Инфоурок / Другое / Статьи / Статья Русские и хакасские народные сказки
Обращаем Ваше внимание: Министерство образования и науки рекомендует в 2017/2018 учебном году включать в программы воспитания и социализации образовательные события, приуроченные к году экологии (2017 год объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации).

Учителям 1-11 классов и воспитателям дошкольных ОУ вместе с ребятами рекомендуем принять участие в международном конкурсе «Законы экологии», приуроченном к году экологии. Участники конкурса проверят свои знания правил поведения на природе, узнают интересные факты о животных и растениях, занесённых в Красную книгу России. Все ученики будут награждены красочными наградными материалами, а учителя получат бесплатные свидетельства о подготовке участников и призёров международного конкурса.

ПРИЁМ ЗАЯВОК ТОЛЬКО ДО 21 ОКТЯБРЯ!

Конкурс "Законы экологии"

Статья Русские и хакасские народные сказки

Такого ещё не было!
Скидка 70% на курсы повышения квалификации

Количество мест со скидкой ограничено!
Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок"

(Лицензия на осуществление образовательной деятельности № 5201 выдана ООО "Инфоурок" 20 мая 2016 г. бессрочно).


Список курсов, на которые распространяется скидка 70%:

Курсы повышения квалификации (144 часа, 1800 рублей):

Курсы повышения квалификации (108 часов, 1500 рублей):

Курсы повышения квалификации (72 часа, 1200 рублей):
библиотека
материалов

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова»















АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКА, ЛИТЕРАТУРЫ

И ЖУРНАЛИСТИКИ:

ПРОБЛЕМЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

И СОХРАНЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ

САМОБЫТНОСТИ


Материалы VIII Международной

научно-практической конференции

24–25 октября 2013 г.

г. Абакан





















Абакан

2013

УДК 80/81

ББК 80я43

А437


Печатается по решению Редакционно-издательского совета

ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова»



Редакционная коллегия:

И. В. Пекарская, д-р филол. наук, профессор, – научный редактор;

В. П. Антонов – ответственный редактор;

И. С. Григорьева, канд. филол. наук, доцент;

Е. С. Грищева, канд. филол. наук, доцент;

А. М. Гончаров, канд. филол. наук, доцент;

О. В. Ковалёва, канд. социол. наук, доцент;

С. В. Лопаткина, канд. филол. наук, доцент;

Н. В. Кудряшова, старший преподаватель;

А. Н Пачина, лаборант НОЦ «Проблемы эффективной коммуникации», – координатор конференции.

Л. И. Чебодаева, канд. филол. наук, доцент;

Е. А. Шпомер, канд. филол. наук.



материалы VIII Международной научно-практической конференции, 24–25 октября 2013 г., г. Абакан / науч. ред. И. В. Пекарская; отв. ред. В. П. Антонов. – Абакан: Издательство ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова, 2013. – 144 с.


ISBN 978-5-7810-09



В сборник включены материалы выступлений отечественных и зарубежных авторов, представленные в очных и стендовых докладах и сообщениях на VIII Международной научно-практической конференции. Наеё пленарном и секционных заседаниях обсуждались важные вопросы глобализации и сохранения национальной самобытности, отражающиеся на особенностях функционирования и преподавания не только мажоритарных, но и миноритарных языков, в частности английского, немецкого, русского, украинского, хакасского. В выступлениях затрагивались также проблемы транснациональной литературы, особенности национальных литератур и межлитературных взаимосвязей. Как и в прошлые годы, на пленарном и секционных заседаниях, круглых столах и проблемных семинарах нынешнего форума отразился многоаспектный и комплексный подход к изучению актуальных проблем литературоведения, теории журналистики, специфики языков и особенностей их функционирования в условиях глобализирующегося мира, а также проблем сохранения национальной самобытности литератур, журналистики, языков. Немалое внимание в выступлениях участников конференции и обсуждениях материалов докладов и сообщений уделялось разнообразным вопросам методик преподавания филологических и журналистских дисциплин.

Материалы конференции адресованы специалистам, занимающимся исследованием названных и смежных проблем гуманитарного знания, преподавателям, учителям, аспирантам, журналистам, студентам, а также всем, кто интересуется проблемами, отражёнными в материалах выступлений участников форума.

УДК 80/81

ББК 80я43









ISBN 978-5-7810-1206-0

© ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова», 2013

© Институт филологии и межкультурной коммуникации, (ИФиМК) 2013

© Научно-образовательный центр «Проблемы эффективной коммуникации» ИФиМК ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова», 2013


СОДЕРЖАНИЕ



ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ

Кошелева А. Л. Хакасская литература в ареале национальных литератур Сибири …………………………… 5


АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СЕМАНТИКИ ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦ

Антонов В. П. Ортологический аспект современной публичной речи (на примере СМИ) ……………..…… 11

Бойко Л. П. Звертания в поезii Лiни Костенко ………………………………………………………………..…. 17

Вольф О. А. Фигура сдвига как проявление принципа алогизма ………………………………………….…… 18

Глазова С. М. Сурядна природа зв’язку в поясновальних словосполучениях ……………………………….... 19

Греб М. М. Особливостi формувания зiставного вiдношения в семантичнiй структурi складних

синтаксичних одиниць сучасноi украiнскоi мови ………………………………………………………………. 21

Костякова Н. А. Существительные, образованные от числительных, называющие денежные един

ицы в русском языке ………………………………………………………………………………………………. 22

Мальцева В. М. Языковые средства формирования представлений о городе Абакане (по материалам

газеты Абакан) ……………………………………………………………………………………………………... 24

Мошингер Лидия Личность и общество в романе Бригитты Райманн «Франциска линкерханд» ………...… 28

Соломатова К. А. О семантике глаголов наехать – наезжать, налететь – налетать в современном

русском языке ………………………………………………………………………………………………...….… 31

Школа Г. Н. Становление украинских правописаний ………………………………………………………..…. 32


АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ

Авик Ю. О. К вопросу об афористичности в творчестве Е. А. Евтушенко ………………………………….… 34

Бимаев А. В. Психологизм прозы А. П. Платонова: проблема мгновенного восприятия времени ………….. 38

Боргоякова А. Р. Главные герои в романе «Проеляты и убиты» В. П. Астафьева ……………………………. 40

Булкина Л. С. Особенности восприятия лирики учащимися старших классов …………………………..…… 44

Колинько Е. П. Стильовi перекрещения у жанрi новели рубежу XIXXX ст. ……………………………..….. 45

Корниенко С. И. Изображение на драматичните събытия за българските пресселения от Бесарабия

в Таврия в романа на Николай Фуклев «На позлатената земя» ………………………………….…………..… 46

Коршунова И. Б Мифопоэтические образы в поэзии В. С. Высоцкого ……………………………………..…. 48

Кравченко Т. Ю. Музыкальность поэтического слога Мирры Лохвицкой ……………………………….…… 49

Купреева В. В. Судьба дворянского сословия в русской литературе первой трети XIX века ………….....….. 51

Кяргина С. В. Фольклорные основы творчества В. М. Шукшина ………………………………………….….. 55

Лифанская А. Ю. Образ дома как составляющая художественного мира рок-музыканта ………………..…. 58

Ломилкин А. Н. Духовно-религиозная лирика Геннадия Сысолятина ………………………………….….….. 60

Массанов В. В. Жанрово-стилистическое своеобразие русской и хакасской волшебной сказки …….……… 63

Прищепа В. П., Сипкина Н. Я. Р. И. Рождественский в оценке литературной критики второй половины

ХХ века – начала XXI века ……………………………………………………………………………………..… 67

Рукосуева Е. А. Идейно-образная структура романов Леонида Леонова «Вор» и «Пирамида»: опыт

сравнительного анализа …………………………………………………………………………………………… 72

салюк Б. А. Шляхи «Мiграцiй» традицiйного образу Дитини-Бешкетника в кiномистецтво ………….…….. 74

Тудвасева А. С. Образ войны в трилогии К. Симонова «Живые и мёртвые» …………………………….…… 75

Утробина Н. П. Признаки жанров коммуникативной природы в романе Э. Сафарли «Если бы

ты знал» …………………………………………………………………………………………………………..… 77

Школа В. М. Нацiональне I класове у драмi «Потомки запорожцiв» Олександра Довженка ……………...… 80


АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ХАКАССКОЙ ФИЛОЛОГИИ

Майнагашева Л. И. История изучения частиц в хакасском языке ………………………………………….….. 82

Таскараков Р. И. Название шамана в хакасском языке ……………………………………………………….... 84

Чебодаева Л. И., Канзычакова Е. С. К изучению парных слов в хакасском языке ……………………….….. 85

Чебодаева Л. И. Лексема «чох» (‘нет’) в утверждениях, являющихся реакциями на утверждения ………… 87

Шулбаева Н. В. О лексических особенностях кызыльского диалекта хакасского языка …………………….. 89


ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ. СОЦИОЛИНГВИСТИКА

Амзаракова И. П., Майнагашева И. С. Война глазами ребёнка: к вопросу об отражении проблемы

в немецкой художественной литературе ……………………………………………………………..………….. 93

Васильева А. Н. Словообразовательные окказионализмы в немецком художественном тексте …………….. 95

Журавель Т. Н. Школа как субъект языковой политики: возможности и ограничения ………………..……. 97

Карпов В. Г. Об использовании русских личных имён хакасами ………………………………………….….. 98

Килижекова Г. А. Формирование ценностных ориентаций школьников через язык музыки ………..…….. 100

В. В. Массанов

(с. Шира, Республика Хакасия, Россия)


ЖАНРОВО-СТИЛИСТИЧЕСКОЕ СВОЕОБРАЗИЕ

РУССКОЙ И ХАКАССКОЙ ВОЛШЕБНОЙ СКАЗКИ


Цель нашей работы – на основе сопоставления русской и хакасской волшебной сказки выявить их жанрово-стилистические особенности.

The purpose of our work is reveal by comparing the Russian and Khakassian fairy tale their genre and stylistic features.


Сказка – один из самых древних видов народной художественной прозы и как жанр определяется так: «Сказки – это устные рассказы, бытующие в народе с целью развлечения, имеющие содержанием необычные в бытовом смысле события (фантастические, чудесные или житейские) и отличающиеся специальным композиционно-стилистическим построением» [Аникин, 1977].

В простодушных и нехитрых историях о лисе и волке, цапле и журавле, дурачке Емеле, чудесах царевны-лягушки (русские сказки), перепёлке и лисе, Адычахе и Кечохе (хакасские сказки) нас привлекают острота социального смысла, неистощимость выдумки рассказчиков, мудрость жизненных наблюдений того или иного народа. В сказках неизменно осуждаются насилие, разбой, коварство, чёрное деяние. Сказка даёт нам понятие о том, как жить, на чём основывать отношение к своим и чужим поступкам. Сказочная фантастика утверждает человека в светлом восприятии жизни, полной забот и свершений. Преследуя социальное зло, преодолевая жизненные препятствия, разоблачая козни против добра, сказки зовут к преобразованию мира на началах человечности и красоты.

По своему содержанию русские и хакасские народные сказки делятся на богатырские, повествующие о подвигах русских богатырей и хакасских алыпов (например, «Илья Муромец и Соловей Разбойник» – «Албынжи»), бытовые – о жизни различных слоёв русского и хакасского народов («Крестьянин и поп» – «Два брата»), сказки о животных («Откуда ветер дует» – «Медведь и бурундук»), фантастические или волшебные, повествующие о чудесных приключениях человека, вступающего в борьбу с враждебными силами («Василиса Прекрасная» – «Алтын-Арчол»).

Иначе говоря, словом «сказка» обозначаются и забавные истории о проделках лисы и других животных, и полные чудес занимательные рассказы об Иване-царевиче и Алтын-Арчоле, о мачехе и падчерице, Кощее Бессмертном, Бабе Яге и Ай-кюне, и сатирические повествования о ловком мужике или отставном солдате, которые сметливостью, догадливостью одурачивают алчного хозяина, глупую барыню или бая. Однако у волшебных, бытовых и сказок о животных есть общий признак: они никогда не выдаются за действительность, всегда воспринимаются как нечто вымышленное.

Однако если чудесные события и превращения совершаются в сказках, в особенности русских волшебных, как правило, «за тридевять земель» от реального мира или «в тридевятом царстве, в тридесятом государстве», то события, происходящие в хакасских волшебных сказках, более приближены к реальному миру, к жизни народа. Ср. начала сказок: В некотором царстве, в некотором государстве… и В степи стояла одинокая юрта. В ней жили брат и сестра. Мальчику было три года, а сестре семь лет… («Алтын-Арчол»).

При этом, несмотря на свою фантастичность, сказка выражает жизненные идеалы народа, его мечты о социальной гармонии, о техническом, усовершенствованном, лёгком труде.

Сказка отличается от преданий, легенд и других жанров устного народного творчества не только установкой на вымысел, но и особым поэтическим строем: своими героями, сюжетами, способами построения. Обаяние сказки – в её метком выразительном языке, затейливом словесном узоре. Неповторимое своеобразие придают народной сказке богатство и яркость стиля, традиционные поэтические формулы: присказки, зачины, концовки и т. д.

Русские и хакасские волшебные сказки по своей сути не сложны, и, может быть, поэтому в них нагляднее выступает связь вымысла с жизненной правдой. Глубоко верно писал Ф. М. Достоевский: «Пусть это фантастическая сказка, но ведь фантастическое в искусстве имеет предел и правила. Фантастическое должно до того соприкасаться с реальным, что вы должны почти поверить ему».

Так, приключения стрелка Андрея в русской сказке «Поди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что» и история охотника из хакасской сказки «Бай и охотник» выдуманы, но в них очевиден помысел о благополучии и сытости: мечтали о том, чего хотели, чего желали.

Тема самых распространённых сказочных сюжетов – судьба гонимых и униженных. За верность, доброту, бескорыстие бéды таких героев сменяются благополучием. Этому обороту в судьбе герои обязаны вмешательству сверхъестественных сил, обретению волшебного предмета, знанию или умению – своему или тех, кто приходит им на помощь. В сказках возникла целая плеяда чудесных помощников: конь, лягушка, добрая старуха, жена-волшебница и др. Они противодействуют врагам: ведьмам, похитителю-вихрю, Кощею, многоголовому зверю и др. Сказки учат быть твёрдыми в жизненных испытаниях, не мириться со злом, неправдой. Сказочники мечтали о чудесном способе облегчить тяжёлый физический труд, овладеть силами природы.

Вообще нужно сказать, что все волшебные сказки, будь то арабские, индийские, китайские, русские или хакасские, однотипны по своему строению. Об этом, в частности, писал известный исследователь русских сказок Владимир Яковлевич Пропп: «Волшебные сказки характеризуются единообразием своей композиции» [Пропп, 1984].

Мы сравниваем русскую сказку «Поди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что» и хакасскую сказку «Бай и охотник». Анализируя их, мы видим единство и близость культур разных народов. Сопоставление сказок проведём по таким параметрам, как: зачин; главные герои (Андрей-стрелок и охотник); завязка (любовь царя к жене Андрея и любовь сына бая Хаара-Пидекея к жене охотника); испытания, выпавшие на долю главных героев; женские образы (образы Марьи-царевны и жёны охотника); образы «противников» главных персонажей (царя и бая); концовка сказочных произведений (возвращение героев домой, победа добра над злом); язык волшебных сказок.

В русских волшебных сказках, в том числе и в сказке «Поди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что», зачин традиционен: «В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь, холост – не женат. Был у него на службе стрелок по имени Андрей». В хакасской сказке «Бай и охотник» зачин имеет не характерное для сказок этого народа подробное, развёрнутое начало: «В одном большом улусе жил жадный и злой бай по имени Хаара-хан. Он облагал народ данью, разорял. На другом конце этого улуса, в плохонькой юрте, жил сирота-охотник. Ничего у него не было, кроме лука, из которой бил он зверей, да игреневой лошадки, на которой он ездил на охоту». Объяснить это можно тем, что эта сказка была записана в более позднее время, и рассказчик, конечно, насытил сказочное повествование собственными подробностями и наблюдениями, творчески переработал его.

Главные герои русской и хакасской сказок – Андрей-стрелок и бедный охотник – занимаются одной и той же деятельностью – охотой, тем и живут: «Службы Андрей не забывает: каждое утро ни свет ни заря идёт в лес, настреляет дичи и несёт на царскую кухню». – «Охотник бьёт зверей и птиц, домой их на себе носит, живут спокойно».

В этих сказках видна мечта и русского, и хакасского народа о преодолении мощи внешних сил природы и общества, в них изображается воображаемая победа над ними. В них – воплощение мечты народа об иной – светлой – жизни, в которой царит справедливость, а герои – Андрей-стрелок и охотник-сирота – носители положительного начала – неизменно оказываются победителями в жизненной борьбе.

Герои русской и хакасской сказки поставлены в одну и ту же ситуацию: они вынуждены защитить своих жён, отстоять честь семьи, они должны выстоять перед всеми ударами судьбы. Оба героя обладают мужеством, чувством долга, состраданием к другим, способностью любить, хранить верность. Не будь этих качеств, вряд ли они могли преодолеть невзгоды, возникавшие на их жизненном, и достичь счастливого финала событий.

Завязка рассматриваемых сказок схожа. В русской сказке им является любовь царя к жене Андрея-стрелка:

«Пришла царю охота самому посмотреть Стрелкову жену. Оделся он в простое платье, поехал в слободу, нашёл избёнку, где живёт Андрей-стрелок, и стучится в дверь. Марья-царевна отворила ему. Царь одну ногу через порог занёс, другую не может, совсем онемел: стоит перед ним несказанная красота. Марья-царевна ждала, ждала ответа, повернула царя за плечи и дверь закрыла.

Защемила царя сердечная зазноба. «Чего, – думает, – хожу, холост, не женат? Вот бы жениться на этой красавице! Не стрельчихой ей быть, на роду ей написано быть царицей». Воротился царь во дворец и задумал думу нехорошую – отбить жену у живого мужа».

В хакасской сказке завязкой является любовь сына бая Хаара-Пидекея к жене охотника:

«Однажды сын бая Хаара-Пидекей поехал в тайгу. Наткнулся на жильё охотника. Подъехал байский сын к юрте и бросил в дымоход стрелу. Подождал немного т говорит:

Вынесите мне стрелу.

Зайди и возьми, – ответила в юрте жена охотника. Сам хозяин на охоте был.

Хаара-Пидекей слез с лошади, вошёл в юрту за стрелой и остановился: глаз от женщины оторвать не может. Потом взял стрелу и вышел.

Сел байский сын на коня и про охоту забыл. По дороге ругал себя: где раньше глаза были, такую девушку проглядел.

Дома Хаара-Пидекей сказал отцу:

Возьми жену охотника для меня».

Испытания, которые проходят герои, во многом перекликаются и располагаются в последовательности, показывающей нарастающую сложность и трудность их выполнения (см. табл.).


Последовательность испытаний, выполняемых героями сказок

«Поди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что» и «Бай и охотник»


В русской

В хакасской

1. Посещение царства мёртвых

1. Игра в прятки

2. Поединок с животным – котом Баюном

2. Поединок с животным – чёрным медведем

3. Найти то, не знаю что

3. Посещение царства мёртвых


Конечно же, не будь жёны Андрея-стрелка и охотника волшебницами, никогда бы не выполнить героям такие задания. Обе героини – Марья-царевна и жена охотника – красавицы и мастерицы: одна за ночь вышивает дивный ковёр, а другая – семь шапок из тряпья. Объединяет обеих героинь ещё и то, что они обладают магическими знаниями, они – волшебницы. Марья-царевна может принимать облик сизой горлицы, соткать за одну ночь ковёр; жена охотника знает наперёд ответ на любую задачу, приготовленную коварным Хаара-ханом, ей ведом и способ, как отыскать дорогу в царство дьявола Эрлик-хана.

Царь и Хаара-хан со своим сыном – отрицательные герои. Это завистливые, жестокие, жадные и коварные люди. Характерной чертой их является ничем не прикрытый и не скрываемый эгоизм, жажда обогащения, власти. Средства их борьбы – насилие, обман, грубая физическая сила.

Трудолюбивый, скромный народ всегда ненавидел тех, кто пожинал плоды чужого труда, презрительно называл их захребетниками, тунеядцами, лежебоками. Порицал народ грубиянов, невежд, людей заносчивых, страдавших чрезмерным и ничем не оправданным (не подтверждённым) самомнением.

В действующих образах русской и хакасской сказок народы осуждают царя, Хаара-хана и его сына Хаара-Пидекея. Содержанием сказок неизвестные авторы утверждают, что право на жизнь и счастье дано тому, кто честно трудится, добр и отзывчив к окружающим его людям.

Прочитывая эти сказки, приходишь к выводу, что человек не может безучастно относиться к несправедливости, которую чинят рядом с ним, и должен активно вставать на защиту правды.

Традиционными являются и концовки обеих сказок: возвращение героев, наказавших злодеев, домой и долгая счастливая жизнь в окружении родных и любимых во благо своего народа. Ср.: «Устроил [Андрей] пир на весь мир и вместе с Марьей-царевной правил этим царством до глубокой старости» – «Охотника бедняки выбрали на место Хаара-хана и весь байский скот поделили между собой».

Сказочники не оставляли не отомщённой ни одной обиды. В каком бы виде зло ни представляло: в деяниях Кощея Бессмертного или водяного духа Сух эзи, зловещих гусей-лебедей или кровожадного дьявола Ай-кюна, царя-деспота или жадного Хаара-хана, вознамерившихся погубить слуг стрельца и охотника, чтобы завладеть их красавицами жёнами, – зло всегда и всюду оказывается устранённым. Сказки преисполнены веры в победу добра.

Было бы неверным думать, что неистощимость сказочного вымысла, при всех обстоятельствах побеждающего коварство чёрных сил, не более чем далёкое от жизни мечтание, что сказка только ложь. Конечно, сказочник выдумывает, но очарование вымысла как раз и состоит в том, что сказка заставляет слушателя поверить в рассказанное, в истину рассказа почти верится. Верили, конечно, не в то, что можно запросто найти и войти в царство мёртвых или найти то, не знаю что. Верили не в возможность превратиться в горлицу, существование дубинки, обламывающей бока царю, или превращение бая, его жены и сына в дятлов. Нет, верили совсем в другое, верили в пользу деяния, в то, что сопротивление невзгодам в конечном итоге победит, что преодолеются все преграды и человек будет счастливым. Сказки не лгут, они очаровывают. Вспомните Слова А. С. Пушкина: «Сказка – ложь, да в ней намёк – добрым молодцам урок».

Чувства, испытанные слушателями сказки, закладывали в душе незримую крепость, делали людей стойкими в бедах. Сильные впечатления уже в детские годы производили в человеке внутренние перемены. И когда он становился взрослым, знание чудесных сказок по-своему отзывалось в его поступках. Разумеется, впечатления сказочного чуда не было единственной причиной того или иного благородного дела, но можно не сомневаться в том, что в числе многих причин могли быть и впечатления, вынесенные из знакомства со многими волшебными сказками.

Догадываясь, что сила сказки состоит в особой связи вымысла с правдой, народные сказочники делали всё зависящее от них, чтобы выдумка соединялась с правдоподобием частностей. Волшебные сказки с необычной точностью воспроизводят живой мир и истину пережитых героями чувств. Истина подробностей влияла на силу впечатлений от всего целого.

Народная сказка отличается ещё и языком – живым, красочным, присущим разговорной речи: поженились, глядь, аль, почивать, осерчал, не тужи, сидел в юрте, повеся голову… Кроме просторечных слов и выражений, в народной сказке присутствуют устойчивые выражения: в некотором царстве, в некотором государстве; жил-был; неспешным пирком да за свадебку; ложись спать, утро вечера мудренее….

Анализируя язык сказок двух народов, можно сделать такой вывод: в русской народной сказке очень много постоянных эпитетов: сырая земля, полями чистыми, мхами-болотами, дремучий лес, глубокий овраг и др. В хакасской же сказке постоянный эпитет встретился всего лишь единожды – чёрный: чёрный медведь, чёрная шаль, чёрная шуба (родителей Хаара-хана) Конечно же, этот эпитет является характеристикой жестокого бая и его сына – с одной стороны, с другой – он указывает на принадлежность к потустороннему миру, имеет магическое значение.

Отсюда следует тот факт, что русская сказка богаче по цветовой палитре, ярче, цветистее; краски, употребляемые хакасскими сказителями, более скупы, сдержанны – и в этом, наверное, проявляется своеобразие мироощущения, разное для этих народов.

В заключение можно сказать, что волшебные сказки русского и хакасского народов имеют устойчивую композицию и сходные типы сюжетов; в них совершаются чудесные события и, наряду с образами людей, действуют волшебные существа: Баба-Яга, Кощей Бессмертный, Чудо-юдо, то, не знаю что (в русской сказке), водяной, дьявол Эрлих-хан (в хакасской).

Русские и хакасские сказки имеют и сходные идеи: в них обязательно добро творит добро и добро всегда побеждает зло, потому что их создатель – народ выразил свои представления о счастье, любви, истинных, бескорыстных взаимоотношениях между людьми и взаимопонимании в этих отношениях, о труде как главной ценности жизни.

В то же время выявление общечеловеческих ценностей в фольклоре русского и хакасского народа подчёркивает различие в формах их выражения. Хакасскую волшебную сказку отличает сдержанность эмоционального тона в отличие от напевности и лиризма русской сказки, что связано со своеобразием национальных характеров этих народов.


Библиографический список

  1. Аникин, В. П. Русская народная сказка. – М.: Просвещение, 1977.

  2. Пропп, В. Я. Русская сказка. – Л., 1984.

  3. Русские народные сказки – М.: Детская литература, 1989.

  4. Унгвицкая, М. А. Хакасское народное поэтическое творчество / М. А. Унгвицкая, В. Е. Майногашева. – Абакан, 1972.

  5. Хакасские народные сказки / перевод Б. И. Балтера. – Абакан: Хакасское отделение Красноярского книжного изд-ва, 1986.


© Массанов В. В., 2013



Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 25 октября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru

Общая информация

Номер материала: ДБ-085346

Похожие материалы