Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Научно-исследовательская работа ученика 10-го класса "Этнокультурные особенности зооморфизмов в английском и русском языках". Научный руководитель Должикова С.А.

Научно-исследовательская работа ученика 10-го класса "Этнокультурные особенности зооморфизмов в английском и русском языках". Научный руководитель Должикова С.А.

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

29



ТЕЗИСЫ

к работе на тему: Этнокультурные особенности зооморфизмов

в русском и английском языках

Федорова Данила Олеговича,

обучающегося 10-А класса

Макеевской общеобразовательной школы I-III ступеней № 50

Научный руководитель : Должикова С.А., учитель английского языка Макеевской общеобразовательной школы I-III ступеней № 50



Данная работа, выполненная в рамках Макеевского отделения МАН, посвящена зооморфизмам - одному из основных разрядов личностных метафорических характеристик во многих языках. При подборе зоофразеологизмов в русском и английском языках возникают трудности, связанные с различиями семантических полей фразеологизмов в этих языках, которые продиктованы, в конечном счете, экстралингвистическими факторами: культурой, историей, бытом народов. Знание эквивалентов русских зооморфизмов в английском языке очень важно при выполнении перевода. Кроме этого, улавливание сходства или различия смысловых оттенков, заключенных во фразеологизмах на двух языках, оказывает изучающему иностранный язык весьма существенную помощь. Работа посвящена анализу функционирования зооморфизмов во фразеологии английского и русского языков.

Цель данной работы – выявление и описание способов, при помощи которых проявляется национально-культурное своеобразие языковой личности во фразеологических единицах с зооморфическим компонентом.

Сопоставительное изучение различных языковых картин мира позволяет установить общие и различные черты в постижении мира разными народами и отображении этого мира во фразеологических фондах. Проведённый анализ показывает значительное сходство представления о мире у английского и русского народов. Такое сходство обусловлено совпадением социально-исторических условий жизни народов, общими закономерностями развития человеческого бытия, дающими единый опыт. Национальное своеобразие ряда фразеологических единиц определяется тем, что структурно-семантическая модель, по которой они построены, совсем не встречается в языке-компаранте.































СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………….…..

5

1. Общая характеристика семантики зооморфизмов…………................

1. 1. Общие закономерности образования фразеологического

значения…………………………………………………………………….

8



8

1. 2. Особенности семантики фразеологических единиц

с зоонимами………………………………………………………...............



10

1. 3. Классификация зооморфизмов………………………………………

13

2. Функционирование зооморфизмов в английском языке..……………

15

3. Функционирование зооморфизмов в русском языке…………………

18

4. Сопоставительный анализ функционирования зоонимов одинаковой семантики во фразеологических единицах русского

и английского языков……………………………………………………..





22

ВЫВОДЫ………………………………………………………………….

26

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…………..…………..

29











ВВЕДЕНИЕ

В 2012-2013 учебном году в Макеевской общеобразовательной школе І-ІІІ ступеней № 50 работал волонтер Корпуса Мира (США) мистер Коди Кобник. Ребятам, которые изучают английский язык сознательно, было интересно пообщаться с носителем. Я обратил внимание на то, что мистер Кобник использует в речи такие выражения, как «goose chasing», «bring your own bears» и другие выражения с названиями животных, которые нельзя переводить дословно. Я знаком с понятием «фразеологизм», но необходимо было выяснить, представляют ли устойчивые выражения с названиями животных отдельную семантическую группу, и как эти фразеологизмы функционируют в английском и русском языках.

Решив определить, насколько распространены фразеологизмы с названиями животных в современном русском языке, я пронаблюдал за речью моих одноклассников, друзей, родителей, учителей. Оказалось, что люди, которые разговаривают на русском языке, довольно часто употребляют фразы, такие как «галопировать» (директор нашей школы В.В. Удод); классный руководитель 10-А класса Р.П. Лазник ласково говорит некоторым девочкам «курица»; «вести стадный образ жизни», «конь не валялся», «вот мартышка!» - подобными фразами критикует поведение учеников учитель русского языка и литературы Л.Н. Фокина; «котики» обычно обращается к ученикам учитель географии Н.В. Еременко; учитель английского языка Должикова С.А. характеризует свой образ жизни словами «как белка в колесе»; «от работы дохнут кони, ну а я - бессмертный пони!» - любимый стишок учителя английского языка Перекупка О.А. Одноклассники и друзья часто называют своих сверстников «овца», «бык», «собака», «конь», «мышь», подчеркивая их черты характера. Мама обращается ко мне «зайчик», если я хорошо себя веду, в противном случае папа может сравнить меня с бараном.

В целом, подобные фразы в речи моих современников – не редкость. Они имеют положительное и отрицательное оценочное значение. Как ни странно, именно отрицательно окрашенные фразеологизмы с названиями животных чаще употребляются в речи.

Есть ли причина этому? А каковы особенности употребления подобных фразеологизмов в английском языке? Почему в выражениях с зоонимами используются названия тех, а не иных животных? Влияет ли ментальность того или иного народа на процесс возникновения зоофразеологизмов?

В последнее время в современной лингвистике произошли значительные изменения, связанные с тем, что язык начал изучаться в тесной связи с сознанием и мышлением человека, его духовным миром. Особую ценность в этом плане представляет фразеологический фонд языка, поскольку именно во фразеологических единицах заключается наиболее полное представление о носителях языка, своеобразии их культуры, быта, мировоззрения. Актуальность данной проблемы определяется растущим интересом к роли человеческого фактора во фразеологии, способам выражения национальных черт характера в различных сферах человеческой деятельности.

В этнокультуре разных народов высказывания о человеке, его духовных и социальных чертах представлены, главным образом, фразеологическими единицами (далее ФЕ), в состав которых входят элементы с названиями животных (или компоненты-зооморфизмы).

Данная работа посвящена анализу особенностей ФЕ с зооморфическим компонентом, характеризующих мир человека, во фразеологии английского и русского языков. В работе подчеркивается важность культурологического подхода к изучению данных фразеологических оборотов.

Для изучающих углубленно английский язык очень важно знать хотя бы основные и часто употребляемые зоо-поговорки (идиомы) в данном языке, чтобы уметь правильно подобрать нужный эквивалент в родном языке, избегая дословного перевода, т.к. дословно совпадают лишь некоторые поговорки. Знание идиом особенно важно при непосредственном общении с носителями того или иного языка. В этом случае, если нет уверенности в знании эквивалента какой-либо идиомы, надежнее будет употребить синоним из нейтральной речи

Цель данной работы – выявление и описание способов, при помощи которых проявляется национально-культурное своеобразие языковой личности во фразеологических единицах с зооморфическим компонентом. Для достижения данной цели необходимо решение следующих задач:

1) выявить и описать общие закономерности образования фразеологического значения;

2) исследовать особенности механизмов создания фразеологических единиц с зоонимами в английском и русском языках;

3) выявить особенности видения себя и себе подобных, а также наиболее универсальные и этноспецифические качества человека, отражающиеся в языке посредством языковых фразеологических единиц с зооморфическим компонентом.

Актуальность избранной темы определяется потребностями изучения различных способов выражения культурных ценностей, проблемы национально-культурных приращений зооморфизмов, фоновых знаний и культурных ассоциаций носителей языка и культуры.

Объектом исследования являются фразеологические единицы с зоонимами и их варианты, имеющие, в основном, структуру словосочетания. Анализируемое число фразеологизмов было получено в результате сплошной выборки из словарей на английском и русском языках.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы при написании научных работ, в практике преподавания русского и английского языков.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СЕМАНТИКИ ЗООМОРФИЗМОВ

1. 1. Общие закономерности образования фразеологического значения

Проблемами исследования фразеологии как науки и классификацией ФЕ занимались такие известные лингвисты, как Н. Амосова, И. Арнольд,В. Виноградов, В. Коллинз, А. Кунин, А. Смирницкий, Л. Смит, В. Телия, среди отечественных лингвистов особо следует отметить Л. Булаховского, П. Ерченко, Н. Кочергана, Л. Скрипника и других. В области сопоставительного исследования фразеологических единиц следует обратить внимание на труды Е. Арсентьевой, Л. Байрамовой, В. Мокиенко, А. Райхштейна, Ц. Огдоновой, в которых рассматривается именно этот пласт лексики. Особый интерес представляют монографии Е. Арсентьевой „Фразеология и фразеография в сопоставительном аспекте (на материале русского и английского языков)”, а также диссертационные исследования: И. Куражова „Имена животных как отражение ценностной картины мира в английской лингвокультуре”, Г. Григорьева „Фразеологические единицы с зоонимами в аспекте теории номинации (на материале современного английского языка)”, И. Кудрявцева „Фразеологические единицы современного английского языка”.

Как известно, фразеология каждого языка по-своему оригинальна. Это связано с неповторимостью быта, обычаев, культуры и менталитета каждого народа. Именно во фразеологии отражается национальная картина мира, реалии из жизни и истории народа. В словарном составе каждого языка существуют особые экспрессивно-оценочные единицы, являющиеся средствами вторичной номинации. Содержанием этих вторичных форм являются не сами факты объективного опыта, но отношение к ним носителей языка.

Становление фразеологии как самостоятельной лингвистической дисциплины тесно связано с определением фразеологических единиц как объекта исследования. Учёными давно были подмечены такие особенности фразеологических единиц, как благозвучие, определённая ритмическая организация, сопровождаемая аллитерацией – повторением одинаковых (или сходных) звуков или звукосочетаний – обычно в начале слов, составляющих фразеологические сочетания (напр., dog days – «самые жаркие дни года»). Многие из них построены с помощью стилистических приёмов, содержат в себе контраст, сравнение, метафору, и являются образными, стилистически маркированными выражениями (напр., a big fish in a little pond «местный туз, заправила»). Благодаря этим свойствам фразеологические единицы используются как яркие выразительные языковые средства в стилистических целях. Но, несмотря на всю их значимость, указанные выше характеристики не становятся, тем не менее, для фразеологических единиц диагностирующими, позволяющими отличать их от свободных словосочетаний, с одной стороны, и от сложных слов – с другой. В качестве таковых выступают идиоматичность фразеологических единиц, устойчивость, или стабильность, и эквивалентность слову.

Идиоматичность – это семантическая характеристика фразеологических единиц, и заключается она в невыводимости значения целого языкового образования, из совокупности значений входящих в него частей.

Соединение слов, составляющих фразеологическую единицу, закреплено языковым обычаем, традицией и не допускает или же допускает в весьма ограниченной степени переменчивость его состава.

Фразеологизмы – высокоинформативные единицы языка; они не могут рассматриваться как «украшения» или «излишества». Фразеологизмы - одна из языковых универсалий, так как нет языков без фразеологизмов. Устойчивость употребления – это показатель того, что фразеологизм является единицей языка, общественным достоянием в данном языковом коллективе, а не индивидуальным оборотом, употреблённым тем или иным автором.

1.2. Особенности семантики фразеологических единиц с зоонимами

Образ человека является важным фрагментом языковой картины мира, и попытка создания понятия «человек» на материале фразеологических единиц с зооморфическим компонентом позволяет выделить универсальные и этноспецифические признаки в видении мира и отражении его фрагментов.

Совпадения, расхождения и специфика употребления зооморфизмов для характеристики человека свидетельствуют о том, что языковая картина мира при её объективности и целостности является интерпретацией отображения мира, причём специфичной для каждого языка.

Тематическая организация зооморфической фразеологии, отразившаяся в создании словаря зооморфизмов, демонстрирует сходство и различия отражения в культурах таких фрагментов языковой картины мира, как внутренние и внешние свойства человека, его поведение, универсальные жизненные ситуации: отношение к труду, к системе вышестоящий-нижестояший, к проблеме выбора и предпочтений, к понятиям лень, безделье, ложь, преувеличение, опыт.

Национально-культурный компонент зооморфической фразеологии свидетельствует о важности для национальной языковой картины мира следующих понятий: обычаи и традиции для русского языка, политика, бизнес, национальные традиции для английского языка. Основанием для выбора языков нашего анализа послужил тот факт, что в них чётко просматривается разделение на общие, универсальные и этноспецифические способы представления языковой картины мира с помощью зооморфизмов. В выбранных языках имеется несколько общих стержней, вокруг которых накапливаются сходные смыслы и проявляются отличия в видении мира. Сопоставление материала данных языков интересно в плане выявления общих этимологических источников в зооморфической фразеологии, а также анализа причин этноспецифических расхождений в представлении национальной картины мира анималистическими средствами.

При анализе систем ассоциаций, коннотаций, которые связаны у носителей каждого из названных языков с представлением о данном животном в проекции на человека, мы опирались в основном на лексикографически закреплённые данные, содержащиеся в толковых, фразеологических, лингвострановедческих словарях. Такого рода единицы анализа показывают уже сформированную языковую картину. Причём такая картина может отражать ассоциации, коннотации, относящиеся к последним нескольким десяткам или сотням лет. Параллелизм и расхождение в оценочных зооморфических символах свидетельствует о том, что метафора работает не столько по законам логики, сколько по часто не формулируемым правилам ассоциативного мышления, являющегося специфичным для каждой нации, культуры. Это в итоге и мотивирует расхождения в семантическом развитии зооморфизмов в сравниваемых языках.

Зооморфизмы, используемые для эмоционально-оценочной характеристики людей, давно уже привлекают внимание исследователей, поскольку животные с незапамятных времён играют важную роль в хозяйственно-экономической жизни и традициях носителей языка, и повадки животных легко переносятся на человека.

Животные по своей природе ближе к человеку и больше втянуты им в мир своих преобразований, больше связаны с историческим развитием цивилизации. Культовые изображения животных – древнейшее проявление творчества человека. Культ животных – первая грань, которую человек провёл между собой и миром природы, признавая ещё её господство, но, уже не отождествляя себя с ней. И как бы впоследствии ни снижалась роль животных в духовной культуре, анимализм всегда остаётся тем смыслообразующим фоном, на котором формируются языковые и культовые стереотипы .

В системе языка названия животных образуют особое семантическое поле – зоонимы. Зоонимы могут функционировать в качестве самостоятельных лексических единиц, могут они также входить в состав различных фразеологических сращений, идиом, пословиц, поговорок, где они могут функционировать в качестве человекозначащих или вещезначащих метафор: мышиная возня, ход конём, собаку съесть в чём-либо и др. В большинстве случаев выражения с зоонимами утратили свою мотивацию и относятся к идиомам: подложить кому-либо свинью – «устроить кому-либо гадость».

Для лингвокультурологических исследований весьма актуальным представляется анализ устойчивых сочетаний, в составе которых имеются зоонимические компоненты, так как именно в зоолексике наиболее ярко отражаются национально-культурные особенности различных народов, когда образы животных в разных языках наделяются мотивированными и немотивированными свойствами, основываясь на видении человеком мира и его роли в нем.

До настоящего времени у исследователей нет единства мнений по поводу терминологии, определяющей анималистический компонент во фразеологии языка. Наиболее общее понятие для данных единиц – фаунизмы; анимализмы – номинативные и номинативно-производные наименования животных; зоосемизмы, зоонимы, зоологизмы – прямые наименования животных; зооморфические элементы, зооморфизмы, зоообразы, зоохарактеристики, антропонимы зоонимического типа, переносные значения названий животных, проецируемые на человека и другие.

Зооморфизмы (зоохарактеристики) основываются на реальных (объективных) или мнимых (субъективных) качествах животных, которые приписываются им фантазией и творческим мышлением народа. Будучи мотивированными, зооморфизмы являются яркими и экспрессивными, что позволяет включить их в экспрессивный фонд языка.

Проанализировав мнения различных исследователей, мы пришли выводу, что зоологические номены, употребляемые в прямых значениях, следует называть „зоосемизмами”, а употребляемые в переносных значениях (применительно к характеристике человека, оценивая его под разными углами зрения) – „зооморфизмами”.



1. 3. Классификация зооморфизмов

В общем пласте зооморфизмов и фразеологических единиц с зооморфным компонентом можно выделить три группы. Критерием данной классификации служит степень сходства – различия в представлении языковой картины мира.

Единицы первой группы передают универсальные для всех языков смыслы с помощью одинаковых зооморфических образов. Единицы этой группы подразделяются по этимологии на библеизмы; устойчивые выражения, пришедшие из латинских и древнегреческих текстов; заимствования из басен Эзопа.

В качестве английских зоофразеологизмов, в основе которых лежат библейские сюжеты, можно привести такие как: the lion's mouth – «опасное место», the golden calf – «власть денег», the fatted calf – «обильное угощение», a dead dog – «ненужная, бесполезная вещь».

В русском языке библеизмами являются, к примеру, следующие устойчивые выражения: козёл отпущения, Валаамова ослица, живая собака лучше мёртвого льва.

Совпадения анималистических образов в разных языках может также проявляться в результате заимствования высказываний из латинских и древнегреческих текстов. В силу того, что доступ к культурному наследию древности имели различные народы, данные культурологические единицы прижились в каждом из анализируемых языков. Например, рус.: рыба тухнет с головы, Авгиевы конюшни, собака на сене; англ.: a Trojan horse, a dog in the manger.

Вторая группа – это единицы, представляющие сходные сюжеты при помощи неодинаковых зооморфических образов. Среди них выделяются такие смысловые пласты, как отношение к труду, к проблеме жизненных предпочтений, а также представление таких понятий, как лень – безделье, ложь – фантазия и т.д.

Этноспецифичность проявляется в использовании неодинаковых зооморфических образов при совпадении сюжетов и смыслов (например, в лексико-семантической группе ‘лень - безделье’ можно выделить рус.: считать ворон, гонять собак, англ.: to shoe the goose, lizard «дармоед, тунеядец»).

В таком универсальном пласте картины мира, как «жизненные приоритеты» различные зооморфические образы передают мысль о большей ценности малого, но реального по сравнению с большим, но недоступным. Ср., например, рус.: лучше синица в руках, чем журавль в небе; англ.: a bird in the hand is worth two in the bush.

Третья группа единиц выражает уникальные, национально-специфические смыслы. Национально-культурная семантика отражается во фразеологических единицах, этимологически восходящих к прецедентным текстам, среди которых приоритет принадлежит в русской лингвокультуре басням И. А. Крылова – попрыгунья-стрекоза, слона-то я и не приметил; а также произведениям Н. В. Гоголя – борзыми щенками брать, М. Е. Салтыкова-Щедрина – премудрый пескарь, карась-идеалист, орёл-меценат; в английской – художественным произведениям таких авторов, как Шекспир – very like a whale! «так я вам и поверил, ну конечно! как бы не так!»; scotch the snake not kill it «временно обезвредить врага»; Л. Кэрролл – as mad as a March hare «сумасшедший, спятивший».

2. ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ЗООМОРФИЗМОВ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Национальная специфика зооморфных единиц проявляется в различных приоритетах человеческой деятельности, свойств характера, предпочитаемых или осуждаемых личностных качеств мужчин и женщин в различных лингвокультурах, а также в том, что одному и тому же животному говорящими на различных языках, могут приписываться различные человеческие качества, или же различные животные могут быть «носителями» одного и того же качества.

Источниками национально-специфических особенностей зооморфных единиц могут служить различия животного мира, особенностей жизненного уклада, характера трудовой деятельности, системы ценностей, исторических условий формирования языка определённого этноса и т.п.

Фразеологизмы в английском языке в своём большинстве являются исконно английскими оборотами, авторы которых неизвестны. Исконно английские зооморфные фразеологизмы связаны с традициями, обычаями и поверьями английского народа, а также с реалиями, преданиями, историческими фактами, например, halcyon days – «спокойные, мирные дни, спокойное время» (по древнему преданию, зимородок выводит птенцов в гнезде, плавающем по морю, в период зимнего солнцестояния, и в этот период, около двух недель, море бывает совершенно спокойным); white elephant – «обременительное или разорительное имущество, подарок, от которого не знаешь, как избавиться, обуза» (происхождение связано с легендой о том, что король Сиама, желая разорить кого-либо из своих подданных, дарил ему священного белого слона, содержание которого обходилось очень дорого); a black sheep – «паршивая овца, позор в семье» (по старому поверью, чёрная овца отмечена печатью дьявола); as well be hanged for a sheep as a lamb – «если суждено быть повешенным за овцу, то почему бы не украсть заодно и ягнёнка» (отголосок старого английского закона, по которому кража овцы каралась смертной казнью через повешение); an unlicked cub – «зелёный, желторотый юнец, молоко на губах не обсохло» (оборот связан со средневековым поверьем, по которому медвежата родятся бесформенными и медведица, облизывая их, придаёт им должный вид).

Зооморфизмы в различных языках описывают внешность, характер и стиль поведения, профессиональную деятельность человека, его отношение к противоположному полу, семье, детям. Английский язык показывает человека как индивидуальность, личность, акцентируя такие положительные качества, как состязательность, самостоятельность, осуждая мошенничество и недобросовестность, например, tiger – «опасный противник, сильный игрок»; alone wolf – «человек, действующий в одиночку»; barracuda – «эгоистичный, нечестный делец, хищник»; shark – «шулер, мошенник, вымогатель; таможенный чиновник; карманник»; weasel – «проныра, скользкий тип, подхалим»; stalking horse – «подставное лицо, ширма».

В британской культуре человек чаще характеризуется по сфере его профессиональной деятельности, поэтому в английском языке много зооморфизмов среди слов профессионального жаргона, описывающих политическую и деловую деятельность человека: bull – «спекулянт, играющий на повышение»; bear – «биржевой маклер, играющий на понижение»; stag – «биржевой спекулянт ценными бумагами, покупающий акции распродающейся компании, с намерением их затем перепродать»; lame duck - означает политика, чей срок пребывания на избранном посту подходит к концу; poodle – «прихвостень (о партии, человеке, заискивающем перед власть держащими); человек, который хочет зависеть от или принадлежать к какой-либо властной структуре»; a fat cat - «богатый и привилегированный человек». Профессиональная деятельность женщин представляется с помощью следующих зооморфизмов: canary – «певичка»; bunny girl – «официантка в ночном клубе, одетая в специальный костюм кролика: ушки и короткий пушистый хвостик».

Особенный взгляд на мир проявляется в английском языке в виде маркировки исторических личностей с помощью зооморфизмов: the Hog – Ричард III, the Lion Heart – Ричард Львиное Сердце, the Swan of Avon – Шекспир.

Национально-культурные особенности (критичность и педантичность англичан) выражаются в таких зооморфизмах, как if wishes were horses, beggars would ride – «будь желания лошадьми, нищие ездили бы верхом»; pigs might fly – «бывает, что коровы летают»; if the sky falls, we’ll catch larks – «если бы да кабы».

Существуют также зооморфические образы для обозначения преувеличения чьего-либо влияния, важности, небывалых рассказов, баек, нереальной временной картины: to have the wolf in the stomach – «быть голодным как волк»; cock and bull story – «невероятная история, рассказанная с целью обмануть кого-либо»; shoot (throw) the bull – «нести околесицу, молоть вздор»; no room to swing a cat – «яблоку негде упасть»; enough to make a cat laugh – «и мёртвого может рассмешить; очень смешно»; shaggy-dog story – «длинный анекдот с абсурдным окончанием».

Английской культуре не свойственно ограничивать права человека, личность ценится как цельная, независимая, например, bring your own bears – «делайте, что хотите, я вас не боюсь», to be a bear for punishment – «не бояться наказания, идти напролом, не взирая на авторитеты».





3. ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ЗООМОРФИЗМОВ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Зоофразеологизмы в русском языке являются прямым отображением этнокультурных условий, в которых формировался лексический фонд этого языка. Зооморфизмы, как и другие образно-выразительные фразеологические единицы, придают речи особую яркость, красочность. Это достигается тем, что в их построении удачно использованы самые разнообразные средства образной выразительности: переносное, метафорическое значение, сравнение, гипербола, аллитерация и т. д.

Зооморфизмы выражают оценку состояния лица, оценку действий и манеры поведения лица, некоторые черты внешнего облика человека получают свою эмоциональную оценку в системе анималистической метафорики: мокрая курица – «человек нелепого и жалкого внешнего вида», драная кошка – «женщина исключительной худобы, крайне измождённая», слон в посудной лавке – «человек исключительно неповоротливый, неуклюжий», змея в корсете – «человек исключительно тоненький, худенький». Образы всех перечисленных выше зооморфизмов не только собственно метафорические, но в значительной степени и гиперболические (реально даже самое невесомое и тоненькое создание всё-таки полнее змеи в корсете).

Зооморфизмам русского языка присуще оценочное значение, т. е. положительная или отрицательная характеристика лица или предмета со стороны его устойчивых, постоянных свойств, а не случайных и временных.

Таким образом, сопоставление с животными даёт большой ряд изобразительных эффектов, создаёт целую серию образно-выразительных средств, которые в отличие от индивидуально-авторских сравнений не только характеризуются общеупотребительностью, определённой частотностью использования, воспроизводимостью, но и не уступают им в чёткости, выразительности образа, в эмоционально-экспрессивных достоинствах.

Известно, например, что в русском языке почти любое из названий представителей животного мира (домашних животных, диких зверей, птиц, насекомых и др.) может быть использовано как оценочная характеристика человека (медведь, лиса, осёл, обезьяна, паук, тюлень, петух и т.д): «белая ворона» – «человек, резко выделяющийся чем-либо среди окружающих его людей, отличающийся чем-либо, не похожий на них» и «ворона» – «о нерасторопном, неловком и рассеянном человеке»; «мокрая курица» – 1. «о человеке, имеющем жалкий вид», 2. «о безвольном, бесхарактерном человеке» и «курица» – «о человеке недалёкого ума, неширокого кругозора, ограниченных интересов»; «заблудшая овца (овечка)» – «человек, сбившийся с правильного жизненного пути» и «овца» – «о робком, безответном человеке»; «буриданов осёл» – «крайне нерешительный человек, колеблющийся в выборе между двумя равноценными решениями и т.п.» и «осёл» – «о глупом, тупом, упрямом человеке».

В русском языке много метафор с компонентом-зоонимом. Например, мы говорим «пустить красного петуха» вместо «поджечь». Такие зооморфизмы образованы в результате переносного употребления словосочетаний и очень многочисленны и разнообразны в русском языке, например: птица невысокого полёта, подложить свинью, гора родила мышь, лошадь – человеку крылья, свинья в ермолке, синяя птица, белая ворона, вольная птица, гусь лапчатый, канцелярская крыса, крокодиловы слёзы, лебединая песня, медвежий угол, морской волк, осиное гнездо, стреляный воробей, козёл отпущения, собака на сене.

Наглядно-образная основа – это вещественно-наглядное представление на основе отражения простого ощутимого предмета, в роли которого выступает животное, они представляют изображаемое в более яркой, наглядной, красочной форме. Изобразительная функция – это функция живописания: метафорический фразеологизм одевает предмет изображения в яркие, живописные одежды, придаёт почти физическую ощутимость.

В русском языке существуют также зооморфические глаголы типа обезьянничать – подражать, лисить – хитрить. Зооморфические глаголы объединяют объекты «живая природа» и «люди». Подобные глаголы входят в разряд славянских субъектных глаголов: ишачить – работать тяжело, безропотно, павлиниться, бычиться, петушиться. Расширение сферы их действия происходит за счёт «исходного» (анималистического субъекта, т. к. они начинают соотноситься и с субъектом-животным, ср.: завбазой окрысился – собаки, тигры, кошки окрысились; ребята съёжились – собаки, тигры, кошки съёжились; галопирует лошадь, человек, инфляция).

Зооморфические глаголы соотносятся чаще всего со сравнительными конструкциями. Между исходным зоонимом и зооморфическим глаголом лежит целая лингвистическая эпоха формирования и накопления сравнительных оборотов (ср.: хитрый как лиса, злой как собака) и их последующего «стяжения» в синтаксические дериваты типа «лисить», «собачиться» и пр.

Самой активной для зооморфических глаголов является форма повелительного наклонения (не ершись, не петушись и пр.). Русские зооморфические императивы входят в широкую систему повелительно-побудительных форм и конструкций, выделяясь в ней особой эмоционально-экспрессивной окраской. Зооморфические глаголы выражают в своём большинстве негативные действия и потому нуждаются в системе определённых запретов: не петушись, не бегемотничай, не обезьянничай и др. Положительные формы зооимперативов довольно редки, что, несомненно, ещё более усиливает их экспрессивную оценочность. Функциональное взаимодействие зооимперативов с другими экспрессивными и нейтральными элементами создаёт неповторимый колорит современной русской речи.

В русском языке существует немало лексем, используемых исключительно во фразеологии этого языка. Источником их являются басни И. А. Крылова. До Крылова басни создавали М. В. Ломоносов, А. П. Сумароков, В. А. Жуковский. Но только Крылову суждено было поднять жанр басни на небывалую высоту. Пословицы, поговорки, сказочные элементы давали возможность баснописцу глубже, разностороннее показывать национальный характер русского народа, его трудолюбие, мудрость. Более того, басенных героев Крылова не спутаешь с героями произведений, скажем, Эзопа или Лафонтена. «Звери у него мыслят и поступают слишком по-русски: в их проделках между собой слышны проделки и обряды производств внутри России… Словом – всюду у него Русь и пахнет Русью …в лучших баснях Крылова нет ни медведей, ни лисиц, хотя эти животные, кажется, и действуют в них, но есть люди, и притом русские люди» [В. Белинский].

К этому следует добавить: звери в баснях Крылова не просто олицетворяют людей, они (что самое главное!) являются носителями качеств определённых социальных групп. Так, Львы, Медведи, Лисы, Волки – наделены чертами господствующих классов; Пчёлы, Овцы – представители трудового народа.

В баснях Крылова собака – сторож добра, который противостоит волку – любителю лёгкой наживы: «Днём стадо под моей защитой, а ночью дом я стерегу» («Собака и Лошадь»). Собака – верный друг человеку: «…А человек: к стыду из нас не всякий сравнится в верности с собакой». Но можно встретить и такие выражения как: собаке под хвост, собачья жизнь, усталый как собака, ни одна (каждая) собака, т. е. в русской культуре существует двоякая трактовка этого образа.

Свиньи в баснях – бескультурные невежды, свинья – критик, цензор: «Но как же критика Хавроньей не назвать, который, что ни станет разбирать, имеет дар одно худое видеть». И. А. Крылов награждает её эпитетом «свинья свиней», которая «в сору, в навозе извалялась, в помоях по уши, досыта накупалась» («Свинья на панском дворе»).



4. СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЗООНИМОВ ОДИНАКОВОЙ СЕМАНТИКИ ВО ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦАХ АНГЛИЙСКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ

Устойчивые сравнения как средства изобразительности разделяются на два основных типа: 1) сравнения позитивной оценки (поэтические и живописующие) и 2) сравнения негативной оценки.

Поэтические сравнения с наибольшей полнотой и отчётливостью выражают ту особенность, которая заинтересовала нас в объекте мысли: плывёт как лебедь белая.

Живописующие сравнения вызывают логически чёткое представление о какой-то особенности сравниваемого объекта: воет как волк на морозе, крутится как белка в колесе, плавает как рыба в воде.

Второй крупный функционально-изобразительный тип составляет устойчивые сравнения с экспрессией отрицательного отношения к чему-либо или кому-либо. К ним относятся зооморфизмы с различной оценочно-характеристической окрашенностью: неодобрительно-обличительные, иронические, сатирические. В них наглядно-образная основа помогает создать отрицательное, неодобрительное или резко осуждающее отношение к объекту сравнения: грязен как свинья, любит как собака палку, труслив как заяц, зверем смотреть, надулся как мышь на крупу. Наглядно-образная основа может давать экспрессивный образ, используемый в сатирических целях: устойчив как корова на льду, говорит, как лошадь хомут тащит, разговорчив как устрица.

В английском языке положительные качества маркируют такие животные и птицы, как lamb (ягненок) – as innocent as a lamb (невинный, как ягненок); dove (голубь) – as harmless as a dove (безобидный, как голубь); hank (ястреб) – as watchful as a hawk (зоркий, как ястреб) и другие. Только негативные качества человека маркируют следующие имена животных: hog, pig (свинья) – behave like a hog (вести себя, как свинья), as fat as a pig (жирный, как свинья); snake (змея) – be lower than a snakes belly (быть очень подлым человеком); wolf (волк) – as greedy as a wolf (жадный, как волк); goat (козел) – make a goat of one (сделать кого-либо козлом отпущения); monkey (обезьяна) – as tricky as a monkey (вредный, хитрый).

Одни и те же животные могут играть неодинаковую роль в жизни разных этносов и оцениваться ими по-разному. Так, «енот» для нас малоизвестное животное, и на базе зоосемизма «енот» в русском языке не возникло никаких зооморфизмов. Для американцев енот хорошо знакомое животное, и на базе зоосемизма racoon и его сокращённого варианта coon в американском варианте английского языка возникли зооморфизмы «old coon – хитрец, пройдоха», «gone coon – пропащий человек». В русском языке бывалого, опытного моряка называют «морским волком», а в английском языке - sea-dog.

Однако, достаточно большое количество английских зооморфных ФЕ имеют полные или частичные эквиваленты в других языках, что объясняется совпадением мысленного отображения реальной действительности у носителей разных языков и общих элементов культуры – русск. „змея подколодная” и англ. „a snake in the grass”, русск. „собака на сене” и англ. „a dog in the manger”  и т. д.

Сопоставим функционирование зоонимов одинаковой семантики во фразеологических единицах русского и английского языков. Так, зооним «свинья» имеет негативную окраску в обоих языках, о чём свидетельствуют следующие ряды фразеологизмов в русском и английском языках: рус.: подкладывать кому-либо свинью – «подстраивать кому-либо неприятности»; как свинья в апельсинах – «совершенно не понимать суть проблемы»; свинья под дубом – «о глупом, неблагодарном человеке»; грязный как свинья – «очень грязный»; свинский – «хамский»; англ.: pig – «о грязном, неряшливом человеке»; a bush pig – «некрасивая и неприятная женщина»; to pig out – «чревоугодничать»; a pig head – «человек, который неохотно идёт на компромисс»; to make a pig of oneself – «о чревоугодии».

Образ-символ, называющий животное, формировался под влиянием различных поверий. На наш взгляд, особый интерес представляют фразеологические компоненты-названия животных, имеющие двойственную природу, то есть характеризующие человека как положительно, так и отрицательно.

Наиболее распространенными зооморфизмами в английской фразеологической картине мира являются cat (кошка), dog (собака), horse (лошадь), lion (лев), bird (птица), goose (гусь) и некоторые другие. Именно эти зооморфизмы представляют положительные и отрицательные качества человека, поэтому очень важно контекстное восприятие той или иной ФЕ и правильное их использование в речи.

Рассмотрим некоторые примеры противоречивого отношения англичан к одному и тому же животному. Так, древнейшим домашним животным почти у всех народов считается собака (dog), именно поэтому сравнения с собакой являются наиболее многочисленными. Негативную коннотацию привносят представления о собаке как гонимом существе, зависимом от человека, иногда живущем в самых тяжелых условиях, предназначенном для охраны жилья, охоты и т. п. (lead a dog’s life – бедствовать; treat like a dog – плохо относиться к кому-либо; dressed up like a dogs dinner  одетый вульгарно). В то же время, англичане ценят преданность, дружелюбие, выносливость собаки (die dog for one – быть очень преданным; funny dog – весельчак). Подобным образом можно проанализировать семантические особенности ФЕ с зооморфизмом „кошка” (cat): издавна находясь рядом с человеком, кошка заслужила доверие и любовь человека в силу своей мягкости, ума, осторожности (as tame as a cat совсем ручной; as wary as a cat  очень осторожный), однако, будучи животным диким по природе, кошкам свойственны хитрость, коварство (cat in the pan  предатель; cat shuts its eyes when stealing cream – закрывать глаза на свои грешки). Фразеологический компонент „лошадь” (horse) имеет, в основном, положительную коннотацию, что связано с ролью коня в хозяйстве, его трудолюбием и выносливостью (strong as a horse  сильный, как вол;willing horse  трудяга), но существуют также значения, связанные с другими сферами жизни лошади, имеющие как положительную, так и отрицательную трактовку, например, скачки (ride the fore horse – быть впереди; a dark horse – „темная лошадка”, о человеке, чьи внутренние качества не известны). Аналогично можно проанализировать многие другие английские зооморфизмы, имеющие двойственную природу значений.

Таким образом, сопоставление с животными даёт большой ряд изобразительных эффектов, создаёт целую серию образно-выразительных средств, которые в отличие от индивидуально-авторских сравнений не только характеризуются общеупотребительностью, определённой частотностью использования, воспроизводимостью, но и не уступают им в чёткости, выразительности образа, в эмоционально-экспрессивных достоинствах.


ВЫВОДЫ

В проведённом исследовании рассмотрены некоторые характеристики языковой картины мира, фразеологизмы с компонентом зоонимом и сопоставлены фрагменты английской и русской языковых картин мира.

На уровне значений пословиц отражается знание стереотипов поведения индивида в обществе, норм морали, житейских истин и типичных житейских ситуаций. На уровне внутренних форм фразеологизмов закрепляется знание о конкретных ситуациях проявления этих общежитейских истин, связанных с бытом, повседневной жизнью, с непосредственно наблюдаемым человеком миром. Во фразеологизмах, пословицах и поговорках, помимо когнитивных, могут быть представлены культурные, социальные, географические характеристики социума.

На основании проведённого анализа можно сделать следующие выводы. Несмотря на то, что компонентный состав зооморфизмов в рассматриваемых языках довольно схож, существует немало лексем, используемых исключительно или преимущественно во фразеологии одного из языков: рус.: червь – книжный червь; ёж – ежовые рукавицы, ежовая голова, ежу понятно; мартышка – мартышкин труд. В английском языке, например, можно выделить: pheasant – to shoot the sitting pheasant – «воспользоваться чьим-то беспомощным положением»; a sparrow in hand is worth a pheasant that flies by – «лучше синица в руке, чем журавль в небе»; silver pheasant – «юная привлекательная аристократка»; oyster – as like as apple to an oyster – «совсем непохожий».

Сопоставительное изучение различных языковых картин мира позволяет установить общие и различные черты в постижении мира разными народами и отображении этого мира во фразеологических фондах, сопоставить проявляющийся во фразеологизмах менталитет народов.

При сопоставлении неблизкородственных английского и русского языков могут встречаться как сходные (например, as cunning (sly) as a fox – хитрый как лиса; as hungry as a wolf - голодный как волк; as quiet as a mouse – тихий как мышь), так и диаметрально противоположные оценки зоонима-компаранта: англ.: as dumb as a dog – «молчаливый, безмолвный» - рус.: брехать как собака; англ.: as stupid as an owl – «глупый» - рус.: мудрая сова.

Неоднозначные качественные оценки одного и того же компонента в компаративных оборотах могут встречаться и в пределах одного языка. Объяснить это можно, в частности, семантическим несовпадением одного или обоих сопоставляемых компонентов в определённых позициях, что создаёт возможность их антонимичной «омонимии», например, англ.: to work like a dog – «тяжело работать» - as lаzy as Ludlam's dog that leaned his head against the wall to bark «ленивый как собака» (ср. также idle dog – «бездельник»); to sleep the sleep of a dog (или to sleep a dog sleep) – «спать чутко, урывками» - to sleep like a dog – «спать без задних ног, крепко спать»; рус.: собачья душа – скверный, грубый человек, хам - собачья преданность.

Целый ряд параллелей, у которых наблюдается отличие одного (реже двух) зооморфических компонентов плана выражения, можно провести между семантически адекватными фразеологическими единицами английского и русского языков: to swim like a duck – плавать как рыба, as a hog on ice – как корова на льду, to kill two birds with one stone – убить двух зайцев одним выстрелом.

Национальное своеобразие ряда фразеологических единиц определяется тем, что структурно-семантическая модель, по которой они построены, совсем не встречается в языке-компаранте, например, it is a poor mouse that has only one hole – «старого воробья на мякине не проведёшь», it is a small flock that has not a black sheep – «в семье не без урода».

За фразеологизмами стоит многовековая мудрость, опыт целых поколений, они хранят знание о мире и о человеке в этом мире, являются, наряду с другими формами культуры, «автобиографией народа», «зеркалом культуры» [А. Дандис]. Причём, опыт не даёт суждениям строгой всеобщности, допуская исключение, это является одной из причин существования противоположных по значению фразеологизмов.

Проведённый анализ показывает значительное сходство представления о мире у английского и русского народов. Такое сходство обусловлено совпадением социально-исторических условий жизни народов, общими закономерностями развития человеческого бытия, дающими единый опыт, единое знание «правил жизни». Это знание имеет своим источником не только непосредственно приобретённый опыт поколений, но и опыт, закреплённый в библейских изречениях. Для английских фразеологизмов в большей степени, чем для русских, важен тот опыт и знание жизни, которое несут в себе латинские изречения.

В обоих языках представлена традиционная метафора, построенная на сопоставлении человека с животным, отмечена общая тенденция преувеличивать черты, свойственные жителям отдельных стран. В русских и зооморфизмах отражён в первую очередь менталитет крестьянина. По сравнению с английскими, в русских зооморфизмах представлено гораздо больше ситуаций сельского труда, сельских реалий. В обоих языках присутствуют реалии, концепты с национально-специфической окраской, но в русском языке эмотивный фактор играет большую роль, чем в английском.

Проведённое исследование позволило описать весьма значимый для человека фрагмент языковой картины мира, связанный с животными, играющими немаловажную роль в повседневной жизни.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Амосова Н. Н. Основы английской фразеологии. – Л., 1963. – 250 с.

2. Бочина Т. Г. Зооморфизмы как семантические дериваты эмоциональной оценки // История русского языка: словообразование и формообразование. – Казань, 1997. – с. 125 - 132

3. Брославская Е. М. Этнокультурные особенности зооморфизмов в русском, украинском и английском языках // Вестник МСУ, 2001. – т. 4. - № 6. – с. 49 - 52

4. Верещагин Е. М., Костомаров В. Г., Национально-культурная семантика русских фразеологизмов // Словари и лингвострановедение. - М., 1982. – с. 86 - 93

5. Жуков В. П. Семантика фразеологических оборотов. – М.: «Просвещение», 1978. – 190 с.

6. Иванова Е. В. Пословичные картины мира (на материале английских и русских пословиц). – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2002. – 155 с.

7. Клушин Н. А. Зоо- и фитоморфизмы в английской разговорной речи // Теория и практика лингвистического описания разговорной речи. – Горький, 1989. – с. 29 - 37

8. Кунин А. В. Курс фразеологии современного английского языка. – М.: «Высшая школа», 1996. – 380 с.

9. Кунин А. В. Пути образования фразеологических единиц // Иностранные языки в школе. – 1971. - № 1. – с. 15 - 18

10. Маслова В. А. Введение в лингвокультурологию. - М, 1997. – 165 с.

11. Мезенин С. М. Образность как лингвистическая категория // Вопросы языкознания. – 1983. - № 6. – с. 48 - 57

12. Миронюк Л. Ф. Семантико-типологическая характеристика славянских зооморфических глаголов // Язык: этнокультурный и прагматический аспекты. – Днепропетровск, 1988. – с. 18 - 25

13. Миронюк Л. Ф. Функциональные особенности русских зооморфических императивов // Семантика и стилистика грамматических категорий русского языка. – Днепропетровск, 1989. – с. 137 - 142

14. Мокиенко В. М. Славянская фразеология. – М., 1980. – 145 с.

15. Мокиенко В. М. Образы русской речи. – Л.,1986. – 190 с.

16. Молотков А. И. Основы фразеологии русского языка. – Л.,1977. – 215 с.

17. Романова Н. Б. Эволюция некоторых фразеологических единиц с компонентом-зоонимом в свете теории номинации (в языке ново-английского периода). – М., 1982. – 95 с.

18. Рубанова Е. В. Семантический процесс метафоризации на примере зооморфизмов английского и русского языков // Классические концепции и современные технологии преподавания иностранных языков в XXI веке. – Могилёв, 2001. – с. 133 - 135

19. Смирницкий А. И. Лексикология английского языка. – М., 1956. – 320 с.

20. Яковлева Е. С. Человек <=> животное: взаимные языковые проекции // Лики языка. – М., 1998. – с. 402 - 416

21. Ахманова А. В. Словарь лингвистических терминов. – М., 1966

22. Большой энциклопедический словарь. – М. - СЭ, 1991

23. Брускина Т. Л., Шитова Л. Ф. Краткий русско-английский фразеологический словарь. – СПб.: Издательство «Лань», 1998

24. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. – М., 1975

25. Мюллер В. К. Англо-русский словарь. – М., 1992

26. Ожегов С. И. Словарь русского языка: 70000 слов / под редакцией Шведовой И. Ю. – М.: Русский язык, 1989

27. Соllins COBUILD English Language Dictionary. - London, 1995

28. The Oxford English Dictionary. – Oxford University Press, 1992







Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 02.02.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров563
Номер материала ДВ-405595
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх