Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Классному руководителю / Другие методич. материалы / Сценарий мероприятия к Дню Победы "У войны не женское лицо"

Сценарий мероприятия к Дню Победы "У войны не женское лицо"


  • Классному руководителю

Поделитесь материалом с коллегами:

«У войны не женское лицо…»

(сценарий)

Чтец (1) Война - жесточе нету слова.

Война – печальней нету слова.

Война – святее нету слова

В тоске и славе этих лет.

И на устах у нас иного

Ещё не может быть и нет.

(Можно на фоне музыки Рахманинова 2-й концерт).

(Слайды о войне)

Хозяйка гостиной: Война – это разрушенные города, сёла. Война – это сожжённая земля. Война – это смерть, кровь. Наш народ выстоял в страшной войне 1941- 1945 годов. И мы благодарны защитникам земли Русской. В канун Дня защитника Отечества мы поздравляем всех тех, кто защищал, защищает и будет защищать родную землю. Но во все времена русская женщина не только провожала на битву мужа, сына, брата, но в трудное время сама становилась рядом с ним. Ещё Ярославна поднималась на крепостную стену и лила расплавленную смолу на головы врагов.

И всё- таки женщина даёт жизнь, женщина оберегает жизнь. Что может быть противоестественней таких понятий, как женщина и война. Женщина, дарящая жизнь, и война, отнимающая эту жизнь. Женщина как олицетворение милосердия и война как зло.

У войны не женское лицо. (Слайд с заглавием). Об этом пойдёт речь в нашей литературно-музыкальной гостиной.

Чтец(2):

На самой страшной войне XX века женщине пришлось стать солдатом. Она не только спасала, перевязывала раненых, а и стреляла из «снайперки», бомбила, подрывала мосты, ходила в разведку, брала языка. Женщина убивала. Она убивала врага, обрушившегося с невиданной жестокостью на ее землю, на ее дом, на ее детей. «Не женская это доля — убивать», — скажет одна женщин, вместив сюда весь ужас и всю жестокую необходимость случившегося. Другая распишется на стенах поверженного рейхстага: «Я, Софья Кунцевич, пришла в Берлин, чтобы убить войну». То была величайшая жертва, принесенная ими на алтарь Победы. И бессмертный подвиг, всю глубину которого мы с годами мирной жизни постигаем.

(Можно сопровождать музыкой Рахманинова и слайдами с цифрами, сколько женщин ушли на фронт)

Для слайда: Служили в армии около 800 тысяч женщин.

  • в госпиталях - 61% среднего персонала – женщины

  • в подразделениях связи – 80%

  • в дорожных войсках – больше половины

  • женщины-снайперы

  • женщины-зенитчицы

  • женщины-лётчицы

  • реже в танковых войсках

Хозяйка гостиной: Какие же они, девочки сорок первого года? Как уходили на фронт? Что заставляло их, молодых, 17-ти-18-тилетних, идти воевать?

Булат Окуджава «Ах, война, что ж ты, подлая сделала…»

Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:

вместо свадеб - разлуки и дым,

наши девочки платьица белые

раздарили сестренкам своим.

Сапоги - ну куда от них денешься?

Да зеленые крылья погон...

Вы наплюйте на сплетников, девочки.

Мы сведем с ними счеты потом.

Пусть болтают, что верить вам не во что,

что идете войной наугад...

До свидания, девочки!

Девочки,

постарайтесь вернуться назад.


Чтец: (Юлия Друнина)

Я ушла из детства в грязную теплушку,

В эшелон пехоты, в санитарный взвод.

Дальние разрывы слушал и не слушал

Ко всему привыкший сорок первый год.

Я пришла из школы в блиндажи сырые,

От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,

Потому что имя ближе, чем «Россия»,

Не могла сыскать.

Хозяйка гостиной: Для них понятие «мы и родина» было одно и то же.

Чтец (Юлия Друнина): (слайды с портретами Юлии Друниной) Юлия Друнина выросла в Москве в учительской семье. Много читала. Писала стихи. Мечтала о Литературном институте. В 17-тилетнем возрасте записалась в добровольную санитарную дружину, «в эшелон пехоты». Два раза была ранена, контужена.

Я только раз видала рукопашный,

Раз – наяву. И сотни раз – во сне…

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

Чтец (1):

На войне было страшно. Особенно страшна смерть. Среди погибших много санинструкторов. Они оказывались на самой передовой: перевязывали раненых под пулями, вытаскивали их с поля боя и…погибали сами.

Стихотворение «Зинка» Ю.Друниной (можно ввести элементы инсценирования)

(Столик, горит фонарь. Три девушки: «Юлька», «Зинка», «автор». На них – белые косынки с красными крестами, такие же повязки)

1.Мы легли у разбитой ели,

Ждем, когда же начнет светлеть.

Под шинелью вдвоем теплее

На продрогшей, сырой земле.


2.Знаешь, Юлька, я против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Дома, в яблочном захолустье,

Мама, мамка моя живет.


У тебя есть друзья, любимый.

У меня лишь она одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом бурлит весна.


Старой кажется: каждый кустик

Беспокойную дочку ждет

Знаешь, Юлька, я против грусти,

Но сегодня она не в счет.


3. Отогрелись мы еле-еле,

Вдруг приказ: 'Выступать вперед!'

Снова рядом в сырой шинели

Светлокосый солдат идет.


С каждым днем становилось горше.

Шли без митингов и замен.

В окруженье попал под Оршей

Наш потрепанный батальон.


1. Зинка нас повела в атаку.

Мы пробились по черной ржи,

По воронкам и буеракам,

Через смертные рубежи.


Мы не ждали посмертной славы,

Мы со славой хотели жить.

Почему же в бинтах кровавых

Светлокосый солдат лежит


Ее тело своей шинелью

Укрывала я, зубы сжав.

Белорусские хаты пели

О рязанских глухих садах.


3. Знаешь, Зинка, я против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Дома, в яблочном захолустье

Мама, мамка твоя живет.


У меня есть друзья, любимый

У нее ты была одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом бурлит весна.


И старушка в цветастом платье

У иконы свечу зажгла

Я не знаю, как написать ей,

Чтоб она тебя не ждала.


Хозяйка гостиной: Женщины на войне… Они были во всех частях: женщины-сапёры, артиллеристы, разведчики, связисты, радисты, регулировщики, даже танкисты. Особый разговор о женщинах-лётчицах.

Песня Розенбаума «Вальс на плоскости».

Чтец (2). 46-й Гвардейский Таманский авиационный полк им. Суворова был сформирован в октябре 1941 г. по инициативе М.М. Расковой и прошел славный путь: героическая оборона Кавказа, освобождение от гитлеровцев Кубани и Таманского полуострова, участие в боях за Крым и за Белоруссию, освобождение Польши и разгром врага в Германии. В составе полка были и девушки: летчица Людмила Клопкова-Яковлева и механик Османцева Александра Григорьевна, штурман Любовь Шевченко, мастер по вооружению Полина Тучина, Мария Федотова из Моздока и Нина Медведева, а также штурман Александра Попова из Ессентуков.

Летали девушки на тихоходных учебных самолетах конструкции ПО- 2, которых называли "кукурузниками" или "этажерками". Оборудованы они были простейшими аэронавигационными приборами. Скорость самолета всего 120 км/час, высота – 3 км, нагрузка – 200 кг. Девушки летали ночью в тыл врага, сбрасывали партизанам оружие, боеприпасы и горючее, вывозили на Большую землю раненых, больных и детей. Ни заградительный зенитный огонь, ни патрулирование немецких истребителей не могли остановить их полеты. Девчонок, которые летали на хрупких ПО-2, немцы смертельно боялись. "В воздухе ночные ведьмы!" – пугались они. За каждую сбитую "этажерку" немецкое командование присуждало своим асам высшую награду – "железный крест".

День Победы полк встретил в местечке Брун рядом с логовом фашистов, но, к сожалению, не все девушки-лётчицы дожили до этого светлого дня. В боях за Родину геройски погибли Дуся Носаль, Женя Руднева, Оля Санфирова, Женя Крутов


Чтец. 3 Деревянный биплан,
Две кабины открыты,
Ночь страшна и темна,
А девчонкам - лететь...
Маму вспомнив, вздохнув,
Может, будут убиты,
Каждый вечер они
Отправлялись на смерть.
Лётчик, штурман и ночь.
Два ТТ - пистолета,
Груз смертельный висит,
Сердце бьётся в груди.
У кого-то из них
Песня будет не спета,
Никому не известно,
Что их ждёт впереди.
Парашют не берут,
Для него мало места.
Проще пареной репы
ППР- их прицел...
Вылетали на смерть,
Хороши, как невесты,
Защищали Отчизну,
Ночью мчались на цель.
Вы не верьте тому,
Что девчонки те - ведьмы.
Умирая, они
В Небеса унеслись.
Перед смертью
Молились как все, о Победе,
И дарили потомкам
Надежду на Жизнь.
И с Небес эскадрилья
Ночная взывает:
Помолитесь о нас,
Как хотели мы жить!
Словно Ангелы, в небе
Девчонки витают,
Мы не можем забыть их.
Мы их можем ЛЮБИТЬ...

Чтец 1. Война – дело мужское. Предназначение женщины – продолжать род человеческий, а не убивать. И девчонки были на войне не потому, что хотели убивать. То была критическая ситуация для страны, для народа. Девчонки шли сами, добровольно, а трус сам на фронт не пойдёт. Это были смелые, необыкновенные девчонки. Некоторые из них становились снайперами, хотя это удел мужчин. Чтобы убить человека, даже врага, необходимо обладать злостью или испытывать ненависть к врагу. Вот что вспоминает Мария Ивановна Морозова:

(Сопровождается показом слайдов). Можно найти соответствующую мелодию.

Чтец (Мария Морозова).

Вышли мы первый день на „охоту“ (так у снайперов называется), моя напарница Маша
Козлова. Замаскировалась, лежим: я веду наблюдения, Маша – с винтовкой. Когда увидели немца, стали пререкаться, кому стрелять. Так мы пререкались. А в это время, действительно, немецкий офицер давал солдатам указания. Подошла повозка, и солдаты по цепочке передавали какой-то груз.. Офицер то уходил, то снова появлялся. И когда он появился третий раз, решилась, и вдруг такая мысль мелькнула: это же человек, хоть он враг, но человек, и у меня как-то начали дрожать руки, по
всему телу пошла дрожь, озноб. Какой-то страх… После фанерных мишеней стрелять в
живого человека было трудно. Но я взяла себя в руки, нажала спусковой крючок… Он
взмахнул руками и упал. Убит он был или нет, не знаю. Но меня после этого еще больше
дрожь взяла, какой-то страх появился: я убила человека…

Чтец (Клавдия Крохина) (можно поставить таблички, как на ЕГЭ, с именами)

Клавдия Григорьевна Крохина, старший сержант, снайпер:
«Мы залегли, и я наблюдаю. И вот я вижу: один немец приподнялся. Я щелкнула, и он
упал. И вот, знаете, меня всю затрясло, меня колотило всю. Я заплакала. Когда по мишеням
стреляла – ничего, а тут: как это я убила человека?..
Потом прошло это. И вот как прошло. Мы шли, было это возле какого-то небольшого
поселка в Восточной Пруссии. И там, когда мы шли, около дороги стоял барак или дом, не
знаю, это все горело, сгорело уже, одни угли остались. И в этих углях человеческие кости, и
среди них звездочки обгоревшие, это наши раненые или пленные сгорели… После этого,
сколько я ни убивала, мне не было жалко. Как увидели эти горящие кости, не могла прийти в
себя, только зло и мщение осталось.
…Пришла я с фронта седая. Двадцать один год, а я уже беленькая. У меня ранение
было, контузия, я плохо слышала на одно ухо. Мама меня встретила словами: „Я верила, что
ты придешь. Я за тебя молилась день и ночь“. Брат на фронте погиб. Она плакала:
– Одинаково теперь – рожай девочек или мальчиков. Но он все-таки мужчина, он
обязан был защищать Родину, а ты же девчонка. Я об одном просила, если ранят, то пусть
лучше убьют, чтобы девушке не остаться калекой.
Я родом из Челябинской области, так у нас там велись какие-то рудные разработки. Как только начинались взрывы, а это делалось ночью, я моментально вскакивала с кровати и первым делом хватала шинель – и бежать, мне надо было куда-то бежать. Мама меня схватит, прижмет к себе и уговаривает, как ребенка. Сколько раз я с кровати кубарем слечу – и за шинель…»

Хозяйка гостиной: Война не щадила никого. А «белой краски у войны» было много.

Песня «Баллада о красках»

Песня «Шумел сурово Брянский лес».

Хозяйка: Партизанское движение росло по всей стране. Остались и люди на подпольную работу. Среди них были и женщины.

Чтец (Мария Матусевич).Вспоминает подпольщица Мария Михайловна Матусевич-Заяц, затем ушла к партизанам.
За три дня до войны родила я сыночка… Антона… Люди кричат: „Война!“, а мы в
роддоме детей рожаем. И что я запомнила – мальчиков все рожали.
С первых дней, как пришли немцы, мы старались в лесу каждый патрон подобрать.
Оружие собирали. Мама не пускала: „Куда ты с дитем на руках? Бога не боишься?“ – „А эти
бога боятся, – отвечала я. – Посмотри, что делают с нашими людьми…“
Выведут молодых мужчин с хаты и возле порогов расстреляют. У нас двое соседских

хлопцев так положили. Возле самой хаты. Возле самого порога…
Я была комсомолка. И не могла сидеть сложа руки. Листовки разносила, сведения
собирала. И все с ребенком на руках. Две головы несла немцам. Сколько слез моих было?
Река.
Сыночек погиб. Без меня погиб, но по моей вине, я в партизанах была. Их с мамой
сожгли.? Я прибежала к нашей хате… Земля еще теплая была… Одно, что я нашла:
граммочку костной золы… Я ее уже знала…
После войны, когда родила снова мальчика, молила бога, чтобы я его успела вырастить,
чтобы он меня своими ручками обнял и узнал, что я его мать. Такая я была больная от
войны…»

Хозяйка гостиной: Самое страшное на войне – смерть. А когда умирают такие молодые…После войны отряд поисковиков на дорогах войны нашёл в лесу в заброшенной могилке каску, а в ней сохранились косы юной девушки.

    Чтец 4:   Русые косы в земле откопали
       Девочки юной, погибшей в войну...
       Звали Надежда, ребята узнали,
       Это она защищала страну!
       Плыл школьный бал и банты словно розы...
       «Наденька, Надя! Ты слышишь: война!»
       Прямо на фронт за родные берёзы
       Русые косы страна позвала...
       Прямо под пули со школьного бала
       Надя ушла добровольно на фронт...
       Раненых столько спасла и спасала,
       Лишь сосчитает родной небосвод...
       Русые косы, красивые косы,
       Каждый солдат в них влюблялся не раз...
       И на глазах появлялись лишь слёзы...
       Падал солдат, оставался мираж...
       Русые косы, зелёная каска,
       Ветер в землянке да свет дальних звёзд...
       Девочка Надя, снегурка из сказки,
       Кашу солдатам варила в мороз...
       Девочка Надя от пули погибла...
       На земляничной поляне нашли
       Русые косы в забытой могиле,
       Символ нетленный к России любви!

Чтец (2). На войне не только стреляют, бомбят, ходят в рукопашную, роют траншеи – там еще
стирают белье, варят кашу, пекут хлеб. Там горы женской работы. Чтобы солдат хорошо воевал, его надо одеть, обуть, накормить, обстирать, иначе это будет плохой солдат. В военной истории немало
примеров, когда грязное и голодное войско терпело поражение только потому, что оно
грязное и голодное. Армия шла впереди, а за ней «второй фронт» – прачки, хлебопеки,
повара. Женщины, которые принадлежали к этому «второму фронту», считали, что ничего героического они не совершили, мол, они занимались тем, что испокон веков женщина должна делать: обстирывать, обшивать, кормить мужчин. Только без них, великих тружениц войны, Победы не было бы.

Чтец 1. Многие женщины не воевали, не были в партизанах. Им выпало другое: отправлять на фронт своих мужей и сыновей, получать на них скупые на слова похоронки, поднимать весной одним, без мужчин, землю и сеять хлеб, спасать детишек. Сохранить в войну пятерых или четверых детей – это тоже подвиг.

Чтец 2. Великое материнское сердце! Иногда мы думаем, что знаем все о твоем мужестве и
твоей любви, о твоем терпении и твоей нежности, о твоей печали и твоей вере, о твоих
слезах и твоих радостях. Нет, мы ничего о тебе не знаем, так ты бесконечно.


Чтец (партизанка Лариса Леонтьевна Короткая):

(на фоне музыки Шуберта «Aве, Мария!»)
…Хоронить партизан приходилось часто. То на засаду наткнется группа, то в бою
погибнут… Я вам расскажу про одни похороны…
Был очень тяжелый бой. В том бою мы потеряли много людей, в том бою и я была
ранена. И вот после боя похороны. Обычно над могилой говорили короткие речи. Сначала
говорили командиры. А тут среди погибших был один местный парень, и на похороны
пришла его мать. Стала она оплакивать: „А мой жа сыночак! А мы ж табе хатачку будавали!..
А ты ж каза, што нам маладую прывядзеш! А ты ж вянчаешся з зямелькай…“
Строй стоит, все молчат, ее не трогают. Потом она подняла голову и увидела, что убит
не только ее сын, а много молодых лежит, и она по тем, чужим, сыновьям стала плакать: „А
мае ж вы сыночкi родныя! А нашы ж мамачкi не бачаць вас, яны ж не ведаюць, што вас у

зямельку кладуць! Дык паплачу я па вас па всiх…“ И как она только сказала: „па вас па всiх“ – все мужчины в голос начали плакать. Никто сдержаться не мог… Строй рыдает… И тогда командир крикнул: „Салют!“ И салют все заглушил.
И вот меня поразило, я и теперь об этом думаю, то величие сердца матери. В таком
великом горе, кода хоронят ее сына, у нее хватило сердца, чтобы оплакать и других
сыновей…

Песня Баллада о матери

Хозяйка гостиной:

Можно ли было победить народ, женщина которого в самый тяжелый час, когда так

страшно качались весы истории, тащила с поля боя и своего раненого, и чужого раненого
солдата? Можно ли поверить, что народ, женщина которого хотела родить девочку и
верила, что у той будет другая, не ее судьба, что этот народ хочет войны? Разве во имя
этого женщина жизнь спасала, мир спасала – была матерью, дочерью, женой, сестрой и
Солдатом?
Поклонимся низко ей, до самой земли. Ее великому Милосердию.













Автор
Дата добавления 09.07.2016
Раздел Классному руководителю
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров65
Номер материала ДБ-140504
Получить свидетельство о публикации


Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх