Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / История / Другие методич. материалы / БИЧУРИН - ВЫДАЮЩИЙСЯ ВОСТОКОВЕД XIX В
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • История

БИЧУРИН - ВЫДАЮЩИЙСЯ ВОСТОКОВЕД XIX В

библиотека
материалов

20


В истории Русской Православной церкви есть немало блестящих страниц, ос-

ставленных выдающимися подвижниками земли русской, которые не только

были самоотверженными ,иногда даже ценою собственной жизни, свидетелями своей веры, но также часто становились подлинными создателями культуры целых народов. Вспоминаются имена святителя Стефана, епископа Пермского (†1396), архимандрита Макария (Глухарева; † 1850),митрополита Московского, просветителя Алеутских островов, Аляски, Камчатки, Якутии и Приамурья. Среди них особое место занимает основатель русской китаистики Никита Яковлевич Бичурин (Иакинф), главная особенность которого состояла в том, что он, будучи религиозным мыслителем фактически заложил основы фунда-ментальных исследований Китая. "При всей увлеченности востоковедческими трудами, как отмечал выдающийся востоковед Н. Т. Федоренко, о. Иакинф не прекращал ни публицистической, ни литературной деятельности, откликаясь статьями и выступлениями на различные социальные и политические события. А будучи сторонником полного равноправия народов, он яростно опровергал лженаучные суждения западных ученых о дикости азиатских народов, уже тогда осуждал расизм. Как ученый чистоплотный и глубоко знающий свой объект исследования, Бичурин не мог терпеть фальсификаторов от науки, высказывающих весьма поверхностные суждения о изучаемом предмете. Когда его недоброжелатель Ю. Клапрот выдал себя как знаток китайского, тибетского и чувашского языков, Н. Я. Бичурин резко выступил против его дилетантского подхода к восточным языкам».1

На рубеже XVIII-XIX вв Китай в представлениях западных учёных выглядел варварской и невежественной страной в отношении которой вполне оправдывалась грабительская политика могущественных держав. Это глубоко возмущало Н.Я.Бичурина, жёстко критиковавшего католических миссионеров и многих западноевропейских ученых, стремившихся представить европейскому

сообществу Китай в дурном свете. Выступал он и против некритического отно-

шения к иностранным сочинениям со стороны российских авторов. Он не одоб-

рял, в частности, манеру европейцев изображать Китай в черных красках, выс-

меивать его обычаи и обряды. Первый биограф Н.Я. Бичурина Н.Адоратский отмечал: «Основавшись в Пекине, о. Иакинф поставил задачей своею как мож-но основательнее ознакомиться с неведомой страной и ее литературой и в 13 лет так изучил ее, так сроднился с ней, так полюбил, что, по словам знавших его, сам сделался похожим на китайца по внешнему виду. Физиономия его ре-

шительно носила выражение, какое имеют китайцы. Главным секретом успеха в изучении китайского языка о. Иакинф обязан был, помимо своих блестящих

способностей, постоянным сношениям своим с китайцами, монголами, маньч-журами, тибетцами, туркестанцами и корейцами. Одетый в китайское платье, требующее очень сложного туалета, он постоянно вращался среди этого разно-

племенного люда, наполняющего Пекин или окрестности его..»2 На этом фоне характерен интерес к Китаю и соседним странам Н.Я.Бичурина. В отличие от других деятелей, в большинстве своём, отрицательно к нему относившихся, он не просто теоретически исследовал самобытную историю, этнографию, культу-

ру, великой восточной империи, он практически жил и мыслил как подданный Поднебесной. На китаистику Бичурина повлияло два фактора:

1. Предпочтения Бичурина как государственника : понимание идеи сильной державы, законности и твёрдости власти, организованности структур основанной на идеях конфуцианства.

2. Его религиозные искания – путь христианской веры, распространяемой во всём мире, и в частности, в восточных державах. Причины самобытности Бичурина как религиозного просветителя и китаиста во многом коренятся в его биографии. Выходец из семьи дьячка, он получил свою фамилию по названию села Бичурино, где родился в 1777 г.Обучаясь в Казанской Духовной Семина-

рии, он, пользуясь блестящими способностями и памятью, изучил латынь, гре-

ческий и французский языки, что привлекло внимание высшего духовенства. Через год, после окончания семинарии, он принял монашество с именем Иакинф. В 1802 г., получив сан архимандрита, о.Иакинф назначается в Иркутск настоятелем Вознесенского монастыря и ректором Иркутской Семинарии. Это назначение стало переломным в многообещающей карьере молодого священно-служителя, ставшего архимандритом уже в 25 лет! Но в результате конфликта с семинаристами, он отстраняется от управления монастырем, лишается сана и назначается учителем риторики в Тобольский монастырь, без права церковного служения. Однако в 1805 г. судьба преподносит ему подарок – короткое знако-

мство с графом Ю.А.Головкиным, главой посольства в Китай . После беседы с о.Иакинфом, Головкин пришел к выводу, что эрудированный и представитель-ный Иакинф являлся бы более подходящей кандидатурой на пост начальника миссии, чем ленивый, недалекий и малограмотный о. Аполлос, рекомендован-ный Синодом. В сентябре 1807 года 9-ая Духовная Миссия пересекает границы «Поднебесной Империи» для выполнения задач, поставленных перед нею царским двором. С этого момента о.Иакинф трудится «денно и нощно».В своем

послании от февраля 1810 года, адресованном обер-прокурору Синода А.Н.Салтыкову он сообщал: «Время позволяет мне учиться сверх китайского и манджурского, еще по-нескольку мунгальскому, тибетскому и корейскому».3

Китайско-русский словарь с подробнейшим описанием предметов, изданный

им в 1814 году, фактически являлся путеводителем по стране и не имел себе равных за пределами Китая. Преодолев огромную цепочку превратностей судьбы, вплоть до приговора о пожизненном заключении в монастыре на остров Валаам, о. Иакинф возвращается в Петербург, в 1825 г. Его возвращение стало возможным благодаря восшествию на престол императора Николая I, издавшего резолюцию: «Причислить монаха Иакинфа Бичурина к Азиатскому департаменту»4 В 1828 г. вышел в свет его перевод с китайского языка «Описание Тибета в нынешнем состоянии», снабженный картой, примечаниями и комментариями Иакинфа Книга получила широкое распространение и была переведена на французский язык. В этом же году были изданы «Записки о Монголии», в основу которых положены путевые наблюдения, сделанные

о. Иакинфом на обратном пути из Пекина в Кяхту в 1821г. Труд получил широкое признание в научных кругах Петербурга и вскоре был переведен на французский и немецкий языки.Признание Иакинфа крупнейшим знатоком Центральной Азии проявилось в избрании его в декабре 1828 г. Российской Академией Наук членом-корреспондентом по разряду литературы и древностей Востока. В 1832 г. во время экспедиции по Восточной Сибири он завершает перевод с китайского языка «Истории Тибета и Хухунора», а также перевод монгольского словаря «Сань хэ бяньлань». По возвращению из Кяхты, где он находился около двух лет, в Петербург Иакинф в 1833 г. издает «Историю Тибета и Хухунора с 2282 года до Р.Х и до 1227 года по Р.Х в 2-х частях» с приложением исторических карт северо-восточной части Тибета, алфавитного и географического указателей. Сочинение Иакинфа по истории калмыцкого народа было по достоинству оценено А.С. Пушкиным, использовавшим его при написании «Истории Пугачева». «Самым достоверным и беспристрастным из-

вестием о побеге калмыков, - писал Пушкин, - обязаны мы отцу Иакинфу, коего глубокие познания и добросовестные труды разлили яркий свет на отношения наши с Востоком»5 Свою научную деятельность, не прекращавшуюся ни на минуту на протяжении всей его жизни, он завершил изданием в 1851 г. многолетнего труда «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена», удостоенным в том же году Демидовской премии.Описывая в работе «Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение» своих трудах центральное и местное управление китайской империи Бичурин отмечал, что маньчжурские завоеватели с помощью перешедших на их сторону китайских феодалов полностью использовали в своих интересах сложную систему государственного управления, веками создававшуюся в феодальном Китае Хотя Цинская империя и служила интересам крупнейших феодалов, как маньчжурских, так и китайских, маньчжурская знать занимала в ней привилегированное положение, отмечал Бичурин в своей работе, высшие должности были доступны преимущественно маньчжурам, китайцы же занимали в бюрократическом аппарате менее важные посты. Это, как особую черту присущую цинской китайской династии, также отмечал о.Иакинф.6

Говорит Бичурин и об образовании в Китае. В труде «Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение» да и в других, посвященных Китаю, он отмечает

высокую образованность правящих и научных кругов китайской элиты, наличие огромной необычной многообразной культурной традиции этой нации,

опиравшейся на идеологический фундамент конфуцианства.

Изучению китайского судопроизводства Бичурин также посвятил очень много времени, занимаясь в частности, переводом китайских законодательных документов. Известен перевод с китайского Н.Я.Бичурина, оригиналом которого послужил вариант «Да Цин хуэй-дянь», составленный в 1818 г. и изданный в 1821 г.в Китае.. Но этот текст перевода, известный как «Изложение китайского законодательства», также не признан буквальным переводом цинского свода,так как переводчик опустил материалы, касающиеся деятельности ряда второстепенных ведомств. В любом случае, это перевод пред

ставляется наиболее полным, созданным путем выборки и компиляции матери-

алов из соответствующих глав почти без изменения текста. В труде «Изложе-ние китайского законодательства», вошедшем с дополнениями в книгу «Китай в гражданском и нравственном состоянии»7,представлены важнейшие законода

тельные акты, определяющие характер и структуру ведущих правительствен-ных учреждений и ведомств Цинской империи, таких как Цензорат (Дучаюань), осуществлявшем контроль за деятельностью чиновников, «Дворцовое управле-

ние» (Нэйуфу), «Княжеское правление» (Цзунчжэньфу) и т.д. Н.Я.Бичуриным были переведены и частично откомментированы постановления из следующих уложений: «Уложения Палаты Чинов» (Либу цзэли), «Уложения Палаты Финан

сов» (Хубу цзэли), «Уложения Палаты Обрядов» (Либу цзэли), «Уложения Па-

латы Военной» (Бинбу цзэли), «Уложения Палаты Уголовной» (Синбу цзэли) и «Уложения Палаты по делам зависимых территорий» (Лифаньюань цзэли). «Лифаньюань цзэли» (Уложение китайской палаты внешних сношений) - основной свод законов, изданный в империи Цин для управления окраинными вассальными владениями, публиковался на трех языках: маньчжурском, монгольском и китайском. «Уложение» содержало нормы гражданского и уголовного права, устанавливало административную систему, порядок налогообложения, земельные отношения, определяло статус ламаистского духовенства и т.д. Классовое деление населения также упоминается Бичуриным. Он отмечает, что на верхних ступенях феодальной лестницы стояла маньчжурская знать и маньчжурское потомственное дворянство. Крупные китайские феодалы и богатейшие представители купечества хотя и не были вполне уравнены в правах с маньчжурской знатью, но входили фактически в состав господствующего класса. Средние и мелкие феодалы, из среды которых выходило большинство чиновников, лица, выдержавшие экзамены на занятие государственной должности или приобретшие чин и должность за деньги, считались личными дворянами. Бичурин писал, что когда он прибывал с дипломатической миссией в Пекин, то его заставили в соответствии с его рангом трястись в повозке без рессор. Ни на коне, ни пешком въезжать в столицу он не имел права, на повозку с рессорами тоже8.Также он говорит о том, что сами условия жизни, поведение, одежда, убранство жилища, прием гостей, выезды — все было строго регламентировано для различных рангов и чинов. Бичурин составляет этнографический справочник, в котором зарисовывает одежду представителей разных классов. Эти рисунки представляют огромный интерес, так как дают нам возможность наглядно изучить традиции тех времен.

  Так как Бичурин находился в Китае не только и не столько с миссионерской, сколько с дипломатической миссией, то естественно в своих трудах отразил и внешнеполитические аспекты правления цинской династии.9 В частности он отмечал, что в основе политической культуры Китая лежали конфуцианские принципы политической иерархии и китаецентристские представления об окружающем мире. Китайская политическая культура практически исключала равенство в отношениях Китая с любой другой страной. Китай стремился выстроить все свои международные связи строго по вертикали — от высшего к низшему.

Китаецентристская модель, по мнению Бичурина10, применялась в отношениях с более слабыми соседями, которых можно было подчинить с помощью дипломатии или силой оружия. Договорная модель, напротив, помогала взаимодействию с более сильными в военном и политическом отношении соседями (с Россией и др.). Излагая основы политической иерархии Бичурин упоминал, что китайский император является богом на земле, и только он поставлен Небом для управления всей Вселенной. Поднебесная империя является ее «центром», а все остальные народы – «периферия» этого «центра» и, что очень важно, неотъемлемая часть единого неразрывного комплекса.. Целью императора Китая является соблюдение общей гармонии на Земле, и если где-то по какой-то причине нарушается эта гармония, он просто обязан ее восстановить. Чаще всего с помощью оружия, так как у Цинов была очень хорошо вооружённая и тактически обученная армия, что Бичурин также отметил в своих трудах.

Бичурин был первым российским ученым-дипломатом, исследовавшим проблему взаимоотношений Тибета и Китая. В ряде своих трудов, прямо или косвенно затрагивавших эту проблему, им были заложены основы концепции преемственности политики, проводившейся китайскими династиями Юань, Мин и Цин в отношении Тибета. Суть этой политики заключалась в поддержке, оказывавшейся китайскими государями буддизму (независимо от того, являлась ли конкретная династия монгольской, ханьской или маньчжурской). При этом цели, преследовавшиеся каждой династией, были различными: Юани стремились с помощью буддизма обуздать «воинственный дух тибетского народа»; Мины желали теми же средствами нейтрализовать («умиротворить») монголов; Цины старались с помощью буддизма добиться полного подчинения себе Монголии. Для достижения своих целей династия Юань установила в Тибете двойственное управление — светское и духовное, раздробив страну на несколько ленных владений. Мины сохранили указанное разделение властей и еще более раздробили Тибет в административном плане. Несколько иначе обстояло дело с Цинами. К концу правления Минской династии баланс властей был нарушен в пользу светской аристократии, что побудило Далай-ламу V обратиться за помощью к хошоутскому Гуши-хану. Гуши-хан устранил светского правителя Тибета и стал править страной совместно с Далай-ламой. Позднее, опасаясь конкуренции со стороны соплеменников-джунгаров, Гуши-хан вместе с двумя тибетскими иерархами вступил «под покровительство Китая». «Покровительство», или «зависимость», определяются Н.Я.Бичуриным так: «Различие между зависимостью и подданством состоит в том, что зависимый государь, хотя признает себя подданным другой державы, но в управлении своими владениями полновластен; а признавшие совершенное подданство должны безусловно повиноваться законам владычествующей державы»11 Впервые эта формальная зависимость была признана тибетскими лидерами в 1642 г., т. е. еще до завоевания маньчжурами Китая; после же захвата Китая Далай-лама V получил в Пекине «печать и грамоту» и тем самым подтвердил формальную зависимость. Как и китайские официальные историографы, Н.Я.Бичурин считал Далай-ламу «преданным» сторонником Цинов. Бичурин, по мнению, например, Белинского12 чересчур идеализировал

верховную власть в Китае, но на то имелись своя причина, состоявшая в том, что по меньшей мере на первых порах, в XVII—XVIII вв., маньчжурское правление в Китае было не слишком скверным для китайцев. Пожалуй, даже — если не иметь в виду чувство попранного национального достоинства в первые десятилетия правления цинской династии, маньчжурское правление, начиная с Кан-си, было временем сравнительно благополучного и длительного существо-

вания для страны. Бичурин также отмечает, что вообще отношения цинского Китая с внешним миром складывались с явным преимуществом в пользу Китая. Изучая китайские документы, он говорит, что первое поколение миссионеров,

энергично начавшее осваивать Китай в конце правления династии Мин, продолжало занимать заметные позиции и при цинском дворе вплоть до конца XVII в. Но уже в начале XVIII в. от услуг миссионеров Китай стал отказываться, а затем и вовсе закрыл христианские церкви, выслав из страны миссионеров. Так же цинское правительство поступило и с иностранными торговцами. Правда, к концу XVIII в. узкий ручеек транзитной торговли с Китаем вновь понемногу стал расширяться. Бичурин делает вывод, что вплоть до XIX в. цинский Китай уверенно и даже не без оттенка высокомерия сохранял свои традиционные позиции в сношениях с внешним миром.13Кое в чем он время от времени поступоступался, разрешая, в частности, вести торговлю с европейскими и русскими купцами без обычного прикрытия этих связей камуфляжем даннических отношений. Хотя, как это хорошо видно из описей русских миссий, во взаимоотношениях с официальными представителями держав маньжуры твердо стояли на почве традиции, едва ли не искренне считая послов представителями от государств - вассалов, если не реальных, то потенциальных. Словом, цинский Китай, особенно после его немалых территориальных приобретений XVII—XVIII вв.,был одной из крупнейших стран мира с достаточно еще стабильной и жизнеспособной внутренней структурой, с хорошо налаженной экономикой, сильной армией. Научное значение трудов Н.Я. Бичурина исключительно велико, его многочисленные переводы и статьи положили начало в России подлинно научным знаниям во многих областях китаеведения.

Бичурин первый положил начало широкому освещению самых различных вопросов в больших трудах и в журнальных статьях после работ А.Л. Леонтьева и С.Т. Липовцева, оставивших заметный след в изучении некоторых вопросов истории Китая Во-первых, здесь немаловажно остановиться на теоретической базе антиевропоцентризма, которой тогда твёрдо придерживался

Бичурин. В европейской науке господствовала теория, что цивилизация в Китай проникла, по утверждению одних, из Индии, а по мнению других - из Египта и Вавилона. Бичурин решительно выступил с другим мнением, которое позднее было подтверждено археологическими материалами. Бичурин считал, что циви-

лизация в Китай не была принесена по торговым путям, а зародилась и развива-

лась в долине реки Хуанхэ, районе,весьма благоприятном в природном отноше-

нии. Теперь, когда найдены обширные археологические памятники, утвержде-ние о привнесении цивилизации в Китай из других стран кажется вздорным, но в то время возражение Бичурина против установившихся мнений ученых было подлинным переворотом. Разносторонняя научная деятельность Н.Я. Бичурина получила достойную оценку в широких научных кругах.

Крупный специалист в области истории Востока В.В. Григорьев высоко ценил Бичурина и его заслуги в области изучения Китая. «О Бичурине можно смело сказать, что он стоит во главе европейских китаистов», - заявлял он.14 Монголист профессор О.М. Ковалевский говорил о работах Бичурина, что они ценны, поскольку имеют «богатство содержания», и благодаря им Китай «пере-

станет быть загадкой»15.Крупный специалист XIX столетия В.П. Васильев, лично знавший Бичурина, очень высоко ценил труды последнего и отмечал большую роль его в развитии русского китаеведения. Свою работу «История и древности восточной части Средней Азии» В.П. Васильев начинает с характеристики трудов Бичурина, где пишет: «Заслуги покойного нашего синолога так велики, труды его так обширны, что мы почитаем, с своей стороны, дерзостью разбирать недостатки, которые неизбежны во всяком издании о предметах, в которых не только публика, но даже и ученый свет принимает еще так мало участия»16 Известный ученый В.В. Бартольд замечал уже в ХХ столетии, что «благодаря трудам российских китаистов и особенно

Н.Я.Бичурина «русская синология еще в 1851 и 1852 годах далеко опередила западноевропейскую».17

Главным в новизне взглядов Н.Я. Бичурина на историю и обычаи восточных народов состоит в том, что он преодолел влияние европоцентризма, оценивая историческое развитие Китая и соседних стран. Не ссылаясь на авторитеты, а достоверно и документально опираясь на переводы китайских книг, народные обычаи и быт, описанные им, о.Иакинф превратил свои исследования не в научную полемику, а в своего рода первоисточники,. В этом отношении труды Н.Я.Бичурина представляют как историческую, так и культурную ценность, не потерявшую значения и в наши дни, оказавшие в XIX столетии огромное влияние на общественную мысль. Именно о.Иакинф сумел доказать, что история, обычаи народов Востока требуют такого же достойного внимания, как и истории «просвещенных» наций. В этом отношении его взгляды были переворотными, как в русской синологии, так и ориенталистики в целом. Приложение:

hello_html_m550d7779.pngН.Я.Бичурин в 40-е гг XIX в hello_html_m608e81c1.png

Архимандрит Иакинф в годы пребывания в Китае.

hello_html_26dae30.pnghello_html_m5cb35c62.jpg

Архимандрит Иакинф в монашестве Флаг империи Цин в XVII













1. Адоратский Н. Отец Иакинф Бичурин (исторический этюд) // Православный собеседник, Казань, 1886.

2.Бичурин Н.Я. Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. М.: Восточный дом, 2002.С.123.

3. Белинский В.Г. Полное собрание сочинений. В 12-х томах. - М.-Л.: Художественная литература, 1953-1956.С.69.


4. Григорьев П.Г. Никита Яковлевич Бичурин. - Чебоксары: Чувашское книжное изд-во, 1954.


5.Китайские документы из Дуньхуана. Вып. 1. Издание текстов, перевод с китайского, исследования, приложения Л.И.Чугуевского. АН СССР. Отделение истории. Институт востоковедения. Москва: ГРВЛ, 1983. 560 с. (Памятники письменности Востока. Том 7. Выпуск 1.)


6.Мясников В.С. Слово о Н.Я. Бичурине (Востоковед: 1777-1853) // Вестник Московского университета; Серия 13, Востоковедение, 2003, №1. - С. 60-67.


7. Мурзаев И.Д. Новые документы об о.Иакинфе (Бичурине), выявленные в архивах Ленинграда // Ученые записки Научно-исследовательского ин-та при Совете министров Чувашской АССР. Вып. XIX. - Чебоксары, 1960. - С. 303-319.

8. Пушкин А.С. История Пугачева. Собрание сочинений. Т. 8. - М.-Л.: Художественная литература, 1949.С.246.

9. Федоренко Н.Т. Иакинф (Бичурин), основатель русского китаеведения // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. Т. 33, 1974. №3-4.































1. 

2.  Аристов В.В. Друг Пушкина - Иакинф Бикчурин // Вечерняя Казань, 1881, № 37.

3.  Аристов В.В. Не веривший в бога монах // Аристов В.В. Казанские находки: Поиски литературные и исторические // Казань, 1985, № 4.

4.  Аристов В.В. Судьба библиотеки Иакинфа Бичурина // Книжное обозрение, 1981, №26.

5.  Белинский В.Г. Полное собрание сочинений. В 12-х томах. - М.-Л.: Художественная литература, 1953-1956.

6.  Бичурин Н.Я. Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. М.: Восточный дом, 2002.

7.  Горбачева З.И. Рукописное наследие Иакинфа Бичурина // Ученые записки Ленинградского гос. ун-та. Серия востоковедческих наук // История и философия стран Востока, 1954, №179.

8.  Григорьев П.Г. Никита Яковлевич Бичурин. - Чебоксары: Чувашское книжное изд-во, 1954.

9.  Денисов П.В. Никита Яковлевич Бичурин: очерк жизни и творческой деятельности. - Чебоксары: Чувашское книжное изд-во, 1997.

10.  Забровская Л.В. Китайский миропорядок в Восточной Азии и формирование межгосударственных границ. - Владивосток, 2000.

11.  Китайские документы из Дуньхуана. Вып. 1. Издание текстов, перевод с китайского, исследования, приложения Л.И.Чугуевского. АН СССР. Отделение истории. Институт востоковедения. Москва: ГРВЛ, 1983.. (Памятники письменности Востока. Том 7. Выпуск 1.)

12.  Козин С.А. О неизданных работах Иакинфа Бичурина // Известия Академии наук. Отделение гуманитарных наук. VII серия, 1929, №5.

13.  Кореняко В.А. Лицом к Востоку: Научный подвиг Н.Я. Бичурина // Встречи с историей. - М., 1988.

14.  Коростовец И. Китайцы и их цивилизация. - СПб, 1898.

15.  Кривцов В. Отец Иакинф. Роман. - Л.: Художественная литература, 1972.

16.  Кюнер Н.В. Работа Н.Я. Бичурина (Иакинфа) над китайскими источниками для «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена». - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1950.

17.  Любимов А. О неизданных трудах отца Иакинфа и рукописях проф. Ковалевского, хранящиеся в библиотеке Казанской Духовной Академии // Записки восточного отделения Русского археологического общества. Т. XVIII. Вып. 1. - СПб, 1908.

18.  Моллер Н.С. Иакинф Бичурин в далеких воспоминаниях его внучки // Русская старина, 1888, кн. VIII.

19.  Мурзаев И.Д. Новые документы об Иакинфе Бичурине, выявленные в архивах Ленинграда // Ученые записки Научно-исследовательского ин-та при Совете министров Чувашской АССР. Вып. XIX. - Чебоксары, 1960.

20.  Мясников В.С. Слово о Н.Я. Бичурине (Востоковед: 1777-1853) // Вестник Московского университета; Серия 13, Востоковедение, 2003, №1.

21.  Мясников В.С. Глубокие познания и добросовестные труды. К 200-летию со дня рождения Н.Я. Бичурина // Литературная газета, 1977, 21.09.

22.  Мясникво В.С. Основоположник русского китаеведения. К 200-летию со дня рождения Н.Я. Бичурина // Известия Сибирского отделения АН СССР, 1978, №1.

23.  Мясников В.С. Творческое наследие Н.Я. Бичурина и современность. К 200-летию со дня рождения Н.Я. Бичурина // Проблемы Дальнего Востока, 1977, №3.

24.  Мясников В.С. Наследие ученого-патриота. К 200-летию со дня рождения Н.Я. Бичурина // Известия, 1977, 7.09. Московский вечерний выпуск.

25.  Мясников В.С. Становление связей русского государства с Китаем.// «Русско-китайские отношения в XVII в., т.1,1608-1683». - М.,1969

26.  Мясников B.C., Шепелева Н.В. Империя Цин и Русское государств в XVII- начале XX вв.//Китай и соседи в новое и новейшее время, М., «Наука», 1982.

27.  Нарочницкий А.Л. и др. Международные отношения на Дальнем Востоке. — Кн. 1: С конца XVI в. до 1917 г. — М., 1973.

28.  Н.Я. Бичурин и его вклад в русское востоковедение. К 200-летию со дня рождения. Материалы конференции. Части I-II. Составитель А.Н. Хохлов. - М.: Наука, 1978.

29.  Русский биографический словарь, Т. II, И-К. - СПб, 1897.

30.  Русско-китайские отношения: 1689-1916: Официальные документы. Составители Скачков П.Е. и B.C. Мясников. АН СССР. Институт китаеведения. Москва: ИВЛ, 1958.

31.  Русско-китайские отношения в XVII веке. Материалы и документы. В 2-х томах. Т. 1. 1608-1683. М., 1969. Т. 2. 1686-1692. М., 1972. Сост. Н.Ф.Демидова, B.C. Мясников.

32.  Петров А.А. Рукописи по китаеведению и монголоведению, хранящиеся в Центральном архиве ТАССР и библиотеке Казанского университета // Библиография Востока, 1937, №10.

33.  Пушкин А.С. История Пугачева. Собрание сочинений. Т. 8. - М.-Л.: Художественная литература, 1949.

34.  Романов В.П. Вольнодумец в рясе (Никита Бичурин) // Романов В.П. Драмы. - Чебоксары: Чувашское книжное изд-во, 1997.

35.  Симоновская Л.В. Бичурин как историк Китая // Доклады и сообщения исторического факультета МГУ, 1948. Вып. VII.

36.  Скачков П.Е. Иакинф Бичурин (1777-1853). Архивные материалы биографии // Библиография Востока, 1933, вып. 2-4.

37.  Скачков П.Е. О рукописном наследии Н.Я. Бичурина // Очерки по истории русского востоковедения. Сбор. 2. - М.-Л., 1956. - С. 198-206.

38.  Скачков П.Е. Библиография Китая. Систематический указатель книг и журнальных статей о Китае на русском языке. - М., 1960.

39.  Скачков П.Е. Очерки истории русского китаеведения. - М.: Наука, 1977.

40.  Тертицкий К.М. Послесловие // Бичурин Н.Я. Статистическое описание Китайской империи. - М.: Восточный дом, 2002.

41.  Тихвинский С.Л., Пескова Г.Н. Выдающийся русский китаевед Н.Я. Бичурин. У 200-летию со дня рождения // Новая и новейшая история, 1977, №5.

42.  Тихонов Д.И. Русский китаевед первой половины девятнадцатого века Иакинф Бичурин //История и филология стран Востока. Ученые записки. Выпуск 4.

43.  Федоренко Н.Т. О романе В. Кривцова "Путь к великой цели" // Кривцов В.Н. Путь к Великой стене. Роман. - Л.: Художественная литература, 1972.

44.  Федоренко Н.Т. Иакинф Бичурин, основатель русского китаеведения // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. Т. 33, 1974. №3-4.

45.  Хохлов А.Н. Об источниковедческой базе работ Н.Я. Бичурине о Цинском Китае // Народы Азии и Африки, 1978, №1.

46.  Хохлов А.Н. Н.Я. Бичурин и его труды о Монголии и Китае (Востоковед 1777-1853) // Вопросы истории, 1978, №1.

47.  Шастина Н.П. Значение трудов Н.Я. Бичурина для русского монголоведения // Очерки по истории русского востоковедения. Сборник 2. - М., 1956.

48.  Щукин Н.С. Иакинф Бичурин // Журнал министерства народного просвещения, 1857, часть XCV, №9.

[1] Русско-китайские отношения в XVII веке. Материалы и документы. В 2-х томах. Т. 1. 1608-1683. М., 1969. Т. 2. 1686-1692. М., 1972. Сост. Н.Ф.Демидова, B.C. Мясников

[2] Нарочницкий А.Л. и др. Международные отношения на Дальнем Востоке. — Кн. 1: С конца XVI в. до 1917 г. — М., 1973.

[3] Тихвинский С.Л. История Китая и современность. М., 1976.

[4] Мясников В.С. Империя Цин и Русское государство в XVII в. М., 1980.

[5] Мелихов Г. В. Маньчжуры на Северо-Востоке (XVII в.). М., 1974

[6] Кузнецов B.C. Экономическая политика цинского правительства в Синьцзяне в первой половине XIX в.

[7] Забровская Л.В.Китайский миропорядок в Азии и формирование межгосударственных границ Владивосток Изд-во Дальневосточного университета 2000

[8] Любимов А. О неизданных трудах отца Иакинфа и рукописях проф. Ковалевского, хранящиеся в библиотеке Казанской Духовной Академии // Записки восточного отделения Русского археологического общества. Т. XVIII. Вып. 1. - СПб, 1908. - С. 60-64.

[9] Козин С.А. О неизданных работах Иакинфа Бичурина // Известия Академии наук. Отделение гуманитарных наук. VII серия, 1929, №5. - С. 399-412.

[10] Петров А.А. Рукописи по китаеведению и монголоведению, хранящиеся в Центральном архиве ТАССР и библиотеке Казанского университета // Библиография Востока, 1937, №10. - С. 139-155.

[11] Скачков П.Е. Очерки истории русского китаеведения. - М.: Наука, 1977.

[12] Мясников В.С. Слово о Н.Я. Бичурине (Востоковед: 1777-1853) // Вестник Московского университета; Серия 13, Востоковедение, 2003, №1. - С. 60-67.

[13] Мурзаев И.Д. Новые документы об Иакинфе Бичурине, выявленные в архивах Ленинграда // Ученые записки Научно-исследовательского ин-та при Совете министров Чувашской АССР. Вып. XIX. - Чебоксары, 1960. - С. 303-319.

[14] Пушкин А.С. История Пугачева. Собрание сочинений. Т. 8. - М.-Л.: Художественная литература, 1949.

[15] Симоновская Л.В. Бичурин как историк Китая // Доклады и сообщения исторического факультета МГУ, 1948. Вып. VII. - С. 46-61.

[16] Щукин Н.С. Иакинф Бичурин // Журнал министерства народного просвещения, 1857, часть XCV, №9. - С. 111-126.

[17] Моллер Н.С. Иакинф Бичурин в далеких воспоминаниях его внучки // Русская старина, 1888, кн. VIII, С. 281-300; кн. IX, С. 525-560.

[18] Н.Я. Бичурин и его вклад в русское востоковедение. К 200-летию со дня рождения. Материалы конференции. Части I-II. Составитель А.Н. Хохлов. - М.: Наука, 1978.

[19] Любимов А. О неизданных трудах отца Иакинфа и рукописях проф. Ковалевского, хранящиеся в библиотеке Казанской Духовной Академии // Записки восточного отделения Русского археологического общества. Т. XVIII. Вып. 1. - СПб, 1908. - С. 60-64.

[20] Шастина Н.П. Значение трудов Н.Я. Бичурина для русского монголоведения // Очерки по истории русского востоковедения. Сборнипк 2. - М., 1956. - С. 181-197.

[21] Аристов В.В. Судьба библиотеки Иакинфа Бичурина // Книжное обозрение, 1981, №26.

[22] Аристов В.В. Не веривший в бога монах // Аристов В.В. Казанские находки: Поиски литературные и исторические // Казань, 1985, № 4. - С. 3-13.

[23] Скачков П.Е. О рукописном наследии Н.Я. Бичурина // Очерки по истории русского востоковедения. Сбор. 2. - М.-Л., 1956. - С. 198-206.

[24] Горбачева З.И. Рукописное наследие Иакинфа Бичурина // Ученые записки Ленинградского гос. ун-та. Серия востоковедческих наук // История и философия стран Востока, 1954, №179. - С. 304-316.

[25] Мясников В.С. Слово о Н.Я. Бичурине (Востоковед: 1777-1853) // Вестник Московского университета; Серия 13, Востоковедение, 2003, №1. - С. 60-67.

[26] Адоратский Н. Отец Иакинф Бичурин (исторический этюд) // Православный собеседник, Казань, 1886.

[27] Щукин Н.С. Иакинф Бичурин // Журнал министерства народного просвещения, 1857, часть XCV, №9. - С. 111-126.

[28] Кюнер Н.В. Работа Н.Я. Бичурина (Иакинфа) над китайскими источниками для "Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена". - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1950.

[29] Димитриев В.Д. Новые материалы о Н.Я. Бичурине, выявленные в архивах Чебоксар и Казани // Ученые записки Научно-исследовательского ин-та при Совете минситров Чувашской АССР, 1960. Вып. XIX. - С. 320-342.

[30] Шастина Н.П. Значение трудов Н.Я. Бичурина для русского монголоведения // Очерки по истории русского востоковедения. Сборнипк 2. - М., 1956. - С. 181-197.

[32] Хохлов А.Н. Об источниковедческой базе работ Н.Я. Бичурине о Цинском Китае // Народы Азии и Африки, 1978, №1.

[33] Там же. - С. 129-137.

[34] Адоратский Н. Отец Иакинф Бичурин (исторический этюд) // Православный собеседник, Казань, 1886. – С. 271.

[35] Бичурин Н.Я. Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. М.: Восточный дом, 2002.

[36] Китайские документы из Дуньхуана. Вып. 1. Издание текстов, перевод с китайского, исследования, приложения Л.И.Чугуев-ского. АН СССР. Отделение истории. Институт востоковедения. Москва: ГРВЛ, 1983. 560 с. (Памятники письменности Востока. Том 7. Выпуск 1.)

[37] Бичурин Н.Я. Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. М.: Восточный дом, 2002.

[38] Бичурин Н.Я. Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. М.: Восточный дом, 2002.

[39] Мясников В.С. Слово о Н.Я. Бичурине (Востоковед: 1777-1853) // Вестник Московского университета; Серия 13, Востоковедение, 2003, №1.

[40] Бичурин Н.Я. Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. М.: Восточный дом, 2002.

[41] Бичурин Н.Я. Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. М.: Восточный дом, 2002.

[42] Бичурин Н.Я. Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. М.: Восточный дом, 2002.

[43] Белинский В.Г. Полное собрание сочинений. В 12-х томах. - М.-Л.: Художественная литература, 1953-1956.

[44] Бичурин Н.Я. Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. М.: Восточный дом, 2002.

[45] Григорьев П.Г. Никита Яковлевич Бичурин. - Чебоксары: Чувашское книжное изд-во, 1954

[46] Мясников В.С. Слово о Н.Я. Бичурине (Востоковед: 1777-1853) // Вестник Московского университета; Серия 13, Востоковедение, 2003, №1. - С. 60-67.

[47] Там же.

[48] Мясников В.С. Слово о Н.Я. Бичурине (Востоковед: 1777-1853) // Вестник Московского университета; Серия 13, Востоковедение, 2003, №1. - С. 60-67.

[49] Там же

[50] Федоренко Н.Т. О романе В. Кривцова "Путь к великой цели" // Кривцов В.Н. Путь к Великой стене. Роман. - Л.: Художественная литература, 1972. - С. 279.

























Отец Иакинф (Бичурин) – основатель русского китаеведения.









М.К.Андреев




1 Федоренко Н.Т. Иакинф Бичурин, основатель русского китаеведения // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. Т. 33, 1974. №3-4.



2 Адоратский Н. Отец Иакинф Бичурин (исторический этюд) // Православный собеседник, Казань, 1886.

3 Мясников В.С. Слово о Н.Я. Бичурине (Востоковед: 1777-1853) // Вестник Московского университета; Серия 13, Востоковедение, 2003, №1. - С. 60-67.

4 Мурзаев И.Д. Новые документы об о.Иакинфе (Бичурине), выявленные в архивах Ленинграда // Ученые записки Научно-исследовательского ин-та при Совете министров Чувашской АССР. Вып. XIX. - Чебоксары, 1960. - С. 303-319.

5 Пушкин А.С. Пушкин А.С. История Пугачева. Собрание сочинений. Т. 8. - М.-Л.: Художественная литература, 1949.С.246.

6 Бичурин Н.Я. Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. М.: Восточный дом, 2002.С.123

7 Китайские документы из Дуньхуана. Вып. 1. Издание текстов, перевод с китайского, исследования, приложения Л.И.Чугуевского. АН СССР. Отделение истории. Институт востоковедения. Москва:

ГРВЛ, 1983. 560 с. (Памятники письменности Востока. Том 7. Выпуск 1.)

8 Указ.соч.С.138

9 Мясников В.С. Слово о Н.Я. Бичурине (Востоковед: 1777-1853) // Вестник Московского университета; Серия 13, Востоковедение, 2003, №1.

10 Бичурин Н.Я. Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. М.: Восточный дом, 2002.С.156

11 Бичурин Н.Я. Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. М.: Восточный дом, 2002.С.156

12 Белинский В.Г. Полное собрание сочинений. В 12-х томах. - М.-Л.: Художественная литература, 1953-1956.С.69

13 Бичурин Н.Я. Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. М.: Восточный дом, 2002.с.198

14 Григорьев П.Г. Никита Яковлевич Бичурин. - Чебоксары: Чувашское книжное изд-во, 1954

15 Мясников В.С. Слово о Н.Я. Бичурине (Востоковед: 1777-1853) // Вестник Московского университета; Серия 13, Востоковедение, 2003, №1. - С. 60-67.

16 Указ.соч.С.68

17 Указ.соч.С.69








Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 23.09.2015
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров528
Номер материала ДВ-005811
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх