Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Материалы к уроку. "Фантастика предупреждения" А.и Б. Стругацких"

Материалы к уроку. "Фантастика предупреждения" А.и Б. Стругацких"


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

«Фантастика предупреждения» Аркадия и Бориса Стругацких

26 апреля 1986 года - дата, известная всему миру. Скорбная дата. Уже много лет человечество с тревогой наблюдает за «жизнью» четвертого реактора Чернобыльской атомной станции.

Для поколения девяностых Чернобыль - часть истории. Современная молодежь знает о его существовании. Но короткие экскурсы в прошлое в дни памяти затмевают впечатления от популярной игры «S.T.A.L.K.E.R». Поэтому у большинства любителей компьютерных игр Чернобыль ассоциируется с закрытой территорией, где бродят зомби, мутанты, а среди них - сталкеры, выполняющие определенные задания. И мало кто знает о происхождении «профессии» проводника в зоне, об этимологии слова «сталкер».

Любители научной фантастики по-своему воспринимают аварию на ЧАЭС. Для них события 1986 года ассоциируются с повестью А.Н. и Б.Н. Стругацких «Пикник на обочине», с фильмом А. Тарковского, который снят по мотивам повести. Но если обратить внимание на дату создания произведения, 1972 год, то возникает вопрос: можно ли считать «Пикник на обочине» книгой - пророчеством? В какой мере талант писателей и их научные знания позволили предсказать будущее?

Творчество Стругацких всегда было в центре дебатов, споров и обсуждений. В последнее время редкая «фантастоведческая» статья обходится без упоминаний о них, что говорит о влиянии последних на советскую и постсоветскую литературу.

Отзывы о фантастике Стругацких с 60-х годов XX века регулярно появлялись в газетах, журналах, в зарубежных и отечественных изданиях их произведений: журналисты и литературоведы, ученые и писатели высказывали свое мнение о героях, конфликтах, научной достоверности и художественном вымысле.

Научная фантастика как жанр литературы




Человек не может не мечтать. И это, пожалуй, главное наше достоинство. А потому так любим мы фантастическую литературу - ведь она помогает нам увидеть по-иному устроенные миры, людей, наделенных такими характерами, которые не часто встретишь в жизни. Фантастика открывает нам другие вселенные, куда приглашает нас совершить путешествие писатель. И мы всегда с радостью принимаем его приглашение.

В XIX веке сложилась новая разновидность литературы – научная фантастика. Пожалуй, Жюль Верн был основным ее создателем, хотя и не самым первым. Сам он объединил свои романы в серию «Необыкновенные путешествия». Подобные произведения стали именовать научной фантастикой.

«Случилось так, что научная фантастика, долго считавшаяся второсортной литературой, не подвергавшаяся серьезному изучению критиками и литературоведами и не находившая места в толстых и массовых журналах, как бы затмила другие виды беллетристики и привлекла широчайшую читательскую аудиторию. Очевидные причины этого явления лежат в успехах науки и техники, безоговорочно доказавших свое могущество и необходимость в современном обществе. Наука …обещает разрешить самые серьезные и насущные нужды колоссального народонаселения нашей планеты. Такая наука не могла не найти отражения в литературе,»-писал И.Ефремов в 1961 году.

«Мы называем фантастическим всякое художественное произведение, в котором используется специфический художественный прием - вводится элемент небывалого и даже невозможного».(А.и Б.Стругацкие) Научная фантастика – один из самых трудных жанров литературы, требующих от его творцов не только писательского дарования, но и глубоких знаний научных процессов, а также умения перенести достижения современной науки в будущее. И если у писателя есть эти качества, то он по праву популярен и любим читателями. Русская литература по праву гордится своей фантастикой. Произведения А. Беляева, А. Толстого, И. Ефремова, А. и Б. Стругацких стоят в ряду лучших произведений писателей мира.

Научная фантастика многообразна: «Американцы различают «чистую» научную фантастику, основанную на тех или иных серьезных научных положениях и более «свободный» вид этого жанра, где в причудливом вымысле авторы сплетают оборотней и кибернетические машины, вампиров и космические корабли, приведения и высшие достижения химии». Сами читатели издеваются над подобной литературой, называя ее «БЕМ» - литературой («Bug and Monster»), подчеркивая постоянное присутствие чудовищ или гигантских насекомых, вторгающихся на землю из космоса. Другое название для таких произведений – «ЭмЭс» («Mad Scientist») – безумный ученый, то есть гениальный одиночка, открывающий ужаснейшие способы истребления людей или потрясения всей планеты. Наконец, третье прозвище также метко выделяет основу еще одного вида произведений: «Ю. Л.» («Upheaval literature»), то есть литература катастроф, непременно случающихся с нашей бедной Землей или иными планетами. Ряд произведений повествует об экспериментах, проводимых учеными. Это, так называемая, лабораторная фантастика. Она показывает этапы научного открытия: победы и поражения, последствия (часто непредсказуемые). «Фантастический прием может «работать» на познание-тогда фантастика будет познавательной, на борьбу – приключенческой, на изучение человека – психологической, сатирической.»

Романы – утопии, повествующие о прекрасном будущем, восходят к XVI веку и связаны с именем Т. Мора.

Жанр антиутопии расцвел после Первой мировой войны, когда на волне революционных преобразований в некоторых странах попытались воплотить в реальность утопические идеалы. «Антиутопические романы, в общем-то, не выдумывают новых идей и концепций, они просто имитируют жизнь в ее наиболее драматических и трагических изломах». Поэтому их успех огромен. К тому же, «антиутопию и критиковать -то не за что: ведь автор ничего и не предлагает. Изображение жизни после глобальной катастрофы - перелет в будущее из далекого прошлого. Антиутопия, как правило, изображает общество, зашедшее в социально – нравственный, экономический, политический или технологический тупик из-за ряда неверных решений, принятых человечеством в течении длительного периода». «Утопия и антиутопия – это не антонимы. Утопия – это мир, в котором торжествует разум. Антиутопия – мир, в котором торжествует зло. Создатель утопии всегда руководствуется рассудком, создатель антиутопии – чувством. Автор утопии рисует мир, каким бы он должен быть с точки зрения разумного человека, автор антиутопии изображает мир, в котором страшно жить».

Ещё одна область фантастики – фантастика предостережения. Много спорили о ней читатели, критики и теоретики, считавшие, что научная фантастика – это литература прекрасной мечты. А если фантастика изображает не совсем прекрасное? «Литература о невероятном дает возможность и право писателям изображать и приятное, и неприятное, и желаемое, и нежелаемое, изображать тревогу, рисуя опасные последствия сегодняшних заблуждений». С точки зрении Стругацких, « правильнее все же говорить не об антиутопии, а о романе – предостережении. Этот термин более отвечает содержанию соответствующих литературных произведений, да и сути авторских намерений…» Они считали, что утопия родилась очень давно, а умерла в ХХ веке. «Что же касается романа – предостережения, то родился он на грани XIX и XX веков и умрет нескоро, ибо литература вкусила от сладкой горечи и познала болезненное наслаждение мрачных пророчеств. А может быть, с помощью романов – предостережений мы заклинаем наше будущее, чтобы оно минуло нас, заклинаем катаклизмы, чтобы они не состоялись, - дикари двадцать первого века! – называем зло, чтобы отпугнуть его!

К сожалению, практическая прогностическая польза от романов - предостережений ничтожна. Читатель все-таки воспринимает подобные «предсказания» как художественный вымысел. Но мы знаем теперь, что реальность иногда гораздо страшнее, чем сумрачные прорицания…

«Пикник на обочине», вышедший в свет в 1972 году, принес писателям мировую известность. Их творческая биография отмечена Наградой Джона Кэмпбелла (1977 г.) – ІІ место за книгу года; «за выдающийся вклад в жанр фантастики» они стали почетными членами «Общества Марка Твена» (США-1978г.) награждены премией Жюль Верна «За лучшую книгу года» в 1979 г. (скандинавский конгресс фантастической литературы); на Шестом французском фестивале фантастики награждены за лучшую иностранную книгу года (1981 г.). Братья Стругацкие – лауреаты медали «Символ науки». Их произведения издавались в переводах на 42 языках мира в 33 странах (более 500 изданий). Именем Стругацких названа малая планета №3054, открытая 11 сентября 1977 года в Крымской астрофизической обсерватории. Среди писателей-фантастов их уважительно называют просто «Учителя».

В фантастике Стругацких отчетливо заметно стремление приблизить мир будущего к сознанию и чувствам современников, дать возможность читателю не только увидеть завтрашний день, но и освоиться в нем, «заболеть» его проблемами. Центральным звеном, объединяющим все разрозненные картины и эпизоды «третьей действительности» у Стругацких, является образ человека. Мир будущего не только увиден глазами их героев, пропущен сквозь их сознание, он создан и «подогнан» писателям по их мерке, так как именно они являются полноправным хозяевами окружающего, создателями и творцами своей жизни. Человек у Стругацких не просто статист, демонстрирующий успехи науки и техники, или условная фигура с определенными чертами характера, вместилище всяческих совершенств. Героям Стругацких свойственны и эти, и многое другие человеческие качества, превращающие их в полноценные, живые, реальные человеческие образы.

«Стругацкие не ограничивают фантастику задачей популяризации науки и изображения научно-технического прогресса, а значит, в тени не остаются проблемы общефилософского характера, технического прогресса и чисто человеческие его аспекты».

Пророчества в фантастике

«Рисовать будущее – профессиональная, может быть, даже главная задача фантастики» Задача нелегкая. Но вряд ли кто-то из писателей-фантастов ставил перед собой подобное задание, представлял себя этаким Нострадамусом.

Конечно, фантазия обладает способностью опережать науку. При этом от нее не требуется ни точных расчетов, ни доказательств. Литература «склонна иметь дело с положительными и отрицательными примерами (а не со статическими процентами), с образцовыми героями и явными злодеями, которые склонны проявлять эмоции: превозносить и высмеивать, отговаривать и убеждать, склонять к единственно правильному решению». Но фантасты - народ особый. Они не только фантазируют. Опираясь на научные знания, они пытаются представить, что произойдет с человечеством, если будет реализована та или иная идея. О Жюль Верне пишут: великий мастер предвидения. Так ли это? Согласно подсчетам футурологов, занимавшихся этим вопросом, из 108 прогнозов Жюль Верна только 10 оказались ошибочными. У Г. Уэллса из 86 прогнозов верными оказались 77.

У А. Беляева только 3 ошибки на 50 прогностических фантазий.

«Писатели – мыслители, такие, как Ж.Верн, Г.Уэллс, С. Лем, Г. Альтов,

И. Ефремов, У. Стэплдон способны предвидеть будущее лучше, чем футурологи, астрологи и прочие пророки современности.» Госпожа Фантазия подсказала Френсису Бэкону в 1627 году идею о подводной лодке, которую подробно описал Жюль Верн в конце XIX века; в 1908 году А.Богданов «изобрел» вычислительную машину, а Карел Чапек – робота (1920 год).

Сбылись и мрачные пророчества фантастов, например: в «1997 году военный компьютер вышел из-под контроля и начал ядерную войну». («Терминатор – 2», 1991). Реальность: американские ученые предполагают, что к 2029 году роботы достигнут человеческого уровня интеллекта. «В 1999 году осуществилась экспедиция на Марс» (Рэй Брэдбери, «Марсианские хроники», 1950) Реальность: по словам космонавтов, техника будет готова к такому полету только через 20-30 лет. «В 1999 году произошло истощение озонового слоя, что привело к катастрофе» («Горец – 2», 1990) Реальность: увеличивающиеся озоновые дыры грозят существованию Земли. «В 2009 году ЧП приводит к тому, что больная часть жителей Земли становится зомби». («Я – легенда», 2007) Реальность: зимой нас изрядно напугал «свиной» грипп, но осложнений в виде ходячих трупов замечено не было. «19… год: инопланетяне оставляют на Земле несколько аномальных зон». (Аркадий и Борис Стругацкие, «Пикник на обочине», 1972) Реальность: в 1986 году действительно появилась аномальная зона вокруг ЧАЭС.[15].

«Фантастика предупреждения» Аркадия и Бориса Стругацких

«Вот уже три десятка лет мы пишем фантастику и ни разу еще не выступали в роли предсказателей. Хотя половина наших повестей – повести о будущем, более или менее далеком, мы всегда описывали не те миры, что когда-нибудь реализуются, а лишь те, в которых нам самим хотелось бы – или, наоборот, очень не хотелось бы жить»,- признавались братья Стругацкие в статье «Знакомые черты будущего».

Но писатели, конечно, скромничают. Многочисленные факты говорят обратное. Например, в книге «Хромая судьба», изданной в 1984 году, упоминается «Институт лингвистических исследований АН СССР. В действительности такой институт появился только в 1991 году. Но если «предсказание» и событие в данном случае разделяет лишь 7 лет, и можно говорить, что писатели знали о предстоящем открытии института, то ряд других фактов говорят о наличии «чудес» в творчестве фантастов.

«Любое произведение Стругацких, описывающее будущее, полно чудес технического прогресса, которыми пользуются наши потомки. Некоторые из них сегодня кажутся наивными (тетраканэтиленовые штаны» – 50 лет назад все были в восторге от синтетической одежды), некоторые – странными («самодвижущиеся дороги через весь континент»: обычные – то построить не можем). Но таких идей-предсказаний у братьев было много, и все они были интересны. Порой эти «заглядывания в будущее» получались буквально мистическими. В «Полдень. XXII век», например, упоминается «система Каспаро-Карпова». Книга написана в 1962 году, когда Анатолию Карпову было 11 лет, а Гарри Каспаров еще вообще не родился».

Б. Стругацкий, отвечая на вопросы корреспондентов, весьма скептически отзывался о своих предсказаниях-пророчествах: «Доступный мне опыт позволяет предположить, что сколько-нибудь серьезные и конкретные подробности будущего предсказать можно чисто случайно. Как мы сами «предсказали» какой – нибудь «метод Каспаро - Карпова».

Братьев Стругацких гораздо больше привлекало предвидение социальных отношений будущего, чем предсказание скачков научно-технического прогресса. Какими будут люди? Что принесут они на Землю? Какой будет Земля? Поэтому герои их произведений - живые люди, наши современники, хоть и живут в другое время. Глядя на будущее их глазами, мы легко можем представить и себя в новой обстановке. А «очутившись» там, читатель задумается: хочу ли я жить в таком будущем?

Подобный эффект производит повесть «Пикник на обочине». Зная о событиях 1986 года, понимаешь, что именно от такого будущего предостерегали писатели-фантасты в 1972 году, даже не подозревая об этом. Повесть оказалась пророческой. Сегодня ее напрямую связывают с Чернобыльской зоной.

Внешняя сторона сюжета – последствия посещения инопланетянами Земли. Основной конфликт развивается вокруг обладания предметами, оставленными ими в зоне посещения, спекуляции ими, но при этом проявляются нравственные качества человека. Об этом много писал другой знаменитый писатель- фантаст Станислав Лем в послесловии к польскому изданию повести в 1975 году: «Пикник на обочине» основан на двух идеях. Первую мы уже определили как стратегию сохранения таинственности пришельцев. Неизвестно, на что они похожи; неизвестно, чего они хотят; неизвестно, почему они пришли в этот мир и каковы их намерения относительно человечества. В точности неизвестно даже, высаживались ли они на Землю, и, если высаживались, то улетели ли обратно…Вторая идея – то, что делает «Пикник на обочине» исключением среди научной фантастики, - относится к реакции человечества на высадку инопланетян…»

Время расширило круг вопросов, поднятых в повести. 1986 год все изменил. ЧАЭС. Фантастика и реальность приблизились друг к другу. На повесть взглянули по-новому. Об инопланетянах ли это произведение? Настоящие ли мы люди, и что такое человек, живущий на земле? Можно воспринимать эти вопросы как риторические. А можно найти ответы в повести.

В своих произведениях братья Стругацкие показывают, что не верят в благоденствие и прогресс, которые свалятся с неба вместе с пришельцами. Литературовед, писатель – фантаст Г. Гуревич считает, что «Пикник на обочине» написан о том, что сверхцивилизации, вероятнее всего, глубоко равнодушны к заботам людей. Земля для них все равно что муравейник. Устроили привал, намусорили, полетели по своим делам, оставили людям возможность десятилетиями гадать об осколках и объедках».

И снова жизнь вносит свои поправки. В Интернете есть сайт «Пророческие фантазии Стругацких». На нем размещены фотографии Чернобыльской зоны, описание «путешествий» по закрытой территории, воспоминания чернобыльцев, интервью со сталкерами… И ни слова о пришельцах. Так, может, книга не о инопланетянах, а о людях, жителях нашей планеты, которые доводят свой дом до такого состояния? Может, это мы, люди, чувствуем себя прохожими и позволяем «намусорить» и идти дальше? Видимо, создатели сайта (да и игры «S.T.A.L.K.E.R», которая переносит нас туда же, в Чернобыль), думают именно так.

Зона отчуждения

26 апреля 1986 года случилась непоправимая беда всемирного масштаба. Взрыв на Чернобыльской АЭС… В течение 10 дней горящий реактор извергал радиоактивного материала более чем в 100 раз, нежели бомба, взорвавшаяся в Хиросиме. Взрыв реактора еще долго рассеивал смерть вокруг себя. Мирный атом оказался опасен.

Научные открытия - в отличие от изобретений - всегда приходят неожиданно, как бы случайно... Так человечество, тогда даже не подозревавшее о существовании атомных ядер (они были открыты Резерфордом лишь в 1911 году), впервые познакомилось с таинственным, невидимым для глаза радиоактивным излучением. К началу XX века, когда стали изучать и применять радиоактивные вещества, относятся и первые случаи радиационных травм. Французский физик Мария Складовская -Кюри, впервые выделившая радий и полоний и много работавшая на первых рентгеновских установках, лишенных защиты, получила тяжелые лучевые повреждения рук и скончалась от белокровия. В 1945 году сотни тысяч мирных жителей японских городов Хиросима и Нагасаки пострадали в результате атомной бомбардировки этих городов. В мирной жизни опасность облучения человека возникает в результате неосторожного обращения с радиоактивными источниками.

Чернобыльская зона – горькое свидетельство недобросовестной работы ученых, поверивших в свое всемогущество. К сожалению, Чернобыль – не выдуманное место литературы катастроф. Это реальность.

Сегодня попасть в город и подойти к реактору достаточно трудно. Объект находится под постоянной охраной. Параллель с зоной Хармонта, изображенной в повести Стругацких «Пикник на обочине», провести легко. И Чернобыль, и Хармонт отделены от «нормальной» территории забором с колючей проволокой. Спустя 25 лет после взрыва Чернобыль - это 65 селений, 2540 квадратных километров территории. На «чернобыльских черноземах» живут 2,3 миллиона человек. В зоне усиленного радиационного контроля – 1, 6 миллиона человек, непосредственно под реактором – более 400… Это люди, которым некуда идти: на чистых территориях им нечего делать и негде жить. Они поделили землю на «большую» (ту, что за зоной) и свою, больную.

Многочисленные фотографии подтверждают существование Чернобыльской зоны в конкретной точке земного шара. Сегодня она одна. В романе А. и Б. Стругацких их 6. Детально описывается одна – Хармонтская: «Так вот посмотришь на нее – земля как земля. Солнце на нее как на всю остальную землю светит, и ничего вроде бы на ней не изменилось, все вроде бы как тринадцать лет назад. Желтая порода конусами, кауперы на солнышке отсвечивают, рельсы, рельсы, рельсы, на рельсах паровозик с платформами… Индустриальный пейзаж, одним словом. Только людей нет. Ни живых, ни мертвых…» Реальность мало отличается от вымысла: «Теперь, спустя 25 лет после несчастного случая, мили пустынной сельской местности вокруг завода стали диким местом. Припять, когда-то мерцающий город (приблизительно 45 ООО рабочих завода и их семей) является заброшенным городом, тихим кроме тех случаев, когда ветер шелестит ветви деревьев или ударяется о двери…»

Мрачным свидетельством последствий страшной аварии является наличие «чернобыльцев» - беженцев, вынужденных покинуть родной дом, получивших повышенную дозу облучения. В 1986-1987 годах их расселяли в разных уголках страны. Подобное случилось с жителями Хармонта. Но если отличительная особенность чернобыльцев – слабое здоровье, то для людей из произведения Стругацких последствия оказались более загадочными. В некоторых районах города люди слепли; в других - пали жертвой загадочной болезни, описанной как чума. Те, кто бежал из Хармонта и осел в каком-нибудь другом месте, стали центрами притяжения непостижимых событий, отклонений от среднестатистических норм (девяносто процентов клиентов парикмахера, покинувшего Хармонт, погибают в течение года, хотя и от "обычных" причин - при преступных нападениях, при транспортных происшествиях, и где бы эмигранты из Зоны ни поселились, вырастает вероятность природных катаклизмов, причем зависящая и от количества эмигрантов).

В отличие от города Хармонта в Чернобыльских селах живут люди. Не так явно проявляется ее опасность – радиация. Но посетители видят там небывалых размеров ягоды, грибы. Местные жители привыкли к ним, продолжают использовать. Зона Хармонта безжизненна: все, что выносят из нее, а это так называемый «хабар» - объекты необъяснимой природы и непонятного назначения, несет с собой опасность. Так же опасны вывезенные мародерами из Чернобыля лес, железо… На фотографиях города видны предметы мебели, игрушки, книги и тетради, оставленные там во время внезапного отъезда жителей. Они должны остаться там. В них источник смерти. Опасны предметы, вынесенные из зоны главным героем повести, Рэдом Шухартом, и другими сталкерами.

Даже огонь в зоне «нечистый». Рэд попадает в зону огня, ощущает, как этот «воин зоны» наваливает на него груды раскаленного угля, полыхает на нем одежда, трещит, вздуваясь пузырями и лопаясь, кожа на ногах и боках… «В поминальные дни зона, которую не смог отмыть ни один дезактивирующий раствор, пытается очиститься огнем. Огонь гасить нечем. В Чернобыле умирают не только люди, но и колодцы: оставленные без присмотра, они не дают воды. Когда горит лес, всему живому нужно скрыться…Раз оказался на дороге между двумя горящими лесами. Еле успел выскочить-жарко было очень…А когда тушили село Старые Шепелевичи, я даже не заметил, что горю, пока меня водой не окатили. Сказали: сапоги дымились»,- вспоминает А. Наумов, «сталкер», как его называют в Чернобыле.

В зоне свои правила техники безопасности. Рэдрик контролирует каждый шаг попутчика. А.Наумов вторит ему: « Я впереди. Вы за мной. Не наступайте на мох. Он имеет свойства накапливать радиацию». «Легко сказать!-восклицает его попутчик.- Мох цвета йода лезет из всех трещин в асфальте, пробивается между бетонными плитами, нависает с бордюров. Как тут не вспомнить смертоносный жгучий пух из романа Стругацких «Пикник на обочине»?

Женщину, которая носит дитя под сердцем, нужно оберегать от радиации. Последствия-катастрофические. Знала о них героиня повести Стругацких, Гута, но дочь родила. Дочь сталкера. Девочка-мутант – изгой в среде детей. У неё нет друзей: она не такая, как все. Ласково-игривое имя этой девочки –Мартышка – возможно, производное от Мэри? Марии?

Чернобыль.«12 лет спустя в зоне родилась и живет девочка, которой там не должно было быть. Ее объявили опухолью, а она оказалась Марией, единственным ребенком, рожденным в Чернобыле после ядерной катастрофы. Жизнь Марии, официально несуществующей, не стоит ломаной гривны. Она должна была родиться мутантом, уродцем, она могла подтвердить: Чернобыль опасен для жизни. Но Мария оказалась здоровой, голубоглазой, белокурой и розовощекой, как херувим с конфетной коробки. Власти ее не признали. Людям она дала надежду: Чернобыль возродится и пустит домой своих прежних жителей. Чернобыльская работница Лида Савенко родила Марийку в 47 лет…. Неведомый чернобыльский поэт посвятил Марийке бесхитростные, угловатые, но пронзительные строки о том, что пришла на сгоревшую землю Мария и потушила злую Звезду-Полынь. Пока Марийка - умелая участница войны за саму себя: научилась быстро прятаться за печкой, когда в дом заходят чужие. Умеет долго молчать - когда боится, что ее обнаружат и оторвут от мамы. Марийка совершенно не интересуется лентами-бантиками-платьицами и прочей девичьей "ерундой". Она знает одну моду - зонные камуфляжные одежды, в которых так легко скрываться в радиационных лесах. Ее никто не спрашивает, хочет ли она быть символом. Но ребенок со взрослыми глазами свое слово скажет обязательно - когда узнает, что живет за колючей проволокой и что Земля - больше зоны».

Люди верят в чудеса. Наличие в повести Золотого шара, который якобы «только сокровенные желания выполняет, только такие, что если не исполнится, то хоть в петлю!» - надежда на возможное счастье. Удивительно, но в Чернобыле есть свой шар – памятник, к которому Наумов никогда не водит людей. «Странный, похожий на пасхальное яйцо размером с дом, он был подарен Украине Германией и долго кочевал по стране, пока не оказался в Чернобыле. Монумент называется "Послание потомкам". Местные зовут его "стеной плача"... В памятник складывают записки с текстами, которые прочтут через 100 лет. Наумов говорит, что надолго загадывать не привык, но если б решил обратиться к потомкам, то написал бы: "Помните, это было, есть и будет". Желание Рэда звучит по-иному: «Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдёт обиженный!». Желания звучат по-разному, но объединяет их одно: человек сможет предотвратить несчастье, если будет помнить о свих ошибках.

Много можно говорить о последствиях этой аварии – о разрухе и опустошении гражданских и других построек, о тяжести «навеваемой тоски, которую испытываешь от созерцания этих мест и осмысливания всей произошедшей трагедии, о поглощении природой этого техногенного «монстра», которое заключается в «затягивании» бетонных покрытий. Чернобыль случился и будет жив и опасен еще долгих двадцать четыре тысячи лет».

Сталкер №1

Много лет охраной Чернобыльской зоны отчуждения занимается полковник милиции А.Наумов, бывший чернобыльский работник, которого журналисты часто называют «сталкером». «Сталкер ( от англ. stalker – ловец, охотник, от to stalk – преследовать) – человек, занимающийся сталкингом в любом из его смыслов. В русском языке жаргонное слово «сталкер» применяется обычно к приверженцам индивидуального туризма, сопровождающегося нарушением закона (инфильтрацией); часто также просто к туризму по объектам и явлениям, по каким-либо причинам игнорируемым или недостаточно изученным».

В художественной литературе этот с разных сторон интересный образ с успехом использовали многие писатели-фантасты: Карлос Кастанеда обозначал термином «сталкер» человека, владеющего совокупностью приемов и установок, позволяющих находить наилучший выход из любой ситуации, который следует так называемому «Пути воина». В фильме «Бегущий человек» («Running Man», 1987) сталкерами называли гигантов-суператлетов, охотящихся за уголовниками и врагами тоталитарного режима в США 2019 года. В романах Дмитрия Глуховского «Метро 2033» и «Метро 2034» - это обозначение специально подготовленных и снаряженных людей, как правило, бывших военных, исследующих опасные территории в целях добычи различных ценных предметов и разведки. В играх и книгах серии «S.T.A.L.K.E.R» - обитатели Зоны, которые исследуют ее, борются с ее проявлениями или защищают от уничтожения и выносят оттуда ценные артефакты…

Но впервые слово появилось в романе Редьярда Киплинга «Stalky and Co», где главного героя звали «Стоки», в значении пройдоха, проходимец. Именно из этого произведения слово «сталкер» позаимствовали авторы «Пикника…», о чем Борис Стругацкий писал в книге «Комментарии к пройденному». В повести так назывались люди, занимающиеся опасным и незаконным промыслом – поиском и выносом из «Зоны» «хабара» - артефактов неземного происхождения.

Александр Наумов – чернобыльский сталкер с пятнадцатилетним стажем. Теперь - номер один – единственный. Те, кто начинали с ним, либо умерли, либо больны, либо отошли от дел. Наумов провел в зону отчуждения, закрытую радиацией, блокпостами и колючей проволокой более двухсот «посвященных». В 2011 году «чернобыльские дни» совпали с христианскими поминальными днями, и к Наумову снова возрос интерес. 26 апреля 1986 года постоянные клиенты сталкера называют Днем Наумова – человека, открывшего им Зону. Бывший сотрудник МВД А. Наумов не приветствует, когда его отождествляют с понятием «сталкер». По словам А. Наумова, «сталкер – не мародер и не вандал, он не «тырит» цветные металлы, не рисует граффити, не разбрасывает мусор, и вообще не преследует таких целей, как нажива и порча всего, что встретилось на его пути. Сталкер – это не активный участник событий (ну разве что в экстренных случаях) на объекте (месте следований, в том числе Зоне), а отстраненный наблюдатель. Он не производит шума, не вступает в контакт без крайней нужды, а просто исследует, смотрит на постапокалиптические виды, фотографирует и др».

В повести сталкеры как раз другие. Здесь это криминальная профессия: « Так у нас в Хармонте называют отчаянных парней, которые на свой страх и риск проникают в Зону и тащат оттуда все, что им удается найти». Проникновение носило вполне прагматичный характер: утащить из зоны артефакт и сбыть его за деньги. Правда занятие это сильно влияло на человека, каждый поход – это пребывание в пограничной ситуации, где любое действие означает выбор между жизнью и смертью, где интуиция важнее разума.

Есть ли что-то общее у Рэда Шухарта, героя повести «Пикник на обочине, и «сталкера №1»?

Вспоминает Наумов, что попал в Зону в 1986 году, тогда он, 36-ти летний капитан милиции охранял станцию Янов в Припяти. «Когда реактор взорвался, меня подняли по тревоге, и единственное, что сказали: это серьезно и надолго». Уже в ту пору научился различать сталкеров и воров: «Сталкер жизнью рискует, но дело делает полезное – заставляет людей проникнуться зоной, понять, чем она живет. А мародеры просто тащат все, что плохо лежит. Даже чеканку с почтового отделения открутили. «Это была последняя, поросшая лесом память Чернобыля. Люди на эту чеканку молились, как на икону – ждали писем с чистой земли»… Рэдрик прекрасно понимает, что весь «хабар», вынесенный им оттуда, несет с собой опасность, но для него зона и её «богатства» - средство существования.

Рэдрик – сталкер-отщепенец. У него нет ни друзей, ни напарников. Будучи лаборантом Хармонтского филиала Международного института внеземных культур, он проводит в зону молодого ученого Кирилла. Результат трагичен. «Путешествие» к Шару желаний с Артуром Бамбриджем –тоже. «Наумов показывал зону одиночкам вроде меня и группам по 5-6 человек. Журналистов уважает: «От них польза - напишут, людям о ЧАЭС напомнят». Приходилось и водить иностранцев. Больше прочих глянулись немцы: «Хорошо подготовлены и экипированы, у них серьезные дозиметры и подход к делу». Не плохи англичане, им «интересно, чем живет эта земля и ее люди, пережившие катастрофу и социальные потрясения после нее». По своим маршрутам водит только тех, кто «в Чернобыле смыслит». Других в Зону не берет».

И рад бы Рэдрик уехать в другие места, но «зона не отпускает». «Это у него уж до смерти»,- говорит Гута, жена сталкера. «Наумов не ездить в Зону не может: «Я там заряжаюсь». Теперь «зона не отпускает, мешает дышать». Говорит, что запас прочности ему дал «боевой и трудовой путь»: в прошлой, дочернобыльской, жизни Александр – выпускник института физкультуры и милицейской академии, мастер спорта по гребле и перворазрядник по волейболу, кроссу и велоспорту. Сталкерство не помешало ему за эти годы стать полковником МВД. Начальство к его походам в Зону привыкло. Но Наумов не мародер, а сталкер ничего радиактивного из Зоны не вывозит. Разве что самого себя…

«Очень давно в той, «доаварийной жизни», я с упоением читал братьев Стругацких. «Пикник на обочине» был прочитан на одном дыхании, но не до конца осмыслен. Много позже пришло понимание того, что происходило там, в той зоне, с главным героем. У меня появилась моя собственная зона Чернобыльской АЭС»,-рассказывает А.Наумов.

Похож ли Рэд Шухарт на Александра Наумова? Наумов похож на Шухарта? Оба сталкеры, оба уважительно относятся к Зоне, у обоих с нею связана жизнь…

«Книга на все времена»

Знание дано, как же люди себя поведут? ( Г.Гуревич)

Отношение к научной фантастике может быть двояким: одни воспринимают ее как вымысел, полет фантазии, другие страшатся возможных совпадений с жизнью. Создатели подводных лодок и роботов, конечно, читали в детстве романы Жюль Верна и К. Чапека. Может, именно эти произведения подсказали им идеи будущих великих открытий? Развитие науки идет по проторенным дорогам, по определенным законам. Писатель-фантаст позволяет себе сократить этот путь, перелететь на любое расстояние, показать будущее научных открытий. Если же идеи фантастов воплощаются в жизнь, говорят о чудесах в литературе, пророчествах. Вот только не всегда эти предсказания радуют читателя. «Двадцатый век приучил нас к тому, что сбываются только мрачные пророчества, а ошибки в прогнозах происходят лишь в дурную сторону», - писали Стругацкие в начале 90-х годов. «Впрочем, - продолжают они, - может быть, так было всегда? Не случайно же возник основной вопрос футуристики: все хотят знать будущее, но никто не хочет знать правды о будущем».

Мы знаем факторы, способные изменить жизнь человечества самым радикальным образом: ядерная война, экологическая катастрофа, космическая катастрофа. Например, жизнь на планете может быть загублена даже не атомной войной, а всего лишь неумеренными опытами, постепенным накоплением радиации. Под влиянием развития научно-технического прогресса мы имеем сегодня глобальное изменение климата, повышенное загрязнение атмосферного воздуха, водоемов, земель. Истощение защитного озонового слоя является причиной примерно 2 миллионов случаев заболевания раком в год. Под влиянием хозяйственной деятельности человека происходит быстрое исчезновение многих видов животных на планете… Все необходимое для ускорения научно-технического прогресса человечество черпает непосредственно из биосферы. Поэтому и сформировалось унизительное отношение к природе как к некоему рабу, которого можно эксплуатировать бесконечно. Перечисленные проблемы как следствие научно-технического прогресса уже стали лейтмотивом многих произведений писателей – фантастов.

Если вспышку сверхмощной звезды или приближение астероида вряд ли предотвратишь, то угрозу войны и экологического кризиса вполне можно избежать. Победить жажду наживы милитаристов и перестроить психологию человека с помощью указов и постановлений невозможно. Проблема - в загрязнении человеческого сознания, в бездумном, потребительском отношении к природе и ее богатствам. Человек устроен так, что часто мыслит лишь категориями сегодняшнего дня и руководствуется девизом: «А мне так хочется!». Человечеству нужно видеть ИТОГ своей деятельности. И здесь ведущую роль может сыграть научная фантастика.

«В каждой сказке есть доля правды», - гласит народная мудрость. Слово писателя может заставить задуматься, оценить свои действия. Таковой является повесть А.Н. и Б.Н. Стругацких «Пикник на обочине». «Книга на все времена. Если кто-нибудь начнет говорить вам, что фантастика - это ерунда про роботов и Ктулху», дайте ему прочесть «Пикник на обочине» и отойдите в сторонку. Такие вещи нужно читать в одиночестве».



Автор
Дата добавления 27.03.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров102
Номер материала ДВ-560011
Получить свидетельство о публикации


Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх