Инфоурок Обществознание Другие методич. материалыРеферат по предмету "Право" на тему: "Соотношение права и закона"

Реферат по предмету "Право" на тему: "Соотношение права и закона"

Скачать материал
библиотека
материалов


ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

«АССОЦИАЦИЯ ЮРИСТОВ РОССИИ»

Крымское региональное отделение



На правах рукописи


Реферат на тему:


СООТНОШЕНИЕ ПРАВА И ЗАКОНА





Выполнил специально для проекта «Инфоурок»:

Корчинский Пётр Петрович

учитель, преподаватель права и юридических дисциплин,

преподаватель высшей школы

Член Ассоциации юристов России, магистр юриспруденции

Независимый эксперт, уполномоченный Министерством юстиции

России на проведение антикоррупционной экспертизы

нормативных правовых актов и проектов нормативных

правовых актов в случаях, предусмотренных

законодательством РФ (свидетельство об аккредитации

от 28.02.2018 г. №2970 на основании распоряжения

Минюста РФ от 28.02.2018 г. №210-р)







Симферополь, 2019



ПЛАН




Введение……………………………………………………………………………...3


1. Соотношение понятий ius и lex в истории правовых учений………………….5


2. Современные проблемы соотношения права и закона в России

2.1. Соотношение права и закона в контексте правопонимания………………..14

2.2. Закон как форма права………………………………………………………...18



Заключение………………………………………………………………………….25



Список использованных источников……………………………………………...27

Введение


Актуальность темы. Соотношение фундаментальных категорий правовой теории представляло интерес для многих философов и правоведов, начиная со времен античной Греции - организации зарождения правовой мысли. Однако, под влиянием распространения течений юридического позитивизма, этот вопрос не потерял своей актуальности в современной науке и практике.1 Поскольку в современных условиях это вопрос находится в сфере понимания феномена права, соотносится с механизмами становления и функционирования гражданского общества и правового государства - он стал еще более актуальным.

Выяснение характера соотношения права и закона напрямую связано с осмыслением понимания права, исходя из многообразия мнений, взглядов, теорий, концепций, касающихся природы, сущности, социального назначения этого специфического общественного явления. Категории права и закона неразрывно связаны друг с другом, а потому исследование требует их правильной систематизации и обоснованного сопоставления.

Особенно важным на пути формирования российского правового государства в является преодоление такого негативного социального явления, как правовой нигилизм, что обусловливает необходимость выработать научный подход к изучению проблематики относительно правового закона в контексте соотношения закона и права с позиции приоритета права над законом. При формировании правосознания также важную роль играет восприятие закона как такого, который соответствует общим принципам права, обеспечивает обоснованность и реальность его содержания.

Тему настоящей работы актуализирует и то, что современный уровень развития общества требует адекватного регулирования отношений, а значит реформирования системы права. Реформирование, в свою очередь, вызывает необходимость переосмысления ключевых категорий правовой науки - права и закона, а также поиска путей решения практических проблем в правотворчестве и правоприменении.

Степень научной разработанности проблемы. Проблема соотношения права и закона как одна из ведущих проблем правовой науки издавна была предметом научного интереса многих правоведов. В этой связи следует отдать должное прежде всего известным юристам, в частности С.С. Алексееву, В.Д. Бабкину, В.А. Бачинину, С.Л. Зивсу, Д.А. Керимову, В.С. Нерсесянцу, А.Ф. Шебанову, Л.С. Явич и другим ученым. Все они рассматривали указанную проблему в общетеоретическом аспекте, а также в практической плоскости. Руководствуясь их концептуальными мыслями сделана попытка углубить теоретические знания относительно соотношения права и закона.

Цель исследования заключается в установлении соотношения права и закона. Обозначенная цель обусловила необходимость решения следующих основных задач: установить соотношение понятий ius и lex в истории правовых учений; исследовать и обобщить различные научные взгляды, начиная от античных философов и современным теоретиков права, на одну из основных проблем правовой науки - соотношение права и закона; охарактеризовать современные проблемы соотношения права и закона в России; исследовать соотношение права и закона в контексте правопонимания; дать характеристику закону как формы права.

Объектом исследования выступает соотношение теоретико-правовых категорий «право» и «закон». Его предметом - соотношение права и закона.

Методы исследования. Для наиболее полного и результативного исследования предмета исследования были использованы общефилософские методы исследования, основанные на принципах гносеологии; общенаучные методы, такие, как исторический, логический; специальные и собственные методы правоведения, в частности формально-юридический. К тому же, использование вышеупомянутых и других методов направляется системным подходом, что позволило полно и всесторонне изучить предмет исследования.

Структурно даная работа состоит из введения, двух глав, заключения, приложения, а также списка использованных источников из 24 наименований.

1. Соотношение понятий ius и lex в истории правовых учений


Одной из исследовательских задач при решении вопроса о соотношении понятий «право» и «закон» должно стать уточнение их содержания с учетом их исторической эволюции. При этом не следует забывать о том, что однозначный перевод на современные языки греческих и латинских юридических терминов сделать достаточно сложно. О невозможности простого перевода на современные языки римских юридических терминов lex, ius и других писал знаток римского права Р.Иеринг.2 Многозначность и неопределенность данных дефиниций создают серьезные трудности в интерпретации соответствующих текстов и при определении содержания рассматриваемых понятий.

В эпоху римского права определение понятия lex не вызывало серьезных разногласий.3 Классическое понятие «закон» (lex) сложилось в конце VI –первой половине V века до н.э. и обозначало «приказ народа». Другими словами, под этим термином подразумевается нормативно-правовой акт, закон в значении, сходном с современным понятием. Не отличается полной ясностью история становления данного понятия. Так, известный российский правовед В.Э. Грабарь писал о том, что «закон (lex) в его первоначальном значении был соглашением, договором: interpopulos lex convenit».4 Дискуссия ведется по поводу эволюции «понятия lex от представления о нем как выражении божественной воли к определению закона как воли, “приказа” народа». Как указывает Л.Л. Кофанов, такой переход завершился к концу VI века. В период правления Сервия Туллия закон обозначал «Божественную волю». 5

Iusgentium, или просто ius, в древнейший догосударственный период истории, по мнению В.Э. Грабаря, обозначало «междуродовое или междуплеменное право… Оно человеческого происхождения (ius), но имеет религиозную санкцию (fas)... Междуродовые договоры вместе с содержащимися в них нормами взаимоотношений и составили первоначальный комплекс права – ius gentium, или просто ius».6 В период образования римской общины первоначально единое право (ius gentium) «раздвоилось». «Вовне, в отношениях к другим общинам в римской общине, продолжавшей носить название “племени” (gens Romana) продолжало действовать, без существенных изменений, прежнее междуродовое право, сохраняя название ius gentium. Внутри римской общины для регулирования отношений между ее новыми гражданами, квиритами, создалось свое право – квиритское (ius Quiritium), впоследствии получившее название цивильного (ius civile)».7

Л.Л. Кофанов констатирует, что «право (ius) понималось в древнейшем Риме как Божественная воля, которую люди должны были услышать и правильно понять».8 Данное суждение не противоречит позиции В.Э. Грабаря, поскольку независимо от реального происхождения того или иного вида права оно признавалось древними римлянами санкционированным божеством, основанным на договорных с ним отношениях.

Если исходить из теории В.Э. Грабаря, то источником и ius, и lex является соглашение. «Даже связь с божеством покоилась на договорном начале… Закон также мыслился как договорное соглашение».9 Можно указанную позицию считать спорной, но в данном случае достаточно того, что ius состояло из набора согласованных правил (предписаний) и не противопоставлялось как некий эталон иным источникам права. Л.Л. Кофанов также доказывает, что «значение императива, предписания (praeceptum) в термине ius, на которое обращали внимание классические юристы в Дигестах Юстиниана, присутствовало в нем изначально, уже в древнейший царский период». Исследователь полагает, что «изначально понимание терминов lex и ius как божественных предписаний было достаточно близким». Право трактовалось гораздо шире, чем закон, и складывалось из совокупности религиозно-правовых норм, отдельных прав, создаваемых различными жреческими коллегиями (ius ponificium, ius augurale, ius fetiale) и родами (ius gentilicium), что справедливо понимается многими современными романистами как совокупность обычаев (mosmaiorum). Не случайно римляне отличали ius, проистекающее непосредственно из закона, и собственно ius civile, основанное на неписаной интерпретации права «знатоками» или на ритуальных формах исков. Развитие римского права в период ранней Республики было обусловлено постоянным противостоянием ius как совокупности отдельных неписаных прав (mores) патрицианских родов и закона (lex) как приказа народа, объективно уравнивавшего, нивелировавшего отдельные права, ставившего их в подчиненное положение по отношению к себе. В связи с этим совершенно справедлива интерпретация Цицерона, утверждавшего, что закон – это право, санкционированное приказом народа.

Развитие юриспруденции в Древнем Риме привело к изменению первоначального смысла рассматриваемых терминов и наполнению их новым содержанием. М. Бартошек в Энциклопедическом словаре перечисляет следующие основные значения ius: отличие права от нравов, обычая, бесправия; объективное право; совокупность правовых норм и институтов (от права в целом до правовых предписаний в отдельных нормах); право, созданное правовой наукой; субъективное право, правомочия отдельного лица в рамках объективного права; субъективное право в целом во всех своих взаимосвязях; право в судопроизводстве; труды правоведов. 10

Согласно словарю Ф. Дыдынского, ius –это право: «a) в объективном смысле... б) обнимает собой правила и нормы, определяющие порядок совместной жизни людей… в) правило, положение, источник права… г) право в силу судебного решения… д) правило гражданского права, противоположное преторскому праву… С другой стороны, под ius понимают также преторское право… е) наукa права… В субъективном смысле – свободная воля человека, способность свободного действия… совокупность всех имущественных прав известного лица». 11

Русский правовед В.Д. Катков также отмечал, что в различных словарях по римскому праву понятие jus имело разнообразные значения. Проанализировав их, ученый указывает наследующие свойства jus: «1) непостоянство, или изменчивость, его значений, 2) в частности, стремление смешивать его со справедливостью (iustum, aequitas, iustitia)».12

Марк Туллий Цицерон, чье творчество оказало значительное влияние на развитие правовой и политической мысли Рима, латинской патристики, всей философии средневековья и эпохи Просвещения, также использует термин «право» (ius) в различных значениях, в том числе в качестве субъективного права.13 Но основное внимание Цицерона при анализе юридической проблематики направлено на определение понятия права в объективном смысле. Он рассматривает данный концепт прежде всего как предписание. Ius и lex порой выполняют одну и ту же функцию. Так, к примеру, Цицерон указывает, в частности, что «хотя это… нельзя ни признать позорным, основываясь на обычае, ни воспретить законом или гражданским правом, все же это воспрещено естественным правом». 14

Вопрос о соотношении закона и права решается Цицероном однозначно – право устанавливается законом.15 «Возникновение права следует выводить из понятия закона». Именно «общность в виде закона» создает «общность и в виде права».16 Как пишет Цицерон, «природа даровала людям здравый разум, следовательно, даровала и закон, который есть здравый разум. Если она им даровала закон, то она даровала и право».17 Приведенных цитат достаточно для того, чтобы увидеть, что первичным, согласно Цицерону, является закон, а не право, lex, а не ius.

В «Риторике для Геренния» право рассматривается как собирательное понятие. «Право состоит из следующих частей: из природы, закона, судебного решения, из справедливого и доброго и из соглашения. Право является (частью) природы, так как оно соблюдается по причине родственных связей и любви; в соответствии с этим правом родители почитаются детьми, а дети – родителями. Право является законом, так как оно санкционировано приказом народа… Право является обычаем, так как если оно правомерно, то применяется и без закона. Правом является то судебное решение, по которому вынесен окончательный судебный приговор или постановление (магистрата)… Право состоит из справедливого и доброго, так как очевидно, что оно имеет отношение к истине и общей пользе… из соглашения право происходит, если кто-то в чем-либо согласится между собой; если что-либо между кем-либо будет заключено».18

В определении ius («искусство доброго и справедливого») Ульпиана обращается внимание на то, что «частное право делится на три части, ибо оно составляется или из естественных предписаний, или (из предписаний) народов, или (из предписаний) цивильных».19

Фрагменты сочинений Помпония также показывают, что в Древнем Риме понятие ius включало в себя всю совокупность возможных источников: «(право) устанавливается или на основании права, тоесть закона (имеются в виду Законы XII таблиц., или имеется свойственное (нашему государству) цивильное право, которое состоит лишь в толковании опытными (юристами) без записи, или же имеются legis actiones, содержащие способ действия (в суде), или плебисцит, который устанавливается без утверждения сената, или эдикт магистратов, откуда происходит ius honorarium, или сенатус-консульт, который вводится одним утверждением сената, без закона, или конституции принцепса, то есть соблюдается как закон то, что установил сам принцепс». 20

На основе данного краткого обзора можно сделать предварительный вывод о том, что ius было понятием собирательным. Одно из его основных значений –совокупность источников той или иной части общей системы римского права. Но этим значение права (ius) не исчерпывается. Ульпиан писало том, что слово ius произошло от iustitia. Этимология достаточно спорная. Тем не менее известно, что в римской юриспруденции и последующей традиции понятие ius, так или иначе, связывалось с терминами iustitia (справедливость) и iustum (справедливое). Римский юрист Павел писал о том, что словом «право» обозначалось то, «что всегда является справедливым и добрым – каково естественное право».21

Характерная для Рима множественность источников права подвигла философов и юристов к выделению специального понятия, объединяющего всю совокупность предписаний нормативного характера. Таким понятием и стало ius, так как речь шла о праве как таковом, а не о конкретных актах нормативно-правового характера или их совокупности (постановления народа, сенатус-констульты и пр.), то это право (ius) не могло не быть наделено всеми качествами, которые считались обязательными для истинного, справедливого права. Такой максимум требований воплощало в себе ius naturale (естественное право), которое не может быть сведено к постановлениям народа, сенатус-констультам и пр. источникам. Данное естественное право синонимично понятию lex naturale – неписаному естественному закону, который устанавливает объективные, не зависящие от человеческого произвола правила справедливости. Но если существуют объективные правила справедливости, в соответствии с которыми действует индивид, то можно предположить, что есть и само «справедливое» как таковое. Как отмечает П.Г. Редкин, «веления закона природы, регулирующие правду и справедливость, суть праведное и справедливое по закону природы, или по природе. Это праведное и справедливое по природе называет Цицерон правом природы, природным, естественным правом (jus naturae)».22 В итоге получается специальное значение права (ius) – праведное и справедливое по природе, или совокупность велений закона природы. Такая «объективация» ius позволила замкнуть в единую систему всю совокупность отдельных систем нормативного характера и выражаемую ими идею справедливости и добра.

Подход к ius как предписанию законодателя или совокупности источников права сохранился и в последующем. Исидор Севильский (VII век) в «Этимологиях» в духе аналитической юриспруденции также писал о праве как собирательном термине, обозначающем весь корпус общеобязательного писаного или неписаного нормативного материала – законов и обычаев: «Право – это общее наименование, закон же – это частный случай права. Слово же “право” (ius) говорится от того, что оно является справедливым (iustum). Все же право состоит из законов и обычаев. Закон – это писаное постановление. Обычай (mos) –это испытанное долгим временем обыкновение, то есть неписаный закон». Исидор убежден в том, что термин «право» (ius) имеет несомненную генетическую связь с понятием «справедливое» (iustum). Исходя из этимологии слова и, по всей видимости, опираясь на тексты Цицерона, он включает в его объяснение также и момент справедливости. Однако для Исидора это не стало основанием для выведения отдельной сущности – права, не совпадающего совокупностью предписаний разного рода.

На Исидора Севильского ссылается Грациан в знаменитом сочинении «Согласования несогласных канонов» (1139–1151), когда утверждает, что «право (ius) есть в то же время общее название, объединяющее собой множество разновидностей» закона.23 Такое смешение уходит корнями глубоко в библейские тексты. У Фомы Аквинского и в сочинениях других авторов длительное время термины ius и lex использовались в качестве синонимов. Ius нередко обозначали совокупность законов. Смешение этих понятий характерно и для представителей схоластической школы. Так, в частности, Франциско Суарес определяет право наций как «закон, который все народы и нации должны соблюдать в отношениях между собой; во-вторых, это…совокупность законов, которые соблюдаются жителями отдельных государств».24 Любопытно, что даже Гоббс, который четко и однозначно определил ius как свободу, в отличие от lex –обязательства, тем не менее использует традиционное наименование ius gentium для обозначения международного права.25

Но в средневековой схоластике Фомой Аквинским было восстановлено и другое значение ius на основе текстов Цицерона и «Никомаховой этики» Аристотеля. Согласно Аквинату, «справедливое»(iustum) и «право» (ius) –это, по сути, разные ипостаси одного и того же. Не случайно Аквинат употребляет термины ius и iustum как синонимы (ius siveiustum est). «Справедливое» является объектом правосудности (iustum est obiectum iustitiae). Следовательно, заключает Фома Аквинский, право (ius) является объектом правосудности («Ergo ius est obiectum iustitiae»). Текст в изложении А.А. Бронзова выглядит следующим образом: «”Справедливость” имеет дело с “правом” (ius), или, что тоже, со “справедливым” (iustum)».26 Перевод, предложенный в русском варианте книги Э. Жильсона, звучит, возможно, понятнее: «То, чего требует право (jus), есть справедливое (iustum), а осуществление справедливого во всех обстоятельствах жизни в обществе составляет предметдобродетели справедливости (iustitia)». Здесь же Аквинат указывает: «Правосудность имеет свой особый объект… и этот объект называется справедливое (iustum), что то же самое, что “право”.

Очевидно, что право является объектом правосудия». Таким образом, право можно определить как «справедливое, правосудное». «То, что “справедливо”, обозначается термином “право”».27 Право – это не добродетель человека (она обознается термином «правосудность», (iustitia). И это не деятельность правосудного человека (она определяется как материя правосудности) или сами наличные конкретные отношения равенства(это результат или продукт правосудности). Право понимается как существующее независимо от качеств конкретных личностей и их действий равенство (середина) вещи или действия. Это некая объективация принципа равенства (середины) применительно к определенного рода вещам и отношениям. Более того, правильная соотнесенность вещей (их уравнивание) сама по себе, как утверждает Аквинат, обладает обязывающей силой. Описывая правосудность, Фома Аквинский выделил ее важнейшее (с точки зрения юриста) качество: «из всех добродетелей именно в правосудности понятие обязательности обретает наибольшую очевидность». Правосудности присуще, в отличие от иных добродетелей, как отмечалось выше, направлять действия человека в его отношениях с другими людьми, в соответствии с каким-либо видом равенства (например, при оплате услуг). Объектом правосудности в этом смысле «является совершенное долженствование, устанавливающее правильную соотнесенность возмещения». Из долженствования, определяемого самой вещью или отношениями людей, следует «понятие должного, которое и является формальным аспектом правосудности, поскольку именно благодаря правосудности человек воздает должное другому».28 Таким образом, получается определение права. Понятие права (ius) приобретает обязательность, нормативную природу. Право подразумевает наличие справедливого (iustum), независимого от участников общественных отношений и требует от них реализации справедливого на практике.

В Новое время определение ius как справедливости сохраняется только у Гроция. Позже Гоббс закрепляет за ius значение свободы, противоположное закону (обязательству).29


2. Современные проблемы соотношения права и закона в России


2.1. Соотношение права и закона в контексте правопонимания

Центральное место в сопоставлении юридических категорий занимает позитивистское и естественно-правовое мышление о происхождении права как явления. Противоречия между позитивистскими и естественно-правовыми концепциями прежде всего сводятся к пониманию соотношения права и закона. Позитивисты считают, что право может создаваться только государством, в то время как сторонники естественно-правовой школы убеждены, что все нормы права базируются на определенных объективных началах и не зависят от воли человека, общества и установлений государства. Они отстаивают мнение о выдающейся роли общечеловеческих ценностей и видят в них первооснову правового бытия.

Если к праву подходить не упрощенно, а как к системе целенаправленно установленных государством законов, подзаконных актов, юридических норм, то видно, что природа права как общественного феномена до сих пор остается не до конца познанной и во многом таинственной. При таком подходе к пониманию права следует, что государство является одновременно и создателем законов, и создателем самого права как совокупности общеобязательных правил поведения. Но в таком случае право возникает как позитивное право, то есть право производное от правотворческой деятельности государства, зависящее от его воли и сущности. Если право рассматривать как результат правотворческого процесса, который осуществляется компетентными органами государства, то естественно отождествлять позитивное право и закон, поскольку они являются явления с однотипными свойствами, в них общая природа происхождения, обусловленная особой деятельностью государства.

При подходе к пониманию права с других ценностных позиций существенно меняется характер осмысления самого права и его соотношение с законом. Понимание права в более широком смысле, чем просто совокупность законов, позволяет оценивать его в первую очередь как аккумулятор идей, принципов, требований естественного права. Право в своем широком, ценностном выражении включает в свой многогранный потенциал развитые формы правосознания и правовой культуры, отражает накопленный обществом юридический опыт и другие социально-правовые ценности. При такой оценке понимания права не может быть однозначных выводов о том, совпадают право и закон или не совпадают. Здесь вообще не может быть категорических утверждений.

Чтобы попытаться найти ответ о характере и особенностях соотношения права и закона, необходимо учесть то обстоятельство, что в повседневной юридической практике понятие «право» и «закон» в большинстве случаев воспринимаются как тождественные категории. Такое правовое мышление обусловлено восприятием права как права позитивного. С чисто научных, теоретически выверенных позиций с ориентацией на приближение к истине вопрос о понимании права не может ограничиваться осмыслением позитивного права и соответственно выводом о совпадении категорий «право» и «закон».

В условиях формирования и функционирования гражданского общества и правового государства, реального обеспечения прав, свобод, жизненных потребностей личности право в его широком, ценностном смысле, не ограничивается сферами действия позитивного права. Как общественный феномен право обусловливает природные, сущностные, приоритетные сферы жизнедеятельности членов общества, связанные с безопасностью людей, с достоинством человеческого существования, со всеми гранями общественной и частной жизни, которые подчеркивают действительное признание личности как высшей социальной ценности.

В свете такого подхода к пониманию права приобретает вопрос о соотношении права и закона, выявление наличия или отсутствия механизмов столкновения между ними.

Об органическом единстве права и закона можно говорить лишь при условии достаточной интенсивности позитивного права ценностным потенциалом естественного права, направлением законов к жизненно важным интересам, потребностям, устремлениям значительной части членов общества. Если законы реально обеспечивают естественные и неотчуждаемые права и свободы личности, то возможно констатировать функционирование в обществе действительно правовых ценностных законов, перекликающихся с соответствующим ценностным потенциалом права, объективно выходящим за рамки позитивного права.

Любое действительное противостояние между ценностным потенциалом права и законом как источником позитивного права деформирует органическое единство между этими явлениями, подрывает основы порядка в системе регулируемых общественных отношений и в первую очередь негативно сказывается на правовом статусе личности.

При научном понимании взаимоотношений закона и права необходимо, по мнению С.С. Алексеева, исходить из того, что их органическое соединение является противоречивым по сути и по значению. И поэтому в научных трактовках по данной проблеме следует по всей строгости фиксировать не только необходимое, исторически и социально положительное, характеризующий органическое единство закона и права, но и то, что выражает существующие здесь сложные противоречивые соотношение и более того - присущие единства закона и права отрицательные стороны или даже недостатки».30 Причины этого кроются в том, что в обществе, которое только ищет параметры гражданского и государству, далеко не правовому, в основном действуют законы, которые не могут быть отнесены к категории правовых, поскольку в них отсутствует целевая направленность на реальное обеспечение прав и свобод личности. Наибольшее количество занимают в целом те законы, в первую очередь отражают интересы самого государства.

В широком смысле право и закон соотносятся как две части одного целого, однако естественное право стоит выше положительное (поэтому второе имя естественного права - «сверхположительное») и является первичным по отношению к нему и его критерием одновременно.

По мнению Корниенко В.В., право соотносится с законом в широком смысле как первичная и производная части одного целого (естественное право стоит выше позитивного, поэтому его еще называют «сверхпозитивным»), а в узком - на уровне философских категорий «содержания» и «формы». Смыслом закона может быть как позитивное, так и естественное право, но в большей степени законодательная система представляет собой положительную форму. Естественное право воплощено, в основном, в Конституции и других актах, регулирующих наиболее важные отношения в обществе. Несмотря на меньшую «правовую материю» естественного права, оно является первичным, а позитивное строится на его основе.31

Говоря о соотношении права и закона в более узком понимании этих терминов, следует отметить, что система права и система законодательства соотносятся как содержание и форма. Рассматривая проблему под этим углом зрения, смыслом закона может быть как положительное, так и естественное право, но в большей степени законодательная система представляет собой форму позитивного права, естественное же право воплощено в основном в Конституции, конституционных законах и других актах, регулирующих наиболее важные отношения в обществе. Следует еще раз подчеркнуть, что несмотря на меньшую «правовую материю» естественного права оно является первичным, а позитивное право строится на его основе.

Таким образом, право имеет материальное выражение в письменных конструкциях. Содержание связи права и закона заключается в том, что закон как отражение политической воли должно быть адекватной формулировкой права, объективно возникает в обществе. Когда говорят о соответствии закона праву, под последним понимается, прежде всего, так называемое «естественное право» - мораль, свобода, справедливость, равенство. Именно оно как идеал и служит критерием для оценки действующего позитивного права и закона. Сравнивая данные категории, не стоит противопоставлять или отождествлять их, в связи с тем, что они существуют на разных уровнях правовой реальности, хотя и формировались на совместной историческом почве.

Если отклонить позитивистское мнение о том, что право может создаваться только государством, то позитивизм и естественно-правовое мышление можно считать совместимыми в сфере знаний о проблеме соотношения права и закона, поскольку позитивисты и сторонники естественно-правового подхода рассматривают указанную проблему под разными углами зрения.

Дискуссионным является вопрос соотношения первичных элементов системы права и системы законодательства. Проблема заключается в том, что нет однозначной позиции ученых относительно того, какой элемент законодательной системы считать первичным - статью правового акта или законодательное предписание. Следует поддержать мнение тех ученых, которые рассматривают законодательное предписание как первичный элемент системы законодательства, хотя норма права соотносится также и со статьей закона, однако лишь опосредованно - через законодательное предписание.

Сегодня не вызывает сомнений утверждение, что закон и право - понятия разные, не тождественные, что означает постепенное преодоление юридического позитивизма путем предоставления значения и признания концепции естественного права. Разум является наиболее мощной природой человека, а назначение человека - понимать и действовать с умом, соответственно естественное право, регулирующее человеческое общежитие должно это рационально-естественное основание. Нормы, содержащиеся в законе должны быть согласованы с естественным правом, тогда происходит совпадение права и закона, что и создает наиболее эффективную форму права - правовой закон.


2.2. Закон как форма права

Чтобы в некоторой мере проявить характер соотношения между правом как ценностным общественным явлением и законом как продуктом целенаправленной законотворческой деятельности государства, следует акцентировать внимание на содержании, сущности, целевой направленности закона. Иначе говоря, необходимо выявить природу принятого и функционирующего закона: является он правовым или нет.

Правовые законы не могут сливаться с таким потенциалом права, который составляет вся совокупность действующих в обществе законов. Для ценностей естественного права в таком правовом конгломерате места не остается. Государство, выступающее в роли единственного творца права и системы нормативно-правовых актов, включая законы, формирующих содержание этого права, сохраняет проявление тоталитарной сущности и объективно не может быть творцом правовых законов. Откровенно позитивное право как проявление исключительно политической воли не может открыть «зеленую улицу» для правовых законов. Поэтому между позитивным правом и правовыми законами трудно найти точки соприкосновения. Это может иметь лишь эпизодический характер, присущий начальной фазе формирования гражданского общества и правового государства. Естественно и логично искать реальное соотношение права и законов, которые являются правовыми, только в условиях, когда право как регулятор общественных отношений, возникает как независимое от государства и закона.32

Государство, полностью ориентированное на издание правовых законов, то есть по сути правовое, постепенно теряет свое исторически сложившееся свойство быть творцом позитивного права. В своем новом функциональном назначении государство, ограничено требованиями правовых законов, признает и защищает ценности права. Государство, имеющее черты и свойства, характерные для правового государства, на все более широкой и целенаправленной основе создает правовые законы, но не формирует право как явление объективное, самостоятельное, автономное, что имеет несомненные ценностные качества. Правовое государство возникает как монополист законотворческой деятельности и становится реальным создателем при активном содействии гражданского общества, регенерирует правовые идеи и инициативы по правовым законам.

Поскольку механизм реального соотношения права и закона представлен, с одной стороны, правом как социальной ценности и правовым законом - с другой, то теоретический и практический интерес представляет выявление критериев правовых законов, отделяющим эти законы от законодательных актов сугубо позитивного права, находящихся на службе у государства, а не интересам значительной части членов общества.

Долгое время критерием правовых законов предлагалось считать «общую волю», носителями которой выступали общество в целом, нации или народ. Законы, адекватно отражающих такую волю, могли претендовать на признание их как правовых. Указанный критерий имеет логическую основу. Но здесь возникают трудности практического плана, поскольку очень важно установить точное измерение объема указанной общей воли в принятом законе. И в современных демократических условиях законодательная власть в лице любого парламента как представительного выборного государственного органа призвана объективно выражать общую волю своих избирателей и, следовательно, издавать только правовые законы. Однако в реальной жизни такая идиллия бывает далеко не всегда. Более того, количество правовых законов в общей системе законодательства остается крайне незначительной. Становится очевидным, что многие законы выражают не столько общую волю избирателей, сколько интересы и волю соответствующего парламента и его членов. Именно поэтому указанный критерий не позволяет в полном объеме квалифицировать соответствующий закон как правовой или как лишенный указанных особенностей.

Плодотворным и целесообразным представляется обращение к таким духовно-нравственным категориям, как гуманизм, справедливость, честность и к другим аналогичным ценностям как критериям правовых законов. Подход к праву как нормативно закрепленной справедливости подчеркивает ценностную насыщенность права. Понимание права с позиций аксиологии и нравственности позволяет в определенной мере осознавать природу принятых правовых законов. Однако подход к выявлению природы правовых законов с опорой на духовно-нравственные критерии таит в себе опасность растворения права, а, следовательно, и правовых законов в ценностном потенциале морали. Духовные ценности, если им отдавать приоритет, способны нейтрализовать и даже преобразовать саму специфику права и соответствующих законов. Закон, оцениваемый только с духовно-нравственных позиций, может не раскрыть в полной мере все свои качества закона правового. Нравственный критерий является большей ценностью, но не является достаточным для выявления истинно правовых законов.

Существенное значение в качестве критерия правовых законов имеет так называемый «правовой идеал», что предполагает соответствие принятых и действующих законов принципам добра, справедливости, гуманизма, бережного отношения к личности в процессе упорядочения конкретных общественных отношений. Указанные ценностные категории тесно переплетаются с принципами и нормами морали и недостаточно полно раскрывают юридическую сущность законов, которые относятся к разряду правовых. Следует также иметь в виду, что правовой идеал, подобно правовой истине, явление в определенной степени абстрактное, желаемое, но слабо поддающееся практической реализации в условиях повседневной правовой действительности. Этот критерий позволяет выявлять только определенные правовые аспекты, характеризующие конкретный правовой закон.

По мнению А. Полякова, научным критерием для теоретического различения правового и неправового законов может быть наличие или отсутствие субъектов, которые пользуются своими основанными на законе правами и обязанностями, которые имеют социально оправданный характер, то есть наличие или отсутствие социальной легитимации данного закона.33 Указанный критерий практически не проясняет природу и функциональное проявление действующих в обществе правовых и неправовых законов, поскольку субъекты права весьма различно могут оценивать те или иные правовые предписания.

Среди критериев правовых законов заметная роль принадлежит выявлению естественно-правовых начал в предписаниях правового закона. Практическое назначение подобных законов формируется с максимальной приближенностью к правам, свободам, жизненным интересам и потребностям значительной части членов общества.

Конституционные положения о правах и свободах человека является, по мнению В. Нерсесянца, наиболее важным и основным критерием «наличия или отсутствия, соблюдения или отрицания права вообще, критерием правового характера действующего законодательства (законов и всех других источников «позитивного права»), правового типа организации и деятельности различных ветвей государственной власти и государства в целом».34

Именно права и свободы личности должны обуславливать содержание и характер действующих законов и деятельность компетентных органов и должностных лиц, направленной на обеспечение достойного положения человека в социальной иерархии. Гражданское общество и правовое государство объективно заинтересованы в том, чтобы отдавать предпочтение исключительно правовым законам, которые по своей сути призваны способствовать укреплению социального и правового статуса каждой личности.35

В схеме соотношения и взаимосвязи права и правовых законов само право действует не в формально-нормативном смысле, не является следствием правотворческой деятельности государства, а действует как социальная ценность, эффективный социально-регулятивный феномен, обусловливает ускоренное формирование и полноценное функционирование гражданского общества и правовой государственности. Если право представлять в другом измерении, тогда оснований для выявления особенного, качественного характера соотношения и взаимосвязи права и закона не существует, поскольку практически речь может идти лишь о соотношении любых законов, издаваемых государством, и позитивного права. Появление и функционирование правовых законов в пределах действия позитивного права возможно, во-первых, только в условиях существенного обогащения позитивного права и его компонентов идеями, принципами, ценностями естественного права, во-вторых, при наличии реальных институтов гражданского общества.

Действительно правовой закон, будучи социальной ценностью, ориентируется на весь потенциал права, что и обусловливает наличие естественного соотношения между этими регулятивными явлениями, и тем самым формирует основы должного порядка во всей системе многогранных общественных отношений.

Социальная значимость наличия и функционирования правовых законов должна быть в центре внимания всех трех ветвей государственной власти. Оценка закона как правового и отношение к нему в значительной степени зависят от общей и правовой культуры общества. Какое общество, такое его понимание о праве и справедливости. Народ, имеющий низкую правовую культуру, может предложить и поддержать и неправовой закон. Раньше, чем народ осознает необходимость правового закона, его возникновение может стимулировать правовая доктрина, научная мысль в правотворчестве. Законодательная власть призвана быть на переднем плане восприятия любых идей, связанных с насыщением системы права правовыми законами. Если конкретные законы не отражают естественные права и свободы человека, принадлежащие ему по факту рождения и существования, и не соотносятся с нормами и принципами международного права по правам человека, законодательная власть обязана вносить в такие законы существенные коррективы, приближать потенциал подобных законов к параметрам правовых законов.

Различие правовых и неправовых законов имеет практический результат - создание механизма контроля над содержанием законов, над их соответствием общечеловеческим ценностям. С помощью такого механизма отменяется закон, признается неправовым. В большинстве развитых демократических стран такой механизм существует. Он называется конституционным контролем.

Если закон не соответствует положениям демократической конституции, игнорирует права и свободы человека, не способствует нормальному состоянию жизнедеятельности членов общества, то он должен признаваться неправовым и отменяться парламентом. Это означает, что в гражданском обществе, формируется, функционирует право как ценностное явление, вполне поощряет и инициирует функционирования преимущественно правовых законов.

Признание прав и свобод человека как высшей социальной ценности побуждает правовое государство, формирующейся законодательной власти четко соблюдать общепризнанные принципы и нормы международного права по правам человека и воплощать эти ценности в соответствующих правовых законах. Внедрение в общественную жизнь ценностных основ приоритета права и верховенства правового закона становится существенным фактором становления, укрепления и развития правовой основы гражданского общества и правового государства. Тем самым усиливается ценностный характер соотношения и взаимосвязи права и правового закона.


Заключение


Таким образом, естественно-правовая мысль, центральным положением которой является разграничение права и закона, начала оформляться как минимум еще в философских трактатах античных мыслителей. Убедительным подтверждением этого выступают труды Сократа, Платона, Аристотеля.

Преимущество естественного праву во времена Средневековья прослеживается в работах теологов. Их учение хотя и имеют оттенок религиозного догматизма (естественное право переходит в ранг «божественного права», которое находится над человеческим законом), однако мнение об отделении закона от права следует признать рациональным.

На современном этапе развития в правовой науке проблема соотношения права и закона может рассматриваться исходя из широкого понимания категорий «право» и «закон», то есть как соотношение естественного и позитивного права, а также и в другой плоскости - соотнося право (как нормы позитивного, так и естественного права) с формой его выражения и существования - законом (правовым актом). При таком рассмотрении целесообразнее осуществлять разделение вопроса на соотношение системы права и законодательства и соотношение нормы права или юридической нормы и законодательного предписания.

Если рассматривать право и закон в широком смысле, то они соотносятся как две части одного целого, однако, естественное право стоит выше позитивного и является первичным по отношению к нему и одновременно критерием соответствия потребностям человека, условиям социального прогрессивного развития.

Под соотношением права и закона в более узком, буквальном смысле этих понятий предложено понимать соотношение системы права и системы законодательства. В таком случае вышеуказанные категории соотносятся как содержание и форма. Рассмотрение соотношения права и закона в узком смысле доказывает, что смыслу закона может быть как позитивное, так и естественное право, но в большей степени законодательная система представляет собой форму позитивного права, естественное же право закреплено в основном в Конституции, конституционных законах и т.д., регулирующих наиболее важные отношения в обществе. Несмотря на меньшую «правовую материю» естественного права, в правовом государстве оно является фундаментом, а позитивное право строится в соответствии с его содержанием.

Отдельно следует подчеркнуть необходимость разграничения понятий внутренней и внешней форм права. Совокупность взаимосвязанных элементов системы права составляют внутреннюю структуру (форму) права и объективную основу. Форма изложения и воплощение (закон, указ, распоряжение ...) представляет собой внешнюю форму права.

Что касается соотношения первичных элементов системы права и системы законодательства, то в юридической литературе нет единой точки зрения относительно того, какой элемент законодательной системы первичный - статья правового акта или законодательное предписание. Наиболее обоснованной в науке признана позиция, согласно которой первичным элементом системы законодательства считается законодательное предписание, поскольку норма права соотносится со статьей закона опосредованно - через законодательное предписание. Таким образом, в данном случае имеется в виду соотношение права и закона на уровне философских категорий содержания и формы. Так, в широком смысле право соотносится с законом как первичная (или основная) и производная части; в узком смысле соотношения права и закона - это соотношение содержания и формы.


Список использованных источников


  1. Алексеев С.С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. – М.: Статут, 1999. – 712 с.

  2. Антология мировой правовой мысли: в 5 т. Т. 2: Европа: V–XVII века. - М.: Мысль, 1999. – 829 с.

  3. Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения. - М.:  Юрид. лит., 1989. - 448 с.

  4. Батиев Л. К вопросу о соотношении ius и lex в истории правовых учений // Философия права. - 2014. - №3. - (64). - с.11-15.

  5. Бронзов А. А. Учение Фомы Аквинского о нравственности. - М.: КРАСАНД, 2011. – 256 с.

  6. Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского //Сочинения: в 2 т. - М.: Мысль, 1991. Т 2. -731 с.

  7. Грабарь В.Э. Первоначальное значение римского термина ius gentium // Ученые записки Тартуского государственного университета. - Тарту, 1964. Вып. 148. – 42 с.

  8. Гринь А.В. Соотношение естественного права и правовых законов в условиях развития гражданского общества (теоретические аспекты). дис. … канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 2014. – 203 с.

  9. Диалоги о государстве - о законах / Марк Туллий Цицерон; Сост.: Веселовский И.Н., Горенштейн В.О., Утченко С.Л.; Отв. ред.: Утченко С.Л. - М.: Наука, Ладомир, 1994. - 223 c.

  10. Дигесты Юстиниана. - М.: Статут, 2002. Т. 1. – 622 с.

  11. Дыдынский Ф. Латинско-русский словарь к источникам римского права. – Варшава: Типография К. Ковалевского, 1896. – 474 с.

  12. Жильсон Э. Избранное. Т. 1: Томизм. Введение в философию св. Фомы Аквинского. М.–СПб.,1999. – 495 с.

  13. Иеринг Р.Ф. Дух римского права // Избранные труды: в 2 т. - СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр. Пресс», 2006. Т. II.

  14. Катков В. Д. Наука или философия права? – Берлин: издание книжного магазина Штура, 1901. – 115 с.

  15. Корнієнко В.В. Співвідношення права і закону у правотворчій та правозастосовчій діяльності органів внутрішніх справ: автореф. дис. на здобуття наук. ступеня канд. юр. наук.– Х., 2009. – 19 с.

  16. Кофанов Л.Л. Lex и ius: возникновение и развитие римского права в VIII–III веках до н. э. - М.: Статут, 2006. - 575 с.

  17. Кузнецова Т. И., Стрельникова И. П. Ораторское искусство в Древнем Риме. - М.: Наука, 1976. - 288 с. .

  18. Нерсесянц, В. С. Конституционная модель правового государства в России / В. С. Нерсесянц // Проблемы общей теории права и государства : учеб. для вузов / под общ. ред. В. С. Нерсесянца. – М.: Изд. Группа НОРМА–ИНФРА М, 1999. – 552 с.

  19. Поляков А.В. Общая теория права: курс лекций / А. В. Поляков. – СПб. : Юрид. центр Пресс, 2001. – 642 с.

  20. Редкин П.Г. Из лекций по истории философии права в связи с историей философии вообще. - СПб., 1891. –

  21. Фома Аквинский. Сумма теологии. – К.: «Ника-Центр», 2008. – 536 с.

  22. Цицерон. О законах // Цицерон. Диалоги: О государстве. О законах. - М.: Ладомир—Наука, 1994.

  23. Цицерон. Об обязанностях// Мыслители Рима. Наедине с собой: сочинения. - М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс; Харьков: Изд-во «Фолио», 1998. – 832 с.

  24. Четвернин, В. А. Демократическое конституционное государство: введение в теорию / В.А. Четвернин. – М.: Изд-во ИГиП РАН, 1993. – 141 с.


1 Корнієнко В.В. Співвідношення права і закону у правотворчій та правозастосовчій діяльності органів внутрішніх справ: автореф. дис. на здобуття наук. ступеня канд. юр. наук.– Х., 2009. – С.6.

2 Иеринг Р.Ф. Дух римского права // Избранные труды: в 2 т. - СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр. Пресс», 2006. Т. II. с. 106–107, 191–192.

3 Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения. - М.:  Юрид. лит., 1989. - с. 178; Грабарь В. Э. Первоначальное значение римского термина ius gentium // Ученые запискиТартуского государственного университета. - Тарту, 1964. Вып. 148. -с. 33, 37–39.

4 Грабарь В.Э. Первоначальное значение римского термина ius gentium // Ученые записки Тартуского государственного университета. - Тарту, 1964. Вып. 148. - с.39.

5 Кофанов Л.Л. Lex и ius: возникновение и развитие римского права в VIII–III веках до н. э. - М.: Статут, 2006. - с.488-489.

6 Грабарь В.Э. Первоначальное значение римского термина ius gentium//Ученые запискиТартуского государственного университета. - Тарту, 1964. Вып. 148. - с.26–29.

7 Тот же. – с.37.

8 Кофанов Л.Л. Lex и ius: возникновение и развитие римского права в VIII–III веках до н. э. - М.: Статут, 2006. – 575 с.

9 Грабарь В.Э. Первоначальное значение римского термина ius gentium // Ученые запискиТартуского государственного университета. - Тарту, 1964. Вып. 148. – с.29.

10 Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения. – М.: Юрид. лит., 1989. - с.163–176.

11 Дыдынский Ф. Латинско-русский словарь к источникам римского права. – Варшава: Типография К. Ковалевского, 1896. – 474 с.

12 Катков В. Д. Наука или философия права? – Берлин: издание книжного магазина Штура, 1901. – С.71.

13 Диалоги о государстве - о законах / Марк Туллий Цицерон; Сост.: Веселовский И.Н., Горенштейн В.О., Утченко С.Л.; Отв. ред.: Утченко С.Л. - М.: Наука, Ладомир, 1994. – с.102.

14 Цицерон. Об обязанностях// Мыслители Рима. Наедине с собой: сочинения. - М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс; Харьков: Изд-во «Фолио», 1998. – с.359.

15 Цицерон. О законах // Цицерон. Диалоги: О государстве. О законах. - М.: Ладомир—Наука, 1994. – с.102.

16 Тот же. – с.96.

17 Тот же. – с.99.

18 Кузнецова Т. И., Стрельникова И. П. Ораторское искусство в Древнем Риме. - М.: Наука, 1976. - с.62–91.

19 Дигесты Юстиниана. - М.: Статут, 2002. Т. 1. – с.83.

20 Тот же. – с.93.

21 Тот же. - С.87.

22 Редкин П.Г. Из лекций по истории философии права в связи с историей философии вообще. - СПб., 1891. – с.197.

23 Антология мировой правовой мысли: в 5 т. Т. 2: Европа: V–XVII века. - М.: Мысль, 1999. – с.357.

24 Тот же. – с.818.

25 Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского //Сочинения: в 2 т. - М.: Мысль, 1991. Т 2. - с.98–99, 205, 212–214, 229, 224–225.

26 Бронзов А. А. Учение Фомы Аквинского о нравственности. - М.: КРАСАНД, 2011. – с.161.

27 Жильсон Э. Избранное. Т. 1: Томизм. Введение в философию св. Фомы Аквинского. М.–СПб.,1999. – с.372.

28 Фома Аквинский. Сумма теологии. – К.: «Ника-Центр», 2008. – с.135-136.

29 Батиев Л. К вопросу о соотношении ius и lex в истории правовых учений // Философия права. - 2014. - №3. - (64). - с.11-15.

30 Алексеев С.С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. – М.: Статут, 1999. – С.239.

31 Корнієнко В.В. Співвідношення права і закону у правотворчій та правозастосовчій діяльності органів внутрішніх справ: автореф. дис. на здобуття наук. ступеня канд. юр. наук.– Х., 2009. – С.7.

32 Четвернин, В. А. Демократическое конституционное государство: введение в теорию / В.А. Четвернин. – М.: Изд-во ИГиП РАН, 1993. –С. 13.

33 Поляков А.В. Общая теория права: курс лекций / А. В. Поляков. – СПб. : Юрид. центр Пресс, 2001. – С. 334.

34 Нерсесянц, В. С. Конституционная модель правового государства в России / В. С. Нерсесянц // Проблемы общей теории права и государства : учеб. для вузов / под общ. ред. В. С. Нерсесянца. – М.: Изд. Группа НОРМА–ИНФРА М, 1999. – С. 686.

35 Гринь А.В. Соотношение естественного права и правовых законов в условиях развития гражданского общества (теоретические аспекты). дис. … канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 2014. – 203 с.


  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Курс профессиональной переподготовки
Учитель истории и обществознания
Курс профессиональной переподготовки
Учитель обществознания
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Краткое описание документа:

Реферат по предмету "Право" на тему: "Соотношение права и закона" предлагается в качестве дополнительного источника информации при изучении темы "Право в системе социального регулирования" (базовый и углублённый уровни) в рамках раздела «Теория государства и права» согласно Рабочей программы ПРАВО базовый и углублённый уровни 10-11 классы, разработанной Калуцкой Е.К. к учебнику "Право. 10-11 классы" А.Ф.Никитина, Т.И.Никитиной, Т.Ф.Акчуриной, а также при изучении темы «Право и основные теории его понимания» согласно Примерной общеобразовательной учебной дисциплины "Право" для профессиональных образовательных организаций", рекомендованной ФГАУ "ФИРО" (протокол №3 от 21.07.2015 г.).

Проверен экспертом
Общая информация
Учебник: «Право (базовый и углублённый уровни)», Никитин А.Ф., Никитина Т.И.
Тема: § 11. Понятие права. Правовая норма. Источники права

Номер материала: ДБ-846151

Скачать материал

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «Обществознание: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Право: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Методы изучения национально-психологических особенностей и межнациональных отношений в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Методические аспекты реализации элективного курса «Основы геополитики» профильного обучения в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Основы биоэтических знаний и их место в структуре компетенций ФГОС»
Курс повышения квалификации «Специфика преподавания гражданского права с учетом реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Гендерные особенности воспитания мальчиков и девочек в рамках образовательных организаций и семейного воспитания»
Курс повышения квалификации «История и теория этики в условиях реализации ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «Экономика и право: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Организация проектно-исследовательской деятельности в ходе изучения курсов обществознания в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Организация проектно-исследовательской деятельности в ходе изучения курса права в условиях реализации ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «История и обществознание: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности в сфере национальных и религиозных отношений»
Курс профессиональной переподготовки «Политология: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Организация и проведение научно-исследовательской работы в области общественных и гуманитарных наук»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.