Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Классному руководителю / Конспекты / «Таинственный чародей»
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Классному руководителю

«Таинственный чародей»

библиотека
материалов

hello_html_190e626f.gif

Калининградская область город Балтийск

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа № 6


238520, город Балтийск, ул. Красной Армии, 31 тел (40145) 32451, 30551, факс: 31809

e-mail: baltschool6@bk.ru









Таинственный чародей

(очерк)






Автор Ухабина Мария Григорьевна, учитель русского языка и литературы МБОУ СОШ №6












Таинственный чародейhello_html_m1c7aad53.png

(очерк)

Сказочник. Фантаст. Прекрасный рисовальщик и театральный декоратор. Белинский назвал его «одним из величайших немецких поэтов, живописцем неведомого внутреннего мира, ясновидцем таинственных сил природы и духа, воспитателем юношества, высшим идеалом писателя для детей».

Вот какой необыкновенный человек родился в Кенигсберге 24 января 1776 года в обыкновенном доме № 25 на несколько необыкновенной Французской улице. Незадолго до рождения Гофмана в Кенигсберге побывал русский мыслитель А. Т. Болотов и оставил свои впечатления об этой улице. Болотов писал, что улица, «ведущая к Росгартенскому предместью, называлась Французской и достопамятна отчасти тем, что жили в ней все французы и имели под домами своими наилучшие французские лавки со всякими товарами, отчасти же тем, что построена была вся на преширокой плотине одного предлинного и преширокого пруда посреди города находящегося...»

Хотя Гофман и родился на Французской улице, заселенной одними французами, сам он не француз; в его жилах текла немецкая, польская и даже венгерская кровь.

Отец — Кристоф Людвиг Гофман служил адвокатом в кенигсбергском Верховном суде. Человек он был, несомненно, способный, но поддающийся эмоциям, и, к большому сожалению, горький пьяница. Женился он на своей кузине Ловизе Альбертине Дерфер—женщине набожной и истеричной. Через несколько дней после рождения маленького Гофмана крестили и нарекли тремя именами: Эрнст-Теодор-Вильгельм. И уже потом, будучи совсем взрослым, Гофман заменил свое третье имя на Амадей, в честь композитора Моцарта, которого он обожал.

А пока дела маленького Эрнста шли не очень хорошо. Через два года после его рождения родители разошлись. Отец со старшим сыном уехал в Инстербург, а мать с Эрнстом перебралась назад к своим родителям, жившим поблизости. Воспитанием она почти не занималась, перепоручив эту обязанность бабушке, дяде и тетке маленького Гофмана. Шести лет Эрнст пошел учиться в Городскую реформаторскую школу — старое учебное заведение, расположившееся на берегу Замкового пруда неподалеку от Бург-кирхи. Здесь он подружился с Теодором Готлибом Гиппелем, племянником видного чиновника бургомистра Кенигсберга фон Гиппеля. Господин Гиппель, хотя и дослужился до чина тайного советника, но потихоньку от кенигсбергских бюргеров писал лирические стихи и сатирические рассказы. На создание стихов его вдохновляли идиллические красоты собственного загородного имения, а за сюжетами для насмешливых рассказов далеко ходить не надо: сценки, достойные описания, он наблюдал каждодневно на своей службе. Дядя Гиппель не только писал, но и публиковал свои опусы, разумеется, под приличными псевдонимами: добропорядочные граждане не терпели бы бургомистра, высмеивающего нравы общества, которому он призван служить.

Тем временем Гофман и молодой Гиппель играют в рыцарей, читают «взрослые» книги из дядиных библиотек и пытаются сделать подкоп под пансион для девочек реформаторской школы. Кроме того, Гофман и Гиппель дали друг другу торжественную клятву о дружбе и помощи «на всю жизнь». И, надо сказать, что Гиппель, переживший Гофмана на 21 год, достигший солидных чинов и званий, никогда не забывал о своем непутевом друге детства и о клятве в Кенигсберге. В трудные минуты жизни Гофмана он приходил к нему на помощь, пытаясь хоть как-то устроить неуютный быт своего взбалмошного школьного товарища...

Надо сказать, что таланты и способности у молодого Гофмана проявились очень рано. Еще учась в школе, он берет уроки музыки у соборного органиста Подбельского, принадлежащего к династии известных польских музыкантов. Уроки живописи Гофману дает кенигсбергский художник Земан. Школьный ректор Стефан Ванновский весьма доволен успехами в учебе своего способного воспитанника. К этому же времени относятся первые робкие попытки Гофмана в области живописи и литературы. А первыми ценителями и снисходительными критиками творений Эрнста стали приятель Гиппель и дядя Отто Вильгельм.hello_html_m54a254cd.png

После школы - юридический факультет Кенигсбергского университета. По традиции, все вновь поступившие студенты должны прослушать цикл лекций маститого Иммануила Канта по логике, метафизике и этике. Но тут, скажем прямо, юному Гофману как-то не пришлись по душе метафизические рассуждения Канта, на лекциях знаменитости он откровенно дремал. Да еще как раз подоспела первая любовь - шестнадцатилетний Гофман без памяти влюбился в соседскую девочку, ученицу французской реформаторской школы. Любовь была робкой и несмелой: юноша мог позволить себе лишь издали провожать девочку домой из школы, скромно здороваться при редких встречах да простаивать вечерами под окнами своей избранницы.

Гораздо более сильное чувство пришло к Гофману через два года: он полюбил Дору Хатт, женщину замужнюю, старшую по возрасту, но ответившую на страстную любовь романтического студента. Эта любовь стала для Гофмана источником больших страданий, наложила определенный отпечаток на его молодые годы, преследовала его много лет. Однако жизнь шла своим чередом; занятия литературой, живописью и музыкой не мешали хорошей учебе. И наконец, в 1795 году был сдан университетский экзамен. Гофман устроился на работу судебным следователем при кенигсбергском Окружном управлении, впрочем, долго поработать здесь не удалось. По городу ползли скандальные слухи один другого пошлее - любовная связь Гофмана с Дорой Хатт стала притчей во языцех в чиновничьей среде мещан. На семейном совете было решено: Гофман едет в город Глогау, где служит на юридическом поприще его крестный отец и дядя Иоганн Людвиг Дерфер. В июне 1796 года Гофман уезжает из Кенигсберга, где только три месяца назад похоронил свою мать...

В апреле 1797 года в Инстербурге скончался отец. После похорон Гофман на пару месяцев переезжает в Кенигсберг. Встречи с Порой Хатт не дают ни определенности, ни спокойствия... Дальнейшие события закручиваются стремительно: в 1798 году помолвка с кузиной из Глогау Минной Дерфер и отбытие в Берлин, в 1800 году — переезд в Познань, в 1802 году — расторжение помолвки с Минной, свадьба с польской Миханиной Тшциньской и высылка в Плоцк за рисование карикатур на членов высшего польского общества, в 1804 году последний приезд в Кенигсберг...

Гофман приехал в Кенигсберг 15 февраля. Три дня назад в городе скончался Иммануил Кант. Но не эта смерть более всего потрясает Гофмана. Нет, он потрясен другой смертью: он узнал о кончине Доры Хатт из уст ее маленькой дочери Мальхен...

Гофман навсегда покидает Кенигсберг, город своего детства и юности. С ним более не связывает ничего! Так кажется Гофману. Но тогда почему же то в одном, то в другом произведении мы угадываем кенигсбергские мотивы? Разве в образе баронессы Серафимы — жертвы несчастного замужества в новелле «Майорат» — мы не находим судьбу, сходную с судьбой бедной Доры Хатт? Разве не таинственными комнатами библиотеки в башне кенигсбергского Кафедрального собора навеян образ фантастического мага — архивариуса Линдхорста — в рассказе «Золотой горошек»? Не замечаем ли мы черты кенигсбергского музыканта Подбельского в маэстро Абрагаме Лискове из «Житейских воззрений кота Мурра»? А в рассказе «Дон Жуан», мне кажется, я угадываю вполне определенную связь с Кенигсбергом: здесь фантазия писателя соединила воедино воспоминания о театре на Кройценшен- плац близ замка, где в годы гофмановской юности часто шли оперы любимого Моцарта, среди которых — «Дон Жуан», с воспоминаниями о гостинице «Немецкий дом» с потайными дверьми и номерами для тайных свиданий, будораживших воображение юноши. Как ни хотелось бы Гофману забыть Кенигсберг, город никак не отпускает память писателя.

И Кенигсберг не забыл Гофмана. На доме, где он родился, была установлена памятная доска работы Станислава Кауэра. Одна из городских улиц носила его имя. А другая улочка — очень интересный факт! — называлась Крейслер-штрассе; она получила такое название по имени героя произведений Гофмана — страдающего музыканта Крейслера.http://hoffmannhouse.ru/hoffmann/hoffmann.jpg

Нет вины Калининграда в том, что после военных лет не осталось ничего от Французской улицы и от улочки Крейслера. а улица Гофмана переименована в Эпроновскую. И почему-то не встретило доброжелательного ответа робкое предложение установить памятный знак на том месте, где когда-то стоял дом семьи Гофмана...

Но всё-таки нужно сказать, что жители современной Калининградской области гордятся писателем и чтят его память. Так, в самом Калининграде, в честь старейшего университета, который окончил Эрнест Гофман, открыли одноименную гостиницу «Альбертину». В Светлогорске – гостиный двор – «Дом Сказочника», где все напоминает об авторе искрометных произведений. Создан парк, в котором обитают герои его фантазий, да и название отеля говорит само за себя.



Краткое описание документа:

Сказочник. Фантаст. Прекрасный рисовальщик и театральный декоратор. Белинский назвал его «одним из величайших немецких поэтов, живописцем неведомого внутреннего мира, ясновидцем таинственных сил природы и духа, воспитателем юношества, высшим идеалом писателя для детей». Вот какой необыкновенный человек родился в Кенигсберге 24 января 1776 года в обыкновенном доме № 25 на несколько необыкновенной Французской улице. Незадолго до рождения Гофмана в Кенигсберге побывал русский мыслитель А. Т. Болотов и оставил свои впечатления об этой улице. Болотов писал, что улица, «ведущая к Росгартенскому предместью, называлась Французской и достопамятна отчасти тем, что жили в ней все французы и имели под домами своими наилучшие фран­цузские лавки со всякими товарами, отчасти же тем, что построена была вся на преширокой плотине одного предлинного и преширокого пруда посреди города находящегося...»
Автор
Дата добавления 30.03.2014
Раздел Классному руководителю
Подраздел Конспекты
Просмотров381
Номер материала 47722033017
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх