Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Методическая разработка «Преподобный Сергий Радонежский – служитель Истине и Добру»
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Методическая разработка «Преподобный Сергий Радонежский – служитель Истине и Добру»

Выберите документ из архива для просмотра:

Выбранный для просмотра документ метод.разработка.docx

библиотека
материалов


hello_html_m792a5148.gifhello_html_m792a5148.gifhello_html_m792a5148.gif

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа №24






Городской конкурс на лучшую методическую разработку

«Святой Сергий – строитель русской духовной культуры»






































Г.Гуково, 2014 год



Семинарское занятие по теме:

«Преподобный Сергий Радонежский – служитель Истине и Добру»

Цели:

  1. Познакомить уч-ся 10 класса с жизнью и деяниями Преподобного Сергия Радонежского. Раскрыть высокий смысл его жизни, влияния на судьбу русской земли.

  2. Развивать глубокий интерес к изучению житийной литературы как источнику духовности.

  3. Раскрыть взаимосвязь традиций отечественной литературы и живописи – светской и духовной – в раскрытии образа святого.

  4. Воспитывать у уч-ся стремление к познанию праведности.



Выбор формы семинарского занятия обоснован стремлением к преодолению монологического режима, к вовлечению школьников в поисковую комментаторскую работу, к побуждению самостоятельного выбора игровых индивидуальных заданий (ролей).

Организация учебной ситуации. Опережающее домашнее задание (всему классу). Прочитать «Житие Преподобного Сергия». Издание Свято-Троице-Сергиевой Лавры. Заведующий РИО И.А.Осипов. Выписать в тетрадь основные события глав «Благодатный отрок», «Покорный юноша», «Братья в пустыне», «Юный постриженник». Ответить на вопрос «Как в этих событиях проявляется характер святого?»

Индивидуальные задания:

  1. Историку-книжнику: сравнить два эпизода «Молитвенная помощь Преподобного Сергия и грозная Битва» в изложении житийной литературы и «Истории государства Российского» Карамзина.

  2. Православному исследователю: молитвы за Отечество и молитвенное обращение к Святому Сергию.

  3. Экскурсоводу «В соборе Святой Троицы. Икона «Троица» Андрея Рублева» (исследование с комментарием)

  4. Юным филологам: домашнее сочинение «Раздумья о Преподобном Сергии»

  5. Собирателю слов «Православная копилка мудрости и любви».

Организация семинарского занятия

  1. При внимательном прослушивании выступающих уч-ся составляют краткий конспект, используя знаки:

  • - информация мне известна

+ - узнал(а) новое

- - не согласен, противоречит тому, что я знаю о святом

? – по этой теме хочу узнать больше.

  1. В качестве раздаточного материала - таблица, которая заполняется в течение всего занятия

Вопрос

Краткий конспект

Мои замечания (с использованием знаков)



  1. К концу занятия ученики должны уметь:

  • Выразить свое понимание благочестия Святого Сергия Радонежского

  • Характеризовать особенности житийной духовной литературы, отличать ее от традиционных биографических исследований

  • Знать основные различия иконы и картины

  • Понимать тексты молитв, обращенных к Святому

  • Составлять планы, краткие конспекты к разделам житийной литературы о Сергии Радонежском.



Приложения

Н.М.Карамзин «История государства Российского»

Каждый ревновал служить отечеству: одни мечом, другие молитвою и делами христианскими. Между тем, как юноши и мужи блистали оружием на стогнах Москвы, жены и старцы преклоняли колена в святых храмах; богатые раздавали милостыню, особенно великая княгиня, супруга нежная и чувствительная; а Димитрий, устроив полки к выступлению, желал с братом Владимиром Андреевичем, со всеми князьями и воеводами принять благословение Сергия, игумена уединенной Троицкой обители, уже знаменитой добродетелями своего основателя. Сей святой старец, отвергнув мир, еще любил Россию, ее славу и благоденствие: летописцы говорят, что он предсказал Димитрию кровопролитие ужасное, но победу — смерть многих героев православных, но спасение великого князя; упросил его обедать в монастыре, окропил святою водою всех бывших с ним военачальников дал ему двух иноков в сподвижники, именем Александра Пересвета и Ослябю, из коих первый был некогда боярином брянским и витязем мужественным. Сергий вручил им знамение креста на схимах и сказал: «Вот оружие нетленное! Да служит оно вам вместо шлемов!» Димитрий выехал из обители с новою и еще сильнейшею надеждою на помощь Небесную.

В тот час, когда полки с распущенными знаменами уже шли из Кремля в ворота Флоровские, Никольские и Константино-Еленские, будучи провождаемы духовенством с крестами и чудотворными иконами, великий князь молился над прахом своих предместников, государей московских, в церкви Михаила Архангела, воспоминая их подвиги и добродетели. Он нежно обнял горестную супругу, но удержал слезы, окруженный свидетелями, и, сказав ей: «Бог наш заступник!», — сел на коня. Одни жены плакали. Народ стремился вслед за воинством, громогласно желая ему победы. Утро было ясное и тихое: оно казалось счастливым предзнаменованием.

Василий Осипович Ключевский
Сергий Радонежский

Серия: Исторические портретыhello_html_7bff584f.png

Образ Преподобного Сергия Радонежского.

Работа иконописной мастерской Троице-Сергиевой лавры

Значение Преподобного Сергия для русского народа и государства.

Когда вместе с разнообразной, набожно крестящейся народной волной вступаешь в ворота Сергиевой Лавры, иногда думаешь: почему в этой обители нет и не было особого наблюдателя, подобного древнерусскому летописцу, который спокойным неизменным взглядом наблюдал и ровной бесстрастной рукой записывал, «еже содеяся в Русской земле», и делал это одинаково из года в год, из века в век, как будто это был один и тот же человек, не умиравший целые столетия? Такой бессменный и не умирающий наблюдатель рассказал бы, какие люди приходили в течение 500 лет поклониться гробу Преподобного Сергия, и с какими помыслами и чувствами возвращались отсюда во все концы Русской земли. Между прочим, он объяснил бы нам, как это случилось, что состав общества, непрерывною волной притекавшего к гробу Преподобного, в течение пяти веков оставался неизменным. Еще при жизни Преподобного, как рассказывает его жизнеописатель-современник, многое множество приходило к нему из различных стран и городов, и в числе приходивших были и иноки, и князья, и вельможи, и простые люди, «на селе живущие». И в наши дни люди всех классов русского общества притекают к гробу Преподобного со своими думами, мольбами и упованиями, государственные деятели приходят в трудные переломы народной жизни, простые люди – в печальные или радостные минуты своего частного существования. И этот приток не изменился в течение веков, несмотря на неоднократные и глубокие перемены в строе и настроении русского общества. Старые понятия иссякали, новые пробивались или наплывали, а чувства и верования, которые влекли сюда людей со всех концов Русской земли, бьют до сих пор тем же свежим ключом, как били в XIV в.

Если бы возможно было воспроизвести писанием все, что соединилось с памятью Преподобного, что в эти 500 лет было молчаливо передумано и перечувствовано пред его гробом миллионами умов и сердец, это писание было бы полной глубокого содержания историей нашей всенародной политической и нравственной жизни.

Впрочем, если Преподобный Сергий доселе остается для приходящих к нему тем же, чем был для них при своей жизни, то и теперь на их лицах можно прочитать то же, что прочитал бы монастырский наблюдатель на лицах своих современников 400 или 500 лет назад. Достаточно взглянуть на первые встречные лица из многого множества, в эти дни здесь теснящегося, чтобы понять, во имя чего поднялись со своих мест эти десятки тысяч, а сотни других мысленно следовали за ними. Да и каждый из нас в своей собственной душе найдет то же общее чувство, стоя у гробницы Преподобного.

У этого чувства уже нет истории, как для того, кто покоится в этой гробнице, давно остановилось движение времени. Это чувство вот уже пять столетий одинаково загорается в душе молящегося у этой гробницы, как солнечный луч в продолжение тысячелетий одинаково светится в капле чистой воды. Спросите любого из этих простых людей, с посохом и котомкой пришедших сюда издалека: когда жил Преподобный Сергий и что сделал для Руси XIV века, чем он был для своего времени? И редкий из них даст вам удовлетворительный ответ; но на вопрос, что он есть для них, далеких потомков людей XIV века, и зачем они теперь пришли к нему, каждый ответит твердо и вразумительно.

Есть имена, которые носили исторические люди, жившие в известное время, делавшие исторически известное жизненное дело, но имена, которые уже утратили хронологическое значение, выступили из границ времени, когда жили их носители. Это потому, что дело, сделанное таким человеком, по своему значению так далеко выходило за пределы своего века, своим благотворным действием так глубоко захватило жизнь дальнейших поколений, что с лица, его сделавшего, в сознании этих поколений постепенно спадало все временное и местное, и оно из исторического деятеля превратилось в народную идею, а самое дело его из исторического факта стало практической заповедью, заветом, тем, что мы привыкли называть идеалом. Такие люди становятся для грядущих поколений не просто великими покойниками, а вечными их спутниками, даже путеводителями, и целые века благоговейно твердят их дорогие имена не столько для того, чтобы благодарно почтить их память, сколько для того, чтобы самим не забыть правила, ими завещанного. Таково имя Преподобного Сергия; это не только назидательная, отрадная страница нашей истории, но и светлая черта нашего нравственного народного содержания.

Какой подвиг так освятил это имя? Надобно припомнить время, когда подвизался Преподобный. Он родился, когда вымирали последние старики, увидевшие свет около времени татарского разгрома Русской земли, и когда уже трудно было найти людей, которые бы этот разгром помнили. Но во всех русских нервах еще до боли живо было впечатление ужаса, произведенного этим всенародным бедствием и постоянно подновлявшегося многократными местными нашествиями татар. Это было одно из тех народных бедствий, которые приносят не только материальное, но и нравственное разорение, надолго повергая народ в мертвенное оцепенение. Люди беспомощно опускали руки, умы теряли всякую бодрость и упругость и безнадежно отдавались своему прискорбному положению, не находя и не ища никакого выхода. Что еще хуже, ужасом отцов, переживших бурю, заражались дети, родившиеся после нее. Мать пугала непокойного ребенка лихим татарином; услышав это злое слово, взрослые растерянно бросались бежать, сами не зная куда. Внешняя случайная беда грозила превратиться во внутренний хронический недуг; панический ужас одного поколения мог развиться в народную робость, в черту национального характера, и в истории человечества могла бы прибавиться лишняя темная страница, повествующая о том, как нападение азиатского монгола повело к падению великого европейского народа.

Деревянные дискос и чаша Святого Сергия, на которых совершал Таинства Преподобный в своем храме во имя Живоначальной Троицы.hello_html_7aafbd0a.png

Хранятся в ризнице Троице-Сергиевой лавры

Могла ли, однако, прибавиться такая страница? Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжко его унижение, но пробьет урочный час, он соберет свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу.

Русские люди, сражавшиеся и уцелевшие в бою на Сити, сошли в могилу со своими сверстниками, безнадежно оглядываясь вокруг, не займется ли где заря освобождения. За ними последовали их дети, тревожно наблюдавшие, как многочисленные русские князья холопствовали перед татарами и дрались друг с другом. Но подросли внуки, сверстники Ивана Калиты, и стали присматриваться и прислушиваться к необычным делам в Русской земле. В то время как все русские окраины страдали от внешних врагов, маленькое срединное Московское княжество оставалось безопасным, и со всех краев Русской земли потянулись туда бояре и простые люди.

В то же время московские князьки, братья Юрий и этот самый Иван Калита, без оглядки и раздумья, пуская против врагов все доступные средства, ставя в игру все, что могли поставить. Они вступили в борьбу со старшими и сильнейшими князьями за первенство, старшее Владимирское княжение, и, при содействии самой Орды, отбили его у соперников. Тогда же устроилось так, что и русский митрополит, живший во Владимире, стал жить в Москве, придав этому городку значение церковной столицы Русской земли. И как только случилось все это, все почувствовали, что татарские опустошения прекратились и наступила давно не испытанная тишина в Русской земле. По смерти Калиты Русь долго вспоминала его княжение, когда ей впервые в сто лет рабства удалось вздохнуть свободно, и любила украшать память этого князя благодарной легендой.

Так к половине XIV в. подросло поколение, выросшее под впечатлением этой тишины, начавшее отвыкать от страха ордынского, от нервной дрожи отцов при мысли о татарине. Недаром представителю этого поколения, сыну великого князя Ивана Калиты, Симеону, современники дали прозвание Гордого. Это поколение и почувствовало ободрение, что скоро забрезжит свет. В это именно время, в начале сороковых годов XIV в., свершились три знаменательных события.

1. Из московского Богоявленского монастыря вызван был на церковно-административное поприще скрывавшийся там скромный 40-летний инок Алексий.

2. Один 20-летний искатель пустыни, будущий Преподобный Сергий, в дремучем лесу – вот на этом самом месте – поставил маленькую деревянную келию с такой же церковью.

3. В Устюге, у бедного соборного причетника, родился сын, будущий просветитель Пермской земли святой Стефан. Ни одного из этих имен нельзя произнести, не вспомнив двух остальных.

А. Новоскольцев. Преподобный Сергий благословляет Дмитрия Донского на битву с Мамаемhello_html_m5be596.png

Эта присноблаженная троица ярким созвездием блещет в нашем XIV в., делая его зарей политического и нравственного возрождения Русской земли. Тесная дружба и взаимное уважение соединяли их друг с другом. Митрополит Алексий навещал Сергия в его обители и советовался с ним, желал иметь его своим преемником. Припомним задушевный рассказ в житии Преподобного Сергия о проезде святого Стефана Пермского мимо Сергиева монастыря, когда оба друга на расстоянии 10 с лишком верст обменялись братскими поклонами.

Все три св. мужа, подвизаясь каждый на своем поприще, делали одно общее дело, которое простиралось далеко за пределы церковной жизни и широко захватывало политическое положение всего народа. Это дело – укрепление Русского государства, над созиданием которого по-своему трудились московские князья XIV в. Это дело было исполнением завета, данного русской церковной иерархии величайшим святителем Древней Руси, митрополитом Петром. Еще в мрачное время татарского ига, когда ниоткуда не проступал луч надежды, он, по преданию, пророчески благословил бедный тогда городок Москву, как будущую церковную и государственную столицу Русской земли. Духовными силами трех наших св. мужей XIV в., воспринявших этот завет святителя, Русская земля и пришла поработать над предвозвещенной судьбой этого города. Ни один из них не был коренным москвичом. Но в их лице сошлись для общего дела три основные части Русской земли: Алексий, сын черниговского боярина-переселенца, представлял старый киевский юг, Стефан – новый финско-русский север, а Сергий, сын ростовского боярина-переселенца, – великорусскую средину. Они приложили к делу могущественные духовные силы. Это были образованнейшие русские люди своего века; о них древние жизнеописатели замечают, что один «всю грамоту добре умея», другой «всяко Писание Ветхаго и Новаго Завета пройде», третий даже «книги греческия извыче добре». Потому ведь и удалось московским князьям так успешно собрать в своих руках материальные, политические силы русского народа, что им дружно содействовали добровольно соединявшиеся духовные его силы.

Но в общем деле каждый из трех деятелей делал свою особую часть. Они не составляли общего плана действий, не распределяли между собой призваний и подвигов и не могли этого сделать, потому что были люди разных поколений. Они хотели работать над самими собой, делать дело собственного душевного спасения. Деятельность каждого текла своим особым руслом, но текла в одну сторону с двумя другими, направляемая таинственными историческими силами, в видимой работе которых верующий ум прозревает миродержавную десницу Провидения. Личный долг каждого своим путем вел всех троих к одной общей цели.

Происходя из родовитого боярства, искони привыкшего делить с князьями труды обороны и управления страны, митрополит Алексий шел боевым политическим путем, был преемственно главным советником трех великих князей Московских, руководил их Боярской думой, ездил в Орду ублажать ханов, отмаливая их от злых замыслов против Руси, воинствовал с недругами Москвы всеми средствами своего сана, карал церковным отлучением русских князей, непослушных московскому государю, поддерживая его первенство, с неослабной энергией поддерживая значение Москвы как единственного церковного средоточия всей политически разбитой Русской земли. Уроженец г. Устюга, в краю которого новгородская и литовская колонизация, сливаясь и вовлекая в свой поток туземную чудь, создавала из нее новую Русь, св. Стефан пошел с христианской проповедью в Пермскую землю продолжать это дело обрусения и просвещения заволжских инородцев. Так церковная иерархия благословила своим почином две народные цели, достижение которых послужило основанием самостоятельного политического существования нашего народа: это – сосредоточение династически раздробленной государственной власти в московском княжеском доме и приобщение восточноевропейских и азиатских инородцев к Русской церкви и народности посредством христианской проповеди.

Но чтобы сбросить варварское иго, построить прочное независимое государство и ввести инородцев в ограду христианской церкви, для этого самому русскому обществу должно было встать в уровень столь высоких задач, роднить и укрепить свои нравственные силы, приниженные вековым порабощением и унынием. Этому третьему делу, нравственному воспитанию народа, и посвятил свою жизнь Преподобный Сергий. То была внутренняя миссия, долженствовавшая служить подготовкой и обеспечением успехов миссии внешней, начатой пермским просветителем; Преподобный Сергий и вышел на свое дело значительно раньше святого Стефана. Разумеется, он мог применять к делу средства нравственной дисциплины, ему доступные и понятные тому веку, а в числе таких средств самым сильным был живой пример, наглядное осуществление нравственного правила. Он начал с самого себя и продолжительным уединением, исполненным трудов и лишений среди дремучего леса, приготовился быть руководителем других пустынножителей.

Жизнеописатель, сам живший в братстве, воспитанном Сергием, живыми чертами описывает, как оно воспитывалось, с какой постепенностью и любовью к человеку, с каким терпением и знанием души человеческой. Мы все читали и перечитывали эти страницы древнего Жития, повествующие о том, как Сергий, начав править собиравшейся к нему братией, был для нее поваром, пекарем, мельником, дровоколом, портным, плотником, каким угодно трудником служил ей, как раб купленный, по выражению Жития, ни на один час не складывал рук для отдыха. Как потом, став настоятелем обители и продолжая ту же черную хозяйственную работу, он принимал искавших у него пострижения, не спускал глаз с каждого новика, возводя его со степени на степень иноческого искуса, указывал дело всякому по силам, ночью дозором ходил мимо келий, легким стуком в дверь или окно напоминал празднословившим, что у монаха есть лучшие способы проводить досужее время, а поутру осторожными намеками, не обличая прямо, не заставляя краснеть, «тихой и кроткой речью» вызывал в них раскаяние без досады.

Читая эти рассказы, видишь пред собою практическую школу благонравия, в которой сверх религиозно-иноческого воспитания главными житейскими науками были уменье отдавать всего себя на общее дело, навык к усиленному труду и привычка к строгому порядку в занятиях, помыслах и чувствах. Наставник вел ежедневную дробную терпеливую работу над каждым отдельным братом, над отдельными особенностями каждого брата, приспособляя их к целям всего братства.

По последующей самостоятельной деятельности учеников Преподобного Сергия видно, что под его воспитательным руководством лица не обезличивались, личные свойства не стирались, каждый оставался сам собой и, становясь на свое место, входил в состав сложного и стройного целого, как в мозаической иконе различные по величине и цвету камешки укладываются под рукой мастера в гармоническое выразительное изображение. Наблюдение и любовь к людям дали умение тихо и кротко настраивать душу человека и извлекать из нее, как из хорошего инструмента, лучшие ее чувства, – то уменье, перед которым не устоял самый упрямый русский человек XIV века, князь Олег Иванович Рязанский, когда, по просьбе великого князя Московского Дмитрия Ивановича, как рассказывает летописец, «старец чудный» отговорил «суровейшего» рязанца от войны с Москвой, умилив его тихими и кроткими речами и благоуветливыми глаголами.

Так воспиталось дружное братство, производившее, по современным свидетельствам, глубокое назидательное впечатление на мирян. Мир приходил к монастырю с пытливым взглядом, каким он привык смотреть на монашество, и если его не встречали здесь словами «прииди» и «виждь», то потому, что такой зазыв был противен Сергиевой дисциплине. Мир смотрел на чин жизни в монастыре Преподобного Сергия, и то, что он видел, быт и обстановка пустынного братства поучали его самым простым правилам, которыми крепко людское христианское общежитие. В монастыре все было бедно и скудно, или, как выразился разочарованно один мужичок, пришедший в обитель Преподобного Сергия повидать прославленного величественного игумена, «все худостно, все нищетно, все сиротинско». В самой ограде монастыря первобытный лес шумел над кельями и осенью обсыпал их кровли палыми листьями и иглами; вокруг церкви торчали свежие пни и валялись неубранные стволы срубленных деревьев.

Общежитие в Сергиевой обители.hello_html_m7aa1de27.png

Из Жития Преподобного Сергия, хранящегося в Троице-Сергиевой лавре

В деревянной церковке за недостатком свеч пахло лучиной; в обиходе братии столько же недостатков, сколько заплат на сермяжной ряске игумена; чего ни хватись, всего нет, по выражению жизнеописателя; случалось, вся братия по целым дням сидела чуть не без куска хлеба. Но все дружны между собой и приветливы к пришельцам, во всем следы порядка и размышления. Каждый делает свое дело, каждый работает с молитвой, и все молятся после работы. Во всех чуялся скрытый огонь, который без искр и вспышек обнаруживался живительной теплотой, обдававшей всякого, кто вступал в эту атмосферу труда, мысли и молитвы. Мир видел все это и уходил ободренный и освеженный, подобно тому, как мутная волна, прибивая к прибрежной скале, отлагает от себя примесь, захваченную в неопрятном месте, и бежит далее светлой и прозрачной струей.

Надобно припомнить людей XIV века, и быт и обстановку, запас их умственных и нравственных средств, чтобы понять впечатление этого зрелища на набожных наблюдателей. Нам, страдающим избытком нравственных возбуждений и недостатком нравственной восприимчивости, трудно уже воспроизвести слагавшееся из этих наблюдений настроение нравственной сосредоточенности и общественного братства, какое разносили по своим углам из этой пустыни побывавшие в ней люди XIV в. Таких людей была капля в море православного русского населения. Но ведь и в тесто немного нужно вещества, вызывающего в нем живительное брожение.hello_html_4d0e2bf.png



Е. Волков. Скит

Нравственное влияние действует не механически, а органически. На это указал сам Христос, сказав: «Царство Божие подобно закваске». Украдкой западая в массы, это влияние вызывало брожение и незаметно изменяло направление умов, перестраивало весь нравственный строй души русского человека XIV в. От вековых бедствий этот человек так оскудел нравственно, что не мог не замечать в своей жизни недостатка этих первых основ христианского общежития, но еще не настолько очерствел от этой скудости, чтобы не чувствовать потребности в них.

Пробуждение этой потребности и было началом нравственного, а потом и политического возрождения русского народа. Пятьдесят лет делал свое тихое дело Преподобный Сергий в Радонежской пустыни; целые полвека приходившие к нему люди вместе с водой из его источника черпали в его пустыни утешение и ободрение и, воротясь в свой круг, по каплям делились им с другими. Никто тогда не считал гостей пустынника и тех, кого они делали причастниками приносимой ими благодатной росы, – никто не думал считать этого, как человек, пробуждающийся с ощущением здоровья, не думать о своем пульсе. Но к концу жизни Сергия едва ли вырывался из какой-либо православной груди на Руси скорбный вздох, который бы не облегчался молитвенным призывом имени св. старца. Этими каплями нравственного влияния и выращены были два факта, которые легли среди других основ нашего государственного и общественного здания и которые оба связаны с именем Преподобного Сергия. Один из этих фактов – великое событие, совершившееся при жизни Сергия, а другой – целый сложный и продолжительный исторический процесс, только начавшийся при его жизни.

Событие состояло в том, что народ, привыкший дрожать при одном имени татарина, собрался наконец с духом, встал на поработителей и не только нашел в себе мужество встать, но и пошел искать татарских полчищ в открытой степи и там повалился на врагов несокрушимой стеной, похоронив их под своими многотысячными костями. Как могло это случиться? Откуда взялись, как воспитались люди, отважившиеся на такое дело, о котором боялись и подумать их деды? Глаз исторического знания уже не в состоянии разглядеть хода этой подготовки великих борцов 1380 года; знаем только, что Преподобный Сергий благословил на этот подвиг главного вождя русского ополчения, сказав: «Иди на безбожников смело, без колебания, и победишь», – и этот молодой вождь был человек поколения, возмужавшего на глазах Преподобного Сергия и вместе с князем Димитрием Донским бившегося на Куликовом поле.

Чувство нравственной бодрости, духовной крепости, которое Преподобный Сергий вдохнул в русское общество, еще живее и полнее воспринималось русским монашеством. В жизни русских монастырей со времени Сергия начался замечательный перелом: заметно оживилось стремление к иночеству. В бедственный первый век ига это стремление было очень слабо: в сто лет (1240–1340) возникло всего каких-нибудь десятка три новых монастырей. Зато в следующее столетие, 1340–1440 гг., когда Русь начала отдыхать от внешних бедствий и приходить в себя, из куликовского поколения и его ближайших потомков вышли основатели до 150 новых монастырей. Таким образом, древнерусское монашество было точным показателем нравственного состояния своего мирского общества: стремление покидать мир усиливалось не оттого, что в миру скоплялись бедствия, а по мере того, как в нем возвышались нравственные силы. Это значит, что русское монашество было отречением от мира во имя идеалов, ему непосильных, а не отрицанием мира во имя начал, ему враждебных. Впрочем, исторические факты здесь говорят не более того, что подсказывает сама идея православного иночества. Эта связь русского монастыря с миром обнаружилась и в другом признаке перелома, в перемене самого направления монастырской жизни со времен Преподобного Сергия. До половины XIV в. почти все монастыри на Руси возникали в городах или под их стенами; с этого времени решительный численный перевес получают монастыри, возникавшие вдали от городов, в лесной глухой пустыни, ждавшей топора и сохи. Так к основной цели монашества, в борьбе с недостатками духовной природы человека, присоединилась новая борьба с неудобствами внешней природы; лучше сказать, эта вторая цель стала новым средством для достижения первой.

Преподобный Сергий со своею обителью и своими учениками был образцом и начинателем в этом оживлении монастырской жизни, «начальником и учителем всем монастырем, иже в Руси», как называет его летописец. Колонии Сергиевской обители, монастыри, основанные учениками Преподобного или учениками его учеников, считались десятками, составляли почти четвертую часть всего числа новых монастырей во втором веке татарского ига, и почти все эти колонии были пустынные монастыри, подобно своей митрополии. Но, убегая от соблазнов мира, основатели этих монастырей служили его насущным нуждам. До половины XIV в. масса русского населения, сбитая врагами в междуречье Оки и Верхней Волги, робко жалась здесь по немногим расчищенным среди леса и болот полосам удобной земли. Татары и Литва запирали выход из этого треугольника на запад, юг и юго-восток. Оставался открытым путь на север и северо-восток за Волгу; но то был глухой непроходимый край, кое-где занятый дикарями-финнами; русскому крестьянину с семьей и бедными пожитками страшно было пуститься в эти бездорожные дебри. «Много было тогда некрещеных людей за Волгой», т. е. мало крещеных, говорит старая летопись одного заволжского монастыря о временах до Сергия. Монах-пустынник и пошел туда смелым разведчиком.

Огромное большинство новых монастырей с половины XIV до конца XV в. возникло среди лесов костромского, ярославского и вологодского Заволжья: этот волжско-двинский водораздел стал северной Фиваидой православного Востока. Старинные памятники истории Русской церкви рассказывают, сколько силы духа проявлено было русским монашеством в этом мирном завоевании финского языческого Заволжья для христианской Церкви и русской народности. Многочисленные лесные монастыри становились здесь опорными пунктами крестьянской колонизации: монастырь служил для переселенца-хлебопашца и хозяйственным руководителем, и ссудной кассой, и приходской церковью, и, наконец, приютом под старость. Вокруг монастырей оседало бродячее население, как корнями деревьев сцепляется зыбучая песчаная почва. Ради спасения души монах бежал из мира в заволжский лес, а мирянин цеплялся за него и с его помощью заводил в этом лесу новый русский мир. Так создавалась верхневолжская Великороссия дружными усилиями монаха и крестьянина, воспитанных духом, какой вдохнул в русское общество Преподобный Сергий.

Напутствуемые благословением старца, шли борцы, одни на юг за Оку – на татар, другие на север за Волгу – на борьбу с лесом и болотом.

Время давно свеяло эти дела с народной памяти, как оно же глубоко заметало вековой пылью кости куликовских бойцов. Но память святого пустынножителя доселе парит в народном сознании, как гроб с его нетлеющими останками невредимо стоит на поверхности земли. Чем дорога народу эта память, что она говорит ему, его уму и сердцу? Современным, засохшим в абстракциях и схемах языком трудно изобразить живые, глубоко сокрытые движения верующей народной души. В эту душу глубоко запало какое-то сильное и светлое впечатление, произведенное когда-то одним человеком и произведенное неуловимыми, бесшумными нравственными средствами, про которые не знаешь, что и рассказать, как не находишь слов для передачи иного светлого и ободряющего, хотя молчаливого взгляда. Виновник впечатления давно ушел, исчезла и обстановка его деятельности, оставив скудные остатки в монастырской ризнице да источник, изведенный его молитвою, а впечатление все живет, переливаясь свежей струей из поколения в поколение, и ни народные бедствия, ни нравственные переломы в обществе доселе не могли сгладить его. Первое смутное ощущение нравственного мужества, первый проблеск духовного пробуждения – вот в чем состояло это впечатление. Примером своей жизни, высотой своего духа Преподобный Сергий поднял упавший дух родного народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в свое будущее. Он вышел из нас, был плоть от плоти нашей и кость от костей наших, а поднялся на такую высоту, о которой мы и не чаяли, чтобы она кому-нибудь из наших была доступна. Так думали тогда все на Руси, и это мнение разделял православный Восток, подобно тому цареградскому епископу, который, по рассказу Сергиева жизнеописателя, приехав в Москву и слыша всюду толки о великом русском подвижнике, с удивлением восклицал: «Како может в сих странах таков светильник явитися?» Преподобный Сергий своей жизнью, самой возможностью такой жизни дал почувствовать заскорбевшему народу, что в нем еще не все доброе погасло и замерло; своим появлением среди соотечественников, сидевших во тьме и сени смертной, он открыл им глаза на самих себя, помог им заглянуть в свой собственный внутренний мрак и разглядеть там еще тлевшие искры того же огня, которым горел озаривший их светоч. Русские люди XIV века признали это действие чудом, потому что оживить и привести в движение нравственное чувство народа, поднять его дух выше его привычного уровня – такое проявление духовного влияния всегда признавалось Чудесным, творческим актом; таково оно и есть по своему существу и происхождению, потому что его источник – вера. Человек, раз вдохнувший в общество такую веру, давший ему живо ощутить в себе присутствие нравственных сил, которых оно в себе не чаяло, становится для него носителем чудодейственной искры, способной зажечь и вызвать к действию эти силы всегда, когда они понадобятся, когда окажутся недостаточными наличные обиходные средства народной жизни.hello_html_m6f2740aa.png

Печенежский монастырь в Русской Лапландии, сооруженный над мощами святого Трифона Кольского

Впечатление людей XIV века становилось верованием поколений, за ними следовавших. Отцы передавали воспринятое ими одушевление детям, а они возводили его к тому же источнику, из которого впервые почерпнули его современники. Так духовное влияние Преподобного Сергия пережило его земное бытие и перелилось в его имя, которое из исторического воспоминания сделалось вечно деятельным нравственным двигателем и вошло в состав духовного богатства народа. Это имя сохраняло силу непосредственного личного впечатления, какое производил Преподобный на современников; эта сила длилась и тогда, когда стало тускнеть историческое воспоминание, заменяясь церковной памятью, которая превращала это впечатление в привычное, поднимающее дух настроение. Так теплота ощущается долго после того, как погаснет ее источник. Этим настроением народ жил целые века; оно помогало ему устроить свою внутреннюю жизнь, сплотить и упрочить государственный порядок. При имени Преподобного Сергия народ вспоминает свое нравственное возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое, и затверживает правило, что политическая крепость прочна только тогда, когда держится на силе нравственной. Это возрождение и это правило – самые драгоценные вклады Преподобного Сергия, не архивные или теоретические, а положенные в живую душу народа, в его нравственное содержание.

Нравственное богатство народа наглядно исчисляется памятниками деяний на общее благо, памятями деятелей, внесших наибольшее количество добра в свое общество. С этими памятниками и памятями срастается нравственное чувство народа. Они – его питательная почва. В них его корни; оторвите его от них – оно завянет как скошенная трава. Они питают не народное самомнение, а мысль об ответственности потомков перед великими предками, ибо нравственное чувство есть чувство долга. Творя память Преподобного Сергия, мы проверяем самих себя, пересматриваем свой нравственный запас, завещанный нам великими строителями нашего нравственного порядка, обновляем его, пополняя произведенные в нем траты. Ворота Лавры Преподобного Сергия затворятся и лампады погаснут над его гробницей – только тогда, когда мы растратим этот запас без остатка, не пополняя его. hello_html_m5274411e.png

М. Нестеров. Святой старец удит рыбу

















Молитва преподобному Сергию, Радонежскому чудотворцу

О, священная главо, преподобне и богоносне отче наш Сергие, молитвою твоею, и верою и любовию, яже к Богу, и чистотою сердца еще на земли во обитель Пресвятыя Троицы душу твою устроивый и ангельскаго общения и Пресвятыя Богородицы посещения сподобивыйся, и дар чудодейственныя благодати приёмый, по отшествии же твоем от земных, наипаче к Богу приближивыйся и небесныя силы приобщивыйся, но и от нас духом любве твоей не отступивый и честныя твоя мощи, яко сосуд благодати полный и преизливающийся, нам оставивый! Велие имея дерзновение ко всемилостивому Владыце, моли спасти pабы Его, сущей в тебе благодати Его верующия и к тебе с любовию притекающия. Испроси нам от великодаровитаго Бога нашего всякий дар, всем и коемужда благопотребен: веры непорочны соблюдение, градов наших утверждение, мира умирение, от глада и пагубы избавление, от нашествия иноплеменных сохранение, скорбящим утешение, недугующим исцеление, падшим возставление, заблуждающим на путь истины и спасения возвращение, подвизающимся укрепление, благоделающим в делах благих преспеяние и благословение; младенцем воспитание, юным наставление, неверующим вразумление, сиротам и вдовицам заступление, отходящим от сего временнаго жития к вечному благое уготовление и напутствие, отшедшим блаженное упокоение, и вся ны споспешествующими твоими молитвами сподоби в день Страшнаго Суда шуия части избавитися, десныя же страны общники быти и блаженный оный глас Владыки Христа услышати: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира. Аминь.



Житие Преподобного Сергия, рассказанное художниками

8 октября Русская Православная Церковь вспоминает святого Сергия, Игумена земли Русской.

Известный философ-священник Павел Флоренский писал: «Чтобы понять Россию, надо понять Лавру, а чтобы вникнуть в Лавру, должно внимательным взором всмотреться в основателя ее, признанного святым при жизни, “чудного старца, святого Сергия”». Похожую мысль высказывал писатель Евгений Поселянин: «Если есть у России народный богатырь, который всего лучше выражает дух России, то, конечно, это преподобный Сергий». Действительно, наверное, нет другого святого, чье житие и подвиг были настолько тесно связаны с историей не только Русской Церкви, но всей России.

Игумен земли Русской — так называют преподобного Сергия. И это не просто эпитет. В этих словах выражено чувство любви православных русских людей к Радонежскому игумену и его монастырю. Каждый человек может видеть в преподобном Сергии наставника и руководителя. Священник увидит пример истового служителя и вдохновенного молитвенника, удостоившегося сослужения Ангельских сил во время Литургии. Монах — образ для подражания в уединенной жизни, молитве и послушании. Даже будучи игуменом, авва Сергий продолжал служить своей братии, почитая себя последним в монастыре. Любая православная семья найдет в жизни святого пример взаимной любви, воспитания детей. Преподобные Кирилл и Мария Радонежские — родители Преподобного — привили сыну веру и любовь к Богу. От них ему передалось желание истинной христианской жизни и простоты. Даже ребенок увидит в отроке Варфоломее — таково имя Преподобного в миру — обычного мальчика, которому далеко не все давалось с легкостью. Лишь вера и упование на помощь Божию помогли ему не отстать от своих сверстников.

О жизни и подвиге святого Сергия Радонежского и истории основанного им монастыря написано очень много книг. Но сегодня хотелось бы обратиться к житию Преподобного, рассказанному художниками.

Все мы привыкли к иконописным изображениям Радонежского игумена, но образ его подвижнической жизни дошел до нас не только в виде иконы. Житием Преподобного вдохновлялись и художники, через свои произведения желавшие выразить внутренний духовный мир великого святого. Одним из самых плодовитых авторов на этом поприще является Михаил Николаевич Нестеров (1862-1942). Среди его картин немало работ на церковную тематику. Но совершенно особое место в его творчестве занимает Радонежский игумен. Это признавал и сам Михаил Николаевич. Его величайший шедевр — «Видение отроку Варфоломею».http://www.eparhia-saratov.ru/files/image/2013/10/journal/08_sr01.jpg

Эта картина — не просто веха в творчестве великого русского художника, это веха его жизненного пути. Михаил Николаевич однажды сказал: «Жить буду не я. Жить будет “Отрок Варфоломей”. Вот если через тридцать, через пятьдесят лет после моей смерти он еще будет что-то говорить людям — значит, он живой, значит, жив и я».

Картина рассказывает о чуде, когда по молитве старца отроку Варфоломею открылась книжная мудрость, и он стал читать. Тяжело было юному сердцу переносить строгие укоры учителя и насмешки сверстников, видевших, что Варфоломею не дается книжная премудрость. Но гораздо сильнее отрока печалило то, что он не может сам читать Слово Господне. И вот, после встречи со святым старцем, он получил исполнение того, о чем горячо молился.

Вглядимся еще раз в фигуру смиренного отрока — молитвенная поза, благоговение перед старцем-схимником, кротость и упование на Бога. Таким Преподобный оставался всю свою жизнь. Тот же исполненный смирения отрок предстает перед нами и на других работах М.Н. Нестерова: «Юность преподобного Сергия», «Святой Сергий Радонежский» и «Труды преподобного Сергия».http://www.eparhia-saratov.ru/files/image/2013/10/journal/08_sr02.jpg

Здесь к нам обращен уже повзрослевший Сергий, вкусивший первые трудности отшельнической жизни. Но не горе и усталость выражает его взгляд, а радость от пребывания с Богом. Непроходимые леса стали для него родным домом, дикие животные — ближайшими друзьями. Однажды к келье святого пришел ослабевший от голода медведь, которому преподобный Сергий отдал свою краюшку хлеба.

http://www.eparhia-saratov.ru/files/image/2013/10/journal/08_sr03.jpg

Следующая картина Нестерова показывает нам преподобного Сергия в монашеском одеянии. Кроткий и спокойный взгляд святого, обращенный к зрителю и одновременно устремленный ввысь, к небу, словно призывает за собой. Посох в руке и виднеющиеся вдали постройки говорят нам, что святой Сергий уже руководит собравшейся вокруг него братией. Его подвиг стал известен, и многие люди обращаются к нему за духовным советом.http://www.eparhia-saratov.ru/files/image/2013/10/journal/08_sr04.jpg

А вот Преподобный за работой вместе с братией монастыря. Он не хотел выделяться среди других и всегда сам подавал пример послушания и строгости монашеской жизни. Когда братия просили его стать игуменом, он ответил: «Желаю лучше учиться, нежели учить; лучше повиноваться, нежели начальствовать; но боюсь суда Божия; не знаю, что угодно Богу; святая воля Господа да будет!».http://www.eparhia-saratov.ru/files/image/2013/10/journal/08_sr05.jpg

Наравне с другими Сергий выполнял монастырские работы, сам строил деревянные келии, таскал и пилил бревна, носил воду, пек хлеб и готовил пищу, шил одежду. Всегда он ходил в одной и той же одежде, в любую погоду — в зной и в холод. Он смирял свое тело, но дух его возрастал все больше и больше.



Таким представлял Сергиеву обитель Аполлинарий Михайлович Васнецов (1856-1933): деревянный храм, кельи, монастырские послушания. Может быть, один из трудящихся монахов — сам Радонежский игумен?

М.Н. Нестеров и А.М. Васнецов — имена этих русских художников известны всем. Но дело, начатое ими, продолжается и сейчас. Житие преподобного Сергия вдохновляет наших современников. Замечательная картина, рассказывающая о чуде воскрешения умершего мальчика, принадлежит кисти Натальи Климовой.http://www.eparhia-saratov.ru/files/image/2013/10/journal/08_sr06.jpg

Крестьянин везет тяжело больного сына в лес к живущему там игумену Сергию, совершающему чудеса по своим молитвам к Богу. Но мальчик умирает… Картина передает сам момент чуда — воздетые в молитве руки старца, крестьянин, входящий в его келью с гробом в руках. Омраченный горем отец еще не увидел сына, его мысли о другом, но через мгновение безутешное горе сменится радостью.

Это работа художника Сергея Ефошкина «Чудо о птицах». «Сергий, ты молишься о своих учениках, и молитва твоя услышана. Посмотри, видишь, сколько монахов собирается под твое руководство!» — однажды услышал во время молитвы Преподобный. После этого он увидел необыкновенный свет с неба и множество прекрасных птиц на крышах и на дворе монастыря. Эта картина передает чудесное откровение Божие святому Сергию о судьбе Троицкой обители. Птицы — это все те, кто продолжает собираться под сводами кельи Преподобного, чтобы последовать его примеру монашеского подвига.http://www.eparhia-saratov.ru/files/image/2013/10/journal/08_sr07.jpg

Но вновь вернемся в прошлое. Автор знаменитого «Военного совета в Филях» Алексей Данилович Кившенко (1851-1895) написал картину другого военного совета. Это совет великого князя Дмитрия с преподобным Сергием перед Куликовской битвой с полчищами хана Мамая. Мы видим смиренно склонившуюся голову великого князя и благословляющую руку Игумена земли Русской…http://www.eparhia-saratov.ru/files/image/2013/10/journal/08_sr08.jpg

«Иди, не бойся. Бог тебе поможет», — слышит князь из уст Преподобного. Два воинства соединились друг с другом — воинство земное просит помощи у воинства, посвятившего себя служению Богу. Меч в руках князя Дмитрия, меч духовный — Крест Христов — в руках преподобного Сергия. Не в силе Бог, а в правде… Тот же сюжет у современного нам автора — священника Сергия Симакова.http://www.eparhia-saratov.ru/files/image/2013/10/journal/08_sr09.jpg

Картина «Святые Сергий Радонежский и Дмитрий Донской» — Преподобный благословляет князя, посылая в его войско двух монахов-богатырей Александра-Пересвета и Андрея-Ослябю. Не кольчуги и щиты украшают иноков — монашеские ризы и твердая вера в Бога.

Преподобный Сергий преставился 25 сентября (8 октября по новому стилю) 1392 года. Его жизненный путь — от смиренного отрока до старца, перед которым склоняли головы князья. Авва Сергий обращается к нам через свое житие, через иконы и, как мы увидели, через картины. Если он — Игумен земли Русской, то все мы — его верные чада, внимающие его словам. Жизнь преподобного Сергия — это жизнь человека в Боге. И как это ни странно, ушедший в глухие леса подвижник оказался настолько близок и к тем, кто жил в одно с ним время, и к нам, живущим через семь веков после него. Почему? Ответ очень прост: чем ближе человек к Богу, тем ближе он и к другим — к тем, кто нуждается в его помощи и живом примере.



Сочинение на тему: «Вслед за Епифанием»

Вслед за блаженным Епифанием, вслед за премудрым Епифанием, учеником Сергия Радонежского, Игумена всея Руси, величаемого святой «Церковью» избранным воеводою Русской земли, я, живущая в XXI веке, восклицаю: «Слава Богу, показавшему нам «житие» мужа и свята и старца духовна, даровавшего нам Преподобного Сергия». Только через 26 лет со дня кончины Богоносного Сергия его ученик Епифаний приступил к написанию жития. Меня же отделяю от святого Сергия почти семь веков! Но так хочется перенестись в тот стародавний мир святых людей, в мир великих подвигов и неуклонного несения креста Христова. В одно великое чувство соединились в моей душе и любовь, и почитание, и трепет, и волнение, и преклонение… У этого чувства, наверное, нет истории. Ведь, как и семь столетий назад оно загорается в душе каждого, кто думает о святом. По-моему, это чувство сродни солнечному лучу, который в продолжении тысячелетий не утрачивает своего блеска, отражаясь в капле чистой воды.J:\радонежский\Новая папка (8)\65708930_1256401573_sergradon.jpg

А тогда, в далеком-далеком мае 1319 года в доме боярина Кирилла царила радость и веселье по случаю рождения сына. На сороковой день по рождения родители принесли младенца в церковь, чтобы не только совершить над ним святое крещение, но и исполнить свое обещание- принести дитя в непорочную жертву Богу. Иерей дал имя младенцу в память святого Апостола Варфоломея, что означало «сын радости».

Ах, как ликовала тогда земля русская, жившая незыблемыми устоями вековечных связей с природой. Так накануне рождения святого (2 мая) был соловьиный день: с него в средней полосе России соловьи запевали, а ловцы-соловьятники выходили на ловлю певцов, ловили вольных заметных пташек, дорого ценящихся в ту пору любителями певчей утехи, с добычей направлялись в Москву, где начинали бойкую продажу. Ехали да приговаривали: «По соловьям - и погода», «Поют соловьи перед Маврой - и вина зацветет дружно».

В июне же, когда крестили святого, наступало лето, крестьянские закрома были пустыми, поэтому по светлорусскому гроетору от избы к избе полетели иные пословицы: « Пришел июнь-разноцвет, отбою от работы нет: Знающие люди учили на Кирилла (9 июня) просить у Бога дождя, бояться Тимофеевских знамений (10 июня), зато 11 июня (на Варфоломея) ничто не грозило народу православному. Только тихая радость переполняла сердца людей, теплая, необъяснимая, но такая осязаемая всеми. Да, и могло ли быть иначе? Ведь явился избранник Божий!

Дитя росло… Воспитанный на примерах и уроках благочестия, Варфоломей черпал духовную силу и крепость в молитвах, богослужениях, в стремлении подражать подвигам святых отцов. А сошедшая в сердце отрока благодать Божия на всю жизнь воцарилась там. И никто тогда на Руси великой не знал, что по земле ходит будущий Игумен, Преподобный и Богоносный отец Сергий, который повлияет на всенародную политическую и нравственную жизнь, который станет для родины несокрушимой опорой.

Удивительно, но Сергий Радонежский не оставил никаких писем, советов, назиданий, зато напитал своим крепким духом целые поколения монашествующих. Мне известно, что до 70 монастырей было основано его учениками и учениками его учеников! Вся жизнь его - подвиг твердой души, неусыпно соблюдавшей все требования подвижнического устава. Будучи гражданином земного отечества1, Сергий Радонежский был другом Святителей, советником князей, печальником Руси; его сердце было связано с их сердцами союзом великой любви. Преподобный был прозорлив, он даже беседовал с Богородицей, посетившей его в Рождественский пост, Ангел вместе с ним совершал Божественную Литургию, Божественный огонь сходил на него во время причастия святых тайн. Сколько еще было совершено Преподобным! Все выше и выше поднимался он в духовном просветлении, приближаясь к Богу, проливая дивный свет на обитателей его земной родины то исцеляя больных, то воскрешая умерших, то увещевая жестокосердных, заботясь по-отечески о сиротах и вдовиц. Но при всем этом Сергий Радонежский оставался детски чистым, простым, кротким, трудолюбивым, терпеливым, умевшем с младенчества с благодарным сердце переносить все лишения. С младенчества… Вот именно этот факт и поражает меня больше всего. Как мне старшекласснице, а не малютке, имея перед собой такой величайший пример Преподобного, быть к себе строже, а к людям терпеливее? Почему трудно бороться с обуреваемой меня гордыней? Почему я часто бываю раздражительной? Почему я ощущаю иногда душевную сухость? Этим вопросы терзают меня часто, но в Сергиевой лавре возле раки святого я особенно остро чувствовала дисгармонию в своей душе. Но чем дольше я стояла у гробницы, тем больше умиления вливалось в мое сердце. Мне казалось, что передо мной полыхал очаг благодатного огня, который возжигал путеводную свечу. А я, влекомая этим светом, устремлялась вперед.J:\радонежский\Новая папка (8)\99d329da7080.jpg

Через несколько лет я с величайшим душевным трепетом вновь входила в Троице-Сергиеву лавру. Пристроилась к экскурсии, но оторваться не смогла от полотна над входом изображающего смиренного Сергия Радонежского с сухарями в руках. Имея достаток, даже пожалованные во владения некоторых ближайшие села, игумен не имел никакого пристрастия к земным вещам: он никогда не носил новой одежды, а довольствовался ветхой, негодной, от которой отказывались другие, по выражению святителя Платона «вместо дорогих камней обильно украшалась каплями его пота». А сколько он работал! Все умели его руки: в монастырском огороде заступом копал землю под овощи, семь лет носил в обитель воду из далекого колодца, за решето с кусками гнилого хлеба пристроил сени к келье одного монаха. С каким благодарным сердцем переносил святой всякое мучение! И снова, как тогда, впервые у раки святого, я почувствовала великую духовную пользу от прикосновения к миру Сергия Радонежского. Теперь я сердцем поняла священное изречение: «Дивен Бог во святых своих!» Ведь великий старец - избранник Бога, и сегодня именно его примером Господь устраивает мое спасение. А что может быть важнее, чем совершенствование себя?! Для меня высшей формулой душевной красоты является скромность. Я уверена, что это родная сестра и трудолюбия, и усердия, и настойчивости. Наверное, скромностью можно называть дисциплину человеческих отношений, поступков, желаний, мыслей, чувств. Быть скромным-значит быть терпеливым к людям, не допускать мысли о своих каких-то «исключительных достоинств», рассматривать все достойное похвалы в себе как само собой разумеющееся.

Черпать духовную силу и крепость я могу сроднясь с идеалами святости. Поэтому лучшим примером скромности, целомудрия, трудолюбия, доброты, любви к ближнему для меня является благоговейно устраивающий свою юную душу отрок Варфоломей, ставший впоследствии угодником Божиим. J:\радонежский\Новая папка (8)\5eb016cabb0a.jpg

СЛОВАРЬ УСТАРЕВШИХ ФОРМ И СЛОВ

А после глагола (см. и я) — их

абие — тотчас, сразу

аз — я

акы — как

алкати — голодать; перен.: сильно стремиться к чему-либо

антиминс — плат с вышитым изображением страстей Xриста (расстилается на престоле во время богослужения)

аще — если

бе - прошедшее время от быти, 2-го или 3-го лица ед. числа: ты (он) был"

беста — то же в форме двойственного числа: они (двое) были

безгодный — неудобный, непригодный

бо — ибо

болми, правильно больми — больше, сильнее

брашно, также брашное, брошенное — пища, еда

бысть — форма 3-го лица ед. числа прошедшего времени от быти: был

бых — то же, но в форме 1-го лица: я был

ваю — вами или вас двоих (обоих)

ведати в различных формах: веси — ты знаешь, не вем — я не знаю, не вемы — мы не знаем, веде — я знал (знаю, ср. совр. ведь)

велий — великий; велия — великая или большая

велми, правильно вельми — очень, весьма

весть бо — ибо знал (ведал)

весь — деревня (по градам и по весем)

виноградъ — фруктовый сад

вкупе — вместе, совместно

внегда — в то время как

внезапу — внезапно

воэбнути — пробудить

возило — повозка, сани

вои — воин, ратник

вор — мошенник, обманщик (или враг вообще)

врьтоград — вертоград, т. е. сад, огород

въврещи — ввергнуть, воткнуть

въжеление — желание

възградити — построить, воздвигнуть

въдати — вложить, отдать

въскую или вскую — почему, отчего

выну — всегда, вечно

выспрь — вверх или сверху

вящее — наибольшее, наивысшее

Главизны — главы (книги)

глаголати — говорить (глаголание — речи)

глумитися — забавляться, насмехаться

глумления — забавы, развлечения

глумы — насмешки

горний (град) — вышний, т. е. небесный

гонзнути — спастись, избавиться

Дабы — чтобы, поэтому, если бы

делеса — дела (во ми. ч.)

десная (рука) — правая, отсюда десница — правая рука

доити — кормить молоком (младенца), ср. доену ему быти

дондеже — пока (пока не), как только

достоит — следует, надлежит

древле — некогда, прежде

другойии — иногда, в другой раз

дръзати — осмелиться

Егда — разве, неужели, а вдруг, может быть

един от дний — в один из дней

единою — однажды, как-то раз

еже — какой, который; как союз — если

елико— сколько, какое; как союз — так, что (бы)

елма, правильно ельма — сколько, насколько, поскольку

есмы — 1-е лицо мн. числа от быти: мы суть

ею — их обоих (двоих)

Жадати — жаждать, сильно желать

живот — жизнь (в биологическом смысле)

Зазрити — увидеть или осудить

зде — здесь

зело — очень, чрезмерно

И — указ. местоим.— он (самый близкий на расстоянии) иерей — священник

ижденути или изденути — истребить, прожить (все достояние)

иже — который, что

извыкнути — изучить, научиться

има — им двум (или обоим)

имати — брать, хватать (в разных формах: имаше, имам)

ин — иной, другой, некий

инде — в другом месте или в другое время; где-нибудь

исправления — исполнения, совершения, завершение

Кая, кыи — какая, какой (или некий)

келарь — монастырский эконом

кииждо — каждый, всякий

комуждо — каждому

кръмник — кормчий; перен.: наставник, учитель

купно — совместно

Ланиты — щеки

лаяние — брань, оскорбление

лепо — хорошо, как следует

лето — год

леторасль — свежий побег дерева, ветка

Метание — поясной поклон во время молитвы

мечтание — воображение (или экстаз)

мзда — воздаяние, возмездие

ми, мя — мне, меня

мнитися—представлять, воображать (отсюда мнение)

мних, мн. число мниси — монах, монахи

Навыкнути — постичь, познать

надлъзе — долго, продолжительно

начаток — начало, приступ

небрежати — пренебрегать

неделя — воскресение

неси — букв.: ты не есть (тебя нет)

ниже — перед глаголом — нежели, чем

никако — перед глаголом — никак не

николи — перед глаголом — никогда не

нищекръмие — кормление нищих и убогих

нудити — побуждать, убеждать (притеснять или насиловать)

нъ — но

Оба полы — обе половины

обаче — все же, однако

ова... ова — те... те или та... та

овогда — иногда

одесную — по правую руку

окаяти — назвать недостойным, вознегодовать; окаанство — ничтожество, убожество (или подлость)

оле — о (при восклицании)

он — тот (самая дальняя степень отдаленности)

опричь — кроме, вне (отсюда опричники)

особь — отдельно от

отинудь — отнюдь, вовсе не

отлыгати — лгать

отметник — отступник, предатель

отрочя — дитя, маленький ребенок, подросток

очи — глаза (очима— двумя глазами)

Пакы — опять, снова, потом

паче — больше, сильнее

перси — грудь, груди

пещися — заботиться

плъза, правильно польза — благо, польза

ползоватися —- приносить пользу

полнощь — север, северное направление

пометати —- бросить понеже — поскольку

поприще — путевая мера в полторы версты (или в день пути)

порты — одежды

последи — впоследствии

послушатель — слушатель

поспешение — помощь

потир — богослужебный сосуд, чаша

потреба, потребная — нужда, надобность

пот ребити — уничтожить

потребование — нужда, необходимость

потщатися — постараться

поягы — взять, схватить

праздный — свободный, пустой

превратити(ся)—обратить (или совратить)

предание — завет, обычай

предлежати — предстоять, предшествовать

преднее — прежнее

пред(и)реченное — вышесказанное

прежереченный — вышеназванный

преиде — перешел (он)

прекословец — спорщик, вступающий в спор

преслушание — неповиновение

преслушати — ослушаться

приати, правильно прияти — принять

прилучитися— случиться, оказаться

присещати — навещать, призревать

присно — всегда, постоянно, совершенно

присный — близкий, постоянный

продръзати — осмелиться

промышленник — заступник

промышляти — заботиться

пръст — перст, палец

пръвее, т. е. первее — сначала, раньше

пяток — пятница (день недели)

Ради — для, за

рама — плечо (рамена)

ратник — воин, противник

рещи— сказать (в различных формах: рех — я сказал, рече — он или ты сказал, реша — они сказали, рци — скажи)

Сведый — разумеющий (от ведати — знать)

свеща — свеча

се — это (самая близкая степень дальности), также си — эти и полны» формы местоимения: cue, сиа (сия), сеи и пр.

селитва — обитель; селение

сиречъ — то есть

сице — так; сицевый — такой

сказание повести — истолкование сообщения

снести — съесть (снежь — съешь)

стень — тень

стужати(ся) — оскорблять (ся)

стяжати — приобретать (и сохранять)

суть — от глагола быти: они суть суща, сущи — причастие от глагола быти съблюдати — сохранять, оберегать

Таче — так, затем, однако

таяжде — та же самая

теснота — затруднение, нужда

токмо — только

толикая — такая (великая)

толико — только, столько

точию — только

туга — гнет, мучение, горе

тщета — суета, убыток

тщитися — оскорблять

тъи или краткая форма тъ — тот (средняя степень дальности)

Убо — (и), так, же уды — члены (тела).

ужасати(ся) — трепетать, благоговеть, поражаться

ужики — родственники

уноша — юноша

Хижа — хижина, келья

худость — ветхость, ничтожество

Чудитися — дивиться, удивляться

Шед — причастие от глагола идти: пойдя

Я (иначе пишется а — после глагола) — их

яже — что, которое

языци — народы, часто в значении язычники яко — как

ясак — дань с покоренных народов

ясти — есть, питаться.

Тест

«Житие Сергия Радонежского»

Выбери правильный ответ.

1. Как звали родителей Сергия?

а) Иван и Ольга

б) Пётр и Марфа

в) Кирилл и Мария

2. Какое имя получил мальчик при крещении?

а) Сергий

б) Константин

в) Варфоломей

3. Как учился мальчик?

а) быстро и легко

б) медленно и не прилежно

в) прилежно, но с трудом

4. Кого встретил мальчик?

а) святого старца

б) ангела

в) монахиню

5. Что он спросил у мальчика?

а) «Кем ты хочешь стать, чадо?»

б) «Куда ты идёшь, чадо?»

в) «Что ищешь и чего хочешь, чадо?»

6. Что ответил мальчик на вопрос старца?

а) что он хочет стать святым

б) что он хочет стать монахом

в) что его послали искать лошадь

г) что он хочет знать грамоту

7. Откуда переехал отец мальчика?

А) из Киева

Б) из Москвы

В) из Ростова

Г) Из Рязани

8. Куда переехал отец мальчика?

а) В Радонеж

б) В Москву

в) В Коломну

г) Во Владимир

9. О чём просил юноша своих родителей?

а) позволить ему стать священником

б) позволить ему идти учиться

в) позволить ему стать монахом

10. О чём попросили родители юношу?

а) подождать, пока они состарятся

б) подождать, пока они умрут

в) подождать, пока женятся старшие братья

11. Кто из князей приезжал к пр. Сергию за советом и благословением?

а) князь Александр

б) князь Дмитрий

в) князь Владимир

12. Как называется храм, где покоятся мощи пр. Сергия?

а) Успенский собор

б) Духовская церковь

в) Троицкий собор


Рекомендуемая литература


-Крупин В.Н. «Россию спасет святость. Святой преподобный Сергий Радонежский, чудотворец»

-Чарская Л. «Святой отрок. Повесть о детстве великого подвижника земли Русской преподобного Сергия Радонежского»;

-Балакшин Р.А. «Жития святых для детей. Преподобный Сергий Радонежский»

-Аверьянов К. А. «Сергий Радонежский. Личность и эпоха»;

-Борисов Н. С. «И свеча бы не угасла… Исторический портрет Сергия Радонежского»;

-Ермаков А. «Живой свет. Преподобный Сергий Радонежский и его значение для русской культуры и просвещения»;

-Голубинский Е. Е. «Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра»;

-Горев М. «Троицкая лавра и Сергий Радонежский»; Жизнь и чудеса преподобного Сергия Радонежского. — М., 1897.

-Зернов Н. М. «Сергий Радонежский — устроитель Руси»

-Костомаров Н. И. «Преподобный Сергий»

-Ключевский В. О. «Значение преподобного Сергия для русского народа и государства»

-Никон (Рождественский). «Житие и подвиги преподобного и богоносного отца нашего Сергия игумена Радонежского и всея России чудотворца»;

-Случевский К. К. «Государственное значение Святого Сергия и Троице-Сергиевой Лавры»;

-Федотов Г. П. «Преподобный Сергий Радонежский»;

-Мельник А. Г. «Почитание св. Сергия Радонежского в Ростовской земле XVI- XVII вв.»;

-Балашов Д. М. «Святая Русь. Книга вторая. Сергий Радонежский»






1 В такое тяжкое время, когда татары заполнили почти все пределы, когда междоусобицы князей доходили до кровавых побоищ, Преподобный Сергий благословил Великого князя Димитрия на Куликовскую биту, окончившуюся совершенным поражением Мамая и бегством его с поля боя, усеянного трупами ордынскими.


Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Краткое описание документа:

Семинарское занятие по теме: «Преподобный Сергий Радонежский – служитель Истине и Добру» Цели: 1. Познакомить уч-ся 10 класса с жизнью и деяниями Преподобного Сергия Радонежского. Раскрыть высокий смысл его жизни, влияния на судьбу русской земли. 2. Развивать глубокий интерес к изучению житийной литературы как источнику духовности. 3. Раскрыть взаимосвязь традиций отечественной литературы и живописи – светской и духовной – в раскрытии образа святого. 4. Воспитывать у уч-ся стремление к познанию праведности. Выбор формы семинарского занятия обоснован стремлением к преодолению монологического режима, к вовлечению школьников в поисковую комментаторскую работу, к побуждению самостоятельного выбора игровых индивидуальных заданий (ролей). Организация учебной ситуации. Опережающее домашнее задание (всему классу). Прочитать «Житие Преподобного Сергия». Издание Свято-Троице-Сергиевой Лавры. Заведующий РИО И.А.Осипов. Выписать в тетрадь основные события глав «Благодатный отрок», «Покорный юноша», «Братья в пустыне», «Юный постриженник». Ответить на вопрос «Как в этих событиях проявляется характер святого?»

Автор
Дата добавления 23.03.2014
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров625
Номер материала 36333032333
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх