Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Научная статья: "Проблема интертекста в художественном тексте"

Научная статья: "Проблема интертекста в художественном тексте"

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Проблема интертекстуальности в художественном тексте

ГУТАЕВА С.А.

Научный руководитель:

д.ф.н., профессор - КУДАЕВА З.Ж.

Интертекстуальность изучается уже несколько десятилетий, тем не менее, классификация интертекстуальных элементов и связывающих их межтекстовых связей по-прежнему остается проблемным вопросом.

Данная статья посвящена исследованию интертекстуальных связей в художественном тексте. Как отмечают ученые, в каждом художественном тексте присутствуют элементы, ранее употреблявшиеся в других текстах. Например, ими могут быть аллюзии, метафоры, предложения. В зависимости от авторского замысла тексты, содержащие данные элементы, являются интерпретацией, пародированием чужих текстов. Чужой и авторский тексты вступают во взаимосвязи на различных уровнях, представляя собой явление «скрещения», которое принято называть интертекстом. На сегодняшний день любое предложение, произнесенное нами, любой текст, любая реклама уже окутана явлением интертекстуальности.

Классическую формулировку понятию интенртекстуальность дал Р. Барт: «Каждый текст является интертекстом; другие тексты присутствуют в нем на различных уровнях в более или менее узнаваемых формах: тексты предшествующей культуры представляет собой новую ткань, сотканную из старых цитат. Обрывки культурных кодов, формул, ритмических структур, фрагменты социальных идиом и так далее – все они поглощены текстом и перемешаны в нем, поскольку всегда до текста и вокруг него существует язык» [1; 78].

Ю.С.Степанов полагает, что интертекст – это то, что проступает за двумя текстами, «… он многоярусен, «многоэтажен» и на уровне первого этажа уже имеет устоявшееся наименование – интертекст. Интертекст – это то, что можно читать в прямом смысле этого слова. Следующие этажи уже вряд ли можно назвать «текстами», поскольку они состоят из «нечитаемого» - понятий, образов, представлений, идей...»[2; 3].

Заметим также, что наряду с термином «интертекст» в ряде работ Ю. Кристевой появился термин «интертекстуальность», под которым она понимает «социальное целое, рассмотренное как текстуальное целое»[3;5].

Р.Барт считал, что «как необходимое предварительное условие для любого текста интертекстуальность не может быть сведена к проблеме источников и влияний: она представляет собой общее поле анонимных формул, происхождение которых редко можно обнаружить, бессознательных или автоматических цитат, даваемых без кавычек»[1;78].

Даже если автор задумал создать текст, не имеющий аналогов в мире литературы, то это вовсе не означает, что в данном оригинальном тексте нельзя будет обнаружить интертекстуальные связи. Опытный читатель сумеет увидеть внешнюю и внутреннюю интертекстуальность. Внешняя интертекстуальность подразумевает припоминание читателем похожего художественного произведения, а внутренняя интертекстуальность предполагает обнаружение в тексте заимствованных фраз и оборотов речи. Сходство двух произведений может быть выражено в некой общности таких литературоведческих категорий, как сюжет, композиция, некоторые черты в характерах героев, некоторая общность в описании пейзажей.

При исследовании понятия «интертекстуальность» вполне обоснованно различать две ее стороны – исследовательскую и авторскую. С точки зрения исследователя, интертекстуальность – это установка на более углубленное понимание текста или разрешение непонимания текста за счет установления многомерных связей с другими текстами, связанными с прецедентным текстом. По аналогии с интертекстуальностью можно говорить об автотекстуальности, когда непонимание разрешается за счет установления многомерных связей, порождаемых определенной циркуляцией интертекстуальных элементов внутри одного и того же текста[4;12].

По мнению Н.А. Фатеевой, интертекстуальность – это способ «генезиса собственного текста и постулирования собственного авторского «Я» через сложную систему отношений оппозиций, идентификации и маскировки с текстами других авторов» [4;12]. Аналогично можно говорить об автоинтертекстуальности, когда при порождении нового текста эта система оппозиций, идентификаций и маскировки действует уже в структуре идиолекта определенного автора, создавая многомерность его авторского «Я». Таким образом, в процессе творчества вторым «Я» писателя, с которым он вступает в «диалог» может быть как писатель-предшественник, так и он сам. В процессе осмысления и описания создается «диалогичность» литературных текстов. Эта «диалогичность» делает очевидным, почему двойственность становится столь органичным способом интертекстуализации: соотнесение текста с другими порождает «двойников» как на уровне сюжета, так и на уровне «текст-текст» [4;13-14].

Становится очевидным, что любое интертекстуальное сближение основывается не только на лексических совпадениях, но и на структурном сходстве. Именно поэтому следует говорить не только о собственно межтекстовых связях, но и о более глубоких влияниях.

Если ранее, в начале 20 века, авторы стремились ассимилировать интертекст в своем тексте, вплавить его в себя вплоть до полного растворения в нем, ввести мотивировку интертекстуализации, то 21 век отличает стремление к диссимиляции, к введению формальных маркеров межтестовой связи, к метатекстовой игре с «чужим» текстом. Например, в романе В. Нарбиковой «План первого лица. И второго» знаменитая фраза Ф.М. Достоевского «красота спасет мир» обыгрывается так: «Она указала туда, где была красота. «Да, - сказал Достоевский, - красиво, то есть уровень есть». В том месте, где все было для красоты, красоты не было». Любое ранее существовавшее поэтическое сообщение превращается в новое - в нем нарочито снимается ореол «высокого», и оно становится «примитивно ощутимым» [4;17-18]. Интертекстуальные связи носят различный характер, зависящий от авторского замысла.

Таким образом, интертекст позволяет ввести в свой текст некоторую мысль или конкретную форму представления мысли, объективированную до существования данного текста как целого, таким образом, «каждое произведение, выстраивая свое интертекстуальное поле, создает собственную историю культуры, переструктурирует весь предшествующий культурный фонд» [5;408]. Данное высказывание означает, что в художественный текст можно ввести и фрагменты «текстов» других искусств. Так, например, взаимодействуют словосочетания «Темная фигура» А. Вознесенского и виртуальное представление «Черного квадрата» К.Малевича. Таким образом, благодаря интертексту, исследуемый текст вводится в более широкий культурно-литературный контекст.

Надо сказать, что теория интертекстуальности позволяет видеть «метафору» там, где происходит сближение явленного в тексте фрагмента и фрагмента прецедентного текста, не представленному читателю физически. Явление порождения смысла разворачивается между реально данным и тем цельным текстовым фрагментом, что присутствует у читателя в памяти. Так два текста становятся семантически смежными. Вот почему явление интертекстуальности представляет большой интерес, как у языковедов, так и у литературоведов. Тексты разных авторов вступают во взаимосвязи на различных уровнях. Явление скрещения, контаминации текстов двух и более авторов, зеркального отражения словесных выражений принято называть «интертекстом», а отношения заимствования «из текста в текст» получили название «интертекстуальные связи».

Исходя из вышеизложенного, можно прийти к выводу о том, что практически любой текст может быть назван интертекстом. В современной литературе интертекст - основной вид и способ построения художественного текста, так как автор умышленно или неосознанно использует цитаты и реминисценции. Существование некоторых литературных жанров невозможно без интертекстуальных связей. Жанр пародии, например, построен на нарочито-подчеркнутом использовании «чужих» текстов, текстов – доноров, на основе которых создаются пародийные и сатирические произведения. Таким образом, произведения жанра пародии – всегда интертекстуальны.

Интертекстуальность, как необходимое предварительное условие для любого текста, не может быть сведена к проблеме источников и влияний: она представляет собой общее поле анонимных формул, происхождение которых не всегда можно обнаружить, бессознательных или автоматических цитат. Опытный читатель сумеет увидеть внешнюю или внутреннюю интертекстуальность в любом художественном произведении.

Интертекстуальный подход к интерпретации текста предполагает сопоставление типологически сходных явлений как вариаций на сходные темы и структуры. В узком понимании интертекстуальный подход представляет собой выявление в тексте конкретных, вербализированных вкраплений «чужого слова», которые занимают конкретные позиции в нем. Каждое произведение, выстраивая свое интертекстуальное поле, создает новый текст. Благодаря интертексту текст вводится в более широкий культурно-литературный контекст.

Список литературы:

  1. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. – М.:Прогресс,1978.

  2. Степанов Ю. С. «Интертекст», «интернет», «интерсубъект»: (к основаниям сравнительной концептологии)// Известия АН. Сер. Литературы и языка. – 2001. – Т.60.№1 – с.3-11.

  3. Кристева Ю. Семиотика. – М.: Изд-во МГУ, 1970.

  4. Фатеева Н.А. Интертекстуальность и ее функции в художественном дискурсе //Известия АН. Сер. Литературы и языка.- 1997. –Т.56,№5.- С.12-21.

  5. Ямпольский М. Память Тиресия: Интертекстуальность и кинематограф. – М.: Инфра-М,1993. – 408с.

6



Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 24.12.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров579
Номер материала ДВ-282232
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх