Сценарий литературного вечера для 10-11 классов "Поэты Серебряного века приглашают"
Инфоурок Литература Другие методич. материалыСценарий литературного вечера для 10-11 классов "Поэты Серебряного века приглашают"

Сценарий литературного вечера для 10-11 классов "Поэты Серебряного века приглашают"

Скачать материал

http://sechina-maria.ru/grafika/testblocks/Testirovanie3_233_pisateli_ser.jpgВнеклассное мероприятие: «Поэты Серебряного века приглашают…» https://youtu.be/d9fLA5FPgHA

Аннотация: данное мероприятие посвящено литературному процессу начала XX века. В нём представлены образы поэтов и писателей, которые являются яркими представителями Серебряного века. Факты биографий перемежаются инсценировками из жизни знаменитых поэтов. Мероприятие представляет особый интерес для учащихся 10-11 классов.

Сценарий литературного мероприятия

Комната оформлена в виде литературного салона. За роялем сидит ученица, звучит музыка.

Ученица. (Читает стихотворение А. Ахматовой):

Я пришла к поэту в гости.

Ровно полдень. Воскресенье.

Тихо в комнате просторной,                                

А за окнами мороз.

И малиновое солнце

Над лохматым сизым дымом …

Как хозяин молчаливый

Ясно смотрит на меня!

У него глаза такие,

Что запомнить каждый должен,

Мне же лучше, осторожной,

В них и вовсе не глядеть.

Но запомнится беседа,

Дымный полдень, воскресенье

В доме сером и высоком

У морских ворот Невы.

 

 

Сцена I.

(Несколько молодых людей, одетых в стиле 20-х годов XX века, ведут разговор.)

1-й. – Господа, вы вечером будете на "башне" у Иванова или в “Бродячей собаке”, а может, в Политехническом?

2-й. – Я бы предпочёл Мережковских. Любопытно, кого обласкает своей демонической улыбкой хозяйка салона Зинаида Николаевна?

3-й. – Вы хотите знать, какого новичка срежет Гиппиус?

4-й. – Да, господа, похоже, Зинаиде Николаевне доставляет удовольствие обнаруживать “ахиллесову пяту” своих оппонентов.

1-й. – Надо же, Блока, господа, самого Александра Блока обвинила в измене. Видите ли, он не вписался в её тоталитарный унисон.

2-й. – Полноте, господа, Зинаида Николаевна и Дмитрий Сергеевич – прекрасная пара. Знаете, они в жизни не расставались.

3-й. – Жаль, но сегодня Мережковские не принимают. Может, пригласим их “на башню”.

(Уходят.)

Сцена II.

(З. Гиппиус, развалясь в кресле, читает свои стихи …)

Не ведаю, восстать иль покориться,

Нет смелости ни умереть, ни жить.

Мне близок Бог – но не могу молиться,

Хочу любви - и не могу любить.

(“Бессилие”, 1893)

З. Гиппиус. Это должно понравиться Дмитрию.

(Входит Мережковский).

Д. Мережковский. Дорогая, ты вся в творчестве?

З. Гиппиус. Уже закончила. А ты уже завершил статью о социализме?

Д. Мережковский. Да, я принёс тебе рукопись, но речь о другом. Знаешь, я задумал трилогию “Христос и Антихрист”.

З. Гиппиус. Дмитрий, ты гений!

Д. Мережковский. Спасибо, дорогая … Сегодня среда, У Иванова, как всегда, собирается многочисленное общество. Должен признать, это первоклассная школа стиха.

З. Гиппиус. А как тебе новое название его квартиры “башня”.

Д. Мережковский. Что ж, необычно! С претензией на оригинальность: последний этаж углового дома на Таврической, причудливые комнаты, коридорчики: не то музей, не то сараище …

З. Гиппиус. Кстати, я слышала, “на башне” сегодня гость – Валерий Брюсов. Конечно, он не петербуржец, а москвич, но главное не в этом. Он явно стремится в лидеры. Любопытно было бы послушать … Наверняка, Иванов с привычной язвительностью вынесет свой приговор … Да и открытие сезона не хотелось бы пропустить.

Д. Мережковский. Что ж, едем! Сейчас одиннадцать, в полночь будем на “башне”. Как раз все гости соберутся.

(Уходят или подсаживаются к посетителям “башни”.)

Сцена III.

(На “башне” Вячеслава Иванова.)

Вс. Иванов. Господа, позвольте начать на правах хозяина (читает стихотворение “Любовь”.)

Мы – два грозой зажжённые ствола,

Два пламени полуночного бора,

Мы – два в ночи летящих метеора,

Одной судьбы двужалая стрела.

Мы – два коня, чьи держит удила

Одна рука, - одна язвит их шпора;

Два ока мы единственного взора,

Мечты одной два трепетных крыла.

Мы – двух теней скорбящая чета

Над мрамором божественного гроба,

Где древняя почиет Красота.

Единых тайн двуглавые уста,

Себе самим мы – Сфинкс единый оба.

Мы – две руки единого креста.

(После чтения – аплодисменты, реплики …)

- Блистательно!

- Как выдержана форма сонета!

- И никакого “я”, всё “мы” – 5 раз! Как символично! Каков союз!

- А образы! Крест … Сфинкс … Божественный гроб … Как всё личностно …

- Браво!

Вс. Иванов. (Обрывает реплики.) Благодарю! Увольте от разбора моих стихов. Позвольте представить нашего московского гостя Валерия Брюсова. Просим!

В. Брюсов. (Поднимается, читает “Юному поэту”, 1896):

Юноша бледнеет со взором горящим,

Ныне даю я тебе три завета:

Первый прими: не живи настоящим,

Только грядущее – область поэта.

Помни второй: никому не сочувствуй,

Сам же себя полюби беспредельно.

Третий храни: поклоняйся искусству,

Только ему, безраздумно, бесцельно.

Юноша бледный со взором священным!

Если ты примешь моих три завета,

Молча паду я бойцом побеждённым,

Зная, что в мире оставлю поэта.

Вс. Иванов. Недурно! Как вам, господа?..

(Реплики из зала):

- Когда говорят об искусстве, я смиренно опускаю голову … Что может быть выше красоты? Выше божественного идеала?

- (Отзыв о стихотворении, заранее приготовленный учеником).

Сцена IV.

Вс. Иванов. Друзья! У нас еще гости: Николай Степанович Гумилёв с женой Анной Андреевной Ахматовой. Анна Андреевна! Говорят, вы тоже пишите?

Н. Гумилёв. Ну, разумеется, жёны писателей всегда пишут, жёны художников возятся с красками, жёны музыкантов играют…

Вс. Иванов. Ну, что вы, Николай Степанович, так реагируете? Ваша жена, кажется не лишена способностей. Это ведь её:

И для кого эти бледные губы

Станут смертельной отравой?

Негр за спиною, надменный, грубый,

Смотрит лукаво.

Мило, не правда ли?

(Гумилёв недовольно стучит сигаретой о портсигар…)

Вс. Иванов. (А Ахматовой): Анна Андреевна, вы что-нибудь прочтёте сегодня нам?

А. Ахматова. Я прочту.

(Гумилёв хмыкает, отворачивается.)

А. Ахматова. (Гордо.) Я прочту!

Песня последней встречи

Так беспомощно грудь холодела,

Но шаги мои были легки.

Я на правую руку надела

Перчатку с левой руки.

Показалась, что много ступеней,

А я знала – их только три.

Между клёнов шёпот осенний

Попросил: “Со мною умри!

Я обманут моей унылой,

Переменчивой, злой судьбой”.

Я ответила: “Милый, милый!

И я тоже умру с тобой …”

Эта песня последней встречи.

Я взглянула на тёмный дом.

Только в спальне горели свечи

Равнодушно – жёлтым огнём. (1911)

Что скажете, Вячеслав Иванович?

(Иванов молчит, подходит к Ахматовой …)

Вс. Иванов. Анна Андреевна, поздравляю Вас и приветствую. Это стихотворение событие в русской поэзии. (Целует руку Ахматовой)

Ведущий. (Голос из будущего) А потом Анна Андреевна стала знаменитой. Георгий Адамо'вич вспоминал:

- Анна Андреевна поразила меня своей внешностью. Теперь, в воспоминаниях о ней, её иногда называют красавицей, нет, красавицей она не была. Но она была больше, чем красавица, лучше, чем красавица. Никогда не приходилось мне видеть женщину, лицо и весь облик которой повсюду, среди любых красавиц, выделялся своей выразительностью, неподдельной одухотворённостью, чем-то сразу приковывавшим внимание. Когда она, стоя на эстраде, со своей “ложноклассической”, спадавшей с плеч шалью, казалось, облагораживала всё вокруг.

Сцена V.

(Звучит музыка Клода Дебюсси, например, “Прелюдия к “Послеполудню фавна”.

У афиши (она расположена на другой стене кабинета) стоит девушка и читает. К ней подходит Борис Пронин.)

Пронин. Уважаемые дамы и господа! Вечер поэтов, указанный в программе, начнётся через несколько минут.

Голос ведущего. Это Борис Пронин, организатор кабаре “Бродячая собака”, гостями которого были по средам и субботам художники, поэты, музыканты. Если бы хватило силы, он бы весь свет превратил в театр.

Пронин. “Собаку” придумал всецело я. И вот у меня возникла мысль, что надо создать романтический кабачок, куда бы все мы, “бродячие собаки”, могли приткнуться, дёшево прокормиться и быть у себя, бродячие, бесприютные собаки.

Не так давно у нас появился свой гимн. Попросим автора, Михаила Кузмина, прочесть хотя бы первый куплет.

М. Кузмин. (Читает):

От рождения подвала

Пролетает лишь быстрый год,

Но “Собака” нас связала

В тесно-дружный хоровод.

Чья душа печаль упала,

Опускайтесь в глубь подвала,

Отдыхайте, отдыхайте, отдыхайте от невзгод.

Пронин. Благодарю. Мы рады приветствовать Вас, дорогие гости, желающие провести с нами время в обществе знаменитых деятелей искусства. Не забудьте свои впечатления оставить в нашей свиной книге. (Обложку книги можно повесить на стену.) Усаживайтесь поудобнее, господа. У нас в гостях “Цех поэтов”. Первым просим читать Николая Степановича Гумилёва.

Гумилёв. (Читает стихотворение “Жираф”).

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд

И руки особенно тонки, колени обняв.

Послушай: далеко, далеко, на озере Чад

Изысканный ходит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,

И шкуру его украшает волшебный узор,

С которым равняться осмелится только Луна,

Дробясь и качаясь во влаге широких озёр.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,

И бег его плавен, как радостный птичий полёт.

Я знаю, что много прекрасного видит земля,

Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Пронин. Ну, как, господа?

Реплики с мест.

- Стихотворение экзотично. Вы, Николай Степанович, - романтик, мечтатель. Как вы сказали про своего жирафа?

- Вдали он подобен цветным парусам корабля,

И бег его плавен, как радостный птичий полёт.

- Действительно, изысканный получился жираф. Но кто, интересно, та, чей “особенно грустен взгляд и руки особенно тонки”?

Сцена VI.

Пронин. Господа! Давайте же дадим слово дамам. Марина Ивановна (Цветаева), просим!

Вы не любите слово “поэтесса”, вы – поэт. Что это, вызов нам, мужчинам?

М. Цветаева. Что вы?! Что вы?! Я люблю вас всех. Но сегодня я читаю только для одного (обращает свой взор на А. Блока.)

Имя твоё – птица в руке,

Имя твоё – льдинка на языке,

Одно – единственное движение губ.

Имя твоё – пять букв.

Мячик, пойманный на лету,

Серебряный бубенец во рту.

Камень, кинутый в тихий пруд,

Всхлипнет так, как тебя зовут.

В лёгком щёлканье ночных копыт

Громкое имя твоё гремит.

И назовёт его нам в висок

Звонко щёлкающий курок.

Имя твоё, - ах, нельзя! –

Имя твоё – поцелуй в глаза,

В нежную стужу недвижных век.

Имя твоё – поцелуй в снег.

Ключевой, ледяной, голубой глоток.

С именем твоим – сон глубок.

(“Имя твоё – птица в руке”, 1916)

Реплика из зала. Да что же это?! Опять все лавры Александру Александровичу. Неужели мы не заслуживаем Вашего внимания?

М. Цветаева. Да я для вас даже спою, если вы поддержите.

Мне нравится, что вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не вами,

Что никогда тяжёлый шар земной

Не уплывёт под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной –

Распущенной – и не играть словами,

И не краснеть удушливой волной,

Слегка соприкоснувшись рукавами.

Спасибо вам и сердцем и рукой

За то, что вы меня – не зная сами! –

Так любите: за мой ночной покой,

За редкость встреч закатными часами,

За наше не гулянье под луной,

За солнце, не у нас над головами, -

За то, что вы больны – увы! – не мной,

За то, что я больна – увы! – не вами.

(“Мне нравится, что вы больны не мной”, 1915)

Учитель. Ветер революции … Он не принёс желанной свободы, не разрешил противоречивых сомнений даже тех поэтов кто верил в спасительность самой мечты, надеялся и любил …

Долгие годы проведут в эмиграции Иван Бунин, Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Константин Бальмонт, Вячеслав Иванов, Владислав Ходасевич.

Но, живя на чужбине, русские поэты не предадут своей любви к родному Отечеству.

(Музыка.)

Учащиеся. (Читают стихотворения о России.)

 

Методические рекомендации: Мероприятие «Поэты Серебряного века приглашают...» предназначено для учащихся 10-11 классов. Разработка вечера даёт возможности изучить творчество представителей различных литературных течений рубежа веков, однако культура Серебряного века поражает обилием талантов и многообразием художественных поисков. Содержание мероприятия позволяет расширить представление учащихся о творчестве поэтов русского модернизма: декадентов, «старших символистов», «младосимволистов», акмеистов. Данная разработка поддерживает базовый школьный курс истории русской литературы и предоставляет возможность интеграции в национальную культуру. Интеграция литературы с другими видами искусства (музыкой, живописью), предполагаемая этой инсценировкой, позволит учащимся лучше понять, в чём состоит своеобразие культуры Серебряного века. Сценарий показывает биографические сведения, что способствует повышению интереса учащихся к личности поэта, а следовательно, и к его творчеству.

Цели мероприятия:  познакомить учащихся с литературным процессом начала XX века;

сформировать представление о многообразии литературных явлений,  направлений, стилевых течений в литературе Серебряного века; 

развить у старшеклассников навыки филологического прочтения отдельных произведений и в целом творчества поэтов рубежа веков; 

повысить общую культуру учащихся, развить у них художественный? вкус, пробудить стремление к вдумчивому чтению;

воспитывать эстетический вкус, помогая постичь гармонию стиха и его музыкальность;

воспитывать внимание к поэтическому слову.

Комната оформляется в стиле гостиной с мягкой мебелью, столом, на котором стоят чайные чашки, подсвечник. На полу и на столе лежат исписанные листы бумаги. В центре комнаты расположен рояль, под аккомпанемент которого сменяются сцены и читаются стихи.

 

 

 

 

 

 

 

 

Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.

Пожаловаться на материал
Скачать материал

Найдите материал к любому уроку, указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:

также Вы можете выбрать тип материала:

Проверен экспертом

Общая информация

Скачать материал

Похожие материалы

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.