Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Сборник воспоминаний о Великой Отечественной войне "А память священна ..."
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • История

Сборник воспоминаний о Великой Отечественной войне "А память священна ..."

библиотека
материалов



ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

«СРЕДНЯЯ ШКОЛА №5 Г.НОВОПОЛОЦКА»









Сборник воспоминаний

о Великой Отечественной войне

« А память священна…»

hello_html_mb3171ab.jpg











Материал подготовила:

Ильюхина Дарья,

ученица 8 «А» класса.

Руководитель:

Сугакова Анна Чеславовна,

учитель истории.



Новополоцк

2014

Ушёл из жизни ветеран,
Но от обид, а не от ран,
Где та страна, в которой жил,
Что защищал, что он любил?
Он трудно жил при жизни той,
Ему теперь: "Кто ты такой?",
"Медали можно ведь купить!",
Как он такое мог простить?
Другим путём идёт страна,
Ему подачка не нужна,
Дожил без денег до седин,
И обходился без машин.
А раны старые болят,
Он помнит лица тех ребят,
Что уходили на войну,
Не видя первую весну.
И вот уходят старики,
Подчас от боли и тоски,
Хотя есть внуки и семья,
Они - история твоя!


Марк Львовский



Почти семьдесят лет над нашей землёй мирное время. Великая Отечественная война стала страницей истории. Проходит время, но не стираются из памяти народа те тяжёлые годы ранее небывалой по своим масштабам и жестокости войны. Очень хочется, чтобы и будущие поколения сохранили память о войне, что бы больше никогда не повторились ужасы той страшной войны.  Именно для этого был создан наш сборник воспоминаний о Великой Отечественной войне «А память священна…». Воспоминания, вошедшие в сборник, хранятся в фондах школьного музея «Хата ў жыцці беларуса». Эти записи были сделаны во время бесед с пожилыми людьми о народных традициях Поозерского края. Но ни один рассказ о традициях, быте белорусов первой половины ХХ века не обходился без воспоминаний о той страшной войне. Некоторые воспоминания были записаны учащимися школы во время изучения факультативного курса "Великая Отечественная война советского народа в контексте Второй мировой войны". Записи воспоминаний, хранящиеся в музее доступны в основном только активистам музея. А хотелось бы, чтобы как можно больше людей могли с ними познакомиться, могли узнать ещё немного правды о войне. ...Что бы сохранить память о войне...

В жизни каждого, кто видел войну не в кино и знает не по книгам, тем более, кто вынес войну на собственных плечах, потеряв друзей и близких, но по прежнему остался гордым и непобеждённым, она оставила неизгладимый след. Наверное, поэтому Иван Николаевич Тучной, ветеран Великой Отечественной войны, не любит вспоминать о происходившем в те грозовые годы… «Это было страшное время, -говорит он, - не потому, что «немцы». А потому, что войны-то никто не объявлял. Началась она внезапно. И на фронт отправляли совсем молодых ребят, многие из которых и автомата в руках держать не умели. Куда таких на фронт? Их ещё обучать надо было, а тут – сразу на войну…»

Из воспоминаний Тучного Ивана Николаевича

hello_html_3a4b7282.jpg

Иван Николаевич Тучной

родился 18 февраля 1921 года

в деревне Новокормовка

Любанского р-на Одесской области.





Иван Николаевич с детства мечтал о профессии военного. В 1942г. Закончил Краснодарское зенитное миномётно-артиллерийское училище. В звании лейтенанта добровольцем ушёл на фронт. В марте 1943г. назначен заместителем командира батареи. Воевал на Центральном, Брянском фронтах, которые позже перешли во ІІ Белорусский фронт, в составе VI армии под командованием генерала Горбатова. Эта армия выполняла задачи не только по освобождению Беларуси, но и Польши, Восточной Пруссии, Германии, а так же взятию Берлина. Окончание войны ознаменовано для Ивана Николаевича встречей 25 апреля 1945 года американскими войсками на реке Эльбе, на юге Германии, в районе г.Торгау. К этому времени он уже стал командиром батареи 475-го армейского артиллерийско-миномётного полка в звании капитана…

- Война словно остановилась на этой реке. Штурмовые батальоны, закалённые на Висле, Одере, Шпрее, с ходу и без труда захватили бы заречный плацдарм, но их остановили и поставили на отдых в прибрежном лесу.

И тут в кустах началась яростная подготовка к дружеской встрече с союзниками. Стирались и сушились на кустах гимнастёрки, пуговицы, надраивались до ослепительного блеска, подшивались подворотнички, чистились сапоги. Вакса, гуталин и одеколон – предметы, на которые всю войну не было спроса, будто ветром смело с прилавков военторга. Политработники рассказывали об Америке, о её государственном устройстве, об освободительных войнах Вашингтона, об антирасистских мерах Линкольна, о законах Джефферсона.

Договорились, что гостей, если они прибудут на этот берег, будем встречать дружески, учтиво и не очень пугать разудалым русским гостеприимством.

Когда над закопченными руинами города Торгау, возвышавшимися на противоположном берегу, поднялось солнце, наблюдатели, лежавшие в прибрежной полосе, доложили: за водной переправой в районе объекта появились военные. Было видно, как из глубины улиц на высокую набережную выскочил джип. Он был битком набит дюжими ребятами в незнакомой, никогда ещё не виденной нашими солдатами военной форме, напоминавшей наши лыжные костюмы. На головах были каски, обтянутые маскировочной сеткой. Все сразу же поняли – американцы.

Что тут началось! Вся пойма, только что выглядевшая безлюдной, как настороженная передовая, покрылась бойцами на всём протяжении до поворота реки. Махали руками. Бросали вверх пилотки и фуражки. Сложив ладошки рупором, кричали: «Здорово, ребята! Давай к нам!». На той стороне тоже стало людно. За джипом на набережную вылезли грузовики. Американцы тоже что-то кричали и тоже махали руками.

Чувствовалось, что бойцам нашим не терпелось войти с союзниками в непосредственное соприкосновение. Несколько старых лодок лежали, опрокинутые, на песке. Но солдатам было приказано: водораздел является демаркационной линией между двумя союзническими армиями. А вот американцы нарушили эту самую линию, отыскали какой-то ветхий баркасик, спустили на воду и стали пересекать реку. Дружественный десант, форсировавший Эльбу, был принят в распростёртые объятия. Были забыты все правила военного этикета. Солдаты союзнических армий стали просто русскими и американскими парнями, искренне радовавшимися этой встрече. Обнимались, целовались, толкали друг друга кулаком в грудь, звонко шлёпали ладонью по спине и пониже. Извлекались заветные фляги, кружки, сделанные из консервных банок.

Между хозяевами и гостями даже завязывались беседы, именно оживлённые беседы, строившиеся с помощью двух-трёх взаимно известных русских или английских слов и множества выразительных жестов, среди которых преобладали два: поднятый вверх указательный палец или большой и указательный палец, сложенные в бараночку. Что у обеих сторон означало примерно одно и то же – «отлично», «о’кей»

Забыты были досада и подозрения. Сердца солдат союзнических армий инстинктивно нашли путь друг к другу, и это веселье значило гораздо больше, чем оперативное соприкосновение двух союзнических армий, давно уже с боями двигавшихся навстречу друг другу с запада и востока…

Часто Иван Николаевич рассказывает о штурме Кенигсберга – кульминационном пункте Восточно-Прусской операции, в которой он принимал участие:

-…Прекрасно защищённый и обеспеченный всем необходимым, имевший отборный гарнизон, Кенигсберг казался неприступным. Перед началом штурма наша артиллерия и авиация в течение четырёх дней разрушали долговременные оборонительные сооружения крепости.

6 апреля 1945 года установилась ясная погода. После мощной артиллерийской подготовки начался штурм. Пехота и танки под прикрытием сокрушительного огневого вала атаковали противника. 8 апреля, стремясь избежать бесцельных жертв, командующий фронтом А.М.Василевский обратился к немецким генералам, офицерам и солдатам кенигсбергской группы войск, с предложением сложить оружие. Однако фашисты решили сопротивляться. С утра 9 апреля бои разгорелись с новой силой. 5000 наших орудий и миномётов, 1500 самолётов обрушили на крепость сокрушительный удар. Гитлеровцы начали сдаваться в плен целыми подразделениями. К исходу четвёртых суток непрерывных боёв Кенигсберг пал.

В ночь на 10 апреля Москва салютовала доблести, отваге и мастерству героев штурма Кенигсберга 24-мя артиллерийскими залпами из 324-х орудий…

Предметом особой гордости для ветерана является медаль «За взятие Берлина». На пути к этой награде и росписи на Рейхстаге Иван Николаевич прошёл пол-Европы, трижды был контужен, несколько раз ранен, едва не остался без ног…

После окончания войны Иван Николаевич был переведён в Белорусский военный округ, служил в Минске в 120-ой стрелковой дивизии, находящейся в Уручье. Затем был переведён в Борисов в 15-ю гвардейскую механизированную дивизию сначала командиром батареи, а затем заместителем начальника штаба полка, заместителем командира дивизиона. Из г.Борисова Ивана Николаевича перевели в Северную группу войск (Польша). Там же он и заканчивал службу сначала заместителем командира дивизиона, а затем командиром дивизиона в звании полковника.

После службы в Вооружённых Силах он прибыл в 1958 году в г. Полоцк, где работал инструктором школы гражданской обороны.

С 1962г. по 1964г. был мастером производственного обучения, старшим мастером Новополоцкого государственного профильно-технического училища (НГПТУ) №28. В 1964 году назначен в Полоцкий Химкомбинат. Сначала - начальником отдела материально-технического снабжения, а затем заместителем директора ПО «Полимир» по коммерческим вопросам, где работал до 1987 года. Но и уйдя на пенсию, оставаясь человеком энергичным и жизнелюбивым, продолжал работать начальником отдела оборудования и снабжения на заводе БВК. Сейчас находится на заслуженном отдыхе в звании полковника

Записала в 2004 г.

ученица 11 «Б» класса

Ермолаева Ольга

















Из воспоминаний Ермачка Анатолия Ивановича

hello_html_m208751a6.jpg

Анатолий Иванович Ермачёк

родился 4 января 1911 г. р.

в селе Жеребец Ореховского района

Запорожской области (Украина)













-Анатолий Иванович, расскажите, пожалуйста, как вы оказались в Беларуси. Наверное, это как-то связано с событиями Великой Отечественной войны?

-До службы в армии я занимался в аэроклубе. Совершил 9 прыжков с парашютом и имел 18 самостоятельных полётов на «кукурузнике». Поехал поступать в лётное училище в Запорожье, но не прошёл по состоянию здоровья. Приехал домой. А в апреле 1938 года меня призвали в армию (по спецнабору) . Нас, 38 человек-призывников посадили в вагон в Днепропетровске и повезли. Люди ехали в вагоне и не знали, куда едут.

Привезли в город Полоцк, на станцию Громы. Мы думали, что в Полоцкий укрепрайон. Стояли двое суток, жили в вагоне. Затем отправили в Боровуху-1 в учебную школу (отдельный взвод - 32 человека). Нас готовили на должность заместителя политруков рот. После подготовки я стал политруком пулемётной роты в Боровухе-1.

-Анатолий Иванович, а как для вас началась война?

-Когда началась война, я был у себя на родине, в Запорожье. А дело было так. В сентябре 1939г. нас подняли по тревоге и послали освобождать Западную Беларусь. Я воевал под Гродно. Стал политруком роты. Ходил старшим с солдатами в наряд. И однажды на границе мы задержали немецкого офицера в большом чине. За это мне дали отпуск и я поехал в Запорожье, домой.

22 июня 1941 года у нас дома были гости, родственники. Обедали. В это время приехал посыльной из горвоенкомата Запорожья и сказал явиться в часть. Было дано 2 часа на сборы.. и я уехал в Белоруссию. На 3-ий день застал войну в Барановичах. С боями попал на Украину. Там меня легко ранило, на 10 дней попал в госпиталь, затем в резерв политуправления, затем на фронт севернее Харькова. Воевал политруком до 22 июня 1942 года. И в этот день был тяжело ранен в нижнюю челюсть, контужен, полностью потерял дар речи. Лечили меня в госпиталях Воронежа и Саратова. Когда закончил лечение, был отправлен на 10 дней в г.Горький в резерв политуправления кадрами. А оттуда попал на пополнение в Москву. Там нас обучали военному делу.

В январе 1943 года попал под Старую Руссу. Освобождал Великие Луки. При освобождении Великих Лук упал в снег в маскхалате, в перчатках – мина взорвалась в 1.5 метрах. Ранило меня осколками в голову. После излечения через отдел кадров Москвы был отправлен в Нахабино (Подмосковье). Там стал командиром миномётной батареи.

Затем в должности командира миномётной роты учебного батальона 103 гвардейской военно-воздушной стрелковой дивизии я был отправлен в Могилёв. В январе 1944 года с этой дивизией выехали в Польшу, затем на 3-ий Украинский фронт. Участвовали во взятии Будапешта. Форсировали реку Дунай. Там я заболел малярией. После освобождал Венгрию, Австрию. Затем перевели в Чехословакию. Потом опять Венгрия. И оттуда увезли в Россию, под Рязань. Там жили в землянках до весны. Весной привезли в Полоцк, в Задвинье. Отсюда отправили в г.Рыбинск Ярославской области на высшие офицерские курсы. Затем привезли в Боровуху-1. Это уже был 1955 год.

- А чем запомнилось 9 мая 1945года?

-9 мая 1945 года дивизия закончила войну на марше – уничтожили в Альпийских горах большую немецкую группировку. Приказано было её уничтожить. Это было 8 мая 1945 года до 12.00 ночи. Шли маршем. 11 часов ходьбы, 10 минут отдыха. И вдруг в 12.15 ночи подъехали люди и стали кричать: «Товарищи, победа!». Тут же быстро собрали офицерский состав, начальник политотдела объявил об окончании войны официально. Всё гремело полтора часа: зенитные орудия, пулемёты, автоматы. Стали солдатам раздавать вино. Добыли продукты. До утра люди в поле ликовали. А утром команда: «В Чехословакию». Шло освобождение Праги. Были три месяца там. Затем до февраля 1946 года были в Венгрии. Затем: Рыбинск – Тула Рыбинск – Боровуха-1 (350-ый гвардейский полк).

После увольнения из армии, Анатолий Иванович приехал в Полоцкий горком партии, где работал в 126 управлении. Через год перешёл на «Нефтезаводмонтаж», где отработал 26 лет. А в армии Анатолий Иванович отслужил всего 24 года и 6 месяцев.

В 2007 году Анатолий Иванович Ермачёк умер.

Записали в 2003 г. члены кружка

«Юный корреспондент»

(руководитель: Хлуднева Т.В.)



Из воспоминаний Сущевской Лины Диментьевны

hello_html_4fae6992.jpg



Лина Диментьевна Сущевская

родилась 27 октября 1926 года

в д.Залещино Освейского р-на

(сейчас это Верхнедвинский р-н)

Витебской области.





-Лина Диментьевна, мы много слышали об Освейской трагедии. А вы были её очевидцем. Знаем, что трудно, тяжело это вспоминать. Но, всё же, хоть немножко расскажите, пожалуйста.

- Я жила в Залещино. Это деревня в 15 км. от Освеи, 6 км. от границы с Латвией. 23 февраля 1943 года фашисты всех людей из деревни живыми сожгли. А я выжила. У нас дети, подростки из домов убегали. Боялись, что «загонят» в Германию. Мне было тогда 13 лет. И я ушла к сестре в соседнюю деревню. По дороге видела фашистов-карателей. Они сгоняли скот. На касках блестели изображения черепов. Вся деревня Залещино горела… Одежда людей… Детские распашонки по снегу были разбросаны… Раздавался запах сожжённых человеческих тел. Старуха, которой было 100 лет, сгорела в собственной хате. Её никто не мог вытащить. Она не ходила. И её хату фашисты подожгли.

В это время мой брат был в партизанах, в отряде им.Котовского. он не смог предупредить людей в деревне. Все семьи сгорели.

Старшая сестра повела меня в лес к брату. В Россонский р-н, за Миловиды. Дошли мы до деревни Желобовщина. Это было ночью. Послышались выстрелы. Попали на полицаев. Разбежались кто куда. Горело Залещино, горели Пустельники. В Пустельниках согнали людей в подвал магазина. Бросали туда солому и поджигали. Горели люди. Остальных стреляли и бросали в подвал.

Шли дальше. Деревня Киселёво. Все люди присоединялись друг к другу. Шли вместе по Освейскому большаку. В каждой деревне было много партизан. Переночевать было негде. В одной деревне зашли в хату. В угол сели. Хозяйка всем давала молочный суп из большого бака. Все ели по несколько ложек. А утром налетели 6 немецких самолётов. Всё бомбили. Люди по болотам добирались до Освеи. Партизаны по дороге предупреждали всех о том, чтобы люди уходили дальше. Дошли до Миловидов. Сделали шалаш из веток елей, чтобы ночевать. Самолёты немецкие делали облёт. Бомбили речку, мост, мельницу. Самолёты налетели на мост, все с повозками, с лошадьми. Бомбили низко. Все убегали в лес. Многие остались навечно на мосту… Остальные – живые, но голодные. Еду у беженцев просили. Зерно с повозок просили. На жерновах в деревне мололи. Варили из муки колотуху. Вода была из снега. Ели 1 литр на 15 человек.

Так мы пережили 4 карательные экспедиции: ложки самодельные, каждый сам себе их делал. Зиму и лето прожили в лесу. На кострах варили. Огонь убирали, когда летели самолёты.

Очень жестокие были фашисты. Среди них было много полицаев. У детей маленьких головы откручивали, бросали в огонь и кричали: «Партизан!». Глаза выкалывали, распашонки снимали у маленьких детей.

В Миловидах в сарае сожгли 300 человек.

Вспоминается случай, как партизан пришёл к жене. Ребёнок у них был, полтора года. И этот партизан хотел перейти в другой лес. Переходил через узкий ручей. Мост был взорван. По доскам гуськом переползали. Налетели немцы с пулемётами. Сами в белом на снегу. А этот партизан в полушубке был. Под мост разбитый пополз и крепко прижал к себе ребёнка и … задушил случайно.

Люди врассыпную. На гору. Там редкий лес. Погибли почти все. Помню, как старуху рядом убили. Покатилась вниз с горы…

Мать молодая упала на девочку и девочка ногу сломала. Девочка к ней привязана была на спину. Отвязалась. Кричала «Мамочка, не бросай меня!». А мама со страху бросила ребёнка. Свекровь подхватила и тащила девочку. Куда-то они вдвоём с девочкой пропали. А мать на себе рвала волосы и не могла простить себе, что со страху потеряла ребёнка.

Бог жалел тех, кто выжил. Хотя все были на волосок от смерти.

Сущевская Лина Диментьевна умерла в апреле 2005 года.

Записали в 2003 г.

члены кружка «Юный корреспондент»

(руководитель: Хлуднева Т.В.)

Из воспоминаний Гирса Геннадия Никитича

Гирс Геннадий Никитич

родился 23 марта 1923 года

в д. Уречье Верхнедвинского р-на

Витебской области.

10 марта 2005 года группа учащихся 11 «А» класса средней школы №5 г. Новополоцка встретились с ветераном Великой Отечественной войны, бывшим партизаном, участником Висло-Одерской и Берлинской операций Гирсом Геннадием Никитичем. Геннадий Никитич приехал навестить в г. Новополоцк сына и внуков.

Гирс Геннадий Никитич родился 23 марта 1923 года в д. Уречье Верхнедвинского р-на Витебской области. Когда фашисты оккупировали родные места, ушёл в партизаны. С июля 1942 года по июль 1944 года воевал в партизанском отряде им. Суворова, потом – разведчиком в партизанском отряде Первой Дрисненской бригады им. Кирова.

В июне 1944 года началась Белорусская наступательная операция «Багратион». Бригада, в которой воевал Гирс Г.Н. , вместе с войсками Красной Армии участвовала в освобождении Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. С сентября 1944 года Геннадий Никитич – старший разведчик 1262 Гвардейского артиллерийского полка 57 Гвардейской армии Первого Белорусского фронта. С войсками фронта участвовал в освобождении Польши и взятии Берлина.

-Геннадий Никитич, расскажите, чем вам запомнилась Висло-Одерская операция?

-При форсировании реки Одер моему разведотряду была поставлена задача переправить машину с боевым оружием. Когда ехали по мосту, раздался взрыв. Мост обрушился, и машина ушла под лёд. Водитель погиб сразу, он не сумел выбраться из кабины. В машине кроме водителя было 23 бойца. Карабкались на лёд, лёд обламывался… До берега добрались только 4 человека. Среди них был и я. Выжил благодаря закалке, умению плавать, и ещё, наверное, потому, что повезло…

За отличные боевые действия по прорыву сильной глубоко эшелонированной обороны немцев на западном берегу Вислы, южнее Варшавы 16 января 1945 года ефрейтору Гирсу Г.Н. была объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего.

-17 января 1945 года войска Первого Белорусского фронта и Первая Армия Войска Польского освободили Варшаву. Освобождённый город был мёртв. Клубы дыма окутывали остовы разрушенных зданий. Удручающей была картина зверски разрушенной фашистами красавицы Варшавы. Оккупанты уничтожили и разграбили богатейшие исторические архитектурные памятники и научные ценности города.

В марте 1945 года Гирс Г.Н. был удостоен медали «За освобождение Варшавы». После Варшавы был город Лодзь. И снова благодарственная грамота Верховного Главнокомандующего «За отличные боевые действия по овладению крупнейшим промышленным центром Польши – городом Лодзь» /приказ №233 от 19 января 1945 года/. После освобождения г.Лодзь – благодарственная грамота за разгром окружённой группировки противника и овладение городом и крепостью Познань – стратегически важным узлом обороны немцев на берлинском направлении /приказ №284 от 23 февраля 1945 года/. За мужество и героизм, проявленные в боях за освобождение Польши Геннадий Никитич в марте 1945 года был награждён медалью «За отвагу». Далее путь ветерана лежал в Германию. В тяжёлых боях войска Первого Белорусского фронта вышли на подступы к Берлину.

- Геннадий Никитич, расскажите нам о Берлинской операции.

- Она началась 16 апреля 1945 года, когда за два часа до рассвета 140 зенитных прожекторов внезапно осветили позиции противника и объекты атаки. Противник был ошеломлён, на немецкие позиции был обрушен удар сокрушительной силы. Начался штурм Зееловских высот. Они расположены к востоку от Берлина. Здесь развернулись ожесточённые бои, т.к. этот естественный рубеж господствовал над всей окружающей местностью. Здесь проходила вторая линия обороны противника. Зееловские скаты, труднодоступные не только для танков, но и для пехоты. Они были испещрены траншеями и окопами. Здесь фашисты вырыли противотанковый ров глубиной до 3 метров и шириной 3,5 метра. Подступы к высотам простреливались многослойным перекрёстным артиллерийским и оружейно-пулемётным огнём. Дороги враг перекрыл заграждениями из брёвен и металлических балок, а подходы к ним заминировал. По обеим сторонам шоссе, идущего от города Зелов на запад, находились позиции зенитных артиллерий, которая использовалась для противотанковой обороны.

Вражескую оборону на Зееловских высотах удалось прорвать лишь к исходу 17 апреля. 23 апреля 1945 года за успешные боевые действия при прорыве обороны немцев и наступлении на Берлин ефрейтор Гирс Г.Н. получает ещё одну благодарственную грамоту Верховного Главнокомандующего.

- Далее нашему соединению предстояло взять Берлин. Немцы тщательно подготовили Берлин к обороне. Он был превращён в сильнейший укреплённый район. Его опоясывали три рубежа: внешний, внутренний и городской. Столица делилась на восемь расположенных по окружности секторов обороны. Девятый сектор охватывал самый центр. В нём находились здания главнейших государственных учреждений.

Заключительный штурм Берлина начался 25 апреля 1945 года. С кровопролитными боями продвигались советские бойцы к центру города – Тиргартену, где располагались главные государственные учреждения третьего рейха, в том числе и имперская канцелярия, в которой укрывался Гитлер со своей ставкой и рейхстаг, Третья и Пятая ударные армии.

Рейхстаг – высокое здание с куполом, было повреждено прямыми попаданиями бомб и представляло теперь массивную коробку, удобную для обороны. Каждый шаг здесь стоил нашим воинам труда и жертв. 30 апреля, утром, начался штурм рейхстага. Бой за рейхстаг был очень упорным. Лишь к вечеру советские воины ворвались в рейхстаг. Повсюду на рейхстаге взвились красные знамена. Рано утром 1 мая на фронтоне рейхстага уже развевалось красное знамя. Его водрузили разведчики 756 полка 150-ой стрелковой дивизии Третьей ударной армии М.А.Егорв и М.В.Кантария.

Бои за рейхстаг продолжались до утра 2 мая. Только 2 мая ставки оборонявших его частей капитулировали. 2 мая капитулировал и гарнизон Берлина.

Во время штурма Берлина случился со мной такой случай. Пошли в разведку в сам Берлин. Проникли в город. Видно было, как суетились немцы – чувствовался конец. Много их было в Берлине. Вооружены до зубов. Пришлось спрятаться в подвал разрушенного здания. Просидели 3 дня без воды и питья, т.к. нельзя даже было высунуться наружу. В полку ждали нашего возвращения . Мы должны были вернуться в тот же день, а прошло уже 3 дня. В штабе решили, что отряд погиб при выполнении боевого задания, и командир подписал документы, что разведчики погибли. Но мы всё-таки сумели выбраться, выбрав подходящий момент. Радостно нас встречали однополчане. Все ликовали – пришла Победа, Германия капитулировала.

Ефрейтору Гирсу Г.Н. приказом Верховного Главнокомандующего маршала Советского Союза тов. Сталина от 2 мая 1945 года №359 2За взятие города Берлина» объявлена благодарность. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 мая 1945 года Гирс Г.Н. награждён медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.». Ещё одна награда Родины нашла героя 20 лет спустя – «Медаль за отвагу». В 1985 году Геннадий Никитич награждён Орденом Отечественной войны II степени.

Вспоминая о войне, Геннадий Никитич говорит, что вначале было страшно. Боялись трупов. Сам больше всего боялся ранения в живот, т.к. на его глазах от этого ранения мучительно умирал его друг.

Рассказал Геннадий Никитич и малоизвестный факт из истории войны.

- Для выноса раненых с поля боя солдат использовали маленьких собак (размером с болонку). Собак специально обучали. Они не боялись разрывов снарядов и бомб, к ним прикрепляли тележки на колёсиках. Собаки отыскивали на поле боя раненых, и не потерявшие сознание бойцы могли перекатиться на такую невысокую тележку. Они находили проходы в минных полях и оттуда вывозили раненых.

После капитуляции фашистской Германии Геннадий Никитич продолжал служить в Вооружённых силах. Служил в Берлине. В 1947 году, демобилизовавшись, Гирс Г.Н. вернулся на родину, в Белоруссию. От родной деревни осталось только пепелище. Её сожгли фашисты. В соседней деревне Княжицы построил дом, женился, работал в лесхозе. Растил детей.

Записала в 2005 г.

ученица 11 «А» класса

Гирс Анна



Из воспоминаний Петровской Надежды Игнатьевны

hello_html_m7b39cc5a.jpg

Петровская Надежда Генадьевна

родилась в 1923 г.

в д. Литвиново Ветринского р-на

Витебской области

(ныне территория г.Новополоцка)

Надежда Генадьевна, помните ли Вы начало войны?

- Когда началась война, мне было 18 лет. В деревне у нас не было связи. Все старики, женщины и дети прятались, на улицу не выходили, т.к. сразу была облава. Родители запирали нас дома, чтобы мы не попались в руки немцам. Если бы мы к ним попали, нас бы сразу расстреляли. Немцы активно уничтожали молодёжь. Нельзя было никуда выходить. Всех просто ловили и расстреливали.

Во время войны я работала связной и медсестрой. Помогала детям, у которых погибли родители. Устанавливала связь.

Наиболее ярким эпизодом в моей памяти о войне стал вот такой случай. В деревне нашей был священник. Он собрал всех жителей, и мы за ночь соткали полотно. Построили каплицу, где поставили крест и накрыли его этим полотном. Немцы хотели сжечь деревню. Когда они подошли к каплице, то тотчас все попадали и отменили свой приказ. Таким образом, Бог сохранил нашу деревню от рук врага.

День Победы встретили со слезами на глазах. Плакали от большой радости, что всё наконец закончилось. Радовались, но в то же время горевали о погибших родственниках и друзьях.

В конце встречи Надежда Игнатьевна дала небольшое напутствие подрастающему поколению: «Мирного неба, чистой воды и никакой беды. Любите Родину. Помните о людях, защищавших её. Главное – никогда не увидеть ужасов войны!!!»

Записала в 2009 г. учащаяся 9 «Б» класса

Загнетова Юлия

Из воспоминаний Пугачёвой Марии Ильиничны



Пугачёва Мария Ильинична

родилась в 1936 г.

в деревне Старинка

Ушачского р-на

Витебской области



Мария Ильинична, что Вам запомнилось о Великой Отечественной войне?

Страшные воспоминания.

Два раза меня выводили на расстрел…

Папа наш был в партизанах. Однажды немцы рано утром, ещё солнце не взошло, стали стучать автоматами в окана. Стали кричать: «Партизан! Выходи!»…

В деревне пекли партизанам хлеб. И тогда партизаны приходили. На краю деревни жила баба Галя. А партизаны же в лесу были. И вот, моя мачеха говорит: «Иди Галю позови». Я выйду и кричу: «Галя!». И партизаны уже знали, что хлеб привезли. Хлеб готов! Вот полицейскому и доложили про это… Кто-то сказал полицейскому, а он – своему руководству. Эта полиция вся была в Ушачах. Ну вот, они приехали и папу забрали. Всё допытывались: «Партизан?». А папа: «Нет! Не партизан!». Ему тогда было 40 лет. А в армию сначала брали только тех, кто моложе. Потом уже остальных. Немцы забрали папу в плен. А нас так оставили.

Деревню нашу бомбили. Стояли сараи. Они все погорели. Овцы были там у нас. Они тоже сгорели.

А когда этот вот полицейский доложил, партизаны его рано утром увели на расстрел. А назавтра приехали немцы и собрали нас в дом, на горке что стоит. Там жил бургомистр, немецкий главный полицай. Это было рано утром. Там была вырыта яма. Всю деревню собрали – стрелять будут. На расстрел нас привели. Мы ж партизанам пекли хлеб, значит деревню надо расстрелять. И вот мы стоим уже все вокруг этой ямы, а жена этого бургомистра просит его (главного немца), и сапоги ему целует. И сейчас мне даже страшно… И говорит оана: «Они не виноваты!». Стала просить его, чтоб отпустил. Ну, она же жена бургомистра. Он послушал её и её уехал. Мы тогда все разбежались кто куда.

Когда были партизаны – мы были дома. Когда партизаны уходили – приходили немцы. Тогда мы скорее в лес бежим. В лесу прятались. И вот как-то партизаны сказали нам, что будут бомбить деревню, и немцы будут идти. Нужно идти прятаться. Все собрались, кто смог, и пошли в тот лес. Далеко мы шли куда-то. Возле речки партизаны нас остановили нас и сказали, чтобы мы за ним не шли. Потому что с детьми были, а дети плачут. Так мы никуда и не пошли. А тут и немцы нас догнали. Но ничего. Какие-то добрые немцы попались. Даже помогли нам перебраться через речку. Вернулись мы. Зашли в какую-то хатку и сидели там целую неделю. Боялись в деревню идти. Там же немцы. Однажды немцы заехали в эту хатку. Они сели есть, а мы на полу сидим.нас погнали от стола. А один немец резал хлеб и нам бросал.А мы такие довольные! Я бы, кажется, даже сейчас этот хлеб узнала, если б мне дали. Посидели они и поехали.

Тогда тётя наша пошла в деревню посмотреть, что там делается. Возвращается и говорит, что в деревне никого нет. И мы пошли. По огородам пошли. А тут, по огородам, лежали убитые партизаны. И тогда наши женщины закапывали их. Там, где они лежали, там и закпавыли. А потом уже, когда закончилась война, и на кладбище нашем делали памятник.

А потом помню утро. Женщины обнимаются, плачцт – беларусь освободили! Радости столько было! Это в 1944 году было. И тогда в сентябре мы в школу пошли.

После войны ещё долго оправиться не могли. Голод был такой, что траву ели, щавель, картошку гнилую. Вспоминать страшно!»

Записала в 2013 г. учащаяся 11 «А» класса

Голубева Владислава



































Автор
Дата добавления 09.01.2016
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров360
Номер материала ДВ-320948
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх