается как современное немецкое [f].

6.Согласный w до середины XIII в. сохранял свое древнее билабиальное произношение (подобное современному английскому).

7.Буква s обозначала, видимо, в зависимости от позиции (как и в современном немецком языке) то глухой, то звонкий согласный. Однако оба этих согласных отличались от современных [s] и [z] своей шипилявостью, приближающей их к русским [ш] и [ж].

8.Буква z служила для обозначения двух звуков: а) аффрикаты [ts], изображаемой также буквенным сочетанием tz (например: setzen сажать, ставить – satze посадил, поставил), и б) глухого фрикативного [s] (например: grôz большой, wazzer вода). Для обозначения этого звука во многих грамматиках и критических изданиях текстов применяется особая буква – з (ср. waззer, grôз). При чтении текстов необходимо принимать во внимание, что в начале слова z всегда читается как [ts] (например:zît время). Внутри слова z следует читать как [ts] или [s], исходя из сравнения с произношением соответствующих слов в современном немецком языке (например: saz предложение – совр. Satz; wazzer – совр. Wasser).

9.Аффриката [pf] изображалась на письме двояко – pf и ph.

10.Наряду с написанием sch(для [ ] встречается также написание sc.[25, стр. 158]

Главное ударение в слове в средневерхненемецком падало, как правило, на первый слог. Исключение из этого правила, как и в древненемецком, представляли глаголы с префиксами, в которых ударение падало не на первый слог(т.е. префикс), а на второй (корневой) (ср., например: erlóben разрешать, ertéilen судить, выносить приговор, entspréchen соответствовать и т.п.). Второстепенное ударение характерно было для вторых компонентов сложных имен существительных, а также для некоторых суффиксов, например: –ære, -unge, -nisse, -sal, -inne, -lîn, -în и др. в сложных глаголах, первым компонентом которых было наречие места, главное ударение падало на первый слог глагольной основы, в то время как корневой слог наречия нес на себе второстепенное ударение (например: überwínden преодолевать).Остальные слоги слова (т.е. падежные и личные окончания, некоторые суффиксы) были безударными.[25, стр. 160]
















    1. . Орфография немецкого языка в ранненововерхненемецкий

и нововерхненемецкий периоды

      1. Общее развитие немецкого языка в XIV – XV вв

Развитие немецкого письменного языка не представляло собой непрерывного «восхождения» от одной и той же основы. Напротив, оно характеризовалось прерывистостью, сменой или одновременным выдвижением нескольких языковых центров, конкурирующих друг с другом. Плюрицентризм развития немецкого литературного языка особенно ярко проявился в первой половине ранненововерхненемецкого периода (XIV – XV вв.). в это время под влиянием изменений в экономической, политической, социальной и культурной жизни в Германии произошли существенные сдвиги в языковой ситуации. В северо-западных областях уже в XIII в. сложился особый вариант письменного языка, который позднее стал основой нидерландского национального литературного языка, оформившийся в XIV в. на базе городского койне Любека, который являлся политическим и культурным центром ганзейского союза. В период своего расцвета во второй половине XIV в. и в первой половине XV в. средненижненемецкий вариант письменного языка оказывал влияние и на региональные варианты верхненемецкого ареала.[6, стр. 257]

Тенденция к образованию региональных вариантов немецкого письменного языка проявлялась и в других областях. Особенно важную роль в образовании подобных вариантов играли канцелярии, при помощи которых осуществлялось административное управление феодальными территориями. Другие региональные варианты письменного языка находили применение в официально-деловой сфере, в процессе создания произведений художественной литературы, при чтении религиозных проповедей, использовались во всех этих сферах наряду с латынью.

На юго-востоке в бассейне Дуная от Вены до Регенсбурга и Аугсбурга в XIV – XV вв. на основе восточноюжнонемецких диалектов также сложился региональный вариант письменного языка, специфика которого во многом определялась письменной традицией Венской городской канцелярии. Его название – «общий немецкий язык» - указывало, с одной стороны, на стилистическую простоту, безыскусность в противоположность риторически возвышенным формам речи, а с другой стороны – на нивелированный, наддиалектный характер. После перенесения имперской канцелярии из Праги в Вену в 1440 году данный вариант был принят и в ней как образцовыйю хотя в первое десятилетие после перемещения имперской канцелярии в Вену и здесь еще сохранились особенности пражской письменной традиции, с течением времени по мере замены и пополнения обслуживающего персонала австрийцами все больше закреплялись венские черты.[25, стр. 155]

Авторитет имперской канцелярии особенно возрос при Максимилиане I (1486 – 1519 гг.), когда, несмотря на некоторое усиление баварско-английских элементов в языке деловой письменности, четко прослеживается стремление избегать наиболее резких диалектных признаков. В канцелярии велась сознательная обработка письменного языка. Канцлер Максимилиана I Никлас Циглер проявлял заинтересованность в проведении орфографической реформы. В XIV – XV вв. литературный язык наддиалектного типа реально существовал лишь в виде региональных вариантов, что наглядно показывает схема, в которой графически представлена структура функциональной парадигмы немецкого языка в целом для рассматриваемого периода.6

Во второй половине XV в. на территории распространения немецкого языка сосуществовали два региональных варианта письменно-литературного языка, обладавшие высоким социальным престижем – восточносредненемецкий и восточноюжнонемецкий. Оба они получили признание далеко за пределами их первоначального возникновения, включали «чужие» элементы и, несмотря на присущие каждому из них специфические особенности, сближались друг с другом в существенных чертах. В процессе взаимодействия различных вариантов письменно-литературного языка и языкового выравнивания участвовали также северо-запад с центром Кельн и крайний юго-запад – немецкоязычная Швейцария, однако здесь в течение продолжительного времени доминировали локальные черты.

1.4.2. Новые явления в немецкой орфографии (середина XIV - начало XVIII вв.)

Из числа новых языковых явлений ранненововерхненемецкого периода мы рассмотрим только те, которые имеют определенное значение для формирования орфографии немецкого языка. К рассматриваемому периоду относится появление многих правил немецкого правописания, имевших значение для будущего развития языка. Различное употребление das и daβ основывается на разделении, введенном в 1561 г. Иосуа Малером. С тех пор как -h- между гласными перестало произноситься, его с конца XV в. все чаще стали употреблять в письменности для обозначения долготы гласного. Николай Циглерспособствовал унификации орфографии (путем устранения многочисленных удвое­ний согласных: cz для z, dt, tt, gk, gck и т. д., например, в словах Hellffershellrffer, Czeytten), а также вытеснению местных южнонемецких черт. Со времени правления Максимилиана все исходившие непосредственно от императора документы, написаны до известной степени на едином языке, независимо от того, где они создавались,— в Вене, Инсбруке, Генте или Брюсселе. [6, стр. 108]

Пример имперской канцелярии действовал не только на другие канцелярии Придунайской области, но и на язык печатников этого района. Они также все больше и больше отказывались от местных языковых особенностей. (Так, например, в XV в. в Аугсбурге вместо а произносили аu, т. е. Legaut вместо Legāt. Формы этого типа были около 1500 г. устранены, несомненно, под влиянием канцелярии Максимилиана. Наконец, развитию южнонемецкого общего языка значительно способствовали писатели Ганс Сакс, Себастиан Франк и другие, жившие в южнонемецких имперских городах. Они пользовались языком, который выработался благодаря деятельности нюрнбергских и аугсбургских книгопечатников, примыкавших к имперской канцелярии. Язык Максимилиана отражается также в католической библии Иоганна Экка, изданной в 1537 г.[6, стр. 113]

Если язык канцелярии Максимилиана оказался, в конце концов, побежденным восточно-средненемецким языковым типом, то это следует отнести за счет различных обстоятельств, а именно: одной из причин была смерть императора и задержка в выборе его преемника (в этот период регентом был Фридрих Мудрый); сам преемник императора — Карл V, которому был безразличен немецкий язык, — ослабил влияние языка Максимилиана не меньше, чем ослабила его влияние передача имперской канцелярии майнцскому курфюрсту; значительную роль сыграло при этом перемещение центра духовной жизни Германии на территорию, где господствовал восточно-средненемецкий язык. Для общего развития имело значение и то обстоятельство, что саксонская канцелярия, по свидетельству Лютера стремилась приблизиться до известной степени к языку имперской канцелярии, хотя тип канцелярского языка, легший в основу языкового творчества Лютера, сложился в самых существенных чертах еще до Фридриха Мудрого, курфюрста Саксонского (1486—1525). Еще до Лютера им пользовались в печатных книгах, например в 1490 г. в одном из изданий „Саксонского зерцала", которое было "с большим прилежанием исправлено в Лейпциге и напечатано на мейсенском языке". Вообще уже в XV в. мейсенский пользовался величайшим уважением. Это выражено совершенно ясно в одном стихотворном афоризме того времени — "In Meiβen Teutsche Sprach gar gut". „В Мейсене очень хорош немецкий язык". Вместе с тем верхнесаксонский канцелярский язык еще до Лютера активно воздействовал на другие немецкие территории. Уроженец Мейсена Альбрехт, ставший в 1480 г. архиепископом в Майнце, вместе со своим канцлером доктором Шпигелем был проводником влияния, которое данный языковой тип оказывал на майнцскую канцелярию. Это обстоятельство следует считать весьма существенным для дальнейшего объединения канцелярских языков, ибо в Майнце — главным образом в типографии Петера Шеффера — печатались постановления рейхстага. Изданные на языке канцелярии майнцского курфюрста, они в дальнейшем служили образцами в языковом отношении. Благодаря распространявшейся с востока средней Германии дидактической, мистической и правовой литературы наддиалектный язык восточно-средненемецкой прозы еще до Лютера оказывал влияние на лексику литературных языков юга и запада Германии.[25, стр. 164]

Одно замечание Лютера, приведенное им в „Застольных речах" («Tischreden»), свидетельствует о его убежденности в том, что канцелярские языки, развивавшиеся в различных южнонемецких и средненемецких областях, представляют собой единства: «Ich habe keine gewisse, sonderliche, eigene sprache im deutschen, sondern brauche der gemeinen deutschen sprache, das mich beide, Ober- und Niederlender, verstehen mögen.» «Я не имею своего особого немецкого языка, я пользуюсь общим немецким языком так, чтобы меня одинаково могли понять южане и северяне. Грамматик Фабиан Франк из Бунцлау также подчеркивает в своей „Орфографии", появившейся в Виттенбрге в 1531 г., существование единого верхненемецкого языка. Наиболее чистое его воплощение он видит в немецком языке Лютера, в языке аугсбургских книг, напечатанных Иоганном Шёнсбергером, и в языке имперской канцелярии. Он противопоставляет этот язык как „правильный чистый немецкий язык „местным языкам" и предостерегает от проникновения местных диалектных особенностей в общий язык.[38, стр. 119]

Конечно, в противовес подобным утверждениям, не следует забывать, что с точки зрения условий и требований нашего времени единство языка канцелярий в средней и южной Германии можно считать лишь весьма относительным: „Хотя этот язык сам по себе безупречен и ясен, однако во многих отношениях даже у говорящих на верхненемецком он не обладает единством, ибо ни в одной местности или земле язык этот не используется и не выдерживается в таком чистом виде, чтобы в нем порой не проскальзывало и не чувствовалось нечто недопустимое и произвольное". В звуковом составе, и в употреблении грамматических форм, и в лексике, и еще кое в чем между различными языковыми территориями по-прежнему существовали значительные расхождения.

Однако не только в конце XV в.,— т. е. в период, когда уже давно существовало понятие „общенемецкий язык" — но даже во второй половине XVI в. раздавались голоса, либо направленные вообще против стремлений к созданию общего языка, либо весьма невысоко оценивавшие результаты этих стремлений. Так, Николай фон Виде в 1478 г. в своих „Переводах" упрекает швабских писцов за то, что они стремятся подражать правописанию других канцелярий и в соответствии с этим пишут wysheit вместо обычного wyshait.

С другой стороны, Яков Шёпиер из Дортмунда, автор кёльнского „Письменного зерцала" (1527 г.), сочиненного «nа franckyscher und ander anstoszender lande gewonheit und spraich» „на языке и согласно обычаям Франконии, а также прилегающих земель", не видит необходимости в создании общего языка для противодействия диалектной расчлененности; более того, он требует, чтобы изучались диалекты в их многообразии: «Писец, в какой бы из немецких земель он ни родился, должен прежде всего приложить все старания к тому, чтобы понимать, писать и читать также и на ином немецком языке, чем говорят люди на его родине. Будь он франконец, шваб, баварец или житель рейнских земель, он должен отчасти понимать саксонский и бранденбургский языки». Правда, многие ощущали сильную потребность в нормализации языка; они не были удовлетворены достигнутым.[25, стр. 163]

1.4.3. Лютер и его роль в развитии немецкого языка

У современников Лютера потребность пользоваться при печатании книг строго обязательными языковыми и орфографическими нормами была развита, по-видимому, в самой незначительной степени. В полной мере эта потребность проявляется лишь в XVIIXVIII вв., в эпоху рационализма, когда создается нормативная грамматика. Впрочем, первые попытки в этом направлении были сделаны еще в 1531 г. в «Орфографии» силезца Фабиана Франка. Звуковой состав и грамматический строй языка Лютера непосредственно оказал сильное влияние лишь на ограниченный круг восточно-средненемецких писателей «и только через них, косвенно, эта сторона языка Лютера влияла на более широкие круги, при этом современное состояние наших знаний не позволяет нам точнее определить силу этого влияния».[25]

Язык Лютера приобретал все большее влияние и на язык южнонемецких книгопечатников. В немецких книгах наблюдается, по крайней мере в орфографии, приспособление к верхнесаксонским нормам, что способствует известному единству их облика, независимо от того, что в остальном, и особенно в словарном составе, они могли весьма отличаться друг от друга. Переход цюрихской библии к употреблению дифтонгов не был уступкой библии лютеровской; он должен был лишь способствовать распространению библии Цвингли за пределами Швейцарии. Вообще в отношении Швейцарии не приходится говорить о том, что там был принят «язык Лютера». Швейцария не воспользовалась непосредственно восточно-средненемецким образцом; скорее всего развитие протекало здесь под влиянием книгопечатания через общий южнонемецкий язык при одновременном воздействии западносредненемецкого.[32, стр. 79]

Для характеристики языкового положения в Швейцарии во времена Лютера показателен ответ Цвингли на приглашение на религиозный диспут в Марбурге, полученное им от ландграфа гессенского Филиппа. В письме от 7 мая 1529 г., написанном по-латыни, он выражает опасения, что Филиппу будет непонятен его швейцарский диалект. Выехав в Марбург, он уже с дороги просит цюрихский совет отправить вслед за ним посланника городского совета, владеющего латынью, опасаясь, что в Марбурге не поймут языка швейцарцев. Прибыв же в Марбург, Цвингли предложил вести диспут на латинском языке; он сознавал, что находится в невыгодном положении, не владея языком Лютера. Лютер же выступал и против языка Цвингли, говоря, что швейцарцу собственный непонятный диалект нравится больше, чем аисту щелканье клювом. В тех районах средней Германии, где было принято лютеранство, например в Гессене, язык Лютера, как правило, быстро распространялся в письменном общении. Бесспорно, значительное влияние на описанный выше процесс оказало распространение реформации в нижненемецкой области. Без сомнения, национальное значение Лютера в большой мере состояло в том, что благодаря влиянию его произведений, в первую очередь библии, к верхненемецкому присоединились те части, нижненемецкой языковой области, которые искони не были с ним связаны, а также те, которые были связаны с ним довольно поверхностно. Однако переход северной Германии к верхненемецкому письменному языку нельзя объяснять лишь влиянием реформации. [26, стр 253-255]

Стремление к употреблению обработанного языка было не столь характерным для XIV-XVI вв., как желание выработать общий язык (пусть существующий только на бумаге); в разные периоды и у различных слоев населения это стремление проявлялось по-разному. Немецкой поэзии той эпохи и ее языку недоставало истинно художественной силы, вследствие чего поэтический язык в собственном смысле этого слова мог развиться только в исключительных случаях. Хотя язык поэзии еще долгое время питался наследием средневерхненемецкой эпохи расцвета. Наряду с этим наблюдается все усиливающаяся тенденция к реалистически грубому использованию языковых средств.

Эпоха Реформации с ее тяготением к бытовому языку и интересом к чисто сюжетным задачам не могла в большинстве случаев подняться до художественного использования немецкого языка. Можно назвать весьма значительное и блестящее исключение — язык Лютера. При всем тяготении к народности в нем, прежде всего в переводе библии, явно чувствуется высокое стремление к художественней обработке языка. Это — живой народный язык, образный, насыщенный пословицами, стоящий одинаково далеко и от канцелярского стиля с его ходульной сухостью и от куртуазного языка. [25, стр 184]

1.4.4. Нормализация немецкой орфографии (XVII-XIX вв.)

В книжном общем языке в период с XVII в. границы немецкой языковой области несколько сдвинулись назад. То же относится и к нидерландскому языку: в XIII в. еще за Булонью говорили по-фламандски; в начале XIV в. языковая граница доходила до стен Кале, в настоящее время она проходит восточнее Гравелина. В результате продвижения французского языка по направлению к Рейну немецкому языку пришлось несколько потесниться в Эльзасе и в Лотарингии. После 1870 г. этот процесс удалось приостановить; однако со времени окончания первой мировой войны немецкий в этих районах вновь оказался под угрозой. Уже давно на отдельных участках стала отступать южная граница немецкого языка; особенно она неустойчива на выдвинутых вперед языковых островках. Еще до того как Южный Тироль отошел к Италии, в общинах Зибен и Дрейцен (восточнее Гардазее) немецкий язык был почти совсем забыт. Как на юге, так и на востоке — в Румынии, Венгрии, Чехословакии и Польше, а также в Прибалтике — временами велась усиленная борьба с немецким языком. Отчасти еще до первой мировой войны немецкий язык понес здесь значительные потери. Если он в XIX в. распространялся на север в Шлезвиг, то позднее и этот процесс приостановился.[38, стр. 96]

Однако внутри империи начиная с XVII в. область немецкого языка все более расширялась. Процесс исчезновения в Германии венедского начался уже давно, сейчас сохранились лишь реликты этого языка. Немецкий язык ограничил роль кашубского на востоке Померании и в прилегающей к ней западной Пруссии, а также роль мазурского в восточной Пруссии. С XVII в. немецкий язык стал распространяться на новые территории за пределами немецкой языковой области и за пределами Европы, хотя многие немецкие эмигранты и потомки последних позднее забыли свой родной язык. Например, в южной России немцы были поселены в XVIII в. при Екатерине II, они сохранили свой диалект до сегодняшнего дня. В XIXXX вв. число немцев, поселившихся за границей и за океаном, значительно увеличилось благодаря эмиграции в Северную и Южную Америку, а также в бывшие немецкие колонии. На чужбине немцы живут не только среди иноязычного населения, как, например, в городах США, но отчасти и в более или менее сплошных районах немецкой колонизации, как в Пенсильвании.[50, стр. 121]

До второй мировой войны на всей земле жило около 100 млн. немцев. Единства общего нововерхненемецкого языка в его устной форме можно было добиться только на основе соответствия произношения с написанием («Говори так, как пишешь!»), однако такой принцип никак нельзя было полностью провести даже в сценическом немецком языке. [50, стр. 122]

В XVII-XIX вв. большое значение имело стремление к нормализации немецкой орфографии; однако полного единства не добились и в XX в. Первые попытки провести обязательную для всех нормализацию мы наблюдаем еще у книгопечатников и грамматистов предшествующего периода. В XVII в. над немецким правописанием более других работал Ю. Г. Шотель. В начале XVII в. в этом направлении много сделал Иероним Фрейер, опубликовавший «Руководство по немецкой орфографии» которое вышло впервые в 1722 г. в. Галле. Только в конце XVIII в. она была заменена книгой Аделунга «Руководство по орфографии», который опирался на Готтшеда; грамматика Аделунга лишь незначительно отличалась от фрейеровской. В начале XIX в. наряду с Аделунгом за унификацию языка боролся и Кампе. Грамматисты старшего поколения старались разделить омонимичные слова с помощью различного написания. [50, стр. 121]

Гримм Якоб высказывался за историко-этимологическое правописание, Рудольф фон Раумер требовал большей ориентации на фонетику. С 50-х годов XIX в. наблюдаются систематические нормализаторские попытки, инициаторами которых были сначала учителя, а затем государственные учреждения. В 1875 г. фон Раумеру было официально поручено разработать проект реформы. В 1876 г. прусское правительство созвало в Берлине «Конференцию для выработки большего единства в немецком правописании»; ее результаты послужили основой для создания официальной баварской инструкции по правописанию от 1879 г., а также прусской книги правил, опубликованной в 1880 г. при министре просвещения фон Путткаммере. Хотя Бисмарк был противником этой книги и запретил пользоваться в официальных сношениях «Путткаммеровским правописанием», оно все же распространилось впоследствии в тех странах, где говорят на немецком языке. «Орфографическая конференция», созванная в 1901 г. правительствами Германии, Австрии и Швейцарии, добилась большего единства в орфографии (ph — только в иностранных словах). Опубликованный в 1903 г. «Amtliches Wörterbverzeichnis» был принят имперскими учреждениями и большинством союзных государств. С 1907 г. это издание стало руководством для немецких школ. На его основе разработано «Правописание немецкого языками иностранных слов» Конрада Дудена.[6, стр. 116]

Строго нормированное правописание стало общим достоянием немцев только в XIX в. Так, письма Лизелотты Пфальцской, госпожи Гёте и матери барона фон Штейна показательны для того полного произвола, который царил еще в XVIII вв. орфографии даже образованных людей. Таким образом, необходимость упорядочения произношения была насущной проблемой. Раньше всего она была решена на немецкой сцене. Однако сложившаяся на немецкой сцене норма произношения не была еще полностью законченной: имелись колебания, отклонения и спорные моменты. Чтобы добиться необходимого единства и закрепить сложившуюся норму, уточнив ее, в апреле 1898 г. в Берлине состоялось совещание представителей сцены и некоторых филологов-германистов. Результаты этого совещания были опубликованы в том же 1898 г. Т. Зибсом под названием „Немецкое сценическое произношение". Эта книга затем неоднократно переиздавалась. [6, стр. 117]

В 1899 г. германистическая секция 45-го Собрания немецких филологов и преподавателей одобрила результаты совещания 1898 г. и указала на необходимость применения единой орфографической нормы не только на сцене, но и в школе и во всех других областях общественной жизни. Повторная проверка и уточнение этих правил были предприняты особым комитетом в 1908 г. По поручению этого комитета доктор Т. Зибс подготовил новое издание книги «Немецкое сценическое произношение», присоединив к ней также фонетический словарь.[1, стр. 173] Это было письменным закреплением четко определенной орфографической нормы немецкого национального языка.

1.4.5. Установление единой орфографии

Характерной чертой развития немецкого национального литературного языка является разновременность становления и кодификации общепризнанной нормы разных языковых уровней. Унификация письменной формы литературного языка, затронувшая в первую очередь уровень структурных фонетических закономерностей, лексический и грамматический уровни, завершилась значительно раньше, чем унификация его устной формы, предполагающая кодификацию орфоэпической (произносительной) нормы. Хотя унификация письменной формы литературного языка предполагает также и упорядочение произносительной нормы, но лишь в известных пределах. Написание всегда оставляет для человека, даже строго придерживающегося «духа буквы», возможность сохранять местные (ареальные) особенности произношения. Это усугубляется еще и тем, что немецкая орфография, в которой фонетический принцип занимает большее место, чем во французской или английской, все же в целом ряде случаев находится в противоречии с фонетикой.

Наличие ареальных вариантов произношения в условиях все увеличивающихся культурных и экономических связей между отдельными областями Германии вызвало закономерное стремление к их преодолению.

Мысль о необходимости установления полного соответствия между написанным и произносимым выдвигалась уже начиная с XV в., однако первые попытки дать ответ на вопрос о том, какое произношение считать образцовым, относятся лишь к XVII в. Ю.Г.Шоттель и его последователи придерживались того мнения, что образцовое произношение должно иметь наддиалектный характер. В.Ратке (1571 – 1635 гг.) в своих учебниках, предназначенных для школьного обучения, подчеркивал образцовый характер мейссенского немецкого, т.е. произношения жителей Верхней Саксонии. Последующие 150 лет ознаменовались попытками добиться унификации устной немецкой речи на базе восточносредненемецкого варианта письменно-литературного языка, что объяснялось его высоким социальным престижем на начальном этапе формирования национального литературного языка. Ф. фон Цезен писал в 1645 г. в «Адриатическом Роземунде», что подобно тому, как в Афинах говорили на самом изысканном греческом языке, в Риме – на самой изысканной латыни, так в Верхней Саксонии и Мейссене говорят на самом изысканном верхненемецком языке. Однако уже в начале XVIII в. встречаются указания на более четкую артикуляцию смычных согласных у жителей северной Германии.

Несмотря на все усилия, литературное произношение около 1800 г. и в первой половине XIX в. носило сильную ареальную окраску, что прослеживается в рифме у величайших поэтов. Так у Й.В.Гёте встречаются следующие рифмы в характерной для Франкфурта огласовке: augenblickezurücke; BügelRiegel;neigeSchmerzenreiche; ZweifelTeufel; Tagdarnach и т.п. Некоторые рифмы Ф.Шиллера характеризуют его как уроженца Швабии, ср.: Höhngehn; untertänigKönig; vereintFreund; SöhneSzene; MieneBüne и др.

В конце XVIII в., когда Верхняя Саксония утратила свое экономическое и политическое значение и на передний план выдвинулась нижненемецкая Пруссия, изменилось и представление об индивидуальном характереверхнесаксонского произношения. Поскольку принятие верхненемецкого литературного языка для жителей северной Германии означало практически переход к другой языковой системе, они старались произносить верхненемецие формы как можно «чище», следуя писанию.[22, стр. 159]

Медленно протекала унификация национального литературного языка в сфере орфографии, что объяснялось длительным отсутствием государственного единства. Еще в 1815 г. на территории Германии существовали 34 наследственные монархии и 4 свободных города. Требование придерживаться единой орфографии выдвигалось уже с начала XVI в. Грамматисты, педагоги, печатники со времен В.Иккельзамера и публикаций эпохи Реформации пытались разработать систему правил правописания. Однако большое число орфографических вариантов сохранялось и в XVII в., не позволяя говорить о достигнутой унификации. Особые заслуги в нормализации немецкой орфографии принадлежали Ю.Г.Щоттелю, Й.Х.Готтшеду и Й.Х.Аделунгу. в первой половине XVIII в. широкое распротранение в Германии получило «Руководство по немецкому правописанию» И.Фрайера («Anweisung zur teutschen Orthographie», 1722 г.). В 1788 г. его сменил труд Й.Х.Аделунга «Полное руководство по немецкой орфографии» («Vollständige Anweisung zur Deutschen Orthographie»), следовавший во многом принципам, которые были изложены в лингвистических сочинениях Й.Х.Готтшеда. взгляды трех грамматистов на принципы немецкой орфографии во многом совпадали. Их понимание орфографической правильности основывалось на фонетических и семантических критериях. Прежде всего они стремились графически разграничить слова-омонимы: LärcheLerche, WaiseWeise, RoggenRocken.обозначение умлаута краткого a при помощи особого значка над этим гласным ä использовалось для того, чтобы показать родственные связи между словами: älter (от alt, свн. elter), fällen (от fаllen, свн. vellen), tränken (от trank, свн. trenken). В словах же, этимологические связи которых были затемнены, сохранялось старое написание: edel (от Adel), Eltern (от alt), fertig (от fahren), behende (от Hand). На протяжении столетий постепенно унифицировалось написание значительного количества слов. Однако варьирование и колебания в написании части слов не были преодолены, что в XIX в. привело к многочисленным попыткам провести орфографическую реформу.[22, стр. 159]

С развитием в XIX в. сравнительно-исторического языкознания складываются новые критерии упорядочения немецкого правописания. В отличие от названных выше грамматистов, которые были по большей части сторонниками правописания по фонетическому и семантико-логическому принципам, Я. Гримм выдвинул исторический принцип. Он требовал, чтобы в правилах правописания учитывались соответствующие исторические закономерности. Так, в частности, Я. Гримм предлагал отказаться от использования немого h для обозначения долготы гласного в тех случаях, где это не было обусловлено исторически. Согласно данному принципу немое h следовало, например, отразить в написании слов Mohn (свн. mâhen), Gemahl(свн. gemahel), тогда как свн. lôn в новонемецком должно было соответствовать Lon. Исторический принцип написания отстаивал Андрезен, Вильмар, Ваккернагель, Вайнхольд. Написание по историческому принципу пытались частично насаждать в школе, например, требовали писать β всюду, где обозначаемому согласному в общегерманском соответствовало t: Waβer (готск. watô), Schweiβ (др.-англ. Swât). Специальная орфографическая комиссия в 1908 г. предложила следоватьв написании прежнему языковому состоянию, т.е. писать, например, Wirde (вместо Würde), zwelf (вместо zwölf), erqetzen (вместо ergötzen), Leffel (вместо Löffel) и т.п. только потому, что так писали в древневерхненемецкий период. Эта мнимо историческая точка зрения вместо того, чтобы установить правильное написание, привела к прямо антиисторическим действиям – к насильственному переформированию сложившегося к новому периоду звукового облика слов, а в ряде случаев, где уже были найдены четкие правила, вносила беспорядок в орфографию. Против реформы, предлагаемой исторической школой, выступили сторонники фонетического принципа, которые требовали следовать в написании за произношением, отказавшись от имевшейся орфографической традиции.[6, стр. 133]

Образцом предлагаемой ими орфографии является немецкое название соответствующей организации: algemeiner ferein für fereinfahte rehtšreibung «Allgemeiner Verein für vereinfachte Rechtschreibung». Попытка примирить два противоборствующих направления принадлежала Р. Фон Раумеру. Он выступил, прежде всего, против исторической школы, подчеркивая, что характер немецкой орфографии определяется в основном фонетическим принципом написания. Отсутствие единой орфографической нормы неблагополучно сказывалось на школьном обучении, тем более что почти каждая типография и каждое издательство следовали при публикации учебников принятой в них орфографии. Начиная с 50-х г. XIX в. на местах предпринимаются попытки собственными силами устранить эту неупорядоченность правописания. В разных землях и городах, а также отдельными школами издавались орфографические справочники, подобно тому, как это было сделано в 1854 г. в Ганновере, в 1857 г. – в Лейпциге, в 1861 г. – в Штуттгарте, в 1871 г. – в Берлине. После политического объединения Германии в 1871 г. задача кодификации общенемецкой орфографической нормы вновь обрела остроту и актуальность. В 1876 г. в Берлине была созвана I Орфографическая конференция, на которой обсуждался проект Р. Фон Раумера, вызвавший немало возражений со стороны противников упрощения написания и усиления его фонетической ориентации. Итоги ее работы были обобщены К.Дуденом (1829 – 1911 гг.) в «Орфографическом словаре немецкого языка» (1880 г.), который заложил основы единой орфографической нормы, кодифицированной в 1901 г.[25, сир. 227]

Поскольку на конференции 1876 г. не было достигнуто окончательного соглашения, ее рекомендации не могли полностью удовлетворить нужды школьного обучения. В отдельных землях вновь начали издаваться орфографические справочники и словари для школ, которые составлялись теперь с учетом предложений Р. Фон Раумера. Подобные справочники появились в 1879 г. в Австрии и Баварии. В 1880 г. – в Пруссии. В Бадене, Мекленбурге, Саксонии и Вюртемберге вышли собственные справочники, однако они следовали баварско-прусскому образцу. Около 1900 г. уже пять шестых всех книг и три пятых всех журналов издавались в соответствии с орфографическими правилами, принятыми в школьном обучении. В 1901 г. состоялась II Орфографическая конференция в Берлине, в которой принимали участие представители всех земель Германии, а также Австрии и Швейцарии. На этой конференции была утверждена общенемецкая орфографическая норма, признанная в 1902 г. официальными властями. Она получила кодификацию в «Орфографическом словаре» К.Дудена (1902 г.). в дальнейших изданиях словаря фиксировались и продолжают фиксироваться все уточнения и изменения, вносимые в эту норму. [25, сир. 229]

Начиная с 1920 г. неоднократно поднимался вопрос о необходимости проведения орфографической реформы. Главным объектом критики во всех предлагаемых проектах было написание слов с прописной и строчной букв, которое многим казалось произвольным.

В 1954 г. на Штуттгартской конференции представители немецкоязычных стран выработали проект реформы, основные положения которой изложены в «Штуттгартских рекомендациях». Их одобрила комиссия специалистов, выразив свое мнение в «Висбаденских рекомендациях» 1958 г. однако в Австрии на Орфографической конференции 1961 – 1962 гг. не удалось добиться единогласия относительно умеренного написания с малой буквы (gemäβigte Kleinschreibung), швейцарская комиссия отклонила его большинством голосов. [25, сир. 236]








  1. Последняя реформа орфографии немецкого языка

2.1. Тенденции к проведению реформации немецкой орфографии

Самые древние связные тексты в немецком языке родом из VIII века. Они возникли в монастырских комнатах для писарей; писарями являлись монахи и владеющие латинским языком люди. Очевидно, они были причиной тому, что для для передачи немецкого языка был использован иностранный, латинский алфавит. Использование латинского письма для немецкого языка выполняло функцию закрепления отличий между различными звуковыми цепочками в приближенном значении. Развивалось приближенное фонологическое письмо, которое передавало свободные или составные звуковые варианты посредством букв или их комбинаций. Традиция написания латинским шрифтом возникла очень быстро; в дальнейшие языковые периоды она только модифицировалась, но основательно не обновлялась. Некоторые явления живого языка (открытость и закрытость гласных, долгота гласных, как и напряженность голоса, и беззвучность согласных) распознавались не полностью или не распознавались вовсе; фонетико-фонологическое развитие языка на письме только условно принималось во внимание.[22, стр. 193]

Для сегодняшнего нововерхненемецкого письменного языка характерны фонетико-фонологические изменения, происходившие в 13-16 веках. Дифтонгизация долгих гласных [i]¸ [u] и [ü] распространились с юго-восточных языковых областей в направлении севера; монофтонгизация дифтонгов [ie], [uo] и [üe] опять же имели свою исходную точку в средненемецком языковом ареале и проникали в направлении юго-востока; кроме того были качественные изменения [ei], [ou] и [öu]. Возникли новые фонемы с диалектно различаемыми вариантами; пришла в движение звуковая система. Так как немецкий язык, увеличиваясь как канцелярский язык, вытеснил латинский язык, в писарских комнатах и канцеляриях различных рангов возникла необходимость в надрегиональном понятном написании нововерхненемецкого языка; изобретение книгопечатания в середине XV века еще более усилило это стремление. В средние века давалось профессиональное образование писарям в основном в скрипториях монастырей. К концу средних веков и в расцвет нового времени в зажиточных городах были основаны школы, в которых наряду с чтением, письмом, арифметикой преподавался и латинский язык. При описании живого языка писари не могли передать звуки и сочетания звуков с точностью сегодняшних исследователей диалектов. Речь шла, напротив, о том, чтобы постоянный стержень звучания находил соответствие при письме.[28, стр. 138]

Наряду с трудами писарей над надрегиональным выравниванием письменных форм с XVI века выступали теоретики – учителя и грамматики, которые вносили собственные предложения по орфографии: можно назвать Валентина Икерзамера и Фабиана Франгка (XVI век), Вольфганга Ратке, Иоганна Готфрида Шоттельюса и Филиппа фон Цезена (XVII век), Иоганна Христиана Готшеда и Иоганна Христиана Аделунга (XVIII век). Хотя фонетики как науки при этом не существовало, большинство теоретиков по орфографии делали акцент как на значение произношения для передачи на письме, так и на этимологический принцип, это значит, что слова одинакового происхождения должны были писаться одинаково или по возможности схоже. Труды канцелярских писарей и книгопечатников, также как и предложения грамматиков, привели к тому, что немецкое правописание к концу XVIII века употреблялось фактически в надрегиональной форме – но существовало еще множество вариантов.[17, стр. 55]

В течение предыдущих веков на выравнивание немецкой орфографии в основном влияли канцелярии и книгопечатники, введение всеобщего школьного образования к началу XIX века предоставляло доступ к письменному языку все большему количеству людей. Индустриализация также послужила тому, что письмо получило большее значение в обществе. Споры XIX века показали, что общая орфографическая система, которая возникла именно по причине использования латинского алфавита, не может быть подвержена реформации. Так отодвигалась важнейшая цель реформы орфографии – ассимиляция системы графем по отношению к звуковой системе (например, графическое обозначение долгих гласных фонем) в пользу изменений в написании с большой или маленькой буквы, раздельного слитного или дефисного написания, чтобы избежать радикальных изменений. С 20-х годов XX века выполнялись исследования по изменению норм правописания, прежде всего со стороны учительского персонала (например, предложения лейпцигского учительского объединения 1931года). Особое внимание привлекло общество «Arbeitsgemeinschaft für Sprachpflege» («Общество рабочих по защите языка»), созданное в 1952 году немецкими, австрийскими и швейцарскими языковедами, которое опубликовало в «Штутдгардских рекомендациях» («Schtuttgarter Empfehlungen») в 1954 году.

Эти предложения изменений, при которых изменения реформаторских представлений о графемном и звуковом порядке в направлении других, специфически ограниченных проблем правописания становится понятной, нашли множество противников, но сложившаяся ситуация способствовала дальнейшей реформаторской инициативе. [17, стр. 63]

В институте немецкого языка в Маннхайме в 1977 году была создана «Комиссия по вопросам правописания». Она работала на проведенных с 1980 года заседаниях совместно с экспертами по правописанию из ГДР, Швейцарии и Австрии. Так возникло «Интернациональное объединение по реформам правописания» («Internationale Arbeitskreis für Rechtsreibreform»). В 1992 году появилось переработанное «интернациональным объединением по реформам правописания» предложение по изменениям орфографических норм. Новые правила должны вводиться 1 августа 1998 года.[54, стр. 32]

2.2 Принципы современной немецкой орфографии

Выбор между параллельными возможностями написания, предоставляемые графикой, осуществляются на основе того или иного орфографического принципа. Можно выделить пять таких принципов[28, стр. 58].

Первый принцип обычно называют «фонетическим» и выражают формулой «как слышится, так и пишется». Написания, следующие этому принципу, квалифицируют как «непосредственно проверяемые произношением». Однако не всякое написание, прямо отражающее произношение и проверяемое им, определяется «фонетическим» или вообще каким либо из принципов орфографии. Так, фонетическому принципу подчинено употребление таких букв, как p, t, k, f, l, m, n, r, x, z, поскольку они в любом положении в слове и в сочетании с любой другой буквой будут обозначать только соответствующие им звуки [p], [t], [k], [l], [f] и т.д. По фонетическому принципу пишется и целый ряд слов, например kalt, oft, Maus, Axt, bersten, Zorn и т.п.[28, стр. 59]

В известном смысле противоположен фонематическому второй принцип, который обычно называют «морфологическим», или «этимолого- морфологическим», а точнее можно назвать морфематическим. Суть его состоит в стремлении подчеркнуть единство морфемы, сгладить на письме , хотябы до известной степени (в пределах, допускаемых графикой), реальное варьирование ее экспонента. Чаще всего морфематический принцип проявляется в игнорировании, неотражении на письме живых чередований фонем, иногда даже в игнорировании некоторых исторических чередований. Морфологическому принципу следует написание таких слов, как trägt, bleibt, liebst, Wald и т.п. (хотя мы произносим [trε:kt], [blaept], [li:pst], wait]), а также Käufer от kaufen, läuten от laut и др. [28, стр. 60]

Третий принцип орфографии иногда называют «символико-морфологическим»; его называют грамматическим принципом. Суть его состоит в стремлении сигнализировать единым письменным знаком граммему, т.е. член грамматического противопоставления, и распространить этот письменный знак и на формы, реальное звучание которых не дает для этого оснований. Грамматический принцип положен также в основу написания слов с заглавной и строчной буквы (Gross- und Kleinschreibung), т.е. правописание существительных и субстантивированных частей речи с заглавной буквы. [28, стр. 60]

Четвертый принцип называют дифференцированным (иногда также «символическим» или «иероглифическим»). Он состоит в стремлении разграничить на письме лексические омонимы, закрепив за каждым из них разные написания. Логическому принципу подчинено правописание омонимов Lied (песня) Lid (веко глаза); wieder (снова, опять) wider (против); malen (рисовать) mahlen (молоть) и т.п. [28, стр. 61]

Пятый принцип орфографии иногда называют «историческим» или «этимологическим», иногда «традиционным» или консервативным. Это – принцип сохранения написания, установившегося и ставшего привычным, но не отвечающего ни реальному произношению, ни морфологическим отношениям в современном языке. В некоторых случаях консервируемое орфографией традиционное написание соответствует реальной этимологии слова. Так, например, с точки зрения современной орфографии, буква h в слове ziehen совсем не нужна, поскольку долгота корневого i обозначена немой буквой e. Но в древневерхненемецкий период буква h в глаголе ziohan обозначала особый звонкий щелевой согласный, чередовавшийся по закону К.Вернера с взрывным g. На современной ступени развития языка этот согласный в языке больше не существует, а написание буквы h сохранилось. Написания по фонематическому принципу, а также написания, полностью определяемые правилами графики, могут быть объединены как написания, непосредственно проверяемые произношением (т.е. произношением самой соответсвующей формы). Написания по морфематическому и грамматическому принципам являются косвенно проверяемыми произношением: они проверяются по произношению той же морфемы в других положениях, либо по произношению других форм, относящихся к той же граммеме. Дифференцировочные и консервативные написания являются непроверяемыми произношением. Можно сказать, что они в наибольшей мере представляют собой отступление от фонографического характера письма.

Обычно в рамках орфографии одного языка в той или иной пропорции сочетаются разные принципы.[15;307]

2.3. Цели, задачи и содержание последней реформы орфографии немецкого языка

Актуальным событием в немецкой языковой культуре стало введение с 01.08.98 г во всех немецкоязычных государствах (Германия, Австрия, Швейцария и Лихтенштейн) новой орфографии немецкого языка, над проектом которой ученые этих стран работали более сорока лет (начиная с 1954 г.). Новая орфография, так же как и правила письма 1902 г., предлагает компромисс, поскольку конечная цель реформы орфографии не может быть достигнута немедленно из-за трудностей, связанных с реализацией новых правил. Переходный период, в течение которого использование старых норм действительно, продолжался до 01.08. 2005 г.[23, стр. 48]

1 июля 1996 г. уполномоченные представители Германии, Австрии, Швейцарии, Лихтенштейна и ряда стран, в которых проживают немецкоязычные меньшинства, встретились в Вене для того, чтобы принять окончательное решение относительно новой орфографии немецкого языка. Было единогласно решено, что новые орфографические правила официально вступят с 1 августа 1998 г во всех заинтересованных странах одновременно. В течение длительного срока будет происходить их практическое освоение (написание по ныне действующим правилам не будет считаться недопустимым), а с 1 августа 2005 г. данные новые правила будут повсеместно обязательными. Таким образом, окончательно подведена черта под усилиями специалистов реформировать немецкую орфографию, предпринятыми в странах немецкого языка вскоре после окончания Второй мировой войны с 1954 г.[39, стр. 49]

Поскольку орфографическая реформа не смогла разрешить наиболее спорные вопросы правописания, неудивительно, что в последующие десятилетия они привлекали к себе внимание, как со стороны лингвистов, так и со стороны школьных учителей, редакторов издательств, писателей и широких кругов общественности в странах немецкой речи. Однако наиболее настойчиво назревшие проблемы немецкой орфографии стали подниматься лишь в послевоенное время, с начала 50-х гг. В 1954 г. в Штутгарте была созвана конференция, в работе которой принимали участие специалисты обоих германских государств – ФРГ и ГДР, а также Австрии и Швейцарии. Результаты обсуждения были изложены в так называемых «Штутгартских рекомендациях» радикальные для традиций немецкого правописания предложения: введение написания существительных со строчной буквы (Kleinschreibung). Радикальные потому, что после реформы датской орфографии 1948 г. немецкий язык среди европейских языков остался единственным, где сохраняется написание существительных с прописной буквы. В целом было сформировано девять основных положений, которыми предусматривалось упорядочение написания иноязычных слов, обозначение долготы и краткости гласных и др. Уже тогда, несмотря на сложность проведения столь радикальных орфографических мероприятий, со стороны лингвистов ГДР была проявлена готовность к согласованным действиям, однако в других странах дальнейшее обсуждение рекомендаций не привело к общим взглядам. В ФРГ созданная в 1956г. рабочая группа специалистов (Arbeitskreis) в ходе многочисленных заседаний выработала предложения, учитывавшие в основном «Штутгарские рекомендации», которые обсуждались затем в 1958 г. в Висбадене («Висбаденские рекомендации»). При обсуждении обеих версий «Рекомендаций» в Австрии и Швейцарии положительных решений не было принято. С тех пор прошло уже более 40 лет, а немецкая орфография продолжала в своей сущности оставаться такой, какой она была согласованно принята немецкоязычными странами в самом начале нашего века.[41, стр. 69]

Началом этого нового этапа планомерной деятельности ученых стало совещание германистов в 1973 г. в Берлине (ГДР), на котором с докладом «Лингвистические основы реформы немецкой орфографии» выступили известные лингвисты Д. Нериус и Ю. Шарнхорст. Позднее здесь была опубликована целая серия работ, в которых были исследованы вопросы истории сложения немецкой орфографической системы, проблемы ее применения в современной языковой практике, а также разработаны детальные предложения, направленные на ее реформу. Завершающим трудом в этой серии явилась книга «Немецкая орфография» («Deutsche Orthographie»), которая представляла собой не только своеобразную научную энциклопедию немецкой орфографии, но и обращенный в будущее проспект, на основе которого могли бы развиваться усилия, направленные на ее совершенствование.[36, стр. 25]; [41, стр. 73]

Рабочие группы специалистов в странах немецкой речи смогли сохранить научный интерес к проблеме совершенствования немецкой орфографии и обеспечить высокий уровень научного сотрудничества и взаимодействия, что позволило им подготовить коллективный научный труд «Deutsche Rechtschreibung. Vorschlage zu ihrer Neuregelung», опубликованный в Тюбингере в 1992 г., чему, безусловно, способствовало и произошедшее в 1990г. воссоединение Германии. Во вступительной части этого международного труда подчеркивалось, что сформулированные в нем предложения по урегулированию немецкого правописания представляют собой итог «интенсивных усилий и в особенности конструктивного сотрудничества рабочих групп из различных стран». 7 [39, стр. 34]

Основные предложения относительно реформы существующей системы орфографии концентрируются вокруг проблем тех конкретных ее частей, которые возникли еще при разработке орфографической реформы, но не были тогда приняты. В центре внимания оказались отложенные ранее вопросы (звукобуквенные соотношения, слитно-раздельное написание слов, написание заимствованных и иноязычных слов и др.). С другой стороны, назрела необходимость обратиться к таким своеобразным традициям немецкого правописания, которые уже давно привлекали к себе критический интерес, (например, написание существительных с большой буквы). В соответствии с этим содержательная часть программного труда содержит шесть специальных разделов. В них излагаются основные положения и принципы урегулирования немецкого правописания (звукобуквенные соотношения при написании слов, включая вопросы написания заимствованных и иноязычных слов; правила слитного и раздельного написания; написание сложных слов и словосочетаний через дефис; правила написания слов с большой и маленькой буквы; система знаков препинания; слово - и слогоделение в словах при их переносе в конце строки).8 [39, стр. 35]

В своей совокупности они составляют настолько сложную и всеобъемлющую программу преобразований в системе орфографии немецкого языка, что в случае ее официального одномоментного принятия возникает ситуация кризисного состояния, на преодоление которого потребуются долгие годы и огромные материальные затраты. В силу этих и многих других социально значимых причин и обстоятельств вплоть до настоящего времени сохранялось скептическое отношение к предлагаемой реформе, что представляется вполне обоснованным, в особенности если учесть, что положительное решение относительно поведения орфографической реформы в согласованном объеме без каких-либо изъятий должно быть законодательно принято на межнациональном надгосударственном (Германия, Австрия, Швейцария) уровне, чтобы не подвергать риску распада имеющееся единство орфографии немецкого языка какими-либо односторонними действиями. Упомянутый совместный труд специалистов стран немецкого языка, опубликованный в 1992 г., был подготовлен в качестве окончательного согласованного документа для заседания комиссии «Венские беседы о реформе немецкой орфографии», назначенного на 1993г. Это заседание состоялось лишь в ноябре 1994г. в Вене, поскольку состоявшиеся в течение 1993г. обсуждения опубликованных предложений вызвали в Германии, в Австрии и Швейцарии определенные предложения, которые предстояло рассмотреть и вновь согласовать со всеми участниками до начала работы венского заседания.[39]

Состоявшиеся в Вене обсуждения и принятые решения и привели к тому знаменательному событию, открывшему новый этап в развитии и совершенствовании немецкой орфографической системы.

Итак, с 1 августа 1998г. в странах немецкой речи вступили в силу новые орфографические правила. Однако уже в 1995г. здесь началось достаточно мощное пропагандистское информационно-методическое наступление, призванное заблаговременно ознакомить носителей языка с тем, что их ожидает в ближайшем будущем в важнейшей сфере норм системы письменного литературного языка, которую в ней образуют ее графический уровень.[23, стр. 48]

В качестве специального приложения к изданию орфографического «Дудена» приводится полный текст принятого законодательного документа, включающего в себя 112 параграфов, в которых подробно излагаются различные правила написания слов и пунктуационного оформления предложений в немецком языке.[36, стр. 48]

Авторы концепции орфографической реформы и официальная международная комиссия, принимавшая от имени своих стран решение об одобрении согласованного документа, исходили из надежды, что благодаря новым правилам немецкое правописание получит некоторое «облегчение», но не изменит сколько-нибудь привычный графический облик немецкого языка. В какой степени сбудутся эти ожидания, покажет лишь время, но уже первое знакомство с новыми правилами не оставляет сомнений в том, что это будет не простой путь усвоения нового, поскольку при этом затрагиваются не какие-то отдельные частные положения, а многие фундаментальные принципы написания слов в их различных словоизменительных и морфолого-графических позициях, относительно которых и при «старых» правилах не удавалось добиться заметных успехов правильного использования. Сохраняется принципиальное положение о написании существительных с большой буквы, так как попытки авторов новой концепции добиться отмены этой практики, сохранявшейся в такой форме ныне лишь в немецком языке, были отвергнуты то представителями Австрии, то представителями Швейцарии, то почти всеми членами комиссии вместе еще на самых ранних этапах разработки проекта реформы, в 50-е гг.. Новые правила требуют написания существительных с большой буквы даже в тех случаях, когда в составе словосочетаний стало обычным написание существительного с маленькой буквы.9 [41, стр. 57]

Общее впечатление после подробного ознакомления с новыми принципами немецкой орфографии остается достаточно противоречивым. С одной стороны, действительно заметно упрощаются правила слогоделения при переносе слов в конце строчки, допускается большая свобода при орфографировании заимствованных слов, например, в словах греческого происхождения, в словах из французского языка; с другой стороны, вносятся радикальные изменения в графическое оформление многих немецких слов (при словоизменении форм от одного корня), написание существительных в составе словосочетаний с большой буквы. Не успев появится, новые правила стали подвергаться достаточно жесткой и нередко вполне обоснованной критике, хотя дело, как говорится, уже сделано: закон принят и вступает повсеместно в силу с 1 августа 1998 г. Приходится признать, что в известной мере остались без внимания высказавшиеся еще ранее опасения многих специалистов о том, что столь всеобъемлющие изменения внесут еще большие трудности для всех носителей немецкого языка. [17, стр. 74]

Во всех странах немецкой речи, равно как и в государствах, где проживают немецкоязычные национальные меньшинства (Бельгия, Франция, Венгрия, Румыния и т. д., к ним относится и Россия, при этом такие страны СНГ, как Казахстан, Киргизия и др.), а также там, где немецкий язык имел распространение в качестве предмета школьного и вузовского изучения, началась методическая подготовка к постепенному переходу на новую систему орфографии. В этом отношении со стороны Германии всем заинтересованным странам оказывалась необходимая методическая помощь, рассылались орфографические словари и справочники, книги с полным текстом положения о реформе немецкой орфографии. Переходный период был установлен до 2005 года. Безусловно, решаясь на предложенную реформу орфографии, которая существовала в немецком языке около 100 лет, авторы руководствовались наилучшими побуждениями: совершенствовать немецкую орфографию с учетом накопившихся проблем, чтобы соответствовать задачам в области культуры немецкого языка на его современном этапе. Однако ясно одно: если раньше многие носители немецкого языка писали письма и свои сочинения с помощью „Дудена“ под рукой, то теперь двухцветный орфографичский „Дуден“ становится на долгие годы для всех непременной настольной книгой в прямом смысле этого слова.[36, стр. 69]

2.4. Анализ результатов введения последней реформы орфографии немецкого языка

1 августа 2005 года – дата официального вступления в силу в школах большинства федеральных земель ФРГ, Австрии, Швейцарии и других немецкоязычных стран новой немецкой орфографии. Однако все чаще можно услышать, что реформа нового правописания, введенная в 1998 году, не удалась.

В определениях современного состояния новой немецкой орфографии доминируют отрицательные оценки, типа “реформа правописания – это как болячка”, “насильственное регулирование правописания”, “орфографический обман”, “Германия не уедет дальше, если будет писать “Schifffahrt” c тремя “f”. Отрицательная реакция на новую реформу правописания появилась сразу же после опубликованного 1 июля 1996 г. решения о проведении реформы и издании орфографических словарей, справочников, книг, других информационных носителей в новой орфографии. В актуальных новостях в прессе и Интернете от 17 июля 2005 сообщалось, что федеральные земли Бавария и Баден-Вюртемберг не будут вводить принятую новую немецкую реформу правописания в наступающем 2005 учебном году. «Совет по немецкому правописанию» настаивает на возвращении к старым правилам правописания: в будущем слитно должно писаться снова все то, что образует единицу смысла. Это касается образований глагола с частицами, прилагательными и именами существительными, типа auseinander setzen, которые снова должны писаться слитно: auseinandersetzen. До 1 августа 2006 года экспертам предстояло отшлифовать реформу таким образом, чтобы она нравилась и ее критикам. И в этот день новые правила стали обязательными во всех областях, в которых государство имеет голос и прежде всего в школах и органах власти.[40, стр. 39]

Обучение учеников реформированному написанию противоречит конституции”. Издательства «Аксель Шпрингер» и «Шпигель», охватывают около 60% читателей, возвращаются к старому правописанию и обращаются к другим издательствам и телеграфным агентствам присоединиться к ним. 7 лет практического испытания реформы в печатных средствах массовой информации и в школах показали, что ни для профессионалов, ни для учеников новые правила правописания не принесли обещанного облегчения, упрощения. Напротив, неуверенность из-за смешения старого и нового правописания растет, а кто до реформы писал правильно, делает сегодня ошибки. Преподаватели в высшей степени не уверены в правильности или, наоборот, уверены в неправильности нововведенных правил правописания.[16, стр. 85]

Многочисленные опросы подтверждают, что большинство населения от реформы отказывается, так как люди считают, что реформа правописания оказывается скорее регрессом. Большинство немецкоязычных писателей отказалось издавать свои произведения в новом написании, т.к. открывается большая пропасть между написанным ранее и написанным по новым правилам, а множество дополнений повлияли бы на орфографические конвенции так сильно, что потерялось бы единство немецкого правописания.[57]

За исключением Баварии и Баден-Вюртемберга, большинство федеральных земель придерживается обязательного вступления в силу реформы правописания с 1 августа 2005 г. только из-за того, что, начиная с 1998 г., уже более 12,5 млн. учеников изучали новое немецкое правописания по регулирующему механизму 1996 г. с его дополнениями от июня 2004 г. Спикер конференции министров по делам образования и религии (KMK) объявил, что “внедрение реформы правописания c 1 августа 2005 не обязательно, так как решение не является законом, оно находится в ведении федеральных земель, которые сами обязуются их осуществлять. Спорные вопросы должны быть разъяснены Советом по немецкому правописанию до 1 августа 2006” (Die Beschlüsse der Kultusministerkonferenz sind keine Gesetze, sondern Beschlüsse, bei denen sich die Länder selbst verpflichten, sie umzusetzen. Die Streitfälle sollen vom Rat für deutsche Rechtschreibung bis zum 1. August 2006 geklärt werden).[57]

С лингвистической точки зрения нынешняя реформа немецкого правописания является неприемлемой, с политически-экономической точки зрения – слишком расточительной, с национальной точки зрения ничего не дающей и опустошительной, а с международной точки зрения она приносит больше вреда, чем пользы.[16, стр. 85]

В чем причина такого состояния дел с реформой немецкого правописания? Современная немецкая реформа орфографии была обреченна на неудачу, так как она несостоятельна лингвистически и пошла вразрез с тенденциям развития немецкого языка и языковой интуицией языковой общности. Кроме многочисленных написаний ss, которые составляют 90% всех изменений, нет почти ничего нового в “новом” немецком правописании. Возникает вопрос: стоили ли того затраты на реформу? Написание ss составляет лишь 0,05% написаний слов текста, а ошибки из-за сложности и запутанности старого правописания составляли 30 – 50%. Вместо того, чтобы облегчить правописание в тех частях, где допускается наибольшее количест ошибок, новое правописание занялось изменением написания таких слов, как) реформой не затронуты.10

Несколько лет тому назад реформатор правописания Вольфганг Ментруп иронизировал по поводу запланированных, но невозможных для осуществления орфографических изменений такого типа в работе “В чем собственно ошибка?”. На примере mit behenden Schritten он обосновал, что формальные связи между основой и производным в современном языке не становятся более очевидными, напротив, еще больше затемняются, так как сегодня умлаут имеется во множественном числе от Hand, в то время как behende содержит указание на дательный падеж единственного числа.[16]

Однако авторы нового немецкого правописания пошли по ошибочному пути. Приведем примеры предложенного нового правописания и аргументы неприемлемости такого решения, которое становится узаконенным с 1 августа 2005 года. Кто задумывается сегодня при написании Stengel о том, что ‘стебель’ Stengel однажды был маленькой ‘жердью’ Stange и этимологически связан с ней? Наоборот, невозможно сегодня больше обозначать eine kleine Stange просто словом Stengel ‘стебель’, т.к. это не соответствует смыслу. И кто думает о ‘морде’ Schnauze, когда чистит ‘нос’. Реформаторы объясняют: “Краткий [e] ä пишется вместо e, если имеется основная форма с a (для äu/eu), но они не говорят, что понимается под “основной формой”. Такое толкование нельзя признать серьезным, потому что не известно, куда ведет правописание, предписывающее пользователям в письменной коммуникации учитывать какие-то формы с a, имеющие какие-то связи с производным словом, а связи между словами существуют почти всюду. Если распахнуть эти ворота только один раз, то Schenke надо будет писать выборочно то с ä, то с е, так как оно может быть производным не только от schenken, но и от Schank. Еinwenden связано с Einwan, merken с Marke, setzen с Satz, schwenken с schwanken, hell с hallen, Keule с Kaulquappe. Почему тогда не писать Stämpel вместо Stempel, который однозначно связан с stampfen, как и Spengler с Spange? А вот täuschen реформаторы объявили исключением за неимением родственной формы с au, что является, однако, неправильным, т.к. она имеется в tauschen. Уже в 1989 г. вносилось предложение писать Krebs с p (Kreps), так как не учли, что имеется Krabbe. При schupsen хотели устранить “побочную форму” schubsen (а это – основная форма), уже не говоря о schieben и Schuh.[15]

Если новая реформа предписывает писать Greuel и greulich с äu, так как эти слова отдаленно связаны с Graue, то в результате образуется совершенно ненужное совпадение greulich (gräulich в новом правописании) ‘ужасно’ с прилагательным, обозначающий цвет gräulich ‘сероваты. Такие часто употребительные слова, как Eltern (хотя они являются собственно die Älteren), Geschlecht (несмотря на schlagen), fertig (несмотря на Fahrt), Mensch (несмотря на Mann) и т.д. реформаторы не тронули, так как это означало бы быстрый конец предполагаемой ими реформы. А вот как нужно будет писать ‘серна’ – Gemse или Gämse, большинство людей особенно не волнует, ибо они никогда не пишут это слово и читают о нем редко. Примеры, а их можно приводить бесчисленное множество, показывают, что путь этимологизации для реформирования правописания современного немецкого языка является ложным. [16]

Несмотря на количественно незначительные изменения правописания, впервые с начала столетия должны были быть перепечатаны все орфографические справочники, словари и учебники, что наносит значительный ущерб международному статусу немецкого языка. Положительное в новых текстах – это частичная замена ß на ss. ß, или “острый s”, имел до сих пор две функции: обозначение глухого [s] после долгих гласных звуков и дифтонгов: reißen в противоположность звонкому [z] в reisen и обозначение ss на границе слогов или перед другим согласным звуком: hassen, но Haß, haßt. С одной стороны, ß делает отчетливей внутреннюю границу составляющих его слов в сложных словах Messergebnis, Mißstand читается легче, чем Missstand, что является приятным дополнительным комфортом. С другой стороны, можно было бы обойтись и без буквы ß, как это делают уже десятилетия швейцарцы, тем более что оно затрудняет международную письменную коммуникацию посредством e-mail. По новому правописанию s служит только для обозначения долготы гласного, а краткость гласного звука обозначается удвоением следующего согласного: hassen. Отрадно, что после краткого ударного гласного пишется двойной согласный, однако нововведение омрачается 12 группами исключений. В написании s никогда не существовало затруднений за единственным исключением: в различии написания das и daß, на которое приходилось около 6% всех орфографических ошибок, так как различие в их написании кроется в грамматической функции: артикль или местоимение, с одной стороны, и союз, с другой. Удивительно, что именно эта трудность разделения функций в новом правописании как раз и сохраняется, а проблема выбора das или dass остается.[53, стр. 86]

Новую реформу правописания, которая обещала быть “щадящей”, нельзя считать таковой. Дуден приспосабливался к новым явлениям в практике немецкого языка и отражал ее в словарях, поэтому никогда не было большой необходимости приобретать самое новое издание Дудена.[23, стр. 57]

Реформа обещала принести желаемое облегчение письма, а что получилось? Правила нового правописания стали не только обширнее, чем действовавший до сих пор регулирующий механизм Дудена, но и превосходят по сложности все до сих пор существовавшие, т.к. содержат бесчисленные исключения и исключения из исключений.

Например, такое правило: “Cочетания прилагательного и глагола пишутся раздельно. Исключение: если прилагательное не имеет степени сравнения или имеет расширенную конструкцию, то слова пишутся вместе. Исключение из исключения: прилагательные на -ig, -lieh или -isch пишутся раздельно. Исключение из исключения: richtiggehend пишется слитно. Общее исключение: с глаголом sein написание всегда раздельно”. Варианты и свобода выбора для пишущего вводятся настолько произвольно, что учащийся не может определить, где он имеет выбор, а где нет. Пример: до сих пор писалось zugrunde, zuliebe и т.д. Реформа предусматривает, что zugrunde можно писать и zu Grunde, однако zuliebe ни в коем случае zu Liebe, zutage или zu Tage, но только: zugute, а не zu Gute. И так во многих других случаях. Число правил и исключений сильно увеличилось.11

Новая реформа правописания предлагает правила написания с большой или маленькой буквы только в 14 параграфах (по сравнению с 24 в Дудене 1991 г.), но зато они занимают 17 с половиной страниц листа формата A4. Это говорит о больших трудностях, почти невозможности овладения правилами написания существительных с большой или маленькой буквы, следовательно, и учебная нагрузка увеличивается. Устранение многих сотен слов насильственным путем через раздельное написание Петер Эйзенберг, член межгосударственной Комиссии по немецкому правописанию, квалифицировал следующим образом: “В истории немецкого языка не было подобного разрушительного наступления на языковую систему”. “Группа экспертов” – авторов реформы – проигнорировала складывавшуюся столетиями в языковой общности мотивацию в пользу того или иного написания и вводит свои изобретения. Например, реформа объявляет правильным слитное написание имен прилагательных на -ig, -lieh и -isch с глаголами или причастиями, но оставляет раздельное написание только для fertig stellen (но bereitstellen), heilig sprechen (но freisprechet), Kapital flüssig machen (но Geld lockermachen).[47, стр. 69]

Ради чего это делается? Видимо, чтобы осуществить десятилетиями провозглашаемую цель реформаторов – “противодействовать” увеличению слитного написания12 и побудить писать по-новому: sich mit etwas auseinander setzen, so genannt и т.д. Слитное написание никак не является изобретением Дудена, оно исходит из интуиции самих пишущих. То, что науке до сих пор не удалось перевести эту интуицию в плоскость дефиниций, не должно являться основанием для государства и его экспертов “противодействовать” закрепленному практикой волеизъявлению языковой общности. Та же реакционная тенденция налицо и в других областях регулирующего механизма правописания. Например, zu eigen machen, с отчетливой тенденцией к слитному написанию zueigen, которое когда-то было допущено, а теперь реформа требует архаичного написания zu Eigen machen с именем существительным, которое словари давно снабжают пометкой “veraltet, gehoben”. Упрек в уничтожении слов относится в первую очередь к устранению сложных слов, типа aufsehenerregend, tiefschürfend, sogenannt, Handvoll и т.д., смысл которых вытекает не из отдельных составляющих их компонентов, на которые новая реформа их разделяет, а из общего, и разложение такого сложного слова ведет к искажению смысла, как в написании feind (SEIN), leid (tun) Feind и Leid с большой буквы. Какое воздействие имеет такая практика на словари, можно показать на примере нового поколения двуязычных словарей: если изучающий немецкий язык иностранец ищет в универсальном словаре Langenscheidt слово ‘так называемый’ sogenannt, которое встречается в бесчисленных немецких текстах, то там он его больше не найдет. Станет ли он искать его под so, где он не найдет равнозначное понятие, является более чем спорным. Новые словари не могут теперь выполнять их первостепенной функции: добросовестно фиксировать существующую в языке лексику. В этом усматривается большой культурно-политический урон для немецкого языка за границей. Сообщение о реформе немецкого правописания вызвало во многих странах, особенно с ограниченными финансовыми средствами, ужас по поводу необходимости приобретения новых книг и переучивания на еще более сложное. Японский германист Наойи Кимура пишет: “Никто ничего теперь не знает о правильном немецком правописании, что может иметь разрушительные последствия для преподавания немецкого языка за границей”. Устранение написания двух гласных ведет к неразличению между ‘курьерами’ и ‘лодкам’ Boten u Booten. Контекст, мол, не допустит никаких сбоев. Это технические недоразумения, которые устраняются в процессе чтения, но остается вопрос об исторически сложившейся культуре письма! Если в сложном слове встречаются три одинаковых буквы, то теперь они должны все воспроизводиться: Sauerstoffflasche, Betttuch, am helllichten Tage и т.д., чтобы устранить полиграфически мотивированную нелогичность, а результат, правда, не так хорош, но он принимается как факт.[15] Тогда спрашивается, почему нельзя теперь писать e в geschrien и т. п. словах, где в самом деле слышится второй звук e, если в Betttuch пишется не слышимый третий t. (Второй t в Betttuch также не слышим, но вполне обоснован как сигнал краткого, открытого произношения предшествующего гласного звука: щедрость в одном случае, педантичность – в другом!). Впрочем, “для лучшего различения” рекомендуется использовать дефис: See-Elefant, Bett-Tuch, Schifffahrt, а также, вследствие упразднения ss, Nass-Schnee. Трудности при наличии трех одних и тех же букв значительно возрастают. Так зачем же создавать себе тяжелую жизнь, чтобы искать из нее выход? Rau должно теперь писаться без h, так как blau и schlau пишутся без h, и Känguru также без h, так как Gnu и Kakadu не имеют h. Это что за веские причины? Имеются и другие необычные комбинации букв, о приравнивании которых, тем не менее, реформаторы не задумались, например, Vlies. H в rauh оправдан исторически, из-за связи с Rauchwaren, Rauchwerk (= Pelzwerk – кто не знает сказку Гримма “Allerleirauh”). В алеманском языковом ареале так еще и говорят, скорняки знают прилагательное rauch, а вот rau является обычным словом и не должено специально переделываться. Абсурдно установленное написание некоторых слов, которые в действительности не являются родственными: Quentchen не от Quantum, belemmert не от Lamm, verbleuen не от blau, Tolpatsch не от toll. Нет причин изменять написание этих слов и должен ли словесник сознательно учить ошибочному написанию только потому, что так напечатано в словарях? Разумеется, авторы реформы не преднамеренно обучают ошибкам, однако следует указать на соответствующие параграфы регулирующего механизма нового правописания, где есть ошибки: так, § 16 не дает никаких указаний на то, что blau в действительности не является основной формой к bleuen (и скорее находится в связи с Bleuel и Pleuelstange): “Для дифтонга [oy] пишется äu вместо eu, если имеется основная форма с au – verbläuen (из blau) ”.[47, стр. 107-124]

Теперь преподаватели вынуждены, используя реформированные учебники, вбивать псевдонаучный вздор в головы любознательной молодежи. Компетентный немецкий преподаватель стал бы только приводить сравнения с народной этимологией, являющейся интересным фактом как таковым, объясняя научно обоснованные понятия, но жертвовать правдой в угоду некорректному, а то и ложному толкованию слов и их написания все равно, что требовать от преподавателя биологии объяснения, к какому виду рыб принадлежат серебристые рыбки, которых узнают по их названию. Слова Gämse и belämmert пишут последнее время в школах разных федеральных земель чаще, чем в течение 100 передшествующих лет, потому что раньше в них не было особой необходимости для всех поголовно, а теперь надо тренировать новое правописание. В немецких учебных учреждениях господствует, можно сказать, чрезвычайное педагогическое положение. То, что реформаторы хотят переучить писать Zierrat вместо Zierat только потому, что так пишется второй элемент -rat в Unrat, Vorrat, можно смириться, так как кто в своей жизни писал такое слово, не говоря уже о том, задумывался ли о его структуре? Почему, однако, тот, кто не видит слово Rat в данном композите, должен писать это слово по принципу народной этимологии? Zierat является в действительности производным от Zier, как Heimat от Heim. Впрочем, множественное число непривычно выпадает из правил образования множественного числа Zierrat, тогда нужно было бы уж заменять его вообще на одинаково звучащие и пишущиеся Zierräte (как Vorräte). Возникает интересный вопрос: Что будут делать в будущем профессора германистики, проверяя письменные работы, если их студенты ошибочно напишут это слово правильно? Если при написании bleuen следует его соотносить с blau, то с чем ученику или студенту соотносить weismachen, если он напишет weismachen с ß? Он больше не сумеет выделить составную часть weise в weismachen со значением ‘erklären’, ‘aufhellen’. Заставляя нас думать при написание слова ‘стебель’ Stengel о ‘жерди’ Stange, при ‘быстро’ behende о ‘руке’ Hand, новая реформа подразумевает, что мы не в состоянии правильно разделить vollenden на voll и Ende и заставляют делить его на vol-lenden. В связи с оринтацией на корневое написание следует сказать и об онемечивании иностранных слов по новой орфографии. Обратимся к примерам: placieren и deplacieren являются уже полу-онемеченной формой и давно употребительны в форме plazieren и deplazieren. Новое правописание “онемечивает” его дальше, кладя в основу Platz и “облегчая” его написание, добавив еще t: platzieren, deplatzieren. Вследствии такого “онемечивания” слова в новом правописании приобретают еще более иностранный вид, чем раньше. Так, Plattitüde в новом написании (с tt) проигрывает, так как оно раньше стояло в одном ряду с Etüde, Attitüde и т.д., где собственно и не ожидается немецкий корень. Stukkateur (из французского языка от итальянского stuccatore) должно писаться по-новому – Stuckateur, благодаря Stuck ‘штукатурка’. Makkaroni ‘макароны’ сохраняются, в то время как Spaghetti должны теперь писаться без h, не как в других языках. А орфографически трудный f в Stafette сохраняется, несмотря на то, что слово соотносится с Staffel(lauf) не только семантически, но и действительно родствено с ним, и написание Staffette было бы оправданным.[41, стр. 58]


Хорст Теодор Мунк оценивает такое положение реалистично: “Министр по делам образования и религии объявляет новое правописание обязательным только для школ и органов власти. Но ведь это коснется всех немецких школ в немецкоязычных странах и за рубежом, всех институтов, учреждений, статей закона, всей письменной коммуникации между органами власти с гражданами. Успокаивающее заявление, что каждый может писать, как хочет, является обоюдоострым аргументом, т. к. не исключает возможности сознательного отказа газетных и книжных издательств от реформы, что разрушит единство немецкой орфографии”.[16]

В пунктуации изменений мало, но и они не вполне осмыслены: по правилам новой орфографии допускаться либеральное использование запятой, другими словами: пишущему предоставляется право ставить запятую там, где он хочет. Ученики, естественно, вообще не стали ставить запятых, что, как думают педагоги, может отразиться на способности мыслить.

Общество противится бессмысленной реформе правописания и, несмотря на отклонение многочисленных жалоб федеральными органами, немецкоязычное общество вынесло свой вердикт: новое немецкое правописание не соответствует требованиям высокоразвитой письменной культуры.[16]

Реформа характеризовалась как “нейтральная по издержкам”, так как она предусматривала длительный срок для перехода школ, издательств на новое правописание в рамках нормальной замены основных фондов. Дитер Циммерман в 1996 году заявлял, что благодаря предусмотренной постепенности внедрения реформы правописания до 2005 г. она почти ничего не будет стоить. Летом 1997 г. директор союза школьных книжных издательств сообщил в прессе: “Если подсчитать, что уже израсходовано, то речь уже сейчас идет о миллиардах инвестиций”.[16]

Ведущий сторонник реформы правописания немецкого языка Дитер Нериус резонно считает, что предстоит “отслеживать почти 100 лет после установления унифицированной немецкой орфографии, соответствует ли эта норма в полном объеме функциям и требованиям современной письменной коммуникации”.Из-за очевидной ошибочности реформу осудили 600 профессоров-лингвистов, продемонстрировав в заявлении в апреле-мае 1998 года свое сопротивление; они назвали Новую немецкую орфографию трагедией, за которую языковая общность должна будет долго расплачиваться.[16]

Выдвигались и выдвигаются требования не только отдельных граждан, ученых, учреждений и организаций немецкоязычных стран, но и двух экономически ведущих федеральных земель ФРГ, остановить новую реформу правописания, сохранить неоправданные огромные инвестиции в неудавшуюся абсурдную реформу. Автор данной статьи считает, что идти дальше по пути, предлагаемому настоящей реформой немецкого правописания, нельзя, что пути решения проблем правописания современного немецкого языка должны быть кардинально другими, что реформаторские изменения должны, не игнорируя немецкий национальный опыт письменной коммуникации, учесть практику других германских языков, национальные и международные требования к современной письменной коммуникации и провести настоящую, а не “так называемую” реформу правописания современного немецкого языка.










  1. Обучение орфографии при изучении немецкого языка в школе

3.1. Роль орфографии при изучении немецкого языка в школе

Государственный образовательный стандарт общего образования, принятый в марте 2004 года, определяет цели и содержание обучения по предметным областям. Федеральный компонент государственного стандарта по иностранным языкам представлен по ступеням общего образования (начальное общее, основное общее и среднее (полное) общее образование).

Изучение иностранного языка в начальной школе направлено на достижение следующих целей:

  • формирование умений общаться на иностранном языке, элементарных коммуникативных умений;

  • развитие личности ребенка, мотивации к дальнейшему овладению иностранным языком;

  • обеспечение коммуникативно-психологической адаптации младших школьников к новому языковому миру;

  • освоение элементарных лингвистических представлений;

  • приобщение детей к новому социальному опыту, знакомство школьников с миром зарубежных сверстников;

  • воспитание дружелюбного отношения к представителям других стран.

Изучение иностранного языка в основной школе направлено на достижение таких целей, как:

  • развитие иноязычной коммуникативной, языковой компетенции, социокультурной, учебно-познавательной компетенции;

  • развитие и воспитание понимания у школьников важности изучения иностранных языков в современном мире.

Изучение иностранного языка в старшей школе на базовом уровне направлено на достижение следующих целей:

  • дальнейшее развитие иноязычной коммуникативной, речевой, языковой, социокультурной, компенсаторной и учебно-познавательной компетенций;

  • развитие и воспитание способности и готовности к самостоятельному и непрерывному изучению иностранного языка, дальнейшему самообразованию с его помощью.

При планировании и организации учебного процесса учителю необходимо предусмотреть развитие различных видов речевой деятельности: умения воспринимать и понимать иностранную речь (умение слушать) и печатное слово (умение читать), грамотно передавать в устной и письменной речи собственные мысли, учитывая условия общения (умение говорить и писать). Концепция модернизации российского образования, госстандарт ориентируют учителя на деятельный характер обучения, на формирование общих умений и навыков, обобщение способов учебной, познавательной, коммуникативной, практической, творческой деятельности.

Практическое владение немецким языком предполагает умение не только правильно говорить, но и правильно писать.

Сознание умений и навыков по орфографии и пунктуации является важной, неотъемлемой от всей учебной работы задачей, которая приобретает особую актуальность в свете требований практической направленности изучения иностранных языков. Письмо, помогая, с одной стороны, развитию письменной речи, способствует, с другой стороны, усвоению знаний и навыков чтения, устной речи и грамматики. Надо также помнить о том, какую важную роль играет письмо при овладении правильным произношением.[21]

Письмо создает широкие возможности для языкового общения,. Неограниченного временем и местом. С каждым годом становится все больше школ, учащиеся которых переписываются со своими сверстниками за границей. Нет нужды доказывать значение владения устной и письменной речью нашей молодежью. Ученик, не владеющий правописанием, не будет иметь правильного представления о структуре языка; ему будет очень трудно выполнять письменные работы. В рамках школьной программы учащиеся должны быть в состоянии самостоятельно высказываться как устно, так и письменно. Таким высказыванием может быть изложение прочитанного текста. Описание своего города, небольшая заметка для стенгазеты, письмо школьникам других стран и т.п. знание орфографии для этого обязательно. Эта цель достигается лишь систематическими и многочисленными классными и домашними письменными упражнениями. Если в начальных классах эти упражнения носят преимущественно (но не только!) механический, подражательный характер, то в старших классах они становятся более самостоятельными и свободными. Письмо – необходимое средство закрепления знаний по лексике и грамматике, и наоборот, знания по лексике и грамматике служат необходимой опорой при овладении правописанием. Следует, однако, отметить, что наряду с фонетикой и устной речью правописание является до сих пор наиболее отсталым участком обучения иностранному языку.[21]

За последнее время наряду с правильным требованием об усилении работы над устной речью некоторыми преподавателями выдвигается неправильное требование о превращении всего процесса обучения иностранному языку в одну только устную работу. Недооценка обучения письму некоторыми учителями приводит к тому, что тетради учащиеся изобилуют ошибками, в том числе и тетради с классными письменными работами, при выполнении которых перед глазами учащихся находится не только книга, но и классная доска. Учащиеся начинают понимать свою малограмотность, испытывают чувство беспомощности; отсюда рождается антипатия к письменным работам; письменные работы выполняются неохотно, откладываются до последней минуты, а иногда вообще не выполняются. Воспитательные и образовательные задачи обучения письму немецкого языка как иностранного общеизвестны. Важнейшие из них: воспитание желания и умения думать, соображать; воспитание терпения, сосредоточенности, внимательности, чистоты и аккуратности. Письменные работы должны в принципе базироваться на активно усвоенном материале и проводиться только после соответствующей устной проработки. Непонятные учащимся слова увеличивают число ошибок. Следует, таким образом, придерживаться такой последовательности: устная проработка – чтение – устное закрепление – письмо. Ранее пройденный орфографический материал должен постоянно повторяться, дополняться, автоматизироваться. При этом важно, чтобы правописание большей части новой лексики в следующих классах основывалось на уже знакомых правилах. Новые правила объясняются и закрепляются путем систематических и многочисленных упражнений.[28]

Для иллюстрации проследим психологический процесс, происходящий у ученика при написании слова из диктанта: он слышит слово, часто мысленно про себя переводит его на русский язык; вспоминает по слуху его написание, его письменный образ (Schriftbild); при этом он обычно повторяет, произносит его про себя; при возникновении затруднений он начинает думать о его образовании и лексическом родстве; иногда он сперва пишет это слово для самопроверки на листочке, в черновике. Из этого вытекает необходимость постоянных, систематических, частых, многочисленных и разнообразных упражнений, с тем чтобы добиться уверенного написания слов без долгих размышлений, добиться твердой ассоциации между образом слова и его правописанием, т.е. добиться автоматизации в рамках изучаемого материала.13 Основным условием успешной работы будет в данном случае работа учителя над совершенствованием своих собственных знаний, умений и навыков.[28]

3.2. Основные вопросы методики обучения орфографии в школе

Уметь писать на немецком языке значит не только правильно излагать свои мысли письменно, но и а) уметь правильно писать буквы немецкого алфавита; б) знать орфографию и пунктуацию немецкого языка (правила) и уметь их применять. В целом усвоение написания немецких букв не представляет для учащихся чрезмерной трудности, так как латинские и русские буквы в большинстве своем совпадают или схожи, а уметь писать готическими буквами в настоящее время не требуется. Учитель обязан сам писать четко, каллиграфически правильно и требовать того же от своих учеников. Часть букв немецкого алфавита в русском алфавите обозначают другие звуки: Bb, Cc, Ee, g, m, n, Pp, r, T, Uu, Xx, Yy. В отношении этих букв опыт русского языка мешает учащимся, они не редко путают буквы. Букв d, Ff, G, Hh, i, Jj, k, Ll, N, Qq, R, Ss, β, t, Vv, Ww нет в русском алфавите. На первых порах они вызывают известное затруднение именно своей новизно, но затем легче запоминаются в силу того, что в русском алфавите их нет, и нет повода путать их с русскими буквами.[28]

Нужно требовать, чтобы все письменные работывыполнялись чисто, аккуратно. В начале обучения немецкому языку, когда учащиеся еще не овладели в полной мере техникой письма, упражнения даются небольшими дозами и написанные, и печатные тексты. Правописание не усваивается только механически или по памяти, а в результате точных знаний по орфографии и пунктуации, приобретаемых путем сознательного и осознанного изучения, запоминания, запечатления. Наряду со знанием значения слов важным фактором при усвоении орфографии является восприятие слов со слуха: неправильное произнесение ведет к ошибочному написанию. Большое значение имеет как чтение вслух, так и про себя. Техника чтения должна быть доведена до полной беглости. Повторное чтение определенных текстов также может быть использовано для закрепления правописания. При этом развивается не только логическая память, но и зрительная, которая особенно необходима для написания слов, основанных на логическом и историческом принципах. Ни один из факторов сам по себе не обеспечивает овладения орфографией, нужно взаимодействие всех факторов. Хороших успехов в правописании можно достигнуть, если учащиеся будут видеть, слышать, произносить, писать и запоминать слова. [47, стр. 84]

Объяснение орфограмм и орфографических правил должно происходить в определенной последовательности. Необходимо соблюдать следующие основные этапы:

  1. Введение орфографического материала.

  • Знакомство со словом.

  • Раскрытие его значения.

  • Узнавание и определение орфограммы.

  1. Сознательное усвоение правил.

    • Зрительный анализ слова, выделение объясняемой орфограммы.

    • Звуковой анализ, правильное представление о звучании слова.

    • Этимологический, морфологический анализ слова.

    • Синтез, обобщение, формулирование правила.

  2. Применение орфографических знаний. (Письменные работы.)

Практическая орфографическая деятельность находит свое выражение во всех упражнениях и различных письменных работах. Хотя дольшую часть орфограмм можно объяснить при помощи орфографических и других правил, остается, тем не менее, известная часть орфограмм, требующих запоминания и закрепления механически по памяти, что еще больше усиливает значение упражнений.[28]

Вот некоторые виды и формы применения орфографических знаний, умений и навыков, виды упражнений по закреплению и автоматизации правописания:

  1. Списывание: списывать следует не отдельные буквы и слоги, а слова, предложения, отрывки.

  2. Записывание по памяти: учащиеся запоминают слова или нетрудные предложения и записывают их по памяти, например, названия городов, стран, животных, морей, рек, различных предметов, имена людей и т.д. в старших классах таким материалом могут служить небольшие прозаические отрывки и стихи, заученные наизусть.

  3. упражнения по словообразованию: учащиеся образуют гнезда слов от корня с определенной орфограммой, например, essen, du isst, er isst, der Esstisch, das Essen и другие.

  4. нахождение начальной формы слова: например, написать и объяснить правописание и найти начальные формы от слов der Gefährte, das Gebäude, läuten и другие.[28]

Усвоение орфографии требует множества пистменных упражнений, но каждому долна предшествовать устная проработка темы. Работа по орфографии должна быть увязана со всеми элементами языка: звук, буква, слог, слово, предложение, абзац (также и в обратном порядке). Нельзя забывать, что многие слова раскрывают свое значение только в контексте и только здесь становится понятным их правописание, например: Mohr – Moor, Lieder – Lider, Rad - Rat, fiel - viel. Учащимся надо знать смысл, значение каждого слова, предложенного для написания. Следует также отметить, что языковой материал для объяснения соответствующих орфограмм должен отвечать следующим требованиям:

  1. Материал не должен быть перегружен изучаемой орфограммой;

  2. Не следует пользоваться предложениями и текстами, лишенными содержания и смысла, даже в том случае, если они предеьно насыщены данной орфограммой.

  3. По содержанию текст не должен быть чересчур интересным и захватывающим, чтобы не отвлекать учащихся от от оснсвной цели овладения орфографией.[28]

Учащиеся должны овладеть основным орфографическим материалом. Цель ставится скромная: если учащиеся научились правильно писать слова того словарного запаса, который можно считать их активным запасом, если они знают основные правила орфографии и пунктуации и умеют их применять, то можно цель считать достигнутой в условиях школы.реже встречающиеся и иноязычные слова, тонкости правописания заглавных и строчных букв, слитного и раздельного написания слов и некоторые другие разделы орфографии специально не изучаются; объясняются лишь те случаи, которые встречаются в текстах.

для учащихся обязателен следующий минимум орфографии и пунктуации:

  1. Правописание всех действительных существительных с заглавной буквы.

  2. Правописание субстантивированных частей речи с заглавной буквы.

  3. Обозначение долготы и краткости гласных.

  4. Правописание умлаута.

  5. Правописание звонких и глухих согласных в конце слога и слова.

  6. Правописание s, ss, β, sp, st.

  7. Правописание ряда орфограмм, связанных с изучением морфологии.

  8. Правописание ряда орфограмм по историческому и смысловому принципам.

  9. Слогоделение и перенос слов.

  10. Употребление опострофа.

  11. Пунктуация.[28]

Неоднократно подчеркивалась необходимость тесной связи работы по орфографии с работой по остальным аспектам языка. Необходимо помочь учащимся осознать, какое большое значение для правописания (орфографии и пунктуации) имеют знания фонетики, грамматики, лексики (словообразование).



Заключение

Немецкое правописание формировалось в течение XIX века. Значительный прорыв в создании общего правописания достигнут благодаря Конраду Дудену, который выпустил «Орфографический словарь немецкого языка» в 1880 году. В процессе реформы немецкого правописания в 1901 этот словарь был в слегка изменённой форме признан основой немецкого официального правописания

Целью проделанной работы было на большом описательном материале по истории немецкой орфографии определить принципы орфографии языка в диахронии; а также рассмотреть современное состояние орфографии немецкого языка в связи с последней орфографической реформой.

Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

  1. рассмотреть и проанализировать основные этапы развития немецкого языка, уделяя основное внимание вопросам орфографии;

  2. выявить закономерности и принципы развития орфографии немецкого языка, которые привели к современному состоянию немецкого правописания, и особенности установления единой орфографии;

  3. проанализировать учебно-методический комплекс и школьные программы по немецкому языку с точки зрения обучения орфографии.

Для решения поставленных целей и задач был собран большой фактический материал в виде различных монографий, статей и учебников по истории немецкого языка, которые содержали довольно обширные, но разрозненные сведения по изучаемому вопросу. Проанализировав собранный материал, мы пришли к следующим выводам:

Немецкое правописание формировалось в течение многих веков.

До принятия латинского или греческого алфавитов у всех германцев был распространен рунический алфавит, отдельные буквы которого представляли значительное сходство с соответствующими латинскими и греческими буквами. Однако руническая письменность не была массовой письменностью. В большей степени ее использовали в различных магических целях.

Когда германцы приняли христианскую религию, они сменили руническое письмо на латинское. С VII века латинский алфавит был положен в основу письма большинства народов Западной Европы; но с введением в латинский алфавит дополнительных букв.

Правила употребления букв алфавита и правила написания слов вырабатывались очень медленно. Так, например, в древневерхненемецкий период звонкий согласный [v] обозначался буквами u и v или их удвоением uu, vv; в конце этого периода появилась буква w, заменившая эти написания.

В средневерхненемецкий период умлаут гласных обозначался сочетанием букв a, o, u с буквой е, например: [ε:] - ае, [ø:] – ое, [y:] – uе. Позднее для этой цели стали употребляться те же буквы с диакритическим знаком ˙˙ - ä, ö, ü.

Появление новых буквенных обозначений было использовано также в целях смыслоразличения омонимов: fiel – viel, Lerche – Lärche.

Новые трудности возникли в связи с книгопечатанием. Печатники, труд которых оплачивается по количеству печатных знаков, «создавали» такие слова, как unddt (und), auff (auf), vatther (Vater), vermerckt (vermerkt), scharpff (scharf) и другие произвольные написания.

В 1596 году Вехерер предложил писать все существительные с заглавной буквы. Это до известной степени облегчило чтение, но усложнило правописание, ибо вызвало появление целого ряда правил правописания заглавной и строчной буквы.

Со второй половины XVIII века стремление к упрощению орфографии усиливается.

Немалые заслуги в упорядочении написания принадлежат видному языковеду, основателю немецкой грамматики Якобу Гримму, который выступал за отказ от готического шрифта и за написание существительных со строчной буквы. Я.Гримм предложил и ряд других реформ в правописании. Но его предложения по применению исторического принципа в орфографии приводили к новым усложнениям и не были приняты.

Созванная в 1876 году орфографическая конференция предложила отмену th в немецких словах (вместо Thal – Tal, Theil - Teil, Arthur – Artur, That – Tat, Thee – Tee, Thräne – Träne и т.д.) и занялась вопросами правописания s и долгих гласных. Но отдельные земли (провинции) не подчинялись постановлениям этой конференции. Лишь вторая конференция в 1901 году добилась общих для всех правил правописания.

Исключительно большие заслуги в упорядочении немецкой орфографии принадлежат директору гимназии Конраду Дудену (1829 – 1911)14, автору знаменитых учебников и словарей по немецкому правописанию. Некоторые положения Дудена, однако, как-то правописание заглавной буквы и др., нуждались в уточнениях и изменениях.

Упрощение немецкой орфографии остается до сих пор актуальной задачей. Для разрешения этой задачи еще в 1950-х годах в ГДР, в ФРГ и в Австрии были созданы комитеты и общества по подготовке реформы немецкой орфографии. Целью реформы было сокращение числа исключений, упрощение и в большей мере унифицировании написания. Реформа вводилась постепенно, начиная с 1998 – 1999 учебного года. Старое написание допускалось до 2004 – 2005 учебного года, хотя и признавалось устаревшим.

Изученный материал показал, что немецкая орфография основывается на следующих принципах: фонетическом, морфологическом (или грамматическом), логическом (или различительном) и историческом. Фонетический принцип можно считать основным принципом немецкой орфографии, ему подчиняется 70-80% написания букв и целых слов.

Проведенное исследование помогло определить также сильные и слабые стороны последней орфографической реформы немецкого языка, вступившей в силу в 2005 году.

Изучение орфографии немецкого языка при обучении является важной и актуальной задачей, позволяющей лучше овладеть языком. Анализ учебно-методического комплекса и школьных программ по немецкому языку показал, что большинство учебников уделяют большое внимание обучению орфографии, содержат много интересных заданий для лучшего усвоения основных орфографических правил.




















Список используемой литературы

  1. Бах А. История немецкого языка. М., Издательство иностранной литературы, 1956

  2. Бабаянц А.В. «Der Vater der deutschen Rechtschreibung Konrad Duden». // Методическая Мозаика. Приложение к журналу «Иностранные языки в школе» - №5. 2004

  3. Берков В.П. Современные германские языки. М., 2001

  4. Берков В.П. Введение в германистику. Учебник для университетов. М., 2006

  5. Бим И.Л. О реформе немецкой орфографии // Иностранные языки в школе - №2. 1998

  6. Богуславская И.В. История немецкого языка. Хрестоматия. СПб, 2006

  7. Большой немецко-русский словарь. М., Русский язык, 2002

  8. Бухарина Н.И. «Реформа немецкой орфографии». //Методическая мозаика. Приложение к журналу «Иностранные языки в школе» -.№6. 2004

  9. Бухарина Н.И. «Реформа немецкой орфографии». // Методическая мозаика. Приложение к журналу «Иностранные языки в школе» - №1. 2005

  10. Введение в германскую филологию. - М., 2002

  11. Гудина О.В. Реформа немецкой орфографии //Иностранные языки в школе - №5. 2004

  12. Гухман М.М., Семенюк Н.Н. История немецкого литературного языка (XXV вв.). - М., Наука, 1983

  13. Жирмунский В.М. История немецкого языка. Изд.5-е. - М., 1965

  14. Макаев Э.А. Язык древнейших рунических надписей. М., 1965

  15. Маслов Ю.С. Введение в языкознание. М., «Высш. школа», 1975

  16. Ментруп В. В чем собственно ошибка? Лейпциг, 2006

  17. Морген Н. Реформа орфографии 1998 года. ВЕСТНИК ВГУ № 2, Серия 22 “Лингвистика и межкультурная коммуникация”, 2005

  18. Москальская О.И. История немецкого языка. М., 1987

  19. Москальская О.И. История немецкого языка. – Л., 1959

  20. Плиний Старший. Естественная история. Цит. по хрестоматии «Древние германцы» под редакцией А.Д.Удальцова. 1989

  21. Рабочие программы по немецкому языку. 2 – 11 классы. По УМК: И.Л.Бимм, Л.И.Рыжовой – 2-е изд. - М.: Глобус, 2008

  22. Рахманова Н.И., Цветаева Е.Н. История немецкого языка. Учебное пособие. М., 2004

  23. Россихина Г.Н., Ульянова Е.С. Новые правила правописания немецкого языка. М. Черо, 2005

  24. Тацит. Германия, гл. XV. Цит. по хрестоматии «Древние германцы» под редакцией А.Д.Удальцова, 1989

  25. Филичева Н.И. История немецкого языка. М., 2003

  26. Филичева Н.И. История немецкого литературного языка. М., 1992

  27. Чемоданов Н.С. Хрестоматия по истории немецкого языка. М., 1987

  28. Эккерт В.К. Немецкая орфография. Пособие для преподавателей. Государственное учебно-педагогическое издательство. М., 1960

  29. Энгельс Ф. К истории древних германцев. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 19. 1987

  30. Энгельс Ф. Из рукописного наследства Ф. Энгельса. Марк К. и Энгельс Ф. Соч., т. 21.1987

  31. Цезарь. Записки о гальской войне, Цит. по хрестоматии «Древние германцы» под редакцией А.Д.Удальцова, 1989

  32. Arndt E., Brandt G. Luhter und die deutsche Sprache. – Leipzig, 1983

  33. Deutsches Mittelalter. Darmstadt, 1980

  34. Deutsch-russisches Wortebuch. Mit etw 95000 Stichwortern – Verlag Russkij Jazik - M. 1993

  35. Duden . Praxis Wörterbuch zur neuen Rechtschreibung. Leipzig, 1998

  36. Duden. Informationen zur neuen deutschen Rechtschreibung u. a. 1996

  37. Duden. Informationen zur neuen deutschen Rechtschreibung u. a. 1996.Harscher G. Von Rechtschreibreform! So nicht. Hamburg, 2005

  38. Ernst P. Deutsche Sprachgeschichte. Wien, 2005

  39. Ernst Klett Аus «Rechtschreibung 2000. Die aktuelle Reform».- Verlag, Stuttgart, 2001

  40. Hermann U. Die neue deutsche Rechtschreibung, voellig neu bearbeitet und erweitert von Prof.Dr.Lutz Goetze und mit einem Geleitwort von Dr. K.Heller. Guetersloh, 1996

  41. Iekler Theodor. Stimmen zur Rechtschreibreform. St. Goar, 2005

  42. Internationaler Arbeitskreis für Orthographie (Hg.). Deutsche Rechtschreibung. Vorschläge zu ihrer Neuregelung. Tübingen, 1992

  43. Internet – Medien : www. heute. de.

  44. Kopke W. Die verfassungswidrige Rechtschreibreform. Neue Juristische Wochenschrift, (49. Jg., H. 17) 1996

  45. Küppers H.-G. Orthographiereform und Öffentlichkeit. Düsseldorf, 1984

  46. Krieger H. Der Rechtschreib-Schwindel : Zwischenrufe zu einem absurden Reformtheater. Beiträge zur aktuellen Entwicklung. St. Goar, 2004

  47. Lüthgens S. Rechtschreibreform und Schule : die Reformen der deutschen Rechtschreibung aus der Sicht von Lehrerinnen und Lehrern. Frankfurt/ M. , Berlin, Bern, Bruxelles, New York, Oxford, Wien, 2002

  48. Max Hauber aus «Orthographie neu Schnellkurs für Deutsch als Fremdsprache». Verlag, 2001

  49. Mentrup W. Die Regeln der deutschen Rechtschreibung. (Duden Taschenbuch 3). Mannheim, 1968

  50. Moser H. Deuschte Sprachgeschichte. – Karten 8, 9, 10, 11, 12. – Türingen, 1969

  51. Munske H. H. Läßt sich die Trennung von ck am Zeilenende reformieren? - Sprachwissenschaft, 1992

  52. Munske H. H. Orthographie als Sprachkultur. Frankfurt. M., 1997

  53. Nerius D. Jubiläumsausgabe. Berlin, 2000. 56. Neuregelung der deutschen Rechtschreibung heute: Beiträge zu ihrer Geschichte, Diskussion und Umsetzung, Herausgegeben von B.Schaeder. 2005.Schaeder B. Neuregelung der deutschen Rechtschreibung. Chronik der laufenden Ereignisse (Stand März 1999). In: Schaeder, B. (Hg.) (1999): Neuregelung der deutschen Rechtschreibung. Beiträge zu ihrer Geschichte, Diskussion und Umsetzung. Frankfurt/M., 1999

  54. Pürainen I.T. Der Weg zur deutschen Rechtschreibreform von 1998. Zur Geschichte einer Kulturfertigkeit. // Ornibis Linguarum. Vol.12. Legnica 1999

  55. Schieb G. Die Deutsche Sprache im hohen Mittelalter (mit Ausblik bis etwa 1500) //Kleine Enzyklopädie: Die Deutsche Sprache. – Leipzig, 1969

  56. Schmidt W. Geschichte der deutschen Sprache. Stuttgart, 2000

  57. Stenschke Oliver. Wissenstransfer und Emotion im Diskurs über die Rechtschreibreform// Niederhauser, J. 111 Professoren von sechs Hochschulen. Die Berufung auf Wissenschaftler und wissenschaftliche Autorität in öffentlichen Diskussionen. Stuttgart, 2001

  58. Zabel H. Keine Wüteriche am Werk. Berichte und Dokumente zur Neuregelung der deutschen Rechtschreibung. Hagen, 1996

  59. Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.vestnik.vsu.ru



















Приложение 1.

Языковая пирамида немецкого языка в период раннего феодализма (750 – 1050 гг.)





hello_html_m766604e3.gifhello_html_m3abf248f.gifhello_html_m1bfc8470.gifhello_html_4cb87130.gifhello_html_7a1105ca.gifhello_html_59cd231e.gifhello_html_m2cba6b44.gifhello_html_62e37b4b.gifhello_html_m75277b77.gifhello_html_m1ad3099f.gifhello_html_m250a4f87.gifhello_html_m5e3358fa.gifhello_html_2efafa27.gifhello_html_1a059994.gifhello_html_6e6ac012.gif

Латынь

hello_html_m1bfc8470.gifhello_html_m1bfc8470.gifhello_html_6f11453e.gifhello_html_68eda7fb.gif


Территориальные варианты


письменно-литературного


языка

hello_html_285f1d31.gifhello_html_285f1d31.gifhello_html_m1bfc8470.gifhello_html_m1bfc8470.gifhello_html_17eb83cd.gif

hello_html_43f37572.gif


Территориальные



диалекты

hello_html_6cd93cd7.gifhello_html_4ea5da9b.gifhello_html_4ea5da9b.gif






Приложение 2.

Языковая пирамида немецкого языка в период Высокого Средневековья (около 1150 – 1250 гг.).

hello_html_25bf898e.gifhello_html_m37d303df.gifhello_html_7cffface.gifhello_html_m14fa1df8.gif

Латынь hello_html_25bf898e.gif

hello_html_25bf898e.gifhello_html_m8dfe638.gifhello_html_536c8b40.gifhello_html_m5c9307d1.gif

Классический верхненемецкий

язык

hello_html_f716972.gifhello_html_25bf898e.gifhello_html_82a0232.gifhello_html_d713112.gifhello_html_7c4451a6.gif

Лимбурго-рейнско-средне-

hello_html_m7262be82.gifhello_html_m31f240d9.gifhello_html_m5999beaa.gifhello_html_m5999beaa.gifнемецкий вариант

hello_html_25bf898e.gifhello_html_m7057221d.gifhello_html_m528b115e.gifhello_html_79fc38be.gifhello_html_m3778c29e.gifhello_html_m7387b778.gifhello_html_679ea116.gifhello_html_36296643.gifhello_html_333458ee.gifhello_html_70f89468.gifhello_html_m5bf5324b.gifhello_html_230440e5.gifhello_html_5f43a682.gifhello_html_m4bd30fc9.gifhello_html_6e716287.gifhello_html_4fad3b24.gifhello_html_m5d99129a.gifлитературного языка

hello_html_25bf898e.gifhello_html_m427c45b7.gif

Письменный узус

образованных

hello_html_25bf898e.gifhello_html_25bf898e.gifhello_html_m427c45b7.gif

hello_html_m2531825.gifУстная речь высших

слоев общества

hello_html_25bf898e.gif

hello_html_25bf898e.gifhello_html_m78a05200.gifhello_html_17eb83cd.gifНародные территориальные

диалекты: 1) баварский,

2) алеманский, 3) восточ-

нофранкский, 4) рейнско-

франкский, 5) средне-

франкский, 6) тюрин-

hello_html_m69500803.gifhello_html_25bf898e.gifгенский, 7) лимбургский

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12




Приложение 3.


Языковая пирамида немецкого языка в период позднего Средневековья (приблизительно 1250 – 1500 гг.).


hello_html_3c4d5a30.gifhello_html_212c18de.gifhello_html_m6f3c63f.gifhello_html_5e996ba8.gif

Латынь

hello_html_3c4d5a30.gifhello_html_3c4d5a30.gifhello_html_m6609b484.gifhello_html_64b07586.gifhello_html_m262c29b0.gifhello_html_64f1f1d.gif

Региональные варианты:

1. Средненидерландский (с XIII в.)

2. Средненижненемецкий (с XIV в.)

3. Восточносредненемецкий (с XIII -

XIV вв.)

4. Юго-восточный («Общий немец-

кий язык», с XV – XVI вв.)

hello_html_285f1d31.gifhello_html_4295fac7.gifhello_html_m7e0bb3.gifhello_html_756d6069.gifhello_html_19a34cca.gifhello_html_17ea284b.gifhello_html_m4fcb5c97.gifhello_html_2b8c5eb1.gifhello_html_m4fcb5c97.gifhello_html_m3a715ff7.gifhello_html_69d62c9.gifhello_html_1d0cce30.gif4 3 1 2

hello_html_285f1d31.gifhello_html_4cf5cde1.gifПисьменный узус

hello_html_285f1d31.gifhello_html_m217cd861.gifобразованных

hello_html_285f1d31.gifhello_html_m8dfe638.gifРазговорная речь

высших слоев общества

hello_html_285f1d31.gifhello_html_285f1d31.gifhello_html_m576a1f04.gifhello_html_46f0ba6e.gif

Народные территориальные

диалекты

hello_html_285f1d31.gifhello_html_m217cd861.gif





Приложение 4.

О последней реформе немецкой орфографии.[5]

Цель реформы: сократить число исключений, упростить и в большей мере унифицировать написание.

Реформа вводилась постепенно, начиная с 1998 – 1999 учебного года. Старое написание допускалось до 2004 – 2005 учебного года, хотя и признавалось устаревшим.

Основные изменения звуко-буквенных соответствий.

  1. Новое написание

    Behende

    Gemse

    schneuzen


    Stengel

    behände (от Hand)

    Gämse (от Gams)

    Schnäuzen (от Schnauze)

    Stängel (от Stange)

    Единичные случаи введения умляута.


  1. Единичные случаи удвоения согласной после краткой гласной.

    Новое написание

    Karamel


    numerieren


    plazieren (placieren)

    Stukkateur

    Karammel (от Karammelle)

    nummerieren (от Nummer)

    platzieren (от Platz)

    Stuckateur (от Stuck)

  2. Написание ss вместо β после краткой гласной.

Новое написание

hassen – Haβ

küssen – Kuβ

sie küβten sich

lassen – er läβt

müssen – er muβ

Wasser – wäβrig

daβ

hassen – Hass

küssen – Kuss

sie küssten sich

lassen – er lässt

müssen – er muss

Wasser – wässrig

dass


  1. Написание β после долгих гласных и дифтонгов.

Fuβ, groβ, schieβen, genieβen

au/äu drauβen, äuβerst

eu scheuβlich

ei ich weiβ, fleiβig


  1. Сохранение основного написания при словосложении.

Новое написание

hello_html_m200bc1c2.gifBallettänzer

Flanellappen

Stoffetzen

Schiffart

hello_html_m200bc1c2.gifBallettänzer

Flanellappen

Stoffetzen

Schiffart

Aber: dennoch, Drittel, Mittag


  1. Унификация в отдельных случаях.

Новое написание

Roheit

Zäheit

Zierat


Selbstsändig


rauh


Känguruh

Rohheit (от roh)

Zähheit (от zäh)

Zierrat (как Vorrat)

selbstsändig (selbstständig)

rau (как grau, schlau…)

Känguru (как Gnu, Kakadu…)


  1. Сближение написания иностранных слов с немецкими.

Новое написание

-tiell

differentiell



-tial

Potential



-ai

Necessaire





-ph

Photometrie


Geographie

\

Orthographie


Megaphon





Delphin



gh

Joghurt

Spaghetti


é und ée

Bouclé

Kommubiqué




Varieté


qu

Kommuniqué





ou

Bouclé



ch

Ketchup


rh

Katarrh


Hämorrhoiden



c

Facette





th

Panther


ёёёёёёёёёёёThunfisch

Особый случай:

Portemonaie

-ziell

differenziell (от Differenz) такжеdifferentiell

-zial

Potenzial (от Potenz) а также Potential

-ai или

Nessessaire, также Necessäre (также Mohär, Sekretär, Militär, Majonäse, Polonäse)

ph или f

Fotometrie, также Photometrie Geographie, также Geografie Ortographie, также Orthografie

Megaphon, также Megafon (как теперь уже Mikrofon, Fotografie, Grafik)

Delphin Delfin (как теперь fantastisch)

gh или g

Joghurt, также Jogurt Spaghetti, также Spagetti

é/ée или ee

Bouclé, также Bouklee Kommuniqué, также Kommunikee

Variette

Varieté

k

Kommuniqué, также Kommunikee (как теперь Etikett, Likö)

ou или u

Bouclé, также Buklee (как Nugat)

ch или sch

Ketschup, также Ketchup

rh или r

Katarrh, также Katarr

Hämorrhoiden, также Hämorroiden

c или ss

Facette, также Fassette (как Fassade, Fasson, Rasso)


th или t

Panther, также Panter

Thunfisch, также

Tunfisch

Portmonne, также Portemonaie


  1. Писать раздельно или вместе.

Новое написание

ragfahren

aber Auto fahren


haltmachen

sitzenbleiben (in der Schule)

aber sitzen bleiben (auf dem Stuhl)

gefangennehmen

übrigbleiben

kennenlernen


bekanntmachen


zueinanderfinden


nahestehend



soviel, wie viel, aber soviele, wie viele

Aber:

irgend etwas

irgend jemand

Rad fahren

(как Auto fahren)

Halt machen

sitzen bleiben




gefangen nehmen

übrigb leiben

kennen lernen


bekannt machen


zueinander finden

nahe stehend

(так как nahe stehen)

so viel, wie viel, (wie so viele, wie viele)

irgendetwas

irgendjemand (как irgendwer, irgendwann)


  1. Написание с дефисом.

Новое написание

Ichform, Ichsucht

aber Ich-Laut

17järig

100prozentig

Ichform/Ich-Form, Ichsucht/Ich-Sucht

Ichlaut/Ich-Laut


17-järig

100-prozentig

Kaffee-Ersatz

Zoo-Orchester

Ballettruppe

Kaffee-Ersatz/Kaffeeersatz

Zooorchester/Zoo-Orchester

Ballettruppe/ Ballett-Truppe

Shopping-Center

Sex-Appeal

Shoppingcenter/Shopping-Center

Sexappeal/Sex-Appeal


  1. Написание с маленькой или с заглавной буквы.

Новое написание

in bezug auf

radfahren

angst (und bange) machen

HO: Angst haben

der, die, das letzte

der nächste, bitte!

alles übrige

im groβtn und ganzen

im allgemeinen

heute mittag

gestern abend

am Sonntag abend

Sonntag abends

auf deutsch

HO: bei Grün

groβ und klein

jung und alt

auf beste

aufs herzlichste



der Weiβe Tod


die Erste Hilfe

das Ohmsche Gesetz

Du, Dein, Dir, usw. Ihr, Euer, Euch,usw.

in Bezug auf

Rad fahren

Angst (und Bange) machen

Angst haben

der, die,das Letzte


der Nächste, bitte!


alles Übrige

im Groβtn und Ganzen

im Allgemeinen

heute Mittag

gestern Abend

am Sonntagabend


sonntagabends

auf Deutsch

bei Grün

Groβ und Klein

Jung und Alt

auf beste/auf Beste

aufs herzlichste/aufs Herzlichste

der Weiβe Tod/der weiβe Tod

die erste Hilfe das ohmsche

Gesetz

du, dein, dir, usw. ihr, euer, euch,usw.


  1. Знаки препинания.

Новое написание

Der Schnee schmolz dahin, und bald lieβen sich die ersten Blumen sehen, und die Vögel stimmen ihr Lied an.


Er lernt Deutsch, um deutsch kommunizieren zu können.

Der Schnee schmolz dahin und bald lieβen sich die ersten Blumen sehen und die Vögel stimmen ihr Lied an.

Er lernt Deutsch um deutsch kommunizieren zu können.


  1. Перенос слова в конце строки.

Новое написание

Mu-ster

Zuk-ker

Bak-ke

Chir-ung

Si-gnal

Päd-agogik


par-allel

Mus-ter

Zu-cker

Ba-cke

Chi-rung

Sig-nal

Päd-agogik/Päda-gogik

par-allel/pa-rallel

Ufer (не разделялось)

Ofen (не разделялось)

U-fer


O-fen

Приложение 5.

Фрагмент урока немецкого языка в 9 классе (чтение).

Цели: 1. Познакомить учащихся с краткой биографией Конрада Дудена, со словарем Конрада Дудена, основателя немецкой орфографии, учить чтению с пониманием основного содержания.

2. Развивать навыки чтения с пониманием основного содержания, развивать технику чтения.

3. Прививать интерес к изучению немецкого языка.


Der Vater der deutschen Rechtschreibung Konrad Duden.[2]


Deutsche Sprache – schwere Sprache”, meinen nicht nur deutschlernende Ausländer. Sie denken wohl vor allem an die Grammatik und die Orthographi. Kopfzerbrechen bereiten z.B. die Artikel, die Getrennt- oder Zusammenschreibung, die Fleksion Sendungen und was es da noch alles an Schwierigkeiten gibt.

Auskunft darüber und über alle anderen Fragen zur deutschen Grammatik und Orthographie gibt der Duden, das Nachschlagewerk für die deutsche Sprache. Es war vor mehr als hundert Jahren, als Konrad Duden, Direktor eines Thüringer Gymnasiums, Ordnung in die deutsche Rechtschreibung bringen wollte. Das war nötig, denn es gab in Deutschland keine einheitliche Regeln und Gesetze für die Sprache. 1880 hatte er es geschafft. Das bibliographische Institut Leipzig veröffentlichte das erste WöKonrad Duden mit 27000 stichwörtern. Damit war die Grundlage für eine einheitliche deutche Rechtschreibung geschaffen. Konrad Duduen gibt als ihr Vater.

Nun liegt die 20. Auflage mit 110000 Stichwörtern vor. Es ist nach der Wiedervereinigung die erste gesamtdeutsche Ausgabe, denn nach der Teilung Deutschlands 1945 dab es in Mannheim und in Leipzig je eine Duden-Redaktion.

Der Duden steht heute in nahezu allen Haushalten. Niemand verliert sein Gesicht – ob Professor oder Student, ob Sekretärin, Schüler oder Schriftsteller-, wenn er den Duden zur Hand nimmt.

Texterläuterungen.

Kopfzerbrechen bereitet uns etwas, das sehr schwierig ist, über das wir angestrengt nachdenken müssen.

Das Bibliographische Instntut ist ein Verlag, der 1826 in Gotha/Thüringen gegründet, spatter nach Leipzig verlegt wurde und 1953 auch in Mannheim entstand. Er verlegt Lexika, Wörterbücher und Nachschlagewerke sowie wissenschaftliche Lehrwerke.

Sein Gesicht verliert (Redewendung), wer sein Ansehen, seinen Respekt einbüβt.


Aufgaben:

  1. Der Text gibt Antworten auf manche Fragen. Erinnert sie sich?

    1. Warum bereitet die deutsche Sprache mancherlei Kopfzerbrechen?

    2. Warum wollte Konrad Duden Ordnung in die deutsche Sprache bringen?

    3. Bezeichnet man ihn als Vater der deutschen Rechtschreibung?

    4. Warum gab es nach 1945 zwei Duden-Redaktionen?

    5. Warum verliert keener sein Gesicht, wenn er zum Duden greift?

    6. Haben Sie auch Probleme mit der deutschen Sprache?

  2. Groβ oder klein, das ist hier die Frage. In den folgenden Sätzen fehlt deutsch bzw. Deutsch. Vielleicht greifen Sie zum Duden?

    1. Wer … lernt, muss sich mit den Regeln und Gesetzen der … Sprache beschäftigen.

    2. Die … haben damit nicht so groβe Probleme wie … lernende Ausländer.

    3. Wenn man … spricht, spielt die Groβ- und Kleinschreibung keine Rolle.

    4. Muss man aber einen Text in … schreiben, sollte man Bescheid wissen.

    5. Zumindest in der Rechtschreibung gibt es keinen Unterschied, ob ich gut … oder gutes … spreche.

  3. Was nicht im Duden stehet. Hier sind einige Scherze, die auf sprachlichen Missverständnissen beruhen. Können Sie erklären, worin das Missverständnis besteht?

Arzt: “Sie müssen die Medizin aber immer in einen Zug nehmen.”

Patient: “Und wer bezahlt die Fahrkarte?”

Arzt: Vezeihen Sie, Sie schulden mir 50 Euro.”

Patient: “Ist schon verzeihen!”

Arzt: Hat dein Hund einen Stammbaum?”

Patient: “Ja, aber nur einen sehr kleinen.”

Richter: “Gegen das Urteil können Sie Einspruch erheben oder darauf

verzichten.”

Angeklagter: “Dann verzichte ich lieber auf das Uhrteil, Herr Richter.”








Приложение 6.


Упражнения и задания на закрепление нового написания немецких слов.

Вариант 1.[46]

β oder ss

Was hat sich geändert?

Was ist geblieben?

Es gibt weniger β. Wo nach kurzen Vokalen bisher βstand, steht jetzt ss: ein bisschen, der Fluss, ich muss. Ich glaube, dass das neu ist.

β nur nach:

  • Langen Vokalen/ie: Fuβ, groβ, genieβen;

  • au/äu: drauβen, äuβerst;

  • eu: scheuβlich;

  • ei: ich weiβ.



Übungen für Einsteiger.


    1. β oder ss

kurzer Vokal, ◙langer Vokal

la◘en, abschlie◙en, alles flie◙t, Flu◘ , Fu◙ , genie◙en, E◘löffel, mi◘lingen.

    1. β oder ss

La..mich endlich in Ruhe!

Pa…t dir der Schuh auch wirklich?

Viele Grü…e aus Ismaning!

Darfs ein bi…chen mehr sein, Frau Bürgermeister?

Ich wei…, heute ist ein scheu…liches Wetter drau…en.

Vergi… vich nicht!

Wei…t du, da… man das “da…” jetzt mit zwei s schreibt?

I…t du immer noch einen Ku…?

Schlu… jetzt mit dem Unsinn!

    1. Notieren Sie das “richyige” Wort.

flieβen – fliessen

blaβ – blass

Paβ – Pass

Prozeβ – Prozess

auβen - aussen

dreiβig – dreissig

häβlich – hässlich

Ruβland – Russland

Schloβ – Schloss

Beschluβ - Beschluss

    1. Wie schreibt man jetzt…?

Eβzimmer – daβ –

Streβ – Anlaβ -

heiβ – genieβen –

schlieβlich – Fairneβ -

fleiβig –

    1. Ergenzen Sie die Tabellen.

Präsens

Präsens

Präteritum

Partizip II

sie wissen

du

er wusste

wir haben

wir essen

er

ich

sie haben

wir lassen

ihr

er

sie haben

sie müssen

ich

ich



Singular
Plural


Flüsse


Grüβe


Pässe

der Prozess

Prozesse


Küsse


Füsse


Schlüsse


    1. Ergänzen Sie die Wörter in dierichtigen Schreibweise.( β oder ss)

Flu…, hei…t, la…, me…en, geschlo…en, Schlo…, Schlu…, Stre… .

  • Der Rein ist ein … .

  • Der alte König wohnte allein in einem riesigen … .

  • Momentan gibts im Büro ziemlich viel … .

  • Jetzt ist aber … mit dem Krach!

  • Was sollen wir heute zu Abend essen …?

  • Ich glaube, ich werde krank. Ich sollte mal Fieber … .

  • Warum sind jetzt alle Geschäfte … ?

  • Wie … das auf Deutsch?

  • mich doch in Ruhe!



Вариант 2.[9]

Groβ oder klein (Nomen).

Was hat sich geändert?

Was ist geblieben?

Man schreibt mehr Wörter groβ: alle Wörter, die man als Nomen erkennen kann. Das Erkennungszeichen sind Wörter wie der, ein, kein, etwas, nichts, viel, etc.

Die Wortpaare eine – andere; wenig – viel/meist schreibt man weiterhin klein: das wenige, das meiste, der eine, etwas anderes, unter anderem. Ebenso: ein bisschen.



Alt

Neu


etwas besonderes

nichts neues

als erster

gestern abend

im allgemeinem

in bezug auf

leid tun

reicht haben

etwas Besonderes

nichts Neues

als Erster

gestern Abend

im Allgemeinem

in Bezug auf

Leid tun

Reicht haben

(das Besonderes)

(das Neues)

(der Erster)

(der Abend)

(das Allgemeine)

(der Bezug)

( dasLeid)

(das Reicht)


Übungen für Einsteiger.

  1. Was ist richtig? Kreuzen Sie an und schreiben Sie.

im Allgemeinem im allgemeinem

unter Anderem unter anderem

als Erstes als erstes

gestern Moergen gestern morgen

wenig Neues wenig neues

das Wenige das wenige

alles Mögliche alles mögliche

heute Abend heute abend

die Meisten die meisten

in Bezug auf in bezug auf

  1. Groβ oder klein? Markieren Sie die richtige Schreibung.

Heute Morgen/morgen hat es noch geregnet, aber heute Nachmittag/nachmittag ist wieder fantastische Wetter.

Vor der Prüfung habe ich viel gelernt, aber jetzt habe ich das Meiste/meiste schon wieder vergessen.

Nur ads Beste/beste ist für uns gut genug.

Ich muss dir Recht/recht geben, dieser Kuchen schmeckt ausgezeichnet.

Könen wir nicht mal ganz Anderes/anderes machen?

Im Allgemeinem/allgemeinem ist der Winter bei uns kalt und nass.

Tut mir leid/leid, aber ich habe jetzt keine Zeit.

So ist es mit den alten Derrick-Filmen: Die Einen/einen finden sie langweilig, die Anderen/anderen finden sie ganz toll.

Zu einem gebirtstag hat er sich etwas Besonderes/besonderes gewünscht: einen Tag ohne Telefon. Aber dann haben sie ihm ein Handy geschenkt!


  1. Schreiben Sie die Sätze:

wer immer auf das schlimmste vorbereitet ist, ist ein pessimist.

pessimist und optimist: für den einen ist das glas halb leer, für denanderen ist es halb voll.

in den ferine möchte ich viel lessen, unter anderem auch den neuen roman von… .

es ist mal wieder alles beim alten geblieben.

oft ist es das beste, schrit für schritt vorzugehen.

da kann ich ihnen wirklich nicht recht geben.

tut mir leid.


Sie und du in Briefen.

Was hat sich geändert?

Was ist geblieben?

Kein schreibt man jetzt du, ihr, dein, euer usw.

Sie und Ihr/Ihnen als Anrede schreibt man weiterhin groβ.



  1. Ergänzen Sie die Lücken.

Liebe Frau Becker,

vielen Dank für ihre Karte aus Mallorca, ich freue mich, dass Ihr Urlaub so schön war und …ie sich gut erholt haben.

Können …ie mich bitte in der nächsten Woche mal anrufen?

Ich suche gerade eine neue Stelle und möchte gern mit …hnen darüber sprechen. Wenn …ie am Montag Zeit haben, können wir uns ja in ,,,hrem Stammcafe treffen. Ich freue mich auf …hren Anruf und hoffe, dass …ie Zeit für mich haben.

Viele Grüβe

…hre Eva Obermaiser

  1. Schreiben Sie diesen Brief an eine gute Freundin.

Liebe Susanne,

vielen Dank für ihre Karte aus Mallorca…

______________________________________________________________________________________________________________________


Sprachennamen.
Sprachennamen mit Präpositionen schreibt man jetzt immer groβ: auf Polnisch, in Deutsch

Groβ: Sprachennamen als Nomen – das Polnische, das Deutsche.

Klein: Sptachennamen als Adjektiv – die polnische Sprache, die deutsche Botschaft.


  1. Was ist richtig? Markieren Sie.

Mittlerweile kann ich mich auf Deutsch/deutsch ganz gut verständigen.

Mein Chef hat unsere Geschäftspartner auf Japanisch/japanisch begrüβt. Weil er aber in Wirklichkeit nicht Japanisch/japanisch spricht, haben wir das Gespräch lieber in Englisch/englisch weitergefürt. In den meisten Groβstädten kommt man mit Englisch/englisch gut zurecht.

  1. Ergänzen Sie die Lücken.

In Europa gibt es einige Länder mit zwei offizielen Landessprachen. So spricht man im Norden von Belgien … (flämisch), im Süden spricht man … (französisch). Fast alle Belgier können sich in beiden Sprachen verständigen und im ganzen Land kann man sowohl … (flämische) als auch … (französische) Zeitungen kaufen.

In der Schweiz gibt es sogar vier ofizielle Landessprachen:

(französisch), … (deutsch), …(italienisch), und … (rätoromanisch). Etwa 70 % der … (schweizer) gehören der … (deutschen) Sprach- und Kulturgemeinschaft an, etwa 20% der … (französischen); etwa 10% der … (italienischen) und unter 1% der … (rätoromanischen). Das Zusammenleben dieser vier Gruppen ist sowohl auf … (deutsch), als auch auf … (französisch) oder … (italienisch) miteinander verständigen.

Allerdings spricht man … (rätoromanisch) nur in einem kleinen Teil des Landes.





















1 В 1876 году в Берлине была созвана I Орфографическая конференция, на которой обсуждался проект Р. Фон Раумера.

2 Классификация по Филичевой Н.И.

3 Украшение в виде пластинки с чеканкой.

4 См.: Приложение 1.

5 См.: Приложение 2.

6 См.: Приложение 3.

7 Известия АН. Серия литературы и языка. 1997 г., том 56, №6, с. 9-13


8 См.: Приложение 4.

9 См. Приложение 6.

10 См. Приложение 6, вариант 1.

11 См.: Приложение 5.

12 Bericht der Kommission vom Januar 1998, S. 42.

13 См. Приложение 6.

14 См.: Приложение 5.


Краткое описание документа:

Вашему вниманию предлагается выпускная квалификационная работа на тему: «История орфографии немецкого языка».

Структура работы состоит из введения, 3-х глав, заключения, библиографического описания и приложения, где подробно отражены результаты проведенного исследования.

В задачи исследования входит:

  • рассмотреть и проанализировать основные этапы развития немецкого языка, уделяя основное внимание вопросам орфографии;
  • выявить закономерности и принципы развития орфографии немецкого языка, которые привели к современному состоянию немецкого правописания, и особенности установления единой орфографии;
  • проанализировать учебно-методический комплекс и школьные программы по немецкому языку с точки зрения обучения орфографии.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Орфография немецкого языка основывается на четырех принципах: фонетическом, морфологическом, логическом и историческом.

  • Процесс становления орфографии немецкого языка был длительным и противоречивым.
  • Новая орфографическая реформа не решила основные орфографические проблемы немецкого языка, а лишь увеличила и усложнила правила.

4. Сознание умений и навыков по орфографии и пунктуации является важной задачей при изучении немецкого языка, которая приобретает особую актуальность в свете требований практической направленности изучения иностранных языков

Целью работы является анализ принципов орфографии немецкого языка в диахронии; а также современное состояние орфографии немецкого языка в связи с последней орфографической реформой. Материалом исследования послужили монографические работы по истории орфографии немецкого языка отечественных и зарубежных лингвистов: А. Баха, В.П. Беркова, И.В. Богуславской, М.М. Гухман, В.Н. Жирмунского, О.И. Москальской, Н.И. Филичевой, П. Эрнста, В. Шмидта и других.Исследование базируется на анализе рассмотренных этапов развития немецкой орфографии, закономерностей и особенностей ее развития, которые привели к современному состоянию немецкого правописания, и установление единой орфографии.

Научная новизна работы заключается в обобщении материала по истории немецкой орфографии, определении основных принципов орфографии немецкого языка и анализе результатов проведения новой орфографической реформы.

Во введении излагается цель настоящего исследования, предмет, практические задачи, формулируется актуальность выбранной тематики исследования. История языка – это продукт исторического развития, в процессе которого язык подвергается разносторонним изменениям, обусловленными различными причинами, как лингвистическими, так и экстралингвистическими. Эта наука показывает, как в результате постепенных изменений сложился современный язык, его словарь, его фонетические и морфологические системы, система правописания. Практическое владение немецким языком предполагает умение не только правильно говорить, но и правильно писать. При изучении иностранного языка очень важно изучать вопросы взаимосвязи и взаимозависимости всех сторон языка, а также и основные исторические закономерности его развития, чтобы объяснить процессы, приведшие к современному состоянию языка. Это и определяет актуальность темы.

Предметом исследования являются общие закономерности и принципы развития немецкой орфографии в диахронии и синхронии.

Первая глава представляет собой довольно подробную характеристику каждого из этапов развития немецкого языка. До принятия латинского алфавита у всех германцев был распространен рунический алфавит. С VII века латинский алфавит был положен в основу письма большинства народов Западной Европы, но с введением в латинский алфавит дополнительных букв. Например, в двн. период звонкий согласный [v] обозначался буквами u и v или их удвоением uu, vv; в конце этого периода появилась буква w, заменившая эти написания. Новые трудности возникли в связи с книгопечатанием. Печатники, труд которых оплачивался по количеству печатных знаков, «создавали» такие слова, как unddt (und), auff (auf), vatther (Vater), vermerckt (vermerkt), scharpff (scharf) и другие произвольные написания. В 1596 году Вехерер предложил писать все существительные с заглавной буквы. Это облегчило чтение, но усложнило правописание, т.к. вызвало появление целого ряда правил правописания заглавной и строчной буквы. Немалые заслуги в упорядочении написания принадлежат основателю немецкой грамматики Якобу Гримму, который выступал за отказ от готического шрифта и за написание существительных со строчной буквы. Я. Гримм предложил и ряд других реформ в правописании. Но его предложения по применению исторического принципа в орфографии приводили к новым усложнениям и не были приняты. Исключительно большие заслуги в упорядочении немецкой орфографии принадлежат директору гимназии Конраду Дудену (1829 – 1911), автору знаменитых учебников и словарей по немецкому правописанию. Некоторые положения Дудена, как правописание заглавной буквы и др., нуждались в уточнениях и изменениях.

Вторая глава посвящена реформе орфографии немецкого языка 1998 года. Здесь рассматриваются причины проведения реформы немецкой орфографии; принципы современной немецкой орфографии; цели, задачи и сущность этой реформы; анализируются результаты введения реформы орфографии немецкого языка спустя несколько лет. Целью реформы было сокращение числа исключений, упрощение унифицировании написания. Реформа вводилась постепенно, начиная с 1998 – 1999 учебного года. Старое написание допускалось до 2004 – 2005 учебного года, хотя и признавалось устаревшим.

В третьей главе рассматриваются методические вопросы обучения немецкой орфографии.

В заключении хотелось бы отметить, что немецкое правописание формировалось в течение многих веков. Немецкая орфография основывается на следующих принципах: фонетическом, морфологическом (или грамматическом), логическом (или различительном) и историческом. Фонетический принцип можно считать основным принципом немецкой орфографии, ему подчиняется 70-80% написания букв и целых слов. Проведенное исследование помогло определить также сильные и слабые стороны последней орфографической реформы немецкого языка, вступившей в силу в 2005 году. Изучение орфографии немецкого языка при обучении является важной и актуальной задачей, позволяющей лучше овладеть языком. Анализ учебно-методического комплекса и школьных программ по немецкому языку показал, что большинство учебников уделяют большое внимание обучению орфографии, содержат много интересных заданий для лучшего усвоения основных орфографических правил.

Уважаемый председатель комиссии, уважаемые члены комиссии, уважаемые присутствующие! Благодарю вас за внимание.

Автор
Дата добавления 20.04.2016
Раздел Иностранные языки
Подраздел Научные работы
Просмотров512
Номер материала ДБ-044266
Получить свидетельство о публикации

"Инфоурок" приглашает всех педагогов и детей к участию в самой массовой интернет-олимпиаде «Весна 2017» с рекордно низкой оплатой за одного ученика - всего 45 рублей

В олимпиадах "Инфоурок" лучшие условия для учителей и учеников:

1. невероятно низкий размер орг.взноса — всего 58 рублей, из которых 13 рублей остаётся учителю на компенсацию расходов;
2. подходящие по сложности для большинства учеников задания;
3. призовой фонд 1.000.000 рублей для самых активных учителей;
4. официальные наградные документы для учителей бесплатно(от организатора - ООО "Инфоурок" - имеющего образовательную лицензию и свидетельство СМИ) - при участии от 10 учеников
5. бесплатный доступ ко всем видеоурокам проекта "Инфоурок";
6. легко подать заявку, не нужно отправлять ответы в бумажном виде;
7. родителям всех учеников - благодарственные письма от «Инфоурок».
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://infourok.ru/konkurs


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ


Идёт приём заявок на международный конкурс по математике "Весенний марафон" для учеников 1-11 классов и дошкольников

Уникальность конкурса в преимуществах для учителей и учеников:

1. Задания подходят для учеников с любым уровнем знаний;
2. Бесплатные наградные документы для учителей;
3. Невероятно низкий орг.взнос - всего 38 рублей;
4. Публикация рейтинга классов по итогам конкурса;
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://urokimatematiki.ru

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх