Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Воспитательная работа / Конспекты / Сценарий мероприятия посвященный освобождению от блокады Ленинграда

Сценарий мероприятия посвященный освобождению от блокады Ленинграда


До 7 декабря продлён приём заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)

  • Воспитательная работа

Поделитесь материалом с коллегами:

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Новоозерновская средняя школа города Евпатории Республики Крым»

Сценарий

посвященный освобождению от блокады Ленинграда



Подготовили: Заведующий библиотекой Деева Н.В.,

учитель технологии Васяк М.А.



*Всем героическим защитникам Ленинграда,

Всем участникам прорыва и снятия блокады любимого города,

Всем, пережившим страшную 900дневную блокаду,

Всем, ныне живущим и павшим смертью храбрых

ПОСВЯЩАЕТСЯ!

Звучит музыка, стихотворение

22 июня 1941 года фашистская Германия напала на нашу страну внезапно, вероломно, разорвав договор о ненападении.

У фашистов к Ленинграду было особое отношение. Они хотели не просто захватить его, а уничтожить, стереть с лица земли.

Очень быстро враги оказались рядом с городом. Днем и ночью фашисты бомбили и обстреливали Ленинград. Полыхали пожары, разрушались дома, заводы, памятники, падали на землю убитые.

Ленинградцы защищали свой город, тогда они решили взять его в блокадное кольцо.

Ленинград был отрезан от большой земли. В город перестало поступать продовольствие.

Отключили свет, воду, отопление. Наступили страшные блокадные дни.

Германское командование рассчитывало захватить Ленинград за 3 недели. Оно уже назначило время парада немецких войск на Дворцовой площади, раздало солдатам и офицерам путеводители по Ленинграду и даже отпечатало пригласительные билеты на торжественный банкет в гостинице «Астория».

Против Ленинграда была брошена группа армий «Север», насчитывающая до 750 тысяч отборных солдат и офицеров. Немцев поддерживала « Голубая дивизия» финнов, насчитывавшая 200 тысяч человек. Однако фашистский план овладения города штурмом был сорван.

Фашистские войска охватили 200-км кольцом осады непокорной город. Началась блокада.

В окружение попали 2 миллиона 544 тысячи гражданского населения и войска, защищавшие город.

Днем и ночью Ленинград подвергался воздушным бомбежкам и артиллерийскому обстрелу.

За один день, на него было сброшено более 6 тысяч зажигательных бомб.

Почти 900 дней с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года Ленинград жил и боролся во вражеском кольце.

На защиту города встали все его жители. Каждый человек участвовал в обороне Ленинграда. Женщины и подростки возводили оборонительные сооружения на подступах к городу. Ими было построено 35 баррикад, 22 тысячи огневых точек.

Звучит стихотворение О.Берггольц «Октябрьский дождь стучит в квадрат оконный».

Отрывок («...Октябрьский дождь стучит в квадрат оконный..»)

...Октябрьский дождь стучит в квадрат оконный,

глухие залпы слышатся вдали.

На улицах, сырых и очень темных,

одни сторожевые патрули.


Мерцает желтый слепенький фонарик,

и сердце вдруг сжимается тоской,

когда услышишь:

Пропуск ваш, товарищ...—

Как будто б ты нездешний и чужой.

Вот пропуск мой. Пожалуйста, проверьте.

Я здешняя, и этот город — мой.

У нас одно дыханье, дума, сердце...

Я здешняя, товарищ постовой.


...Но я живу в квартире, где зимою

чужая чья-то вымерла семья.

Все, что кругом,— накоплено не мною.

Все — не мое, как будто б я — не я.


И точно на других широтах мира,

за целых два квартала от меня,

моя другая — прежняя квартира,

без запаха жилого, без огня.


Я редко прихожу туда, случайно.

Войду — и цепенею, не дыша:

еще не бывшей на земле печалью

без слез, без слов терзается душа...

Да, у печали этой нет названья.

Не выплачешь, не выскажешь ее,

и лишь фанерных ставенек стенанье

негромкое — похоже на нее.

А на стекле—полоски из бумаги,

дождями покороблены, желты:

неведенья беспомощные знаки,

зимы варфоломеевской кресты.

Недаром их весною отдирали

те, кто в жилье случайно уцелел,

и только в нежилых домах остались

бумажные полоски на стекле.


Моя квартира прежняя пуста,

ее окошки в траурных крестах.


Да я ли здесь жила с тобой? Да я ли

кормила здесь когда-то дочерей?

Меня ль, меня ль глаза твои встречали

у теплых, у клеенчатых дверей?

Ты вскакивал, ты выбегал к порогу,

чуть делались шаги мои слышны.

Ты восклицал:— Пришла? Ну, слава богу!—

А было тихо — не было войны.

И странно: в дни обстрелов и бомбежек,

когда свистела смерть на всех углах,

ты ждал меня, ни капли не тревожась,

как будто б я погибнуть не могла;

как будто б я была заговоренной

несокрушимой верностью твоей.

И тот же взгляд — восторженный,

влюбленный —

встречал меня у дорогих дверей.


Я все отдам — любовь, и вдохновенье,

и славу, щедро данную войной,—

за ту одну минуту возвращенья

к тебе, под кров домашний, старый, м о й...

Как будто я ослепла и оглохла:

не услыхать тебя, не увидать.

Я слышу только дождь: он бьется в стекла,

и только дождь такой же, как тогда...


Октябрь 1942



Овладеть городом штурмом не удалось. Тогда Гитлер сделал ставку на голод. Вот так рассказывают об этом времени сами ленинградцы.

Послушайте воспоминания

Бывший работник радио Нил Николаевич Беляев вспоминает :

«Город собирал всё, что можно было собрать, пустить в дело. Люди варили студень из маленьких кусочков кожи, для густоты в него добавляли столярный клей. Есть , конечно, было отвратно, но приправишь горчицей , перцем, уксусом, и кое как ешь. Но в 1942 году и этого нельзя было достать. Всё пропало. Осталось переходить на ремни, а они выделаны химическим способом. Разрежешь ремень на куски, варишь-варишь, а он не разваривается. Сьешь это, и никакой радости нет».

Рассказывает Зоя Алексеевна Берникович, работник Эрмитажа :

«У меня был огород. Я ела лебеду, мать-и-мачеху. Принесу полный мешок, натрамбую в бутыль и солью ем».

Многие из переживших блокаду рассказывают про «бадаевскую сладкую землю», которую продавали на рынках наравне с другими продуктами.

«Брали маленький кусочек земли , заглатывали это кусочек и запивали кипятком. Было впечатление, что едим жирный творог», - вспоминает Валентина Степановна Мороз, библиотекарь.

В перечне блокадной еды можно было найти всякое: зерна от птичьего корма, канареек, дроздов, попугаев ,собирали мучной хлеб от обоев, извлекали его из переплётов, ели кошек, собак, ворон, использовали олифу, вазелин, глицерин, всевозможные отходы растительного сырья.

Работающие питались по талончикам в столовой.

Вот меню того времени:

  • Щи из подорожника

  • Пюре из крапивы и щавеля

  • Котлеты из свекольной ботвы

  • Биточки из лебеды

  • Оладьи из казеина

  • Суп из дрожжей

  • Соевое молоко

Хлеб же давали по карточкам. Рабочие получали 250 граммов, служащие, иждивенцы, дети – 125 граммов черного, липкого, с примесью целлюлозы и опилок хлеба.

Звучит стихотворение «Черный хлеб».

Евгений Михайлович Винокуров
             
Черный Хлеб

Я помню хлеб. Он черен был и липок – 
Ржаной муки был грубоват помол.
Но расплывались лица до улыбок,
Когда буханку ставили на стол.

Военный хлеб. Он к щам годился постным
Раскрошенный, он был неплох с кваском.
Он вяз в зубах, приклеивался к деснам,
Его мы отлепляли языком.

Он кислым был – 
                             ведь был он с отрубями!
Не поручусь, что был без лебеды.
И все ж с ладони жадными губами
Я крошки подбирал после еды.

Я неизменно с острым интересом
И сердцем замирающим следил
За грозным, хладнокровным хлеборезом.
Он резал хлеб!
                         Он черный хлеб делил! 

Я восторгался им, прямым и честным.
Он резал грубо, властно, без затей,
Горелой коркой,
                           как в угле древесном,
Испачкавшись почти что до локтей.

На нем рубаха взмокла холстяная.
Он был велик в восторге трудовом.
Он резал хлеб,
                          усталости не зная,
Лица не вытирая рукавом!

Что можно было противопоставить такому голоду?

Довольно быстро многие ленинградцы почувствовали спасительную силу товарищества, старались объединиться, быть вместе. В рабочих помещениях оборудовали комнаты, ставили кровати, налаживали отопление, быт. Скучивались, собирались по цехам, отделам, жались друг к другу, ища тепла и помощи.

Большие испытания выпали на долю рабочих промышленных предприятий. Мороз разгуливал по цехам, металл обжигал руки.

Рабочие по несколько суток не покидали предприятий – экономили силы, здесь же и жили.

«15 сентября 1941 года. Сегодня ночью на рабочее место угодило 3 снаряда, 7 рабочих ранено. Во время обеда опять несколько снарядов упало по близости… Живём фронтовой жизнью», - вспоминает один из старейших работников завода Балясников.

Вместо мужчин, ушедших на фронт, к станкам вставали женщины и подростки. Лозунгом дня стал призыв «Заменим у станков отцов и старших братьев»

За 900 дней блокады промышленные предприятия города дали фронту 200 танков, 1500 самолётов, 10 миллионов снарядов и мин. За доблестный труд многие ленинградские мальчишки и девчонки были награждены орденами и медалями.

Среди всех бед, лишений , ужасов, смертей главной трагедией были дети. О них заботились прежде всего. Смотреть на голодающих детей и знать, что ты ничем не можешь им помочь, - нет ничего ужаснее для матерей, которым приходилось скудны продукты распределять по дням, а в течение дня по часам.

Стихотворение о девочке

Девчонка руки протянула,

Уснула.

А оказалось – умерла…

Никто не обронил ни слова.

Лишь хрипло, сквозь метельный стон,

Учитель выдавил, что снова

Уроки после похорон.

Звучит стихотворение Н. Крандиевской «Иду в темноте, вдоль воронок…»

Иду в темноте, вдоль воронок,
Прожекторы щупают небо.
Прохожие. Плачет ребёнок,
И просит у матери хлеба.

А мать надорвалась от ноши
И вязнет в сугробах и ямах.
— Не плачь, потерпи, мой хороший, —
И что-то бормочет о граммах.

Их лиц я во мраке не вижу,
Подслушала горе вслепую,
Но к сердцу придвинулась ближе
Осада, в которой живу я.



Вспоминает Александра Александровна Агронская : «Вы знаете, мы ели очень мелкими частичками. Мы никогда не кусали хлеб, а отщипывали кусочки хлеба клали в рот. И в столовой мы по очереди имели возможность облизывать кастрюли после каши».

В детском стационаре Ирине Киреевой запомнилась девочка. Её привезли уже умирающую. Девочка была старше Ирины.

«Она мне говорит : «Съешь , пожалуйста, мой хлеб, я не до живу до завтра». Помню, я всю ночь не могла спать, потому что думала : взять хлеб или не взять? Все знают, что она не может уже есть. Но если я возьму этот хлеб, подумают , что я украла у неё. А страшно хотелось есть. Страшная борьба с собой: чужое же!. Так я хлеб и не взяла. А девочка действительно умерла, и этот кусок хлеба остался у неё под подушкой».

Смерть входила во все дома. Свыше 640 тысяч ленинградцев погибло от голода. Многие знают печальную историю 12-летней ленинградской девочки Тани Савичевой. Блокада отняла у девочки родных. В те же жуткие дни Таня сделала в записной книжке такие короткие трагические записки.

(слайд №9, видео «Дневник Тани Савичевой»)

Немало душ и сердец потряс дневник Тани Савичевой, которой было 11 лет, когда она осталась одна.

Страшные, потрясшие мир записи послужили документом обвинения фашизму на Нюрнбергском процессе. Давайте прочтем их.

« Женя умерла 28 декабря в 12 часов дня 1942 года..

Бабушка – 25 января в 3 часа дня 1942 года.

Лека умер – 17 марта в 5 часов утра 1942 года.

Дядя Вася умер – 13 апреля в 2 часа ночи 1942 года.

Дядя Леша – 10 мая в час дня 1942 года.

Мама – 13 мая в 7 часов 30 минут утра 1942 года

Савичевы умерли все. Осталась одна Таня».

Таню обнаружили при обходе квартир сандружинницы. Она была вывезена в Горьковскую область, но спасти ее не удалось. От крайнего истощения, нервного потрясения девочка умерла 1 июля 1944 года. Память о Тане Савичевой останется на вечно. Ее именем названа малая планета №2127, открытая советскими астрономами.

Звучит стихотворение С.Смирнова «Дневник войны…».

Таня Савичева
Автор стихов С. Смирнов


На берегу Невы, 
В музейном зданье,
Хранится очень скромный дневничок.
Его писала 
Савичева Таня.
Он каждого пришедшего влечет.

Пред ним стоят сельчане, горожане,
От старца -
До наивного мальца.
И письменная сущность содержанья
Ошеломляет 
Души и сердца.

Это - всем живущим 
в назиданье,
Чтобы каждый в суть явлений вник, -

Время
Возвышает
Образ Тани
И ее доподлинный дневник.
Над любыми в мире дневниками
Он восходит, как звезда, с руки. 
И гласят о жизненном накале
Сорок две святых его строки.

В каждом слове - емкость телеграммы,
Глубь подтекста,
Ключ к людской судьбе,
Свет души, простой и многогранной,
И почти молчанье о себе...

Это смертный приговор убийцам
В тишине Нюрнбергского суда.
Это - боль, которая клубится.
Это - сердце, что летит сюда...

Время удлиняет расстоянья
Между всеми нами и тобой.
Встань пред миром,
Савичева Таня,
Со своей
Немыслимой судьбой!

Пусть из поколенья в поколенье
Эстафетно
Шествует она,
Пусть живет, не ведая старенья,
И гласит
Про наши времена!



Другим испытанием был холод. Остро стоял вопрос : как обогреться? Ленинградцы стали устанавливать в комнатах железные печки-времянки, выводя трубы в окно. В них жгли стулья, шкафы, диваны, книги.

Целые семьи гибли от холода и голода. В домах не было электричества, в квартирах горели коптилки – баночки с горючей смесью, в которую вставляли маленький фитилёк, не было парового отопления. Спали в валенках не раздеваясь.

Ульяна Тимофеевна Попова вспоминает :

«Спала под двумя одеялами и согревалась утюгами: одним утюгом согревала ноги, другим - грудь и руки . Утром одеяла покрывались белым инеем».

Выполнить перед умершими последний долг тоже было не легко. Многим это сделать было не по силам и не посредствам. По бесконечным длинным улицам, между сугробами, напрягая последние силы, люди тянули саночки, на которых лежали умершие.

Нередко, выбившись из сил, люди оставляли мёртвого на полпути, позднее эти трупы подбирали машины и увозили на окраину города, на огромный пустырь рядом со старой Пискарёвской дорогой. Так образовалось известное ныне Пискарёвское кладбище, где похоронено 470 тысяч ленинградцев

Звучит отрывок из поэмы О. Берггольц «Февральский дневник» ( «Я как рубеж запомню вечер….»).

Я как рубеж запомню вечер:

декабрь, безогненная мгла,

я хлеб в руке домой несла,

и вдруг соседка мне навстречу.

«Сменяй на платье, - говорит, -

менять не хочешь - дай по дружбе.

Десятый день, как дочь лежит.

Не хороню. Ей гробик нужен.

Его за хлеб сколотят нам.

Отдай. Ведь ты сама рожала...»

И я сказала: «Не отдам».

И бедный ломоть крепче сжала.

«Отдай, - она просила, - ты

сама ребёнка хоронила.

Я принесла тогда цветы,

чтоб ты украсила могилу».

...Как будто на краю земли,

одни, во мгле, в жестокой схватке,

две женщины, мы рядом шли,

две матери, две ленинградки.

И, одержимая, она

молила долго, горько, робко.

И сил хватило у меня

не уступить мой хлеб на гробик.

И сил хватило - привести

её к себе, шепнув угрюмо:

«На, съешь кусочек, съешь... прости!

Мне для живых не жаль - не думай».

...Прожив декабрь, январь, февраль,

я повторяю с дрожью счастья:

мне ничего живым не жаль -

ни слёз, ни радости, ни страсти.

Перед лицом твоим, Война,

я поднимаю клятву эту,

как вечной жизни эстафету,

что мне друзьями вручена.

Их множество - друзей моих,

друзей родного Ленинграда.

О, мы задохлись бы без них

в мучительном кольце блокады.


Никогда не нуждались ленинградцы в помощи, поддержке и участии, как в те дни, месяцы и годы блокады. В пустых, вымороженных, темных квартирах после стука метронома звучал не громкий женский голос, который ждали все ленинградцы. Это был голос ленинградской поэтессы Ольги Берггольц, которая так же мучилась, голодала, как и её слушатели.

Стук метронома. Звучит стихотворение О.Берггольц «Разговор с соседкой». Берггольц Ольга

Разговор с соседкой




     Пятое декабря 1941 года.
     Идёт четвертый месяц блокады.
     До пятого декабря воздушные тревоги
     длились по десять — двенадцать часов.
     Ленинградцы получали от 125
     до 250 граммов хлеба.

Дарья Власьевна, соседка по квартире,
сядем, побеседуем вдвоём.
Знаешь, будем говорить о мире,
о желанном мире, о своём.

Вот мы прожили почти полгода,
полтораста суток длится бой.
Тяжелы страдания народа —
наши, Дарья Власьевна, с тобой.

О, ночное воющее небо,
дрожь земли, обвал невдалеке,
бедный ленинградский ломтик хлеба —
он почти не весит на руке...

Для того, чтоб жить в кольце блокады,
ежедневно смертный слушать свист —
сколько силы нам, соседка, надо,
сколько ненависти и любви...

Столько, что минутами в смятенье
ты сама себя не узнаёшь:
— Выдержу ли? Хватит ли терпенья?
— Выдержишь. Дотерпишь. Доживёшь.

Дарья Власьевна, ещё немного,
день придёт — над нашей головой
пролетит последняя тревога,
и последний прозвучит отбой.

И какой далёкой, давней-давней
нам с тобой покажется война
в миг, когда толкнём рукою ставни,
сдёрнем шторы чёрные с окна.

Пусть жилище светится и дышит,
полнится прохладой и весной...
Плачьте тише, смейтесь тише, тише,
будем наслаждаться тишиной.

Будем свежий хлеб ломать руками,
тёмно-золотистый и ржаной.
Медленными, крупными глотками
будем пить румяное вино.

А тебе — да ведь тебе ж поставят
памятник на площади большой.
Нержавеющей, бессмертной сталью
облик твой запечатлят простой.

Вот такой же: исхудалой, смелой,
в наскоро повязанном платке,
вот такой, когда под артобстрелом
ты идёшь с кошёлкою в руке.

Дарья Власьевна, твоею силой
будет вся земля обновлена.
Этой силе имя есть — Россия.
Стой же и мужайся, как она!

5 декабря 1941



Город жил и боролся: заводы продолжали выпускать военную продукцию, работали театры, музеи. Все то время, когда шла блокада, не замолкало ленинградское радио, где выступали поэты и писатели и как пульс города звучал знаменитый ленинградский метроном

(звук метронома).

Если был сигнал воздушной тревоги, он бился быстрее, если все было спокойно – медленнее.

2 июля 1942 года с Урала доставили партитуру 7-й симфонии Дмитрия Шостаковича, которая 9 августа 1942 была исполнена оркестром Радиокомитета в осажденном немцами Ленинграде

Давайте и мы послушаем фрагмент этой симфонии.

(Воспоминания звучит фрагмент симфонии)

Зная бедственное положение населения города, фашисты сбрасывали на Ленинград агитационные листовки, в которых сообщалось что в городе не осталось никого в живых :

«Ленинград - город мертвых. Мы не берем его пока потому, что боимся трупной эпидемии. Мы стёрли этот город с лица Земли».

Враг рассчитывал, что голодающие, мёрзнущие, измученные люди из-за куска хлеба, из-за глотка воды возненавидят друг друга, перестанут работать и сдадутся.

Звучит стихотворение Е.Рывиной «…. И летели листовки с неба…»

Елена Рывина


* * *

И летели листовки с неба
На пороги замёрзших квартир:
«Будет хлеб. Вы хотите хлеба?..»
«Будет мир. Вам не снится мир?»


Дети, плача, хлеба просили.
Нет страшнее пытки такой.
Ленинградцы ворот не открыли
И не вышли к стене городской.


Без воды, без тепла, без света.
День похож на чёрную ночь.
Может, в мире и силы нету,
Чтобы всё это превозмочь?


Умирали – и говорили:
– Наши дети увидят свет!
Но ворота они не открыли.
На колени не встали, нет!


Мудрено ли, что в ратной работе
Город наш по-солдатски хорош?..
Пётр построил его на болоте,
Но прочнее земли не найдёшь.



В самый тяжелый период блокады по замерзшему Ладожскому озеру была проложена 36-километровая автотрасса, которую ленинградцы назвали «Дорогой жизни»

Дорогу бомбили фашистские самолёты. Вражеская артиллерия вела прицельный огонь. Но колонны шли и шли, доставляя в осажденный город продовольствие, вооружение, боеприпасы, горючее.

Обратным рейсом из осажденного Ленинграда на Большую землю вывозили беспомощных стариков, женщин, детей.

Снятие блокады 1944 г. Операция «Январский гром»

14 января 1944 года началась Красносельско-Ропшинская операция войск Ленинградского фронта так называемая операция «Январский гром». К этому моменту под Ленинградом и Новгородом были сосредоточены в общей сложности 44 дивизии и 4 бригады противника. Поддержку с воздуха им обеспечивали более 200 самолётов.

Кроме того, немцы создали отлично оснащённую и спланированную оборону, которая особенно крепкой южнее Пульковских высот и севернее Новгорода (общая глубина оперативной обороны достигла 230-260 километров), помимо орудийных и пулемётных дзотов здесь были возведены железобетонные доты, противотанковые рвы, надолбы.


Несмотря на это 27 января операция закончилась победой советских войск.

Бои были кровопролитными. Трое наших земляков погибли в боях под Новгородом и Псковом. После мощного наступления войск Ленинградского фронта немецкие войска были отброшены от Ленинграда на расстояние 60-100 километров и, через 872 дня после начала, блокада закончилась. В этот день Москва уступила право Ленинграда произвести салют в ознаменование окончательного снятия блокады. Интересный факт: приказ победившим войскам подписал, вопреки установившемуся порядку, не Сталин, а по его поручению - Говоров. Такой привилегии не удостаивался ни один из командующих фронтами во время Великой Отечественной войны.



27 января 1944 года блокада Ленинграда была полностью снята

1 мая 1945 года город Ленинград был объявлен Городом-героем и была вручена медаль «Золотая звезда».

9 мая, в День Победы, ленинградцы идут на Пискарёвское кладбище. На земляные холмы братских могил люди кладут цветы, а некоторые кладут конфеты, папиросы, хлеб.

Прошло 66 лет. Выросло не одно поколение, которое никогда не знало ужасов войны. Но подвиг, совершенный ленинградцами в годы блокады, навсегда останется в нашей памяти, в названиях улиц и площадей, в величественных и мемориальных комплексах

(звучит песня «Ты же выжил солдат»)

(слайд №34, видео «Пискаревское кладбище»)

Священное место для каждого ленинградца – Пискаревское мемориальное кладбище. Здесь похоронены сотни тысяч защитников и жителей города, погибших в годы блокады. Скорбная тишина стоит над длинными холмами братских могил. Горит вечный огонь.

Безгранична наша скорбь о погибших в блокаду.

За годы блокады погибло, по разным данным, от 400 тыс. до 1,5 млн человек. Так, на Нюрнбергском процессе фигурировало число 632 тысячи человек. Только 3 % из них погибли от бомбёжек и артобстрелов; остальные 97 % умерли от голода.

Большинство умерших в блокаду жителей Ленинграда похоронено на Пискарёвском мемориальном кладбище на Выборгской стороне. Это самое памятное место Санкт-Петербурга. Площадь кладбища составляет 26 га, длина стен равна 150 м с высотой 4,5 м. На камнях высечены строки пережившей блокаду писательницы Ольги Берггольц. В длинном ряду могил лежат жертвы блокады, число которых только на этом кладбище составляет 640 000 человек погибших от голода и больше чем 17 000 людей, ставших жертвами воздушных налетов и артиллерийских обстрелов. Общее число жертв среди гражданского населения в городе за все время войны превышает 1,2 миллиона человек.

Ведущий зачитывает надписи на слайде

Здесь лежат ленинградцы.

Здесь горожане, мужчины, женщины, дети..

Рядом с ними солдаты-красноармейцы.

Всю жизнь они защищали тебя, Ленинград, колыбель революции.

Их имен благородных здесь перечислить не сможем, так их много под вечной охраной гранита.

Но знай, внимающий этим камням : Ни кто не забыт, ни что не забыто.



Мы чашу горя выпили до дна,

Но враг не взял нас ни каким измором,

И жизнью смерть была побеждена,

И победили человек и город!

Полгорода лежит в земле сырой.

Неугасима память поколений,

И память тех, кого так свято чтим,

Давайте, люди, встанем на мгновенье

И в скорби постоим и помолчим.



МИНУТА МОЛЧАНИЯ.

Безгранична наша скорбь о погибших в блокаду. Но силу, а не слабость рождает она. Силу восхищения подвигом ленинградцев. Благодарность людям, отдавшим свою жизнь во имя нашей свободы, жизни.

Наш долг - помнить подвиг ленинградцев и любить свою Родину так, как это делали они, защитники Ленинграда.







hello_html_504db626.png

hello_html_6466b442.png














57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)

Автор
Дата добавления 20.02.2016
Раздел Воспитательная работа
Подраздел Конспекты
Просмотров139
Номер материала ДВ-470834
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх