Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Тесты / Дорога в будущее (конкурс научного творчества)

Дорога в будущее (конкурс научного творчества)



  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

логотип

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ

государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение

Ростовской области

«Азовский гуманитарно-технический колледж»

(ГБПОУ РО «АГТК»)










РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНКУРС


«МОЙ КРАЙ РОДНОЙ»


ТЕМА «АЗОВ-КРУПИНОЧКА РОССИИ»





Выполнила студентка группы 4 ТУР

Евгения Теплая

Руководитель творческой работы

Г.И.Скрипка






2015г.








Город….как часто мы произносим это слово и не задумываемся о его сути Для нас, людей живущих в 21 веке, город давно стал обыденностью. Блуждая по лабиринтам улиц старого Азова, где так удивительно сплелись поэзия истории и проза будней, невольно ловишь себя на мысли: ничто на земле не проходит бесследно.

Но след былой жизни-истории лишь в памяти потомков, результатов кропотливой работы историков и археологов. И каждая новая находка, каждое новое открытие приближают нас к пониманию жизни наших предков, их судеб. И каждый найденный кусок грубого лепного горшка, рассыпающийся от ржавины наконечник копья или радующая глаз красотой бусина, появившаяся под лопатой, радуют исследователя.

В 2015 году Азов отмечает 948 год своего рождения. По легенде, в том далеком 11 столетии на высоком донском берегу был убит половецкий хан Азуп. Событие это связано с первым упоминанием города. Но с первым ли? Может быть, раньше здесь жили люди?

Забытое имя древнего города

Ученый , купец , дипломат средневековья , один из первых документально известных нам искателей древностей на Нижнем Дону ошибся: «древняя Тана», которую мы знаем как Танаис, расположена на правом берегу Мертвого Донца, у хуторка Недвиговка.

Что же могло повлиять на выводы Иософато Барбаро? Ответ прост – остатки древних укреплений и многочисленные находки вещей. Откуда? В котлованах под строительство крепостных укреплений, домов, в обвалах речного берега тогда часто находили остатки утвари тысячелетней давности.

В Италии в эпоху Возрождения коллекционирование предметов старины было делом как престижным, как и достаточно обычным. Ученый итальянец, прекрасно разбиравшийся в древних реликвиях, знавший труды летописцев древности, правильно определил время существований городища на месте Азова – античность. Но географическая ошибка осталась. В течение почти пяти лет ученые и кладоискатели искали место настоящего Танаиса , связывая с ним легенды о сказочных сокровищах. Когда же он был в 1856 году открыт с Азовом стали связывать древний Танаис, существовавший до нашей эры.

У греческого писателя Страбона, жившего в 1 веке нашей эры, действительно есть указание что боспорской раскопки в центре Азова, в ходе которых окончательно установлено, что поселение было, но увы… когда – то. Как часто случается в истории, молодое, новое, развиваясь, разрушает старое. Бурная строительная и фортификационная деятельность последних веков почти полностью уничтожила остатки построек и культурных отложений эпохи античности. Но главное было сделано: археологи нашли древний город и установили его название – Паниардис.

Упомянул о Паниардисе римский географ Клавдий Птолемей, живший во 2 веке нашей эры. Дотошно описывая и нанося на карту мира известные ему моря, города, реки, он уделил место и Нижнему Дону. Возможно было бы и раньше определить местонахождение древнего города и его название по подробной карте с параллелями и меридианами, но Птолемей знал мир другим – плоским, омываемым со всех сторон Великим Океаном.

Все приводимые им широты и долготы не могут быть приложены ни к глобусу, ни к обычной типографической карте. А исправить карту, изменить систему измерений, накопить данные о городах древности – труд долгих и долгих лет. Но и это теперь сделано.

Здесь жил народ, пугавший в дни войны крупнейшие древности неудержимым натиском тяжеловооруженной конницы, которая, казалось, не знала преград. И это не мудрено: по представлениям древних жизнь человека от рождения до смерти принадлежала его роду, его племени, их высшим интересам. И смерти сарматы - воины не страшились. Это в первую очередь делало неуязвимыми их воинов, штурмовавших твердыни крепостных укреплений и разбивавших в сражениях стальные шеренги римских легионов.

Но дни и месяцы войны сменялись годами мира, и окружающий «просвещенный» мир удивлялся качеству шерсти и количеству пшеницы, регулярно поступавших на крупнейшие рынки Северного Причерноморья. А красоте сарматских женщин могли позавидовать и надменные римлянки, и элегантные гречанки. Природную красоту дочерей степей подчеркивали узоры, вышиты бисером на полотнищах рубах, бронзовые браслеты и застежки - фибулы. Непременным атрибутом женщины было небольшое, тщательно отшлифованное металлическое зеркало – вместилище души человека. Со смертью владельца через центра высокого холма, скрывавшего остатки древнего поселения. Участвовавший в работах инженер, путеец Г. Прозрителев заинтересовался обнаруженными древностями и опубликовал свои впечатления в научном сборнике. С этого момента началось изучение поселения, синхронного Паниардису – Патарвы, тоже упомянутой географом античности Птолемеем. Название это переводится с хеттолувийского как «широкое место». И действительно, с остатков городища открывается вид на всю дельту Дона и окружающую степь.

Городище не пострадало от застройки, и поэтому на протяжении 35 лет на его территории производились широкомасштабные раскопки. За несколько сотен лет жизни на одном месте люди оставили после себя мощный культурный слой, состоявший из остатков турлучных построек, прослоек золы и пепла, кусков битвой посуды и даже невзначай оброненных мелких предметов.

Шутка ли , если даже на окраине поселения эти напластования подняли уровень современной поверхности на 4 – 5, а в центре – на добрые 6 метров. Основательное изучение тысяч и тысяч находок, взаиморасположения жилищ и укреплений позволяют до деталей восстановить будни горожан, жизнь самого поселения.

Внешней границей Патарвы был мощный вал, сооруженный из глины и песка, опоясанный глубоким рвом. Для надежности, если враг устанавливался частокол с дозорными вышками и бойницами для стрелков из лука. Вплотную к оборонительным сооружениям подходили жилые постройки. Каждый метр охраняемой укреплениями площади был дорог, и жилища располагались рядами, отделенными промежутками.

А через несколько метров, образующих «улицу», проходили и другие ряды жилищ. Рядом находились нарытые в материковой глине и обожженные докрасна резервуары для питьевой воды, погреба для продуктов, ямы для мусора. Сами жилища были округлой или подквадратной формы. Сооружаемые из камыша, обмазанного жидкой глиной, они достигали в высоту до 2 – 2,5 метра. Полная реконструкция такого жилища есть в музее – заповедник «Танаис», можно зайти вовнутрь, зажмурить глаза и представить жизнь двухтысячелетней давности, здесь это так просто….

Под камышовой крышей хижины всегда ощущается размерное и в то же время напряженное течение жизни городища. Даже в самые знойные дни эти глиняные стены сохраняет прохладу. Временами легкий ветерок заносит сюда терпко - полынный запах степи, порой чужой и тревожный – от ночных пожарищ где-то в глубине степи.

Но дозорные несут свою службу, и мирные окрики пастухов доносят звуки родного наречия. Все спокойно. К вечеру ждут уставшего землепашца румяные лепешки, испеченные на стенках круглой глиняной печи, и очагов в центре жилища защитит от внезапно нагрянувших заморозков. И даже глиняная лежанка покажется мягкой, если женщина которую ты перед родом назвал своею женой, согреет тебя до нового трудового утра…

В Патарве, кроме земледелия и скотоводства, занимались гончарством, ткачеством, рыболовством и выделкой кож – словом, были все необходимые ремесла, чтобы жить самим и торговать продуктами своего труда как с кочевниками из степей, так и с оседлыми соседями.

Через Танаис, крупный торговый центр античности, попадали в Патарву и Паниардис вино и оливковое масло, европейская керамика и изысканные украшения. И тогда торжищами: оборотистые купцы продавали степнякам, прикочевывавшим из знойного марева степей предметы роскоши.

Танаис в 8 году до нашей эры за неповиновение. До середины 30-х годов нынешнего столетия под глаголом «разрушил» понималось полное уничтожение населения.

И если считать Недвиговское городище, датировавшееся тогда I-III веков нашей эры, Новым, Возобновленным Танаисом то где же древний?

Взоры ученых были обращены к Азову, но к концу прошлого века это был уже достаточно крупный город, центральная часть которого была уже достаточно застроена. Как найти подтверждение гипотезам…Копать? Но где?

Раскопки проводимые в Азове до революции, показали картину жизни населения средневековья и крепости нового времени, а находки более раннего периода были редки и не связанны с определенным местом. Лишь в середине 20-х годов специальная Танаиская комиссия Северо- кавказкого Общества Археологии, детально разобрав имевшуюся информацию. Пришла к выводу о существовании в районе Алексеевских ворот городища I-III веков нашей эры.

Уже в который раз открытое поселение было названо Крепостным городищем. Позднее археологи нашли на Недвиговском городище следы жизни I-III веков до нашей эры, разрушенные мощным пожаром , и и вопрос о двух разновременных в Танаисах- Древнем и Новом был окончательно решен. Город был один, и после разгрома часть его была заброшена и превратилась в свалку, а другая реконструирована и существовала до V века нашей эры.

В последние десятилетия неоднократно велись языка древности? Одна из версий предлагаемая учеными филологами такова: название можно перевести буквально- «много колючих растений» (шиповника). Когда-то огромный азовский холм был густо изрезан балками и оврагами, где в изобилии росли колючие представители семейства разноцветных в последствии людьми уничтоженные.

Язык, из которого пришло к нам это название, может повергнуть в недоумение- хетто-лувийский. Принадлежит он группе индоевропейских языков, положивших начало большинству наречий современной Европы и Азии. Где-то в предгорьях Алтая истоки народа, давшего Азову дрквнейшее название, и имя ему- сарматы. Пришедшие в Европу из глубины Азии, они долго скитались по необъятным просторам степей, воюя с одними и вступая в мир с другими. Одни народы были побеждены захватчиками и навечно исчезли под насыпями погребальных курганов и дымящихся руинами крепостей, другие были ассимилированы- они вошли в племенные союзы захватчиков. Группа таких племен прикочевала на Дон из кубанских степей на рубеже нашей эры. Кочевники оседали на удобные места, менялась система хозяйства- отгонного к выпасному скотоводству и земледелию.

Так возник Паниардис. О его населении более всего поведал исследователям «город мертвых»- Некрополь. За более чем 20 лет раскопок археологи исследовали более ста захоронений.

Но Некрополь может показать лишь внешнюю картину человеческой жизни, то, каким бы хотели увидеть умершего в царстве теней его родственники. А какой была повседневная жизнь древних обитателей Азова? Ответ на этот вопрос дала Патарва.

Патарва

Сторожилы западной части Азова, которая в просторечии именуется Молокановкой, и в начале ХХ века вовсе не была городом, а называлась хутором Подазовским, еще помнят высокий холм, известный под названием «батарея», особняком стоявший над долиной Дона.

В 1911 году городские власти решили провести железнодорожное полотно от вокзала вдоль прибрежной части к порту.

Паниарддис и Патарва существовали с начала новой эры по рубеж II-III веков. Великая степь всегда была неспокойна, но кратковременные вражеские набеги не могли полностью уничтожить городища, жизнь всегда возраждалась. Катастрофа пришла внезапно, в нашем распоряжении очень много данных о последних днях поселений, сейчас мы не знаем. Кто их разрушил. Одни исследователи считают, что это были готы, другие в этом винят алан продвинувшихся с востока. Ясно одно: враг пришел, откуда не ждали…

Ко времени гибели Паниардиса и Патарвы относятся следы лихорадочной строительной деятельности в Танаисе: горожане разбирали свои дома для востановления крепостных стен, порядком обветшавших. Но над ними гроза прошла, как и над всеми поселениями античности. Расположенными на првом берегу дона. Пришла, чтобы вернуться снова, через сорок лет. Начиналась эпоха векового переселения народов- время многовековой смуты в Европе. Положившей конец эпохе античности.





















Бронзовые навершия.

В скифское время колесницы уступили место отрядам всадников, вооруженных луками и копьями. Но в скифской культуре колесница сохраняет своё значение как погребальная повозка. Важной деталью деревянных погребальных колесниц являются бронзовые навершия, ярко характеризующие меото-скифский звериный стиль архаического периода. Для этого времени типичен реализм в изображении животных, украшающих вершину навершия. Таковы головы быка и оленя. Вместе с тем, мастера не избегают и условности в трактовке деталей / изображаемых животных (рога оленя). Известны навершия двух видов: шумящие, звеневшие в пути и отпугивающие злых духов (навершие с изображением головы быка, навершие в виде бубенца) и композиционные, со сложными зооморфными сюжетами (навершие с головой оленя содержит изображения клювов орлиноголовых грифонов). Навершие из фондов Новочеркасского музея истории Донского казачества выполнено в виде головы оленя. Рога оленя превращаются в ветви мирового дерева, на вершине которого изображены уточки. Утка — водоплавающая птица, способная обитать в двух средах, воде и воздухе, была знаком посредника между миром земным и хтоническим. Навершия выполняли функции оберега транспортного средства души усопшего.

Греческий историк Геродот, в V в. до н.э. посетивший Скифию, оставил описания погребальных обрядов скифов. Тело умершего царя бальзамировали и возили по всем подвластным территориям на колеснице. В знак траура скифы отрезали себе часть уха, стригли волосы, делали надрезы и проколы стрелами на руках. Погребальная процессия шла через все подвластные территории и приезжала в Герры -родовое кладбище скифских царей. Здесь тело царя погребалось в сопровождении удушенных наложниц и слуг. Тот же обряд, но с меньшей пышностью сопровождал погребение рядового кочевника. «Когда же умирают все прочие скифы, то ближайшие родственники кладут тело на повозку и возят по всей округе к друзьям. Все друзья принимают покойника и устраивают сопровождающим угощение, причём подносят и покойнику отведать тех же яств, что и остальным. Простых людей возят таким образом по округе сорок дней, а затем предают погребению». (Геродот. V в. до н.э.).



Резные пластины из слоновой кости.

Важное открытие было сделано под Анапой, где в сырцовом склепе конца У-1У вв. до н.э. были обнаружены остатки деревянного погребального ложа или саркофага, украшенного резными пластинами из слоновой кости. Лучше других сохранились две прямоугольные пластины, на которых на голубом фоне изображены идущие лев и пантера. Мягкая моделировка фигур животных, пожалуй, более всего напоминает работы малоазийских мастеров.

Золотые украшения.

В начале V в. до н.э. ряд независимых греческих городов-государств, расположенных на Керченском и Таманском побережьях, объединяются в одно Боспорское царство. Расцвет Боспора был связан с упрочением торговых отношений с племенами скифов и меотов.

Наиболее массовым античным импортом IV в. до н.э., скорее всего, боспорского производства, являются золотые мелкие фигурные украшения, бусины, подвески и особенно бляшки.

Нашивные пластины, гладкие и ажурные, отличаются разнообразием форм, сюжетов и уровнем исполнения. Исследователи предполагают, что какая-то часть бляшек изготавливалась меотскими мастерами. И, вероятно, прежде всего это были пластины, выполненные в зверином стиле (бляшка нашивная с изображением сцены терзания пантерой вепря, бляшка в виде фигуры пантеры).

Отдельные пластины выполнены в виде человеческих ликов.

Интересна бляшка прямоугольной формы с изображением змееногой богини. Богиня изображена в высоком головном уборе, одета в хитон и пеплос, подвязанный поясом. Из-за плеч богини поднимаются крылообразные отростки, заканчивающиеся головами грифонов. Складки одежды по две с каждой стороны завершаются изображениями голов грифонов и птиц. В левой руке богиня держит голову бородатого мужчины. В виде змееногой богини почиталась богиня-прародительница. По греческой легенде скифы произошли от брака Геракла и змееногой девы Ехидны. Человеческие жертвоприношения были составным элементом культа этого божества.

Нашивные пластины украшали одежду кочевников. А некоторые орнаментированные пластины дают представление о деталях одежды, украшениях (бляшки круглые с изображением женской головы, волосы убраны в косынку, на шее - округлые бусы).

В обрядовых действиях широко использовались деревянные двуручные чаши, украшенные золотыми аппликациями, котлы и ритоны. Ритон - глубокий сосуд для жертвоприношений. Роговые ритоны, оправленные в золото и серебро, встречаются в скифских курганах. На основание ритона надет наконечник в виде трубочки, заканчивающейся изображением головы кошачьего хищника с раскрытой пастью. Зубы хищника выполнены из витой проволоки. Наконечник украшен сканным орнаментом.

Наиболее ярко общность культур ранних кочевников Евразии проявилась в существовании у этих племен так называемой «скифской триады». В ее состав входят близкие формы вооружения и конского снаряжения, а также своеобразное искусство - так называемый «скифо-сибирский звериный стиль», для которого характерны стилизованные с помощью особых приемов изображения сильных и быстрых животных в определенных позах. «Звериный стиль» как правило использовался в оформлении оружия и конской узды.

К наиболее ярким изделиям, выполненным в зверином стиле, относится бронзовый наконечник ножен, завершающийся головой волка с открытой пастью, имеющий параллели в искусстве сарматов и племен лесостепного Поволжья.

Искусство меотских племен представлено, главным образом, бронзовыми деталями конской сбруи, выполненными в технике литья по восковой модели с последующей гравировкой.

Упряжь коня подчёркивала его необыкновенную природу. Бронзовые детали конской сбруи представлены наносниками, налобниками, псалиями, украшенными изображениями различных животных и растительным орнаментом. Самыми распространёнными образами являются грифоны и львы. По законам магии, символы и образы легендарных коней умножали силу реального коня.

Сарматы.

В начале III в. до н.э. в южнорусской степи появился новый мощный военный блок. Основу его составили заволжские и приазовские кочевники аорсы и сираки. В серии жестоких набегов они разорили Скифию, дошли до Балканского полуострова и Кельтики, превратив степь в дикое поле.

Опальный римский поэт-изгнанник Овидий Назон по прошествии столетий опишет страх, который испытывали жители античных городов перед всесокрушающей жестокой кочевой ордой.

Враг, опасный конём и далеко летящей стрелою,

Всё истребляет вокруг, сколько не видно земли.

Многие в страхе бегут. Никто за полями не смотрит,

Не охраняет добра, и разграбляется всё:

Бедный достаток селян и скотина с арбою скрипучей –

Всё, что в хозяйстве своём житель убогий имел.

В плен уводят иных, связав им за спины руки,-

Им уж не видеть вовек пашен и Лавров своих!

Многих сражает степняк своей крючковатой стрелою –

Кончик железный её красящий яд напитал.

Всё, что не в силах беглец унести или вывезти, гибнет,

Скромные хижины вмиг вражий съедает огонь.

Здесь внезапной войны и в спокойное время страшатся,

Не налегают на плуг, землю не пашет никто.

Или же видят врага, иль боятся его, хоть не видят.

Как неживая лежит, брошена всеми земля.

(Овидий Назон. Скорбные элегии III. 10, 55-70)

Вслед за скифской эпохой наступила сарматская (III в. до н.э. -ГУв.н.э.). И в это время властителями степей по-прежнему остаются конные всадники - теперь уже тяжело вооруженные воины -катафрактарии в панцире, со шлемом на голове, со щитом, с длинным мечом, копьем и луком.

Гелиодор писал:«Когда наступает время битвы, то, ослабив поводья и горяча коня боевым криком, он мчится на противника, подобный какому-то железному человеку или движущейся кованой статуе. Острие копья сильно выдается вперед... и в своем стремительном натиске колет кого ни попало, одним ударом часто пронзая двоих.»

Сарматы изменили вооружение всадника и коня. Закрытый бронёй из мелких железных пластин, конь и всадник становятся недосягаемыми для стрел. Копьё и длинный меч позволяли достать противника с седла, чем было обеспечено тактическое превосходство и быстрое завоевание степи.

Уже в который раз на протяжении более чем тысячелетней эпохи железа конные всадники обеспечили кочевым народам Евразии военное преимущество над врагами.

Полностью изменяется конская упряжь, исчезают псалии, грифоны, крылья нащечников. Появляются фалары — большие пряжки, выполненные в традициях новой культуры.

Среди фаларов, представленных на выставке, несколько явно античного происхождения. Это фалары с изображением Медузы Г органы и Крылатой богини, вероятно, Ники - богини Победы. Обращает на себя внимание пара фаларов со стилизованным изображением свернувшегося льва. Трактовка фигуры льва близка работам фракийских мастеров. Не исключено, что эти фалары были изготовлены где-то на территории современной Болгарии.

Украшения мужского костюма выполнены в виде 6 штампованных ажурных изображений львиноголового хищника влево и 6 орлиноголовых грифонов вправо.

Высокий статус сарматских женщин находил выражение не множестве украшений, встречающихся в их погребениях. Женщины обладали не только религиозной, но и светской властью. О выдающихся представительницах этого славного племени воительниц слагали легенды.

Символом знатности являются гривны - шейные украшения в виде обруча. Интересна серия гривен с зооморфными окончаниями.

Наиболее простые из них - свернуты из круглой в сечении проволоки с заходящими концами или спиралевидной, завершаются стилизованными изображениями голов змей. Сложнее - гривна из^ станицы Старонижнестеблиевской, у которой трубчатый обруч завершается пластинами, украшенными геометрическим орнаментом и головами грифонов. И спиралевидная гривна из станицы Старокорсунской, уплощенные концы которой украшены изображениями лосиных голов.

Зооморфные сюжеты прослеживаются в изготовлении сережек, выполненных в виде скульптурного изображения барана, в виде козерога.

Наиболее массовый античный импорт представлен разнообразными украшениями, выполненными из золота, часто в сочетании с эмалями и разноцветными полудрагоценными камнями. Это различные подвески, отличающиеся многообразием форм, часто с дополнительными дисковидными привесками на тонких цепочках. В изготовлении подвесок широко используется зернь, скань, вставки из сердолика. Ковка, пайка, шлифовка, сверление, чеканка, скань и зернь -вот излюбленные приемы, пользуясь которыми античные ювелиры создавали замечательные творения прикладного искусства.

Эти же приемы, да еще инкрустацию использовали ювелиры Боспорского царства, изготовлявшие многочисленные щитковые фибулы. Фибулы с круглыми, овальными, ромбовидными, гладкими и ажурными щитками, украшенными полудрагоценными камнями, зернью, сканными полусферами, овами, спиралями, бегущей волной -эти фибулы характеризуют полихромный стиль, получивший широкое распространение в.первые века нашей эры.

Кочевники, активно участвуя в политических событиях своего времени, обогащались образцами художественной культуры Рима, Парфии, Армении, Боспорского и Понтийского царств.

Междуречье Дона и Кагальника в первые века н.э. принадлежало сарматскому племени - аланам. Сегодня от обитателей этих мест остались лишь курганные насыпи - немые свидетели прошедших эпох. Археологическое изучение памятников знакомит нас с историей живших здесь кочевников, принимавших участие в походах на Армению, Парфию, Боспорское царство.

В одном из исследованных курганов (курган 10 «Ново-Александровка») в 1977 году был обнаружен серебряный сервиз. Основное погребение воина было полностью ограблено. Тайник не найден грабителями. В нём находились вложенные друг в друга: серебряная миска, три фиалы, ковш, ковш с ситечком, накрытые сверху лутерием. На фиале нанесена тамга - личный знак боспорского царя Аспурга, правившего в 14-37 гг.н.э. Место изготовления сервиза точно не установлено. Возможно, он был выполнен в восточно-римских провинциях.

Три фиалы имеют вид низких, широко открытых чаш. С внутренней стороны — медальоны с изображениями божеств. На одном из медальонов изображена Артемида, согласно мифу, богиня охоты и живой природы.

Лутерий - сосуд для смешивания вина. В греческой традиции вино употреблялось разбавленным ключевой водой. Варвары (кочевники) пили вино неразбавленным. У греков даже существовало особое выражение «подскифь» (т.е. налей напиток большей крепости).

Неглубокий ковш имеет длинную ручку в виде стилизованного изображения хищной птицы со сложенными крыльями, прогнутым клювом. Предназначен для черпания вина. Ковш с ситечком использовали для процеживания вина.

Второй набор золотой и серебряной посуды был обнаружен в 1982г. в Азовском районе .В кургане, ограбленном еще в древности, сохранились два тайника, не замеченные грабителями.

В одном тайнике находилась массивная круглодонная золотая чаша, украшенная полусферическими вдавлениями. На дне -изображение пятилепестковой розетки.

Внутри золотой чаши археологи обнаружили серебряное сито. По-видимому, оно предназначалось для процеживания вина.

Интересен серебряный кубок сферической формы с ручкой в виде стоящей пантеры. Глаза, уши, плечи и бедра животного в древности были украшены вставками.

Кубки такого типа подвешивались к поясу воина и являлись не просто драгоценной посудой, а символом принадлежности к знатному роду.

Дополняли набор четыре серебряных канфара. В этом же кургане, но в другом тайнике были обнаружены серебряные таз и кувшин. Кувшин не имеет даже отдаленных аналогов в сарматских погребениях и памятниках Северного Причерноморья. Ручка кувшина изображает сидящую гиену. Его поверхность украшена позолоченным гравированным орнаментом. Мифологические и бытовые сцены расположены в два яруса. Нижний ярус состоит из сцен рыбной ловли, плывущих рыб и дельфинов. В центре изображено морское божество с трезубцем в руке, восседающее на фантастическом чудовище. Более узкий верхний фриз состоит из изображений птиц различных видов, копытных животных. Кувшин накрыт крышкой, украшенной изображением розетки.

Сцены, запечатленные на сосуде, по-видимому, являются отражением представлений сарматов об окружающем их мире.

Кувшин в комплексе с серебряным тазом, бронзовым котлом, ] золотой чашей и серебряными сосудами составлял, вероятно, культовый набор. Возможно, все эти предметы служили для ритуальных целей. Известно, что одной из форм бескровного жертвоприношения богам являлись ритуальные возлияния чистого вина. Подобных сервизов, обнаруженных на территории Нижнего Дона, известно два. Подавляющая часть серебряных сосудов является итальянским импортом, который попадал в руки сарматской верхушки несколькими путями: в результате подношений боспорских правителей родоплеменным вождям, посредством торговых связей, как военные трофеи.

Все сервизы были обнаружены в тайниках в насыпях курганов и могли исполнять функции даров-жертвоприношений богам загробного мира.

Украшения I в.н.э.

Сарматские женщины носили браслеты из бронзы, железа, серебра, золота или крупных бус, серьги, перстни, различные подвески, колье и ожерелья из стеклянных и каменных бус. Рукава, подол, а иногда и борта верхней одежды они расшивали мелкими бусами или нашивными бляшками. Украшения, обнаруженные в богатых могилах, в большинстве случаев представляли собой произведения искусства, каждое из которых было индивидуально. Не имеет аналогов ожерелье, выполненное в «зверином стиле». Этот стиль, характерный для первых веков нашей эры, получил название «сарматского». Ожерелье собрано из двух плетенных цепочек, парных зооморфных изображений грифонов (мифические существа с головой хищной птицы и телом льва) и центрального медальона. Голубая вставка выполнена из стекла, вставки зеленого цвета - из бирюзы. Встречаются отдельные цепочки подобного плетения или лишь стилистически близкие изображения. По всей видимости, изделия такого типа были штучными и выполнялись на заказ.

Подвески - женские украшения, крепившиеся к головному убору, сделанному, возможно, из кожи или ткани, но не сохранившемуся до наших дней.

Штампованные нашивные бляшки делали, как правило, из золота. Они имели самые разнообразные формы, но чаще всего сферические.

Наиболее распространенными украшениями сарматов были всевозможные бусы из стекла, одноцветного и многоцветного, а также полудрагоценных камней. Их носили в виде ожерелий, браслетов и расшивали ими не только одежду, но и туалетные сумочки. К сарматам бусы поступали главным образом из Северо-Причерноморских колоний, которые являлись как центрами их производства, так и местом транзита этих изделий из стран Средиземноморья. У кочевого населения излюбленными и наиболее многочисленными были лишь определенные типы и формы бус. Сюда входили стеклянные бусы с внутренней позолотой, всевозможные глазчатые и полихромные, а также бусы из полудрагоценных камней - сердолика, горного хрусталя, янтаря.

В составе ожерелий, которые находят не только в женских и детских могилах, но и в мужских, попадаются бусы и различные подвески из египетской пасты. Это скарабеи, плакетки с изображением лежащего льва, собаки, крокодила, лягушки, птицы, пронизки с изображением женского божества, головы Медузы Горгоны, плакетки с изображением частей тела человека.

Можно предположить, что изделия из египетской пасты, служившие религиозно-магическими символами, имевшими апотропеическое значение (как охранительные амулеты) для самих египтян, стали таковыми и для сарматов. Разумеется, сарматы не были знакомы с конкретным смыслом, который вкладывали в эти предметы египтяне. Но большинство названых магических символов - части человеческого тела или самого человека, лежащие львы, - по всей вероятности, соответствовали религиозным представлениям самих сарматов. Они оказались созвучны идеологии местной этнической среды, а потому стали необходимыми атрибутами их собственных культов, превратившись в местные магические символы, ношение которых защищало человека от несчастий, недугов и обеспечивало ему благополучие, силу, храбрость, здоровье.



Ко второй половине I в.н.э. относятся сарматские курганы, по богатству инвентаря которых можно предположить, что принадлежали они сарматским вождям или «царям». Из богатой верхушки сарматского общества формировалась тяжеловооруженная конница. Вещи из богатых курганов дают представление о вооружении и снаряжении сарматских воинов.

В 1986г. на юго-восточной окраине Азова, в районе дачного поселка, археологическим отрядом Азовского музея был обнаружен уникальный комплекс.

Курган имел высоту 0,9 м. при диаметре около 35 м. Для сокрытия особо значимых вещей в кургане был сооружен и тщательно замаскирован тайник. Можно предположить, что тайник был выполнен накануне погребения. И только на следующий день совершился основной погребальный обряд - на дно могильной ямы положили умершего воина вместе с предметами вооружения, быта, украшениями и напутственной пищей - частью туши барана. Сверху яму прикрыли жердями и набросали камыш. Потом совершили поминальный ритуал и разбили двенадцать шестилитровых амфор.

Погребение было полностью разрушено при ограблении в древности. Но тайник грабители не заметили.

Археологи обнаружили в тайнике богатейший набор конской упряжи, дающий представление об эволюции конского снаряжения в сарматскую эпоху. Весь набор - редкие, необычайно красивые произведения искусства. Он состоит из комплекта удил с псалиями и металлическими поводьями (золотая и серебряная цепи), оголовья, украшенного девятью фаларами. Овальные фалары декорированы золотом и агатами. На кожаные ремни бЬли нанизаны золотые трубочки. Крупный золотой фалар, инкрустированный бирюзой, кораллами и альмандином, украшал грудь лошади. Два больших фалара, с изображениями лежащих львов, крепились в районе плечевых суставов.

На дно тайника была помещена сложенная в несколько раз накидка на лошадь, богато расшитая золотыми пластинами восьми типов. В древности пластины были нашиты на кожу, истлевшую за 2000 лет. Более пятнадцати тысяч золотых пластин составляли узор, фрагменты которого удалось зафиксировать.

В юго-западной части тайника, частично под крупным фал аром, лежал массивный золотой браслет, составленный из фигурок бегущих оленей.

Поверх накидки в центральной части тайника был обнаружен уникальный железный меч с золотой рукоятью и золотой обкладкой ножен, украшения портупейного пояса.

Меч - великолепный и очень редкий образец сарматского оружия. Такой меч крепился к портупейному поясу воина, по сарматскому обычаю, с правой стороны.

Известно, что меч у ирано-язычных кочевников, кроме основной своей функции, имел и другие. Он был олицетворением бога войны и социальным символом, знаком принадлежности к воинам - высшему сословию, из которого происходили и сами цари. Это подтверждает щедрое украшение рукоятки, ножен и портупейного пояса золотыми пластинами, вставками из бирюзы, коралла и сердолика. На рукояти и ножнах меча древний мастер запечатлел очень интересный сюжет, состоящий из нескольких сцен. В круговом навершии рукояти изображен верблюд с поднятой головой. Ниже - сцена нападения орла на двугорбого верблюда. В этой сцене верблюд ещё не оказывает сопротивления хищной птице, а только поворачивает голову к своему противнику. На ножнах мастер развивает сюжет следующим образом: четыре раза повторяется сцена поединка орла и верблюда. Верблюд вгрызается в крыло орла, а хищная птица терзает брюхо противника. Эта же сцена повторяется и на боковых выступах. Что же обозначает этот сюжет? Согласно мифологии, хищная птица - образ смертоносного существа, противостоящего реальному живому миру. И наоборот, копытные животные связываются с землей, с миром жизни. Возможно древний мастер запечатлел борьбу мира жизни с миром смерти. Но это только одна из версий уникального сюжета.

Накидка на лошадь, расшитая золотом, вероятно, превращала скакуна в божественного небесного коня, крылатого Пегаса -посредника или спутника усопшего.

В данном случае, в погребальном обряде наблюдается подмена жертвенного животного. Конь был необходим всаднику и при жизни, и после смерти. Кровь сотен и сотен благородных животных «под секирой обагряла ковыль» на тризнах воинов. Конь укладывался в могилу в полной упряжи, дабы хозяин мог воспользоваться им сразу же по прибытии в загробное царство. Так и находят их археологи: вооруженного всадника и рядом - взнузданного коня.

В нашем случае обнаружена только конская упряжь. Поскольку детали упряжи лежали поверх накидки, сложенной в несколько раз (возможно, были завернуты в нее) восстановить точно этот предмет невозможно.В течении ряда лет исследователи пытались реконструировать накидку. Изображения коней, украшенных большими накидками, покрывающими круп, шею и голову животного, известны в рисунках парфянского времени. Известны иранские средневековые накидки, которыми покрывали коня Хосейна на празднике Мохаррам.

Вероятно, культовые предметы - жертвенный кинжал с поясным набором и золотой браслет - дополняли атрибуты некоего ритуала, о содержании которого мы пока ничего не знаем.

Украшениями портупейного пояса являлись пластины, выполненные в сарматском зверином стиле, инкрустированные вставками из коралла, стекла, альмандина.

На пластинах изображена сцена борьбы четырех фантастических существ: два дракона и два грифона (чудовищные птицы с орлиным клювом и телом льва).


Конь еще с глубокой древности почитался как культовое животное. Бег коня ассоциировался с бегом времени. На конях летают герои в мифах и сказках.

Разве что в загробный мир, по некоторым древним поверьям, душа человека отправлялась верхом на баране. На выставке представлены ритуальные сосуды.

Патера - жертвенный сосуд, ручка со скульптурным изображением головы барана. Сосуд ритуальный, выполненный в виде рельефной фигурки барана. Верхняя часть головы барана является горлом сосуда.

Интересен плоскодонный сосуд с приземистым туловом. На венчике - фрагмент в виде полосы зигзага. На тулове многофигурный фриз, состоящий из сцен охоты на оленей и сражения.

В 1989г. при исследовании курганной группы «Красногоровка-Ш» (курган 18, погребение 1). был обнаружен железный нож с резной костяной рукоятью. На верхней части рукоятки - скульптурное изображение сидящего на троне мужчины. Ножки трона обозначены сквозными прорезями в рукояти. Изображения рук и ног человека сохранились плохо. Вероятно, в левой согнутой руке он держит какой- то предмет (ритон ?). В изображении лица проработаны детали - выразительные крупные глаза, прямые усы, клиновидная бородка. Пышные волнистые волосы собраны повязкой очелья. Повязка завязана сзади бантом, свободные её концы ниспадают на спину.


В меото-сарматское время появляются подлинные произведения искусства, выкованные местными кузнецами из железа. Это прежде всего жезл с шарнирной крестовиной, концы которой украшены головами оленей. На одном из оленей - стилизованное изображение человеческой фигурки.

В 1976г. было исследовано погребение женщины-воительницы. Легендарную «амазонку» сопровождал железный меч с халцедоновым навершием, кинжал и нож, ножны которых были украшены золотыми пластинами.

У левого плеча погребенной был обнаружен серебряный кубок, украшенный рельефными тисненными изображениями четырех пчел, припаянных к корпусу. Поверхность кубка богато орнаментирована гравированным орнаментом, сочетающим растительные и геометрические мотивы. Орнаментальные пояса и изображения позолочены. Кубок - одна из самых интересных и редких находок в нижнедонских позднесарматских погребениях.

Ножка кубка выполнена из серебряной пластины, неаккуратно скрученной в трубочку с не запаянными краями. Вероятно, это следы ремонта, т.к. ножка, кубка отличается более грубой техникой исполнения.

Далекие предки хранили произведения своих талантливых современников, передавали их из поколения в поколение ремонтировали, старались продлить жизнь красивых вещей.

В богатых могилах воинов-всадников встречаются халцедоновые навершия с отверстием в центре. Сквозь это отверстие продевался бронзовый заостренный книзу штырь-гвоздь, загонявшийся в деревянную рукоять.

Судя по сарматским, а также боспорским находкам, халцедоновые навершия были принадлежностью только длинных мечей. Что касается крупных стеклянных или чаще каменных шаровидных и кольцевидных бусообразных предметов, находимых нередко около рукояти или клинка мечей и кинжалов, то их следует считать не навершиями, а украшениями кистей, темляков.

Изредка в позднесарматских могилах вместе с длинными мечами находят специальные скобы из нефрита или халцедона, которые наглухо прикреплялись к ножнам меча. Через отверстия этих скоб продевались ремешки, позволявшие свободно подвешивать меч к поясу. Способ ношения длинных мечей при помощи скоб на ножнах максимально приспособлен для всадников и значительно менее удобен для пехотинцев.

Нефритовые и халцедоновые скобы импортировались, по- видимому, из Кореи или Китая, где они были широко распространены.

Сарматская культура уходит корнями в культуру савроматов. Внешним выражением этой генетической связи был высокий социальный статус женщин. Сакральные функции в обществе исполняли женщины-жрицы. Хорошо сохранившееся погребение сарматской жрицы было обнаружено в 1979 г. В экспозиции предлагается реконструкция её костюма. Жрице было 45-50 лет. На ней золототканая одежда, от которой сохранились лишь тонкие нити. Все сопровождающие жрицу предметы выполняли ритуальные функции. Чаша с ложкой для жертвенных возлияний, жезл, котел. Даже нашивные бляшки на платье, состоящие из трех соединенных вместе выпуклых кружков, означали фазы дневного светила.

Наиболее ярким памятником полихромного стиля является роскошное золотое ожерелье. Ожерелье состоит из 22 бус и медальонов со вставками из камней. Все элементы соединены между собой петлями. В центре три ромбических медальона со вставками. Далее от боковых ромбов располагается с каждой стороны по два шарика, украшенных зернью. За медальонами с двух сторон - бусины в виде головок рыси. Далее - агатовые и гранатовые бусы в золотой оправе, бочонковидные бусы с зернью и бусы из изумрудов и агата. На краях ожерелья петельки со щитками, инкрустированными черными агатами.

Ожерелье - блестящий образец античного искусства, где филигранная техника исполнения всех деталей сочетается с авторской фантазией.

Налобную повязку украшает фибула овальной формы. В центре вставлен сердолик - инталия с изображением крылатой Ники, держащей факел в руке. Голова показана в профиль влево, волосы собраны на затылке, согнутой правой рукой богиня опирается на полуколонну. Гемма окружена орнаментальным поясом из 10 альмандинов (2 утрачены) и зерни. На оборотной стороне броши — двойная железная игла.

На повязке очелья закреплены два золотых височных кольца.

Украшение поясного ремня состоит из крупных полых золотых бус, золотых цепочек-подвесок, прикрепленных к бусам. Накидка расшита золотыми пластинами (90 штук). Подол платья также украшала золотая орнаментальная полоса.

Украшения обуви выполнены в виде фигурок лошадей из золота.

Во И-Ш вв. н.э. происходит постепенное увядание сарматского звериного стиля, изображения животных схематизируются, а каменные и стеклянные вставки приобретают декоративный характер.

К середине II в.н.э. на смену среднесарматской культуре приходит позднесарматская культура, которая сформировалась в среде кочевого населения Азиатской Сарматии.

Набор инвентаря в погребениях мужчин, женщин и детей остается практически неизменным, меняются лишь типы вещей. Как и раньше, керамика встречается во всех захоронениях, но в основном в женских и детских могилах. Мужчин сопровождают оружие, орудия труда. В женских могилах находят орудия труда, предметы туалета, украшения, курильницы и амулеты. Вооруженных женщин почти нет.

Украшения почти всегда располагаются там, где их носили при жизни. Пряжки размещались обычно на поясе или около мечей и кинжалов, фибулы - на правом или левом плече. Сопровождавшие женщин предметы туалета клали нередко в специальные сумочки сбоку от тела. Зеркала-подвески находят часто на груди в составе ожерелий.

Основную массу позднесарматских зеркал составляют маленькие бронзовые зеркала-подвески. Наиболее ранние из них снабжены крупным коническим выступом в центре оборотной стороны. Остальные имеют на оборотной стороне рельефный орнамент в виде небольшого круглого выступа в центре, вокруг которого группируется рисунок — круг, линии, растительный орнамент. С первых веков нашей эры зеркала-подвески получили довольно широкое распространение у оседлого населения нижнего Дона, Северного Кавказа, Европейского и Азиатского Боспора и юго-западного Крыма. Видимо, мастерские любого из этих центров могли поставлять сарматам зеркальца-подвески. Направление связей определялось территорией и маршрутами кочевания племенных объединений. Ближе к концу II в.н.э. появляются небольшие (диаметр 5-7 см.) дисковидные зеркала, оборотная сторона которых снабжена петлей.

Очень редко в сарматских могилах находят бронзовые щипчики- пинцеты, достаточно широко употреблявшиеся в греческих городах- колониях Северного Причерноморья.

По-видимому для сохранения благовоний и, может быть, каких-то красок употреблялись маленькие бронзовые, очень редко-серебряные и золотые сосудики-флакончики.

Из украшений сарматские женщины носили бронзовые, серебряные и золотые серьги, гораздо реже - перстни, браслеты. Только в достаточно богатых захоронениях встречаются гривны и расшитая золотыми пластинами одежда. Для прикрепления к одежде обычно пробивали два симметричных сквозных отверстия или крепили на оборотной стороне маленькую петельку.

Мелкими бусами обшивали рукава, подол одежды. Однако основная масса бус использовалась для ожерелий. Больше всего встречается стеклянных бусин. В массе своей они из непрозрачного стекла синего, красного, зеленого и других цветов. Примерно с середины I в.н.э., но особенно со II в.н.э. появляется новый тип бусин - так называемые 14-гранные. Они бывают квадратными или прямоугольными, стеклянными или каменными. Однако, в основном их делали из сердолика.

В первые века нашей эры на Кубани и в Танаисе довольно широко распространяются железные пружинные ножницы . Появляются они в погребениях позднесарматской культуры на всей территории её распространения.

Железные кинжалы с бронзовыми прямыми перекрестьями и бронзовыми навершиями сопровождают только мужские захоронения .

По-видимому, кинжалы носили преимущественно на бедре прикрепленными к ноге при помощи ремешков, которые её охватывали.

В позднесарматских погребениях встречаются и бронзовые колокольчики, которые, по-видимому, использовались в культовых церемониях.

Вероятно, в ритуальных целях использовались и бронзовый таз с двумя литыми ручками. Фигурные атташи выполнены в виде изображений птиц и грибов.

На периферии кочевого мира продолжают существовать греческие города, культура которых всё более сарматизировались (варваризировались). Сарматские элементы в культуре мирно соседствуют с греческими погребальными обрядами.

Взаимодействие культур приводит к появлению новой мифологии, причудливо сочетавшей в себе греческую изысканность с варварским

натурализмом.

Следующий раздел выставки посвящён знакомству с лучшими

находками из раскопок античной Горгиппии. Городок возник в первой

половине IV в. до н.э. на месте торгового поселения, основанного

ионийцами ещё в VI – начале V вв. до н.э. Древние авторы это поселение

называли Синдская Гавань, то есть поселение возникло на землях

синдов, одного из меотских племён. Горгиппия получила своё название

по имени Горгиппа, брата боспорского царя Левкона I ( 389/388 -

349/348 гг. до н.э. ), при котором Синдика вошла в состав Боспорского

царства. Горгиппия просуществовала 7 столетий до середины III в. н.э.,

исчезнув в грандиозном пожаре . Систематическое исследование

Горгиппии ведётся с 1960 г. Совместной экспедицией Института археологии АН СССР и Краснодарского государственного историко-

археологического музея-заповедника. Руководство экспедиции ( сначала

И.Т.Кругликов, затем Е.М.Алексеева и А.С.Шавырин ) сумело провести

Крупномасштабные охранно-спасательные раскопки города и его

Сельской периферии, некрополя города , где исследовано около 300

погребений. Ещё 150 погребений открыто при изучении пригородов.

Раскопки совмещаются с реставрационными работами и музеефикацией участка древнего города. Экспонируемые материалы датируются в пределах I в.н.э – середины III в. н.э., т.е. они полностью укладываются в хронологические рамки меото-сарматского периода и дополняют наши

Представления о культуре античного Боспора и его широчайших связях.

Особое место среди горгиппийских материалов занимают находки

Выдающегося значения, обнаруженные в 1975 г. при раскопках погребального комплекса середины III в. н.э., состоящего из каменного

Склепа с фресковой росписью, посвящённой подвигам Геракла, а также из склепа и могилы, вырубленных в скале.

Лучшие, отобранные для экспонирования, находка из Горгиппии

представлены драгоценными украшениями, кинжалом в ножнах ,

дорогой посудой и предметами быта.Среди украшений интересны ажурные пластины-обкладки с изображением птиц с перевитыми шеями. Это единственные находки, выполненные в зверином стиле и никак не связанные с получившими в это время широкое распространение вещами, изготовленными в полихромном стиле. К их числу относятся полусферическая бляшка и

пряжка, инкрустированные бирюзой и украшенные сканью. Так же

украшен и идеальной сохранности массивный, четырёхгранный в

сечении браслет, в центре которого размещена овальная стеклянная

вставка, обрамлённая сканью. Крупная полусферическая бляха с

изображением львиной морды, у которой глаза инкрустированы агатом,

представляет собой сочетание звериного и полихромного стилей.

Наиболее выдающимся памятником такого типа из представленных на

выставке, бесспорно, является кинжал, рукоять и ножны которого

обтянуты золотыми, богато орнаментированными пластинами. Вдоль

рукояти высоким рельефом изображены три орла, в центре перекрестия

- павлин, по углам - орлы, держащие в когтях зайца. Ещё семь

аналогичных изображений размещены вдоль клинка и на расширении ножен в нижней части. Все изображённые животные, а также края ножен и рукояти инкрустированы бирюзой и гранитами. Хорошо проработанные фигуры животных в сочетании с разноцветной инкрустацией на фоне золотого поля придают всему творению пышность, столь характерную для лучших образцов полихромного стиля.

Резко контрастируют с полихромными вещами золотые ожерелья из биконических бусин разного размера, витая гривна, украшенная

< геракловым узлом > и стилистически близкая гривне лучковая фибула, сделанная из одного куска кованой проволоки.

Интересная коллекция массивных золотых перстней с мастерски выполненными геммами. Особенно впечатляет вставка с фигурой поврежденного воина в шлеме, прикрывающегося щитом.

Не менее выразительны перстни с изображениями головы Силена, верховного божества эллинистического Египта Сераписа и богини Афины в шлеме с копьем и щитом, под её протянутой правой рукой

Художник нанес тамгообразный знак династии, царствующей на

Боспоре . Изображение тамги местной дистанции должно было, по мысли

заказчика, а , возможно и автора демонстрировать покровительство

знаменитой богини или указывало на родство с ней. Наиболее

популярна на Боспоре впервые века нашей эры была Афродита

Урания ( небесная ), считавшаяся покровительницей Боспорского

государства. Поэтому неслучайно изображение этой богини встречено

среди драгоценных украшений из Горгиппии. Это золотой венок,

имитирующий дубовые листья, в центре которого на прямоугольной пластине запечатлен образ богини с Эротом слева и скипетром на правом плече.

Великолепен по форме и разнообразен по цвету набор стеклянных сосудов из Горгиппии. Таковы, например, синяя и лиловые чаши с ребристым туловом и чаша, выполненная в технике <<миллефиоре>> (спайка в форме отдельных орнаментированных пластинок с полихромным узором).

Уникальным произведением сирийских стеклоделов является оттиснутая в форме трехслойная полихромная фиала, где господствующий синий фон удивительно сочетается с широкой золотой волнистой линией, обрамленной тонкими линиями белого, зеленого и

лилового цветов.

Из предметов быта обращают на себя внимание бронзовые

светильники, ручки которые завершаются очень выразительными, хотя

и лаконично трактованными, головками гуся и утки.

Растительный орнамент, выполненный в технике выемчатой

эмали, украшает с обеих стороны рукояти бронзовых стригилей. Стригили

служили для снятия с тела атлета благовонных масел, которыми

античные спортсмены натирались перед соревнованиями. Вероятно,

стригили были изготовлены в одной мастерской где-то в Малой Азии

или на Ближнем Востоке. Нельзя исключить, что они были специально

заказаны в качестве погребального инвентаря. Во всяком случае,

сравнительно сильная загнутость и утолщенность рабочих боковых

стригилей, хотя и подчеркивает изящную форму изделия, были явно

неудобны для пользования орнаментация ручек. Ведь стригили

достаточно часто попадаются при раскопанных античных

памятников, но столь великолепные образцы до сих пор в Северном Причерноморье не встречались.

Сравнительно небольшая экспозиция находка из Горгиппии хорошо иллюстрирует не только высокий уровень мастеров Боспорского

царства, но и обширные связи Боспора с отдельными районами

античного мира. Стекло из Сирии и Финикии, бронзовые светильники из

италийских центров, золотой перстень с геммой, изображающий

египетского бога, ближневосточные или малоазиатские стригили –

лучшее тому подтверждение.

В III-IV вв.н.э исчезают детали конского убора, выполненные в

зверином стиле, столь распространенные в предшествующее время. Это

результат не только полного перехода на железную сбрую, но и

изменений в мировоззрении, а отсюда и во вкусах. Кони и теперь

украшают - крупные бусы, распределители ремней, украшенные сердоликами, стеклом, нагрудное украшение конской упряжи,

состоящее из 15-ти бронзовых пластин. Пластины украшены серебром, позолотой, стеклянными ставками.

Не исключено, что распространение моды на многоцветные украшения у меотов и сарматов связано со сложением полихромного стиля, сформировавшегося на Ближнем Востоке в эпоху эллинизма и получившего широкое распространение во всем античном мире. Известно, что одним из крупнейших центров по производству украшений, выполненных в полихромном стиле, было Боспорское царство, расположенное на периферии античного мира.

Боспорские ювелирные мастерские удовлетворяли потребности своей знати и социальной верхушки племен , соседствоваших с Боспором- скифов, меотов, сарматов. Огромные потребности этого рынка , видимо, способствовали тому, что Боспорское царство получило славу крупного ювелирного центра эллинистического и римского периодов.

Поразительно богата земля юга России памятниками далекого прошлого. Во имя того, чтобы эти сокровища материальной и духовной культуры стали достоянием мировой науки и искусства, ежегодно работают десятки археологических экспедиций, трудятся реставраторы, пытаясь восстановить предметы и сохранить на веки и тысячелетия.

ПОЛОВЕЦКИЕ БАБЫ

Историко-литературная традиция относит основание Азова к 1067 году и связывает название города с именем половецкого хана Азупа. В донских степях половцы хозяйничали около двухсот лет. К сожалению, материальных свидетельств пребывания в наших краях этих племен сохранилось немного. Ярким примером их нахождения в наших краях служат каменные изваяния, попросту «Баба». Время не пощадило их: ветер, дождь и солнце стерли индивидуальные признаки. При внимательном рассмотрении можно различить косицы на спине мужских фигур, сапожки, чулочки. И как и тысячу лет назад, они сжимают в растопыренных пальцах сосуды, в которую они клали пищу для погребенного родственника. Сами же статуи предназначались для замены умершего на его поминках и служили временным вместилищем его души, которая принимала участие в поминальном пиршестве.То есть, каменные изваяния были неприемлемой частью распространенного среди кочевников, культа личности. Само слово «баба»-это переиначенное на русский лад тюркоязычное слова «вава», что значит предок. Ставились такие статуи в поминальных святилищах на курганах и возвышенных местах. Ей поклонялись, приносились жертвы.

И приходят сюда кипчаков племена

И гнется пред идолом кипчака спина

Пеший путник придет или явится конный

Покоряет любого кумир их исконный.

Всадник медлит пред ним, и коня придержав,

Он стрелу, наклоняясь, вонзает меж трав.

Знает каждый пастух, прогоняющий стадо,

Что оставить овцу перед идолом надо.

Так описывал древний поэт каменное божество. Уважительное отношение к истуканам продолжалось на протяжении столетий не только со стороны половцев, но и других народов. Даже когда «бабам» уже не придавали культового значения и служили они путевыми вехами, их не разрушали и не уничтожали.

Сегодня 15 наиболее сохранившихся каменных идолов можно увидеть в экспозиции Азовского музея-заповедника.

В XIII веке на территории Азова возникает крупнейший город Золотой Орды — Азак. В прилегающей к Дону части Азака генуэзские и венецианские купцы основали торговую крепость. Памятуя о существовании в древности греческого торгового города Танаиса, назвали ее Тана.

Отныне Азак-Тана стал средоточием мировой торговли. Порт Таны принимал итальянские корабли, караван-сараи Азака встречали восточные караваны. Через Азак-Тану проходил Великий Шелковый путь из стран Западной Европы в Персию, Индию, Китай. Через Тану шелк, пряности, ремесленные изделия восточных стран поступали в Европу. Азак-Тана был ключевым пунктом на пути из Москвы, городов Золотой Орды в столицу Византии — Константинополь. По этому пути русские товары — пушнина, пшеница, лес, лен, мед, сало и товары Золотой Орды (донская и волжская рыба, продукты скотоводства) поступали в западные страны. Азак-Тана являлся крупным рынком работорговли и большим ремесленным центром. Для обслуживания торговли в Азаке работал в ХIV-ХV вв. свой монетный двор. Археологи утверждают, что в XIV веке Азак-Тана был одним из крупнейших городов мира (во всяком случае, не меньше Лондона). Здесь проживали представители разных религий: было несколько католических церквей, одна православная церковь, мусульманские мечети. Арабский путешественник Ибн-Батута, посетивший Азак в 1333 году, отмечал, что город отличается красивой постройкой. 



Золотоордынские древности: забытый город Азак

Средневековый город с коротким, но ярким и запоминающимся названием – Азак. Судьба обошлась с ним весьма сурово: сначала широко прославив и дав надежду на долгое и процветающее будущее, а затем вдруг стерев с лица земли и предав его доброе имя глубокому забвению… Лишь спустя несколько сотен лет об этом золотоордынском городе вспомнили и заговорили снова, благодаря невероятным усилиям археологов и историков, по крупицам взявшихся восстанавливать его утраченную для потомков историю.

Азак возник около 1270 г. в результате целенаправленной политики первого хана Золотой Орды Менгу-Тимура, желавшего иметь портовый город, в который могли бы заходить крупные морские суда из Средиземноморья. Этот порт, к тому же, должен был обеспечивать кратчайшее и удобное сообщение с центральным доменом хана, находившимся в Нижнем Поволжье. Единственно удобным местом для строительства такого города был высокий берег реки Дон, где находится сейчас центральная часть современного города Азова (юг России, Ростовская область).

За короткое время Азак разросся до очень больших для эпохи средневековья размеров. Его площадь составляла около 450 га (для сравнения: Киев в 1240 г. имел площадь 90 га, крупнейший город Ближнего Востока Антиохия - 650 га). Город превратился в международный центр, куда сходились несколько важных сухопутных и морских торговых путей, растянувшихся от Китая до Испании и от Северной Африки до Приуралья и Западной Сибири. Здесь существовали поселения итальянских купцов. С 1332 г. венецианская колония получила особый статус. В Азаке присутствовали венецианский и генуэзские консулы.

Город был крупным административным и промышленным центром. В нем находилась резиденция эмира, которому подчинялась территория всего Подонья, Прикубанья и Северного Приазовья, а так же монетный двор - единственный за всю историю Подонья. В Азаке были развиты металлургия и металлообработка. Он был также центром большой сельскохозяйственной округи. Здесь находились ставки многих кочевых аристократов.

К 1340 г. город достиг своего расцвета. В это время численность его населения составляла около 30 тыс. человек. Затем в истории Азака начинается цепь трагических событий. В 1343 г. город пострадал в результате столкновения солдат гарнизона с итальянскими купцами. За этим столкновением последовали затяжные перебои в международной торговле. В 1346-1347 гг. Азак опустошила пандемия «черной смерти» - бубонной чумы, которая затем отсюда распространилась на Ближний Восток, Египет, Западную Европу и Русь. Но наиболее тяжелым испытаниям город подвергся с началом гражданской войны - «великой замятни» - в Золотой Орде в 1359-1381 гг., когда в нем неоднократно происходили жестокие погромы, устраиваемые противоборствующими группировками. Особенно опустошительным стал погром 1370 г., когда погибли многие тысячи жителей Азака. С приходом к власти хана Тохтамыша наступила недолгая стабилизация. Но в 1395 г. город постигла финальная катастрофа - он был дотла сожжен среднеазиатским правителем Тимуром…

Археологические раскопки на территории бывшего золотоордынского города Азак (современный город Азов) ведутся с конца XIX века. Особенно широкомасштабными они стали в 1990-2000-е гг. Археологами Азовского музея-заповедника за это время было исследовано свыше 30000 кв. м средневекового городища (это более 200 раскопов, рассеянных по всей его площади). В настоящее время Азак - наиболее изученный из всех городских памятников Золотой Орды объект. Здесь обнаружены жилые постройки, ремесленные мастерские, улицы и площади, могильники, остатки оборонительных сооружений и т.д. Установлено, что Азак в XIV в. имел трапециевидную форму и, в отличие от современного города, был вытянут не вдоль реки, а в сторону степи. Его центральная улица шириною 8 м проходила по продольной оси города с севера на юг и была замощена костями животных. Ширина других улиц составляла 3-4 м. В городе имелось несколько мечетей, дворец правителя и усадьбы аристократов. На восточной окраине жили обедневшие кочевники, приходившие в город на заработки. С трёх сторон полукольцом Азак окружали могильники. Они имели разные размеры, принадлежали различным группам горожан и отличались друг от друга погребальным обрядом. Сплошной полосы они не составляли, т.к. чередовались с пустырями, отдельными усадьбами и ремесленными мастерскими.

За несколько десятилетий археологических раскопок на памятнике в фондах Азовского историко-археологического и палеонтологического музея-заповедника была собрана большая вещевая коллекция, часть которой представлена на выставке «Золотоордынские древности: забытый город Азак» в Казанском Кремле. Жемчужиной этой коллекции является художественная поливная керамика, произведенная в различных центрах. Особую ценность представляет собрание керамических сосудов, произведенных в городах Юго-Восточного Крыма: Солхате (ныне - Старый Крым), Каффе (ныне Феодосия), Судаке. В золотоордынский период продукция этих керамических центров широко расходилась по территории всей Восточной Европы (даже в Болгаре она составляет сейчас большой процент археологических находок поливной красноглиняной керамики). Азовский музей-заповедник на данный момент располагает самой большой в мире коллекцией поливной керамики Юго-Восточного Крыма XIII-XIV вв., которая намного превосходит коллекционные собрания музеев тех городов, где эта керамика когда-то производилась.

Не менее впечатляющей является представленная на выставке коллекция кашинной керамики, в которой особое место занимает великолепный кубок с росписью цветными эмалями и позолотой с изображением двух фениксов, произведенный в XIV в. иранскими мастерами. В средние века в Иране такую керамику называли «керамикой семи цветов». В современной науке за ней закрепилось данное антикварами название - «минаи». Ни в каком другом золотоордынском городе, к тому же, нельзя встретить такого большого количества византийской и западноевропейской художественной керамики, как в Азаке.

Хотя из письменных источников город известен нам, главным образом, как важный торговый центр, в ходе многолетних раскопок в Азаке, однако, найдено не так много предметов, связанных с торговлей. Монетный материал, обнаруженный азовскими археологами, свидетельствует о том, что с конца XIII в. по начало XV в. здесь функционировал свой монетный двор. Об архитектурном облике города можно судить по немногочисленным деталям декора, встреченным в ходе археологических изысканий на памятнике.

Часть экспонатов посвящена различным сторонам домашнего быта и досуга жителей Азака. Хорошо представлены материалы, рассказывающие о многочисленных ремеслах горожан (гончарном, металлургическом, металлообрабатывающем, ювелирном, косторезном, плотницком), а также об их занятиях сельским хозяйством и рыбной ловлей.




С кон. XIX в. на территории золотоордынского городища Азак эпизодически производились археологические раскопки известными археологами Б.В. Луниным, С.А. Вязигиным, Л.М. Казаковой, Л.Л. Галкиным, Н.М. Булатовым. С 1975 г. до настоящего времени на территории золотоордынского городища Азак раскопки производятся на регулярной основе сотрудниками Азовского музея Н.М. Фомичёвым, В.В. Чалым, В.И. Перевозчиковым, В.И. Волковым, П.А. Ларенком, И.В. Белинским, И.В. Гудименко, С.В. Рязановым, А.Н. Масловским, М.В. Дмитриенко, Э.Б. Широченко, Кравченко С.А. Результаты первых десятилетий исследований были обобщены Н.М. Фомичёвым в проекте охранных зон памятников истории и культуры // Фомичев Н.М., 1988. Проект зон охраны памятников истории и культуры г. Азова. Материалы предварительного исследования. Том.1 // Архив Азовского музея-заповедника//, на основе которого были утверждены охранные зоны археологических памятников.

Изучено свыше 200 раскопов, рассеянных по всей площади средневекового города. В настоящее время городище Азак - наиболее исследованный из городских памятников Золотой Орды. Изучены жилые постройки, ремесленные мастерские, улицы и площади города, могильники, остатки оборонительных сооружений.

Город Азак возникает около 1270 г. как результат целенаправленной политики первого хана Золотой Орды Менгу-Тимура. Выбор места для строительства города был обусловлен тем, что власти Золотой Орды нуждались в портовом городе, куда могли бы заходить крупные морские суда из Средиземноморья и при этом иметь кратчайшие и удобные пути сообщения с центральным доменом хана, находившимся в Нижнем Поволжье. Единственным подходящим местом, где высокий берег подходил к самому руслу Дона, является территория центральной части современного Азова. Выше по реке морские галеры подниматься не могли.

За короткое по историческим меркам время город разросся до очень больших для эпохи средневековья размеров. Его площадь составляла около 450 га (для сравнения площадь Киева в 1240 г. - 90 га, площадь крупнейшего города Ближнего Востока Антиохии - 650 га). Город превратился в международный центр, куда сходились несколько важных сухопутных и морских торговых путей, растянувшихся от Китая до Испании и от Северной Африки до таёжного Приуралья и Западной Сибири. Здесь существовали поселения итальянских купцов. В 1332 г. венецианская колония получила особый статус. В городе присутствовали венецианский и генуэзские консулы.

Город был крупным административным центром. Здесь находилась резиденция эмира, которому подчинялась территория всего Подонья, Прикубанья и Северного Приазовья. Здесь находился монетный двор, единственный за всю историю Подонья.

Город был также крупным промышленным центром. Прежде всего, здесь были развиты металлургия и металлообработка. Он был также центром большой сельскохозяйственной округи. Здесь находились ставки многих кочевых аристократов.

К 1340 г. город достигает расцвета. В это время численность его населения составляла около 30 тыс. человек. Затем в истории Азака начинается цепь трагических событий. В 1343 г. город пострадал в результате столкновения солдат гарнизона с итальянскими купцами. За этим столкновением последовали затяжные перебои в международной торговле. В 1346-1347 гг. город жестоко опустошила пандемия «черной смерти» - бубонной чумы, которая затем отсюда распространилась на Ближний Восток, Египет, Западную Европу, Русь. Но наиболее тяжёлым испытаниям город подвергся с началом гражданской войны - «великой замятни» - в Золотой Орде в 1359-1381 гг. Город несколько раз подвергался жестоким погромам, которые устраивали противоборствующие группировки. Особенно опустошительным стал погром 1370 г., когда погибли многие тысячи жителей. С приходом к власти хана Тохтамыша наступила недолгая стабилизация. Но в 1395 г. город постигает финальная катастрофа. Он был дотла сожжен среднеазиатским правителем Тимуром.

Спустя короткое время город возродился. Но его размеры уменьшились в сотни раз. Под защитой стен итальянских замков на площади около 4 га собралось несколько тысяч горожан самых различных национальностей.

В 1475 г. итальянские замки захватывают турки. В течение нескольких столетий Азов остаётся небольшой пограничной крепостью Турции. К середине XVII в. у него появляются пригороды, заселённые выходцами из кочевых татарских орд и расположенные к западу от крепости. В 1641 г. Азов, захваченный до этого донскими казаками, безуспешно осаждает сильная турецкая армия. С 1695 г. по 1769 г. Азов трижды становится ареной военных действий между русской и турецкой армиями. В окрестностях крепости на большом протяжении разбивались осадные лагеря с временными жилищами. Только после ликвидации Азовской крепости в 1811 г. начинается история современного города. Первыми, помимо территории крепости, были заселены форштадты, располагавшиеся к западу и востоку от крепости.

Город Азак в XIV в. имел трапециевидную форму и, в отличие от современного города, был вытянут не вдоль реки, а в сторону степи. Южной границей города было степное блюдце (просадочная форма рельефа на водоразделах с высоким уровнем залегания грунтовых вод). В XIX в. она называлась «Водяная падь». В настоящее время она частично занята современным кладбищем. В XIV в. от источников Водяной пади на север шли водопроводы из керамических труб, обнаруженные неподалёку от Петровского бульвара. Восточная граница города проходила примерно по трассе современной улицы Осипенко, а западная - по пер. Черноморскому. С севера город ограничивался акваторией реки Дон и реки Азовка. Центральная часть города, протянувшаяся полосой от Дона до «Водяной пади», имела правильную уличную планировку. Центральная улица проходила по продольной оси города с севера на юг примерно по трассе современной улице Толстого. Ширина центральной улицы составляла 8 м. Она была замощена костями животных. Ширина других улиц составляла 3-4 м. В районе перекрестка улиц Чехова-Толстого находилась главная городская мечеть. На территории городского парка и стадиона АОМЗ располагались дворец правителя и усадьбы аристократов. На восточной окраине жили обедневшие кочевники, приходившие в город на заработки.

С трёх сторон полукольцом город окружали могильники. Они имели разные размеры, принадлежали различным группам горожан, и отличались друг от друга своим обрядом. Сплошной полосы они не составляли, чередуясь с пустырями, отдельными усадьбами и ремесленными мастерскими. За пределами города встречаются отдельные усадьбы. А в 1-2 км. начинались пригородные деревни.

Итак, в центре города Азова под большим слоем асфальта и бетона

расположен объект археологического наследия «Городище Азака-Таны с некрополем» - остатков золотоордынского города Азака (XIV в.).



Летом 1475 года войска могущественной Османской империи захватили Азак-Тану. Построенная на основе сооружений Таны турецкая крепость Азак (в Российском государстве ее называли Азов) стала северным портом Османской империи, превратив Азовское и Черное моря во внутренние моря Турции. Азак (Азов) был крупным стратегическим пунктом Турции, опираясь на который султан контролировал вассальное Крымское ханство, поддерживал связи с мусульманами Казани и Астрахани. На базе Азова совершались ежегодные набеги турок и татар на южные российские земли, а в 1569 г. Азов стал опорным пунктом похода турок на Астрахань. Чтобы усилить роль Азовского порта и впредь перебрасывать суда с военными силами через Азов и Дон на Волгу, а оттуда к Ирану, турки пытались прорыть канал между Волгой и Доном. Однако, выполнить это кирками и лопатами было невозможно, — вся артиллерия, припасы, порох, казна были возвращены на судах в Азовский порт.

http://www.hrono.ru/land/russ/azov1valy.jpg

http://www.hrono.ru/land/russ/azov3valy.jpg

http://www.hrono.ru/land/russ/azov2valy.jpg

Крепостные валы Азова.

Турецкий Азак (Азов) в конце ХV-ХVI вв. являлся важным центром международной торговли. В порт постоянно прибывали русские, турецкие, иранские купцы на кораблях. Русские купцы везли в Азов на продажу ткани, ловчих птиц, меха соболя и лисицы, моржовый клык, доспехи-кольчуги, шлемы, мед, воск, кожи. Восточные купцы продавали в Азове ткани, ковры, пряности, жемчуг, оружие. В порту находилась таможня, — турецкие власти брали пошлину со всех товаров, — покупки, продажи, взвешивания, даже с движения кораблей, заходящих в порт, поэтому за счет торговых пошлин Азак (Азов) давал в султанскую казну огромные суммы. Особым товаром были рыба, черная икра и рабы. Целые караваны с бочками осетрины и черной икры отбывали постоянно из Азова в Стамбул, отчего Азов в турецкой столице звали «султанским рыбным двором». Таким же товаром были русские рабы, которых азовцы захватывали в плен во время набегов на русские земли. Русский пленник стоил в Азове 5 золотых.

Славной страницей Российской истории стала борьба Донского казачества с турецким Азовом в ХVI-ХVII вв., борьба, полная драматических событий, ярких взлетов и тяжких поражений. Блестящей победой донского казачества стало взятие османского Азова 18 июня 1637 г. С 1637 по 1642 гг. Азов - столица Войска Донского. В 1641 г. огромная турецкая армия окружила Азов. Четыре месяца длилось «Азовское осадное сидение». Донские казаки, проявив беспримерное мужество, отстояли Азов, однако, не получив поддержки Российского государства, вынуждены были покинуть крепость по царскому указу. Все азовские укрепления были взорваны.

В конце XVII века окрепшее Российское государство уже открыто вступает в борьбу за Азов с Османской империей. Для полноценного развития России был нужен южный порт, безопасность южных границ государства. Все это сразу мог обеспечить только один пункт — Азов. В 1695 году молодой царь Петр I направил к турецкому Азову свои полки, однако взять крепость не удалось. Приморская крепость Азов не была осаждена с моря, поэтому турки без помех подвозили к Азову подкрепление и продовольствие. Для завоевания Азова необходим был флот, и он был создан. 26 тысяч плотников на воронежских верфях за зиму построили первый Российский флот специально для взятия Азовской крепости. Руководил строительством флота сам Петр I.

http://www.hrono.ru/land/russ/petr1azov.jpg

Центр Азова. Памятник Петру I.

В 1696 г. Петр I предпринимает второй поход на Азов. Грозный Азов был осажден с суши и моря. В ходе совместных действий русской армии и первого российского флота, турецкая крепость Азов была взята 18 июля 1696 года. Взятие Азова имело огромное стратегическое значение. Россия получила выход в южные моря, опорный пункт на южных рубежах, базу армии и флота. Победа над Азовом была победой политической — следствием стало повышение международного престижа России и авторитета молодого Петра (во время второй осады Азова Петру I исполнилось 24 года).

Восстанавливать Азовскую крепость стали сразу же. «Устройство» гавани и строительство морского Адмиралтейства под Азовом Петр поручил инженеру Де-Лавалю. Усилиями огромного количества людей, согнанных к Азову (ссылкой в Азов заменяли даже смертную казнь), крепость была отстроена. Напротив Азова была устроена гавань — «Крепосца Петровская», окруженная широким каналом. Там находились 14 линейных кораблей, яхты и мелкие речные суда. Для обеспечения судоходства между Воронежем, Азовом и Таганрогом Петр приказал учить азовских жителей мореходному делу, а в 1698 г. открыл в Азове «навигационную школу». Выпускников школы направляли на корабли Азовского флота.

Для лучшего сообщения центра России с Доном и Азовом по приказу Петра в 1701-1702 гг. были начаты работы по сооружению канала между Доном и Волгой, однако осуществить этот проект не удалось. Помимо роли политического центра Приазовья и базы флота, Азов, по замыслу Петра, должен был стать крупным торговым портом.

В начале XVIII в. Азов стал центром огромной Азовской губернии, в состав которой входила территория современных Ростовской и Воронежской областей, а также часть Украины и Калмыкии. В 1708 г. мятежные казаки Кондратия Булавина подступили к Азовской крепости, однако гарнизон во главе с азовским губернатором Иваном Толстым (предком Льва Николаевича Толстого) оказал упорное сопротивление. Восставшие не выдержали огня крепостных и корабельных орудий и отступили. В результате заговора казачьей верхушки Кондратий Булавин погиб. Он был доставлен в Азов и здесь четвертован. Земли провинившегося Войска Донского были включены в состав Азовской губернии.

В 1711 году, после поражения русской армии на реке Прут, Россия вынуждена была вернуть Азов Турции (в условиях Прутского мира пункты о возвращении Азова стояли первыми). В обмен на Азов турки обязались выслать шведского короля Карла ХII и не оказывать ему покровительство. Утратив Азов и Таганрог, Россия вновь оказалась отрезанной от южных морей.

В 1736 г. русская армия, под руководством генерал-фельдмаршала Ласси, взяла Азовскую крепость после шестинедельной осады. Азов стал военно-морской базой России. Однако, по условиям Белградского мира 1739 года, Азовская крепость попала в черту «барьерных земель», все крепостные сооружения были разрушены, бастионы взорваны, гарнизон выведен.

В 1768 г. российская армия вновь заняла Азов, крепость стали отстраивать по «старым линиям». После окончания русско-турецкой войны, в 1774 г., в местечке Кучук-Кайнарджи, был заключен мирный договор, согласно которому Азов навсегда был закреплен за Российской империей.

Почти сто лет Россия и Турция открыто воевали за Азов, во всех русско-турецких войнах решалась судьба Азовской крепости. И борьба эта закончилась триумфом России.

Екатерина II вновь учредила Азовскую губернию. Азовским губернатором стал Григорий Потемкин. Азовская крепость вошла в Азово-Моздокскую линию, строительство которой курировал великий русский полководец А. В. Суворов. В эти годы он не раз бывал в Азове.

При крепости выросли форштадты: с востока — Солдатский, с запада — Купеческий. Крепость имела 4 бастионных фронта, 12 ворот и около 100 построек внутри: цейхгаузы, кордегардии, провиантские магазины, конюшни, казармы, дом коменданта, церкви, лазарет, питейный домик, ледники, 4 пороховых погреба, лабораторию для приготовления огнестрельных снарядов и другие сооружения.

После присоединения к России Крыма и Кубани, необходимость в содержании Азова как военной крепости отпала. В 1810 г. Азовская крепость постановлением Сената была упразднена, Азов стал посадом Екатеринославской губернии. В результате более удобного расположения Ростов и Таганрог быстро обгоняют Азов. В 1888 г. посад Азов вошел в состав Области Войска Донского.

Возрождение Азова в XIX в. в значительной мере было связано с развитием хлебной торговли и деятельностью Азовского торгового порта. Большая часть хлеба, который с XIX в. выращивали между Доном и Еей, поступала в Азов, на хлебные ссыпки братьев Руссо, Мочалина, Соколова, Самойловича. Паровые баржи и пароходы в навигацию перевозили из Азовского порта за границу миллионы пудов грузов. Ежедневно у пристаней Азова грузилось 10-15 и больше барж. В 1895 г. отпуск грузов за границу из Азовского порта дошел до 14 млн. пудов, благодаря этому Азов занял второе место после Ростова по грузообороту. В начале XX в. Азовский порт обслуживали 5 товарно-пассажирских пароходов, 34 паровых шхуны, 18 буксирных барж, 149 парусных судов. Помимо хлеба, из Азовского порта вывозили рыбу и рыбопродукты, осуществляли пассажирские перевозки.

Революционные события 1917 г., гражданская война в России коснулись и провинциального Азова. В Азове появились партии кадетов, РСДРП, эсеров, Союза Русского народа. 27 января 1918 года большевики провозгласили в Азове советскую власть. В городе был сформирован Азовский революционный полк. С лета 1918 г. до начала 1920 г. Азов находился в глубоком тылу «белых», здесь был организован концентрационный лагерь для пленных красноармейцев. 1 марта 1920 г. Азов заняли «красные», в городе установилась советская власть.

Азов стал административным центром Азовского района. В 20-е и 30-е годы в городе создаются государственные промышленные предприятия, которые существуют и сегодня: судоверфь, рыбный комбинат, тарный комбинат, швейная фабрика, расширяется чулочно-перчаточная фабрика. Широко развивался рыбный промысел: шесть рыбопромышленных артелей вылавливали до 18.000 тонн рыбы ежегодно.

С началом Великой Отечественной войны из Азова и района было призвано в армию около 45 тысяч человек — практически все трудоспособное и молодое население. Из добровольцев и сотрудников НКВД были сформированы истребительный батальон и кавалерийская сотня; были созданы Азовский и Александровский партизанские отряды. Почти семь месяцев (с июля 1942 г. по февраль 1943 г.) Азов был оккупирован немцами. Каждый 2-й дом был разрушен, промышленность оказалась в упадке. За годы войны 19 жителей Азова и района были удостоены звания Героя Советского Союза, пятеро стали полными кавалерами ордена Славы.

В конце 40-х годов в Азове, наряду с восстановлением старых предприятий, начинается строительство крупных заводов: кузнечно-прессового оборудования, кузнечно-прессовых автоматов, оптико-механического. С введением в строй Волго-Донского судоходного канала в 1953 г., Азовский порт становится портом пяти морей.

В 1957 г. Азов стал городом областного подчинения, здесь быстрыми темпами развивается промышленность и капитальное строительство. Промышленность Азова сегодня — это предприятия машино и судостроения, легкой и пищевой отраслей. Азовский порт является международным морским портом.

Азов сегодня — это компактный, уютный, очень зеленый город, с промышленной зоной, вынесенной за черту жилых кварталов, с населением 81,2 тыс. чел. (1999 г.). В Азове 14 школ, 3 технических училища, 3 колледжа, 4 высших учебных заведения, 12 учреждения дополнительного образования (детей и взрослых) и ДЮСШ, детская художественная школа и школа искусств, парки, скверы, стадионы. В старой части города сохранились фортификационные сооружения Азовской крепости XVIII в. — крепостные валы, ров, Алексеевские ворота. В центре бывшей крепости расположен Пороховой погреб — памятник военно-инженерного искусства XVIII в., в котором размещена диорама, показывающая штурм Азова армией Петра I.

В Азове родился, жил и занимался революционной деятельностью выдающийся исследователь Арктики Р. Л. Самойлович (1881-1939 гг.), директор института Арктики, руководитель арктических экспедиций. В 1928 г. Р. Л. Самойлович на ледоколе «Красин» руководил экспедицией по спасению дирижабля Умберто Нобиле, потерпевшего крушение в Арктике.

Хранителем богатейшей истории города является Азовский археологический и палеонтологический музей – заповедник. Это целый музейный комплекс, расположенный в прекрасном здании бывшей городской управы и трех новых корпусах, и имеющий филиалы: «Пороховой погреб», дом-музей Р. Л. Самойловича, выставочный зал «Меценат». В музее хранятся и экспонируются обширные археологические коллекции эпохи бронзы, раннего железного века, средневековья; фото и письменных источников; собрания нумизматики, рукоделия, одежды и тканей XIX- начала XX вв., металлов, в том числе коллекция самоваров и изделий из меди. Азовский музей располагает богатейшей на юге России коллекцией сарматского золота. Уникальные изделия, найденные в курганах, — золотые украшения, детали конской упряжи, золотая и серебряная посуда, оружие — являются ценностями мирового уровня. Самым популярным экспонатом музея является единственный в стране скелет слона-трогонтерия (4,5 м), возраст которого — 600 тысяч лет и единственный в России целый скелет динотерия возрастом более 7,5 миллиона лет (3 м 70 см).

Музейные экспозиции рассказывают о природе Приазовья, об истории Азова, знакомят посетителей с произведениями живописи и декоративно-прикладного искусства. Здесь работают единственные в регионе реставрационная мастерская (по металлу и керамике) и таксидермическая лаборатория, научная библиотека с фондом свыше 21 тыс. единиц. Коллекции музея экспонировались во Франции, Швейцарии, Шотландии, Японии и Германии

У всех гостей города, посещающих музей – заповедник и приобщающихся к многогранной истории Азова, надолго остается в душе чувство почтительного уважения к этому удивительному городу, такому древнему и молодому.















Автор
Дата добавления 15.11.2015
Раздел История
Подраздел Тесты
Просмотров206
Номер материала ДВ-157258
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх