Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Рабочие программы / Выступление на ШМО учителей гуманитарного цикла "О двух ракурсах анализа романа" Герой нашего времени"

Выступление на ШМО учителей гуманитарного цикла "О двух ракурсах анализа романа" Герой нашего времени"



Внимание! Сегодня последний день приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

По второму вопросу заслушали учителя русского языка и литературы Горбунову Л. С. На примере урока литературы она рассказала о двух ракурсах анализа романа «Герой нашего времени». Принципиальная особенность романа «Герой нашего времени» - замена повествователя рассказчиками, точки зрения которых на главного персонажа соотносятся друг с другом. Традиционный повествователь отсутствует, но «герой времени» существует как объективная данность, не умещающаяся в пределы каких-либо точек зрения. Это обязательно нужно учитывать при организации учебных занятий по лермонтовскому роману.

Издатель журнала Печорина - человек с определённой биографией, путешественник. Черты его внутреннего мира раскрываются в конкретных жизненных ситуациях, в частности в ходе общения с Максимом Максимычем. Перед нами рассказчик, способный точно передать содержание услышанной истории, охарактеризовать людей, которые ему встретились, раскрыть свои переживания, блестяще описать мир кавказской природы.

В новелле «Максим Максимыч» этот персонаж выступает и в роли наблюдателя. Он фиксирует внимание читателя на различного рода несоответствиях во внешности Печорина («С первого взгляда на лицо его я бы не дал ему более 23 лет, хотя после я готов был дать 30»; «В его улыбке было что-то детское», но «взгляд его, непродолжительный, но проницательный и тяжёлый, оставлял по себе неприятное впечатление нескромного вопроса»; глаза «не смеялись, когда он смеялся!»). Но главное заключается в том, что рассказчик не настаивает на своей точке зрения («Впрочем это мои собственные замечания, основанные на моих же наблюдениях, и я вовсе не хочу вас заставить веровать в них слепо»), так как не претендует на полноту и точность знаний об этом чужом для него человеке, хотя и пытается определённым образом мотивировать свою позицию: «Все эти замечания пришли мне на ум, может быть, только потому, что я знал некоторые подробности его жизни, и, может быть, на другого вид его произвёл бы совершенно различное впечатление». Иначе говоря, перед читателем возникает образ наблюдателя, испытывающего затруднения в характеристике и оценке психологии человека. Причём в центре его внимания - устойчивое в ней, а не «текучее».

Если издатель дневников Печорина выступает прежде всего как собеседник и наблюдатель, то основная роль Максима Максимыча - участие в событиях, связанных с Печориным. Но, тем не менее, и он одновременно является созерцателем. Он подмечает противоречия в поведении и душевных состояниях Печорина: «...только немножко странен. Ведь, например, в дождик, в холод, целый день на охоте, все иззябнут, устанут - а ему ничего. А другой раз сидит у себя в комнате, ветер пахнёт, уверяет, что простудился; ставнем стукнет, он взрогнет и побледнеет...» Максим Максимыч лишь указывает на эти странности, несоответствия, даже не пытаясь если не выявить их причины, что очень непросто, то осмыслить собственное восприятие другого человека. Лишь позднее, после неожиданной встречи с Печориным, он попытается мотивировать холодность своего бывшего приятеля («Что ему во мне? Я не богат, не чиновен, да и по летам совсем ему не пара...»). Но Максим Максимыч - непосредственный участник ситуации, он как бы внутри неё и поэтому не может восприниматься как спокойный, объективный созерцатель происходящего. Эта роль здесь принадлежит его собеседнику, издателю дневников Печорина, который, оставшись один, осмысляет душевное состояние «упрямого сварливого штабс-капитана».

Следующие вопросы и задания отражают охарактеризованную выше особенность лермонтовского романа:

  1. Какие качества должны быть у человека, которого называют психологом, наблюдателем?

  2. Какие психологические особенности Печорина подмечает Максим Максимыч? Склонен ли этот лермонтовский герой к анализу?

  3. Найдите несоответствия, «странности» в развёрнутом портрете Печорина (глава «Максим Максимыч»). Почему издатель дневников Печорина не настаивает на своих выводах о психологическом мире Печорина? Согласны ли вы с его позицией?

  4. Почему автор романа, ставящий перед собой цель - раскрыть психологический мир героя своего времени, отказывается от традиционного повествования от третьего лица?

  5. Переставьте главы таким образом, чтобы события, изображённые автором, стояли в хронологической последовательности. Ощутимы ли в этом случае художественные потери? Аргументируйте свою точку зрения.

В процессе общения человек проявляет многие свои личностные качества и формирует их. Несомненно, процесс этот опирается на диалогические формы.

О.В. Сливицкая в своей книге о Л.Н. Толстом раскрывает различные типы общения: «общение в высшем, священном смысле слова», «элементарное взаимопонимание, преследующее прагматические цели». «Достоевский тяготеет к абсолюту близости, у Толстого же представлен весь диапазон общения». Истинное общение и общение как элементарное взаимопонимание являются предметом художественного осмысления и в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». Отличительная особенность их художественной структуры - градация ситуаций общения.

Наиболее отдалена от подлинного общения «игра» в общение, у которой всегда есть определённая цель, чаще всего прагматическая.

«Откровения» Печорина, при помощи которых лермонтовский герой хочет разжалобить княжну Мери, - пример, позволяющий выявить нравственную и психологическую суть «игры» в общение. Разговор (запись от 3-го июня) начинается резко: «...Я бы лучше желала попасться в лесу под нож убийцы, чем вам на язычок... - Разве я похож на убийцу?... - Вы хуже...». Но далее лермонтовский герой меняет содержание разговора и интонацию, ставя перед собой цель разжалобить княжну.

Общение предполагает понимание, сочувствие. Ситуация общения может представлять собой монолог одного героя, но монолог этот должен быть воспринят слушателем как откровение. И Печорин не ошибся в своих расчётах. Биография собственной души, рассказанная героем, подчёркнуто одноплановая, ведь в ней речь идёт о влиянии светского общества на нравственный облик человека и в то же время о борьбе с самим собой и с этим влиянием. То есть Печорин в ней выглядит как «жертва» социума. Слова об отчаянии (оно характеризуется как «холодное, бессильное», «прикрытое любезностью и добродушной улыбкой»), о половинах души произносятся с расчётом. Они строго рациональны, в них нет фраз, отдельных слов, разрушающих жёсткую логическую схему («Да! Такова была моя участь с самого детства» - «Я сделался нравственным калекой» - «Впрочем я не прошу вас разделять моё мнение...»). Истинное откровение всегда таит в себе нечто непредвиденное, неожиданное, потому что отражает сам психологический процесс. Отсюда нарушение логической последовательности, странные, на первый взгляд, повороты в развитии мысли. Ничего подобного в монологе Печорина нет.

Может быть высказано следующее возражение. О монологе Печорина мы узнаём из его дневника. А между дневниковой записью и характеризуемой в ней ситуацией есть временная дистанция, что не может не оказать влияния на сам характер речевого высказывания: оно лишается всего стихийного, а его логическая организация отличается большей жёсткостью. То есть мы наблюдаем, по словам А.Б. Есина, «не непосредственное выражение переживания, а рассказ о переживании - о собственном внутреннем мире, но как бы со стороны». По мнению того же исследователя, именно самоанализ, а не самораскрытие, стал ведущей формой «в системе психологического изображения у Лермонтова»2. А раз так, то «классическая» форма печоринского монолога с чётко выделенными логическими звеньями обусловлена тем, что перед нами не живая речь персонажа, а лишь воспоминание о ней.

Действительно, нельзя отождествлять живой монолог с воспоминанием о нём. Отличия будут. Но основные особенности своей речи, в том числе и её композицию, подчинённую жёсткой логической схеме, Печорин сохранил. Ведь в этой схеме была необходимость (вспомним о тех целях, которые ставил перед собой лермонтовский персонаж). Всё это становится очевидным при рассмотрении монолога в контексте жизненной ситуации.

Анализ этого эпизода может быть организован на уроке на основе следующих вопросов и заданий:

  1. Проследите логику размышлений Печорина в его монологе «Да, такова была моя участь с самого детства!..» Правдив ли Печорин?

  2. Удивляет ли вас то, что Печорин произносит этот монолог, «приняв глубоко тронутый вид»?

  3. Докажите, что Печорину интересна реакция княжны на его слова.

  4. Докажите, что Печорин - прекрасный психолог.

  5. Бывает ли необходимой игра в отношениях между людьми?

  6. Определите место этого эпизода в истории взаимоотношений Печорина и княжны Мери.

Общение, ориентированное на элементарное взаимопонимание, не имеет подлинно духовных опор. Но страшно, когда один из участников бесед не оценивает адекватно сам характер общения, относит его к более высокому уровню, чем оно есть на самом деле. Такая оценка может приводить к драматическим ситуациям, как это происходит в новелле «Максим Максимыч».

В этой новелле показана восторженность Максима Максимыча во время его встречи с Печориным по-

еле долгой разлуки. Но этой восторженности противопоставляется холодность главного героя. Новелла завершается следующими словами: «Грустно видеть, когда юноша теряет лучшие свои надежды и мечты, когда пред ним отдёргивается розовый флёр... Но чем их заменить в лета Максима Максимыча? Поневоле сердце очерствеет и душа закроется». Вера в начала, объединяющие души людей, понимается как «розовый флёр», как максимализм. Жизнь разрушает эту веру - и человек поневоле замыкается в самом себе. Невозможность общения между людьми нынешнего времени (речь идёт о высшей форме общения) преподносится как жестокая истина. Но .мотив отчуждения лишён здесь романтической патетики: ведь прозаическое в жизни заставляет человека смириться (Максим Максимыч). Хотя отчуждение может превратиться и в своеобразную форму самозащиты (Печорин), в жизненный принцип, а стремление к общению во всей его эмоциональной, душевной полноте возникнет неожиданно для самого персонажа как нарушение этого принципа.

Новелла «Максим Максимыч» может быть рассмотрена на уроке следующим образом:

  1. Соотнесите портретные характеристики Максима Максимыча и Печорина перед диалогом и во время самого диалога.

  2. Мотивируйте прерывистость речи Максима Максимыча.

  3. Чем вы объясните сдержанное поведение Печорина? Оцените поведение Печорина в этой ситуации.

  4. Прочитайте диалог в лицах.

  5. Понял ли Максим Максимыч Печорина?

  6. Как звучит романтическая тема в монологе издателя журнала Печорина, завершающем текст новеллы? Можно ли назвать этот монолог лишним? Аргументируйте свою позицию.

Разговоры Печорина с Вернером тяготеют к интеллектуальной форме общения. Но само интеллектуальное общение может нести в себе различное духовное и психологическое содержание.

Девятиклассники доказывают на одном из уроков по новелле «Княжна Мери», что общение Печорина с Вернером - это торжество логики, рассудочности. О справедливости этого тезиса свидетельствует само словоупотребление («...Я убеждён только в одном», «Посмотрите: вот нас двое умных людей, мы знаем заранее, что обо всём можно спорить до бесконечности и потому не спорим», «...видим зерно каждого нашего чувства сквозь тройную оболочку», «.. .мне хотелось вас заставить рассказать что-нибудь, во-первых, потому, что слушать менее утомительно, во-вторых, нельзя проговориться, в-третьих, можно узнать чужую тайну, в-четвёртых, потому, что такие умные люди, как вы, лучше любят слушателей, чем рассказчиков», «Завязка есть... об развязке этой комедии мы похлопочем», «Напротив, совсем напротив)».

Следующий вопрос, на который отвечают школьники, таков: можно ли назвать эти разговоры бесполезными? Нет, ведь они влияют на дальнейшие поступки Печорина. Общение с Вернером - это своеобразная «лаборатория» мысли, которая рождает идеи психологических экспериментов. Но очевидно и другое: между Печориным и Вернером существует большая дистанция, преодолеть которую в процессе общения друг с другом они вряд ли хотят. Лишь по пути к месту дуэли Печорин раскрывает своему приятелю душу: «Во мне два человека: один живёт в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его, первый, быть может, через час простится с вами и миром навеки, а второй... второй...»

Подлинное общение - это, по мнению Сливицкой, доверительный диалог по типу «ты - ты». «Каждый из участников общения воспринимает личность своего собеседника с очень близкого состояния, поэтому для него приоткрывается интимное ядро этой личности, а границы начинают выходить из поля зрения. В этом есть что-то похожее на восприятие самого себя, возникает непосредственное ощущение "живоосознанного я" другого человека...»

Общение как реализованная возможность показывается в записи от 16-го мая (новелла «Княжна Мери»), Психологическое содержание эпизода встречи Печорина с Верой отличается противоречивостью: «давно забытый трепет пробежал по моим жилам при звуке этого голоса», но «она посмотрела мне в глаза своими глубокими и спокойными глазами; в них выражалась недоверчивость и что-то похожее на упрёк». Упрёки содержатся и в речах персонажей («Стало быть, ты уж меня не любишь?», «Однако несколько лет тому назад эта причина также существовала; но между тем...», «Скажи мне, наконец, тебе очень весело меня мучить? Я бы тебя должна ненавидеть»). Слова, полные упрёков, детали портрета свидетельствуют о необычайной взволнованности Веры. И, пожалуй, именно в портрете раскрывается вся глубина её чувства: «Я взглянул на неё и испугался: её лицо выражало глубокое отчаянье, на глазах сверкали слёзы... Её голос задрожал, она склонилась ко мне и опустила голову на грудь мою».

Сами слова вряд ли могут приблизить минуты подлинного общения. Слишком много в них горечи! Мало того, они могут увеличить психологическую дистанцию между лермонтовскими персонажами. Но истинное, глубинное обнаруживается в поведении человека, которое отличается непредсказуемостью: «Я её крепко обнял, и так мы оставались долго. Наконец губы наши сблизились и слились в жаркий, упоительный поцелуй; её руки были холодны, как лёд, голова горела. Тут между нами начался один из тех разговоров, которые не имеют на бумаге смысла, которых повторить нельзя и нельзя даже запомнить: значение звуков заменяет и дополняет значение слов, как в итальянской опере».

Минуты счастья, подлинного общения изображаются здесь как поэтические, даже музыкальные (весьма симптоматична ассоциация с итальянской оперой). Традиционные значения слов не раскрывают в полной мере психологическое содержание ситуации. Эмоциональное, подсознательное начало определяет её содержание. Печорин оказывается неспособным повторить произнесённые слова, восстановить содержание разговора. Рассудочный Печорин!

Своеобразна композиция этого отрывка из дневника Печорина: подробное описание ситуации с включением диалога сменяется обобщённой эмоциональной характеристикой. Такие композиционные изменения обусловлены психологическим содержанием и отражают его динамику.

Ситуация подлинного общения встречается и чуть позднее в этой же записи от 16-го мая: «Она не заставляла меня клясться в верности, не спрашивала, любил я других с тех пор, как мы расстались. Она вверилась мне снова с прежней беспечностью; и я её не обманул: она единственная женщина в мире, которую я не в силах был бы обмануть!» Печорин раскрывает своё душевное состояние и после этой встречи: «Сердце моё болезненно сжалось, как после первого расставания. О, как бы я обрадовался этому чувству!» О душевном подъёме героя свидетельствует и его поступок по возвращении домой: «Возвратясь домой, я сел верхом и поскакал в степь; я люблю скакать на горячей лошади по высокой траве, против пустынного ветра... на душе станет легко, усталость тела победит тревогу ума». Настоящее в этой записи отражает прошлое. Например, беспечность названа прежней. Печорину кажется, что молодость со своими «благотворными бурями» хочет вернуться к нему вновь, то есть изображена ситуация возвращения в прошлое через настоящее.

Итак, счастливого настоящего вне прошлого для Печорина не существует: все ситуации подлинного общения связаны с Верой, которая уже самим появлением напоминает ему о радостных мгновениях былых лет. Эта особенность поэтики времени прямо обусловлена идейной установкой автора: показать всю бесперспективность судьбы Печорина.

Но можно ли так сказать в целом о романе? В новелле «Бэла», к примеру, говорится о том, как счастлив был Печорин с Бэлой, но их общение друг с другом не показывается. Почему? Определённое ограничение накладывается самой системой повествования: об этой истории мы узнаём со слов Максима Максимыча, который вряд ли имел возможность вникнуть во всю конкретику отношений любящих друг друга людей. Но есть и другая причина: счастье Печорина и Бэлы было столь непродолжительным и ненадёжным, почти эфемерным, что подробно показывать их душевное состояние в эти дни и минуты совсем необязательно. Автор фиксирует внимание читателя на поступках Печорина, непосредственно обусловивших трагический финал.

Но, может быть, разговоры с самим Максимом Максимычем несут в себе черты подлинного общения? Ведь исповедуется ему Печорин в монологе «Послушайте, Максим Максимыч...», в котором раскрывает мотивы своих поступков, подробно характеризует периоды своей жизни. «Так он говорил долго, и его слова врезались у меня в памяти, потому что в первый раз я слышал такие вещи от 25-летнего человека, и, бог даст, последний...» Не создаётся впечатления, что Печорин здесь играет определённую роль: он искренен. Но возникает ли в этой ситуации подлинный диалогический контакт, обусловленный взаимопониманием? На этот вопрос невозможно дать положительный ответ.

Ниже предложим вопросы и задания, на основе которых девятиклассники рассмотрят высшую форму общения между людьми:

  1. Какое общение можно назвать подлинным?

  2. Как преодолеваются трудности общения? Приведите примеры подлинного общения из новеллы «Княжна Мери». Каковы принципиальные особенности изображения подобных ситуаций?

  3. Почему ситуации подлинного общения, встречающиеся в новелле «Княжна Мери», связаны исключительно с Верой?

  4. Почему в новелле «Бэла» отсутствуют ситуации, в которых показывается подлинное общение?

  5. Можно ли обнаружить в тексте произведения предпосылки для подлинного общения Печорина с княжной Мери, Вернером, Максимом Максимычем? Аргументируйте свою позицию.

  6. В романе присутствуют диалогические ситуации с разным психологическим содержанием. На их основе сделайте вывод о внутреннем мире Печорина. Как вы относитесь к лермонтовскому герою и почему?

Реалистический взгляд М.Ю. Лермонтова на мир освобождает его от иллюзий - и перед нами возникает образ человека, оторвавшегося от гармонии и красоты, хотя иногда и пытающегося восстановить утраченную с ними связь. Это личность со всё более усиливающимся прозаическим восприятием действительности. Жестокая правда о современном человеке нисколько не противоречит идее сложности, противоречивости его внутреннего мира, становящегося подчас ареной борьбы полярных начал.

Отметим, что ситуации общения могут глубоко рассматриваться на этапе текстуального анализа лермонтовского романа, но им может быть посвящено и одно из обобщающих заданий.





57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 21.12.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Рабочие программы
Просмотров101
Номер материала ДВ-276001
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх