Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / ИЗО, МХК / Другие методич. материалы / Справочный материал для учителя

Справочный материал для учителя


  • ИЗО, МХК

Поделитесь материалом с коллегами:

Справочный материал для учителя

Художник Борис Михайлович Кустодиев

Выходец из семьи преподавателя духовной семинарии. Для его становления как художника наибольшее значение имели уроки И. Е. Репина в петербургской Академии художеств, где он учился в 1896-1903. Был членом объединений «Мир искусства» и «Союз русских художников».

Кустодиев соединил в своем творчестве неоромантический идеал народного искусства с классической традицией. В то же время в его работах заметно влияние импрессионизма и модерна

В 1919 — 1920 годах Кустодиев пишет одну из примечательных картин первых лет революции - «Большевик». Навстречу зрителю мимо вышедших на улицы нарядных людей шагает огромная фигура с красным знаменем в руках.

«Могучий гигант с флагом, шагающий через дома, человек, несоизмеримый с прежним маленьким миром. Талант художника дарит необычайному зрелищу убедительность радостной сказки. А поэтическая реальность русского народа связывает картину с миром прежнего искусства, в которое властно вторгается метафорический образ Революции», - пишет один автор.

Ему вторит другой: «Из текущей улицами реки вооружённого народа вырастает титан, высоко вздымающий красное знамя. Оно выхлёстывает за пределы картины, вьётся свободно над людским потоком. Смел шаг большевика, слышится в нём твёрдая неуступчивая сила».

В поисках средств выражения, которые помогли бы ему найти возвышенный тон для задуманного произведения, Кустодиев впервые в своем творчестве прибегнул к аллегорическому решению. Он изобразил исполинскую фигуру с красным знаменем в руках, движущуюся через улицы Москвы.

Картина «Большевик» привлекает прямолинейной образностью символа. Большевик шагает над городом, за ним вьется уходящее в бесконечнуюю даль алое, как огонь, знамя революции. А внизу такой же бесконечный, монолитный поток людей. Здесь сила символики сочетается с кустодиевской конкретностью видения мира. Картина полна революционного пафоса.

В картине «Большевик» художник попытался обобщить свои впечатления о революции. Кустодиев применяет типичный прием обобщения и аллегории. По узким московским улочкам густым, вязким потоком льется толпа. Сияет яркими красками небо, солнце расцвечивает снег на крышах, делает голубыми и нарядными тени. А над всем этим, выше толпы и домов, большевик со знаменем в руках. Осеняя все вокруг, трепещет алый, упругий на ветру стяг, подобный пламени радостного пожара. Звонкие краски, открытый и звучный красный цвет - все придает полотну мажорное звучание».

Кустодиев понимал революцию как стихийный, гигантский по размаху народный бунт. В этой картине мастер хотел выразить «чувство стихийного в большевизме», используя такой прием как гротеск. Огромная, могучая фигура большевика с красным знаменем в руках возвышается над городом и людьми.1

Картина Кустодиева Большевик выражает состояние неоднозначности. Композиционные и цветовые решения, используемые автором полотна, усиливают это впечатление.

С одной стороны Кустодиев показывает грандиозный масштаб происходящих событий. Стихийный народный бунт художник выражает в символическом образе большевика со знаменем в руках, возвышающегося над городом.

В тоже время вооруженная масса людей создает ощущение бесконтрольности революционного процесса. Заставляет обратить на себя внимание суровый взгляд исполина, направленный сквозь стоящую на его пути церковь. Тени, на слегка померкшем снегу, усиливают состояние тревоги.

Неоднозначно решение в картине Кустодиева «Большевик», которого художник изобразил на фоне города. Большевик выше домов, выше церкви, а знамя в его руке заслоняет всё небо, прямо по Маяковскому: «Флагами небо оклеивай!». Народ же в ногах у большевика по сравнению с ним ничтожно мелок, что отражает преувеличение большевиками роли личности в истории и их пренебрежительное отношение к народу как аморфной «массе», с которой можно делать все, что угодно. Кустодиев выразил то представление о твердокаменных большевиках, которое они старались внушить о себе народу. Если вглядеться в лицо большевика, фанатичное и ожесточённо-беспощадное, его сокрушительную поступь, его готовность снести стоящий на пути храм, то можно предположить, что у художника было весьма скептическое отношение к революции, по крайней мере, во время создания этой картины. Тем более, что действие происходит на закате дня, что очень символично.

Гигант с оловянными глазами с красным стягом в руках, как безумный Гулливер, не видя ничего ни перед, ни под собой, шагает «Вперед! Без страха и сомненья» по людскому муравейнику, и каждый его шаг – страшно представить! – будет стоить сотен и сотен человеческих жизней.

на пути «большевика» теперь, - всего через один шаг! – здание храма! И, надо понимать, что оно под напором этого Гулливера не устоит. «Свобода, свобода, эх, эх без креста!» - написал за два года до этого А.Блок. Для художника, получившего религиозное образование и в молодости хотевшего посвятить свою жизнь духовному служению, эта важная композиционная деталь вряд ли могла быть случайной.

Кроме всего прочего, голова «большевика», надо полагать, так же неслучайно обрезана рамой. Подобный композиционный «огрех» мог допустить только начинающий художник, но не такой мэтр, каким был Б.Кустодиев. Поэтому, говоря современным языком, большевик на картине воспринимается намеренно «безбашенным». А что можно ожидать и требовать от человека «без царя в голове»?2

Отношение Б.М.Кустодиева к революции

И Б.Кустодиев, как честный и остро чувствовавший художник, попытался доступными ему средствами предупредить соотечественников о возможной беде. Но аллегория его осталась нераскрытой. И потому сегодня, хоть и запоздало, мы можем попытаться восстановить историческую справедливость и отдать должное прозорливости замечательного художника-патриота.

Мягкая авторская ироничность была свойственна Кустодиеву как никому другому. Он мог изобразить картину или сцену так, что наблюдателю только оставалось изумленно гадать: хотел ли автор польстить или же намеревался довольно тонко поиздеваться? На этой картине - аналогичная ситуация.

С первого взгляда кажется, что художник просто выполнил очередной заказ, ничего необычного. Но если внимательно присмотреться... Большевик здесь не просто большевик. Он большой, огромный, иронично-гигантский. Он попирает собой все, он выше церкви, он выше бога! Народ для него - что-то там, внизу, у его ступней, что-то мелкое и незначительное, главное - он сам и

его флаг. Его дело, которое он так гордо несет в руках, которое так гордо и так красно реет.3

И очень мало кто из зрителей, глядя на полотно, вспомнит «скелет» этого же художника на карикатуре 1905 года. Удивительно, но постановка «фигуры» скелета в карикатуре композиционно практически точно повторяет постановку фигуры «большевика»! (И «Безумной Греты» тоже, кстати сказать!) И красный цвет флага и его пластика абсолютно точно рифмуются с цветом багрового зарева над городом в журнальной карикатуре. В этом отношении скелет воспринимается почти как «рентгеновский снимок» фигуры большевика. Только, в отличие от карикатуры, на пути «большевика» теперь, - всего через один шаг! – здание храма! (С.Г. Капланова «Новое о Кустодиеве»4)

Среди множества картин, написанных Кустодиевым, особой славой пользуется портрет Ф.И. Шаляпина. Большая, нарядная фигура певца занимает весь первый план: ему тесно в формате полотна, голова и ноги упираются в срезы рамы, конец трости уходит за пределы изображения. А за его спиной переливается радужными красками веселая ярмарка, феерия серебряной и золотой русской зимы.

В 1921 году Кустодиев изобразил Ф. И. Шаляпина на фоне великолепного масленичного гулянья, словно царящим над шумным народным празднеством. Художник восхищенно рассказывает зрителю о богатырском таланте певца.

Кустодиевские купчихи перекликаются с героинями пьес Островского, рассказов Н.А. Лескова, ленивыми купчихами народных сказок и картинок. Они олицетворяют сытую, сонную, застывшую в своей косности купеческую Россию. Художник изображает их с мягким юмором, томно и бездумно смотрящими на окружающий мир. Характерна в этом плане картина «Купчиха» 1915 года - собирательный образ, в котором воплощено представление художника о женской красоте. В эту картину, как и во многие подобные свои произведения, Кустодиев вводит сочно написанный натюрморт. Он помогает раскрыть содержание образа, создать среду, характеризующую его героинь. Это всевозможные решета с фруктами и овощами («Купчиха»), булки и виноград, арбуз и синие с золотом чашки («Купчиха за чаем»), ожерелья, кольца и шелк («Купчиха с зеркалом»)... Как драгоценные камни они переливаются яркими красками, радуя глаз своей нарядностью, пестротой и изобилием.

В картинах, изображающих многочисленные ярмарки, масленицы и гулянья, художник воспел красоту русской природы, народных обычаев и широту русского человека. Зимние пейзажи, на фоне которых происходят веселые масленичные гулянья, порой фееричны по сочетаниям зелено-розоватого неба и ослепительно голубого снега. Среди этой красочности природы особенно празднично ярки костюмы и разрумянившиеся лица.

Интересно, как развивается тенденция монументальной формы в жанровой живописи, непревзойденным мастером которой был Кустодиев.

Это можно проследить при сопоставлении двух картин: «Ярмарка» 1906 года и «Ярмарка» 1908 года. В картине 1906 года цвет чистый, ясный, «нарядный». Художник пользуется локальным цветом, несколько плоскостно, в духе народного лубка трактуя фигуры. Ярмарка – это радостное событие. Молодухи щеголяют новыми платьями и пестрыми платками, старики что-то деловито обсуждают. Художник любуется россыпью народных игрушек, с удовольствием пишет расписные бадейки и свежеобструганные грабли. Кустодиев завязывает множество сюжетов, раскрывает взаимоотношение персонажей и одновременно показывает ярмарку как великолепное зрелище, которым он восхищается вместе со зрителем. Кустодиев не забывает и о красоте пейзажа. Над холщовыми навесами ярмарки поднимается церковь, видна монолитная полоса дальнего леса и небо, затянутое облаками. Художник прекрасно использует возможности гуаши, ее мягкой бархатистой фактуры.

В жанровых картинах художника очень часто церковь, стоящая на пригорке, венчает пейзаж, придает единство и композиционную законченность многоголосице различных сюжетов, бурно развивающихся в различных частях картины.

«Масленица» Кустодиева – апофеоз красоты национального обычая, возможность показать на фоне прекрасного зимнего пейзажа зрелище, в котором участвует множество людей, беспечных, умеющих радоваться, забыв о веренице повседневных забот. Нарядные костюмы, улыбающиеся, раскрасневшиеся на морозе лица, расписные дуги и задники саней, церкви, припорошенные мягким снегом, деревья, одетые инеем, – все сливается в незабываемом зрелище.

Проблема отношения к своему народу занимала Кустодиева. Ему хотелось правды и точности в выражении любви к России.

Превосходный рассказчик, он никогда не утрачивает ощущение особой сочности жизни, вкуса к ней. В искусстве Кустодиева причудливо переплетались ликующая радость бытия и острая, обличительная ирония, направленная против пошлости, мещанства и скудости духовной жизни. При самом подробном рассказе в его произведениях всегда чувствуется мастерство широкого и обобщающего осмысления изображаемого.5




Автор
Дата добавления 09.11.2015
Раздел ИЗО, МХК
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров315
Номер материала ДВ-139585
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх