Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Презентации / Текст + Презентация по истории Смоленщины на тему "Виртуальная экскурсия. А.Т. Твардовский на Смоленщине"

Текст + Презентация по истории Смоленщины на тему "Виртуальная экскурсия. А.Т. Твардовский на Смоленщине"

  • История

Название документа Александр Трифонович Твардовский.ppsx

1 из 34

Описание презентации по отдельным слайдам:

№ слайда 1
Описание слайда:

№ слайда 2
Описание слайда:

№ слайда 3
Описание слайда:

№ слайда 4
Описание слайда:

№ слайда 5
Описание слайда:

№ слайда 6
Описание слайда:

№ слайда 7
Описание слайда:

№ слайда 8
Описание слайда:

№ слайда 9
Описание слайда:

№ слайда 10
Описание слайда:

№ слайда 11
Описание слайда:

№ слайда 12
Описание слайда:

№ слайда 13
Описание слайда:

№ слайда 14
Описание слайда:

№ слайда 15
Описание слайда:

№ слайда 16
Описание слайда:

№ слайда 17
Описание слайда:

№ слайда 18
Описание слайда:

№ слайда 19
Описание слайда:

№ слайда 20
Описание слайда:

№ слайда 21
Описание слайда:

№ слайда 22
Описание слайда:

№ слайда 23
Описание слайда:

№ слайда 24
Описание слайда:

№ слайда 25
Описание слайда:

№ слайда 26
Описание слайда:

№ слайда 27
Описание слайда:

№ слайда 28
Описание слайда:

№ слайда 29
Описание слайда:

№ слайда 30
Описание слайда:

№ слайда 31
Описание слайда:

№ слайда 32
Описание слайда:

№ слайда 33
Описание слайда:

№ слайда 34
Описание слайда:

Название документа Экскурсия Твардовский.doc

Поделитесь материалом с коллегами:

А.Т. Твардовский родился 8 июня (21 н.с.) 1910 г. в деревне Загорье Смоленской губернии.

Семья Твардовских – большая, настоящая крестьянская. В музее есть фотография, сделанная в 1916 году, где изображены ещё совсем молодые Мария Митрофановна и Трифон Гордеевич и дети, рождённые к этому времени: Саша в панамке, стоит между матерью и отцом. Ваня, на велосипеде, Анна на руках отца и Костя, стоящий возле отца. Эта фотография стоит в спальне родителей, недалеко от кровати Марии Митрофановны.

Всего же у Твардовских было семеро детей – пять сыновей и две дочери. В 1947 г. Мария Митрофановна была награждена орденом «Материнская слава» III степени.

Твардовского по праву можно назвать вудеркиндом. Он рано начал писать стихи, а в 1927 году, когда ему не было ещё и 17 его стихи опубликовали в областной газете «Юный товарищ». А в 1936 году вышла его первая поэма «Страна Муравия».

Из «Автобиографии» - ««Страну Муравию» я написал в 1934 — 1936 году, и ее первое отдельное издание вышло в 1936 году в смоленском издательстве. Жил я тогда в Смоленске, областном центре моего родного края, учился в педагогическом институте и одновременно сотрудничал в местных газетах: «Рабочем пути» и «Смоленской деревне». Эта поэма была пятой моей книгой»

В 26 лет он получила не только высшие награды страны – Сталинскую премию и Орден Ленина, но и стал прижизненным «классиком». Он был ещё студентом МИФИЛИ, а его поэму уже изучали во всех учебных заведениях страны.

А.Т.Твардовский как-то сказал: «Мы живём, болтаем, пишем, пьём, едим, но её, войною, уже безвозвратно отрезана какая-то половина жизни, что-то навек закрылось. Сознание постарело» .

Позже исследователи творчества подсчитали, что 2\3 творчества Твардовского посвящено именно войне.

Уже в конце июня Твардовский отправляется в Киев в качестве военного корреспондента газеты «Красная Армия» Юго-Западного фронта.

Я дрожу от боли острой

Злобы горькой и святой

Мать, отец, родные сёстры

У меня за той чертой… – пишет поэт в одной из глав «Василия Тёркина». «За той чертой» - то есть в оккупированном, уже в августе 1941г., Смоленске. На смоленском направлении находятся части Западного фронта, поэтому при первой же возможности Александр Трифонович переводится в редакцию газеты «Красноармейская правда» Западного фронта.

25 сентября 1943 года, Твардовский с передовыми частями армии входит в Смоленск со стороны Рославльского шоссе. «Первым было впечатление, будто город горел все эти два года. Кварталы заволокло дымом, едкая пыль от взорванных зданий стояла в воздухе. Город было трудно узнать».

Вскоре он пишет стихотворение «В Смоленске», где описывает своё первое впечатление:

Два только года — или двести

Жестоких нищих лет прошло,

Но то, что есть на этом месте,—

Ни город это, ни село.

Из почти восьми тысяч зданий в 1941 – 1943 годах в Смоленске было уничтожено шесть с половиной тысяч. Взорвана электростанция, разрушен водопровод, уничтожен трамвай, 26 больниц, 33 школы, 31 здание высших и средних учебных заведений, 107 промышленных предприятий, два моста через Днепр, весь железнодорожный узел.

В тот же день, 25 сентября после освобождения города жители собрались на митинг у памятника Отечественной войны 1812 года в Лопатинском саду. Присутствовали представители армии и партизанских соединений. После выступления первого секретаря Смоленского обкома ВКП(б) Д.М. Попова слово было предоставлено Твардовскому. После митинга Твардовский и Аркашёв отправились в Загорье, хутор, где Александр Трифонович родился. «На «виллисе» пробивались с трудом по разбитым разрывами мин и снарядов дорогам. День был солнечный и тёплый. Твардовский всю дорогу был молчалив и задумчив. Остановились на дорожке, заросшей травой, среди окопов и траншей. Ни одного дома вокруг! Александр Трифонович, выйдя из машины сказал: «Вот мы и приехали». Обвёл взором местность и, сняв фуражку, медленно зашагал по высокой сухой траве. Не дойдя до пруда, остановился у большого пня. Долго стоял с опущенной головой и застывшей болью на лице… Я нажал кнопку затвора. Так получился фотоснимок Твардовского в его родной деревне, которой по сути уже не было» Это наверно самый знаменитый фотоснимок Твардовского, на котором даже без рассказа Аркашёва видна вся боль и переживание за разорённую войной Родину.

Сам Твардовский потом напишет: «Родное Загорье. Только немногим жителям здесь удалось избежать расстрела или сожжения. Местность так одичала и так непривычно выглядит, что я не узнал даже пепелище отцовского дома. Ни деревца, ни сада, ни кирпичика или столбика от построек – всё занесено дурной, высокой как конопля, травой… Никаких родных мест, никаких впечатлений, примет, узнавания. Только война с её характерными приметами и чертами, присущими ей всюду, где я её видел».

И во всей этой неразберихе, разрушениях Твардовский пытается отыскать свою семью.

До войны родители Александра Трифоновича жили на улице Краснознаменной, на первом этаже двухэтажного деревянного дома в 15-ти метровой комнате, которую им передал сын Александр, переезжая в Москву. Дом этот был полностью уничтожен во время бомбежек города в первые недели войны. Только 27 сентября Твардовский находит родных в Красном бору у дальних родственников. По разрешению военного коменданта освобожденного Смоленска генерала Сухомлина Твардовскому разрешают поселить родных в квартире чудом уцелевшего дома в Запольном переулке. Четырехэтажный жилой многоквартирный дом 1936 года постройки сохранил свой архитектурный облик, прямоугольный в плане, из красного кирпича. Там, в период оккупации находилось общежитие для немецких офицеров.

Александр Трифонович в своём стихотворении «В Смоленске» так говорит об этом:

Какой-то немец в этом доме

Сушил над печкою носки,

Трубу железную в проломе

Стены устроив мастерски.

Уютом дельным жизнь-времянку

Он оснастил, как только мог:

Где гвоздь, где ящик, где жестянку

Служить заставив некий срок.

И в разоренном доме этом

Определившись на постой,

Он жил в тепле, и спал раздетым,

И мылся летнею водой...

Как вспоминали сёстры поэта Анна и Мария, в доме не было окон, были разрушены часть пролётов, даже тела убитых немцев, но в целом в доме можно было жить. И здесь живут, как сказал Твардовский семь его родных душ. Саму большую комнату занимает сам поэт. Ему выделяют самую большую комнату, из окна которой был виден пустырь, дорога к Чёртову рву. О чем он и напишет в своём стихотворении «В Смоленске».

Пустырь угрюмый и безводный,

Где у развалин ветер злой

В глаза швыряется холодной

Кирпичной пылью и золой…

Дымок из форточки подвала,

Тропа к колодцу в Чертов ров...

Два только года. Жизнь с начала —

С огня, с воды, с охапки дров.


Редакционный поезд газеты «Красноармейская Правда» находился на станции Колодня. Членам редакции были выделены места для проживания на Вороньей горе, там же должен был жить и Твардовский, но он остаётся с семьёй и живёт до марта 1944 года. А затем, когда началась операция «Багратион», вместе с редакционным поездом поэт отправился дальше на Запад. Больше он в этой квартире не жил, только приезжал в гости. В последний раз Твардовский приезжает в Смоленск в 1965 году на похороны матери.

А в квартире остаются жить родители поэта – Мария Митрофановна и Трифон Гордеевич Твардовские, сёстры Анна и Мария с детьми. В разные годы в квартире проживали почти все родственники Твардовского: его братья Павел с женой, Константин, Иван, тёща с племянником… Сразу после воины в квартире проживало 11 человек.

Сохранилось письмо, в котором Твардовский сообщает новый адрес родственнику.

Последней жительницей квартиры до 1988 года была его младшая сестра Анна Трифоновна. Затем она переехала жить к дочери в Москву и передала квартиру музею-заповеднику. Сейчас в этой квартире не просто музей, где можно узнать о жизни и творчестве поэта. Находясь в квартире, можно сразу понять и о том, какие люди жили здесь.

Одна из комнат отведена под экспозицию.

Первые главы поэмы появились 4 сентября 1942г., когда фашисты вышли к Сталинграду. Твардовский всегда говорил, что стихи хороши только тогда, когда их читают люди далёкие от поэзии. «Тёркина» читали на всех фронтах, даже у противника находили вырезанные из газет и зачитанные до дыр главы поэмы.

Поэму «Василий Теркин» называли «энциклопедией фронтовой жизни бойца». И там действительно есть война в наступлении и в обороне, и на марше, и в окружении, зимой и летом, осенью и весной, есть рассказ про бои, про привалы, про госпитали, про труд и отдых, про все, что составляет солдатскую жизнь на фронте:

Про огонь, про снег, про танки,

Про землянки да портянки,

Про портянки да землянки,

Про махорку и мороз…

Тёркин – литературный герой. Его создал поэт. Но такова сила настоящего искусства, что он стал для всех читателей живым подлинным человеком, у которого учатся, слова которого повторяют, хотят подражать.

Строки из поэмы вскоре превращаются в крылатые фразы: «Ради жизни на земле», «Кому память, кому слава», «Жизнь одна и смерть одна»,»Непонятно да занятно», «Гроб дорога», «Орден как с куста», «Я согласен на медаль», «Жив, здоров, назло врагу».

И.Бунин писал о поэме: «Это поистине редкая книга. Какая свобода, какая чудесная удаль, какая меткость, точность во всем и какой необыкновенный народный язык — ни сучка, ни задоринки, ни единого фальшивого, готового, то есть литературного слова!» (3)

Действительно язык, легкий, образный, народный. Да какой он и может быть, если сам автор крестьянский сын и никогда не считал себя оторванным от своих родных и близких. Стихи его так и запоминаются сами. Словно это и не стихи, а просто ты встретился со старым другом, которого тебе представлять не надо. А потом расстался с ним. Что же, это жизнь...

Поэт приписал Теркину не так уж много геройских подвигов. Одного сбитого самолета да взятого языка вполне достаточно. А ведь, по признанию самого Твардовского, он чуть было не увлекся «сюжетностью». Хотел «заставить» Теркина перейти линию фронта и действовать в тылу противника на Смоленщине . Но решил, что Тёркин должен быть самым обычным рядовым Великой отечественной...

Теркин — душа солдатской компании. Недаром товарищи так любят слушать его то шутливые, то очень серьезные рассказы.

Без преувеличения можно сказать, что самым известным рядовым Великой Отечественной стал боец Василий Тёркин.

Тёркин – кто же он такой?

Скажем откровенно:

Просто парень сам собой

Он обыкновенный.

Впрочем, парень хоть куда.

Парень в этом роде

В каждой роте есть всегда,

Да и в каждом взводе.

И чтоб знали, чем силён,

Скажем откровенно:

Красотою наделён

Не был он отменной.

Не высок, не то чтоб мал,

Но герой – героем…

В 1943г. готовится к выходу книга и художник Орест Верейский по просьбе Твардовского пытается написать портрет Тёркина. После долгих исканий Верейский предлагает позировать молодому поэту – фронтовику Василию Глотову. Идея пробоваться на образ Василия Тёркина показалась Глотову забавной. Когда Верейский рисовал его, он хитро прищуривался, расплывался в улыбке, что делало его ещё больше похожим на Тёркина, каким его представлял себе художник. Эти наброски оказались единственными из огромного количества, в которых Твардовский признал своего Тёркина. С этого момента Александр Трифонович не допускал ни одной попытки изобразить Тёркина другим.

Естественно наброски с Глотова не были точным повторением его черт. Все прежние поиски тёркинских примет не пропали даром, но их основой стал Глотов. Тёркиным его называли и во время, и после войны.

Тёркин как и Твардовский – наш земляк. В 60-е годы ХХ века возник спор – где находится родина Тёркина. Путаница возникла не случайно. Бравый солдат Василий Теркин, как плод коллективного творчества мобилизованных писателей и поэтов, родился в декабре 1939 года. Место рождения – политодел Северо-Западного фронта, который находился тогда на захваченном у Финляндии западном берегу Ладожского озера в городе Кексгольме.

Книжица о подвигах Василия Теркина на финской войне сохранилась. В ней можно отыскать второй вариант необычной биографии. Оказывается, былинный удалец Вася Теркин – паренек из Подмосковья.

Что же касается «настоящего» Василия Теркина, то А.Т. Твардовский сделал его своим земляком.

...не иной какой-нибудь, не энский

Безымянный корешок.

А действительно – смоленский,

Как дразнили нас, рожок!

В музее есть фотография, где Александр Трифонович стоит среди земляков. Во время одной из таких встреч он узнаёт о судьбе своих родственников Худолеевых. Его двоюродная сестра Ефросинья Михайловна Худолеева была угнана немцами. Её старшая дочь Женя была расстреляна. Вернувшийся после ранения в родное село муж Фёдор не застал ни жену, ни детей. Эта и похожие истории послужили толчком к написанию новой поэмы - «Дом у дороги». Он весь отдаётся поэме, в которой трагедия войны, разорившей и уничтожившей семьи великого множества людей, впервые в нашей литературе (не одной поэзии) была показана с такой большой силой. Я прочитала несколько рецензий на эту поэму, но ни одна из них не даёт той характеристики, которая есть в воспоминаниях Василия Аркашёва. Я специально не хочу сокращать цитату, чтобы можно было полностью понять и ощутить атмосферу:

«Это было в гвардейском артполку, который вёл боевые действия в районе станции Красное. Узнав о приезде Твардовского замполит полка А.С. Богатырёв собрал около сотни гвардейцев в большом подвале полусгоревшего дома. Там было темно. Только на небольшом столе, возле которого сидели Богатырёв и Твардовский горели две коптилки. Замполит представил поэта.

Александр Трифонович встал и, сняв головной убор, некоторое время вглядывался в лица сидящих людей. Потом начал читать. Стихотворные строчки были незнакомы. Речь шла о трагической судьбе семьи солдата. (Позднее я узнал, что это стихи из его новой поэмы «Дом у дороги». Читал он тихо, без жестикуляции. Однако благодаря какой-то особой, свойственной ему интонации слова глубоко проникали в сердца людей. Бойцы слушали, затаив дыхание. Вдруг кто-то громко заплакал. У меня словно ком застыл в горле. Александр Трифонович закончил читать, сел. Наступила тишина. Потом услышали слова: «Товарищ поэт! Мы на фронте видели страдания и муки советских людей. Про многое слышали. Но таких проникновенных слов ещё не слыхали. Спасибо!»

Ни в одном другом произведении так не сказалась любовь поэта к жизни во всех её проявлениях. Поэт называл поэму падчерицей, потому что, почти совпав по времени с «Василием Тёркиным», гораздо реже печаталась. Хотя, как сказал поэт в одном из интервью за неё «кровью плачено». Всю боль войны, всю её бесчеловечную сущность Твардовский показывает через историю обычной крестьянской семьи, обычного дома у дороги.

Поэма была закончена уже после войны. А здесь, в этой квартире в Смоленске, поэт пишет 6 из 9 глав поэмы за короткий срок – с декабря 1943 по январь 1944 года. Из них публикуются 4 главы – «Беженцы» 11.12.1943, «Гостинчик» 16.12.1943, «Прощание с домом» 9.01.1944, «Солдат и солдатка» 18.01.1944г.г.

Твардовский в поэме обращается уже не к современникам, а к потомкам:

Прошла война, прошла страда

Но боль взывает к людям

Давайте люди никогда

Об этом не забудем…

Так как семья Твардовских была раскулачена в 1930-е годы и сослана за Урал, а затем, когда уже смогли вернуться в Смоленск дом, в котором они жили был уничтожен, то никаких довоенных предметов обстановки конечно же не сохранилось. В этой квартире вся мебель приобреталась уже после заселения. Обстановка в комнатах показана такой, какой она была в 1950-1960-х годах. Комнаты маленькие. Всё очень скромно и просто.

Книги – главное богатство семьи Твардовских. Любовь к книгам, чтению всем детям прививал отец – Трифон Гордеевич. Он был обычным крестьянином, кузнецом, но кроме этого, как писал в своей автобиографии А.Т. Твардовский:

«…Отец был человеком грамотным и даже начитанным по-деревенски. Книга не являлась редкостью в нашем домашнем обиходе. Целые зимние вечера у нас часто отдавались чтению вслух какой-либо книги. Первое мое знакомство с «Полтавой» и «Дубровским» Пушкина, «Тарасом Бульбой» Гоголя, популярнейшими стихотворениями Лермонтова, Некрасова, А. К. Толстого, Никитина произошло таким именно образом. Отец и на память знал много стихов: «Бородино», «Князя Курбского», чуть ли не всего ершовского «Конька-Горбунка». Кроме того, он любил и умел петь, - смолоду даже отличался в церковном хоре. Обнаружив, что слова общеизвестной «Коробушки» только малая часть «Коробейников» Некрасова, он певал при случае целиком всю эту поэму…»

На кухонном столе стоит лампа, за который по воспоминаниям детей любил читать Трифон Гордеевич.

Одна из комнат занята экспозицией, где можно увидеть фотографии, сделанные в квартире и понять, что обстановка была именно такой. В спальне родителей обычные железные кровати комод и шкаф.

В кухне почти вся мебель сделана руками Ивана Трифоновича Твардовского, одного из сыновей. В гостиной старый диван, посреди комнаты стоит круглый стол и книжный шкаф.

Мария Митрофановна была из обедневшего род дворян Плескачевских. Александр Трифонович посвятил ей свои самые лирические произведения, самые известные вошли в цикл «Памяти матери», который был написан после смерти Марии Митрофановны. В своей «Автобиографии» он рассказывает о невероятной чуткости и нежности мамы. «…Мать моя, Мария Митрофановна, была всегда очень впечатлительна и чутка ко многому, что находилось вне практических, житейских интересов крестьянского двора, хлопот и забот хозяйки в большой многодетной семье. Ее до слез трогал звук пастушьей трубы где-нибудь вдалеке за нашими хуторскими кустами и болотцами или отголосок песни с далеких деревенских полей, или, например, запах первого молодого сена, вид какого-нибудь одинокого деревца и т. п…»

Мне кажется, что те слова очень сочетаются со стихотворением, которое было написано ещё в 1937 году:

И первый шум листвы еще неполной,

И след зеленый по росе зернистой,

И одинокий стук валька на речке,

И грустный запах молодого сена,

И отголосок поздней бабьей песни,

И просто небо, голубое небо —

Мне всякий раз тебя напоминают...

В музее-квартире есть портрет Марии Митрофановны. Фотограф снял её на фоне портрета любимого сына. Этот портрет обрамлён в красивую рамочку. Рамка не простая – её, как и несколько других вещей (вешалку для полотенец, буфет и стол – о последних двух предметах до сих пор нет твёрдого доказательства), сделал младший брат поэта - Иван Трифонович Твардовский . Прекрасный мастер-краснодеревщик. Автор книг «На хуторе Загорье и «Родина и чужбина». Но помимо книг, заслуга Ивана Трифоновича перед российской литературой и культурой заключается в том, что его душой и руками мастера-краснодеревщика на Смоленщине был полностью восстановлен хутор Загорье – малая родина Твардовских. Все на хуторе было сделано самим Иваном Трифоновичем.

2 мая 1995 года, накануне 50-летия Победы, в Смоленске был открыт памятник, на котором высечено: «Александру Твардовскому и Василию Тёркину».

Прошли годы… Смоленщина, хутор Загорье… 19 июня 1986 года, накануне дня рождения поэта, был открыт Мемориальный музей-усадьба Александра Трифоновича Твардовского. Построены баня, кузница, колодец, посажен яблоневый сад. Подлинных экспонатов в музее нет, но благодаря работе научных сотрудников Смоленского государственного музея-заповедника собраны вещи, характеризующие период 1920–1930-х годов.

Ничем сторона не богата,

А мне уже тем хороша,

Что там наудачу когда-то

Моя народилась душа…

В 1950 Твардовский был назначен главным редактором журнала «Новый мир», но в 1954 был смещен с поста за демократические тенденции, наметившиеся в журнале сразу после смерти Сталина. В 1958 Твардовский снова возглавил «Новый мир», пригласив в него своих единомышленников – критиков и редакторов В.Лакшина, И.Виноградова, А.Кондратовича, А.Берзер и др. На этом посту Твардовский, по определению критика И.Ростовцевой, «выводил литературу и творческих людей из тупиков, в которые их загнали История, Время, Обстоятельства». Благодаря его усилиям в «Новом мире», ставшем средоточием и символом «оттепели», были опубликованы произведения В.Овечкина, В.Быкова, Ф.Абрамова, Б.Можаева, Ю.Трифонова, Ю.Домбровского и др. В 1961 Твардовскому удалось опубликовать повесть А.Солженицына Один день Ивана Денисовича. В 1970 Твардовский был смещен с поста главного редактора. Это обострило тяжелую душевную ситуацию, в которой он находился, будучи, с одной стороны, крупной фигурой в партийно-советской иерархии, а с другой – «неофициальным оппозиционером». Несмотря на официальное признание поэмы За далью даль (1950–1960, Ленинская премия, 1961), поэмы Твардовского По праву памяти и Теркин на том свете не были опубликованы. Умер Твардовский в Красной Пахре близ Москвы 18 декабря 1971.











13


Автор
Дата добавления 26.12.2015
Раздел История
Подраздел Презентации
Просмотров224
Номер материала ДВ-288908
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх