Инфоурок / Социальному педагогу / Другие методич. материалы / Доклад на тему "Культура поведения в обществе"
Обращаем Ваше внимание: Министерство образования и науки рекомендует в 2017/2018 учебном году включать в программы воспитания и социализации образовательные события, приуроченные к году экологии (2017 год объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации).

Учителям 1-11 классов и воспитателям дошкольных ОУ вместе с ребятами рекомендуем принять участие в международном конкурсе «Законы экологии», приуроченном к году экологии. Участники конкурса проверят свои знания правил поведения на природе, узнают интересные факты о животных и растениях, занесённых в Красную книгу России. Все ученики будут награждены красочными наградными материалами, а учителя получат бесплатные свидетельства о подготовке участников и призёров международного конкурса.

ПРИЁМ ЗАЯВОК ТОЛЬКО ДО 21 ОКТЯБРЯ!

Конкурс "Законы экологии"

Доклад на тему "Культура поведения в обществе"

библиотека
материалов


  1. Культура поведения


Поведение – это специфическое проявление сугубо человеческой деятельности. «При таком подходе к человеческой деятельности, когда принимаются во внимание преимущественно аксиологические (ценностные) характеристики действия и их результатов, принято употреблять термин и понятие поведение, точнее, человеческое поведение».

Отличительной особенностью человеческого поведения является наличие в нем двух сторон или частей: субъективной и объективной, внутренней и внешней. Внутренняя сторона поведения – это его мотивационная часть, то есть идеалы, цели, установки, намерения, ориентиры, предшествующие действию, а внешняя - непосредственно воспринимаемые окружающими сами действия и их результаты.

В силу своей «нематериальности» внутренние механизмы человеческой деятельности скрыты от внешнего восприятия и мало доступны знанию окружающих. Только реализованные в поведении и его результатах, они дают основание для целостного восприятия человека. О помыслах и намерениях людей мы судим по их действиям, а в целом линия служит основанием и для оценки их социальных качеств, для определения характеров и добродетелей. Еще Гегель заметил: «Когда человек совершает тот или другой нравственный поступок, то он этим еще не добродетелен; он добродетелен лишь в том случае, если этот способ поведения является постоянной чертой его характера».

Оценка личности на основании ее деятельности и поведения не исключает того факта, что бездеятельность – тоже своеобразная форма поведения, а речь человека хотя и может подчас служить сокрытию истинных его мыслей и чувств, но все же остается способом самовыражения и самопроявления людей. По тому, как и что, говорит человек о себе и других людях, часто можно судить о самом говорящем.

В силу того, что поведение человека становится объектом наблюдения и оценки, его можно квалифицировать как хорошее или дурное, эгоистическое или альтруистическое, индивидуальное или коллективистское, справедливое или непосредственное, честное или бесчестное, красивое или некрасивое. Подобно тому, как о нравственном или безнравственном поведении можно говорить, «когда последнее рассматривается под углом зрения моральной ценности его субъективных побуждений и общественно значимых последствий», о культуре поведения можно говорить, когда мотивы и результаты поведения рассматриваются под углом зрения культурных ценностей.

Чтобы определить понятие культуры поведения, остановимся коротко на понимании культуры вообще. Из всего многообразия определений наиболее распространенным оказывается определение культуры как показатели качественного развития человечества; качества, присущего общественным явлениям и, прежде всего самому человеку – субъекту исторического процесса. «Соотношение между обществом и культурой выступает как соотношение не целого и части, а целого и его качества». «Специфика культуры заключается в том, что она раскрывает качественную сторону человеческой деятельности, показывая, насколько последняя (в любой сфере) выступает реализаций сущностных сил, творческих потенций человека, насколько эта деятельность соответствует определенным требованиям и нормам».

В культурологии культура рассматривается как показатель уровня развития общества и самого человека. Так, М.С. Каган в книге «Человеческая деятельность» пишет: «Культура выражает меру власти человека над природой – и над внешней природой, и над его собственной, физической и психической. Культура общества – есть показатель уровня его развития, степени его отдаления от исходного первобытного природно-животного состояния. Точно так же культура отдельного человека определяется богатством приобретенных им социально-человеческих качеств (знаний, умений, идеалов и т.д.), поднимающих данную личность над полученными ею генетипическими природными данными». Другой исследователь культуры, Э.С, Маркаряп, определяет ее как «внебиологически выработанный, особый, лишь человеку присущий способ деятельности и соответствующим образом объективированный результат этой деятельности». Той же точки зрения придерживается В.М. Межуев: «Культура… - пишет он, - охватывают всю совокупность общественных связей и отношений между людьми как субъектами деятельности. Будучи всегда синонимом человеческого развития, культура совпадает тем самым с общественным развитием, с развитием человека как общественного существа. В таком понимании культура оказывается выражением подлинного единства «человеческого» и «общественного», процессом становления «человеческой сущности» общества и «общественной сущности» человека».

Проявлением общей культуры человека в его действиях, отношениях, поступках, затрагивающих интересы других людей и выражающих степень его уважения к их человеческому достоинству, является культура поведения. Поведение, писал Гёте, это зеркало, в котором каждый показывает свой лик. Подлинная культура поведения в широком понимании базируется на научном мировоззрении, знаниях об окружающем мире, обществе и человеке, на нравственной и эстетической культуре, включает культуру чувств, речи и внешнего вида людей.

Анализ культуры поведения мы хотели бы начать с профессиональной деятельности людей и их общения в этой сфере.

Культура личности, разумеется, не сводится к профессиональной культуре, это явление комплексного порядка и охватывает все аспекты гармонического и всестороннего развития личности. Гармоническое развитие личности призвано преодолевать однобокость узкой специализации. Но нельзя также говорить о культуре человека и гармоничности его развития, если он не владеет ни одной специальностью и не имеет конкретной сферы приложения своих сил и способностей, не обладает конкретными профессиональными знаниями и навыками. Работа в той области деятельности, которая стала для человека основной, во многом оказывает определяющие влияние на качества человека, круг его интересов и круг его общения.

По свидетельству социологов, психологов и педагогов известно, что отсчет по шкале добродетелей в оценке той или иной личности люди обычно начинают с ее квалификации, деловой грамотности, профессиональной культуры. Об этом же пишет выдающийся советский педагог А.С. Макаренко, имея в виду оценки юношеского коллектива: «То, что мы называем высокой квалификацией, уверенное и четкое знание, умение, искусство, золотые руки, немногословие и полное отсутствие фразы, постоянная готовность к работе, - во что увлекает ребят в наибольшей степени.

Вы можете быть с ними сухи до последней степени, требовательны до придирчивости, вы можете не замечать их, если торчат у вас под рукой, можете даже безразлично относиться к их симпатии, но если вы блещете работой, знанием, удачей, они все на вашей стороне, и они не выдадут. Все равно, в чем проявляются эти ваши способности, все равно, кто вы такой: столяр, агроном, кузнец, учитель, машинист.

И наоборот, как бы вы ни были ласковы, занимательны в разговоре, добры и приветливы, как бы вы ни были симпатичны в быту и в отдыхе, если ваше дело сопровождается неудачами и провалами, если на каждом шагу видно, что в своего дела не знаете, если все у вас оканчивается браком или «пшиком», - никогда вы ничего не заслужите, кроме презрения, иногда снисходительного и иронического, иногда гневного и уничтожающе враждебного, иногда назойливо шельмующего».

М.И. Калинин писал: «Оплодотворяющим фактором всякой положительной работы является культурность. Чем сложнее, квалифицированнее работа, тем большая требуется культурность. Культура нам нужна как воздух, во всем ее широком диапазоне, то есть от элементарной, необходимой буквально каждому человеку, до так называемой большой культуры…

Чтобы двигаться вперед, нужна культура… Помимо всего культурность – это чистоплотность на производстве и в быту.

Профессиональная культура человека наряду со специализацией предполагает также общее культурное развитие, базирующееся на принципах нравственности. Настоящий, культурный профессионализм неотделим от дисциплинированности, ответственности, обязательности, уважительного отношения к людям, частного и добросовестного выполнения своих обязанностей и многих других характеристик человека, которые принято называть моральными качествами. Но эти же качества одновременно являются неотъемлемыми признаками профессиональной культуры. Ведь если человек за пределами свой предметной деятельности не видит того, кому она адресована, за цифрами, планами, отчетами, чертежами, таблицами и моделями не видит человека, он, в широком смысле слова, плохой профессионал. Брак, допускаемый строителями, транспортниками, рабочими легкой индустрии, не говоря уже о деятельности работников сферы обслуживания, просвещения, медицины, есть брак и профессиональный, и нравственный брак одновременно. «Предмет, как бытие для человека, как предметное бытие человека есть в то же время наличное бытие человека для другого человека, его человеческое отношение к другому человеку, общественное отношение человека к человеку». Любая, плохо сделанная вещь несет в себе в материализованном виде безответственное, неуважительное отношение к людям, которым предстоит ею пользоваться.

Вежливость, такт, выдержка и внимательность составляют часть профессиональной культуры представителей тех профессий, которые имеют непосредственный выход на человека и связаны с лечением, обучением, воспитанием, обслуживанием людей. Особенно важны высокие нравственные качества и поведенческая культура для работников юридической сферы. Профессиональные кодексы этих специальностей наряду с сугубо профессиональными требованиями включают в себя нравственные нормы, а также элементарные нормы вежливости.

Профессиональная культура – часть общей культуры человека, но одновременно форма и способ ее проявления. О профессиональной культуре человека судят по стилю, форме и результатам его деятельности, то есть в конечном итоге – по его профессиональному поведению.

Профессиональная деятельность не исчерпывается предметно-функциональным содержанием, одновременно она есть общение людей в сфере труда и производства. Это общение регулируется различными нормативными кодексами, необходимо включает в себя моральное регулирование и регулирование с помощью универсальных норм вежливости.

Человеческое общение – это обмен мыслями, чувствами, эмоциями и переживаниями в процессе совместной деятельности людей, это также обмен поступками действиями, поведениям. Общение – это отношение. Оно может быть как непосредственным, так и опосредованным, осуществляется не только в непосредственных контактах людей, но и через переписку, с помощью телефона и других средств коммуникации. «Общение, в каких бы формах оно ни выступало, всегда существует как упорядоченная коммуникативная связь. Упорядоченность достигается с помощью правил и норм, регулирующих характер общения в зависимости от его целей и средств. Общение, например, руководителей и подчиненных, продавцов и покупателей, индивидуальной и массовая коммуникация (митинг, собрание), официальное и неофициальное общение, открытое общение и общение в тайных организациях, процессуальное общение (судебное производство), торжественные акты и т.д. различаются не только по содержанию, но и по форме, стилю, символике, предусматриваемым соответствующими нормами. В сферах утилитарного общения удельный вес нормативности более высок, чем в личностном общении, хотя и здесь он не свободен от определенной регламентации. Вступая в личностные отношения, индивиды вынуждены считаться с принятыми в той или иной среде условностями, правилами этикета, обычаями и традициями.

Необходимость нормативного регулирования общения продиктована потребностью обеспечения целостности общества как системы, устойчивости взаимосвязанных видов социальной деятельности. Нормативность, с одной стороны, накладывает определенные ограничения на общение, с другой – программирует своеобразный тип и форму взаимоотношений вступающих во взаимные контакты людей».

Тип и форма взаимоотношений вступающих в общение людей определяют стиль жизни всего коллектива и вместе с тем оказывают непосредственное воздействие на каждую личность, поскольку в коллективе развитие каждого индивид «обусловлено развитием всех других индивидов, с которыми он находится в прямом или косвенном общении».

Характер и стиль общения определяется уровнем культуры людей, их интересами, образом жизни, материальными и духовными запросами. Общение избирательно, оно зависит от общего развития людей, круга их интересов, особенностей образа жизни, нравственных установок, личных качеств и черт характера, стиля поведения.

Чтобы получать удовлетворение от своей основной, профессиональной деятельности, человеку необходимо, во-первых, чтобы эта деятельность соответствовала его индивидуальности, радовала своими результатами, давала сознание своей общественной полезности и значимости. Во-вторых, надо, чтобы в процессе этой деятельности он имел возможность общения с такими людьми, которые могли бы разделить его взгляды, мысли и чувства, удачи и неудачи, победы и поражения, то есть ему нужна также радость общения. Именно в таком общении он и может ощущать себя более разносторонней, целостной личностью, не ограниченной лишь сферой предметной деятельности, а раскрытой во всей полноте своих человеческих качеств. Именно в общении и обнаруживают себя моральные качества каждого члена коллектива, и именно эта сторона человеческой жизни нуждается в действии правил вежливости как одной из знакомых систем культуры поведения и общения в коллективе.












  1. Мораль и этикет


Совокупность норм и правил, назначение которых регулировать внешние формы поведения, принято называть этикетом.

Мораль – сложное социальное явление, как по своему структурному содержанию, так и функциональному назначению; этикет, если говорить о его структуре и функциях, сравнительно прост.

Мораль и этикет – явления, порожденные общественной жизнью, исторически сложившиеся. В этической литературе начало становления морали относят к тем далеким временам периода распада родо-племенных отношений, когда отдельный человек на основе формирующегося самосознания и свободного волеизъявления начал противопоставлять себя первобытной общности, то есть когда возникает главное отношение морали индивид-общество. По мере развития и дифференциации (расчленения) общественных отношений мораль превращается в самостоятельную, специфическую форму регуляции общественных отношений, основанную на оценке поведения и поступков людей в понятиях добра и зла. Моральные нормы и предписания не имеют конкретного творца, их субъектом является народ, народные массы, человеческие общности. Возникают эти нормы в ответ на определенную социальную потребность как естественные средства защиты дано общности, как средства, обеспечивающие ее целостность.

Существование этикета в его, так сказать, классическом виде соответствует конкретному историческому периоду – эпохе феодализма, абсолютизма и связано с жизнью конкретного общественного сословия – светского дворянства. Правила хорошего тона вырабатываются не стихийно, а сознательно, целенаправленно, «Приличия усваивают внешнюю форму морального закона. Они конвенциональны (соответствуют взаимному соглашению людей), но не случайны…Приличия сохраняют в себе формальную целесообразность морального закона без его моральной цели… Приличия – поведенческий язык светского общения… Говоря точнее, приличия – это нормы внешней формы гуманного общения, которое может скрывать (хотя совсем не обязательно) негуманные отношения между людьми». Правила дворянского этикета нормировали и предписывали формы поведения в соответствии с соблюдением иерархической зависимости внутрисословных отношений, подчеркивали сословную обособленность дворян и их социальное превосходство над другими слоями общества. Этикет настолько прочно входил в жизненный обиход и общение людей дворянского сословия, что становился качественной характеристикой личности, ее визитной карточкой, «признаком». Знание или незнание правил этикета определяло социальное лицо человека, и по одному внешнему виду: манерам, стилю поведения, разговору, одежде его можно было отнести к определенной социальной группе.

Нормы этикета являются по отношению к моральным нормам «внешними», в то время как мораль образует как бы внутреннюю сферу жизненной ориентации. Этикет с самого начала возникает как сугубо классовое, сословно ограниченное явление. Но с течением времени многие нормы, правила и предписания этикета становятся всеобщими правилами регуляции специфических форм человеческого общения. Это происходит вследствие того, что возникновение этикета было своеобразным достижением человеческой культуры, одной из форм очеловечивания человека, облагораживания его природных инстинктов, страстей и аффектов. Умение участвовать собой как высшее правило и обобщенное требование к личности составляло суть светского этикета. Наиболее распространенные правила этикета отвечали самым насущным человеческим потребностям в чистоте, опрятности, красоте, целесообразности действия, а прежде всего они отвечали потребности уважения достоинства личности. Именно этой своей чертой этикет самым непосредственным образом связан с моралью. Этикет способствовал развитию общей культуры человеческого общения, становлению культуры в широком смысле слова.

В этикете на уровне сословного статуса (положения) были частично сохранены древние традиционные формы общения и обращения людей друг к другу. Так, издавна почитание женщины, культ женщины-прародительницы – почти повсеместное явление: ей дарили цветы, украшали ее цветами, отождествляли с первоосновой всего родящего – землей. Обнажать перед женщиной голову, вставать при разговоре с нею, уступать ей место и оказывать ей всевозможные знаки внимания – эти правила этикета были следствием не только рыцарского преклонения перед прекрасной дамой, но и более древнего культа женщины.

Возникновение этикета было связано также и с достижениями в области материальной культуры быта, с появлением особых избыточных средств, аксессуаров, предметов, используемых для удовлетворения естественных потребностей в еде, одежде, передвижении. Если, скажем, человек утоляет голод с помощью ножей и вилок, если их множество и каждая пара имеет свое специальное назначение, то это говорит о том, что новые формы и способы утоления голода связаны с развитием не только духовной культуры самого человека, но и материальной культуры, культуры производства в определенной его сфере. Скажем, регламентация в одежде нередко обусловливалась не только соображениями сословно-иерархического порядка, но и интересами текстильного производства, торговли и экономики. Таким образом, этикет светского дворянства был обязан своим появлением концентрации богатств на одном полюсе общества при весьма низком уровне жизненного состояния людей, находящихся на другом полюсе и составляющих большую часть человечества. Дворянская культура могла себе позволить этикет в качестве особой знаковой системы, выделяющей трудом «других» людей.

«Приличия – поведенческий язык светского общения – возникают в недрах единой народной культуры как зародыш иной, тоже единой и цельной, но уже не традиционной культуры – индивидуалистической и универсальной одновременно.

Система норм - приличия, правила хорошего тона (comme il faut) – выступает как результат сознательного пересоздания, «облагораживания» норм «естественных». Она есть дело самих людей, она сотворена для общения и в соответствии с идеалом гуманного общения… они сдерживают проявление инстинктов, накладывают узду на порывы естества… Они не даются индивиду как свой родной язык. Их надо специально, осознанно и целеустремленно выучивать как иностранный язык, делая его своим».

Приличия, как и нормы морали, усваиваются индивидом с раннего детства во многом под влиянием воспитания. Само же воспитание есть процесс целенаправленный и обусловленный всем укладом жизни воспитуемого. В среде простонародья ребенок тоже воспитывался и приобщался к морали. Наряду с элементарными жизненными навыками он усваивал и моральные принципы человеческих отношений, и элементарные формы общения, и навыки трудовой деятельности, и навыки общения с природой, животными. Но в систему его воспитания не входили целенаправленное изучение и усвоение этикета, а главное, упражнения в правилах хорошего тона. Для ребенка же дворянского происхождения этикет становился с ранних лет предметом специального изучения и усвоения.





С послушной куклою дитя

Приготовляется шутя

К приличию, закону света,

И важно повторяет ей

Уроки маменьки своей.

А.С. Пушкин. Евгений Онегин


Для преподавания законов света, правил приличия, этикета имелся штат специальных людей, следящих, контролирующих, напоминающих.

Подобно тому, как с детства малолетнего ребенка систематически приучают чистить зубы, мыть руки перед едой, вытирать ноги, соблюдать порядок, преследуя, прежде всего гигиенические цели, подобно тому, как его приучают здороваться и прощаться, говорить «спасибо» и «пожалуйста», желать доброй ночи и доброго утра, преследуя нравственные цели, вырабатывая у него автоматизм привычки к вежливому поведению, так же учат и правилам этикета, заставляя держать вилку в левой руке, нож в правой, не пить из блюдца, не проливать на скатерть, не разговаривать во время еды, когда рот полон пищи. Автоматизм привычки создает «вторую натуру», стереотип поведения, потребность в аксессуарах «приличного», «светского» поведения, в предметах, составляющих необходимый антураж светской жизни. С детства привыкнуть к белой скатерти, чистой накрахмаленной салфетке, набору ножей и вилок, комплекту разнообразных по назначению чашек и бокалов, предметам сервировки, атрибутам ночного сна и дневного отдыха, привыкнуть к чистому белью и хорошему платью можно, разумеется, лишь тогда, когда все это существует и имеется в распоряжении человека, когда у него есть и соответствующие учителя.

Конечно, самые широкие слои общества были лишены подобных привилегий. Условия общественной, политической и экономической жизни царской России накладывали отпечаток даже на внешние формы поведения людей, на их манеры и умение себя держать. «Если иногда в русских людях, - отмечал в своих воспоминаниях Ф.И. Шаляпин, - такая неодолимая физическая застенчивость, которая вызывает во мне глубокую обиду, несмотря на то, что она бывает и трогательна. Обидна она тем, что в самой глубокой своей основе она отражение, вернее, отслоение нашего долгого рабства. Гляжу на европейцев и завидую им – какая свобода и непринужденность жеста, какая легкость слова! Не всегда и не у всех эта свобода и легкость высокого стиля, но все же чувствую я в них какое-то утверждение европейцем своей личности, своего неотъемлемого достоинства. Есть в этом и наследие большой пластической культуры Запада. А вот русский человек, поди, душа у него свободнее ветра, в мозгу у него – орлы, в сердце – соловьи поют, в салоне непременно опрокинет стул, прольет чай, споткнется. Дать ему на каком-нибудь банкете слово – смутится, двух слов не свяжет и замолкнет, сконфуженный. Повторяю, это от того, по всей вероятности, что слишком долго русский человек ходил под грозным оком не то царя, в качестве боярина, не то помещика, в качестве раба, не то городничего, в качестве «поданного». Слишком часто ему говорили: «Молчать, тебя не спрашивают»…».

В процессе исторического развития сменяются общественно-экономические формации, демократизируются общественные отношения, уходит с исторической арены светское дворянство. Происходят изменения в культуре, на смену одной приходит другая. Но специфика развития культуры в том и состоит, что она удерживает и поднимает на новый уровень высшие ценности, выработанные практикой предшествующего человеческого развития и отмечает несущественное, преходящее, временное. Уничтожая «мишуру человеческой глупости», она доносит до следующих поколений рациональное зерно прогресса, образцы высоких творений человеческого гения, результаты очеловечивания человека, гуманные нравственные нормы человеческих отношений. Людей по настоящему отличает друг от друга не цвет одежды, длина шлейфа, форма каблука или «отношение сапог к панталонам», люди различаются подлинными достоинствами, свидетельствующими о развитии их сущностных сил, или подлинными недостатками и пороками, независимо от того, к какому сословию и социальной группе принадлежали их предки.

Этикет демократизируется, становится достоянием культуры общения, культуры поведения, а, следовательно, и личностной культуры человека. Вежливые формы поведения входят в быт и общение культурных людей как неотъемлемый компонент их жизни.

Английский писатель и государственный деятель XVIII века лорд Честерфилд писал в составленном им своде правил поведения и педагогических наставлений, обращенном к сыну: «Хорошие манеры располагают людей в твою пользу, привлекают их к тебе и вселяют в них желание полюбить тебя. Какого бы ты сам ни был мнения о своих достоинствах, не выставляй их напоказ в обществе… Если это подлинные достоинства, люди о них неминуемо узнают и без тебя и тебе это гораздо выгоднее».

Настоящая, искренняя вежливость становится своеобразным мерилом нравственной культуры человека, ведь в ее основе лежит уважение, сочувствие и взаимопонимание людей. «Ничего не обходится нам так дешево и не ценится так дорого, как вежливость» - всем известно это ставшее крылатым выражение М. Сервантеса. В вежливости проявляется тонкость душевной организации человека, за ней стоит его воспитанность, она предполагает интеллектуальность, интеллигентность и просто доброе отношение к людям, она составляет потребность культурных людей. Каждый хочет, чтобы в нем видели, прежде всего, человека и относились к нему по-человечески. Вежливость служит такому отношению, она благоприобретенное свойство человечества, результат его культурного исторического развития, плод очеловечивания человека.

«Воспитанные люди, - писал Чехов, - по моему мнению, должны удовлетворять следующим условиям: 1. Они уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы (разрядка наша. – Л.В.)., уступчивы… 4. Они чистосердечны и боятся лжи, как огня… 7. Если они имеют в себе талант, то уважают его… 8. Они воспитывают в себе эстетику…».

Нормы вежливости сравнительно просты в своем содержании, они даже элементарны, как принято их называть, они общедоступны и легко выполнимы, но в отличие от норм этикета, имеющих только сословное значение, они более общезначимы, более широки по своей социальной роли и предназначению. Необходимость их действия не ограничивается какой-либо конкретной ситуацией, точным местом, временем, составом социальной группы, к которой принадлежит человек, его возрастом, полом, национальностью. Однако это не исключает различия форм проявления вежливости в зависимости от национальных традиций, обычаев. У одних народов, приветствуя друг друга, люди подают руку, у других же – трутся при встрече носами или обнюхиваются и т.д. Нормы вежливости действуют в любой сфере человеческого общения, независимы от вещественного богатства, которым обладают те или другие люди, они одинаково могут быть доступны людям, находящимся на разном уровне материального благосостояния или материальной нехватки. Правила, нормы вежливости возникли в человеческих отношениях задолго до появления дворянского этикета и по мере развития человеческой культуры превращаются как бы во внешнюю оболочку морали, форму поведенческого воплощения положительного морального отношения людей друг к другу. В соблюдении правил и норм вежливости, в самом их назначении предполагается проявление таких человеческих качеств, которые каждый человек хотел бы видеть и чувствовать в других людях – по крайней мере, по отношению к самому себе.

У Аристотеля мы находим ответ на вопрос, во все времена интересующий людей, за что мы (люди) любим друг друга. «…Любить, значит желать кому-нибудь того, что считаешь по мере сил доставлять ему эти блага… Другом необходимо будет тот, кто вместе с нами радуется нашим радостям и горюет о наших горестях, не ради чего-нибудь другого, а ради нас самих… (любим) мы и тех, с кем приятно жить и проводить время, а таковы люди обходительные, несклонные обличать ошибки (других), не любящие спорить и ссорится….

(Любим мы) и тех, кто умеет пошутить и перенести шутку, потому что умеющие перенести шутку, потому что умеющие перенести шутку и прилично пошутить, и те и другие доставляют одинаковые удовольствие своему ближнему. (Мы любим) также людей, хвалящих те хорошие качества, которые в нас есть, особенно если мы боимся оказаться лишенными этих качеств. (Пользуются любовью) еще люди чистоплотные в своей внешности, одежде и во всей своей жизни, а также люди, не имеющие привычки попрекать нас ошибками и оказанными благодеяниями… (любим мы) также людей незлопамятных, не помнящих обид и легко идущих на примирение…. а также людей незлоречивых и обращающих внимание не на дурные, а на хорошие качества людей… Вообще (мы любим) тех людей, которые сильно привязаны к своим друзьям и не покидают их».

Тот же перечень качеств, свойств и характеристик, любимых нами людей мы найдем и сегодня через двадцать с лишним веков, если проведем опрос или внимательную просмотрим литературу, содержащую воспоминания об ушедших от нас людях, или характеристики наших современников. Наряду с такими качествами, как гражданственность, идейность, патриотизм и другие, высокую оценку наших современников получают и те, о которых писали современники Аристотеля.

Этикет систематизировал, оформил сложившиеся в практике человеческого общения и поведения правила (и предполагаемые ими человеческие качества), силами обстоятельств и условий возвел их в ранг нормативного, внешне обязательного поведенческого императива (повеления), ограниченного классово-сословным содержанием. Напомним еще раз, что правила этикета, действовали лишь в узком кругу светского дворянства как знакомые характеристики личности, принадлежавшей данному сословию. Но в иных формах многие из этих правил (например, умение властвовать собой) сохраняли свое значение и для людей других классов и сословий, достаточно высоко поднявшихся в своем нравственном и культурно развитии, в развитии человеческих свойств своей социальной натуры. Только там, где люди, силами социальных или природных обстоятельств были поставлены в нечеловеческие условии, правила вежливого обхождения теряли свою силу и исчезали из общения.

Правила вежливости отражают потребность всех нормальных людей в налаживании общения независимо от возраста, профессии, национальности, пола. Все люди, скажем, здороваются при встрече, прощаются при расставании, благодарят за оказанную услугу, желают друг другу здоровья и т.п.

Правила вежливости традиционны, ибо они отражают исторический опыт человеческого общения и в практике совместной деятельности передаются из поколения в поколение. Появившись на ранней ступени общественного развития, эти правила, приспосабливаются людьми к новым условиям и ситуациям, наполняются новым конкретным содержанием, но сохраняют на долгие времена свои формы, ибо в отношениях людей есть нечто сохраняющее свое значение с течением времени и со сменой социальных ситуаций, нечто абсолютное, неизменяемое или, по крайней мере мало изменяемое.

В Древней Греции учили людей воздержанию и умеренности как лучшим проявлением добродетелей. По Эпикуру, величайшие удовольствия в мире обязаны своим существованием воздержанию и умеренности. Сходные мнения отстаивали и многие мыслители последующих эпох. В конце XVII – начале XVIII веков английский философ Шефтсбери писал: «Я далек от того, чтобы считать умеренность несообразной чертой. Что касается этой составной части добродетели, то я думаю… преимущество ее в том, что она просто спасает от невоздержанности и от желания вещей излишних».

Воздержанность и умеренность всегда воспринимались как основа вежливого поведения. Более элементарные правила – брать руками хлеб, мужчинам снимать головной убор в помещении, младшим приветствовать старших вставая (соответственно уступать им места, предназначенные для сидения) и др. – имеют еще более давние традиции.

Еще одна особенность правил вежливости – в их утилитарности (сообразности прежде всего с практической пользой, выгодой). Утилитарны они не только в силу того, что полезны людям в общении для наиболее полного выражения чувств взаимного уважения, а следовательно, сохранения здоровья и нервов. Утилитарны они вследствие того, что в их предписаниях закодированы наиболее оптимальные, наилучшие даже для самых элементарных человеческих нужд формы поведения в определенных ситуациях: следуя правилам вежливости, человек, например, экономит энергию, не растрачивает ее понапрасну и во вред себе и другим – ясно, что уже в этом много пользы; вежливость требует чистоплотности – нет нужды говорить о полезности последней; вежливость взывает к взаимной предупредительности – ничто так организационно не упорядочивает пользование средствами общественной коммуникации и сферой обслуживания; воспитанность; предполагает культуру застолья – естественно, что пища лучше усваивается при соблюдении заранее предусмотренных правил и условий ее приема.

Вежливость не врожденна, она приобретается в течение жизни под влиянием примера окружающих, обучения, воспитания, тренировки. Ценность ее возрастает по мере того, как вырабатывается «автоматизм» привычки поступать именно так, как требуют правила вежливости, не задумываясь и не рассуждая каждый раз при этом.

Вежливость не исчерпывает всех аспектов человеческого общения и составляет лишь часть более сложного явления – культуры поведения. Вежливость без нравственного основания, не опирающаяся на нравственные принципы, может принять вид лицемерия, ханжества, позерства, манерности, жеманства. Только глубокая связь с подлинной нравственностью придает вежливости особый блеск и совершенство. Культура поведения – это синтез морали вежливости.













  1. Вежливость в трудовом коллективе


В трудовом коллективе, как и во всех других областях человеческого общения, вежливость играет большую роль. Деловая вежливость базируется на уважении человеческого достоинства, но имеет и некоторые специфические особенности проявления.

Главная задача любого трудового коллектива – выполнение своих непосредственных общественно полезных функций. Назначение вежливости здесь состоит в том, чтобы всемерно способствовать достижению главной цели производства и решению всех производственных задач. Она не самоцель, а средство, и назначение ее состоит в том, чтобы поддерживать в коллективе здоровый морально-психологический климат, облегчать людям труд, создавать у сотрудников ощущение психологического комфорта во взаимоотношениях друг с другом.

Вежливость – проявление доброжелательности, которая может быть выражена по-разному и в различных формах. Один из наиболее простых и общепринятых видов проявления доброжелательности – взаимные приветствия, которыми обмениваются люди при встречах.

Отношения людей в процессе работы регулируются многими нормативными кодексами: административными, правовыми, моральными. Соблюдение правил вежливости – лишь показатель культуры отношений и воспитанности членов коллектива. «Эта установленная форма вежливости в деловых отношениях чрезвычайно полезна, - писал А.С. Макаренко, - она мобилизует волю, она заставляет человека чувствовать себя собранным, она подчеркивает тип деловых отношений, она учит человека различать: это дружба, это соседство, это любовь, это приятельство, а вот это – дела. И это вызывает особое отношение к делу.

Я считаю, что, может быть, без этого можно обойтись, конечно, но это наиболее экономная форма делового воспитания, внешняя форма деловых отношений. А внешняя форма часто определяет и самую сущность… И только там, где есть общий стиль, стиль, построенный на постоянном коллективном движении и содержании, там, конечно, форма внешней вежливости… необходима, полезна и чрезвычайно украшает коллектив. А украшая коллектив, она уже производит повторное, обратное действие, она уже делает коллектив притягательным и с эстетической стороны».

К правилам вежливости относится и такое – знать своих ближайших сотрудников по имени и отчеству или по именам, если они очень молоды. Общий стиль отношений коллективе определяет и стиль обращения к коллегам: либо это обращение по фамилии (но тогда обязательно говорят «товарищ Иванов (а)», либо по имени и отчеству (но его не рекомендуется путать), либо по имени (но только с полученного однажды согласия того, к кому обращаться). В сугубо служебной обстановке даже давно знающие друг друга люди могут обращаться друг к другу на «Вы», но если близкие сотрудники между собой обращаются на «ты» - это тоже вполне естественно.

Правила вежливости побуждают к тому, чтобы стиль отношений в служебном коллективе устанавливался деловой, лишенный сугубо личных эмоций и переживаний, исключающий эксцессы по поводу межличностных отношений, интимные сплетни и пересуды, оскорбления и обиды. «Кто властвовать желает над собой, тот должен чувства сдерживать порой» (Д. Чосер).

Правила «хорошего тона» рекомендуют оставлять за пределами проходной домашние невзгоды и раздражения, недопустимо, чтобы все это оказывало отрицательное влияние на атмосферу трудовых отношений. Несдержанность, истеричность, грубость не способствует налаживанию деловых контактов, нарушают ритм и спокойную атмосферу труда.

Не менее важным показателем культуры поведения в труде, культуры трудовой деятельности является дисциплинированность.

Требование дисциплинированности – не только административное, но и нравственное требование, поскольку оно выражает степень уважительного отношения к людям, к их интересам. Дисциплинированность – показатель нравственной надежности человека и основание уверенности в нем окружающих. Дисциплинированность – нормативное условие добросовестного отношения к труду.

Не менее важным показателем культуры поведения в труде, культуры трудовой деятельности является дисциплинированность.

Требование дисциплинированности – не только административное, но и нравственное требование, поскольку оно выражает степень уважительного отношения к людям, к их интересам. Дисциплинированность – показатель нравственности надежности человека и основание уверенности в нем окружающих. Дисциплинированность – нормативное условие добросовестного отношения к труду.

Дисциплинированность как феномен и достижение культуры свидетельствует о том, что человек научился управлять своим поведением, организовывать свою деятельность, регламентировать собственные эмоции, то есть властвовать над собой в интересах дела, общественных потребностей, человеческих отношений.

Дисциплинированность является также и свидетельством высокой профессиональной культуры, основанной на любви к избранной специальности, на преданности и верности своему призванию. Это качество всегда присуще крупным личностям, уважительно относящимся к себе, окружающим и своему делу.

Близким к дисциплинированности является требование точности, собранности, достаточной определенности во всем – делах, обязательствах, словах и т.д. Точность, безусловно, требует дисциплинированности, воли, внутренней организованности, бескомпромиссности с собственной совестью. Всякое допущение неточности в отношениях, отчетах, показателях плана, распределении обязанностей неминуемо приводит к дисгармонии всех звеньев организации труда; допущенная лишь в одном месте, она влечет за собой нагромождение ошибок по многим каналам производственной системы.

Существенным средством служебного и частного общения людей является величайшие изобретение Эдисона и Бэла – телефон.

Основа культуры телефонного разговора - кратность. По служебному телефону воспитанные люди не ведут интимных бесед, не занимаются психоанализом, не перегружают линию связи сообщениями детальных подробностей состоявшегося накануне футбольного матча или пересказом понравившихся анекдотов. В целях экономии своего и чужого времени, если нужного человека не оказалось на месте, можно попросить передать ему информацию, в ответ на такую просьбу надо записать или запомнить ее и передать. Набрав номер и услышав, что трубку сняли, здороваются, интересуются, правильно ли соединился телефон, называют себя и просят, употребляя слова «пожалуйста» или «будьте добры», пригласить к телефону нужного человека. В случае попадания «не туда» не швыряют, а говорят «извините», на что, в свою очередь, следует ответ «пожалуйста», и только после этого прекращают связь. Формы представления и разговора определяются конкретной ситуацией и целью звонка.

В целях опять же экономии времени, сняв трубку по звонку, если позволяют условия гласности, называют организацию или свою фамилию, освобождая тем самым звонящего от необходимости уточнять правильность соединения. Всегда желательно перед началом разговора, если он должен быть обстоятельным, поинтересоваться, имеет ли собеседник время выслушать вас. В случае занятости просят (с употреблением тех же слов «будьте добры» и «пожалуйста») перезвонить в удобное время. Никаких взаимных обид в этом случае быть не может, не должно.

Телефон в современных условиях необходимое и незаменимое средство связи, но, пользуясь им, не нужно забывать, что и с помощью телефона можно как совершенствовать, так и разрушать общение. По телефону можно и оскорбить, и унизить человека, с его же помощью можно обрадовать, утешить и вдохновить.

Этикетные формы общения, формы вежливости «могут быть – пусть не главными, но важными – вехами нравственного взаимопонимания, подчеркивая доброжелательно-уважительное, внимательное отношение к душевному миру каждого человека, выражением деликатности в процессе взаимопроникновения этих миров».

Cоциально-психологический, моральный климат трудового коллектива, - учитывая, что именно в таком коллективе человек проводит почти четверть своей сознательной жизни, - может оказывать непосредственное влияние на все мироотношение человека. Сознавать свою общественную полезность, испытывать ощущение сопричастия к делам коллектива – это потребность, свойственная работающему человеку, независимо от его возраста, трудового стажа, семейного положения.

«Когда кто-то не видит смысла в своих действиях и чувствует себя подобно рабочему в большом цехе, который трудится только зачем, чтобы зарабатывать на жизнь, не понимая, зачем нужно ему деятельность, какой смысл она имеет в «общем процессе производства», он быстро утомляется от своей работы, в нем рождается равнодушие, он часто совершает ошибки и вскоре начинает испытывать неудовлетворение судьбой».

Восприятие и понимание смысла своей трудовой деятельности закрепляются в общении с товарищами по работе. Соответственно моральный долг коллектива состоит в том, чтобы внимательно оберегать душевный комфорт каждого своего члена. Поэтому правила вежливости предписывают проявление дружеского внимания и участия к личным нуждам и потребностям коллег по работе. Отмечать знаменательные даты, чествовать юбиляров, поздравлять с днем рождения, присвоением почетных званий, победой в соцсоревновании – все это стало традицией социалистических коллективов. В таких случаях культура общения требует особого такта и деликатности (франц. delicat – чуткий, вежливый, мягкий в обращении). Проявление знаков внимания в ситуациях чествования или поздравления не должно быть навязчивым, помпезным и слишком официальным. Доброжелательность и теплота отношений часто проявляются в шутливой, юмористической форме.

Нравственность предполагает наличие у человека развитой способности испытывать благодарность к людям, заслуживающим ее. Вежливость требует умения проявлять это чувство. Старинная мудрость гласит: «Благодарность есть скромность сильных, неблагодарность – тщеславие ничтожных». Умение быть благодарным свидетельствует о наличии в человеке нравственного чувства, о его способности помнить добро. В течение своей жизни каждый человек получает помощь от других людей в самой разнообразной форме: ему помогают учиться, сохранять свое здоровье, овладевать профессиональными навыками. Люди вообще помогают друг другу жить, и без этой взаимной помощи как мог бы человек стать человеком?! Помогают не только друзья и не только те, кому помощь вменяется в обязанность. Помощь часто приходит, когда ее не ждут, бывает помощь, которую не сразу осознают и о которой не сразу догадываются. Помощь может принимать разные формы - материальные, духовные, но это всегда деятельность, почти всегда – общение. Помощь может быть оказана и в форме критики, обличения недостатков, даже наказания. Не случайно сказано у Омара Хайяма: «Яд, мудрецом тебе предложенный, - прими, из рук же дурака не принимай бальзама».

Помощь – добро, а благодарность – память добра, и эту память хранит сердце. Но это чувство может и в более конкретной форме обнаружить себя в ответном действии, в словах и знаках благодарности.

С давних времен благодарность считалась необходимой людям добродетелью. Древние персы привлекали к суду провинившихся в том, «за что люди больше всего ненавидят друг друга, но менее всего наказывают, а именно в неблагодарности. И кто, как они считают, имел возможность отблагодарить другого, но этого не сделал, подвергается суровому наказанию. Ведь они полагают, что неблагодарные являются людьми, совершенно пренебрегающими религией, предками, родиной и друзьями».

Благодарность может быть выражена и подарком. Вспомним, что по обычаю древних, как уже отмечалось, подарок был символом и как бы частью самого дарящего. Дарить что-то означало дарить самого себя. Но только не надо путать дар благодарности с мещанским, обывательским «отблагодарить», что, в сущности, означает «дать взятку», но не в начале, а в конце действия; отношения ожидания взятки и обещания взятки ничего не имеют общего с искренней благодарностью. Подлинное дарение совершается по внутреннему побуждению, по искреннему желанию сделать человеку приятное, обрадовать его. Не случайно в русском языке существуют разные глаголы, обозначающие внешне сходные действия: давать и дарить (одаривать). Радость дарить, счастье одаривать – эти чувства могут возникать только из искренней симпатии или любви к другому человеку. «Дар», «радость» - как родственные слова. И если дар – радость, то дарить можно все: маленький сувенир на память, большой подарок в большое торжество. В таком случае подарок бесценен. И снова вспоминаем: «…Личность характеризуется не только тем, что она делает, но и тем, как она это делает».

«Отблагодарить» не означает благодарность. Это – лицемерно прикрытая «подарком», превращенная, завуалированная форма эквивалентного обмена; здесь у «подарка» есть цена.

Благодарность, хотя и сохраняется в сердце, но все-таки она должна быть ощутима тем, кому предназначена, поэтому правила вежливости обязывают оказывать ему знаки уважения и внимания поздравлений с праздничными датами, днем рождения или другими знаменательными событиями. При этом считается, что младшие не должны поздравлять старших по телефону, это надо в письменной форме, посылая или передавая письменные приветствия. Не принято поздравлять по телефону официальных лиц, а также малознакомых людей.

Умение благодарить людей за и труд – важная деталь правильной организации отношений в коллективе. Руководитель, не умеющий в нужных случаях этого делать, упускает из виду морально-психологический фактор организации коллектива. Благодарность как мера поощрения и одобрения – форма не только вежливости, но и «психологической премии», о которой в свое время А.В. Луначарский писал как о важном средстве установления моральных отношений в трудовых коллективах.

Чем крупней, значительный, талантливей человек, тем он доступней в общении, тем он доступней в общении, тем более он чужд высокомерию и заносчивости. Оно постоянно.

Одной из форм делового общения является переписка. Культура переписки также традиционна и составляет часть культуры в целом, личной культуры общения. Мы уже говорили, что опосредованное общение, так же как и непосредственное, подчинено законам вежливости.

Большое значение переписке придавалось уже в глубокой древности: и те времена писали деловые, интимные и родственные письма. Греческая стилистика, например, содержала специальные рекомендации по написанию писем. Так, в работе Деметра (ок. I в. н. э.) «О стиле» мы находим замечания и рекомендации, не потерявшие своего значения и для сегодняшнего дня. «В письме, однако, так же, как и в диалоге, проявляется человеческий характер. Почти каждый из нас запечатлевает в письмах свой образ. Конечно, и в других видах письменной речи проявляется характер пишущего, но никогда так очевидно, как в письмах». «В письме одинаково важны и слог его и длина. Письма слишком длинные и к тому же отягощенные пышным слогом настолько лишаются естественности, что из писем превращаются в трактаты, разве только начинаются они, как и письмо, с приветствия…

Письмо должно отличаться свободой построения…

Письмо – это сжатое выражение дружеского расположения и рассказ о простых вещах простыми словами…

Следует отдавать себе отчет, какому именно лицу письмо обращено».

Переписка в общении людей занимает особое место. Мы не задаемся целью разбирать ее особенности, назначение, психологическую нагрузку и историческую ценность. И все-таки хотелось бы привести строки из письма М.И. Калинина, адресованного его дочери, где он говорит о письменном общении как особой форме общения культурных людей. «Мне кажется, одна из важнейших форм этого общения, при встречах личное, а при отсутствии, если технически возможно, письменное. При этом письменное общение является одной из форм, свойственных именно культурным людям. Оно, так сказать, стихия культурных людей, особо присуще им качество…Оно ценно, это свойство, тем, что заставляет думать, заставляет свои не вполне оформленные, расплывчатые мысли оформлять в печатном виде. Это в свою очередь развивает, культивирует человека».

Переписка в деловых отношениях, наряду с официальной, формальной документацией, регламентируемой протокольной формой, содержит также и элементы межличностных обращений. Это не только переписка по служебным вопросам, но и всевозможные просьбы, поручения, поздравления, соболезнования, обмен мнениями по тем или иным проблемам. Правила вежливости действуют и здесь.

Всякое письмо и даже записка начинаются со слов обращения «уважаемый», «многоуважаемый», «глубокоуважаемый», иногда даже «дорогой», но это только в исключительных случаях особой близости, профессиональной или просто человеческой дружбы. И только после этого – имя и отчество или фамилия, перед фамилией обязательно «товарищ» или коллега. То же относится и к обращению к женщинам. Если фамилия, имя и отчество неизвестны, в обращении используют название должности, звания и профессии адресата, присовокупив к этому слово «товарищ», например: «товарищ главный инженер» (директор, профессор, бригадир, капитан и т.д.).

Всякая просьба сопровождается общепринятыми словами «пожалуйста», «будьте добры», «будьте любезны» и др. В письме обязательно указывают город, дату, а в записке иногда и часы отправки послания.

Заканчивают деловое письмо в зависимости от его содержания словами «заранее благодарю», «с уважением», «до свидания»», «до встречи», другими подобными словами и разборчивой подписью.

В любом случае, а особенно если ожидается ответное письмо, необходимо сообщить о себе все нужные для этого сведения: подробный адрес, фамилию, имя и отчество, чтобы не доставлять дополнительные трудности тем, кому предстоит отвечать на письмо, и не ставить их в неловкое положение.

В обращении на «Вы» местоимение «Вы» всегда пишется с большой буквы, а в служебной, деловой переписке «Вы» всегда более предпочтительно и даже обязательно.

От дворянского этикета в культуру переписки вошло правило – сразу же отвечать на письма или уж не отвечать совсем. Но в современных условиях не всегда бывает возможность отвечать сразу (командировка, отпуск, поездка), в таких случаях всегда объясняют причину несвоевременного ответа и просят извинение за задержку.

Письма за рубеж делового характера оформляются по определенным образцам в соответствии с принятыми в стране нормами обращения, например, «господин», «госпожа» др., но все наставления вежливости и здесь остаются в силе.

Традиционная вежливость обязывает посылать письменную благодарность за полученные посредством почты услуги и поздравления (если они не были ответными) с уведомлением об их получении. Ответное поздравление посылается к следующему празднику или торжественной дате. Коллективные поздравления также не исключают ответной вежливости.

В служебном общении определенную роль играет и внешний вид сотрудников, ибо и он имеет непосредственное отношение к культуре поведения и деятельности. К тому же внешний вид человека часто отражает его внутреннее содержание. Психологи отмечают, что внешний вид нередко становится существенным основанием для оценки достоинств и недостатков человека. «… Сознанием люди понимают независимость личностных свойств человека от особенностей его внешнего облика. Но в жизни, вопреки этому пониманию, люди в 85 случаях из 100 свое отношение… к личности в первые моменты общения строят на основе внешнего впечатления». Корректность внешнего вида – форма проявления уважительного отношения к окружающим, их мнению и оценкам.

Внешний вид – не только одежда, обувь, прическа, это и манера вести себя, разговаривать, обращаться к людям, реагировать на их замечания. «Внешность имеет большое значение в жизни человека. Трудно представить себе человека грязного, неряшливого, чтобы он мог следить за своими поступками. Мои коммунары были франты, и я требовал не только чистоплотности, но изящества, чтобы они могли ходить, стоять, говорить. Они были очень приветливыми, вежливыми, джентльменами. И это совершенно необходимо», писал А.С. Макаренко.

Вероятно, излишне доказывать кому-либо, сколь привлекательна в людях их физическая красота. В отличие от всего остального, благоприобретенного, - это природный дар, но оказывается, что и о красоте часто судят не столько по чертам лица и линиям фигуры, сколько по экспрессии (выражению лица), манерам, стилю поведения. Красота сама по себе вызывает положительные эмоции людей, а стремление к положительным эмоциям присуще людям во всех случаях жизни. Внешность – если не сводить представления о ней лишь к телесным очертаниям, - «зеркало души» и одна из существенных характеристик личности.

Забота о своей внешности занимала даже первобытного человека, и определялась она целыми устрашения или привлечения внимания духов и природных сил, а также необходимостью по одному виду отличать «своих» от «чужих». Это отличие «своих» от «чужих» сохраняет свое значение (правда, в измененной форме) и по сегодняшний день. Внешний вид, особенно одежда, служит своеобразным знаком различения людей, их определенных категорий, способом обособления личности, сигналом к вниманию, или, напротив, средством унификации, уравнивания людей (форма, спецодежда). Кстати, стремление выделиться из общего ряда своей внешностью, сделать ее социальным знаком принадлежности к определенной группе людей или даже знаком протеста любого рода, стремление, объясняющееся какими-либо другими социальными или психологическими причинами, не всегда, не обязательно выражается в использовании сверхмодной или дорогой одежды. Древние свидетельствуют, что на одном из греческих форумов Сократ крикнул оратору, вышедшему на трибуну в лохмотьях: «О, афинский юноша! Из дыр твоей мантии выглядывает тщеславие».

Наряду со всеми психологическими характеристиками внешности существуют еще и ее сугубо утилитарные характеристики: она должна соответствовать основному назначению человека в деловой обстановке, быть удобной для работы, не отвлекать внимания ни самого человека, ни его окружающих от дела. Функциональное назначение одежды, прически, головного убора определяет их вид, стиль, материал, форму покроя и цвет. Рабочая одежда отличается от спортивной, домашней, праздничной, но это отнюдь не означает, что она должна быть лишена красоты, привлекательности, праздничности: напротив, ее хороший вид может усиливать радостную атмосферу труда. Форма нередко украшает и облагораживает людей.

Эстетическая привлекательность одежды зависит не только от фасона, материала, но и от ее чистоты, выглаженности и соответствия фигуре. Служебная одежда обычно не перегружается украшениями, но и не исключает их в качестве необходимых, но сдержанных дополнений. Фамильные драгоценности для служебного пользования не предназначены, в деловой обстановке перстни не являются лучшим украшением мужских рук. Складывающиеся в коллективе традиционные формы поведения и общения накладывают печать и на внешний облик людей, поэтому в коллективах вырабатывается своеобразная форма защиты своего поведенческого статуса: «У нас так не принято» или, наоборот, «у нас так принято». Вежливость предлагает нам считаться с этим и не злоупотреблять экстравагантностью, «исключительностью» своего внешнего вида.

Остановимся на вопросах моды в одежде, стиля поведения. К служебным, деловым связям это имеет отношение постольку, поскольку в рабочем коллективе мы проводим большую часть времени и участвуем не только в производственном процессе, но и торжественных собраниях, совместных туристических поездках, вечерах отдыха, коллективных выездах на природу и т.д. То есть профессиональная деятельность не исключает дополнительных неформальных видов общения, а значит, включает в себя и разные формы его регуляции. В том числе и моду.

В связи с тем, что социально-психологическая классификация индивидов по внешнему облику играет большую роль в обществе, интерес к моде в той или иной степени проявляет почти каждый человек, особенно женщина. Мода – социально-психологическое явление и одна из форм массового поведения. Отмечая связь моды с традициями и обычаями, общественным мнением и массовой коммуникацией, исследователи подчеркивают ее поведенческий статус. «Хотя в процессе развития моды мы легко обнаруживаем и экономические, и эстетические, и демографические, и многие другие элементы, моду следует рассматривать как особую форму массового поведения, как одно из проявлений сложного механизма общественной психологии».

Внешнее впечатление о человеке часто становится решающим в выборе его как партнера общения, определяет стиль обращения, разговора, отношения к нему. «Поэтому очень важным для индивида нашего времени является умение правильно выразить себя, то есть из многообразного потока моды, явления всеобщего, выбрать элементы, отражающие индивидуальное. Человек, одетый по всеобщей моде, никак не одет. Он упакован».

Правильное отношение человека к моде свидетельствует о его способности преодолевать инерцию адаптации и проявлять психологическую подвижность, изменчивость, об избирательности его мышления, о способности принимать и приспосабливать к себе предлагаемые изменения. Все эти качества для современного общения представляют определенную ценность вследствие расширения контактов, сокращения периода знакомства с новыми людьми.

С другой стороны, слепое следование за изменениями моды сигнализирует об отрицательных явлениях: в «сверхмодно» одетом человеке доминирует «казаться значимым» над «быть значимым»; «сверхмодное» всегда резко бросается в глаза, и если такая одежда или, скажем, прическа используются человеком без оглядки на свои природные данные, не соответствуют им, то они, как правило, лишь подчеркивают его физические недостатки; бездумное следование моде, некритический отбор предметов одежды свидетельствует об отсутствии собственных эстетических критериев; совсем плохо, когда ориентации на моду становится главней в системе ценностей индивида. Это тревожный, но часто очень точный симптом: данный человек становится личностью-марионеткой, направленной, ориентируемой другими».

Человек никогда не бывает полностью безразличен к мнению о нем окружающих, и отношение к этому мнению во многом зависит от его нравственных качеств, поэтому забота о своем внешнем виде – долг вежливости нравственной личности. «Я должен быть эстетически выразителен, - писал А.С. Макаренко, - поэтому я ни разу не вышел с непочищенными сапогами или без пояса. Я тоже должен иметь какой-то блеск, по силе и возможности, конечно. Я тоже должен быть таким же радостным, как коллектив. Я никогда не позволял себе иметь печальную физиономию, грустное лицо. Даже если у меня были неприятности, если я болен, я должен уметь не выкладывать всего этого…».

Конечно, все сказанное выше о значении внешних форм поведения и внешнего облика человека ни в коей мере не отрицает и даже не умаляет того факта, что в целом общение советских людей в сфере их трудовой деятельности регулируется не только правилами вежливости, в основном, в своей сущности оно определяется общими принципами коммунистической морали, которая включает в себя эти правила и наполняет их конкретным содержанием.

«… Нормы внешнего поведения не имеют смысла, если нет и не воспитывается общий определенный стиль. И там, где захотели бы ввести такую внешность, не воспитывая ни способности ориентироваться, ни способности торможения, ни ответственности, ни четкости в работе, ни единоначальной ответственности, ни идеи защищенности, - там, конечно такой внешней формы не будет, иначе говоря, она будет работать впустую».


20



Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 25 октября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru

Общая информация

Номер материала: ДВ-151976

Похожие материалы