Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Директору, завучу / Статьи / Школа: предчувствие педагогической революции (Книга 1, глава 3)

Школа: предчувствие педагогической революции (Книга 1, глава 3)

  • Директору, завучу

Поделитесь материалом с коллегами:

Губин Г.А., Губина Е.Г.

ШКОЛА: предчувствие

педагогической революции

ТРИЛОГИЯ

КНИГА ПЕРВАЯ П Е Д А Г О Н И Я


ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ДИВНЫЙ «СОН» ИЛИ ПОЧЕМУ МЫ ИМЕЕМ

СРЕДНЕНЬКОЕ СРЕДНЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ


Что будет говориться или делаться в школе, никто за

порог школьный выносить не должен.

(Уставные статьи Луцкой греко-латино-славянской школы, 1620 год.)

Мы так уж воспитаны: думаем одно, говорим другое, а делаем третье. Самозабвенно заплёвывая и отрицая своё прошлое, мы, тем не менее, многое из него взяли в сегодняшнюю действительность. Это в полной мере относится и к системе школьного общего среднего образования, с одной лишь оговоркой: если в советское время школе уделялось явно недостаточное внимание, то о каком вообще внимании к школе можно говорить сегодня? Так уж повелось с прежних времён, что школьная система иссушает в борьбе мозг и силы тех педагогов, которые стремятся усовершенствовать систему. Равнодушные родители, апатичная общественность, некомпетентная власть, явное или скрытое сопротивление учеников губят те немногие ростки творческого мышления педагогов, которые несмотря ни на что появляются то здесь, то там. Современная отечественная школа продолжает неумолимо двигаться в тупиковом направлении, несмотря на шумно разрекламированную реформу. Неоднократные потуги общества реформировать школьную систему, сделать её более гибкой и отвечающей требованиям времени ни к чему путному так и не приводят.

Многие, реалистически мыслящие личности, понимают, что реформировать школу мелкой ретушью или подкрашиванием невозможно. Необходимы принципиальные решения, кардинальная смена философии и принципов организации школьной системы. Пойти на это управленческие структуры не хотят, да и не смогут: не станут же они рубить сук, на котором сидят долгие годы. Нынешние политические «столпы», использовав, в том числе, и бедственное положение системы школьного образования в своих предвыборных марафонах победили и тут же забыли о своих же щедрых посулах. Кощунственно-издевательский лозунг большевиков: «Всё лучшее детям!» ныне наполнен не менее, а ещё более откровенно лживым «либерально-демократическим» содержанием. Настоящая забота общества и государства о детях заменена крикливыми мероприятиями «под патронатом...» власть предержащих, разовыми подачками той или иной школе крох с барского стола.

Ныне средняя общеобразовательная школа окутана всесильными чарами Морфея. Учителя механически ходят на работу, механически преподают по замшелым методическим разработкам, механически жалуются на судьбу, механически ненавидят учеников и свою распроклятую жизнь. Школа еще более замкнулась, оторвалась от общества, которому на неё, «в свете перехода к рыночным отношениям», глу6око наплевать. Школьная система всё глубже и глубже погружается в летаргический сон и уже давно является «terra incognita» для многих.

- Нет, уж позвольте! - возмутится иной оптимистично-наивный читатель. - А вот в нашей школе!.. Да, безусловно, в царстве школьного Морфея (время от времени) тот или иной представитель школьной системы, с трудом продирая слипшиеся веки, сбрасывает с себя одуряюще-пленительные чары и с ужасом озирает окрест. Его пробудившейся натуре претит эта мертвящая тишина, и он в отчаянии начинает «расталкивать» своих коллег, пытаясь пробудить их от дурманящего сна и воззвать к жизни. Но, увы! Чаще всего это «глас вопиющего в пустыне». В ответ от своих побеспокоенных коллег он получает только недовольство, иной раз и материально ощутимое. Мы приучены «спать», думать и говорить, восторгаться и ненавидеть, преследовать… только толпою, только вместе. И детей мы учим действовать также, «как нас учил..., как нам завещал...» А тот, кто пытается думать и работать в нынешней школе не так как все, подвергается утонченно-жесткому остракизму.

Очнувшегося от летаргического «сна», вскоре замечает школьная администрация и стремглав стремится «на помощь», стараясь без лишнего шума вернуть его в прежнее состояние. Слишком часто это ей удается.

Трудно в Морфеевом царстве юным: они далеко не все подвержены его чарам, а потому всячески пытаются нарушить его «гробовую» тишину, внося в повседневный быт школы все проявления реального бытия. А так как мы еще недавно искренне верили, что «бытие определяет сознание», то сознание юных жителей Планеты Школа прямо противоположно сознанию замороченного «спящего» учительства. Не это ли является причиной глубокого конфликта «отцов и детей» в современной школе? Трудно отделаться от впечатления, что учителя заключили с учениками и их родителями некий негласный договор: мы будем очень старательно делать вид, что вас напряженно учим, а вы за это делайте вид, что вы у нас все-таки чему-то учитесь. При этом учителя и родители притворяются, что самым серьезным образом заинтересованы в учебе и воспитании детей.

Однако и в нынешней школе порою случаются казусы: пелена «сна» иной раз спадает и с глаз руководителей школ, к сожалению, очень и очень немногих. Но для них у агонизирующей школьной системы существуют более сильные «успокаивающие средства», арсенал которых мог бы занять достаточно много места в нашем неутешительном повествовании.

Кому же нужен и выгоден «дивный сон» школьной системы? В первую очередь структурам управления этой системы. Эта система выкристаллизовалась «под мудрым руководством Отца народов» и в неизменном виде благополучно существует до сих пор. Руководство Системы отлично понимает, что если педагоги очнутся от «сна» и, не дай Бог, начнут ощущать себя гражданами, то система будет потрясена. Это потрясение педагогические чиновники уже испытали в недавнем прошлом, когда ветер Перестройки и Гласности (80-е годы ХХ века) сильно потревожил их в насиженных «гнездах».

При всей своей кажущейся мощности школьная система не есть нечто конкретное и осязаемое. Конкретным содержанием и мертвящей силой её наполняет огромный, непомерно раздутый административно-управленческий аппарат от педагогики, которому эта система обеспечивает относительно сытую и спокойную жизнь. Огромную силу и уверенность этой системе придает отсутствие даже намеков на самоуправление среди учительства и генетический страх самого учительства перед любым маломальским чиновником.

Прежние вершители наших судеб утверждали, что «школа не может быть вне политики». Они нисколько не кривили душой. Отношение к школе, ее состояние есть вернейший критерий степени демократичности и цивилизованности любой власти, любой общественной системы, какие бы радужные флаги она не выбрасывала над собой. Вероятно, нашим «демократам» выгодно нынешнее «одичание» школы, такая более чем странная «сонливость»? Господа-демократы, упиваясь властью, раздирая ее на куски, борясь за «кресла» и привилегии, видимо не слышат тяжелой, все более уверенной и наглой поступи надвигающейся катастрофы.

Доподлинно известно, что каждая денежная единица, вложенная в образование, приносит четырехкратную отдачу. Держа сейчас школьную систему на голодном пайке, наши «водители» должны четко осознавать тот факт, что пройдет совсем немного времени и им придется из государственной казны изымать все больше и больше средств на строительство наркодиспансеров, психбольниц, тюрем, на содержание судебного и тюремно-полицейского аппарата. Перспективы малоприятные. Очнитесь, господа... и разбудите школу!

«Избранники народа» настойчиво трубят нам о необходимости «интегрироваться в европейское пространство», при этом мы остаемся сами собою. Как можно педагогам «интегрироваться», если оплата труда педагога в Европе примерно в 50 раз больше? Чтобы интегрироваться в западное сообщество мы должны сформировать хотя бы основы гражданского общества, а оно невозможно без широкой инициативы снизу, без осознания основной массой наших граждан, в первую очередь учительства, того, что они уже не «винтики» машины по имени «государство», а самодостаточные личности, обладающие широким спектром прав, свобод и обязанностей.

Говоря о гражданском обществе, мы должны понимать, что оно не возникает само по себе: его надо взращивать, и не один десяток лет. Вот в этом и состоит одна из главнейших государственных задач современной школы. Но кто будет выполнять эту задачу? Нынешний педагог? Увы, не смешно. Может ли человек, задавленный экономически, номинально лишенный прав на самовыражение, на проявление гражданской позиции быть воспитателем Гражданина? Ответ очевиден. Не тешьте себя зряшной надеждой. Пророк Моисей не зря выводил израильский народ из египетского плена сорок лет, хотя пути-то пешком из Египта в Палестину на неделю. Он ждал, когда умрет последний еврей, познавший оковы рабства. Нам тоже нужно ждать, когда вымрет последний педагог советской эпохи? Да и чем лучше учителей советской эпохи учителя нынешней генерации? Да ничем!

О, как мы любим ждать, как мы любим, чтобы нам все преподнесли уже в готовом виде! Как мы не любим сами думать, сами отвечать за свои поступки и свое будущее! Нам кажутся совершенно невероятными какие-либо кардинальные изменения в школе. Эти изменения нас пугают и толкают опять на наезженную, проторенную многими поколениями педагогов колею. То, что «колея» обязательно должна привести к той заветной цели, завораживает, успокаивает, усыпляет. Вот и подремывает нынешний педагог на этом медленно движущемся, но неизвестно куда, просвещенческом «возу», не замечая, что «воз» давно уже стоит на одном и том же месте, а молодые поколения одно за другим без лишнего шума исчезают с «воза», чтобы не разбудить «возницу». Покидают «воз» с разными чувствами: кто с возмущением, кто с обидой, кто с сожалением, кто с радостью... для того, чтобы самостоятельно отыскать ту прекрасную цель, о которой много говорил, погруженный в летаргический сон, «возница», т.е. школьный педагог.

Стремительно-разрушительные перемены в жизни общества казалось бы разорвали гнетущую, убаюкивающую тишину и учительство, проснувшись, с удивлением обнаруживает вокруг себя совершенно незнакомую обстановку... Наезженная прежними поколениями колея осталась где-то далеко позади. Учительство охватил ужас оттого, что теперь ему самому необходимо прокладывать путь к неизвестной цели, ошибаясь, получая ушибы на кочках и ухабах. У полузадушенного учительства сил двигаться дальше не хватает, но двигаться-то все равно необходимо: дальнейшая задержка движения школы вперед отнимает у общества все новые и новые поколения детей, тормозит развитие общества.

Место педагога в обществе особое: он у всех на виду. Потому даже в наше время всеобщего нигилизма Педагог обязан быть примером для детей и окружающих. Вот поэтому гражданская трусость педагога преступна, потому что тиражирует социальную трусость многократно. Педагог-раб не может воспитать свободного Гражданина.

От прежних времен у педагога остался почти суеверный страх перед начальством. Педагогам в голову не приходит та простая мысль, что чиновники городских и районных отделов образования являются группой лиц, которых государство наняло для того, чтобы выполнять, в том числе, и решение педагогических коллективов школ города или района. Они призваны обслуживать интересы педколлективов, а не наоборот, как это принято у нас. Точно так же и в школах директор и его заместители обязаны исполнять волю и решение трудовых коллективов школ. Многие ли школы могут этим похвастаться? Так должно быть в цивилизованном, правовом государстве с развитым гражданским обществом. У нас же все сделано с точностью до наоборот. В этом также заключается одна из немаловажных причин развала и деградации школьной системы.

Смешно и стыдно наблюдать как чиновники от образования, вплоть до министра, самозабвенно с трибун «вещают» о демократизации и гуманизации школы и видеть, как по их же воле общеобразовательная школа на всех своих «этажах» все более вязнет в болоте авторитаризма. В школе уже появилось целое поколение педагогов, которые понятия не имеют об учительском и ученическом самоуправлении, о школьных Советах, о городских и районных Советах общественности по образованию. Былые ростки демократизации затоптаны, заплеваны и забыты. Кому это выгодно? Обществу? Нет! Это выгодно власть имущим.

Любому авторитарному обществу опасны думающие люди. Среди педагогов они встречаются иной раз. Не поэтому ли «вожди» нашего государства душат учительство. В первую очередь душат экономически, оскорбительно низкой зарплатой, за которую уважающий себя человек работать не станет, а потому уйдет из школы. Душат морально. Вся система управления школьным образованием построена так, чтобы педагог постоянно ощущал и культивировал в себе комплекс неполноценности, чувствовал бы себя неуверенно, виновным и ответственным за все негативное, что творится в школе. Снимая всякую ответственность с учеников и родителей за учебу, педагогическое чиновничество все более и более «закручивает гайки» педагогу.

О каком-либо уважении к труду педагога в нашем Отечестве говорить не приходится. Посмотрите театральные или концертные афиши. Они пестрят титулами «заслуженный», «народный» против фамилий артистов не так уж и значительных. А много ли среди рядовых педагогов титулованных? А почти нет! Не заслужили, проработав в адских условиях по 30, 40 и более лет и воспитав не одно поколение учеников. Что-то еще надо писать и говорить по этому поводу? Остается только одно – воскликнуть: Пришла пора! Проснись учитель!

Многие проблемы, ставшие болевыми точками нашего общества, своими корнями уходят в систему среднего школьного образования. Значит и лечение этих проблем необходимо начинать с массовой средней общеобразовательной школы.

Откроем Конституцию и прочитаем: «Каждый имеет право на образование. Полное общее среднее образование является обязательным. Государство обеспечивает доступность и бесплатность... полного общего среднего образования...». Впору задохнуться от гордости, но червь сомнения гложет душу и из потаённых закоулков сознания так и лезут различные каверзные вопросы, на которые никто не хочет, а возможно и не пытается, ответить. И совершенно напрасно.

Наше назойливое желание «подгонять» жизнь под надуманные законы, а не формулировать законы под жизнь, приводит к печальным последствиям. Вот и в данном случае отцы-законодатели, не слишком беспокоя себя размышлениями о последствиях, просто-напросто вписали статью об образовании в Конституцию списав её из Конституции СССР, тем самым, естественно, унаследовав её декларативность и утопизм.

Невозможно не согласиться с тезисом о том, что «все люди свободны и равны в своём достоинстве и правах». Но это вовсе не означает, что все люди имеют одинаковые способности. Они должны иметь одинаковые, гарантированные обществом, возможности. Поэтому принуждать всех подряд в обязательном порядке иметь «полное общее среднее образование» противоречит самой же Конституции и здравому смыслу, так как право вовсе не означает обязанность. Этап насильственного осчастливливания своих сограждан мы уже, в недалёком прошлом, проходили, и вряд ли стоит его опять повторять. Поборникам же обязательного полного общего среднего образования предлагаем не останавливаться на достигнутом и продолжить логический ряд: ввести в школах обязательное среднее музыкальное, художественное, спортивное и иные виды образования. Смешно? Да нет, смеяться-то, в общем, нечему. Как музыкантом, художником, спортсменом может стать далеко не каждый, так и современная программа школьного общего среднего образования «по зубам» далеко не всем. И это общеизвестный факт. Так зачем насильно ломать человека, если ему матушкой Природой чего-либо не дано? Где же наши правозащитники, пекущиеся об несчастных кошечках и собачках?

«Хождение по граблям» - опасное для общества занятие. Право следует чётко отличать от обязанности. По Конституции мы имеем право на участие в демонстрациях. Однако это вовсе не означает, что мы обязаны ежедневно, либо вообще когда-либо, ходить на демонстрации. Любому здравомыслящему человеку понятно, что часть детей (к сожалению постоянно увеличивающаяся), просто в силу своих умственных способностей, неспособна освоить программу «полного общего среднего образования», а часть - просто не желают делать этого. Но перед системой школьного образования Конституцией поставлена задача и её следует выполнять. Только вот есть ли смысл в этом?

Однако вернёмся в современную общеобразовательную школу. Сегодня ученик, не усвоивший курс начальной школы, с лёгким сердцем переводится во вторую ступень, то есть в 5 класс. Не имея прочного фундамента начальных знаний, он вполне естественно, не может усвоить и материал 5-го класса. Или вы ожидаете иной результат? Но ведь чудес не бывает, зато бывают фокусы. К подобного рода ученикам присоединяются новые ученики, которые не смогли или не захотели усвоить учебный материал 5-го класса. От класса к классу масса учеников, не усвоивших учебный материал предыдущих лет, нарастает как снежный ком, превращаясь, иной раз в отдельных классах, в лавину. Так как этой категории учеников непонятно то, о чем идет речь на уроке, но их насильно удерживают в школе, то они своим отклоняющимся (девиантным) поведением протестуют против насилия над собой, изощренно изматывая нервы педагогам, откровенно мешают учиться более успешным одноклассникам, вовлекают в сферу своего влияния всё новых и новых учеников.

Педагог, как говорится «на своей шкуре», понимает пагубность и абсурдность сложившейся ситуации, но ничего поделать не может: закон о т.н. «всеобуче» запрещает создать нормальную обстановку в классе для детей, которые могут и желают учиться. Разве это не извращение здравого смысла и не нарушение прав подавляющей части детей? Призывы педагогов и родительской общественности к родителям детей с отклоняющимся поведением абсолютно ни к чему не приводят. Чаще всего эти родители глубоко равнодушны к учебным проблемам своих детей, а на общественное мнение им также наплевать. Вот и получается, что до выпускного класса «досиживает» в школе часть учеников, не имеющих почти никаких знаний. Другая же часть учеников, благодаря многолетним усилиям первой части, имеет весьма усеченные, поверхностные знания. Как итог: абсолютно все получают одинаковые аттестаты о среднем (вернее средненьком) общем образовании.

Из уже написанного логически следует: необходимо признать второгодничество нормальным явлением и считать обязательность общего среднего образования нарушением прав человека. Так что с обязательностью общего среднего образования конституциотворцы явно погорячились.

Прочитав эти строки, ортодоксальные поборники «равноправия и демократии» захлебнутся от негодования. Но не спешите. Лучше давайте рассуждать логически дальше. Любые права лишь тогда имеют определенный смысл и наполнение, когда они адекватно и синхронно подкреплены обязанностями. А теперь ответьте на простенький вопрос: «Все ли дети и их родители, имея право на бесплатное общее среднее образование, (за счёт налогоплательщиков) добросовестно относятся к своим гражданским и родительским обязанностям?» (Также, между прочим, закреплёнными законодательством) Вопрос риторический и ответ всем известен. Но ведь также известно, что система общего школьного образования содержится за счет налогоплательщиков, т.е. нас с вами. Тогда позвольте спросить: за чей счёт сидит в классе и мешает учиться другим детям вот тот обалдуй, а родители его никак не реагируют на его безобразия? За мой счёт, за твой, за наш. Меры административно-репрессивного характера в этом случае не помогают. Где же выход, спасение? А выход чрезвычайно прост. Неисполнение обязанностей по отношению к обществу в правовом обществе влечет за собой экономические санкции. Что это значит? Во-первых, переход в следующий класс осуществлять только при достаточном усвоении базового компонента программного учебного материала данного класса. Во-вторых, повторное обучение ученика в данном классе осуществлять не за счёт бюджетных средств, а за счёт его родителей либо лиц их заменяющих. В-третьих, давать право органам управления школьным образованием в судебном порядке взыскивать средства на повторный курс обучения. Безусловно, все эти меры должны быть внесены в качестве поправок и дополнений в законодательство о средней школе. Уверяем вас, что после двух-трёх лет действия этих предложений, безвыходная ситуация, сложившаяся в наших школах кардинальным образом изменится: ученики перестанут делать вид, что они учатся, а учителя - что учат.

Наше государство больно ложным пониманием сути демократии и поэтому очень озабочено проблемами детей и семей девиантного поведения. Для них даже создана особая система получения аттестатов о среднем образовании - система вечерних и очно-заочных школ. Ведь хорошо известно, что 99,99% учащихся этих школ это те подростки, которые чаще всего злостно уклонялись от обучения в массовой школе. О том, что выпускники этих школ имеют, какие-либо знания говорить не будем. Смешно. И всё это безобразие творится на наши деньги, так как содержится за счёт налогоплательщиков, а массовая дневная школа в это же самое время задыхается от отсутствия средств. Вот такая у нас страна чудес.




Автор
Дата добавления 01.03.2016
Раздел Директору, завучу
Подраздел Статьи
Просмотров92
Номер материала ДВ-497100
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх