Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Статьи / Особенности охраны памятников истории рубежа 19-20 веков

Особенности охраны памятников истории рубежа 19-20 веков


  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

Особенности охраны памятников истории рубежа 19-20 веков

Уже к 20-м гг. ХIХ в. указы по охране культурных ценностей приобретают целенаправленный характер. Фактически уже можно говорить о систематизированном подходе к сохранению национального достояния.

В целом, в первой половине XIX в. данные вопросы находились в ведении министерства внутренних дел и народного просвещения, а также Сената.

В 1859 г. была учреждена Императорская Археологическая Комиссия (ИАК), создан первый официальный орган, которому поручалось производить раскопки, приобретать находки, сделанные частными лицами.

Отчеты Комиссии, издаваемые с 1860 г., и другие издания получили европейскую известность.

В 1863 г. МВД выступило с предложением о привлечении губернских и областных статистических комитетов к участию в сборе сведений о памятниках древности, поскольку состав Археологической Комиссии был незначительным, а ее члены, главным образом, были заняты производством археологических раскопок и описанием открываемых предметов древности.

Вышеназванные комитеты располагали средствами к получению сведений о местных древностях. Правительство полагало, что их изучение и открытие, привлечение к участию в таких исследованиях лиц, знающих местные особенности, внимательное наблюдение за сбережением археологических находок и поощрительные меры в этом направлении обратили бы внимание общества на памятники нашей старины и со временем содействовали их изучению.

В таком положении вопрос об охране культурных ценностей в России находился до тех пор, пока в Москве в 1864 г. не открылось Археологическое общество (МАО). Перед открытием Общества на заседании 3 ноября 1864 г. А.С. Уваров отмечал: «Не только мы, но и наши предки не умели ценить важность родных памятников, и без всякого сознания, с полным равнодушием, безобразно исправляя старинные здания или восстанавливая их заново, они не понимали, что каждый раз вырывали страницу из народной летописи».

В 1869 г. в Москве начал работу I археологический съезд. Там было признано, что вопрос о сохранении памятников древности требует немедленного, безотлагательного решения. Его разработка была поручена специальной Комиссии, составленной из членов Московского и Петербургского археологических обществ.

Уничтожение многих ценных и редких памятников древности, искажение некоторых из них и равнодушие местной администрации к их сохранению требовали принятия решительных мер по охране уцелевших остатков старины.

Под давлением научной общественности вновь вернулись к вопросу о подготовке проекта закона. А.С. Уваров обратился к министру народного просвещения Д.А. Толстому с просьбой ходатайствовать о возможности взять под покровительство «его императорского высочества государя наследника» Комиссию, что было бы благоприятно для ведения дела и сохранения для науки памятников старины. 26 мая 1876 г. Д.А. Толстой доложил Александру II об учреждении при Министерстве народного просвещения по указанию Сената Особой Комиссии «по обсуждению предложений о мерах к сохранению памятников древности».

Предложения Комиссии в 1876 г. закреплены законом не были. Фактически единственный раз за всю дореволюционную историю России для обсуждения вопросов охраны памятников была создана представительная комиссия, состоящая только из специалистов. Основными своими задачами комиссия считала составление свода памятников; проведение экспедиций для их выявления, обследования, изучения; тщательный надзор за всеми памятниками старины, которые сохранились в империи.

Но попытка создать государственную систему охраны памятников потерпела крах в тот момент, когда она уже практически была готова к реализации. Как всегда на охрану национального достояния не нашлось денег. Возможно, причиной неудачи стала начавшаяся русско-турецкая война.

Потребность в подготовке закона по охране памятников все более ощущалась.

Памятники старины продолжали гибнуть. Этому не смогло помешать ни создание в 1890 г. при МАО Особой Комиссии по сохранению древних памятников, в которую вошли такие видные специалисты как В.Е. Румянцев, К.М. Быковский, И.Е. Забелин, А.А. Мартынов,5 ни новое определение Синода 1894 г. о необходимости выполнять указ о порядке реставрации памятников древности (церквей и монастырей),

Итак, необходимость в принятии закона по охране культурных ценностей с каждым годом ощущалась все острее. Перелом наметился на рубеже XIX - XX вв. Учитывая бесплодность прежних попыток ограничиться в этом отношении приведением «в полную известность древних памятников» и, признавая, что «вопрос об охране их все еще остается открытым», Археологическая Комиссия в 1898 г. предложила образовать при Министерстве внутренних дел Особую комиссию из представителей заинтересованных в этом деле ведомств и археологических обществ, которая окончательно выработала бы проект положения по настоящему делу. Однако, несмотря на очевидную актуальность и важность, эта идея в данный период реального воплощения так и не получила.

Определяющей чертой культурно-общественной жизни пореформенной России стал широкий демократический подъем, выразившийся, в частности, в росте общественной активности. Одним из проявлений общественной инициативы было земско-либеральное движение. Важнейшим компонентом этого движения стала общественно-просветительская работа, направленная на популяризацию научных знаний среди рабочих, крестьян, ремесленников и т.д. В этом интеллигенция видела один из главных путей просвещения и образования народа. Это общественное явление принимало разнообразные формы: чтение лекций, издание научно-популярной литературы, организация библиотек, выставок, музеев.10 Последние удовлетворяли интерес общественности к изучению природных богатств различных районов, к истории материальной культуры, к архитектуре, художественным и историко-бытовым памятникам.

Вместе с тем, задачи охраны отечественных культурных ценностей осознавалась властью. 13 апреля 1898 г. был издан Именной высочайший указ «Об учреждении особого установления под названием «Русского музея императора Александра III» и о предоставлении для сей цели приобретенного в казну Михайловского дворца со всеми принадлежащими к нему флигелями, службами и садом». Но идея организации музея отечественного изобразительного искусства возникла задолго до этой даты. Еще в самом начале ХIХ в. было принято решение об открытии в Эрмитаже зала русской живописи, для чего был составлен список картин, находившихся в Таврическом, Царскосельском, Петергофском и Кремлевском дворцах. Однако к 90-м гг. ХIХ в. эрмитажное собрание, хотя и включало в себя целый ряд первоклассных произведений, было весьма неполным и не давало достаточного представления ни об истории, ни о современном этапе развития русского изобразительного искусства.

Мысль об организации музея отечественного искусства высказывалась и обсуждалась особенно активно, начиная с середины ХIХ в. Необходимо отметить, что Москва чаще, чем Петербург, фигурировала в первоначальных проектах и предложениях по созданию будущего музея, т.к. к этому были основания. Еще в начале царствования Александра II там был основан Публичный музей, в который вошло великолепное собрание Румянцевского музея, включившее приобретенную в 1865 г. картинную галерею Федора Прянишникова. Начиная с 1865 г. целенаправленно и активно формировалась коллекция современной русской живописи Павла Третьякова, которая изначально, по замыслу собирателя, предназначалась для самого широкого показа. Открытие в августе 1893 г. Московской городской художественной галереи Павла и Сергея Третьяковых ускорило появление вышеназванного указа об учреждении государственного национального музея искусства в Санкт-Петербурге. К тому же нашли и подходящее здание - Михайловский дворец - уникальный памятник архитектуры русского классицизма.

Правовые основы охраны памятников искусства и старины. 1918-1921 годы

Отсутствие закона о запрете вывоза культурных ценностей за границу привело к утечке за пределы страны огромного количества национальных реликвий. Проблема вывоза ценностей из страны стояла очень остро. Национализация – одно из основных направлений внутренней политики советского правительства – коснулась и памятников старины. Законодательные документы первых месяцев существования советского государства стали основой для разработки специальных декретов о сохранении наследия (Декрет о земле, Ленинский план монументальной пропаганды, декрет «О свободе совести, церковных и религиозных обществ»).

Весной 28 мая 1918 года был создан Отдел по делам музеев и охраны памятников искусства и старины, или попросту музейный отдел при Наркомпросе. Во главе его был Наталья Ивановна Троцкая (до 1927). Это было наиболее авторитетное учреждение в сфере, включавшее 200-400 сотрудников.

Отдел вывозил ценности из особняков и усадеб в национальный музейный фонд. Этим занимались эмиссары музейного отдела. Склад Государственного музейного фонда находился возле Пречистенки, в Мертвом переулке, прочие склады — в Строгановском училище и бывшем Английском клубе.

В 1918 году издаются два декрета об охране памятников:

  1. 19 сентября 1918 года – о запрещении вывоза и продажи за границу предметов художественного и исторического значения. Без разрешения Наркомпроса никто не мог вывезти коллекцию или даже одну вещь. Все ценности, находившиеся в антикварных магазинах, должны были быть внесены в список, который отправлялся в Наркомпрос.

  2. О регистрации, приеме на учет и охранении памятников искусства и старины, находящихся во владении частных лиц, обществ или учреждений. По сути это декрет о национализации.

Музейный отдел и Наркомпрос — инициаторы декретов «О запрещении вывоза и продажи за границу предметов особого художественного и исторического значения» и «О регистрации, приеме на учет и охранении памятников искусства и старины, находящихся во владении частных лиц, обществ и учреждений». Во-первых, эти документы объявляли первую государственную регистрацию всех монументальных и «вещевых» памятников искусства и старины в виде как целых собраний, так и отдельных предметов, в чьем бы владении они не находились. Во-вторых, государство устанавливало жесткий контроль за всеми историческими объектами. Владельцам коллекций выдавались особые охранные грамоты. Принятые на учет памятники искусства и старины нельзя было продавать, вывозить, а также перестраивать или ремонтировать без особого разрешения Комиссариата народного просвещения. Владелец, которому выдавалась охранная грамота от государства, должен был составить инвентарную опись своей коллекции. Сама коллекция оставалась на попечении владельца, он фактически являлся ее хранителем.

Наиболее крупные собрания национализировались, на их основе создавались художественные музеи. Так, декретом 5 ноября 1918 года были национализированы галереи Щукина, Морозовых и прочие галереи. С декрета «О свободе совести, церковных и религиозных обществ» (отделение церкви от государства, январь 1918) начинается процесс отчуждения церковной собственности в пользу государства. В декрете ВЦИК от 27 декабря 1921 года «О ценностях, находящихся в церквях и монастырей» все имущество церквей и монастырей подразделялось на три части:

  1. Имущество историко-художественного значения, подлежавшее исключительному ведению Наркомпроса;

  2. Имущество материальной ценности, подлежавшее выделению в Гохран РСФСР;

  3. Имущество обиходного характера, «где оно еще сохранилось», подлежавшее атрибуции в Наркомпросе во избежание «неорганизованных продаж или передач верующим».

В марте 1921 года правительство взяло курс на НЭП. Сложная и противоречивая, новая экономическая политика, тем не менее, позволила стране обрести относительную внутреннюю стабильность. Ограничение расходов на содержание госаппарата отразилось и на культуре – началось сокращение штатов в Наркомпросе (почти трехкратное). Большинство памятников старины и музеев были переведены с государственного бюджета на местный. Охрана памятников старины, начиная с 1921 года, имела совершенно иную экономическую основу. В сфере культуры осуществлялся принцип остаточного финансирования. Основными же принципами были хозрасчет и самоокупаемость, что, в свою очередь, предполагало существование децентрализованной системы финансирования. Вся тяжесть расходов на памятники и музеи должна была лечь на региональный бюджет, но он был крайне скуден.

В 1921 году в ходе реформы Наркомпроса была создана Главнаука (Главное управление научными, художественными и музейными учреждениями).




Автор
Дата добавления 18.09.2016
Раздел История
Подраздел Статьи
Просмотров137
Номер материала ДБ-200107
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх