Инфоурок / Классному руководителю / Другие методич. материалы / Литературно-музыкальная композиция "Афганская новелла"

Литературно-музыкальная композиция "Афганская новелла"

библиотека
материалов

Савченко Е.А.

Литература

11 класс

Литературно-музыкальная композиция «Афганская новелла»


Цели: углубить понятие миротворческих миссий, расширить знания о действиях советских войск в Афганистане; формировать социальную и поликультурную компетентности; развивать умение выразительно читать, воспринимать классическую инструментальную музыку; воспитывать чувство патриотизма, благородство души, понимание величия подвига.


Ход мероприятия

Звучит инструментальная музыка. На ее фоне:

Учитель:

Все можно сокрушить, смести, предать забвенью,

Заасфальтировать и заковать в бетон,

Взорвать собор, как лишнее строенье,

На месте кладбища построить стадион.

Все можно растерять, что собрано венками,

Все можно замолчать, расправами грозя...

И только человеческую память

Забетонировать и истребить нельзя!


Война – жесточе нету слова!

Война – печальней нету слова!

Война – страшнее нету слова в тоске и боли этих лет.

И на устах у нас иного еще не может быть и нет...

Война такой вдавила след и стольких наземь положила,

Что и через сотни лет живым не верится, что живы...

Песня

Рыдай, моя Родина, плачь, моя мать,

У гроба казненной политиком юности.

Нам, видно, придется «мозги» занимать,

Чтоб впредь не творить ужасающих глупостей.


Ровно лет назад для нас закончилась война в Афганистане. Славная бесславная война, которая принесла нам сотни тысяч убитых, раненых, пленных и пропавших без вести.


До свиданья, Афган, этот призрачный мир.

Не пристало добром поминать тебя вроде.

Но о чем-то грустит полевой командир,

Мы уходим с востока, уходим, уходим...

Нам вернуться сюда никогда не дано,

Сколько нас полегло в этом дальнем походе!

И дела недоделаны полностью, но...

Мы уходим с востока, уходим, уходим...


В течение десяти долгих лет Афганистан был для нас незаживающей кровоточащей раной, был частью каждой семьи, задел каждого десятого военнослужащего парня, оставил память о себе в списках выпускников каждой школы, призывников каждого военкомата, карточках каждой поликлиники…

Афганистан болит любой душе,

Всем тем, кого он встретил и не встретил.

Чей день был ветрен, и чей день был светел,

Без выстрелов на дальнем рубеже...


«Есть машина времени на свете – это самолет «Москва – Кабул», - так написал в своем стихотворении Александр Карпеко. Может быть, он прав. А может, это самолет Ту – 154, который отнес оставшихся из Баграма в Фергану.


Или фирменный поезд «Узбекистан», идущий по маршруту Ташкент – Москва.

Или запыленный БТР, на котором 17 лет назад последний наш солдат пересек границу.

Любой вид транспорта может стать машиной времени, если он отправляет тебя из мира в войну и наоборот.

Сложен путь от мира к войне, но еще сложнее – путь обратно.

Ведь война – это другой мир, где время течет по-другому, где все ценности выглядят иначе. Там перед пулей все равны: и полковник, и рядовой.

Там было проще: там был виден враг.

Там не любили тех, кто требовал: «Делай, как я сказал», - там уважали тех, кто говорил: «Делай, как я».

Война легла тяжелым бременем на хромавшую советскую экономику. Каждый день войны обходился стране в 11 млн. руб. Бессмысленными оказались потери в людях: около 15 тыс. погибших, более 36 тыс. раненых.

Получают мальчики повестки, и уходят мальчики служить.

Есть обязанность у них такая, чтоб уметь Отчизну защитить.

Юноши Отчизне присягают, клятву перед знаменем дают.

Юноши пока еще не знают, что не все они домой придут.

Что не всех из них найдут награды, что пойдут они «на караван».

Им еще и неизвестно слово иноземное «душман».

Хроникально это выглядело так. В декабре 1979 года Советский Союз ввел войска в Афганистан. Вопрос о вводе советских войск в Афганистан был открыт в течение 9 месяцев. Советское правительство долго не решалось на этот шаг.

Решение принималось за закрытыми дверями. Прибывшему 20 марта 1979 года в Москву представителю афганского правительства Тараки Косыгин со всей определенностью сказал: “Хочу еще раз подчеркнуть, что вопрос о вводе войск рассматривается нами со всех сторон. Мы пришли к выводу о том, что если ввести наши войска, то обстановка в вашей стране не только не улучшится, а, наоборот, усложнится”.

И все-таки решение о вводе наших войск в Афганистан было принято. Похоже, роковую роль сыграло идеологически обусловленное ложное представление, что речь идет об опасности потерять перспективную социалистическую страну. Советский Союз должен был выполнить свой интернациональный долг.


На фоне музыки «Аве, Мария»

У нас на Руси уж давно так идет,

Что смерть на миру нам геройской является.

Чего же так тихо и этот и тот

Из боя в гробу к нам домой возвращается?


И гибнут ребята, сыночки мои,

И смерть интерлозунгом их разукрашена,

А кладбище новых принять норовит.

И Горе питается вдовами нашими.


Нет! Просто медалями боль не унять.

Добраться б к тому, кем приказ тот подписанный,

Да глотку руками застывшими сжать

И так протащить по России освистанным.


Рыдай, моя Родина, плачь, моя мать,

У гроба казненной, обманутой юности.

Тебе ли впервой сыновей отдавать

В угоду родной политической тупости!


Скрипела осень старой каруселью,

Последний лист кричал, теряя силы.

(В селе на клад6ище — не до веселья,

Я к землякам иду почтить могилы.


Безлюдно, голо, злобно жалит ветер,

С полей врываясь в клад6ище и в душу...

Вдруг вижу я, глазам своим не веря:

Мужчина на коленях молча тужит.


На обелиске с правильной звездою

В печальном мраморе — лицо солдата,

Они вдвоем с их о6щею бедою

Да крик от 6оли позы виноватой.


О чем просил он, мне не слышно 6ыло

Издалека слезы не видно жгучей,

Но становился беспощадно хилым

От скор6и той мужчины торс могучий.


Вопрос гремел: такого на колени

Кому повергнуть 6ыло бы возможным?

Ответ стонал: беде, судьбы измене,

Вине своей, потери веры ложной!..


Я уходил, а он стоял. под ветром,

Все также, на коленях, непокрытый.

И от села, быть может, с километра,

Казался долго мне он в землю врытым.


Тот символ горя ночью снился в хате:

Мужчина в поле, обелиск в тумане...

Потом мне объяснили — председатель.

А сын его недавно там... в Афгане...


Все на местах! Все стало мне понятным

Была вина всех нас, кто жаждал силы!..

Истории пополнили мы пятна

И старых кладбищ — новые могилы.


Афганская война — наша общая боль.

Мы все в долгу перед вернувшимися и не вернувшимися оттуда солдатами.

Они выполняли интернациональный долг в Афганистане.

Мы сегодня говорим не о политике, а о солдатах, которые выполняли приказ, обсуждать который они не имели права.

Многие из ребят, служивших в Афганистане, были добровольцами, пошли туда по зову сердца, которое так горячо откликнулось на зов Родины.


Мы готовы к защите Отечества,

Руку дружбы народам подать,

И, спасая судьбу человечества,

Жизни юные счастью отдать.


Мне хочется своей Отчизне, ее навек одну любя,

Отдать себя и стать волной или утесовой скалой,

Холмом, поляной, лесом, полем,

Ее и радостью, и горем, ее любовью и мечтой.


Это время дало стране целое поколение мужчин, твердо знающих значение слова «военный», знающих цену жизни и более чем кто-либо ненавидящих войну.


Время выбрало вас, закружило в афганской метели.

Вас позвала страна – был приказ, вы особую форму надели.

И в огне трудных горных дорог своей кровью кропили походы.

Не заметили в буре тревог, как минуты сливаются в годы.

Верность, Доблесть, Отвага и Честь – эти качества не напоказ.

У Отчизны герои есть – время выбрало вас!


Сегодня нельзя не вспомнить имена воинов — афганцев Александра Стовбы и Павла Буравцева. Они так же, как и многие другие ребята, ушли из жизни, “не долюбив, не докурив последней папиросы”. Во имя свободолюбивого афганского народа, во имя мира и братства на Земле они, не колеблясь, готовы были отдать самое дорогое — жизнь, И сделали это. “Кто же, если не я?!” — таким было их духовное кредо.


Они ушли, но после них остались их стихи, их письма любимым девушкам.


А любовь звучала песнею рассвета,

Кличем журавлиным, солнцеликим днем.

В звездные узоры радостью одета,

То была росою, то была огнем,

То в туманы стылые утром уходила,

То в ночи вставала, зорькою горя.

Она людям силу, мужество дарила,

Звала в поднебесье, в грозные моря.

На фоне инструментальной музыки.

3дравствуй, моя милая, моя лю6имая Галинка!

Я пишу из далекого края, где кончается наша 3емля,

В том краю я тебя вспоминаю, родная!

Так проходит солдатская служба моя.

Моя любимая, единственная Галинка! Ты решила отпустить длинные волосы, но за два года они вырастут до самых пят, как у русалки, и я тогда буду носить тебя на руках, ведь сама ты ходить не сможешь, ноги запутаются. Мне длинные волосы нравятся, и ты, наверное, станешь еще прекрасней”.


Милая, как я соскучился по тебе, и почему-то так долго нет твоих писем. Вот и началось моя настоящая служба; нелегкая, но от неё получаешь вдохновение и полностью чувствуешь свой долг перед Родиной.

Службу несем и днем, когда сильная жара, и ночью, когда веет горный ветер, небо усыпано звездами, а дорогу нам освещает золотая луча.

Галчонок! Я тебя очень люблю. Когда я разговаривал по телефону, я просил, чтобы тебе передали, что я тебя люблю, люблю, очень люблю!

До свиданья, Галчонок. Мой родной, единственный... Твой горный стрелок Пашка.

Такой большой любовью к девушке и к Родине было проникнуто большинство писем, пришедших из Афганистана. Письма пришли на Родину, а вот ребята живыми домой не вернулись. Это великая трагедия, велико горе их родных, велико горе Родины, за которую они отдали свои молодые жизни.

Низкий поклон вам, ребята!

Мы никогда не забудем вас!


Окоп не простреливала артиллерия,

Армада танков на него не шла,

Не зная в жизни недоверия,

Трава зеленая взошла...

Ни крика не было, ни стона,

Пыль расстелилась по земле,

В умах открылась легкость звона

После разрыва РКГ.

Две жизни вычеркнуто в списке,

Их растворило в синей мгле,

Мы им поставим обелиски

И молча предадим земле.

Упали парни, смежив веки, -

Мир настороженно затих.

Они останутся , навеки,

Моложе сверстников своих.

Песня «Черный тюльпан»

Лежим на поле брани холодною зимой.

Верните нас в Россию, верните нас домой.

Нам надоело ежиться и знать, что смерть близка,

Корежит жуткий холод нас. Смертельная тоска.


Осколками и пулями. где белый снег свиреп,

Жуем на жутком холоде заплесневелый хлеб.

Под ливнями, под бурями, на скалах, где снега,

Траву сухую курим мы, не видим та6ака.

И больше счастья нету нам над горною каймой,

Уж не поем, а шепчем мы: “Верните нас домой!”


Песня

Афганская война... грязная, необъявленная... Но разве бывают войны чистыми и благородными? Любая из них несет смерть, калечит, одевает в скорбь тысячи материнских сердец. У войны ледяные глаза, У войны свой счет, своя безжалостная математика.


Каждое время рождает своих героев. Но ратный подвиг во все времена стоял на высоком красивейшем пьедестале, венчая собой лучшие качества человека - гражданина, патриота.


В наше сложное, насыщенное острыми событиями время в ребятах не иссякли верность долгу и традициям, непреклонная воля к победе, отвага и мужество.


Живым не возьмешь, - прошептали губы,

Кольцо гранаты — в бессмертие дверцы

И взрыв прогремел, как победные трубы,

Сразив врага разорвавшимся сердцем.


Скажи мне, где корни презрения к смерти?

И где истоки высокого долга?

Они в отцах, что шагнули в бессмертие,

Они в той войне, где Москва и Волга.


Вступив на хребет Гиндукуша, где солнце тускнело во мгле,

Бессмертную русскую душу

Пронес по афганской земле.


Не отболит это горе, не выплачется и не отпечалится на нашей земле, пока будут живы матери, братья и сестры, вдовы и сироты погибших там, как говорили «за речкой»


Вы вернулись обратно, но что-то, наверно, осталось,

В штукатурку домов и в рябые ступени впиталось.

У мечети лежит, темноту зажимая руками,

И на уровне сердца дувал пробивает ростками.


Вы вернулись домой, а товарищи ваши остались,

Вы на первый-второй, вы на мертвый-живой рассчитались.

А кого-то война догнала уже позже, уж дома.

Вспомним их имена – каждый звук в них до боли знакомый...


Минута молчания. Метроном.

Положите корку хлеба на стакан,

И склоните головы в печали вечной

Помня тех, кого убил Афган.

Чьи он души ранил, искалечил...


Украина, милая, прижми

Всех живых своих сынов к груди.

Чтоб они не видели войны,

Чтоб не слышали звучания орудий.


До последнего вздоха возьми меня, время мое!

Чтобы дело мое послужило оставшимся дома.

Пусть летит стороною, не зная пиров, воронье,

Журавлиные гнезда венчают родные хоромы.

И когда камнепадом бессонных и вздыбленных рот,

Мы ударимся в ночь, зажигая сигнальные свечки,

Нас любовь и надежда по черным пескам поведет,

На барханах оставив кровавые наши насечки.


И за толику жить и стоять на холодном ветру,

И за горечь полей желтоглазого Афганистана,

Безымянным туманом на старой границе умрем,

Безымянной звездой!

Вы в Тамбове,

Ростове,

Во Львове

В Донецке

Простите нас, мамы...


На фоне инструментальной музыки

Идут дни, бегут годы, летят столетия. Как измерить движение времени, куда летит оно?

Философы говорят, что время сгорает на звездах. Значит, время – это солнечный луч, устремленный на землю.

Все пройдет: страдания, муки, кровь, голод, смерть. Меч и снаряды исчезнут...

А вот звезды останутся, когда и тени наших тел не останется на Земле.

И нет ни одного человека, который бы этого не знал.

И нет ни одного человека, который бы хотел погибнуть.

И не должно быть ни одного человека, не думающего о том огне, который несут нам войны.

Давайте думать о согревающем огне солнца.

Давайте чаще смотреть на звезды.

Давайте сделаем все, чтобы не повторились ужасы военных лихолетий и на нашей, и на чужой земле.

Давайте помнить, как страшны страдания, кровь и смерть.

Давайте жить для любви, благородства и созидания.


Финальная песня

Слово учителя.

Рефлексия.


7


Общая информация

Номер материала: ДБ-129714