Инфоурок / Русский язык / Научные работы / Научно-исследовательская работа на тему "Л.Н.Толстой и Башкортостан"

Научно-исследовательская работа на тему "Л.Н.Толстой и Башкортостан"


библиотека
материалов

Министерство образования Республики Башкортостан

Башкирский институт развития образования

Башкирское отделение Общероссийской организации

Малой Академии наук «Интеллект будущего»







Секция: Русский язык и литература





НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА НА ТЕМУ:

«Л.Н.ТОЛСТОЙ И БАШКОРТОСТАН»





Сахибгареев Самат





МБОУ СОШ с. Старые Тукмаклы МР Кушнаренковский район. 9 класс













Научный руководитель Галимзянова Гузель Фаниловна









2015-2016 учебный год



Содержание:

1) Введение ……………………………………………………стр. 3

2)Поездки Л.Н.Толстого в Башкирию…………………… стр. 3

3) Произведения Л.Н.Толстого о башкирах ………...........стр. 6

4)Отношение башкир к Л.Н.Толстому …………………….стр. 9

5)Отрывки из писем Л.Н.Толстого о Башкирии и башкирах ………………………………………………………………… стр. 10

6)Венок Толстому……………………………………………стр. 11

7)Заключение…………………………………………………стр. 13

8)Использованный материал………………………………стр. 16






















Введение

Героическая история нашего края, неповторимая красота природы, несметные природные богатства, богатый фольклор, быт, обычаи местного населения привлекали А.С.Пушкина, В.А.Жуковского, В.И.Даля, А.И.Герцена, Л.Н.Толстого, А.П.Чехова, Д.Н.Мамина-Сибиряка, М.Е.Салтыкова-Щедрина, А.М.Горького, К.А.Федина, Д.Бедного и других.

В разные времена бывали в Башкирии видные писатели и поэты: А.А.Фадеев, А.П.Гайдар, К.Симонов, М.Прилежаева, М.Дудин, С.Михалков, С.Наровчатов, Л.Ошанин и другие.

Художественное освоение башкирской действительности, начатое А.С.Пушкиным, продолжалось и в последующие годы. Немало русских писателей побывали в Башкирии и широко отразили различные стороны жизни народа.

Лев Николаевич Толстой с 1862 по 1883 год 10 раз приезжал в Иргиз-Каралекские степи, населенные башкирами, на лечение кумысом. Толстой полюбил наш край и его народ. «Край здесь прекрасный, по своему возрасту только что выходящий из девственности, по богатству, здоровью и в особенности по простоте и неиспорченности народа», - писал он 17 июля 1871 года А.А.Фету в письме, посланном из Уфимской губернии

Поездки Л.Н.Толстого в Башкирию


В творчестве Толстого нашли разностороннее отражение существенные стороны жизни многих народов России. В его рассказах и письмах ярко запечатлена также башкирская действительность пореформенной эпохи.

Л. Н. Толстой неоднократно бывал в башкирских степях и долгие годы общался с башкирами. Первая его поездка к башкирам относится к 1862 году. Тогда здоровье Толстого было сильно расшатано, и доктор Андрей Евстафьевич Берс, будущий тесть писателя, посоветовал ему ехать на кумыс в башкирские степи. Толстой решил последовать совету врача и, смеясь, говорил своим знакомым: «Не буду ни газет, ни писем получать, забуду, что такое книга, буду валяться на солнце брюхом вверх, пить кумыс да баранину жрать! Сам в барана обращусь, - вот тогда выздоровлю!»

27 мая 1862 года Л. Н. Толстой приехал в Самару и оттуда направился в башкирское кочевье на речке Каралык, в 130 верстах от города. Ездивший вместе с писателем его яснополянский ученик В. С. Морозов впоследствии вспоминал, что все башкиры, от старого до малого, полюбили Толстого: он умел находить общий язык и со стариками, и с молодежью, шутил и смеялся, принимал участие во всех башкирских играх.

Частенько устраивал Лев Николаевич с башкирами игры. В играх принимали участие и большие и маленькие.

Игры были такие: играли в чехарду. Расстанавливались несколько человек гусем и начинали по очереди перепрыгивать. Лев Николаевич был легкий, перепрыгивал высоко, ловчее всех.

Еще играли в игру, которая называется, по-башкирски пшалойм (приложение № 1)

Еще, бывало, Лев Николаевич боролся с башкирами. Бороться он был большой охотник. Он был сильный богатырь, и ему не находилось противников. Только один башкир был ему равный по силе, и Льву Николаевичу не удавалось его класть на землю, но и башкиру не удавалось Льва Николаевича положить. Писатель любил играть в шащки с башкиром Хаджимуратом. Он любил слушать башкирскую музыку, особенно его восхищало горловое пение ( приложение № 2)

В последующие два десятилетия Лев Николаевич часто приезжал к башкирам, с интересом изучал быт и фольклор народа. Вторично на Каралык Толстой приехал 15 июня 1871 года. В тот же день он писал своей жене Софье Андреевне (урожденной Берс), что «башкирцы» его узнали и приняли радостно. В том же письме он с огорчением сообщал, что у башкир «совсем не так хорошо, как было прежде. Землю у них отрезали лучшую, они стали пахать и большая часть не выкочевывает из зимних квартир».

В первой половине июля 1872 г. Толстой приезжал на несколько дней в хутор на Таналыке. Летом следующего года он отдыхал на этом хуторе с семьей. 22 июня 1873 г. он писал критику Н. Н. Страхову: «Мы живем в самарской степи… первобытность природы и народа, с которым мы близки здесь, действует хорошо и на жену и на детей».

В это же лето Л.Н. Толстой добровольно взял на себя миссию по спасению голодающих самарских крестьян. Несколько предыдущих лет были засушливыми, а неурожай 1873 года грозил самарским крестьянам гибелью. По совету жены Толстой объезжает окрестные деревни. Делает подробную опись 23 дворов села Гавриловка, скрепляя ее подписями священника, старосты и писаря, прилагает к своему “Письмо к издателям”, и вложив свои 100 рублей отправляет в “Московские ведомости”, где 17 августа оно было опубликовано: “Едва ли есть в России местность, где б благосостояние или бедствие народа непосредственнее зависело от урожая или неурожая, как в самарской губернии..Бедствие это уже началось, и без ужаса нельзя видеть народ даже в настоящее время, летом, когда только начинается самый бедственный год. Страшно подумать о том бедствии, которое ожидает население большой части Самарской губернии, если не будет подана ему государственная или общественная помощь. Выдача денег заимообразно, я полагаю, может скорее составить ту сумму, которая обеспечит пострадавшее население Самарской губернии, и, вероятно, земство Самарской губернии возьмет на себя труд раздачи хлеба, купленного на эти деньги, и сбора долга в первый урожайный год. Граф Лев Толстой”.

Отклики на выступление - призыв Толстого помещали не только центральные и провинциальные российские, но и зарубежные издания. Благодаря ему в Самару потекли пожертвования, составившие в 1873-1874 годах 1 миллион 887тысяч рублей и 21 тысячу пудов хлеба. Эти пожертвования для спасения голодающих, собранные благодаря личному участию самого Толстого, уберегли от смерти несколько тысяч самарских крестьян.

Лев Николаевич Толстой и его семья активно участвуют в организации помощи самарским крестьянам в неурожайных 1891, 1892, 1898, 1899 и 1906 годах. В 1891-1892 годах Толстой отправляет в Поволжье сына Льва Львовича, который открыл в Самарской губернии 240 столовых, кормивших более 20000 голодающих. Об устройстве таких столовых сам Лев Николаевич писал: “…Охотников держать столовую, т.е. печь хлебы, готовить, варить, служить обедающим за право тут же кормиться и топиться очень много - почти все дворы…, но т.к. держащий столовую совершенно обеспечен и топливом и пищей, то мы обыкновенно выбираем самых бедных, только бы они были в середине деревни, так чтобы не далеко было ходить с обоих концов. На помещение мы не обращаем внимание, т.к. и в самой крошечной 6-аршинной избе свободно кормится от 30 до 40 человек…”.

Периодически Лев Николаевич помещал в газетах отчеты о том, сколько и от кого он получал денег, и на что они были потрачены.

Летом 1875 г. Лев Николаевич снова с семьей отдыхал в башкирской степи. 20 июня Софья Андреевна писала сестре Т. А. Кузьминской, что Толстой «отпивается кумысом, пропасть ходит», что «он здоров, загорел до черноты; конечно, ничего не пишет и проводит дни или в поле, или в кибитке башкирца Мухаметшаха». Зная любовь башкир к конским состязаниям, Толстой решил устроить скачки с ценными призами. Весть об этом быстро облетела окрестные деревни, и в назначенный день съехалось несколько тысяч башкир, татар, киргизов, уральских казаков и русских крестьян. Хорошо подготовленные, эти скачки превратились в большой праздник. Собравшиеся, участники и зрители, два дня пировали, пили кумыс, ели баранину, конину. По вечерам устраивались борьба и другие состязания, в которых принимал активное участие и Толстой.

В башкирские степи писатель приезжал и в последующие годы. Так, летом 1881 г. он около двух недель жил на хуторе на реке Моче, левом притоке Волги.

В 1883 г. он около месяца прожил на хуторе на Таналыке, навещая и своих знакомых башкир на Каралыке. Это была последняя поездка писателя в Поволжье. Однако связей с этим краем он не порвал: в голодный 1892 г. сюда приезжали его сын Лев Львович и биограф писателя П. И. Бирюков. По просьбе Толстого они организовали около двухсот столовых, в которых кормились десятки тысяч голодающих крестьян.

Произведения Л.Н.Толстого о башкирах

На башкирские темы написаны Л. Толстого рассказы «Ильяс», «Много ли человеку земли нужно»; башкирские темы затронуты и в ряде других произведений писателя.

Рассказ «Много ли человеку земли нужно» написан в 1885 году, но мысль о создании рассказа появилась у Толстого гораздо раньше - в 1871 году. Замысел зародился, с одной стороны, под впечатлением чтения в подлиннике Геродота, с другой - под впечатлением жизни Толстого в башкирских степях, приведшей к знакомству с фольклором, патриархальными нравами и обычаями народа, в котором он увидел сходство со скифами Геродота. В 1871 г. Толстой писал Софье Андреевне: «Ново и интересно многое: и башкиры, от которых Геродотом пахнет, и русские мужики, и деревни, особенно прелестные по простоте и доброте народа».

Развитие и своеобразное толкование обычая, описанного Геродотом и имевшего место и среди башкир, является центральным в рассказе Толстого; в нем он видит определенный ответ на вопрос, поставленный в заглавии. У скифов (да и у других народов) продажа и покупка земли происходила следующим образом: покупатель должен был в течение определенного времени, обычно с восхода до заката солнца, обежать или объехать землю, которую он хочет купить. И так как человек не может унять своих желаний, то иногда этот обег или объезд кончается смертью.

В рассказ «Много ли человеку земли нужно» входят три момента сюжета-предания о покупке земли, записанного Геродотом: сон, пробег и смерть перед самым концом пробега. В рассказе Толстого также есть эти три момента, но сочетание их представлено в ином изложении, чем у Геродота. Это дает основание предполагать, что писатель внес коррективы, сообразуясь с местным, башкирским, звучанием предания. Кстати, сюжеты, аналогичные описанному в рассказе Толстого, и поныне бытуют как среди башкир, так и среди русского населения Башкирии. Во времена же Толстого, когда дешевая распродажа башкирских земель достигла своего апогея, легенды, разоблачающие различные формы расхищения, надо полагать, имели широкое распространение. (Не исключена также возможность обратного воздействия: рассказ Толстого, проникнув в народную среду, мог бытовать затем как фольклорное произведение.)

В рассказе «Много ли человеку земли нужно» Толстой разоблачает мошеннические приемы ловких «дельцов», при помощи всевозможных подарков (чай и вино) расхищающих природные богатства Башкирии. Герой рассказа Пахом возмечтал захватить за небольшую плату громадный участок земли: столько, сколько он успеет обежать от восхода до заката солнца. «Только один уговор, - говорит башкирский старшина Пахому: - если назад не придешь к тому месту, с какого возьмешься, пропали твои деньги».

Даже дурное предзнаменование - сон, в котором Пахом видит самого себя мертвым, - не может удержать его. С восхода солнца начинается изнурительный бег.

Толстой прекрасно понимал, как проявляется жадность «хозяйственного мужика» Пахома – главного героя рассказа. Все эпизоды рассказа реалистичны. «...Поднял работник скрепку, выкопал Пахому могилу, ровно настолько он от ног до головы захватил – три аршина, и закопал его» – вот мораль рассказа «Сколько человеку земли нужно?». Центральным в рассказе является своеобразное толкование обычая, описанного Геродотом и имевшего место среди степных башкир. В нем Толстой видит определенный ответ на вопрос, поставленный в заглавии рассказа.

Описанное с большой художественной выразительностью, это событие происходит на фоне благодатной природы степной Башкирии. Соблазн был слишком велик, земля - воплощение богатства - слишком хороша, а кулак Пахом хотел заиметь ее как можно больше. Но жадность погубила его: он умер, захватив лишь «три аршина» земли.

В рассказе же «Ильяс» (1885) явственно сказалась толстовская идея «непротивления злу», смирения перед судьбой. Богатый башкир Ильяс и его жена Шам-Шемаги находят душевный покой только тогда, когда, вконец обнищав, становятся батраками другого бая, соседа Мухаметшаха. Сравнивая свою прошлую зажиточную жизнь, полную беспокойства и боязни за накопленное добро, с настоящей, они находят, что только освободившись от бремени богатства, приобрели подлинное счастье.

Толстой-художник страстно протестовал против накопления богатств в руках немногих за счет ограбления многомиллионного земледельческого народа. Именно эта важная проблема является центральной в рассказе-миниатюре «Ильяс». В нем повествуется о жизни башкира, который когда-то был богат, но не имел счастья. Только потеряв богатство, об обрел душевный покой. Главный герой рассказа не только обижается на судьбу, хотя сначала с женой они боялись нищеты, но и, напротив, радуется, что наконец нашел покой. Только освободившись от бремени богатства, старики обрели подлинное счастье, – здесь Толстой проводит тенденцию о возможности мира между эксплуататорами и эксплуатируемыми.

Башкирские мотивы встречаются и в некоторых других произведениях Толстого. Например, основные события в произведении «За что?» развертываются в Оренбуржье. А в основу рассказа «Что я видел во сне?» легли факты из жизни графини Веры Сергеевны Толстой, племянницы писателя, которая вышла замуж за башкира Абдрашита Сафарова. В то время это расценивалось как из ряда вон выходящее событие. Толстого прежде всего занимал не факт супружества двух любящих людей, а возникшие в связи с этим событием психологические проблемы.

Поездки в Башкирию пробудили у Толстого интерес к недавнему прошлому этого края. Он долго вынашивал идею создания романа «Воскресение», местом действия которого должно было стать Оренбуржье (Башкирия до 1865 года входила в состав Оренбургской губернии). В первой половине сентября 1876 г. Толстой выезжал на несколько дней в Оренбург. По утверждению писателя-краеведа Леонида Большакова, Толстой с интересом знакомился с Караван-Сараем, считавшимся башкирским народным домом. В Оренбурге Толстой собирал материалы о бывшем оренбургском губернаторе графе В. А. Перовском, известном участнике Отечественной войны. Тот встал перед писателем в качестве возможного героя будущего произведения.

Судя по записи Софьи Андреевны, в марте 1877 года Л. Н. Толстой интенсивно работал над планом исторического романа о переселенцах в башкирские степи. Переселенцев писатель хотел увязать с декабристами. К переселяющимся на восток крестьянам попадал один из участников восстания, и «простая жизнь в столкновении с высшей», т. е. с «николаевским светом» должна была лежать в основе сюжета.

В декабре 1877 - начале января 1878 года в плане романа произошло передвижение времени действия на 1825 год, т. е. тема декабристов должна была стать центральной. Если раньше Толстой хотел показать столкновение декабристов с великосветской и либерально-дворянской средой и их разрыв со своим классом, то теперь, в связи с эволюцией взглядов писателя, главным для него становится показ того, как декабристы нашли путь к народу и стали жить его жизнью. К этому времени писатель составил конспект нескольких глав романа, в которых развил тему переселения крестьян в Оренбургский край.

Работая над планом задуманного романа, Л. Н. Толстой изучил большое количество архивных документов и дел о переселении в Оренбургский край, прочитал массу книг, слушал легенды и предания стариков. И хотя писатель собрал много материала о декабристах и о крестьянах-переселенцах, но планам его не суждено было сбыться: «оренбургский» роман не продвинулся дальше лабораторной стадии, как, впрочем, не были осуществлены и многие другие крупные замыслы писателя, в частности, роман из времен Петра I, в котором, как видно из планов и конспектов, также должны были фигурировать башкиры. В архиве писателя имеется такая запись: «С 1705 года башкирцы бунтуют; обвиняли уфимского комиссара Сергеева, который притеснял башкирцев при сборе с них лошадей для войска и при отыскании среди них беглых рекрутов».

Планы, конспекты и варианты исторических романов, замыслы которых возникли в связи с поездками Л. Н. Толстого в башкирские степи, показывают, какую большую роль играл в творческой биографии писателя этот край.

Отношение башкир к Л.Толстому

Все башкиры, от старого до малого, любили Толстого: он умел находить общий язык и со стариками, и с молодежью, шутил и смеялся. Он с некоторыми стариками беседовал серьезно о вере, боге, аллахе, с некоторыми шутил до веселого смеха, а с некоторыми происходил все башкирские игры, и во всем он участвовал. И всякий его любил за свое, и это продолжалось каждый день за все время, что мы там прожили.

Башкиры с ним все вскоре так сблизились, что всякий, встречаясь с ним, с радостью улыбался и кланялся ему. Даже 4-5 летние башкирки, встречаясь с ним, кивали головой, улыбались и обзывали его:

-Князь Тул.

Башкиры хорошо помнили писателя, много о нем расспрашивали и говорили: « Мы любим графа. Он добрый человек. Дай бог ему долго жить. Когда приедешь, скажи так: Башкиры кланяются».

Более ста лет тому назад Л. Н. Толстой писал из Башкирии: «Меня здесь все башкиры знают и очень уважают».

Разумеется, это было сказано по конкретному случаю и о тех людях, с которыми он близко общался. В ту пору среди башкир было мало образованных людей, действительно знавших Толстого-художника и ценивших его замечательные произведения. Сегодня же мы с чувством законной гордости можем сказать, что Толстого действительно знают и уважают во всей нашей многонациональной стране.

Башкиры всегда любили Л.Толстого. Всегда были рады его возвращению. Встречали его с хлебом и солью.


Отрывки из писем Л. Толстого о Башкирии и башкирах

«…Край здесь прекрасный, по своему возрасту только что выходящий из девственности по богатству, здоровью и в особенности по простоте и неиспорченности народа .Я, как и везде ,примериваюсь не купить ли имение. Это мне занятие и лучший предлог для узнавания настоящего положения края…»(письмо А.Фету. Послано из Уфимской губернии 18 июля 1871 года.)


«…Ново и интересно многое: и башкиры, от которых Геродотом пахнет, и русские мужики, и деревни, особенно прелестны по простоте и доброте народа…»(жене С.А.Толстой из Самарской губернии 18 июня 1871 года.)


«…И башкиры, и места, где мы были ,и товарищи наши прекрасны. Принимали нас везде с гостеприимством, которое трудно описать. Куда приезжаешь, хозяин закалывает жирного курдюкского барана, ставит огромную кадру кумыса, стелет ковры и подушки на полу, сажает на них гостей и не выпускает, пока не съедят его барана и не выпьют его кумыса…»(С.А.Толстой из Самарской губернии, июнь 1871 года.)


«…Я встаю очень рано, часов 5 1\2,пью чай с молоком - три чашки, гуляю около кибиток, смотрю на возвращающихся с гор табуны, что очень красиво, лошадей тысячи, все разными кучками с жеребятами. Потом пью кумыс, и самая обыкновенная прогулка-зимовка, т. е. деревня; там остальные кумысники, все, разумеется, знакомые».(С.А.Толстой,27 июня 1871 года , Каралык)


Из воспоминаний сына писателя Ильи Львовича Толстого


«…По вечерам ,когда зной спадал, все мужчины в своеобразных пестрых халатах и шитых тюбетейках собирались вместе, и устраивалась борьба. Папа был сильнее всех и на палке перетягивал всех Башкирцев…»


«…Один из башкирцев хорошо играл на горле, и папа всякий раз заставлял его играть. Это искусство очень своеобразное. Человек ложится на спину, и в глубине его горла начинает наигрывать органчик, чистый ,тонкий, душистый звук, и не понимаешь, откуда берутся эти мелодичные звуки, нежные и неожиданные. Очень немногие умеют играть на горле, и даже в те времена говорили, что среди башкир это искусство уже исчезало…»

Венок Толстому

В свою очередь башкиры также живо интересовались жизнью и творчеством гениального русского писателя.

С тридцатых годов книги Л. Н. Толстого стали издаваться на башкирском языке. Сначала появились басни и короткие детские рассказы: «Утка и Месяц», «Лисица», «Обезьяна и Горох», «Комар и Лев», «Два товарища», «Булька и Кабан», «Пожар» и другие, а затем - и более значительные: «Кавказский пленник», «Севастопольские рассказы», «Утро помещика», «Поликушка», «Крейцерова соната» и другие. Ряд его произведений был включен в учебники для башкирских школ. В театрах республики с большим успехом шли пьесы Л. Н. Толстого.

Творчество великого художника оказывает большое воздействие на развитие всех литератур, в том числе и башкирской. В ряде дореволюционных басен М. Гафури заметны элементы сходства с прозаическими баснями русского писателя. Как отмечал сам М. Гафури, он был знаком с баснями Л. Н. Толстого и И. А. Крылова, «изумительно широко распространенными среди русского народа».

Ряд детских рассказов Л. Н. Толстого еще до Октября был включен в школьные учебники на татарском языке. Выдающийся башкирский прозаик С. Агиш, вспоминая свое детство, прошедшее в предреволюционные годы, писал: «Мы, вероятно, сможем точно сказать, в каком году и даже в какой день впервые услышали имя Толстого. Но никто из нас не вспомнит, когда впервые познакомился с его произведениями. Ведь мы знали его умные, поучительные рассказы, сказки и прозаические басни уже с того момента, как начали воспринимать то, что слышали из уст наших родителей. Поэтому Л. Толстой с малых лет научил нас в самых благих целях пользоваться таким сильнейшим орудием человечества, как слово».

Традиции гуманизма, правдивости и справедливости, присущие творчеству Толстого, были унаследованы башкирскими писателями еще на заре возникновения профессиональной литературы.

Положительные результаты творческой учебы у автора «Войны и мира» и «Анны Карениной» особенно ощутимы в башкирских романах, созданных после Великой Отечественной войны. В них заметно стремление сочетать масштабность изображения исторической действительности с глубоким психологическим анализом героев. История, по утверждению известного литературоведа Б. Бурсова, интересует Л. Н. Толстого «в первую очередь с точки зрения проверки историческими событиями человеческих характеров, характера русского народа в целом». Следуя его традициям, авторы башкирских исторических и историко-революционных романов также в первую очередь подвергают «проверке историческими событиями человеческие характеры».

Не только в широких прозаических полотнах, но и в ряде драматических произведений башкирских писателей события из прошлой жизни народа послужили, как и в книгах Л. Н. Толстого, проверке человеческих характеров и характера всего народа. Скажем, в трагедиях народного поэта Башкирии Мустая Карима «В ночь лунного затмения» и «Салават» нет исследования конкретных исторических событий; картины далекого прошлого башкирского рода нужны автору главным образом для постановки таких важных философских проблем, как духовное величие человека и свобода личности, отношения героя и тирана и т. д. Еще много лет назад роман «Анна Каренина» натолкнул Мустая Карима на размышления о путях освобождения человека от духовного рабства. В 1951 году в газете «Кызыл Башкортостан» он писал, что в обществе, основанном на угнетении человека человеком, где все взаимоотношения подчинены условностям, ложным правилам и законам, не может быть истинной свободы души, свободы действий и поступков, и человек, стремящийся освободиться от духовного рабства, непременно оказывается перед пропастью. Именно такая проблема стала впоследствии центральной в его трагедии «В ночь лунного затмения», освещающей события тех далеких времен, когда в башкирских кочевьях господствовали феодально-патриархальные порядки, и догмы шариата, религиозные каноны, выдуманные и установленные самими людьми, оказывались сильнее светлых стремлений человека.

Наиболее ощутимо творческое осмысление толстовских традиций мы видим в прозаических произведениях башкирской литературы о Великой Отечественной войне. В книгах Толстого-баталиста башкирских писателей особенно привлекает правдивость в описании трагических событий и раскрытии психологии человека на войне, яркое изображение героического и возвышенного в самых будничных ситуациях, органическое переплетение великого и низменного, радости и горя.

Автор нескольких книг о Великой Отечественной войне А. Бикчентаев пишет: «У меня тоже есть свои кумиры среди военных писателей. Это - Лев Толстой и Антуан де Сент-Экзюпери. Некоторым покажется странным, что я их ставлю рядом. Да, они для меня очень близки, несмотря на то, что они так не похожи и... так схожи между собой: оба они беспощадно правдивы и честны не только по отношению к другим на войне, но и к самим себе».

Благотворное влияние Толстого сказалось и в творчестве тех башкирских писателей, которые обратились к событиям исторического прошлого, в частности, Кирея Мэргэна («Крыло беркута»), Ахияра Хакимова («Кожаная шкатулка» и «Переливы домры»), Гали Ибрагимова («Кинзя»), Яныбая Хамматова («Северные амуры»).

Стремление создавать близкие к гуманистическому духу Л. Н. Толстого произведения, в свою очередь, приводит писателей к продолжению его эстетических, художественных принципов, хотя в башкирской литературе и нет непосредственного использования образных средств великого художника. Воздействие гения Л. Толстого гораздо значительнее: оно в росте эпического начала башкирской реалистической литературы, в углублении психологизма, проникновения во внутренний мир героев, в раскрытии диалектики души.



Заключение

Первым русским писателем, побывавшим в Башкирии в пореформенный период, был Лев Николаевич Толстой. Он неоднократно приезжал к башкирам и подолгу жил среди них. Вместе с ним частенько ездили жена Софья Андреевна с детьми, другие родственники, яснополянские ученики, слуги.

На рубеже 70-годов Толстой увлекся проблемами воспитания и обучения: основал школы для башкирских крестьянских детей.

Живя в башкирских кочевьях, Толстой, чтобы укрепить свое здоровье, пил целебный кумыс и вдыхал ароматный воздух ковыльных степей.

Огромную помощь оказал Л.Н.Толстой крестьянам в неурожайные годы.

Во время пребывания в Башкирии Толстой пишет рассказы «Ильяс» и «Много ли человеку земли нужно». Он много изучает о жизни башкир, об их культуре.

Взаимоотношение Толстого с башкирами показывают, насколько глубоким и искренним было их уважение друг к другу.

Башкиры всегда были рады его пребыванию. С гостеприимством встречали его. Лев Николаевич Толстой любил приезжать к башкирам, зная их гостеприимство.

Большой след оставил Толстой в жизни башкир.



Приложение№1

Эта игра является разновидностью русской игры в чижа. Проводится она на воздухе, главным образом мальчиками-подростками. В игре обычно участвует 4-6 человек. Для нее нужны деревянная палка длиной 1 м и прутик (шуйдук) длиной 20-25 см.

Описание. Участники рассчитываются по порядку номеров. Первый по счету делает продолговатую ямку и поперек нее кладет прутик. Вокруг ямки чертится круг диаметром примерно 40 см. Остальные становятся на некотором расстоянии от ямки.

Первый участник просовывает палку под прутик и резко подбрасывает его вверх, остальные ловят. Тот, кто быстрее добежит до прутика и поймает его в воздухе, получает условленное число очков. Если никто не сможет поймать прутик в воздухе, то второй по счету участник берет прутик с земли и бросает в ямку. Первый игрок, стоящий у ямки, защищает ее, подставляя палку. Если прутик окажется в кругу, то второй по счету игрок становится с палкой у ямки, а первый присоединяется к ловящим прутик (став последним в очереди). Если прутик не попадет в круг, то первый по счету берет его в левую руку и палкой бьет по нему. Остальные бегут, стараясь поймать прутик на лету. Поймавший получает условленное количество очков. Если никто не поймает прутик, то второй по счету снова берет прутик и бросает в круг, стараясь попасть в палку. На этот раз палку втыкают перпендикулярно к земле, поскольку круг издалека плохо виден. Как и в первом случае, если прутик попадет в круг, то второй участник становится на место первого, а первый оказывается последним по счету.

Если прутик упадет не в центре круга, то палкой измеряется расстояние от линии круга до прутика. Сколько раз «ляжет» палка на этом расстоянии, столько очков получает бросавший прутик, т. е. первый игрок. Игра продолжается. К концу ее у каждого участника набирается определенное количество очков. Тот, у кого их больше, остается у круга и бросает палку как можно дальше. Участник с наименьшим количеством очков должен бежать за прутиком, произнося звук «бзззз...» (на одном дыхании). Взяв прутик, он бежит к кругу и бросает прутик в ямку. Остальные бегут вместе с ним, прислушиваясь, не прервется ли произносимый им звук. Если он прерывается, то снова бросают прутик (с того места, где прервался звук) и участник, имеющий наименьшее количество очков, бежит за ним, произнося на одном дыхании тот же звук - «бззз...».

Правила.

1)В начале игры устанавливается предельное для нее количество очков (100-200).

2)Если кто-либо из участников наберет большее, чем было установлено, количество очков, он может часть их передать своему товарищу.

3)Прутик бросают с того места, куда он упадет в случае, если никто его не поймает

Приложение№2

Горловое пение — техника пения с необычной артикуляцией в глотке и/или гортани, характерная для традиционной (особенно культовой) музыки народов Сибири, Башкирии, Тибета и некоторых других народов мира. Обычно горловое пение состоит из основного тона (низкочастотного «жужжания») и верхнего голоса, который движется по тонам натурального звукоряда (обычно используются 4 — 13 обертоны).

Обертоны хорошо слышны, когда компоненты звука усиливаются путём изменения формы резонирующих полостей рта, горла и глотки. Это позволяет певцу издавать одновременно несколько тонов.

Странно звучала для нашего европейского уха восточная музыка. Мелодии всегда были заунывные, в минорном тоне, с более тонкими интервалами, чем гамма, к которой мы привыкли. Под эту заунывную музыку, исполненную на дудках, на зурнах и на других странных инструментах, башкирцы медленно, плавно плясали.





















Используемый материал:

М. Рахимкулов, С. Сафуанов. «Русские писатели о Башкирии».

Ф.Д.Ахмерова. «Не будет гражданин достойный к отчизне холоден душой…».

Башкирия в русской литературе. Том 2. Уфа, 1964. С. 8-12;

«Советская Башкирия», 1960, 20 сентября

В. Прошкин. «В краю башкир»

«Советская Башкирия», 1960, 10 августа.























Только до конца зимы! Скидка 60% для педагогов на ДИПЛОМЫ от Столичного учебного центра!

Курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации от 1 400 руб.
Для выбора курса воспользуйтесь удобным поиском на сайте KURSY.ORG


Вы получите официальный Диплом или Удостоверение установленного образца в соответствии с требованиями государства (образовательная Лицензия № 038767 выдана ООО "Столичный учебный центр" Департаментом образования города МОСКВЫ).

Московские документы для аттестации: KURSY.ORG


Общая информация

Номер материала: ДБ-375049

Похожие материалы



Очень низкие цены на курсы переподготовки от Московского учебного центра для педагогов

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 60% скидки (только до конца зимы) при обучении на курсах профессиональной переподготовки (124 курса на выбор).

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: KURSY.ORG