Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Другое / Другие методич. материалы / Документальный рассказ из жизни моей тёти Нины Ивановны Ефименко с. Заборье Красногосркого района Брянской области

Документальный рассказ из жизни моей тёти Нины Ивановны Ефименко с. Заборье Красногосркого района Брянской области

  • Другое

Поделитесь материалом с коллегами:

«Мороз и Морозец» в судьбе детей войны


Пускай сегодня знают люди

Про тех, кто вырос в дни войны.

Мы никогда не позабудем,

Что были дважды рождены…

Среди тех, кто испил чашу войны, полную горечи, страданий, унижений, голода, побоев, одиночества и полной незащищенности, были не только взрослые, но и дети.

Дети войны, вы повидали так много горя и зла, что как сумели остаться детьми!!! Трудно сказать… Да и было ли детство у вас?

Ваше повзрослевшее детство было наполнено такими испытаниями, что в это трудно поверить… Но это было. Было в истории большой нашей страны, было в судьбах ее маленьких ребят - обыкновенных мальчиков и девочек.

В тот далекий летний день 22 июня 1941 года люди занимались обычными для себя делами. Школьники мечтали о будущем под звуки духового оркестра выпускного вечера. Дети играли, они даже не подозревали, что всё это скоро кончится и на устах будет только одно слово-война. У целого поколения, рожденного с 1928 по 1945 год, украли детство.

"Дети Великой Отечественной войны"– так называют сегодняшних 70-83-летних людей. И дело здесь не только в дате рождения. Их воспитала война.

Детство поглотила война. Война отучила этих детей плакать…

Нине Ефименко из с. Заборье Красногорского района 24 июня 1941 года должно было исполниться 7 лет. Она и её подружка Аня уже считали дни, когда 1 сентября пойдут в школу. А старшая подружка школьница Люба рассказывала об учёбе, даже играли с ней в школу. Она учила их писать палочки и кружочки, как в школе, показывала им свои книжки. Ниночке нравилась азбука, в которой было столько красочных картинок: вот арбуз, вот барабан, вот игрушки, а вот мама, которая моет Милу. Ниночка долго рассматривала эту картинку, представляла, как мама купает в таком же корыте и её… Но вот только мамы у Ниночки не было. Она умерла, когда Нине было 4 года, спустя 8 месяцев после рождения её младшего брата Коли. Нину и его отец растил один, вместе со своей матерью, т.е. их бабушкой.

Утром, садясь с братишкой завтракать, Нина заметила, что бабушка с утра утирает краешком платка слёзы на глазах. «Вот сейчас допью молоко и спрошу, кто её обидел» - подумала Нина. Она посмотрела на брата. Тот спешно уплетал хлеб с молоком. «Снова побежит с мальчишками в Лешне раков доставать. Придётся и ей вместе с ним идти – за ним присматривать нужно» - думала Нина. Но ей даже нравилось вместе со всеми проводить тёплые летние деньки на речке. Мальчишки постарше брали Николку с собой охотно на речку, хоть и было ему всего 4 года. Понимали – он сирота и ему надо как-то помогать.

В дом вошёл отец. Все раздумья Нины улетучились. Она любила, когда отец успевал к завтраку и всегда на день давал им напутствие: слушаться бабушку, помогать ей если позовёт, быть осторожнее на речке, в драку ни с кем не вступать. Он с утра уходил косить, пока была роса. По краюшке собирал сено для коровы на самых больших неудобицах. Вымыв руки под рукомойником и ополоснув лицо и шею, подмигнул им, сидящим за столом. Бабушка, подавая полотенце, старалась не смотреть ему в глаза. Он заметил необычное настроение матери.

-Что случилось? – строго спросил отец. – Опять Колька спички стащил? Уж я тебе задам трепака если будешь спички брать! – постращал его отец и пригрозил пальцем.

Но тут бабушка совсем разрыдалась, схватила нас в охапку и стала что-то говорить отцу. Из всего сказанного Нина поняла только, что им нужно всем к 12 часам дня прийти к сельсовету, что будут говорить про какую-то войну….

- Сиротинушки вы мои – расплакалась навзрыд бабушка, крепко обняла внуков и не хотела никуда отпускать. Отец молча съел свой скромный завтрак, одел кепку, перешагнул порог дома и не оборачиваясь угрюмо сказал, что идёт на работу. Дети долго сидели молча в объятиях бабушки, потом Коля зашевелился и несмело поросился с мальчишками на речку. Бабушка кивком головы одобрила его просьбу, глубоко вздохнула и, погладив Нину по светлой голове, стала убирать со стола. Нужно было идти в огород, там дел всегда хватало. А потом на колхозную работу – в полеводстве нынче тоже был наряд.

Приближался полдень. Все ребята на речке только и твердили о том, что всем нужно к сельсовету вовремя успеть. Никто сегодня не таскал раков, никто из ребят даже не спорил, кто дольше в воде просидит или быстрее переплывёт с одного берега на другой. Когда заметили, что женщины и мужчины стали идти в сторону сельсовета, ребятня сорвалась с мест и, поднимая босыми ногами пыль, рванула к сельсовету. Колька не мог догнать старших и с Ниной они пришли самые последние. В толпе дети быстро отыскали бабушку. Вдруг из рупора, который был прикреплён на столб в центре села у сельсовета донёсся очень грозный, как показалось Нине, голос. Все слушали замерев. Не всё из того, что доносилось до её слуха, было понятно. Она смотрела вокруг на стоящих и понимала, что случилось что-то самое страшное –в толпе плакали все. Голос в рупоре затих. Не сговариваясь женщины направились в церковь Святого Николая. Нина с бабушкой тоже. Она всегда ходила в церковь с ней по праздникам. Но сегодня они шли не с праздничным настроением…

Поднимая клубы пыли возвращалось стадо. Мальчишки и девчонки весело подгоняли коров хворостинами. Они заждались парного молока. Нина неспешно гнала свою сивую корову, которая послушно повернула в калитку. Вскоре вернулся отец. Он сел на лавку у окна и достал свой старый рюкзак. Проверил все углы, карманы, бечёвки и лямки. Молча насыпав махорки в самокрутку задымил и вышел во двор. Бабушка доила корову.

- Мать, подготовь мне полотенце и рубаху чистые.

Бабушка вздрогнула и ухватив подойник запричитала.

- Да не пугай ты детей. Ещё никто повестки не приносил. Да и к зиме мы справимся с немцем. Вот увидишь.

Спустя неделю отца Ниночки и Коленьки мирного строителя бригады колхоза с. Заборье Ефименко Ивана Михайловича и многих других его односельчан, знакомых и незнакомых из района призвали на фронт…

Воевать Ивану Михайловичу пришлось вместе с другом Буйневичем Иваном Андреевичем. Писали с фронта по мере возможности. В каждом письме оба спрашивали о детях, о том, как идут дела, как справляются с уборкой урожая или другими работами, держат ли ещё корову. И в заключении всегда писали о том, что скоро немец будет разбит, вернутся они с войны и заживут как прежде, а может, ещё и лучше.

Бабушка Нины, Параскева Гавриловна, которая родилась в 1883-м году, прочитав письма, каждый раз вспоминала деда Михаила, который, по её словам, ушёл на Николаевскую войну и попал в плен на 6 лет. Вернувшись, он прожил совсем недолго. Каждый раз она молилась, чтобы Господь хранил её сыновей Ивана и Григория, оказавшихся на фронте с первых дней войны. Радовал письмами и Григорий. Он воевал в разведке. В письмах он всегда приписывал всем по привету «Письмо от известного вашего сына Григория Михайловича…когда получите мой письмо, то пишите и мне ответ. Привет Маше, Нине, Коле и всем родственникам, Мише Поповскому. Пусть и он мне напишет письмо»

Сколько горя, страданий, лишений, непосильной работы пришлось вынести тем, кто оказался на оккупированной территории.

- Часто приходилось прятаться от немцев в погребах – вспоминает сегодня Нина Ивановна. – Однажды открыл немец крышку погреба, увидел нас, направил дуло автомата. Сидим мы ни живы, ни мертвы. Но стрелять не стал. А мне сухарик дал. Сказал, что у него тоже «киндер хауз»…

Время шло. Наступил 43-год. Письма от отца были всё реже. Вот уже и Красногорский район освободили от немцев. Отступающие фашисты сжигали дома. Однажды в обед бабушка гнала корову домой, чтобы подоить её. Откуда ни возьмись появились немцы. Соскочив с мотоцикла один из них направил автомат на корову. Бабушка закричала, упав на колени стала просить:

- Пан, не стреляй, не стреляй, пан. Детки малые у меня!

Выругавшись на немецком, фашист застрелил корову. Еле волоча от горя ноги, бабушка добрела до дома, упала на лавку и заплакал-запричитала о том, что теперь ей нечем кормить деток. Однако не оставили детей в беде. Помогала Мария, с мужем которой Иваном Андреевичем воевал Иван. Ещё больше сблизило горе дочерей Ивана Андреевича Аню и Саню с Ниной и её бабушкой.

В октябре 43-го открылась школа. Начались первые занятия. Нина, Аня и Саня пошли в 1-й класс. Хоть и были все дети в 1 классе разного возраста, но учились с большим желанием. К новому году Нина уже умела читать и писать. Грамота давалась ей легко. Зима выдалась суровая: снежная и морозная. Коля с мальчишками пропадал на горке и на льду. Нина после школы помогала бабушке, училась у неё прясть и ткать.

Однажды в школе задали учить наизусть стихотворение С. Маршака «Мороз и Морозец». Нине оно очень понравилось ещё когда читали в школе. строчки легко запоминались и уже по пути домой с подружкой Аней они хором читали «Резвится молодой Мороз -

Морозец пятиградусный,

А на снегу, повесив нос,

Стоит фашист безрадостный»

-Вот сейчас приду и бабушке прочитаю – радовалась Нина. - Пусть она узнает, как мороз помогает нашему отцу гнать фашистов.

- А как ты думаешь, Нин, - спросила её Аня, - кто сегодня на улице гуляет Мороз или Морозец?

- Наверное Морозец. Не очень холодно сегодня. И Николка сегодня ещё вон на горке. Давай и мы как выучим стихотворение пойдём на горку.

-Хорошо – согласилась Нина

Бабушка, как всегда в ожидании её из школы сидела у окошка и пряла кудели.

Нина тут же стала рассказывать какое хорошее стихотворение им задали сегодня - Новогоднюю сказочку и тут же начала читать

«…Трещат сороки. Снег пушист

В лесу и на прогалинке.

- О чем задумался фашист? -

Спросил Морозец маленький.


- Не подходи ко мне, мороз,

И ни о чем не спрашивай,

Насилу ноги я унес

От холода от вашего.


Мы собирались взять Москву

Под праздники осенние,

А получили к рождеству

В подарок поражение.


Нам генералы говорят:

- В проигранной компании

Не штаб германский виноват,

А вы, морозы ранние.»

- Не торопись, сорока. Иди пообедай сначала.

Бабушка достала из печки горячих щей. Нина быстрее закончила обед. Ей не терпелось прочитать бабушке всё стихотворение.

Усевшись поудобнее у печки, Нина продолжила:

«- У нас еще морозов нет! -

Сказал морозец маленький, -

Вон, погляди, идет мой дед

На нем тулуп и валенки.»

- Наверное самому Деду Морозу холодно от своего мороза, раз он одел тулуп и валенки? – пояснила Нина бабушке. Бабушка усмехнулась.

«Он вас, непрошенных гостей,

Уложит спать под елками

И проберет вас до костей

Холодными иголками


Шагает он за мною вслед

Метелью землю кутая,

А ну-ка, покажи им, дед,

Что значит стужа лютая!

Махнул рукой старик - мороз

И снег свалился грудами

С высоких сосен и берез,

Сверкая изумрудами.


Снежинки с неба и с земли

Смешались в пыль колючую

И всё кругом заволокли

Холодной, белой тучею»

- Баб, а он что, засыпал их снегом? Как в сугробе у нашего плетня? Вот замёрзнут фашисты сугробе и всё – капут им всем. И папка мой вернётся сразу – радостно рассуждала Ниночка.

-Одного мороза маловато. Надо бить их чтоб и духу ихнего не было – заметила бабушка. - Вот дядя Гриша как написал «…Сейчас я нахожусь глубоко на вражеской земле и сейчас немцы получают от нас то, что мы получили от них. Мама, от нас будут помнить долго русского солдата и Красную Армию, и кого трогать, и с кем воевать. Бегут они от нас босые, бегут и обутые. … Пиши мама мне всё и мне веселее будет бить немца». А от отца твоего что-то давно письма нет. Маруся говорит, что её Иван Андреевич пишет. Надо к ней сходить да расспросить, что он там про нашего Ивана пишет.

- Ну вот сейчас выучу стихотворение и пойдём, что б с Анькой потом рассказать.

- Ну учи, а я попряду.

Нина продолжала учить на всю избу:


«И вдруг, среди густых ветвей,

Тяжёлых, замороженных,

Промчался полк богатырей,

В ушанках, в шлемах кожаных.

Шальная русская пурга

И парни краснощекие

Неслись, преследуя врага,

Через снега глубокие.


Они громили злых гостей,

С пути сбивали в стороны -

В сугроб, в овраг, куда костей

Не заносили вороны.»

-Там, наверное, и мой папка был, когда гнали немцев. Потому что учительница сказала, что полк богатырей — это наши солдаты. Она сказала, что это наши папы, дяди – все, кто воюет с немцами. Наш папка ж не боялся снега и мороза. Он и в лес за дровами ездил в мороз. Вот и немцев гонит вместе с Морозом. А Николка наш тоже не боится мороза. Уже с утра на горке – целый день. Он тоже будет немцев бить, когда вырастет.

Бабушка Параскева едва сдерживала слёзы.

- Да уж пусть Николке не достанется с немцем воевать. Хватит с нас ужо горя-то… - и снова утирала глаза краешком платка.

«- Ну что? - спросил старик - Мороз,

Дыша метелью колкою.

Фашист молчал, дрожа как пес

Под новогодней елкою.» - радостно завершила стихотворение Нина.

- Ну что, пойдём к тёте Марусе про папку спрашивать.

Неожиданно дверь в избу отворилась. На пороге стояла тётя Маруся с дочками и Колька, который был весь в снегу.

- Пришла повиниться к тебе, Параскевушка. – сказала тётя Маруся и заплакала. – Ведь ещё осенью мой Иван написал, чтобы я передала тебе печальную весть. Вот, читай.

Бабушка прочитала то место, которое указала Маруся «…Маруся, передай Ивана Михайловича матери и дочке Нине и сыночку Николаю, что погиб их хозяин – сын и отец. Похоронили я его своими руками в чужой земле. И место уже не помню… »

Сначала бабушка заплакала беззвучно. Но потом рыдания вырвались из груди с отчаянием и болью:

- Деточки мои вы милые! Нет у вас мамки, нет теперь и отца. Сиротинушки вы мои малые!

И только теперь Нина поняла, что больше не увидит она отца, которого так хорошо помнила. Помнила его работящие и заботливые руки, его тихий голос…

-Вот и не успел помочь моему отцу Мороз…- подумала Нина и впервые за долгое время молчания она заплакала. Ей стало жалко бабушку, стало жалко Николку и себя. Как теперь жить без надежды на встречу с ним.

И только Николка постоял, посмотрел на всех заплаканных и снова побежал на горку. Он ещё не понимал того горя, которое случилось. Мал ещё. Может оно и лучше.

Долго ещё семья Ивана Михайловича Ефименко – мать с внуками - не получала никакой весточки о судьбе их сына и отца. И лишь после войны, когда детям определяли пенсию, военкомат сделал запрос. Ответ был короткий: погиб смертью храбрых. До сих пор Нине Ивановне Ефименко (Гущиной) неизвестно место гибели отца. Погиб в 44-м в Германии и дядя её Григорий. Всю свою жизнь Нина Ивановна молится за них. Она помнит наизусть все их письма и то стихотворение С. Маршака, которое учила в 1 классе в феврале 44-го в тот день, когда узнала о гибели ещё одного солдата, приближавшего Победу ценой своей жизни – своего отца Ивана Михайловича Ефименко.

Услышав эту историю от Нины Ивановны, мне очень захотелось отыскать это стихотворение рассказать о нём и о ней вам. Не обессудьте.


За долгих четыре года, которые продолжалась Великая Отечественная война, дети, от малышей до старших школьников, сполна испытали все её ужасы. Война каждый день, каждую секунду, каждый сон и так на протяжении почти четырёх лет. А ведь война в сотни раз страшнее, если видеть ее детскими глазами… И никакое время не сможет вылечить раны от войны, тем более детские. Очень точно об этом сказал Николай Фирсов «Эти годы, что были когда-то, горечь детства забыть не дает…»

Т. Д. Ефименко

Автор
Дата добавления 24.12.2015
Раздел Другое
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров134
Номер материала ДВ-283654
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх