Инфоурок / Другое / Другие методич. материалы / Вот такая история с историей

Вот такая история с историей

Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 29 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>

библиотека
материалов

Губин Геннадий Александрович,

учитель истории

МБОУ «Ромашкинская средняя школа»

ул. Дружбы, 39, с. Ромашкино,

Сакский р-он, Респ. Крым, 296516

Вот такая история с историей


«История есть политика, опрокинутая одной стороной

в прошлое, а другой нацеленная в будущее…»

В. Успенский

Если вы спросите первого попавшегося вам встречного о том, нужно ли преподавать историю в школе, то ответом, скорее всего, будет недоумённый взгляд и безапелляционное: «А как же без неё? Ведь история – главный воспитывающий патриотизм учебный предмет!» Впрочем, другого ответа ожидать и не следует: подавляющее большинство из нас мыслит готовыми, навязанными извне: школой, политиками, социальной средой - стереотипами. Мыслящих по-иному, мы не понимаем и не воспринимаем. Они нам кажутся, по меньшей мере, странными людьми, а то и общественно-опасными. Однако именно эта категория личностей даёт толчок для размышления, а иногда и является тем первым камешком, за которым следует грозный обвал. Так что следует уметь слушать этих несогласных. Рискнём и мы несколько пошатнуть миф о школьной истории и необходимости её преподавания в нынешнем виде.

«Мы знаем только одну единственную науку, - писали К.Маркс и Ф. Энгельс,- науку истории. Историю можно рассматривать с двух сторон, её можно разделить на историю природы и историю людей. Однако обе эти стороны неразрывно связаны; до сих пор, пока существуют люди, история природы и история людей взаимно обусловливают друг друга». В последнее время либо не принято в нашей стране как-то упоминать вышеприведённых имён классиков философской, политической и экономической теорий или писать о них свысока и уничижительно. Видимо приятно щекочет самолюбие и тщеславие отсутствие всякого пиетета перед авторитетами прошедших веков. Какое это удовольствие публично «потоптать» самого Маркса или ещё какую-либо из знаковых в истории фигур. Удовлетворяя подобным образом своё патологическое тщеславие, не следует забывать того, что «ниспровергать» мёртвых с позиций сегодняшнего знания ой как легко. А ещё легче оттого, что есть абсолютная уверенность – адекватного ответа не последует. Однако «сокрушителям» авторитетов не следует забывать, что Маркс писал свои и поныне фундаментальные произведения полтора века назад. За это время наука и общественная практика шагнули далеко вперёд. А любое общественно-политическое явление необходимо рассматривать только в конкретной исторической обстановке: не вообще и не абстрактно. Во-вторых: не следует искать в произведениях классиков ответы на конкретные вопросы и вызовы современности. У них следует только заимствовать метод, логику и культуру мышления и лишь пунктирное обозначение линии исторического процесса… Извините за назидательность!

Явно скептически смотрел на историю, как учебный предмет, Д.И. Писарев, который писал: «По крайнему моему разумению, история вообще не такая наука (если только она наука, что требует доказательств), которая могла бы укрепить и сформировать молодое мышление». Если исходить из первородной семантики слова «история», то сколь угодно достоверный рассказ очевидца события всё-таки будет его субъективным ощущением, мнением, но никак не научным фактом. Философ В.В. Розанов полагал, что «история есть всё-таки история дел, а не жалкая хроника мнений». Скептицизм по поводу истории предшественников разделяют и наши современники. Так Норбеков М. утверждает: «Любопытно, что история – это всегда какие-то инсинуации. Автор, который пишет исторический труд, непременно имеет какую-то точку зрения на излагаемые события, а стало быть, не может являться лицом абсолютно беспристрастным. Впрочем, существуют и другие мотивы, руководствуясь которыми он не может быть абсолютно честен и излагать материал исключительно в соответствии с фактами». «Вот так и пишется и во все времена писалась история,- продолжает он же.- Одни выражали в своих писаниях сокровенные надежды и чаяния, приписывали недюжинную удаль «своим», трусость и бесталанность – «чужим»; другие завирались из любви к сенсациям и желания блеснуть чем-то доселе невиданным; третьи просто охотились за листажом. Можно назвать ещё кучу причин, по которым приходится признать, что вряд ли нам при всём желании удастся где-либо когда-либо обнаружить корректный исторический источник, а тем более корректную его интерпретацию». Все мы в той или иной степени заблуждаемся, никому не дано право на приватизацию истины, а потому нужно понимать и уважать заблуждения других. Это ужасно трудно и если есть власть – то велико искушение силой заставить думать «правильно», как нам кажется.

Таким образом, большинство так называемых исторических источников – субъективное мнение добросовестно заблуждающихся или откровенно лгущих индивидов. Только не надо истошно вопить по этому поводу. Как пишет всё тот же Норбеков М.: «Ложь также органична человеческой природе, как и истина. Не стоит ожидать от себя и от окружающих кристальной честности и правдивости. Правда не всегда добродетель, чаще всего она явление – индифферентное, но может быть и злокозненной. Ложь также не всегда порочна – иногда лгут по совершенно невинным мотивам».

Научное значение всеобщей истории, очевидно, состоит в исследовании тех законов, по которым живут, развиваются и действуют друг на друга идеи и учреждения различных человеческих обществ. Идеи имеют право на существование. Идеи запретить невозможно. Совсем другое дело воплощение этих идей, когда они из категории «чистого разума» переходят в практическую плоскость. Это уже вопрос уровня нравственности. Вот тут-то частенько и выползает варварство.

А в отношении исторических трудов хотелось бы заметить следующее: мы с вами плохо представляем порой, что творится рядом с нами. Куда уж нам до объективного взгляда на историю! Откуда нам знать, кто с кем, по какому поводу и причине, когда и как воевал? И так ли это важно? Неужели война является главным предназначением человека? Хотя ещё М.Ю. Лермонтов по этому поводу писал:

Я думал: жалкий человек!

Чего он хочет?.. Небо ясно,

Под небом места много всем:

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он … Зачем?

В исторических сочинениях мы чаще всего имеем дело с интерпретациями заинтересованных лиц, которые предлагают нам своё видение проблем. Это нормально. Где есть рассказчик – человек, там есть его субъективная позиция. От этого никуда не уйти, как бы нам этого не хотелось.

Однако, если с историей не всё так однозначно, то возникает вопрос: зачем её преподают детям? Весьма откровенно и ядовито ответил на этот вопрос Д.И.Писарев. «Вот, например, история. У нас принято думать, что это великая и прекрасная наука, что дети и юноши должны развивать свой ум и облагораживать сердце, читая деяния патриотов Греции и Рима и умиляясь думой над священными страницами отечественного бытописания. У нас принято даже говорить об истории высоким слогом, что я и старался исполнить в предыдущей моей фразе… Принято утверждать, что эти почтенные деятели написали очень плохие учебники и что только по милости этих учебников не достигаются те возвышенные цели, к которым должно вести преподавание. Кто только ни бранил поименованных господ, кто ни изощрял над ними копеечного остроумия!.. Учебники никуда не годятся – это правда. Но новых учебников совсем не нужно; они также никуда не будут годиться, потому что учебник истории для гимназии – бессмыслица, невозможная книга, неосуществимая мечта. Рациональное преподавание истории в гимназии – также мечта, которая ни при каких условиях осуществляться не может…

В настоящее время история есть список собственных имён, связанных между собой разными глаголами и пересыпанных цифрами годов; Антон поколотил Сидора в таком–то году, а потом Сидор соединился с Егором и пошёл на Антона в таком-то году, и вздул его при таком–то городе, и выгнал его из такого-то царства. Потом Сидор с Егором передрались за добычу; потом Егор женился на дочери Сидора Фёкле, в таком-то году и получил за неё в приданое такие-то города; потом…»

Весьма едкое описание сущности преподавания истории в школе и его бессмысленность. Хотя прошло 150 лет после написания этих строк, но как точно и живо – будто бы писано нашим современником. «История превратилась под нашими руками в нравоучительный роман, преследующий разные задние мысли, иногда хорошие, часто очень дурные, но, во всяком случае, не относящиеся к настоящему делу», - подводит итог своим размышлениям об истории Д.И. Писарев.

Выдающийся историк XIX-XX века В.О. Ключевский, размышляя об истории и преподавании её, отмечал, что «в нынешней школе учатся только для того, чтобы разучиться что-нибудь понимать. Отечественную историю нельзя преподавать в высших классах гимназии так, как её преподают в начальных сельских или городских училищах, и наоборот… История не учительница, а надзирательница, magistra- vitae: она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков».

Любая наука оперирует и мыслит категориями и законами. Что же такое школьная история: наука или собрание исторических мифов и анекдотов от Адама и до наших дней? Д.И. Писарев по этому поводу писал: «Собственно говоря, только математические и естественные науки имеют право называться науками. Только в них гипотезы не остаются гипотезами; только они показывают нам истину и дают нам возможность убедиться в том, что это действительно истина.» Может быть и категорично, но есть над чем подумать. Мы, школьные учителя истории постоянно говорим детям на уроках об исторических законах. Простите мне мою наивность, но покажите хотя бы в одном учебнике истории какой-нибудь закон, выделенный жирным шрифтом. В учебниках математики, языков, физики, химии, биологии мы видим эти законы. Но почему же они не выделены ни в одном учебнике истории? На мой взгляд, потому, что нынешний предмет истории - это сборник различных теорий, мифов, фикций, подвергаемых регулярным правкам «докторов наук», желающих «кушать хлеб с маслом» при любом, даже самом реакционном и деспотическом режиме. Ведь недаром говорят, что школьная история – самая проституированная учебная дисциплина. В продаже собственной души человеку винить некого – это его осознанный выбор, а потому такой «бизнес» аморален сам по себе.

История – сложнейший разноамплитудный маятник… Все эксцессы, зигзаги человеческой истории, судьбы тех или иных народов есть историческая неизбежность, в которой человечество ощупью находит свой магистральный путь развития. Это не исторический фатализм. Это – историческая необходимость, как ни печально подобное осознавать. Поэтому, как ни кощунственно это звучит, региональные катаклизмы, катастрофы и трагедии отдельных народов – есть, в конце концов, благо для человечества, так как на трагическом опыте этих народов человечество приобретает определённый иммунитет от вселенской трагедии и тем самым гарантирует своё будущее. Как сказал А.С. Пушкин: «И опыт – сын ошибок трудных…».

Цикличность – одно из основных свойств истории. «А история - дама пускай и капризная, но завидно постоянная – с регулярной цикличностью возвращается к исходным точкам, моделируя процессы в глобальном выражении по единому образцу, меняя только мизансцены и действующих лиц», - полагает И. Алексеев. А потому, как пел В. Высоцкий: «И кто кого переживёт, тот и расскажет, кто был прав…».

Однако довольно о грустном. Давайте поговорим о высоком – о патриотизме. Тема скользкая и опасная, особенно в стране, где чересчур много и громко кричат об этом самом патриотизме. Но мы вынуждены задеть эту тему, так как «из песни слов не выкинешь».

Как презираю я людей,

Своих стыдящихся корней.

Начнём же мы повествование словами президента США Д.Ф. Кеннеди: «Не спрашивай, что твоя родина может сделать для тебя, - спроси, что ты можешь сделать для своей родины…». Прекрасные слова, пропитанные любовью к родине, слова настоящего патриота, как принято у нас пафосно говорить. Но ведь за любым возвышенным чувством стоит и нечто материальное. Об этом без обиняков писал Ф. Энгельс. «В основе патриотизма лежит любовь к стабильности. Ведь нам дорого не какое-то абстрактное место, а наша жизнь на этом месте, жизнь, в которой решены социальные, материальные и прочие вопросы, основными из которых являются, как всегда, вопросы власти и денег. И вот с оружием в руках мы защищаем эту свою стабильную, упорядоченную жизнь, а вовсе не кусочек суши, по отношению к которому вряд ли кто-то ни с того ни с сего испытывает нежные чувства». Весьма логичное суждение. Во время Великой Отечественной войны советские люди отчаянно защищали Родину, потому что основная масса их хорошо помнила дореволюционную жизнь. Они защищали своё новое социальное и материальное положение. После войны в силу целого ряда причин объективного и субъективного характера материальное положение советских людей не улучшилось пропорционально росту возможностей государства, а потому советским людям нечего было защищать. Они знали, что материально жизнь на Западе более благополучна. «Хуже не будет» - думали они, равнодушно взирая, как разрушают их Родину и глубоко ошиблись. Если существующая власть не учтёт это и значительно не повысит материальный уровень основной массы населения – новый переворот неизбежен.

Патриотизм – это, в конце концов, умение и желание индивида жить в определённой системе, соответствующей его мироощущению. Патриотизм, если хотите, сродни бессознательному чувству самосохранения. Родоплеменные ограничения часто вызывают отторжение у космополита – учёного, особенно из отрасли точных наук, но для больших человеческих коллективов – это самое яркое проявление инстинкта самосохранения, древнего, как само человечество. Если необходимо развить, закрепить и упрочить какой-либо общественный строй, законсервировать традиции, моральные и нравственные принципы – необходимо искать опору в поддержке коллектива, общественного мнения, в патриотизме. Если же необходимо найти какое-либо альтернативное решение, произвести в обществе или коллективе принципиальные изменения, переворот – то опорой, чаще всего, может быть только личность с его индивидуализмом и космополитизмом. Отсюда парадоксальный вывод: коллективизм – консервативен, индивидуализм – прогрессивен. Но, как всегда, следует соблюсти меру.

Патриотизм – любимый конёк демагогов, морализаторов и псевдопатриотов. С.Т. Шацкий приводит такой исторический факт: В 1911 году цензура вычеркнула из последнего труда Л.Н. Толстого «Путь жизни» среди прочих мест цитату из Гейне: «Странное дело! Во все времена негодяи стремились маскировать свои гнусные поступки преданностью интересам религии, морали и патриотизма».

Гражданин и патриот. Эти два понятия неотделимы друг от друга. Только человек, ощущающий себя гражданином в полном смысле этого слова, а не формально, может быть и является настоящим патриотом. Проявление патриотизма на показ, на словах, из корысти – от лукавого. В тревожно-нестабильный период февраля-марта 2014г. в Крыму видел трусливое поведение молодых людей, которым по целому ряду причин следовало бы немедленно встать на защиту своих семей, Крыма от вторжения бандеровщины. Но их не было: ни видно, ни слышно. Но через год на празднике 70-летия Великой Победы они уже щеголяли с Геогиевскими ленточками, с медалями «За освобождение Крыма» и с флагами России в руках. Лихой «патриотизм»!

Патриотизм - это не ненависть к остальным народам. «Настоящий патриотизм – это когда человек наряду с болью своего народа может принять все боли на земле». (Е.Евтушенко,1988г.) Патриотизм - это любовь, в первую очередь, к семье и родному очагу. Много ли этой любви у нас осталось? Традиционная семья поражена серьезным недугом, уступая место гражданской семье и чрезвычайной легкости случайных половых связей. То, что мы не любим себя и своих «очагов» говорит хотя бы внешний вид домов и улиц наших сел, поселков и городов. Носимся со своей «героической» историей, а многочисленные памятники и кладбища стоят в запустении и рушатся. Потрясающие воображение примеры неуважения к себе, к своему труду и своей истории. Реальный патриотизм не созерцателен, а действенен, активен. Мало того, чтобы у детей воспитывались адекватные взгляды на хорошее и плохое, надо, чтобы они страстно хотели приложить их к жизни и научились это делать. Настоящий патриотизм проявляется в бережном (или даже трепетном) отношении к природе своего родного края; в почтительном и уважительном отношении к пожилым и детям; в сохранении своих обрядов, обычаев и традиций культуры... Мы же видим вокруг отравленные ручьи, реки и водоемы; изуродованные и заросшие чертополохом поля; выжженные леса и вырубленные посадки; умирающих от голода и холода стариков и инвалидов; толпы бомжей и беспризорных детей; массовое поражение, и не только молодежи, отбросами т.н. «западной массовой культуры». «Катастрофа надвигается на нас, на наши дома, на наших детей, а мы идём ей навстречу, готовые к вырождению и болезням, не умеющие осознать ни своей жизни, ни своей смерти», - бьёт в набат писатель Ю. Бондарев. Вот эти явления и есть наглядное проявление последствий материализовавшегося псевдопатриотизма.

Патриотизм не возникает автоматически, самостоятельно, стихийно. На это указывал В.А. Сухомлинский. «Подлинное гражданское воспитание начинается там, где идея и личный труд – пот, мозоли, сливаясь воедино, создают то, о чём народ говорит: у человека есть святое за душой. Я твёрдо убеждён, что этим святым для каждого человека должен стать труд, одухотворённый высокой идеей. Это такая же святыня, как и долг перед павшими за наше счастье. Когда я вдумываюсь в слова патриотизм, Родина, гражданин, - эти слова всегда связываются в моём представлении с тремя другими понятиями: народ, труд, хлеб. Это три могучих корня гражданственности».

Совершенно верно писал В.А. Сухомлинский. У олигархов, чиновников и политических марионеток нет Родины, хотя их словоблудие вращается вокруг слов Родина, гражданин, патриот, народ. Эти понятия им необходимы для того, чтобы побольше выкачать богатства из Родины и народа. А под крики о патриотизме и гражданственности вывезти эти богатства подальше от глаз своего народа, чтобы обманывать его в очередной раз байками о «чистых руках, которые ничего не крали».

Не всем дано счастье и высокая ответственность стать действительно патриотом. «Патриотом и гражданином может стать только человек с чутким и мужественным сердцем… Патриотизм - это, образно говоря, сплав чувств и мысли. Понятие Родины постигается ведь не только и не столько разумом, сколько сердцем. И начинается это, по-моему, с того, что в окружающем мире кто-то становится человеку безмерно дорогим, кому-то готов отдать все силы своей души. Патриотизм начинается с любви к человеку»,- размышлял В.А. Сухомлинский.

О какой любви к человеку можно говорить, слушая слова и глядя на действия части отечественного политикума. Алчность, злоба, ненависть, зависть, патологическая лживость – вот характерные их черты. Для того, чтобы ребёнок вырос и был другом, товарищем, братом своему соотечественнику, чтобы вырос настоящим гражданином, взрослые с особым вниманием должны следить за тем, какими сыновьями и какими дочерьми вырастают наши дети. «Любовь и преданность матери – первая школа гражданственности, и если ребёнок вышел безграмотным из этой школы, ему не овладеть в будущем высшей школой гражданственности – преданностью интересам Родины. Плохой сын не может быть хорошим патриотом»,- резюмирует В.А. Сухомлинский.

Большинство наших политиков либо сами выходцы из верхов советской партноменклатуры, либо их родители являлись этой самой партноменклатурой. Так что и те и другие предали своих родителей, их дело, а потому не могут считаться хорошими, любящими детьми, а, следовательно, и патриотами по определению. Мы все оказались плохими детьми своих родителей: мы предали свою Родину, мы отдали её на растерзание и поругание. О каком же патриотизме может идти в нашем случае речь: предавший однажды… Духовно-нравственное босячество политверхушки – налицо. Вот поэтому страна олигархов, политиков, чиновников и прочего хитромудрого народишка – это не наша Родина. Наша Родина - в глубокой коме. Возле её тела пляшут политические скоморохи, но дух её великий бродит в умах несчастных, брошенных детей. Придёт время и этот разрозненно бродящий дух воссоединится в мощную силу и наша Родина выйдет из глубокой комы и как прежде засияют её величественные дела, освящённые высокой духовностью и очищенные от подленьких и пошленьких прилипал на её чистом и могучем теле. А пока что о нашем поколении можно не кривя душой сказать:

Ушло бесследно поколенье

Без славных дел и без борьбы,

Чтобы потомкам показаться

Как бы иронией судьбы.

Это эпитафия поколению 50-70-х годов ХХ века.

Антагонистом патриотизма всегда считался космополитизм. Однако органический, естественный космополитизм и глобализм не противоречат естественному патриотизму. Они взаимодополняют друг друга у адекватно мыслящих индивидов, не заражённых ядом фобий и национализма. Но это, как говорится, тема для отдельного разговора.

История государства, как и история личности, во многом зависит от самой личности и государства, от их мировоззрения и мироощущения в этом мире. «Наверное, многие из нас до сих пор пребывают в блаженной уверенности, что основные движущие силы, которые побуждают человека на соответствующие поступки – это вдохновение, талант, желание общественного блага и т.п. Пора расстаться с этими детскими убеждениями. В каких-то случаях они просто выглядят незрелыми и неумными, а в других они по-настоящему опасны, поскольку не дают возможности воссоздать истинную причинно-следственную связь событий»,- полагает упоминаемый ранее М.Норбеков.

Читая т.н. «исторические» опусы отдельных докторов «чего изволите-с наук», никак невозможно освободиться от созданного ими образа России, как вековечной неудачницы или дикаря, постоянно угрожающего цивилизованной Европе. Историческую гордость за свой народ, за свою землю, за свою историю в детях подобные «творения» убивают в зародыше на корню, а после этого инициаторы подобного действа лицемерно призывают воспитывать в детях толерантность. Какая там толерантность после чтения подобного чтива?

Высокомерное суждение о предыдущих поколениях недопустимо ни в какой форме. Они были не хуже и не лучше нас. Они были такими, какими они были. Не нам их судить. «Не судите, да не судимы будете». Мы не должны выливать ушаты грязных помоев на своих предшественников. Мы должны понять: почему они действовали именно так и не допускать их же ошибок в наше время. Но мы, беспощадно бичуя их недостатки (с нашей точки зрения), не замечаем, что подобно ослу с завязанными глазами ходим по тому же кругу, вращая колесо истории, при этом «хромаем» там же, где «хромали» наши предки, но громко вопием о «сиволапости» своих предшественников, злобно ненавидя их за то, что они подарили нам более или менее благоустроенный мир, не жалея ни себя, ни других, и всё во имя нашего «светлого» будущего. А мы из этого «светлого» будущего черним их память, охаиваем их дела, глумимся над их могилами. Исторический снобизм не столько смешён, сколько оскорбителен для самой истории.

История не должна быть дубинкой в руках политиканствующих особ, сидящих на своей «кочке» зрения. Достаточно часто, разглагольствующие об истории, имеют не свою точку зрения, а просто уютно устроились на своей «кочке» зрения. Историю не следует судить, её необходимо принять такой, какая она есть, её надо знать и пытаться понять – почему происходили те или иные события. Осуждать историю не позволено никому.

«Учесть надо и то первостепенной важности обстоятельство, что наша идентичность полноценна лишь в случае, если она возникает от всеобъемлющей историчности. Мы все жили в стране, где было и плохое, но было и великое. Весь мир по-хорошему завидовал нашей науке, нашей образованности, а в чём-то и героике буден,- в которой кроме казёнщины была и напрочь отсутствующая ныне искренность. В свете всего этого мы нуждаемся для формирования полноценной идентичности, а равно и духовности,- во всеохватывающей историчности, в том числе со всеми её ухабами, которые тоже были общими. Поэтому близоруко, особенно с позиций единения нации, кастрировать нашу историю, отрезая от неё вековые пласты. Сознательно игнорируя огромные пласты исторического прошлого, мы, несомненно, не только обедняем, но и калечим настоящее. Появляются пустоты, в которые мы проваливаемся, ибо нация без всеохватывающей истории не может полноценно реализовать себя, как в настоящем, так и в будущем. Натыкаясь на эти пустоты, мы тешим своё тщеславие наспех придуманными, вызывающими недоумение мифами, и тем самым лишь затрудняем восприятие самих себя. Возникает ситуация, которую точно обозначил Мартин Хайдеггер в книге «Бытие и время»: «те, кто не может вспомнить прошлое, приговорены к тому, чтобы сперва его выдумать», - пишет Ю.Пахомов, академик Национальной академии Наук Украины, директор Института мировой экономики и международных отношений НАН.

Предавая огульной анафеме тоталитаризм и авторитаризм, давайте не будем забывать и того, что эта система показала свою высокую эффективность и выживаемость в переломное, рубежное для мировой цивилизации время. Демократические системы приемлемы в периоды более или менее стабильного развития цивилизации. А так как земная цивилизация время от времени будет испытывать кризисные состояния, то приход авторитарных и тоталитарных режимов исторически неизбежен. Значит, в глобализующемся мире необходимо искать и находить адекватные противовесы этим режимам и не доводить отношения с этими режимами до точки противостояния, когда это противостояние способно будет отправить мировую цивилизацию в небытие. Так что авторитаризм и тоталитаризм как общественно-историческое и политическое явление не следует исключать из истории, а необходимо изучать их природу и понимать, что их «резкие» движения часто вызываются, и преднамеренно провоцируются т. н. «демократическими» режимами. Кстати, любому адекватно мыслящему человеку понятно, что абсолютной демократии не бывает и быть не может. Строго говоря, абсолютная демократия – признак толпы, слабо организованного сообщества людей.

Государство и личность – два полноправных антагониста на одних качелях истории: взлёт одного из них стремительно вверх, безусловно, означает такое же стремительное падение другого. Полного равновесия между ними просто не может быть по определению, ибо будет означать конец истории человечества как таковой. То, что считалось демократией сегодня – завтра может стать признаком авторитаризма.

Между прочим, авторитаризм, при своём зарождении очень любит рядиться в демократические одежды, но окрепнув, он начинает апеллировать к тёмным националистическим чувствам массы. Любой национал-шовинизм омерзителен и неминуемо ведёт к бездумной и крикливой национальной апологетике, доходящей временами до идиотизма; к пропаганде национальной исключительности, а затем прямёхонько к расизму и фашизму. Круг замкнулся. История расставила все точки над «i». И украинский народ, положивший многомиллионные жертвы на борьбу с фашизмом, сам оказался под грубой национал-шовинистической пятой.

Любовь к Родине наших шовинистических ура-патриотов измеряется суммой цифр на счетах в иностранной валюте в зарубежных банках. Вот такие национальные особенности местного патриотизма..

Память наша избирательна: мы долго помним то, что следовало бы сразу забыть и забываем нашу родословную, то что действительно надо хранить в нашей памяти всегда. Злоба же не лучшее основание для памяти, особенно исторической. Сеющий семена раздора и ненависти, пожнёт бурю. Подобные «игры» недальновидных взрослых разрушают и калечат сознание детей, отравляя его ядом шовинизма на всю жизнь. Любовь к Родине не в том, чтобы ненавидеть другие народы, а в том, чтобы способствовать сохранению и процветанию своего народа. А это на злобе невозможно сделать.

Просто поражает маниакальная злоба к советскому прошлому бездарных и несостоявшихся в историческом плане политиков. Не собираясь оправдывать или, тем более восхвалять ужасы исторического прошлого всё-таки необходимо понимать, что эти ужасы и преступления были исторически неизбежны и порождены жившими тогда людьми. Другое дело – смогли ли потомки из этого сделать выводы. История свидетельствует – не всегда. Как это ни кощунственно звучит, но эти ужасы и преступления должны были стать для человечества своеобразной прививкой для выработки иммунитета (извините за физиологизм), чтобы подобные деяния не повторялись и не были бы возможны в новых исторических условиях, в современных технологических условиях, ибо их повторение ныне приведёт к катастрофе всемирного мироустройства и цивилизации в целом.

Агрессивность общества стремительно нарастает и школа своими неуклюжими действиями не снимает этого напряжения, а лишь усугубляет.

Но вернёмся к истории. Дело доходит до откровенного абсурда. Так, например, Чингиз-хан и Тамерлан оставили в истории невероятно кровавые следы. В исторической памяти многих народов они по сей день олицетворяют ужас и ненависть. Однако в ряде стран им ставят памятники и почитают как национальных героев. Это и есть примеры исторического примитивизма и косности. Есть и примеры совершенно иного подхода к истории. Хорошо известно, что многие века отношения между народами Франции и Германии проходили под знаком острейшей взаимной ненависти, соперничества не на жизнь, а на смерть. Но благоразумие и новое мышление возобладали и вот идет работа по написанию и внедрению в школах Франции и Германии общего учебника истории со взвешенными оценками тех или иных событий совместной истории. Так может быть и нам следует подумать об общем учебнике истории (для начала хотя бы) для стран восточнославянского этноса и народов в течение многих веков сопрягавшихся с этой цивилизацией? Если бы такой учебник появился, тогда исторические изуверы, предатели, разбойники и лжецы заняли бы подобающие им места в истории и не стали бы больше предметом героизации либо разногласий нынешних молодых поколений различных стран, желающих жить в реально измененном мире.

Большое действительно видится на расстоянии. В суете буден нас допекают окружающие мелкие неурядицы. Создаётся какой-то тотальный фон неблагополучия. Его усугубляют средства массовой информации. Но неумолимое и щедрое время смывает липкую грязь суеты и на челе времени, эпохи начинают блистать истинные ценности. По числу этих ценностей, по их величине потомки дают оценки той или иной эпохе.

Время политических гигантов (Ленин, Сталин, Мао, Рузвельт, Черчилль, де Голль и т.д.) и великих потрясений прошло (ХХ век). После гигантов всегда появляются карлики, которые тщетно пытаются напялить на себя одежды предшественников, пытаются растоптать величие духа и дел своих предшественников. Эти пигмеи духа, не понимая вызовов времени и исторической необходимости, нагромождают завалы исторических проблем, которые всё равно придётся решать новым гигантам истории, которые неизбежно грядут. Именно они перевернут новую, грандиозную страницу мировой истории. Жертвы, принесённые при этом на алтарь истории, по-видимому, будут поистине глобальными. Прогноз ужасен. Вывод: не поддаваться пессимизму и творить вечные ценности (разумеется, в основном, духовные, ибо материальные имеют недолгий век), уж если не для себя, то в оправдание своего существования, своего времени. А на умствования наших «придворных» докторов наук о тоталитаризме, демократии, справедливости и прочих понятиях остаётся добавить лишь одно: абстрактная «справедливость» для каждого человека и для каждой нации своя. Это не политическая категория. Государства строятся и развиваются, опираясь не на то, что «справедливо», а на то, что практично и целесообразно именно в тот исторический момент. А потому и история как предмет не может не быть ангажированной в пользу государства, которое раскрыло над учениками, студентами, преподавателями и учителями крылья своего гражданства. Это нормально. Хотя, конечно, псевдонаучно, даже совершенно ненаучно. Значит, говорить об аполитичности школьной истории – даже не смешно. Нейтральная история – это история туристических путеводителей. Очевидно также, что история для целей риторики политических лидеров, общественной дискуссии или политической публицистики нейтральной быть не может. Но ведь цели этих субъектов и цели школы разнятся, а, следовательно, в школах должна изучаться совершенно иная история. Это понятно любому педагогически грамотному человеку, чьё сознание не деформировано политической шизофренией

Понятно мало-мальски грамотному человеку, что нет, и не может быть идеальных обществ и государств. Есть лишь определённое стремление и движение к этому идеалу. Граждане (обитатели) одной страны, понимая это, стараются своими мыслями и делами улучшить своё общество и государство через своё личное самосовершенствование, что является верным признаком истинно глубокого патриотизма. Обитатели другой страны, не желая взять на себя труд самосовершенствования, с завистью глядят на соседей, проклинают свою жизнь и свою историю, разрушают своё общество и государство. Они больны историческим иждивенчеством. Этим историческим иждивенчеством, словно проказой поражено общество. Диагноз поставлен. Настало время «полюбоваться» симптомами…

Накануне 60-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне мы провели в нашем регионе опрос учащихся 9-11 классов. Почти 25% опрошенных не смогли назвать даты начала и окончания войны. 43% не совсем ясно представляли себе кто и против кого воевал в этой войне, а 10% учащихся вообще не смогли ответить на этот вопрос. Поразительно, но внуки тех, кто вынес на своих плечах основную тяжесть этой войны, плохо знают истинного победителя этой войны: советский народ. Так 27% опрошенных старшеклассников ответили неверно, а 6% вообще не смогли назвать победителя. Откуда нынешняя молодёжь черпает свои знания о тех великих и трагических событиях? 31% знают о ней, в основном, из рассказов родственников, 54% - от учителей и лишь 15% из прессы и электронных СМИ.

Носителем и хранителем исторических и народных традиций, как известно, является первичная ячейка общества – семья. Именно в семье ребёнок получает первые и фундаментальные знания и навыки исторической памяти и традиций. Великая Отечественная вытравляется из памяти общества: только для 65% старшеклассников День Победы является не только официальным, но и семейным праздником. Память о войне тускнеет – лишь 50% ребят заявили о том, что их родственники (естественно старших поколений) участвовали в этой войне. Однако хорошо известно, что Великая Отечественная не обошла стороной практически ни одну советскую семью. Но только 17% школьников знают о погибших на этой войне родственниках.

Небезынтересен тот факт, что вопреки стараниям историков-манкуртистов 67% подростков всё ещё положительно отзываются о Советском Союзе.

Незнание отечественной истории – чудовищное.

Один из итогов разрушения СССР материализовался в потрясающую историческую безграмотность. Может это болезнь роста? Тогда давайте посмотрим, как обстоят дела в этом вопросе у тех, на кого наше государство подобострастно взирает. Вот что об этом пишет А.Марчак. «Существенная причина неудовлетворительных знаний учеников – низкое качество учебников. Взять хотя бы учебник истории, изданный в штате Техас. В нём допущена 231 ошибка в освещении истории США. А чего стоят вот такие «исторические факты»: «Спутник был первой советской межконтинентальной баллистической ракетой, оснащённой ядерной боеголовкой» (!?) Или же такие перлы: «Наполеон выиграл битву при Ватерлоо» (хотя всему миру известно, что это было поражение); «Первая атомная бомба была брошена на Корею» (а не на Японию). И такие «историки» пишут учебники не только для американцев.

Понятно, что низкий уровень обучения в американских школах волнует тамошнюю общественность. Это одна из важных тем местных газет. (В отличие от наших средств массовой информации, где проблемы образования и воспитания являются диковинными и весьма экзотическими гостями). Сообщения о школах там появляются чаще всего при чрезвычайных ситуациях. Современная школа не интересна обществу и СМИ. Как утверждает Американская федерация учителей, лишь 11% учеников 8-х классов показывают положительные знания по истории США. У нас процент неизвестен, так как практически все школьные отметки не являются даже приблизительно объективными. Но это же закономерно: эгоцентричной стране абсолютно не нужны грамотные и умные граждане. Такому государству нужны оболваненные ура-патриоты. Вот государство их и штампует. К сожалению, этот «опыт» уже переняли и наши ура-патриоты.

За всё в этой жизни надо платить. Вот и за незнание истории, за зверское искажение её человечество платит страшную дань: перманентные войны, ежесекундное балансирование на грани новой ядерной третьей мировой войны, безудержная гонка вооружений, мировой терроризм и т.п. Еще 150 лет назад выдающийся публицист и мыслитель Д.И. Писарев писал: «Исторические и географические знания гимназистов составляют самый печальный оптический обман». Многое изменилось за это время. Только вот слова Д.И. Писарева злободневны и ныне.

Научный и технологический прогресс неминуемо вызывает и определенные изменения в общественном сознании. Но, похоже, что философия образования в нашей стране замерла и в течение многих десятков лет, а то и веков, остается неизменной. Особенно это касается преподавания истории в школе. Присмотритесь повнимательнее к содержанию курса истории общеобразовательной школы (5-11 классы). Это бесконечное, иной раз и восторженное, повествование о конфликтах между народами, о восстаниях, войнах, революциях или подготовке к ним. Страницы учебников истории переполнены кровью и ненавистью. Так что объективности ради, этот школьный предмет следует называть не историей, а политической конфликтологией. В нынешнем виде школьная история, с точки зрения толерантности (ну очень модного у нынешних чиновников слова) является учебным предметом с прямо противоположной задачей, а именно: под флагом национальной гордости и патриотизма воспитание национального высокомерия, чувства превосходства над другими народами и безграничной ненависти по признаку «свой- чужой».

Вот и возникают проклятые вопросы: а следует ли детей и подростков обучать этой политической конфликтологии? Что они могут вынести для себя, изучая этот предмет? На мой взгляд, только глубокое убеждение в том, что местные и глобальные вопросы успешно решаются исключительно грубой силой, циничным попранием законов и норм морали; что «у сильного всегда бессильный виноват»; что «победителей не судят» и подобные «азы». И вот с таким багажом «толерантности» молодежь вступает в жизнь, где набирает обороты XXI век со своими умопомрачительными технологиями.

Назойливо зудя о зверствах НКВД, не пытаясь даже вспомнить то положительное, что было этой организацией сделано в истории нашего отечества, ревнители «прав человека» не хотят знать ни геополитической, ни военно-политической, ни социально-психологической ситуации того времени. А ведь довольно часто внутриполитическая ситуация в стране навязывается извне, диктуется внешними факторами. Но об этих внешнеполитических факторах «правозащитники» либо не знают, либо преднамеренно помалкивают. А это уже фальсификация истории. Гипертрофируя действия «коммунистического режима», «правозащитники» скромно умалчивают о том, что когда советские оккупационные власти кормили голодных берлинцев и жителей других немецких городов, хотя советский народ жил прямо скажем не сытно, американцы – «истинные блюстители прав человека и демократии» сбрасывают на спящие, мирные города Хиросиму и Нагасаки атомные бомбы, в течение секунд лишивших жизни и здоровья миллионы людей. И это никак не тревожит совесть наших «гуманистов»-коллаборационистов. Вот она политика двойных стандартов в действии.

Цинично, но факт: отдельная судьба – трагедия, судьба миллионов – статистика. Тут мы обнаруживаем парадокс нашего времени: общественное сознание, воспитание и морально-нравственный потенциал современного человека все более и более отстают от технологического прогресса? Где выход? Как сократить этот разрыв? Пренебрежение к этим вопросам вызывает глубочайший пессимизм по поводу благоприятной будущности мировой цивилизации как таковой.

В своё время Ж.Ж. Руссо провидчески подметил, что «общественное воспитание уже не существует и не может существовать, потому что где нет отечества, там не может быть и граждан». Вот вам ещё свидетельство того, что история вращается по некоему замкнутому кругу. В том смысле, который имел в виду Ж.-Ж. Руссо, говорить об общественном воспитании в стране не имеет смысла. Отечество, следовательно, воспитание граждан есть там, где существует история со всеми её сияющими и тёмными сторонами. Перелицовывание истории в угоду временщикам и сиюминутным интересам – есть разрушение гражданского сознания, национального самосознания и нежелание ощущать себя исторической нацией, а значит и чувства Родины.

Любое явление, любой предмет могут быть поняты и правильно оценены лишь при условии рассмотрения их в конкретных исторических условиях и связях, а не в абстрактно-морализаторском ключе.

Социально-политическая история - это сложный учебный курс и качественное усвоение его может быть, возможно, только при наличии определенного нравственного и жизненного опыта. В противоположном случае «изучение» истории превращается в формирование безнравственных и бездумных апологетов той или иной политической системы. Поэтому под большим вопросом находится готовность учащихся 5-9 классов к изучению социально-политической истории вообще и, в частности, в её нынешнем виде. На мой взгляд, более целесообразно было бы в среднем звене общеобразовательной школы вместо социально-политической истории предложить учащимся изучать историю искусства, музыки, науки, техники, религии и т.д. Это позволило бы устранить некоторые негативные моменты, связанные с преподаванием истории в современном ее виде.

До сих пор все национальные истории «грешат» чрезмерной героизацией собственной истории. Это было вполне понятно в тот период истории, когда происходил процесс становления и самоидентификации наций и народностей. Но мир коренным образом изменился. XXI век - век стремительной глобализации не только экономики, но и культуры, и политики, и психологии, и понимания истории, как общемирового процесса. Так что идеология национально ограниченных учебников истории как бы направлена против общемировых цивилизованных процессов. Настало время разобраться, где проходит та грань, что отделяет историческую память от злопамятства и мстительности? Где для одних видится процесс восстановления исторической справедливости, а для других банальный реванш? Кто найдет и определит границы этих понятий в современном мире?

Так может быть не будем впутывать неокрепшее сознание детей и подростков в эти запутанные историко-политические игры? Мы постоянно оказываемся в т.н. «ловушке сознание»: идеализируя прошлое, мы, как бы отрицаем, позитив настоящего; идеализация настоящего приводит к агрессивному неприятию и отрицанию прошлого.

С какой целью, на Ваш взгляд, детей и подростков знакомят в школе с основами языка и литературы, физики, химии, математики и т.д.? Ответ прост: для того, чтобы школьники смогли самоопределиться и со временем стать литераторами и журналистами, лингвистами и переводчиками, учеными и инженерами, специалистами в различных сферах деятельности. А теперь задумаемся, какую цель преследует, вольно или невольно, преподавание школьной истории в ее нынешнем виде. Предвидим недоумение многих и очевидность их ответа: патриотизм и любовь к Родине. Возможно, что в некоторой степени это так. Но не надо забывать и о побочном эффекте. История-конфликтология порождает у амбициозных, самолюбивых, эгоистичных подростков желание реализовать свои патологические наклонности через занятие политикой. Ведь не зря кто-то полушутя или полусерьезно философски заметил, что обычно в политику идут люди, которые не могут успешно реализовать себя в какой-либо области человеческой деятельности. Великие завоеватели-убийцы, циничные политиканы и чиновники также когда-то были детьми и подростками и учили историю, и грезили будущими «подвигами». Вот и сейчас где-нибудь сидит аккуратненький, невзрачный, ничем не выдающийся будущий наполеон или бисмарк, сталин или гитлер, бен ладен или буш и прочие. Что они «подарят» нам завтра, когда станут взрослыми? Кто в этом будет виноват?

Поступки исторических фигур необходимо научиться рассматривать не с точки зрения соответствия тем или иным современным политическим теориям, идеям, а с точки зрения конкретных исторических условий, в которых действовала эта фигура и с точки зрения общечеловеческой морали. Вот тогда многие «герои», которых пытаются некоторые политики и историки впихнуть на пьедестал, оказываются лжепророками, которые достойны лишь «побивания камнями». Это относится ко всем тем, кто, ныне нацепив «демократические когти», царапаясь и царапая всех и вся изо всех сил пытается впихнуть себя в историю.

Отечественная история, как учебный предмет выполняет скорее не образовательную и воспитательную роль, а роль идеологической «промывки мозгов», что противоречит провозглашенному принципу отделения школьного дела от политической борьбы и деятельности. На самом деле реальная история - это нечто отличное от того, что описано в многочисленных учебниках. Не следует забывать того, что историческая ткань невероятно сложна и соткана из бесчисленного множества историй отдельных личностей и отдельных семей; историй сельских и городских территориальных общин; историй районов и областей; историй различных социальных групп, слоев и классов; историй племен, народностей и наций... В учебных же заведениях изучается только социально-политическая история того класса или общественной группы, которые в данный момент находятся у власти. Власть всегда пытается оправдать свое историческое существование. Растаптывая местный патриотизм – власть топчет, сама того не осознавая, государственный патриотизм.

Оснований для известной шутки о том, что «история нас учит тому, что она нас ничему не учит», более чем достаточно. Социально-политическая история, предлагаемая формирующемуся сознанию школьника, с помощью незатейливой казуистики ловко производит подмену понятий в угоду сиюминутной политической ситуации и целенаправленно формирует те или иные стереотипы мышления и сознания. Ну, уж если ученые мужи не всегда могут разобраться в исторической мешанине, то следует ли в это посвящать незрелые умы детей и подростков? Ведь хорошо известно, что фанатами и ортодоксами становятся обычно люди с малым жизненным опытом и незначительной социальной ответственностью (т.е. молодежь). Основной живой силой всяких революций и переворотов является незрелая в нравственном отношении молодёжь. Вот поэтому в школах идет вовсе не изучение реальной истории как процесса становления региональных и мировой цивилизации, а простое «вдалбливание» в неокрепшие детские умы всех общественных заблуждений, стереотипов, фобий и прочего хлама. Школьников, скорее всего, необходимо обучать не фактологии, а логике исторического процесса. А у нас вместо обретения духовной свободы ребенок насильно загоняется в духовно-историческое невежество и рабство. И все это под флагом патриотизма.

Так что заниматься на уроках истории, помимо шараханья по следам политических разборок прошлого и настоящего, есть чем. Время трансформации концепции содержания преподавания школьной истории пришло. И это также составная часть позитивной национальной идеи. Идея появляется и вызревает в отдельной голове. Но она не имеет никакого значения для истории до тех пор, пока не овладевает массами. Вот и идея реформирования идеологии воспитания и образования и перестройки системы управления этими процессами бродят не только в начальствующих головах, но до общества они не доносятся. Впрочем, и общество, похоже, не сильно волнует положение дел на «ниве народного просвещения».

Попытки преодоления идеологической направленности школьной истории предпринимались Д.И. Писаревым в XIX веке. Он предлагал: «Пусть им преподают в гимназии основные понятия о народном хозяйстве, о государственных системах, о юридических отношениях, ежели только сумеют преподавать эти мудрёные и щекотливые вещи так, чтобы они были поняты и оставались неизуродованными. Но пусть не сваливают этого разнородного материала в один общий ящик с надписью: «Учебник истории», и пусть не требуют от этого учебника таких чудес, которые он ни в коем случае не может совершить. Ведь история не наука: это - приложение всех наличных знаний и всего наличного ума человека к пониманию прошедшей жизни; поэтому два различных человека на основании одних и тех же памятников напишут две истории совершенно различного достоинства; поэтому понимание важных исторических событий изменяется с каждым десятилетием, хотя бы в это десятилетие и не открылось никаких новых памятников и материалов. Самый тупой и неразвитый человек может написать историю, но она будет отражать в себе бессмысленную физиономию своего творца». Гений потому и гений, что его мысль, пронзая время, остаётся постоянно злободневной и современной.

При воспитании патриотизма нельзя направлять гнев воспитанников в прошлое, ибо это воспитывает исторический цинизм. Нельзя явления прошлого осуждать с позиций сегодняшнего дня. Гнев воспитуемых, если таковой невольно появляется, должен быть направлен против недостатков нынешних. Именно такая позиция – воспитание гражданственности и патриотизма, а не консервация пороков нынешних.

Не даёт покоя ещё одна проблема: проблема, как заставить педагога преподавать то, в пользу чего он сам не убеждён? Мировоззрение нынешнего учителя истории изуродовано. Рухнуло всё и вся, чему учителя истории отдали многие годы жизни. Разрушена система ценностей. И если личность педагога имеет весьма важное значение в преподавании, чего никто не станет отрицать, то каким же образом, без вреда для самого дела, будут подавлять её навязыванием чуждых взглядов? Такое преподавание будет совершенно противоестественным, мёртвым, машинальным, а потому скорее вредным и безнравственным, чем полезным.

Сегодня выдвинута прогрессивная, хотя и очень непростая идея согласования украинских и российских учебников истории – подобно тому, как недавно было сделано французскими и немецкими учёными, а уж более агрессивных противников в Европе XIX-XX веков было, пожалуй, не найти. Идея получит своё развитие и региональные учебники совместной истории соседних народов обязательно начнут появляться и это будут шаги по созданию общемировых учебников. Но пока не возникло глобальное правительство, человечество не приступит к написанию своей общей истории.

И завершим наши размышления фрагментом из инкского эпоса. «Я знаю,- сказал Он. - Люди у меня получились самыми неугомонными. Они действительно постоянно что-то придумывают, суетятся, спешат… Я наделил их разнообразными возможностями, но, похоже, им этого мало и постоянно хочется большего. Они хотят победить время, приручить животных, научиться быстро преодолевать расстояния, стать бессмертными. Они живут так, как будто считают себя вечными, каждый день беспечно рискуя своей жизнью и жизнями своих детей. Они всегда будут что-то придумывать и устраивать, потом жизнь будет отбрасывать их на сто шагов назад. Но они, только слегка придя в себя, снова будут упрямо продвигаться вперёд. Их никто и ничто не остановит. Они слегка похожи на муравьёв. Но у муравьёв общественное сознание, а каждый человек воспринимает себя как единицу – он сам себе бог, царь и целый мир. Они своими выдумками подставили под удар всех нас, кто не имеет никакого отношения к их дурацким идеям!» Наивно-бесхитростный, но в то же время глубоко философский смысл.



18


Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 29 ноября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru


Краткое описание документа:

Если вы спросите первого попавшегося вам встречного о том, нужно ли преподавать историю в школе, то ответом, скорее всего, будет недоумённый взгляд и безапелляционное: «А как же без неё? Ведь история – главный воспитывающий патриотизм учебный предмет!» Впрочем, другого ответа ожидать и не следует: подавляющее большинство из нас мыслит готовыми, навязанными извне: школой, политиками, социальной средой - стереотипами. Мыслящих по-иному, мы не понимаем и не воспринимаем. Они нам кажутся, по меньшей мере, странными людьми, а то и общественно-опасными. Однако именно эта категория личностей даёт толчок для размышления, а иногда и является тем первым камешком, за которым следует грозный обвал. Так что следует уметь слушать этих несогласных. Рискнём и мы несколько пошатнуть миф о школьной истории и необходимости её преподавания в нынешнем виде.

Общая информация

Номер материала: 272856
Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 29 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Похожие материалы

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>