Выдаём удостоверения и дипломы установленного образца

Получите 5% кэшбэк!

Запишитесь на один из 793 курсов и получите 5% кэшбэк стоимости курса на карту

Выбрать курс
Инфоурок История России СтатьиУрок истории МУСУЛЬМАНЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ*

Урок истории МУСУЛЬМАНЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ*

Скачать материал
библиотека
материалов

Урок истории МУСУЛЬМАНЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ*

 

Рассматривается проблема участия мусульманского населения Российской империи в Первой мировой войне.

Уделяется внимание вопросу патриотического подъёма российских мусульман в начале войны и изменения их отношения к войне и царскому правительству.

 

Ключевые слова: Первая мировая война, ислам, мусульмане, мусульманский вопрос, пантюркизм, панисламизм.

 

 

 

Первая мировая война – это первый военный конфликт мирового масштаба, втянувший в себя огромное количество народов. Из 59 независимых государств, существовавших в то время, в войне участвовало 39. Эта война явилась водораздельным хребтом в судьбах стран и народов, испытывая  их на прочность. Российская империя и её народы, к сожалению, не стали исключением. Начало вой- ны в России, как и в других странах Европы, вызвало бурный всплеск патриотических чувств народов, входящих в её состав и волеизъявления «верности императору». Мусульманское население империи тоже не осталось в стороне.

К концу XIX в. в Российской империи насчитывалось около 14 млн мусульман. Ислам стал вто- рой по многочисленности приверженцев конфессией после православия. Мусульмане составляли свы- ше 11% населения империи [10, с. 324–326]. К 1912 г. по данным Департамента духовных дел на- считывалось 16,2 млн мусульман, проживающих в Российской империи. По данным неофициальных источников и информации мусульманских депутатов Государственной Думы численность мусульман России достигала до 20–25 млн человек [9, с. 211].

Мусульманская фракция Государственной Думы начавшуюся войну в 1914 г. встретила в патрио- тическом лагере. 26 июля 1914 г. была собрана экстренная сессия Государственной Думы, главной   ее задачей было показать единство народа и власти перед врагом. Все фракции Думы (за исключени- ем социал-демократической) выступили на стороне правительства, высказали свою поддержку в войне и стремление дойти до победного конца. Все нерусские депутаты и мусульманские в частности пока- зали себя как истинные патриоты России. Лидерами Мусульманской фракции было сделано заявление, в котором говорилось, что, осознавая свой долг перед Родиной, «мусульмане готовы на всякие жерт- вы и в полном единстве со всеми русскими гражданами до конца будут бороться и защищать честь    и целостность России» [8, с. 102].

27 января 1915 г. К.Б. Тевкелеев выступил в Думе с заявлением, в котором выражал отноше-   ние Мусульманской фракции, да и всего мусульманского населения империи к Первой мировой вой- не [4, с. 256–257]. В заявлении К.Б. Тевкелеев говорил о том, что мусульманское население, как и пре- жде, готово исполнять свои обязанности перед Родиной и готовы неуклонно нести свой долг перед Отечеством наравне с русским населением империи, и что мусульманское население готово оказать всяческую поддержку правительству. «Мусульмане Российской империи считали и считают себя рус- скими гражданами не только тогда, когда они добиваются прав, но и тогда, когда им приходится ис- полнять обязанности перед Родиной <…> Мусульмане неуклонно и честно исполняют свой долг перед Отечеством, защищая и честь, и достоинство его от всяких посягательств извне. <…> как в прежние войны, так и теперь, мусульмане беспрекословно представляют Российскому государству своих отцов, сынов, братьев <…> для борьбы с его внешними врагами. <…> Основание для определения отноше-

*             Работа выполнена под руководством Орешкиной Т.Н., кандидата исторических наук, доцента кафедры отечественной истории и историко-краеведческого образования ФГБОУ ВО «ВГСПУ».

 

 

 

 

ния мусульман к настоящей войне вытекает из старых традиций, которые заключаются в том, что му- сульмане, сражаясь за Россию с ее врагами, всегда проливали кровь одинаково и наравне с коренным русским населением. Точно также и теперь, <…> когда опасность угрожает целости Российского госу- дарства и благополучию всех его граждан, чувства и мысли мусульман не могут быть настроены ина- че…» [4, с. 256–257].

В начале XX в. для нерусских народов одним из важных являлся вопрос о воинской повин- ности. Согласно закону о воинской повинности 1874 г. не все мусульманские народы империи не- сли данную повинность. В армию и на флот призывались только мусульмане европейской части России и Сибири (примерно 1/3 часть российских мусульман), мусульманское население Кавказа  и Средней Азии были освобождены от обязательной воинской службы и  не  подлежали призыву.  В царской армии служили татары и башкиры. Осетины-мусульмане получили право отбывать по- винность наравне с осетинами-христианами. Другие представители мусульман империи служили на добровольных основах [1].

По данным Министерства иностранных дел (МИД), в августе 1914 г. в регулярных сухопутных войсках Российской империи проходило службу следующее количество мусульман – 39,283 «нижних чина», 287 обер-офицеров, 56 штаб-офицеров и 9 генералов [2, с. 43]. После начала войны количество военнослужащих мусульман возросло. Историки С. Исхаков и Р.Г. Ланда приводят следующие циф- ры: за период 1914–1917 гг. мусульман было призвано от 800 тыс. до 1,5 млн человек [7, с. 113]. В свою очередь Д.Ю. Арапов оспаривает эти цифры, утверждая, что «число призывников-мусульман вряд ли могло превышать четверть миллиона человек» [1]. Стоит также учитывать существование мусульман- ской части, которая формировалась на добровольческих началах и денежном найме (Кавказская тузем- ная (Дикая) дивизия, Текинский полк и др.).

В начале войны возникла необходимость в формировании военных частей из «воинственных кав- казских народов». Николаю II поступило предложение от главнокомандующего войсками Кавказско- го военного округа графа И. Воронцова-Дашкова использовать «воинственные кавказские народы»   и сформировать из них войсковые части. 27 июля 1914 г. с разрешения императора последовал высо- чайший указ сформировать из горцев Кавказа на время военных действий Кавказскую туземную диви- зию. Состояла дивизия из шести конных полков, собранных по этнически-географическому признаку: Черкесский, Кабардинский, Чеченский, Татарский (состоявший из азербайджанцев), Ингушский, 2-й Дагестанский, а также Аджарский пеший батальон.

Помимо воинской службы, мусульманская общественность и религиозные структуры занимались благотворительной деятельностью. Мусульманское духовенство массово устраивало богослужения   о военных успехах Российской армии. Пожертвования шли на нужды войны, организацию лазаретов и Красный Крест. Мусульмане Крыма ходатайствовали об открытии лазарета на вакуфные суммы ме- четей и медресе. Ими же был создан комитет для сбора пожертвований теплыми вещами. Ставрополь- ские мусульмане содержали за свой счет подвижный госпиталь. В Петрограде в декабре 1914 г. про- шел съезд представителей всех мусульманских благотворительных обществ, на котором было решено открыть госпитали и организовать сборы белья и теплых вещей [2, с. 42–43]. Так же съездом был со- здан «Временный мусульманский комитет по оказанию помощи воинам и их семьям».

Населением Туркестана с начала войны до февраля 1917 г. было пожертвовано 2400 тыс. руб.,  на нужды фронта было отправлено 70 тыс. лошадей, 40899244 пуд. хлопка, 299 тыс. пуд. мыла           и т. д. [8, с. 102]. Правительства Бухарского и Хивинского ханств оказывали русским властям содей- ствие в распоряжениях, касающихся снабжения армии всем необходимым и её мобилизации. Бухарс- кий Эмир оборудовал лазарет в Ялте на личные средства и пожертвовал 100000 руб. на нужды Крас- ного Креста, 1000000 для распределения на нужды военного времени по Высочайшему усмотрению  и 100000 в пользу семей призванных запасных. Хивинский Хан пожертвовал 100000 рублей деньгами и 1000 тулупов, другие теплые вещи в большом количестве [2, с. 42].

 

 

 

 

Положение мусульман было затрудненно и изменило отношение к войне мусульманских солдат и мусульманской общественности Российской империи то, что в октябре 1914 г. на стороне Трой- ственного союза в войну вступила Османская империя, а её шейх-уль-ислам призвал всех мусуль- ман стран Антанты объявить «священную войну» своим правительствам. В ответ на это муфтий Сул- танов обратился к мусульманам Российской империи, призывая их выступить в войне против едино- верной Турции [7, с. 111]. У российских мусульман возникает проблема, как относиться к этой войне, в которой одной из противниц Российской империи становится османский халиф, который являлся для них сакральной фигурой. Перед ними встает выбор, гражданский долг (т. к. ислам учил, что мусуль- манин «должен быть верен своему Отечеству», должен любить его, следуя славам пророка Мухамме- да: «любовь к Отечеству равносильна вере в Аллаха» [Там же, с. 115] или религиозное братство (кото- рое было не менее важно в их вероучении).

Стоит отметить, что Германия отводила важную роль в реализации своих планов Турции, ко- торая стала её военным, стратегическим и экономическим союзником. Германия знала и надеялась, что вступление Турции в войну подорвет стабильность взаимоотношений и взаимодействия мусуль- манского населения и правительств стран Антанты. По плану военных действий, задача турецкой ар- мии заключалась в том, чтобы во время ведения войны, наступая входить во взаимодействие с му- сульманским населением Африки и Азии. Предусматривалось два основных направления: кавказское и египетское. На Кавказе Турция имела цель одновременно реализовать пантюркские и панисламист- ские идеи в виде завоевания Средней Азии, Кавказа и Поволжья. Наступательные операции турецких войск должны были быть поддержаны организованными в тылу противника волнениями и восстания- ми [8, с. 104]. Турция тоже имела свои планы, эту войну она объявила джихадом и призвала к объеди- нению всех мусульман мира. Мусульманам Азербайджана, в случае поддержки Турции в войне, она обещала отдать Бакинскую и часть Елизаветпольской губернии, часть Северного Кавказа вместе с Да- гестаном [3, с. 35].

В связи с вышеперечисленными обстоятельствами, мусульманофобия, исходившая из антитурец- ких настроений, привела к тому, что в российском обществе и правительстве мусульман России ста- ли подозревать в сепаратистских настроениях и поддержке панисламистских и пантюркских идей. Это стало вызывать большую тревогу среди мусульманской общественности. В стенах Государственной Думы депутат от Мусульманской фракции выступил с заявлением о творящихся бесчинствах над му- сульманским населением, о происходящем в тылу Кавказского фронта. Он сообщил: «Под шум вой- ны над мирным мусульманским населением творились и продолжают твориться ужасы. <…> Вымога- тельство, грабежи и убийства мусульман сделались обычным делом. Об указанных беззакониях были поставлены в известность местные и центральные высшие власти. Но это, <…> не изменило положе- ния мусульман» [5, Стб.153–154]. Так же стали известны и события в Батумской и Карской областях, где в основном проживали исповедующие ислам турки, лазы и аджарцы. В этих областях число уби- тых мирных жителей исчислялись сотнями, были разграблены селения, в Батумской области – 160,    а в Карской – 320 [9, с. 216]. Чиновничество и участковые начальники вымогали у мусульман взятки, уг- рожая объявить их изменниками [Там же, с. 216]. Депутат А.И. Чкинели сообщал, что многих невинных мусульман сослали в Сибирь и во внутренние губернии администрацией, якобы по причине измены го- сударству [Там же, с. 217]. К.Б. Тевкелеев заявил, что «мусульмане отправили на фронт “своих отцов, сыновей, братьев”, но в этот драматический момент правительство наносит очень чувствительный удар их религиозному и национальному чувству» [Там же].

Стоит отметить, что данные настроения и действия российской общественности и правительства, тоже были небезосновательны. У правительства все же были причины подозревать российских му- сульман в содействии Турции. В 1915 г. под руководством азербайджанцев А. Агаева, А. Гусейн-заде и татар Ю. Ачкурина, А. Ибрагимова, являвшихся представителями мусульманской общественности, уехавшей в Европу после революционных событий 1905–1907 гг., в Стамбуле был создан специальный

 

 

 

 

Комитет по защите прав тюркских и мусульманских народов Российской империи. Члены Комитета желали представить европейской общественности, в каком положении находятся эти народы в Россий- ской империи и их требования. Делегаты Комитета в течение 1915–1916 гг. посетили правительства Австрии, Венгрии, Болгарии, где они представляли «Меморандум Комитета защиты прав мусульманс- ких тюрко-татарских народов России». Этот документ содержал в себе требования восстановления го- сударственности этих народов, которые оказались в составе Российской империи; требование о вос- становлении независимости Хивинского и Бухарского ханств, с возвратом их территорий отошедших в состав Туркестана; восстановление Казанского и Крымского ханств; предоставить административ- ную автономию казахам проживающих на территории от Уральских гор до Туркестана [6, с. 29]. В ян- варе–феврале 1916 г. Комитет встречался с премьер-министрами Германии и Болгарии. От них де- легаты получили заверения, что в случае победы Тройственного союза, Германия и Австро-Венгрия готовы оказать помощь российским мусульманам после завершения войны. Членов данной делегации в современной историографии характеризуют как провокаторов и сепаратистов [Там же].

Так же стоит обратить внимание на положение военнопленных-мусульман из Российской импе- рии. По отношению к ним Германия реализовывала политику «привилегированного содержания». Они объявлялись гостями кайзера. В документах германского МИДа, эта политика объясняется следую- щим образом: «чтобы подтвердить и выразить дружественное отношение Германской империи к му- сульманским народам, <…> с целью того, чтобы убедить в своей дружбе всех последователей исла- ма, сражающихся на стороне врага, всем военнопленным из враждебных армий, исповедующим ислам, предоставлен привилегированный статус. Под руководством подготовленных офицеров и солдат они получают максимально возможные свободы» [8, с. 105]. В целом же, политика носила пропагандист- ский характер.

Обстоятельства подогревались событиями лета 1916 г., произошедших в Туркестане и Степном крае, когда Николай II подписал Указ «О привлечении мужского инородческого населения Империи для работ по устройству оборонительных сооружений…». Документ должен был обеспечить рабочей силой, а также расширить возможность призыва на фронт русских рабочих, заменив их инородцами. Начало работ совпало с Рамаданом, священным для мусульман месяцем. Кроме того, местная адми- нистрация не смогла подготовить мероприятия по трудовой мобилизации, что привело к масштабным нарушениям. Всё это воспринялось местным населением как покушение на их права и отказ правитель- ства от данных обязательств, т. к. после присоединения Средней Азии имперская власть гарантировала местным народам и их представителям, что они освобождаются от воинской повинности. Всё это при- вело к массовым восстаниям в Туркестане и Степном Крае. Этот конфликт вывел местных мусульман за предел правового поля и делал их «чужими», враждебными.

В вышеизложенных событиях царское правительство стало усматривать проявление сепаратиз- ма и панисламизма. Но, несмотря на все эти обстоятельства, большинство мусульманского населения продолжало поддерживать Российское правительство в войне. Мусульмане были готовы вести войну против Германии, но сражаться против Турции было для них затруднительно, они оказались в двой- ственном положении. Как говорил депутат С. Максудов: «Вы не должны удивляться, что мусульма- не, живущие в пределах России, питают симпатии к туркам и не желают окончательного её разгромле- ния. Ведь и вы вступили в войну из-за симпатии к Сербии» [6, с. 32]. Мусульманским лидерам удалось удерживать патриотический дух мусульманского населения и солдат-мусульман. Даже в 1917 г. солда- ты-мусульмане были готовы продолжать воевать до «победного конца», но уже не на стороне царско- го правительства, а в поддержку Временного правительства. Вступая в войну, российские мусульма- не считали её «освободительной», они верили, что, если докажут свою преданность Царю, он пойдет на правовые и социокультурные уступки мусульманскому населению. А вышло всё совсем наоборот, условия, в которых оказались мусульмане в годы Первой мировой войны, привели к изменению отно- шения мусульманских народов к правительству и к чувству отчужденности от российского общества.

 

 

 

 

Литература

1.            Арапов Д.Ю. Мусульмане России в годы Первой мировой войны // Ислам в мультикультурном мире: Мусульманские движения и механизмы воспроизводства идеологии ислама в современном информационном пространстве: сб. ст. Казань: Изд- во КФУ, 2014. С. 418–425. [Электронный ресурс]. URL: http://dspace.kpfu.ru/xmlui/bitstream/handle/net/111108/MUSLIMS_IN_ RUSSIA_DURING_WORLD_WAR_I2013_418_425.pdf?sequence=-1&isAllowed=y (дата обращения: 12.02.2018).

2.            Архив внешней политики Российской Империи (АВПРИ). Ф. 144 «Персидский стол». Оп. 490/з. Д. 45в. Л. 23–

26.          // «Можно отметить ряд высоких подвигов воинской доблести, проявленных мусульманами» (публ. Д.Ю. Арапова) // Во- енно-исторический журнал. 2004. № 11. С. 42–44.

3.            Багирова И.С. Общественно-политические процессы в Азербайджане и отражение их в деятельности депутатов Госу- дарственной Думы в годы Первой мировой войны // Первая мировая война и Государственная Дума: материалы Междунар. науч. конф. (г. Казань, 17–18 октяб. 2014 г.). М.: Издание Государственной Думы, 2015. С. 35–43.

4.            Выступление депутата К.Б. Тевкелева с заявлением мусульманской фракции об отношении к мировой войне (27 ян- вар. 1915 г.) // Мусульманские депутаты Государственной думы России. 1906–1917 гг.: сб. документов и материалов / сост. Л.А. Ямаева. Уфа, 1998. С. 256–257.

5.            Государственная Дума. Четвертый созыв. Стенографические отчеты. Сессия четвертая. Пг. 1916. Стб 153–154.

6.            Исхаков С.М. Мировая война и мусульманская общественность в России // Вестник ТвГУ. Сер.: История. 2014. № 4. С. 23–37.

7.            Исхаков С.М. Отношение российских мусульман к Первой мировой войне // Российская история. 2014. № 5. С. 109–

121.

8.            Котюткова Т.В. «Мусульманский вопрос» в Туркестане в начале XX в. // Вопросы истории. 2010. № 9. С. 97–112.

9.            Циунчук Р.А. Мусульманская фракция IV Государственной Думы накануне и в годы Первой мировой войны // Первая

мировая война и Государственная Дума: материалы Междунар. науч. конф. (г. Казань, 17–18 октяб. 2014 г.). М.: Издание Го- сударственной Думы, 2015. С. 211–220.

10.          Численность мусульман в Российской империи (по данным первой Всеобщей переписи населения 1897 г.) // Ислам в Российской империи: законодат. акты, описания, статистика / Д.Ю. Арапов. М., 2001. C. 324–326.

 

 

  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Курс повышения квалификации
Курс профессиональной переподготовки
Учитель истории и обществознания
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Проверен экспертом
Общая информация
Скачать материал

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «История: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Подростковый возраст - важнейшая фаза становления личности»
Курс повышения квалификации «Анализ результатов образовательной деятельности в работе учителя истории»
Курс повышения квалификации «Организация практики студентов в соответствии с требованиями ФГОС педагогических направлений подготовки»
Курс повышения квалификации «Основы духовно-нравственной культуры: история и теория русской культуры»
Курс повышения квалификации «Достижение эффективности в преподавании истории на основе осуществления положений историко-культурного стандарта»
Курс повышения квалификации «Изучение русской живописи второй половины XIX века на уроках МХК в свете ФГОС ООО»
Курс повышения квалификации «Моделирование современных уроков истории»
Курс повышения квалификации «Страхование и актуарные расчеты»
Курс повышения квалификации «Организация проектно-исследовательской деятельности в ходе изучения курсов истории в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Федеральный государственный образовательный стандарт ООО и СОО по истории: требования к современному уроку»
Курс повышения квалификации «Развитие ИКТ-компетенции обучающихся в процессе организации проектной деятельности при изучении курсов истории»
Курс повышения квалификации «Электронные образовательные ресурсы в работе учителя истории в контексте реализации ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «История и обществознание: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Стандартизация и метрология»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.